Бремя доказывания

Понятие и содержание бремени доказывания. Общие правила распределения обязанностей по доказыванию: распределение бремени утверждения и распределение бремени представления доказательств. Перераспределение бремени доказывания в гражданском судопроизводстве.

Федеральное агентство по образованию

ГОУ ВПО «Удмуртский государственный университет»

Институт права, социального управления и безопасности

Кафедра гражданского права

БРЕМЯ ДОКАЗЫВАНИЯ В РОССИЙСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ

Выпускнаяквалификационная работа

Научный руководитель

к.ю.н., доцент

«__»___________2009____________

«Допустить к защите»

«___»______2009г.

Зав. кафедрой гражданского права

К.ю.н.,доцент

__________________

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

Глава 1.Понятие и содержание бремени доказывания

§ 1. Понятие бремени доказывания

§ 2. Содержание бремени доказывания

Глава 2. Общие правила распределения обязанностей по доказыванию

§1. Распределение бремени утверждения

§2.Распределение бремени представления доказательств.

§3.Конкретизация общего правила распределения доказательственного бремени в отдельных видах гражданского судопроизводства

§4. Действие общего правила распределения доказательственного бремени на отдельных стадиях процесса

Глава 3. Перераспределение бремени доказывания в гражданском судопроизводстве

Заключение

Список использованной литературы

Список материалов судебной практики

Список специальной литературы

ВВЕДЕНИЕ

В настоящее время резко возросла значимость решения арбитражными судами и судами общей юрисдикции своей основной задачи - правильного и своевременного рассмотрения гражданских дел. Важной предпосылкой вынесения законного и обоснованного судебного постановления является установление фактических обстоятельств дела - определенного круга фактов, с которыми закон связывает правовые последствия. Они устанавливаются посредством доказывания - особой процессуальной деятельности, которую осуществляют лица, участвующие в деле, а также суд. В судебном доказывании важно, кто осуществляет деятельность по установлению юридических фактов, иначе говоря - между кем и как распределяется бремя доказывания. Вопросы о том, кто и в какой мере должен приложить усилия к установлению обстоятельств дела, в какой степени в доказывании участвует суд, что должно произойти в случае пассивности участников процесса и недостаточности доказательств, являются ключевыми и в теории доказывания, и для судебной практики. Проблема бремени доказывания зависит в полной мере от предмета доказывания, и наибольшие сложности вызывает переход бремени доказывания в гражданском процессе. Кроме того, проблема "кто и что должен доказывать", т.е. бремя доказывания не решена в теории и поныне, это порождает "скачки" в практике то к одной позиции (например, включение суда в субъекты доказывания), то к противоположной (например, исключение его из субъектов доказывания).

Значение института распределения обязанностей по доказыванию возрастает в условиях усиления состязательных начал в судопроизводстве. В дореформенный период регулирование распределения бремени доказывания носило в значительной степени декларативный характер, так как возможная пассивность сторон восполнялась законодательно закрепленной обязанностью суда всесторонне, полно и объективно исследовать обстоятельства дела. Правила распределения доказательственных обязанностей образуют сложную систему, в которую наряду с общими положениями входят и многочисленные несистематизированные специальные положения - презумпции, фикции и др. Нормы, закрепляющие презумпции, являются составной частью процессуального института распределения бремени доказывания, и представляют собой специальные правила, перераспределяющие доказательственные обязанности. Определение презумпции, по мнению Ю.А. Серикова «…представляет собой одну из наиболее дискуссионных проблем в праве».[1] Проблема понятия презумпции до настоящего времени актуальна.

Современное процессуальное законодательство довольно уверенно отходит от возложения на суд следственных обязанностей в собирании доказательств, определяет функцию суда в доказывании как гарантирующую, отводя основную роль в доказательственной деятельности лицам, участвующим в деле. В данном случае применение норм института распределения бремени доказывания становится не просто возможным, но и необходимым

Целью настоящей работы является выявление проблем, связанных с распределением и перераспределением бремени доказывания в российском гражданском процессе, и формулирование предложений для их решения.

Теоретические и практические аспекты проблемы распределения доказательственного бремени в совокупности с иными положениями теории доказательств изучались и изучаются в процессуальной литературе. Но, однако, системные исследования института бремени доказывания до настоящего времени не проводились, следствием чего явилось многообразие идей и позиций, неопределенность терминологии в рассматриваемой проблематике, наличие различных подходов к трактовке сущности и содержания правил распределения бремени доказывания.

Объектом и предметом исследования в моей работе являются нормы процессуального, а также материального законодательства, регулирующие распределение обязанностей по доказыванию, теоретические исследования в данной области. Предметом исследования являются общие и специальные правила распределения обязанностей по доказыванию, понятие и структура бремени доказывания по гражданским делам.

Основными задачами при написании данной работы является определение содержания деятельности по доказыванию, определения общих и специальных правил распределения бремени доказывания, изучение применения данных правил в отдельных видах судопроизводства и на отдельных стадиях процесса.

Методологической основой исследования является диалектико-материалистический метод и системный подход к объекту изучения, а также частные методы - формально-логический, исторический, сравнительно-правовой, метод научной классификации.

Теоретическую основу исследования составили труды российских ученых-процессуалистов: Амосова С.М., Баулина О.В., Борисовой Е.А., Васьковского Е.В., Гурвич М.А., Давтян А.Г., Иванова О.В., Клейнмана А.Ф., Коваленко А.Г., Курылева К.С., Попова Б.В., Решетниковой И.В., Сахновой Т.В., Серикова Ю.А., Смышляева Л.П., Треушникова М.К., Фокиной М.А., Шерстюка В.М., Юдельсона К.С., Яблочкова Т.М., Яркова В.В., и других.

Эмпирическую базу исследования образуют материалы судебной и судебно-арбитражной практики. При подготовке работы была изучена и обобщена практика применения судами общей юрисдикции и арбитражными судами норм, регулирующих распределение доказательственного бремени.

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И СОДЕРЖАНИЕ БРЕМЕНИ ДОКАЗЫВАНИЯ

§ 1. Понятие бремени доказывания

Правовые институты доказательств и процесса доказывания не претерпели коренного изменения с момента образования появления процесса как такового, но изменения произошли, и изменения существенные.

Так как институт доказывания, включающий в себя институт доказательств, имея глубокие исторические корни, на протяжении многих лет не утратил актуальности, то приобрел классические черты. Но с течением времени, оказалось, что институт доказывания нуждается в доработке. Например, во введении новых средств доказывания. Ведь не секрет, что круг источников получения доказательств в законе не охватывает их фактического разнообразия.

Для истца и его представителя доказывание – это вполне конкретная, с ясным содержанием, деятельность по определению обстоятельств, на которых основываются заявленные требования, по сбору и исследованию в судебном заседании доказательств, представленных в подтверждение фактов основания иска, а также анализ тех фактов, на которые ссылается ответчик и подготовка доводов и доказательств в их опровержение. Для ответчика и его представителя доказывание – это тоже деятельность, то есть работа по изучению основания иска, поиску свидетелей, сбору доказательств, опровергающих факты, на которые ссылается истец, выступление в прениях с анализом собранного фактического материала. Таким образом, каждый участник процесса цель своей доказательственной деятельности видит в убеждении суда в своей правоте.

Но в процессуальной науке не прекращаются дискуссии о понятии доказывания и доказательств, целях, субъектах доказывания, природе специальных доказательственных правил, бремени доказывания и т.д.

Понятие бремени доказывания в отрасли гражданского процессуального права как компонента процесса доказывания играет важную роль в правильном понимании норм института доказывания. Процесс доказывания по гражданскому делу осуществляется следующим образом: сначала должны быть установлены обстоятельства, подлежащие доказыванию в целом по делу - предмет доказывания, а затем обстоятельства, подлежащие доказыванию каждой стороной - бремя доказывания. Без определения предмета доказывания невозможно определить бремя доказывания по каждому конкретному делу.

В силу ч. 2 ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации от 14.11.2002 №137-ФЗ[2] и ч.2 ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации от 24.07.2002, № 95-ФЗ[3] суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, тем самым формируя предмет доказывания по делу в целом. Однако следует отметить, что в гражданском процессуальном и арбитражном процессуальном кодексах не содержатся нормы, дающие понятие предмета доказывания. Вероятно потому, что предмет доказывания неоднозначно определяется в науке.

Вместе с тем, в процессуальной теории и практике данное понятие имеет принципиальное значение. Предмет доказывания — это то, что, собственно, в гражданском процессе и подлежит доказыванию. «Предметом доказательств, писал проф. К.Малышев, — служат спорные юридические факты, а именно: существование или несуществование этих фактов».[4]

Существуют общие закономерности определения обстоятельств, входящих в предмет доказывания, применимые для любого дела.

Обстоятельства, подлежащие доказыванию, вытекают из диспозиции нормы материального права. Такая норма указывает на обстоятельства, которые следует доказать по любому делу данной категории. Например, при рассмотрении дел о лишении родительских прав суд исходит из диспозиции ст. 69 Семейного кодекса РФ от 29.12.1995 № 223-ФЗ[5] . Но каждое дело имеет свою специфику, вытекающую из иска (заявления) и возражений на него, в которых и заключаются конкретные обстоятельства, подлежащие доказыванию по данному делу. Так, при лишении родительских прав из обстоятельств, перечисленных в ст. 69 СК РФ, в основание иска войдут лишь некоторые или даже одно.

Примером может служить практика Чайковского городского суда: - гражданка С. обратилась в Чайковский городской суд с требованиями к М. о лишении ее родительских прав в отношении сына Ф. Свои требования истец основывала на том, что М. часто оставляла ребенка без присмотра одного, не кормила вовремя, вела аморальный образ жизни, принимала спиртные напитки, постоянного места работы не имела. В 2006 году в присутствии сына совершила убийство сожителя С. (биологического отца ребенка). По приговору суда, ей было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на семь лет, ребенок находился в специализированном доме ребенка, затем был передан под опеку истцу. В настоящее время ответчица М. не выполняет обязанности, возложенные на нее как мать, не принимает участия в воспитании сына, его жизнью не интересуется, отношения с ним не поддерживает, никакой помощи по содержанию не оказывает.

Представитель отдела опеки и попечительства иск поддержал, дополнительно пояснил, что ответчица уклонялась от выполнения родительских обязанностей. С 29.10.2007 ребенок находится под опекой истца С.

Прокурор, участвующий в деле, полагал необходимым удовлетворить заявленные требования о лишении родительских прав М. в отношении несовершеннолетнего сына Ф.

Свидетели, допрошенные в ходе судебного заседания, факты неисполнения родительских обязанностей, возложенные на ответчицу М., как на мать, подтвердили. Обстоятельства по делу также были подтверждены представленными документами: свидетельством о рождении Ф, паспортом М., актами обследования жилищных условий, справкой Чайковского наркологического диспансера с указанием диагноза «Хронический алкоголизм», Постановлением главы администрации Чайковского муниципального района об устройстве в МУЗ «Чайковский специализированный дом ребенка» Ф., приговором Чаковского городского суда, Постановлением администрации Чайковского муниципального района об установлении опеки на Ф., справкой ГУЗ «Краевая психиатрическая больница № 6 г.Чайковский на имя М. с указанием диагноза: «Транзисторное расстройство личности», заключением отдела опеки и попечительства о целесообразности лишения Макаровой Е.Н. родительских прав. Суд находит иск подлежащим удовлетворению по следующим основаниям: в соответствии с о ст. 69 СК РФ родители могут быть лишены родительских прав, если они: уклоняются от выполнения обязанностей родителей, являются больными хроническим алкоголизмом.

Согласно ст. 71 ч.2 СК РФ лишение родительских прав не освобождает родителей от обязанности содержать своего ребенка.

В соответствии со ст.70 ч.3 СК РФ при рассмотрении дела о лишении родительских прав суд решает вопрос о взыскании алиментов на ребенка с родителей, лишенных родительских прав. Судом установлено, что М., являясь матерью несовершеннолетнего Ф., фактически со дня рождения сына уклонялась от исполнения родительских обязанностей, не проявляет заботу о сыне, его воспитании, развитии, вела аморальный образ жизни, совершила убийство в присутствии Ф., причинив ему тем самым психологическую травму.

Судом исследованы обстоятельства дела, уважительных причин для невыполнения своих обязанностей по воспитанию сына не установлено. Руководствуясь ст.194-198 ГПК РФ, суд решил лишить родительских прав М. в отношении сына Ф., взыскать с М. алименты в размере 1/4 заработка.

Решение в кассационной инстанции не обжаловалось.[6]

В отличие от диспозиции статьи материального права, основания иска истец формулирует самостоятельно и не всегда обладает необходимыми и достаточными познаниями в сфере процессуального права. Существенную помощь может оказать классификация оснований иска - обстоятельств, подтверждающих притязание истца. Данные основания подразделяются на правопроизводящие факты, факты повода к иску и факты активной и пассивной легитимации. Так, правопроизводящий факт в деле о лишении родительских прав - наличие родственных отношений между ребенком и родителем, в отношении которого возбуждено дело. Факт повода к иску - жестокое обращение с ребенком и т.д. Факты активной и пассивной легитимации свидетельствуют о надлежащем характере сторон: при лишении родительских прав нельзя удовлетворить иск, предъявленный в отношении отчима, так как отсутствует факт пассивной легитимации, т.к. отчим - ненадлежащий ответчик, не являющийся стороной в семейном правоотношении. В возражениях ответчика также может содержаться ссылка на обстоятельства, опровергающие факты, на которые ссылается истец, - они должны войти в предмет доказывания.[7]

То есть, содержание предмета доказывания составляет совокупность фактов, подлежащих установлению, а к обстоятельствам, имеющим значение для дела, т.е. обстоятельствам предмета доказывания, относятся факты материально-правового характера. Часто они перечисляются в нормах материального права, например, ст. 151 Гражданского кодекса РФ от 30.11.1994 № 51-ФЗ[8] перечисляет основания компенсации морального вреда, ст. 35 Жилищного кодекса РФ от 29.12.2004 № 188-ФЗ[9] называет основания выселения и т.д. Обстоятельства материально-правового характера единодушно относятся к предмету доказывания. Более того, обстоятельства материально-правового характера можно назвать основными фактами предмета доказывания, поскольку неправильное их установление приводит к отмене решения в апелляционной или кассационной инстанциях.

Итак, предмет доказывания слагается из обстоятельств, которые имеют значение для дела и которые необходимо доказать для его разрешения. Факты, входящие в предмет доказывания, можно классифицировать на:

основные материально-правовые факты;

вспомогательные факты - доказательственные факты, факты, установление которых необходимо для вынесения частного определения;

процессуальные факты, имеющие значение для разрешения дела;

проверочные факты.[10]

На основании выявленных юридических фактов, подлежащих доказыванию, устанавливаются доказательства, без которых невозможно разрешить существующее дело.

Обязанность сторон раскрыть и доказать обстоятельства, на которые они ссылаются в обоснование своих требований, является их бременем доказывания. Бремя – это …нечто тяжкое, трудное, тяжесть (нести свое бремя)[11] . Е.В.Васьковский в своих трудах под бременем доказывания имел ввиду «необходимость для данной стороны установить обстоятельства, невыясненность которых может повлечь за собою невыгодные для нее последствия»[12] .

То есть, понятие бремя доказывания можно считать техническим термином, неравнозначным с понятием «обязанность доказывания», ввиду того, что у сторон нет процессуальных обязанностей, они вольны совершать или не совершать никаких процессуальных действий. А так как сторона желает выиграть дело, то она и должна доказать обстоятельства, на которых основываются ее требования или возражения, а это сложные процессуальные действия. Поэтому и говорят, что на ней лежит «бремя доказывания».

О.В.Баулин считает, что бремя доказывания характеризуется как комплексное процессуальное явление, представляющее собой сочетание прав участника процесса и необходимости выдвинуть и доказать основания своих требований и возражений, обусловленное его материально-правовой заинтересованностью в исходе дела, обязанностей по доказыванию фактов, имеющих процессуальное значение, а также комплекс процессуальных обязанностей суда по установлению юридически значимых обстоятельств.[13]

А А.В.Новицкий считает, что «бремя доказывания - процессуальная обязанность проявления способности по отстаиванию правовой позиции субъектом доказывания, отказ от которой ведёт к получению отрицательных правовых последствий для данного субъекта доказывания»[14] .

У Баулина О.В. понятие бремени доказывания шире, чем у авторов, рассматривающих подобную проблематику. Думается, что принять точку зрения этого автора было бы наиболее оптимально, так как узость понятия рассматриваемого процессуального явления, заключения его только в рамки понятия «процессуальная обязанность» повлечет за собой дополнительные теоретические противоречия, недоговоренности. Например, по мнению В.А. Новицкого «бремя доказывания всегда связано для субъекта доказывания с возможностью выбора альтернатив: реализовывать доказательственную способность или отказаться и "проиграть" правовой спор, либо пойти по пути каких-то мелких уступок противнику (например, в уголовном процессе - частичное признание вины обвиняемым). По общему правилу, каждый доказывает то, что утверждает, то есть выдвинутый "свой" тезис…»,[15] что означает, что стороны пытаются договориться самостоятельно, а роль суда в данном случае очень незначительная.

§ 2. Содержание бремени доказывания

Уже в римском процессе встречаются указания о том, на ком лежит бремя доказывания: «Affirmanti incumbit probatio, semper necessitas probandi ihcumbit ei, gui agit», - доказывание лежит на том, кто утверждает, необходимость доказывания лежит всегда на том, кто ищет судебной защиты. Так, в состязательном процессе складывается распределение бремени доказывания: истец должен доказать свой иск, если он его не доказал, то ответчик освобождается от ответственности по иску (actovnon piobante reus absoluitur). Если ответчик отрицает свою обязанность удовлетворить требования истца, то он не должен доказывать своего отрицания: «Ei mcumbit probatio gui dicit, non gui negatneganhis nullprobatio est» («доказывание лежит на обязанности того, кто утверждает, а не того, кто отрицает, на отрицающем нет обязанности доказывать»). Если же ответчик ссылается на определенные обстоятельства в свою пользу (мотивированное отрицание), то бремя доказывания переходит на него.

Стороны в гражданском процессе вступают между собой в определенные правоотношения. Содержание этих правоотношений – это субъективные юридические права и соответствующие им обязанности, которые образуют юридическую связь управомоченной и обязанной сторон.[16] Например, правоотношение, возникшее в связи с подачей иска в суд, включает в себя следующую правовую связь: право стороны обратиться в суд за защитой нарушенного права и обязанность суда вынести справедливое решение на основе полного и всестороннего рассмотрения дела.

Каждое участвующее в деле лицо доказывает строго определенные обстоятельства, в совокупности составляющие предмет доказывания. Каждая сторона выполняет возложенное на нее бремя доказывания.[17]

Право доказывания – это возможность представления доказательств, участия в их исследовании, предварительной оценке, гарантированная совокупностью процессуальных норм и реализуемая самими заинтересованными лицами в соответствии с их процессуальными интересами и выбором меры поведения. В отличие от права, обязанность доказывания - это необходимость совершения комплекса действий по доказыванию, определяемая угрозой наступления неблагоприятных последствий в случае невыполнения или иными мерами воздействия, например, отказом суда признать существовавшим факт, утверждаемый стороной, в случае невыполнения обязанности по его доказыванию. Таким образом, доказывание – это и право и обязанность одновременно.

Обязанности по доказыванию распределяются только между сторонами, третьими лицами, заявляющими самостоятельные требования, как субъектами материально-правовых отношений.

Содержание бремени доказывания неоднородно и, в зависимости от направленности доказательственной деятельности, распадается на два неравнозначных элемента - бремя утверждения и бремя представления доказательств. Под бременем утверждения понимается необходимость для стороны обосновать иск фактически, т.е. сформулировать и в установленной форме сообщить суду основание иска либо возражений против него.

По мнению Е.В. Васьковского «иск, или исковое требование, состоит из трех элементов: содержания, предмета и основания……в третьем элементе заключается оправдание его правильности»[18] . Чтобы доказать иск, нужно удостоверить истинность его основания, то есть установить наличность того фактического состава, совокупности правопроизводящих фактов, из которых истец выводит свое требование. Правильное определение круга юридически значимых обстоятельств – задача сложная. Законодателем обозначено возложение бремени утверждения на истца. Например, в ст. 131 ГПК РФ говорится о том, что в исковом заявлении должны быть указаны обстоятельства, на которых истец основывает свои требования. Но истцом может быть неправильно определено основание иска. Так как в настоящее время это процессуальной ошибкой не считается, то процессуальных последствий не влечет. А бремя утверждения в данном случае возлагается на суд, который соответствии со ст. 56 ГПК РФ (а также ч.2 ст.65 АПК РФ) определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, и ставит их на обсуждение, хотя бы стороны на них и не ссылались. Неправильное определение круга юридически значимых обстоятельств по действующему законодательству является ошибкой суда, но не сторон, и влечет отмену судебного акта. Представляется, что в этом случае в какой–то мере нарушается Конституционный принцип равенства и состязательности сторон, так как в споре о гражданском праве, где истец добивается осуждения ответчика за какое-нибудь действие, утверждая с этой целью существование принадлежащего ему против последнего права, тяжесть доказательства падает, прежде всего, на истца, а не на ответчика, который только отрицает существование утверждаемого его противником права.

Распределение между сторонами бремени представления доказательств регламентировано в законодательстве чуть более подробнее, чем распределение бремени утверждения. Именно истец, а не ответчик доказывает обстоятельства, которыми обосновывает свои исковые требования. Закрепление в законе бремени представления доказательств означает необходимость для стороны не только сослаться на юридически значимые обстоятельства, но и подтвердить эти обстоятельства доказательствами. Представление доказательств является одновременно и правом стороны.

С развитием российского законодательства, изменился взгляд на определение содержания субъективного права и субъективной обязанности доказывания. Теперь это не взаимная корреспонденция возможного и необходимого поведения двух субъектов, противостоящих друг другу в правоотношениях, а сама предоставленная законом возможность или необходимость совершения определенных действий, имеющих юридическое значение[19] . Неисполнение обязанности влечет наступление ответственности. Меры гражданской процессуальной ответственности могут быть в виде:

· санкций (например, штрафа);

· неблагоприятных процессуальных последствий.

В случае неисполнения стороной обязанности доказывания неблагоприятные последствия выражаются в виде признания судом утвержденного стороной факта несуществующим. Это и есть то неблагоприятное последствие, угроза наступления которого понуждает сторону исполнить обязанность доказывания.

Выдвигались и иные подходы к распределению обязанности доказывания между субъектами. Так, С.В. Курылёв предложил правило, в силу которого неблагоприятные юридические последствия недоказанности возлагались бы на ту сторону, которая могла и должна была обеспечить себя необходимыми доказательствами в соответствии с указанием закона либо, при отсутствии таких указаний, в соответствии со своими интересами.[20]

Выполняя обязанность по указанию круга юридически значимых обстоятельств для правильного разрешения дела, а также представляя доказательства, лицо, участвующее в деле, выполняет, таким образом, возложенную на него обязанность доказывания. Однако не следует забывать, что, исполняя правила, установленные ч. 3, 4 ст. 65 АПК РФ, лицо, действуя в строгом соответствии с нормами Кодекса, осуществляет обязанность по доказыванию и по раскрытию своих доказательств до начала судебного заседания. Следовательно, используя терминологию закона, указанную обязанность участвующих в деле лиц можно назвать бременем раскрытия доказательств. Она характеризуется следующими признаками: бремя раскрытия доказательств возлагается на лицо, которое несет обязанность доказывания; другие лица, участвующие в деле, вправе быть ознакомленными с доказательствами лица до начала судебного заседания; лицо вправе ссылаться в судебном заседании только на те доказательства, с которыми другие лица уже ознакомлены; лицо, не исполнившее обязанность по раскрытию доказательств, несет риск несовершения им этого процессуального действия (ч. 2 ст. 9 АПК РФ).

Представляется, что состав обязанности доказывания - бремя утверждения и тяжесть представления доказательств - должен быть дополнен бременем раскрытия доказательств. Данный вывод подтверждается тем, что структурно правила о раскрытии доказательств располагаются в ст. 65 "Обязанность доказывания" АПК РФ. Термин "раскрытие доказательств" представляет собой указание на доказательства, обосновывающие требования или возражения участвующего в деле лица, а также предоставление возможности другим лицам, участвующим в деле, ознакомиться с указанными доказательствами.

Правильной представляется практика арбитражных судов, которые при рассмотрении конкретных дел не смешивают понятия "представление доказательств" и "раскрытие доказательств". Приведем пример. В заседание арбитражного суда первой инстанции истец не явился и ходатайствовал о рассмотрении дела в его отсутствие, так как надеялся на утверждение арбитражным судом мирового соглашения, заключенного между ним и ответчиком, однако судом мировое соглашение утверждено не было, а дело рассмотрено по существу; ответчиком были представлены доказательства, которыми суд и обосновал свое решение. Суд кассационной инстанции, направляя дело на новое рассмотрение, отметил, что арбитражный суд первой инстанции был не вправе принять в качестве доказательств документы ответчика, представленные в судебном заседании, поскольку последний не направлял их истцу, что является нарушением ч. 3 ст. 65 АПК РФ, а также ч. 2 ст. 9 данного Кодекса, в соответствии с которой лица, участвующие в деле, вправе знать об аргументах друг друга до начала судебного разбирательства. Суд кассационной инстанции указал также, что согласно ч. 1 ст. 66 АПК РФ копии документов, представленных в суд лицом, участвующим в деле, направляются им другим лицам, участвующим в деле, если у них эти документы отсутствуют; поскольку же доказательства ознакомления истца с этими документами не представлены, арбитражный суд обосновал свое решение ими неправомерно. [21]

Глава 2. Общие правила распределения обязанностей по доказыванию

§1. Распределение бремени утверждения

В соответствии с вышеизложенным, бремя утверждения или обязанность доказывания возлагается на лицо, которое выдвигает соответствующее требование или возражение, в отличие от уголовного процесса, в котором действует презумпция (предположение) невиновности, в силу которой обязанность доказывания вины обвиняемого лежит на обвинителе, в гражданском процессе действует презумпция неответственности, в силу которой обязанность доказывания фактов, свидетельствующих о совершении ответчиком нарушения права, лежит на истце. Если истец не сможет представить доказательств, подтверждающих его требование, а инициатива суда в этом направлении также не дала результатов, исковое заявление возвращается истцу в порядке ст. 136 ГПК РФ, ст.128 АПК РФ.

Таким образом, центральным фактором, оказывающим воздействие на бремя доказывания, выступает принцип: каждый доказывает то, что он утверждает - несёт бремя доказывания.

В АПК РФ предложен новый подход к бремени доказывания, так ч.3 ст. 65 этого источника указывает на обязанность каждого лица, участвующего в деле, раскрыть доказательства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, перед другими лицами, участвующими в деле, до начала судебного заседания, если иное не установлено в АПК РФ.[22]

Но бремя утверждения, согласно, Е.В.Васьковскому, заключается в необходимости для стороны, которая заявляет требование или возражение, сослаться на обстоятельства, подтверждающие их. Обыкновенно бремя утверждения и бремя доказывания совпадают, например, истец должен указать и вместе с тем доказать обстоятельства, подтверждающие исковые требования.[23] Это совпадение бывает не всегда, так как некоторые обстоятельства (например, признанные противной стороной или общеизвестные обстоятельства) не нуждаются в доказывании.

Думается, что данное разрешение бремени доказывания излишне, так как автор сам указывает о слиянии бремени утверждения и бремени доказывания.

Так как вопрос о наличии процессуальной обязанности доказывания является дискуссионным в науке процессуального права, то О.В. Баулин, например, считает, что «юридической обязанности для стороны доказывать обстоятельства материально-правового характера, на которые она ссылается, не существует. Ответчик в процессе имеет право избрать пассивную позицию и просто отрицать иск, что свидетельствует об отсутствии у него обязанности доказывать какие либо обстоятельства»[24] .

Деятельность суда в исковом производстве состоит в проверке правомерности требования истца, заявленного по отношению к ответчику. Ответчик не обязан защищаться против нападения истца. Но действующее законодательство возлагает и на ответчика тяжесть утверждения. Ответчик, хотя и может ограничиться отрицанием иска, либо вообще отнестись к иску пассивно, но он должен сослаться на обстоятельства, препятствующие удовлетворению требований истца, если его целью будет отказ от удовлетворения исковых требований. Например, ответчик должен сослаться на факты, влекущие прекращение права, о защите которого просит истец, поскольку последний не обязан утверждать и доказывать их отсутствие.

Исключительно по инициативе ответчика могут быть поставлены на обсуждение доказательственные факты, при посредстве которых могут быть установлены обстоятельства предмета доказывания, на которых строятся его возражения. В ст.131 АПК РФ предусматривается специальная форма представления возражений против иска – отзыв на исковое заявление, которое является средством защиты ответчика против предъявленного искового требования. Теперь представление отзыва на исковое заявление является обязанностью ответчика, в отличие от ранее действующего законодательства, которым предоставлялось право направить суду отзыв (ст.109 АПК). Но в настоящее время в действующем процессуальном законодательстве не предусмотрены последствия за неисполнение обязанности предоставления отзыва на заявленные требования, предполагается, что эта обязанность следует из общих начал состязательного судопроизводства, понимания состязательности как права каждого лица знать об аргументах друг друга до начала судебного разбирательства.

В современном гражданском процессуальном кодексе также, в отличие от ранее действовавших положений, частью 2 статьи 149 предусмотрена обязанность ответчика предоставить истцу или его представителю письменные возражения относительно исковых требований, в соответствии с принципом состязательности. Но неисполнение этой обязанности также не влечет никаких санкций. Так как стороны вправе знать, какие обстоятельства им надлежит доказывать, то законодателем на суд возложена задача по определению и обсуждению обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела. В соответствии со ст. 56 ГПК РФ суд ставит эти обстоятельства на обсуждение; в соответствии со ст. 65 АПК РФ суд определяет обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела. Но возложение на суд бремени утверждения не соответствует принципам состязательности и процессуального равноправия сторон, так исправляя недоработки истца, суд выполняет не свойственную ему функцию, потому что помощь истцу может рассматриваться как ухудшение положения ответчика (или наоборот).

Обобщая вышеизложенное, можно сделать вывод: бремя утверждения – процессуальный термин, обозначающий, кто из сторон в гражданском процессе должен заявить суду о тех юридических фактах, на которых основаны иск или возражения против исковых требований. О первых должен заявить истец, о вторых – ответчик.[25] Таким образом, бремя утверждения должно распределяться между сторонами равномерно, каждая из сторон должна доказывать те юридические обычаи, необнародованные нормы и фактические обстоятельства, на которых она основывает свои исковые требования, отводы или возражения.

Критерием оценки выполнения стороной обязанности доказывания является достаточность доказательств, представ­ленных в подтверждение искомого факта.

При рассмотрении жалоб о признании недействитель­ными актов, решений государственных органов, органов мес­тного самоуправления и иных органов, обязанность доказыва­ния обстоятельств, послуживших основанием для принятия указанных актов и решений, возлагается на орган, принявший акт. То есть, на государственные органы, органы местного самоуп­равления, общественные объединения, на должностные лица, на государственных служащих действия (бездействие), реше­ния которых обжалуются гражданином, возлагается процес­суальная обязанность документально доказать законность об­жалуемых действий (решений). Гражданин (группы граждан) освобождаются от обязанности доказывать незаконность об­жалуемых действий (решений), но обязаны доказать факт на­рушения своих прав и свобод (ст. 6 Федерального закона РФ от 14 ноября 1995 г. № 197-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан»).[26]

Обязанность по доказыванию обоснованности наложения административного взыскания должна возлагаться на ад­министративный орган. Так, постановлением начальника Петропавловск-Камчатской таможни за нарушение таможенных правил, предусмотренных ст. 276 Таможенного кодекса РФ, с СП «К.» были взысканы: штраф в размере 200 процен­тов стоимости товара, явившегося непосредственным объек­том нарушения таможенных правил, а также стоимость этого товара. СП «К.» обратилось в суд с жалобой об отмене ад­министративного взыскания. Дело неоднократно рассматри­валось судами и было объектом рассмотрения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ. Отменяя состоявшееся по делу решение, коллегия записала в своем определении, что применительно к обстоятельствам данного дела бремя доказывания наличия законного основания для наложения административного взыскания лежит на Петропавловск - Камчатской таможне. Утверждая о наличии вины СП «К.» в нарушении таможенных правил, таможня не пред­ставила доказательств, имеющих значения для признания обо­снованным постановление о наложении административного взыскания.[27]

§ 2. Распределение бремени представления доказательств

Общее правило распределения доказательственного бремени одновременно можно рассматривать как предположение об отсутствии фактов основания иска, которое при недоказанности требований истца будет рассматриваться как установленный факт. Но его не стоит применять прямолинейно, так как оно не тождественно используемому в практике положению «кто на что ссылается, тот то и доказывает». Например, по делу о взыскании долга истец утверждает, что между ним и ответчиком был заключен договор займа, срок платежа наступил, возврат не произведен. Истец объективно не может доказать отсутствие возврата долга, хотя, согласно буквальной трактовке общего правила, должен. Точно также истец часто не может располагать доказательствами полного либо частичного возврата долга, так как они должны быть у должника. Таким образом, необходимо различать круг всех обстоятельств, подлежащих установлению по делу, и круг фактов, подлежащих доказыванию истцом.

Бремя доказывания определяется судом. При этом даже если стороны не ссылались на какие-либо обстоятельства, суд вправе поставить их на обсуждение (ч. 2 ст. 56 ГПК РФ).

Постановления Пленума Верховного Суда РФ часто содержат разъяснения о том, какая сторона какие факты должна доказывать. Например, Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. N 7 о практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей даны разъяснения о том, что суд при подготовке дела к судебному разбирательству и в процессе разбирательства должен: «предложить истцу и ответчику представить доказательства, необходимые для всестороннего, полного и объективного выяснения действительных обстоятельств возникшего спора. В первую очередь должны быть представлены и исследованы документы, устанавливающие характер взаимоотношений сторон, их права и обязанности (договор, квитанция, квитанция-обязательство, квитанция-заказ, транспортная накладная, расчет убытков, которые, по мнению истца, должны быть возмещены ответчиком, и другие документы).

Необходимо иметь в виду, что по общему правилу бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательства, например, в рамках законодательства о защите прав потребителей лежит на продавце (изготовителе, исполнителе, уполномоченной организации или уполномоченном индивидуальном предпринимателе, импортере) (п. 4 ст. 13, п. 5 ст. 14, п. 6 ст. 28 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей"). Исключение составляют случаи продажи товара (выполнения услуги) ненадлежащего качества, когда распределение бремени доказывания зависит от того, был ли установлен на товар (работу, услугу) гарантийный срок, а также от времени обнаружения недостатков (п. 6 ст. 18, п. п. 5, 6 ст. 19, п. п. 4, 5, 6 ст. 29 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей").[28]

В рамках законодательства о причинении вреда бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности, лежит на стороне, причинившей вред.

Муниципальное предприятие обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с иском к обществу "СГ "Региональный альянс" в лице филиала "Белая Башня - Ек" о взыскании 14 618 руб. 85 коп. страхового возмещения. Третьи лица - Лежнин О. В., Рахимов М. С., Самсонова Е. В.

Решением Арбитражного суда Свердловской области от 07.07.2008 в удовлетворении иска отказано.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В жалобе, поданной в Федеральный арбитражный суд Уральского округа, муниципальное предприятие просит указанные судебные акты отменить, принять по делу новый судебный акт, ссылаясь на нарушение ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, п. 1 ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации. Заявитель кассационной жалобы полагает, что возложение на истца обязанности по доказыванию вины Лежнина О.В. в совершении дорожно-транспортного происшествия противоречит закрепленной в гражданском законодательстве презумпции вины причинителя вреда; вывод судов о том, что причиной дорожно-транспортного происшествия стало наличие на дороге открытого канализационного люка носит предположительный характер.

Проверив законность обжалуемых судебных актов в порядке, предусмотренном ст. 274, 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд кассационной инстанции оснований для их отмены не усматривает.

Как следует из материалов дела и установлено судами, в г. Екатеринбурге произошло дорожно - транспортное происшествие с участием автомобиля ВАЗ-21053, Лежнина О.В. (собственник - Самсонова Е.В.) и автобуса "Икарус-280", под управлением Рахимова М.С. (собственник - муниципальное предприятие).

В результате дорожно-транспортного происшествия автобусу причинены механические повреждения, что подтверждается актом осмотра транспортного средства.

Между обществом "СГ "Региональный Альянс" в лице филиала "Белая Башня - Ек" (страховщик) и Лежниным О.В. (страхователь) заключен договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств.

Страховщик сообщил муниципальному предприятию о приостановлении выплаты страхового возмещения до разрешения спора о виновности Лежнина О.В. в совершении данного дорожно-транспортного происшествия в порядке судебного производства.

Указанные обстоятельства послужили основанием для обращения муниципального предприятия в арбитражный суд с рассматриваемым иском.

Отказывая в удовлетворении исковых требований о взыскании суммы страхового возмещения, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что истец в нарушение ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представил доказательств противоправности поведения причинителя вреда, ответственность которого застрахована обществом "СГ Региональный альянс", а также причинной связи между действиями водителя Лежнина О.В. и наступившим вследствие столкновения транспортных средств ущербом.

Выводы судов соответствуют действующему законодательству и установленным по делу доказательствам.

Согласно п. 4 ст. 931 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.

В силу ст. 1 Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" (в редакции, действовавшей на момент дорожно-транспортного происшествия) страховым случаем признается наступление гражданской ответственности страхователя, иных лиц, риск ответственности которых застрахован по договору обязательного страхования, за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства, которое влечет за собой обязанность страховщика произвести страховую выплату.

Основанием для возложения гражданско-правовой ответственности за причинение вреда является совокупность следующих юридически значимых обстоятельств: наличие убытков, вина причинителя вреда, противоправное поведение причинителя вреда, причинно-следственная связь между действиями причинителя вреда и возникшими у истца убытками. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств, правовые основания для возмещения вреда отпадают.

С учетом положений, закрепленных в ст. 1064, п. 3 ст. 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судами верно распределены обязанности по доказыванию: истец должен доказать наличие вреда, противоправность поведения причинителя и причинно-следственную связь, а причинитель вреда для освобождения от ответственности должен доказать, что вред причинен не по его вине.

Нарушение норм процессуального права о распределении между сторонами обязанностей по доказыванию судами не допущено.

Оценив по правилам ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные в материалы дела доказательства (административный материал, определение об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении, схему дорожно-транспортного происшествия, объяснения участников аварии), суд установил, что из названных документов не следует нарушение Правил дорожного движения водителем Лежниным О.В., причиной столкновения транспортных средств явилось наличие на дороге открытого канализационного люка. Доказательств обратного муниципальным предприятием в материалы дела не представлено.

Доводы страховщика об отсутствии вины Лежнина О.В. в дорожно-транспортном происшествии признаны судами обоснованными.

Поскольку основания ответственности водителя автомобиля ВАЗ 21053 (страхователя по договору обязательного страхования гражданской ответственности) за причинение ущерба истцу материалами дела не подтверждены, исковые требования, предъявленные к страховщику, отклонены правомерно.

Доводы заявителя кассационной жалобы о том, что дорожно-транспортное происшествие произошло по вине Лежнина О.В., сводятся по существу к переоценке доказательств, которые были предметом исследования и оценки судов первой и апелляционной инстанций, в связи с чем на основании ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отклонению.

Обстоятельства дела исследованы судом полно и всесторонне, спор разрешен в соответствии с требованиями действующего законодательства.

Нарушений норм материального или процессуального права, являющихся основанием для отмены судебных актов (ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), судом кассационной инстанции не установлено.

С учетом изложенного, оспариваемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба - без удовлетворения.[29]

Когда представление доказательств для сторон и других лиц, участвующих в деле, затруднительно (это касается представления письменных и вещественных доказательств, например, когда они на­ходятся в государственных органах, организациях, у граждан, кото­рые отказываются представить их по предложению стороны, а так­же получения заключения эксперта, которое по закону может быть дано только по определению суда или судьи), они вправе ходатайствовать перед судом об их истребовании; в таких случаях суд (судья) оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в собирании до­казательств: истребует от граждан или организаций письменные и вещественные доказательства, назначает экспертизу (ч.3 ст.50, п. п.7, 8 ст. 142 ГПК).

Само по себе закрепление в ГПК указанных выше норм, обязы­вающих стороны доказывать обстоятельства, на которые они ссы­лаются как на основания своих требований и возражений, было бы малоэффективным, если не предусмотреть последствия неисполнения ими этой обязанности. Законодатель такие последствия устанавли­вает, что обеспечивает реальное действие принципа состязательнос­ти, освобождает суд от несвойственных ему функций и не допускает злоупотреблений со стороны лиц, участвующих в деле.

В современных публикациях стали часто появляться различные мнения о том, что необходимо расширить полномочия суда по собиранию доказательств. Но при этом важно не нарушить конституционное право состязательности и равноправия сторон. Например, Н.Матеров и О.Логинова, не поднимая вопрос о праве арбитражного суда самостоятельно назначить экспертизу, считают, что судья имеет право прямо спрашивать у заинтересованных лиц, не желают ли они попросить суд о назначении экспертизы, убеждать заявителей изыскать средства для проведения экспертного исследования, договариваться с экспертами о проведении экспертизы с последующей оплатой.[30]

Т.В. Сахнова считает, что для вовлечения в процесс судебного доказательства требуется и волеизъявление сторон, и определение суда о принятии информации в качестве доказательства, но для экспертизы делает исключение. По ее мнению, экспертиза «назначается при возникновении осознанной судом потребности в применении специальных знаний при разрешении вопросов, возникающих в ходе рассмотрения дела по существу». Поэтому у суда должно быть право назначать экспертизу и в том случае, когда сторона об этом не ходатайствует.[31]

Позиции и предложения по совершенствованию законодательства в сторону расширения полномочий суда в сфере доказывания вызывают множество возражений, так как наделение суда правом истребования доказательств и назначения экспертизы наделяет его не свойственными его задачам следственными функциями. В Арбитражном процессуальном кодексе порядок назначения экспертизы регламентируется на основе состязательности сторон: по ходатайству лиц, участвующих в деле или с их согласия. Исключения составляют случаи: необходимость назначения экспертизы предусмотрена законом, требуется проверить заявление о фальсификации доказательства, необходимо проведение дополнительной или повторной экспертизы (ч.1 ст.82 АПК РФ). В этих случаях суд назначает экспертизу по своей инициативе. В Гражданском процессуальном кодексе суду дана инициатива при назначении экспертизы (ч.1ст.79 ГПК РФ).

Так, для обеспечения руководящей роли суда в процессе, равно как и для установления обстоятельств дела, достаточно закрепления обязанностей суда по определению предмета доказывания, определению доказательственного бремени и разъяснению сторонам их прав. Участник процесса, знающий о наличии права ходатайствовать о собирании доказательств и не использующий его, должен нести неблагоприятные последствия своей безынициативности.

Неисполнение сторонами обязанностей по доказыванию и злоу­потребление правами могут проявляться как в уклонении истца или ответчика от явки в суд, так и, при их явке, в непредставлении ими доказательств в установленные судом (судьей) сроки, затягивании рассмотрения дела по различным надуманным причина (желание пригласить для участия в деле в качестве представителя адвоката либо заменить уже участвующего адвоката на другого, хотя времени для этого им было предоставлено достаточно и т.п.).

Меры разрешения трудноразрешимых ситуаций, когда стороны уклонялись от представления в суд письменных или вещественных доказательств, а также от участия в экспертизе, когда без стороны провести экспер­тизу было невозможно представляются весьма эффективными. Таких случаев было очень много, в результате разбирательство дел не по вине суда многократно откладывалось нарушались права добросовестных участников процесса. Напри­мер, ответчики по делам о восстановлении на работе лиц, уволенных по сокращению штата работников, не представляли истребованные судом штатные расписания, без чего суд не мог сделать вывод о том, было ли в действительности сокращение или нет; истицы или ответ­чики по делам об установлении отцовства не являлись на эксперти­зы (гинекологическую, биологическую, генной дактилоскопии), без заключения которых суду было невозможно установить время на­ступления беременности, возможность исключения отцовства или происхождение ребенка от ответчика; истцы по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением имущества (автомобиля в ава­рии и т.п.), не представляли его на экспертизу для выяснения вопро­са о стоимости ремонта. Законодатель решил эти проблемы в соответствии с духом и смыс­лом принципа состязательности.

По делу о возмещении вреда, причиненного повреждением иму­щества (автомобиля в аварии и т.п.), экспертиза может быть назна­чена для выяснения вопроса о размере вреда (стоимости ремонта, ут­раты товарного вида автомобиля и др.). Например, истец определил его в 20 млн.рублей, а ответчик, считая завышенным, - в 15 млн.руб­лей. Если в этом деле истец будет уклоняться от участия в экспертизе и не представит экспертам автомобиль, без которого провести эк­спертизу невозможно, то суд, руководствуясь теми же нормами, вправе признать утверждение истца о размере вреда опровергнутым и со­гласиться с мнением ответчика о том, что он составляет 15 млн. руб. Здесь необходимо отметить, что нормы, закрепленные в ч. 1 ст.65, ч.1 СТ.70 и ч.З ст.74 ГПК, предоставляют суду право сделать опреде­ленные выводы о доказанности либо недоказанности тех или иных обстоятельств, но не обязывают его к этому. Они, следовательно, ос­тавляют решение этого вопроса на усмотрение суда, поэтому суду при их применении надо проявлять большую разумность и взвешен­ность, учитывая при этом другие имеющиеся в деле доказательства, т.к. их может быть достаточно, чтобы сделать иные, вполне опреде­ленные выводы (например, имеются другие письменные, веществен­ные доказательства, заключения экспертов, достаточные для иного, чем при применении указанных норм, вывода о доказанности либо недоказанности тех или иных обстоятельств).

Вопрос о распределении доказательственных обязанностей приходится обсуждать не только при установлении материально - правовых юридических фактов. При решении различных процессуальных вопросов (разрешение ходатайств, обеспечение иска, назначение экспертизы, приостановление производства по делу) суду также приходится выяснять, кто из участников процесса должен доказать наличие оснований для совершения либо несовершения того или иного процессуального действия, а также кто будет нести неблагоприятные последствия недоказанности обстоятельств. Таким образом, доказательственное бремя нужно распределять и при установлении фактов, не относящихся к предмету, но входящих в пределы доказывания.

Принимая решение об отказе М-ым в удовлетворении иска о взыскании с С-ной ущерба, причиненного им в результате затопления их квартиры, мировой судья и суд апелляционной инстанции исходили из того, что С-на, являющаяся собственницей квартиры, расположенной над квартирой истцов, фактически в ней не проживала. В спорной квартире проживала и была зарегистрирована мать собственницы Ф-на, которая в день затопления квартиры истцов допустила протекание воды. Суд не усмотрел вины С-ной в причинении вреда имуществу М-ых, поскольку она не является причинителем вреда, а истцами не представлено доказательств того, что затопление произошло в результате ненадлежащего содержания собственницей своей квартиры.

Данные выводы судебных инстанций основаны на неполном исследовании обстоятельств, имеющих значение для дела, и без учета норм материального права.

В соответствии со ст. 209 ГК РФ собственнику принадлежит право владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц.

Согласно ст. 210 ГК РФ и частям 3 и 4 ст. 30 ЖК РФ собственник жилого помещения несет бремя содержания помещения. Собственник жилого помещения обязан поддерживать данное помещение в надлежащем состоянии, не допуская бесхозяйственного обращения с ним, соблюдать права и законные интересы соседей, правила пользования жилым помещением, а также правила содержания общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме.

В силу ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

По материалам дела видно, что затопление квартиры истцов произошло в результате протечки воды из квартиры ответчицы.

Также суд установил, что С-на, как собственница квартиры, распорядилась ею, предоставив ее для проживания своей матери.

Данное обстоятельство в силу ст.ст. 209, 210 ГК РФ и ст. 30 ЖК РФ не освобождало С-ну от обязанности нести ответственность по надлежащему выполнению обязательств, в том числе, обязательств по соблюдению прав и законных интересов соседей, не причиняя им вреда.

Факт причинения истцам вреда в результате ненадлежащего пользования имуществом, ответчицей не оспаривался. Ответственность за содержание внутриквартирного оборудования, поддержания его в исправном состоянии, за соблюдение прав и интересов соседей, лежит на собственнике жилого помещения. С учетом этих обстоятельств вывод судебных инстанций об отсутствии оснований для возложения ответственности на С-ну не основан на законе.[32]

Распределение доказательственных обязанностей при решении процессуальных вопросов сложности обычно не представляет. Участник процесса самостоятельно решает, о совершении какого действия он будет просить, и, заявив ходатайство, несет бремя наличия обстоятельств, являющихся основанием для его удовлетворения. В данном случае нет оснований для отказа в удовлетворении ходатайства.

Участник процесса, заявивший отвод судье, должен подтвердить наличие обстоятельств, с которыми закон связывает возможность отвода. При отсутствии доказательств заявление об отводе будет отклонено.

Применение правил распределения доказательственного бремени между сторонами требует соответствующего процессуального оформления.

Четких правил оформления нет, но применение последствий неисполнения доказательственных обязанностей должно быть четко оформлено. В протоколе судебного заседания должны быть записки о разъяснении сторонам обязанности доказать юридически значимые факты и предложения предоставить дополнительные доказательства.

Например, если ответчик не представляет в установленный судьей (судом) срок письменные объяснения на иск и доказательства в обос­нование своих возражений, то это в случае его неявки в судебное за­седание, не препятствует рассмотрению дела по имеющимся доказа­тельствам.

Также, в судебном решении должны быть указаны основания возложения на участника процесса бремени доказывания обстоятельства, имеющего значение для дела, отсутствие либо достаточность доказательств для ввода о его наличии, а также итоговый вывод о признании обстоятельства существующим в связи с неисполнением участником процесса доказательственной обязанности. Надлежащее оформление последствий неисполнения доказательственного бремени исключает возможность отмены решения вышестоящими инстанциями по мотиву недоказанности обстоятельств, которые суд признал установленными.

§ 3. Конкретизация общего правила распределения доказательственного бремени на отдельных стадиях процесса

В распределении доказательственного бремени в отдельных видах гражданского судопроизводства имеются определенные особенности. Виды судопроизводства различаются способом защиты права. Существенное изменение структуры защиты права определяет формирование вида судопроизводства, изменение способа защиты права влечет за собой необходимость приведения в соответствие доказательственного бремени. Приведение в соответствие доказательственных правил выражается в конкретизации общих правил распределения доказательственных обязанностей или в установлении специальных правил – презумпций и фикций.

В настоящее время с достоверностью можно утверждать о наличии шести видов граждан­ского судопроизводства: искового; по делам, возникающим из публич­ных правоотношений; особого; производства по делам об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на при­нудительное исполнение решений третейских судов; производства, связанного с исполнением судебных постановлений и постановлений иных органов; и, собственно, приказного. Следует различать такие пра­вовые понятия, как приказное производство и судебный приказ. При­казное производство — урегулированная нормами гражданского про­цессуального права деятельность суда вне рамок судебного разбира­тельства по упрощенному разрешению дел, не обусловленных спором о праве, круг которых четко определен законом.

Судебный приказ — это судебное постановление, вынесенное судьей единолично на основании заявления о взыскании денежных сумм или истребовании движимого имущества от должника по строго определенным требованиям (ч. 1 ст. 121 ГПК).

По действующему закону (ст. 122 ГПК) приказное производство возможно в отношении требований, основанных:

- на нотариально удостоверенной сделке;

- на сделке, совершенной в простой письменной форме;

- на совершенном нотариусом протесте векселя в неплатеже, неак­цепте и недатировании акцепта.

Судебный приказ выдается, если заявлено требование о взыскании:

- алиментов на несовершеннолетних детей, не связанное с установле­нием отцовства, оспариванием отцовства (материнства) или необходи­мостью привлечения других заинтересованных лиц;

- недоимок с граждан по налогам, сборам и другим обязательным платежам;

- начисленной, но не выплаченной работнику заработной платы;

- расходов, понесенных органом внутренних дел, подразделением службы судебных приставов в связи с розы­ском ответчика либо должника и его имущества, или ребенка, отобран­ного у должника по решению суда, а также с хранением арестованного Существа, изъятого у должника, и хранением имущества должника, вселенного из занимаемого им жилого помещения.[33]

Приказное производство характеризуется тем, что доказывание осуществляется в упрощенном виде. Обязанность доказать наличие оснований для вынесения судебного приказа несет заявитель. Он прилагает все, имеющие значение для рассмотрения дела, документы к своему заявлению. Должник не обязан никаким образом мотивировать свой отказ от заявленных требований, в случае согласия с требованиями заявителя, достаточно его пассивной роли. Простой отказ от заявленных требований влечет отказ в удовлетворении требований заявителя. Таким образом, единственным средством защиты должника в приказном производстве является простое отрицание им заявленного требования, что в исковом производстве весьма неэффективно.

В соответствии с ч.2. ст. 126 ГПК РФ судебный приказ выносится без судебного разбирательства и вызова сторон для заслушивания их объяснений. Таким образом, один из основных моментов доказывания – устное состязание спорящих сторон – в приказном производстве полностью отсутствует. Если определено, что наличие обязательства вытекает из какого-либо основания, предусмотренного ст. 122 ГПК РФ, отсутствует спор о праве, то это и является юридически значимыми обстоятельствами, что и установлено законодателем.

Судья единолично по формальным правилам исследует и оценивает представленные заявителем доказательства, убеждается в том, что документы, представленные заявителем, соответствует требованиям ст.122 ГПК РФ и фактически свидетельствуют о наличии неисполненного должником обязательства и выносит решение, так как судебное разбирательство и без того ясных обстоятельств дела излишне.

Эти особенности распределения доказательственного бремени объясняются наличием у института судебного приказа специальной цели – упростить процедуру рассмотрения дела, если имеется возможность установить бесспорность требования кредитора.[34]

Аналогия приказного производства имеется в Арбитражном процессуальном кодексе. Там это процедура упрощенного производства. Дело может быть рассмотрено в порядке упрощенного производства при условии: если требования истца носят бесспорный характер, признаются ответчиком, либо иск заявлен на незначительную сумму. Обязательными условиями возможности применения такого порядка разбирательства являются отсутствие возражений должника в отношении заявленных требований и отсутствие возражений сторон по поводу рассмотрения дела в упрощенном порядке. Эта судебная процедура производится только по письменным документам, без вызова в судебное заседание сторон, по результатам рассмотрения выносится решение (не приказ), пересмотр решения производится в общем порядке.

В заочном производстве тоже существуют свои особенности распределения доказательственного бремени, отличные от приказного производства и общих правил распределения обязанностей по доказыванию. Эти особенности объясняются необходимостью решить вопрос о возможности использования такого порядка рассмотрения спора и его односторонним характером.

Заочное рассмотрения дела возможно лишь тогда, когда у суда будет в наличии доказательство о надлежащем извещении ответчика о времени и месте рассмотрения дела, в то время, как согласие истца о заочном рассмотрении дела устанавливается судом непосредственно.

В отличие от приказного производства, рассматриваемые в порядке заочного производства требования не носят бесспорный характер, а доказательственная деятельность, хотя и носит сокращенный и односторонний характер, но тем не менее осуществляется. Само по себе рассмотрение дела в российском процессе в заочном порядке не означает, что исковые требования истца будут удовлетворены, а неявка ответчика в судебное заседание не рассматривается как презумпция его согласия с исковыми требованиями, и суд, в соответствии со ст.234 ГПК РФ, ограничивается исследованием доказательств, представленных сторонами, учитывает их доводы и ходатайства. Недостаток при вынесении заочного решения будет заключаться в недостаточной обоснованности решения ввиду того, что суд ограничивается только предоставленными материалами, что противоречит принципу состязательности.

Можно согласиться с авторами, которые полагают, что в заочном производстве уместны все процессуальные действия, направленные на собирание, представление и проверку доказательств, присущих состязательному процессу.[35]

Что касается обязанности истца, то он обязан доказать свои требования в соответствии с общими правилами. Его доказательственное бремя облегчается за счет того, что судом не устанавливаются правопрепятствующие обстоятельства, так как обязанность их утверждения и доказывания лежит на ответчике. У ответчика обязанность предоставить доказательства может возникнуть только в том случае, если он подаст заявление об отмене заочного решения. Как же быть в случаях, когда у суда есть подтверждение того, что ответчик надлежащим образом извещен о времени и месте судебного заседания, но по ряду причин не смог явиться в судебное заседание, ни успеть известить суд о причинах неявки. Например, когда извещение о времени и месте судебного заседания направлено факсимильной связью накануне. Ответчик, находящийся в другой местности физически не может прибыть в суд и даже известить его об этом не успевает. Будет ли это считаться уважительной причиной неявки ответчика? Исходя из положений законодательства, нет. На мой взгляд, здесь законодателю неплохо было бы нормативно отрегулировать сроки извещения сторон, так как понятие «разумный срок» неопределенно и спорно.

За истцом же в заочном производстве сохраняется весь комплекс процессуальных прав, необходимых для исполнения доказательственного бремени: право представлять доказательства, право просить суд об исследовании и истребовании доказательств, проведении экспертизы.

Особенности определения доказательственного бремени в делах особого производства вызваны его односторонним бесспорным характером. Отсутствие спора о праве в делах особого производства отражается в правилах доказывания по этим делам. Так, и бремя утверждения, и бремя представления доказательств во всех случаях лежит только на заявителе. Предмет доказывания определяется законом по каждой категории дел особого производства. По делам об установлении юридических фактов в предмет доказывания входят не только сами юридические факты, но и обстоятельства, связанные с невозможностью установить факт в несудебном порядке. Ст. 267 ГПК РФ именно на заявителя возложена обязанность по приведению доказательств, подтверждающих невозможность получения им надлежащих документов или невозможность восстановления утраченных документов.

Так как в ряде дел особого производства имеется элемент публичности, например, при принятии решения о признании гражданина безвестно отсутствующим, объявлением его умершим,- день вступления в силу решения о признании гражданина умершим считается днем смерти гражданина, и с этого момента он утрачивает правоспособность, то суд несет бремя доказывания лишь в части, определенной с достаточной точностью законом, а наличие юридического интереса в установлении факта отсутствия лица в месте его жительства, доказывает заявитель. Причем до момента подачи заявления ему необходимо получить документы об отсутствии сведений о человеке с места жительства в отделениях федеральной миграционной службы, информации из органов опеки и попечительства или записи актов гражданского состояния, в других государственных органах, необходимых для достижения цели в устранении неопределенности в гражданско-правовом статусе, которая возникла в связи с длительным отсутствием гражданина.

В арбитражном процессе при рассмотрении отдельных категорий дел (раздел IV АПК РФ) доказательственные обязанности распределяются по тем же правилам, что и в судах общей юрисдикции.

Таким образом, бремя доказывания в делах особого производства возлагается на заявителя, а по отдельным категориям дел распределяется между заявителем и судом. Элементы судного следствия в делах особого производства имеются в той мере, в какой это необходимо для вынесения обоснованного и справедливого решения без немотивированного вмешательства суда в частные отношения.

В настоящее время дискутируется вопрос о том, в делах, вытекающих из публичных правоотношений, нет доказательственной деятельности. Например М.Масленников писал, что для рассмотрения административного спора не требуется доказательств, доказывания и оценки доказательств, а необходимо только правильное понимание и применение закона к конкретному гражданину.[36]

Таким образом, в отличие от общего правила, при рассмотрении публичных дел законодатель поставил «слабую» в публичном правоотношении сторону в более выгодное положение, возлагая обязанность по доказыванию обстоятельств, послуживших основанием для принятия нормативного правового акта, его законности, а также законности оспариваемых решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих возлагаются на орган, принявший нормативный правовой акт, органы и лиц, которые приняли оспариваемые решения или совершили оспариваемые действия (бездействие) (п. 1 ст. 249 ГПК РФ). В обязанность заявителя входит доказать лишь факт нарушения прав и свобод в результате принятия оспариваемого нормативного акта или в результате совершения оспариваемых действий.

Считается, что такое распределение бремени доказывания справедливо, поскольку введено в интересах более незащищенной стороны. Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица обладают большими возможностями по отстаиванию своей правовой позиции в суде, а заявитель, как правило, не имеет доступа к документам и материалам, на основании которых принят тот или иной акт, совершено действие.

Хотя в литературе существуют иные точки зрения, например, Л.В. Туманова утверждает, что доказывание осуществляется и по этим делам, при этом предметом доказывания является законность нормативного акта, что, по ее мнению, требует введения специальных процедур и особых средств доказывания, например, привлечения специалистов по вопросам права.[37]

Возможно, что данная позиция ошибочна, так как невозможно доказать законность, доказываются только юридические факты, а в акте можно лишь установить наличие или отсутствие законности.

§ 4. Действие общего правила распределения доказательственного бремени на отдельных стадиях процесса

По общему правилу каждая сторона доказывает те обстоятельства, на которые ссылается. При этом суд вправе указать и на необходимость доказывания иных обстоятельств, включенных в предмет доказывания. Исключением из общего правила является действие презумпций, которые освобождают одну из сторон от доказывания того или иного факта.

Бремя доказывания ложится на стороны на каждой стадии процесса неравномерно, доказательства собираются, в большинстве случаев, на стадии возбуждения производства по делу и подготовке дела к судебному разбирательству в суде первой инстанции. Далее доказательства чаще лишь исследуются. Эти особенности обусловлены тем, что на каждой процессуальной стадии устанавливается определенный состав фактических обстоятельств, в соответствии с которым принимаются процессуальные решения.

Возбуждение дела в суде и арбитражном суде производится на основании заявления истца, который, в соответствии со ст. 132 ГПК РФ, 126 АПК РФ, в подтверждение своих требований, представляет доказательства. Этими доказательствами истец должен подтвердить определенный круг фактов, имеющих процессуальное значение. В данном случае речь идет о наличие предпосылок и соблюдения порядка предъявления иска. На этой стадии истец выполняет возложенное на него бремя утверждения. Приступая к исполнению бремени представления доказательств, истец, с одной стороны, представляет доказательства, с другой - вправе сразу в исковом заявлении или отдельных ходатайствах ставить вопрос об оказании судом содействия в их собирании. В арбитражном процессе истец обязан приложить документы, поименованные в исковом заявлении.

Таким образом, на первой стадии доказывания суд определяет предмет доказывания и обязанность по доказыванию. Лица, участвующие в деле, в соответствии со своей правовой позицией определяют круг обстоятельств, подлежащих установлению в суде. Практически еще до возбуждения гражданского дела в суде потенциальный истец определяет обстоятельства, подлежащие доказыванию им по будущему делу, и должен взвесить наличие достаточных доказательств для поддержания своей правовой позиции.

В стадии подготовки дела к судебному разбирательству судья в зависимости от особенностей дела, должен, определить: какие обстоятельства имеют значение для дела (даже если стороны па них не ссылаются); какая сторона должна их доказывать, т.е. рас­пределить бремя доказывания между сторонами; установить разум­ный срок для представления доказательств и возражений. Проблемы определения обстоятельств, имеющих значение для дела и распределения бремени доказывания, тесно связаны с разрешением судьей одной из важнейших задач подготовки дела к судебному раз­бирательству – это определе­ние правоотношений сторон и закона, которым следует руководство­ваться. Они, конечно, могут представлять большую сложность, од­нако их правильное и своевременное разрешение судьей во многом обеспечит и верный, оперативный ход разбирательства дела, выне­сение законного и обоснованного решения.

В ч.2 ст. 12 ГПК определены общие обязанности суда (судьи), ко­торые относятся в принципе ко всем делам, - сохраняя беспристрас­тность, он создает необходимые условия для всестороннего и полно­го исследования обстоятельств дела., в целях обеспечения состязательного процесса и со­здания условий для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела суд (судья) разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности. Например, обязанность стороны доказать те или иные обстоятельства и к определенному сроку представить суду соответствующие доказательства, право ответчика предъявить встречный иск и т.д. В тех случаях, когда по обстоятельствам дела предъявление встречного иска является единственным процессуаль­ным средством защиты от иска первоначального, разъяснение этого права особенно необходимо. Например, когда наймодатель предъяв­ляет иск о выселении гражданина из жилого помещения, наниматель которого умер, по тем основаниям, что ответчик является времен­ным жильцом, а ответчик в возражениях на иск утверждает, что он был вселен в жилое помещение нанимателем в качестве члена семьи для постоянного проживания и приобрел право на это помещение, ответчику следует разъяснить, что в такой ситуации средством за­щиты от иска является предъявление встречного иска о признании права на жилое помещение, что он вправе это сделать и обязан, если желает этого, составить встречное исковое заявление и представить соответствующие доказательства в определенный судьей срок.

Как видно из изложенного, разъяснение судом лицам, участвую­щим в деле, их прав и обязанностей, не пустая формальность, а эф­фективное средство организации состязательного процесса.

Кроме того, судья на стадии подготовки дела к судебному разбирательству предупреждает лиц, участвующих в деле, о последствиях совершения или несоверше­ния процессуальных действий. Например, в случае отказа истца от иска разъясняет ему, что производство по делу будет прекращено, вопрос, который истец поставил в исковом заявлении, судом решен не будет, а повторное обращение в суд с таким же иском невозмож­но; в случае непредставления истцом или ответчиком в установлен­ный срок доказательств, которые они обязаны представить, дело может быть рассмотрено по тем доказательствам, которые в деле имеются. А в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, суд (судья) оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в осущес­твлении их прав, например, в соответствии с ч.1 ст.57 ГПК по их ходатайству содействует им в собирании доказательств, которые они сами представить не в состоянии.

Возникающие проблемы решаются судьей на основе анализа норм материального права, регулирующего спорные отношения.

Если стороны усмотрели в решении суда первой инстанции нарушения норм материального и процессуального права, то они вправе заявить об их устранении в порядке апелляционного производства. Особенность доказательственной деятельности в порядке апелляционного производства заключаются в том, законность и обоснованность судебных постановлений производится путем повторного рассмотрения дела по существу. Доказательства, имеющиеся в деле, в апелляционной инстанции рассматриваются заново, также допускается предоставление новых доказательств, но, что очень важно, в апелляционной инстанции должны рассматриваться только ошибки суда первой инстанции. Сюда же можно отнести и недостаточное изучение судом первой инстанции доказательств, предоставленных сторонами. Изменение предмета иска не допускается. Стороны ограничиваются в возможности реализации бремени утверждения периодом рассмотрения дела судом первой инстанции, тем самым, они ограничены в правах на представление доказательств по сравнению с судом первой инстанции, причем, в арбитражном процессе, ч.2 ст. 268 АПК дополнительные доказательства могут быть приняты лишь в случае если заявитель обоснует невозможность представления их в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него. В комментарии к ч.2 ст.268 АПК РФ указано, что «следует, например, признать уважительной причиной непредставления доказательств в суд первой инстанции, если этим судом было отклонено ходатайство об истребовании доказательств либо если определение об истребовании доказательств не было исполнено»[38] . В этом случае лица, участвующие в деле могут заявлять ходатайства о вызове новых свидетелей, проведении экспертизы приобщении к делу или истребовании вещественных доказательств. Бремя доказывания невозможности представления доказательств в суд первой инстанции лежит на заявителе. Но в целом, доказательственный материал должен собираться и исследоваться при рассмотрении дела в суде первой инстанции. Суд апелляционной инстанции рассматривает дело на основании имеющихся в деле доказательств. В суде кассационной инстанции АПК РФ не предусмотрено исследование новых доказательств.

В суде кассационной инстанции доказывание допускается только в случаях:

- если на основании имеющихся в деле доказательств им может быть дана другая оценка с целью установления иных обстоятельств;

- в исключительных случаях, когда доказательства не могли быть представлены в суд первой инстанции, на основании новых, дополнительно представленных, доказа­тельств. То есть, ст.286 АПК РФ и ст.347 ГПК РФ предусмотрены пределы рассмотрения дел в суде кассационной инстанции – там проверяется законность и обоснованность решения суда первой и апелляционной инстанций исходя из доводов, изложенных в кассационной жалобе, представленных возражений и доказательств. Например, недостаточно полное исследование обстоятельств дела в суде первой инстанции, привело к рассмотрению его и повторному изучению доказательств в кассационной инстанции : Так, гражданка Л., представляя интересы собственные и своей малолетней дочери, обратилась в суд с иском к открытому акционерному обществу, городскому жилищному управлению, районной администрации, паспортно-визовой службе о понуждении к выдаче ордера на жилое помещение, заключению договора найма спорного жилого помещения, регистрации по месту жительства и устранению препятствий в пользовании спорным помещением. Городское жилищное управление обратилось с встречным иском к гражданке Л. и ее дочери о признании их не приобретшими право пользования спорным помещением и выселении из него без предоставления другого жилого помещения.

Районный суд своим решением отказал в удовлетворении первоначального иска и удовлетворил встречные исковые требования.

Суд кассационной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и передавая дело на новое рассмотрение в тот же суд, в своем определении указал следующее. Суд первой инстанции, вынося решение, установил, что гражданка Л. и ее дочь вселились в спорное помещение без ордера, тогда как он является единственным основанием для вселения. Спорное помещение является нежилым и может быть использовано в целях, которые указаны в договорах аренды (для размещения подстанции). Исходя из изложенного, гражданка Л. и ее дочь не приобрели право пользования спорным помещением.

Вместе с тем суду первой инстанции следовало более тщательно рассмотреть то обстоятельство, что гражданка Л. и ее дочь проживают в этом помещении более 7 лет, вносят плату за пользование им. Данное жилище фактически является единственным местом их проживания. Причем понятие "жилище" существенно отличается от понятия "жилое помещение", поскольку не подразумевает зависимости от правового статуса помещения, его принадлежности к тому или иному фонду, наличия либо отсутствия договора найма или иного договора, и означает лишь фактически используемое для проживания помещение. Важным является тот факт, что помещение в течение длительного времени использовалось истцами как жилище. Более того, как следует из обстоятельств дела, в спорном помещении ранее проживал гражданин М., получивший ордер на него. Суд первой инстанции данному обстоятельству оценки не дал. Данное помещение признано служебным, хотя нежилые помещения служебными быть не могут. При таких обстоятельствах решение суда нельзя признать законным и обоснованным, и оно подлежит отмене.[39]

В суде надзорной инстанции представление новых доказательств не допускается. Однако это не означает, что стороны лишены права ссылаться на то, что суд первой инстанции незаконно отказал им в исследовании тех или иных имеющих значение обстоя­тельств и в представлении доказательств в обоснование своих дово­дов и возражений (п.2 ст. 292 АПК РФ).

Ранее вопрос о возможности представления новых доказательств в кассационную и надзорную инстанции в гражданском процессе прямо не регулиро­вался, однако и запрет на это отсутствовал, поэтому судебная прак­тика сложилась так, что дополнительные материалы (документы, заявления граждан об обстоятельствах дела и т.п.) можно было сво­бодно представлять в любую вышестоящую судебную инстанцию. Эти материалы, хотя и не признавались там доказательствами, но учи­тывались при оценке обоснованности судебных решений и зачастую являлись основанием к их отмене.

Доказыванию при пересмотре дел по вновь открывшимся обстоятельствам является наличие вновь открывшихся обстоятельств и рассмотрение дела по существу в этой стадии процесса невозможно. Вновь открывшие обстоятельства – это юридические или доказательственные факты материально-правовой или процессуальной природы, но не доказательства.

Например, решением суда в удовлетворении иска о взыскании долга из договора займа отказано ввиду того, что Н. (истец) не смог представить допустимых доказательств существования правоотношения с ответчиком. После вступления решения в законную силу Н. (бывший истец) случайно обнаружил искомую долговую расписку. С ее помощью было бы возможно доказать наличие договора займа, представь ее истец вовремя в суде. Итак, обнаружив расписку, Н. поспешил в суд, требуя пересмотреть судебное решение по вновь открывшимся обстоятельствам. Однако напрасно: доказательство таким обстоятельством не является.

Другая ситуация. В суде было рассмотрено дело по иску А. к Б. (наследники по закону) о разделе наследственного имущества. Решение вступило в силу. Позже А. стало известно о завещании наследодателя, которым все имущество завещалось А. В данном случае - налицо вновь открывшееся обстоятельство - юридический факт (распоряжение наследодателя). А. вправе обратиться в суд с заявлением о пересмотре решения суда по вновь открывшимся обстоятельствам. Решение подлежит отмене, а рассмотрение дела возобновляется.

Какие обстоятельства в принципе могут быть признаны вновь открывшимися, очевидно из оснований для пересмотра, исчерпывающим образом установленных законом (ч. 2 ст. 392 ГПК). По мнению Т.В.Сахновой, вновь открывшиеся обстоятельства - это не новые обстоятельства. Они объективно существовали в период рассмотрения дела по существу. Однако в силу своей неизвестности они не могли составлять факты предмета доказывания стороны, и именно в силу неизвестности сторона не связывала с ними никаких требований.[40]

Лицо, обратившееся с заявлением, несет и бремя утверждения – необходимость сослаться на вновь открывшиеся обстоятельства и бремя их доказывания. Кроме того, заявителю необходимо доказать, что установление обстоятельств, на которые он сослался может повлиять на выводы суда, вынесшего решение.

Определение суда об удовлетворении заявления о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам решения, определения суда, постановления президиума суда надзорной инстанции обжалованию не подлежит (ч. 2 ст. 397 ГПК).

В случае отмены решения или определения суда, постановления президиума суда надзорной инстанции рассмотрение по делу возобновляется, порядок его рассмотрения подчинен общим правилам ГПК.


Глава 3. ПЕРЕРАСПРЕДЕЛЕНИЕ БРЕМЕНИ ДОКАЗЫВАНИЯ В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Доказательственное бремя стабильно, в связи с изменением фактической ситуации в доказывании, представлением стороной доказательств оно не перемещается от одного участника процесса к другому. Изменение общего правила распределения доказательственного бремени возможно только в законодательном порядке, путем закрепления специальных правил, перераспределяющих доказательственные обязанности, это доказательственные презумпции и доказательственные фикции.

В законодательстве нет четкого определения термина «презумпция» Ю.А. Сериков в своей работе «Презумпции в гражданском судопроизводстве» отмечает, что «разные авторы используют для его обозначения различные слова и их сочетания. Например, в литературе упоминаются такие варианты: предположение; доказательственное предположение; законное; правовое предположение, юридическое предположение; презумпция; доказательственная презумпция; законная презумпция; легальная презумпция; правовая презумпция; формальная презумпция; юридическая доказательственная презумпция; юридическая презумпция.[41]

Рассматривая проблему применения термина "презумпция" в законодательстве, необходимо отметить следующее: сам термин, несмотря на достаточное количество презумпций, в нормативных актах употребляется крайне редко. Например, самая известная презумпция - презумпция невиновности обвиняемого - нормативно стала использовать свой термин только с момента вступления в силу нового УПК РФ (ст. 14), т.е. с 1 июля 2002. Ранее закрепленная в Конституции РФ (ст. 49) презумпция невиновности обходилась без него. Анализ законодательства показывает, что в нормативных актах используется исключительно сокращенная форма - презумпция. Полная форма понятия - правовая презумпция - законодателем не употребляется[42] .

Более близко и понятно определение презумпции, под которой понимается закрепленное специальной нормой исключительное правило, применяемое вместо общего правила распределения обязанностей по доказыванию, на основании которого при доказанности определенного состава юридических фактов допустим вывод о существовании связанного с ними факта.

В литературе рассматриваются различные причины перераспределения обязанностей по доказыванию. Например, М.К.Треушников считал, что презумпции формулируются в интересах защиты прав стороны, поставленной в более трудные условия доказывания.[43]

В нормах материального (гражданского, трудового, се­мейного и других отраслей права) содержатся правила дока­зывания, возлагающие с помощью презумпций обязанность доказывания факта на определенную сторону.

Например, сторона, по иску которой сделка признана недействительной, вправе требовать от другой стороны воз­мещения расходов, утраты или повреждения своего имуще­ства, если докажет, что заблуждение возникло по вине другой стороны. Если это не будет доказано, сторона, по иску которой сделка признана недействительной, обязана возместить дру­гой стороне расходы, утрату или повреждение ее имущества. В этой норме правило распределения обязанностей по доказыванию основано на презумпции невиновности ответчика.

В гражданском праве наиболее распространены две доказательственные презумпции: 1) презумпция вины причинителя вреда; 2) презумпция вины лица, не исполнившего обяза­тельство или исполнившего его ненадлежащим образом.

При разрешении споров о возмещении вреда истец, хотя и ссылается на вину ответчика, не обязан ее доказывать, как это следовало бы из общего правила доказывания. Причинитель вреда обязан доказать, что вред причинен не по его вине. Вина причинителя вреда распространяется на все обязательства, возникающие из факта причинения вреда.

В нормах семейного, трудового и гражданского процессу­ального права также имеются презумпции, изменяющие об­щее правило распределения обязанностей по доказыванию, хотя они бывают и не так четко сформулированными, как это имеет место иногда в гражданском праве. Например, происхождение ребенка от родителей, состо­ящих между собой в браке, удостоверяется записью о браке родителей. В ч. 2 ст. 48 Семейного кодекса РФ записано, что если ребенок родился от лиц, состоящих в браке между собой, а также в течение трехсот дней с момента расторжения брака, признания его недействительным или с момента смерти суп­руга матери ребенка отцом ребенка признается супруг (быв­ший супруг) матери, если не доказано иное. Отцовство супруга матери ребенка удостоверяется запи­сью об их браке. Истица по делам о взыскании алиментов на детей, родившихся от зарегистрированного брака, не обязана доказывать факт отцовства. Этот факт предполагается. Если ответчик считает запись отцовства недействитель­ной, на нем лежит обязанность доказывания фактов, свиде­тельствующих о недействительности записи отцовства.

В соответствии с нормами трудового права в указанных в законе случаях между работником и администрацией может быть заключен письменный договор о полной материальной ответственности работника за вверенные ему ценности. В случае причинения ущерба при наличии такого дого­вора администрация обязана доказать размер ущерба. Факты отсутствия вины либо создание ненадлежащих условий труда доказываются самими работниками. Их вина в причинении ущерба предполагается.

В отдельных случаях, предусмотренных законом, обязанности по доказыванию распределяются особым образом в силу установленной доказательственной презумпции. Так, например, установлены: презумпция вины причинителя вреда (ч. 2 ст. 1064 ГК РФ); презумпция вины распространителя порочащих сведений (ч. 1 ст. 152 ГК РФ) и др. Действие презумпции не освобождает лицо от обязанностей доказывания вообще, но перераспределяет эти обязанности особым образом, возлагая обязанность доказывания некоторых фактов на ответчика. Истец должен доказать наличие условий, необходимых для применения презумпции. Потерпевший, например, должен доказать, что ему действительно причинен материальный ущерб и ущерб является результатом действий ответчика. С этого момента начинает действовать презумпция вины ответчика и именно он должен доказать, что вред причинен не по его вине.

Другой пример правовой презумпции. Ответчик, не исполнивший обязательство либо исполнивший его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины в форме умысла или неосторожности, кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности (п. 1 ст. 401 ГК РФ). Здесь презюмируется вина ответчика, поэтому истцу достаточно сослаться на неисполнение обязательства по вине ответчика. Ответчик же сам обязан доказать отсутствие вины. Если иное не предусмотрено в законе или договоре, лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельствах (п. 3 ст. 401 ГК РФ).

Роль презумпции - освобождение стороны, в пользу которой она установлена, от доказывания утверждаемого этой стороной факта. Презумпции могут быть законными, т.е. закрепленными в нормах права (ст. 401, 796, п. 2 ст. 1064, п. 1 ст. 1079 ГК РФ, п. 2 ст. 48 СК РФ), и фактическими - не закрепленными в нормах права. К не закрепленным в праве презумпциям можно отнести презюмирование полной дееспособности гражданина старше 18 лет. Однако ч. 1 ст. 56 ГПК указывает - исключения из общего правила о разграничении обязанности по доказыванию должны быть предусмотрены федеральным законодательством. Следовательно, презумпции должны быть установлены только федеральным законодательством.

Действие презумпции имеет прежде всего процессуальное значение, так как перераспределяет обязанности по доказыванию, но в отдельных случаях применение презумпции может повлечь материально-правовые последствия. Если причинитель вреда (ответчик) не сможет доказать отсутствие вины в своих действиях, суд должен удовлетворить иск, хотя у него может и не быть прямых доказательств вины причинителя. В основу такого судебного решения будет положена законная презумпция. Презумпция, предусмотренная законом, опровержима. Все заинтересованные лица вправе оспаривать предложение, сформулированное в законе, и доказывать его необоснованность. Как справедливо отмечает Д.М.Щекин, любая опровержимая презумпция ведет к перераспределению бремени доказывания, но не любое распределение бремени доказывания свидетельствует о наличие правовой презумпции.[44] Суд должен использовать действие презумпций для активизации доказательственной деятельности заинтересованных лиц, в то же время стремясь кустановлению обстоятельcтв дела в полном соответствии с действительностью.

Кроме доказательственных презумпций существуют и иные способы перераспределения обязанностей по доказыванию "без формулирования предположения о наличии или отсутствии какого-либо юридического факта" Так, в трудовых спорах судебной практикой выработано следующее специфическое правило распределения обязанностей по доказыванию: основная обязанность представления доказательств возлагается на работодателя.[45]

По искам о взыскании заработной платы, о выплате ком­пенсаций, доказательства, подтверждающие расчеты, обязана представить также администрация, поскольку она осуществ­ляет контроль за количеством, качеством труда и его оплатой. Гражданское дело может разрешаться по существу на основании правил распределения по доказыванию только в том случае, если стороны и суд использовали все возможности для собирания доказательств.

Возможность перераспределения бремени доказывания следует отличать от освобождения от доказывания (ст. 61 ГПК РФ, ст. 69 ГПК). В первом случае обязанность доказывания предполагается, вопрос только в том, какая сторона обязана это сделать. Статья 61 ГПК РФ содержит перечень оснований для освобождения от доказывания, т.е. перечисленные в ней факты и обстоятельства не нуждаются в доказывании надзорной инстанции одной из сторон.

Перераспределение обязанностей по доказыванию возможно также с помощью фикций. Под фикцией понимается используемое в определенных целях положение, не соответствующее действительности. В процессуальном праве при доказанности определенного фактического состава заведомо недостоверный факт считается существующим и порождает юридические последствия.

Фикция, в соответствии с концепцией С.С. Алексеева, - юридическая техника (частью которой являются фикции и презумпции), наряду с нормами, принципами, общими началами, систематизацией и актами правотворческой процедуры, относится к первой стадии правового регулирования - стадии формирования и действия юридических норм. Остальными тремя элементами механизма правового регулирования, принадлежащими к соответствующим стадиям правового регулирования, являются: на стадии применения права - индивидуальные предписания применения права (факультативный элемент); на стадии возникновения прав и обязанностей - правоотношения, юридические факты и правосубъектность; на стадии реализации прав и обязанностей - акты реализации прав и обязанностей. С.С. Алексеев определяет юридическую технику как "совокупность средств и приемов, используемых в соответствии с принятыми правилами при выработке и систематизации правовых (нормативных) актов для обеспечения их совершенства", подразделяя ее на две части - технические средства (нормативное построение, системное построение, юридические конструкции, отраслевая типизация, фикции, презумпции) и технические приемы (абстрактный, казуистический, прямой, отсылочный и бланкетный). Он проводит аналогию "с материальной техникой, где тоже, с одной стороны, выделяются средства техники, т.е. машины, оборудование, а с другой - методы, приемы их использования, т.е. технология".[46]

Например, непреложным требованием является обязательное извещение судом лиц, участвующих в деле, о времени и месте заседания (ст. 144 ГПК). В противном случае решение подлежит безусловной отмене (п.2 ст.308 ГПК). А как нужно поступить, если заинтересованное лицо во время производства по делу сменило место жительства, не известив об этом суд? В таком случае есть достаточные основания полагать, что гражданин уклоняется от суда. И в подобной ситуации возможен и целесообразен один-единственный вариант - выслать судебную повестку по ранее известному адресу, после чего полагать выполненной процессуальную обязанность извещения гражданина и продолжать рассматривать гражданское дело по существу.

Данный вариант как правовая норма закреплен в ст. 111 ГПК: "При отсутствии такого сообщения (о перемене своего адреса во время производства по делу. - И.З.) повестка посылается по последнему известному суду адресу и считается доставленной, хотя бы адресат по этому адресу более не проживал". Аналогичное правило определено и ч.1 ст. 112 ГПК: при неизвестности фактического места пребывания ответчика можно рассматривать дело по поступлении в суд повестки, удостоверяющей ее получение жилищной организацией или органом местного самоуправления по последнему известному месту жительства вызываемого гражданина.

Указанные нормы представляют собой правовые фикции. Суд исходит из того, что сторона извещена надлежащим образом, хотя в действительности судебная повестка не дошла до адресата и это известно судье. Налицо очевидное исключение из правила ст. 144 ГПК. И оно объективно необходимо, иначе невозможным будет разбирательство спора о праве.[47]

Некоторые авторы считают, что « характеризуется фикция как прием, облегчающий урегулирование некоторых правовых отношений».[48]

Содержание материальных фикций необходимо учитывать при определении предмета доказывания. Факт должен быть доказан с применением указанных в законе обстоятельств, а не обычными познавательными методами. Например, юридическое лицо нельзя ощутить с помощью тактильных ощущений, но его «существовании» и правоспособность определяют с выяснением факта его государственной регистрации, изучением учредительных документов.

Что касается фикций, имеющих процессуальное значение, то они включаются в законодательство обычно с целью побудить участников процессуальных отношений совершить или отказаться от совершения определённых действий, например, сделать невыгодным для стороны уклонение от явки в судебное заседание с целью затянуть рассмотрение дела или сделать невыгодным сокрытие доказательств. И.М. Зайцев обосновано утверждал, что «в целом фикции являются мерами, обеспечивающими экономию юридических средств».[49]

Существуют иные способы перераспределения доказательственных обязанностей. Например, они применяются при рассмотрении законности действий и решений государственных органов. Здесь подлежит доказыванию государственным органом факт, называемый предполагаемым, и если он не будет доказан, законность органа не будет установлена. Данным правилом доказательственные обязанности только перераспределяются без выдвижения какого-либо предположения. Бремя доказывания законности несет ответчик - орган или должностное лицо, действия которого оспариваются.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что институт распределения бремени доказывания - наиболее экономное процессуальное средство, дающее возможность при целесообразной затрате сил и ресурсов достигнуть истины при разрешении гражданско-правовых споров. При рассмотрении института бремени доказывания возникает проблема, субъектного состава распределения бремени доказывания и процесса доказывания как такового. Суть ее в следующем: входит ли суд в число этих субъектов? Несмотря на то, что принцип активной роли суда претерпел существенные изменения, можно с уверенностью сказать, что суд входит в число субъектов процесса доказывания.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Обязанность доказывания слагается из представления доказательств, подтверждающих те обстоятельства, на которые ссылается сторона, и убеждения в них суда. Нередко юристы полагают, что представление доказательств достаточно для выполнения бремени доказывания. Формально это так. Но для того чтобы выиграть дело, мало представить доказательство, например, вызвать свидетеля в суд для дачи показаний. Важно так построить его исследование, чтобы суд убедился в достоверности и в значении доказательства для разрешения дела.

Теоретические и практические аспекты проблемы распределения доказательственного бремени в совокупности с иными положениями теории доказательств изучались и изучаются в процессуальной литературе. Но системные исследования института бремени доказывания до настоящего времени не проводились, следствием чего является многообразие идей и позиций, неопределенность терминологии в рассматриваемой проблематике, наличие различных подходов к трактовке сущности и содержания правил распределения бремени доказывания.

Бремя доказывания – это процессуальный термин, обозначающий обязанность каждой из сторон в гражданском процессе заявить суду о тех юридических фактах, на которых основаны исковые требования или возражения против исковых требований.

Правила о распределении бремени доказывания призваны способствовать решению двух основных задач. Во-первых, играют определенную роль в сфере действия материального права: участники материальных правоотношений побуждаются к оформлению своих прав средствами и способами, предусмотренными законом, поскольку возможность защиты права напрямую связывается с возможностью исполнить бремя доказывания, представив суду доказательства его наличия. Во-вторых, действуют как движущее начало процесса, стимулируют лиц, участвующих в деле, к активному участию в доказывании, к представлению доказательств в обоснование доводов и возражений. Отсутствие должного внимания к правилам бремени доказывания, неприменение их на практике влекут, таким образом, негативные последствия и в гражданском обороте, и в процессуальной деятельности.

Изучение правил распределения доказательственных обязанностей имеет наряду с теоретическим и большое практическое значение. Ценность их заключается в действии, а не в факте наличия в законодательстве. В каждом деле возникает необходимость определить субъекта, который должен привести доказательства в подтверждение определенного факта, решить вопросы о соотношении общего и специальных правил распределения бремени доказывания, возможности использования одного из них, применить последствия недоказанности юридически значимого обстоятельства.

Распределение бремени доказывания производится в соответствии с законодательно закрепленными общими и специальными правилами. Общие правила действуют для всех дел независимо от их материально-правовой природы. Специальные правила (презумпции и фикции) применяются в отношении определенных категорий дел либо при решении отдельных процессуальных вопросов. Содержанием и тех, и других являются предположения о наличии либо об отсутствии искомых фактов.

Бремя доказывания в условиях состязательного процесса охватывает все виды действий, которые необходимо предпринять стороне для подтверждения истинности своих утверждений и опровержения заявлений своего противника. Вначале оно существует в виде бремени утверждения фактов и указания на подтверждающие их доказательства, затем оно выражается в предоставлении соответствующих средств доказывания противной стороне и суду, изучении вне судебного заседания результатов судебной экспертизы и доказательств, поступивших от противника, активном исследовании доказательств в судебном заседании, подведении итогов исследования в ходе прений.

Современное судопроизводство строится на принципе предварительного ознакомления с доказательствами, которые будут использоваться в судебном заседании. Реализация этого принципа обеспечивается, в том числе, посредством закрепления обязанности стороны раскрыть все доказательства, которыми она располагает, и запретом на применение скрытых доказательств (ч. 3 и 4 ст. 65 АПК РФ). В связи с этим важно разграничение понятий доказательств и доводов. Первые представляют собой сведения в том их объективном содержании, которое закреплено в соответствующих средствах доказывания. Вторые являются интерпретацией или оценкой этих сведений, в том числе с точки зрения их относимости или достоверности.

Все вышесказанное позволяет сделать вывод, что судебное доказывание есть логико-правовая деятельность лиц участвующих в деле, суда, направленная на достижение верного знания о фактических обстоятельствах возникновения, изменения и прекращения правоотношений, осуществляемая в процессуальной форме путем утверждения лиц, участвующих в деле, о фактах, показания на доказательства, представления их суду, оказания судом содействия в собирании доказательств, их исследования и оценки. А современный институт распределения бремени доказывания позволяет достигнуть истины при разрешении гражданско-правовых споров наиболее оптимальным путем.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Список нормативных актов

1. Конституция РФ принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993г. Вступила в силу со дня ее официального опубликования.// "Российская газета" от 25 декабря 1993г. N 237, с учетом поправок, внесенных законами Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации от 30 декабря 2008 г. N 6-ФКЗ и от 30 декабря 2008г. N 7-ФКЗ, //"Российская газета" от 21 января 2009г. N 7.

2. Семейный кодекс от 29.12.1995 № 223-ФЗ (с изм. от 30.06.2008)//Российская газета от 27 января 1996 № 17.

3. Арбитражный процессуальный кодекс РФ от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ (с изм. от 03.12.2008) //Российская газета - 27 июля 2002г. N 137

4. Гражданский кодекс Российской Федерации (части первая, вторая и третья) (с изм. от 09.02.2009) // "Российская газета" от 8 декабря 1994г., "Российская газета" от 6, 7, 8 февраля 1996 г., "Российская газета" от 28 ноября 2001г.

5. Гражданский процессуальный кодекс от 14.11.2002 № 138-ФЗ(с изм. от 09.02.2009)// Российская газета от 20.11.2002 № 220

6. Жилищный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 2004 г. N 188-ФЗ (ЖК РФ) (с изм. и доп. от 31 декабря 2005 г.) // "Российская газета" от 12 января 2005г.

7. О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан»): Федеральный закон от 14.11.1995 г. № 197-ФЗ//Российская газета-26.11.1995 № 245.

СПИСОК МАТЕРИАЛОВ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

1. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 1994 г. N 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей»(в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 25.04.1995 N 6, от 25.10.1996 N 10, от 17.01.1997 N 2, от 21.11.2000 N 32, от 10.10.2001 N 11, от 06.02.2007 N 6, от 11.05.2007 N 24)// СПС Консультант Плюс

2. Определение СК Верховного Суда РФ от 5 февраля 1996 г. "Обязанность по доказыванию обоснованности наложения административного взыскания должна возлагаться на административный орган" (извлечение)Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1996, N 5

3. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 17 декабря 2003 г. по делу N Ф04/6394-189/А02-2003 – Справочно – правовая система Консультант Плюс, 2009, www.consultant.ru .

4. Постановление Федерального Арбитражного суда Уральского округа от 25.10.2008 № Ф09-7965/08-С5 (Дело № А60-5723/2008), СПС КонсультантПлюс (извлечение)

5. Дело N 33-2243 от 1 октября 2002 г.// Архив Верховного суда Удмуртской Республики

6. Постановление Пермского краевого суда N 44-г-83 от 27.02.2008 г.//Архив Пермского краевого суда.

7. Материалы дела Чайковского городского суда Пермского края № 2-91 от января 2009 г. (извлечение)


СПИСОК СПЕЦИАЛЬНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Алексеев С.С. Общая теория права: В 2 т. М., 1981. Т. 2.

2. Андреева Т.К. к.ю.н. Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу РФ Агенство (ЗАО) «Библиотечка РГ» М.2003.

3. Афанасьев С.Ф. Принципы истины и прав граждан в российском гражданском процессе//Вестник Саратовской государственной академии права. Саратов.1999.№1.

4. Баулин О.В. Бремя доказывания при разбирательстве гражданских дел. Дис…к.ю.н. // Юридическая Россия (Федеральный правовой портал (v.3.2.) - http://law.edu.ru/script/cntSource.asp?cntID=100081324 12.10.2005

5. Громов Н.А. Понятие процесса доказывания // Право и политика.-2005.-N 2. - С. 17-22

6. Елисеев Н.Г. Основные понятия доказательственного права "Законы России: опыт, анализ, практика", N 1, январь 2007г.// Гарант Платформа F1 ЭКСПЕРТ.

7. Зайцев И. Правовые фикции в гражданском процессе - пpофессоp Саратовской госудаpственной академии пpава /Российская юстиция, 1997, N 1/ Гарант Платформа F1 ЭКСПЕРТ

8. Кузнецов В. Некоторые проблемы предмета доказывания в гражданском процессе РФ // Арбитражный и гражданский процесс.-2003.-N10.-С.38-45

9. Масленников М. Можно ли считать жалобу административным иском// Российская юстиция.1998.№5.С.24

10. Матеров Н., Логинова О. О назначении экспертизы в арбитражном процессе (по материалам обобщения судебной практики арбитражного суда Вологодской области)// Вестник Высшего Арбитражного суда РФ. 2001 №8.С.99.

11. Малышев К. Курс гражданского судопроизводства. Т. 1. Изд. 2. СПб. 1876. С. 267.

12. Невоструев А.Г. Доказательства и доказывание по делам, возникающим из договора социального найма жилого помещения/"Законодательство", N 3, март 2006 г. / Гарант Платформа F1 ЭКСПЕРТ.2009.

13. Новицкий В.А. к.ю.н., Правовые взгляды русских юристов конца ХIХ - ХХ века в области доказательственного права России. // Политические, правовые, социальные и экономические проблемы современного российского общества. Материалы VIII научно-практической конференции от 19.04.02. Ставропольский институт им. В.Д. Чурсина. Ставрополь. 2002. http://arbitr.msk.su/zakon/ug_proc_pravo/article_2009.

14. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. РАН Институт русского языка им.Виноградова 4-е изд., М.2005.

15. Просвиркин А. Н. Судебное доказывание как деятельность адвоката по обоснованию правовой позиции в арбитражном и гражданском процессе // Арбитражный и гражданский процесс.2005.№ 6.

16. Решетняк В.И., Черных И.И. Заочное производство и судебный приказ в гражданском процессе.М.1997.

17. Сахнова Т.В. Судебная экспертиза. М. 2000.

18. Сахнова Т.В. Курс гражданского процесса: теоретические начала и основные институты. - М.: "Волтерс Клувер", 2008.//, http://books.google.ru/books2008

19. Сериков Ю.А. «Презумпции в гражданском судопроизводстве» /науч. ред. В.В. Ярков. М.: "Волтерс Клувер", 2006./ Гарант Платформа F1 ЭКСПЕРТ.

20. Советский юридический словарь. Под ред.С.Братусь, Н.Казанцев, С.Кечекьян и проч. 1953. http://determine.ru/dictionary/630/word/ 2008.

21. Толстой Ю.К. «К теории правоотношения.»Л.,//http://arbitr.msk.su/ zakon.

22. Треушников М.К. Доказательства и доказывание в советском гражданском процессе. М.1989.

23. Треушников М.К. Особенности рассмотрения отдельных категорий гражданских дел / М., 1995.

24. Туманова Л.В. Зашита публично-правовых интересов в гражданском судопроизводстве: Автореф.докт.дис. СПб.2002.

25. Учебникпод ред. д.ю.н., профессора Викут М.Л. Гражданский процесс. М.2005.

26. Учебник гражданского процесса. Васьковский Е.В. М. 1917 //Allpravo.Ru, 2005. http://www.allpravo.ru/library/doc2472p/instrum4301/item4380.html

27. Учебник для вузов. Теория государства и права. /Отв. редакторы: В.М. Корельский В.Д. Перевалов.2-е изд.М.2000.

28. Черных И.И. Заочное производство в гражданском процессе. М.2000.С.70.

29. Щекин Д.М. Юридические презумпции в налоговом праве. М.2002.С.135


[1] Сериков Ю.А. Презумпции в гражданском судопроизводстве/науч. ред. В.В. Ярков В.В./. М. "Волтерс Клувер", 2006.

[2] Российская газета 20.11.2002 № 220 (последние изменения внесены от 9 февраля 2009 г. N 7-ФЗ)

[3] Российская газета от 27.07.2002 г. N 137

[4] Малышев К. Курс гражданского судопроизводства. Т. 1. Изд. 2. СПб. 1876. С. 267.

[5] Российская газета от 27.01.1996 г. N 17. (последние изменения внесены 30 июня 2008 № 106-ФЗ)

[6] Материалы дела Чайковского городского суда Пермского края № 2-91 от января 2009 г. (извлечение)

[7] Громов Н. А. Понятие процесса доказывания // Право и политика.-2005.-N 2. - С. 17-22

[8] Гражданский кодекс Российской Федерации (ГК РФ) (части первая, вторая, третья и четвертая) (с изм. и доп. 9 февраля 2009г.) //Гарант Платформа F1 ЭКСПЕРТ, 2009- Мобильная версия

[9] Жилищный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 2004 г. N 188-ФЗ (ЖК РФ) (с изм. и доп. от 31 декабря 2005 г.) // "Российская газета" от 12 января 2005 г.

[10] Кузнецов В. Некоторые проблемы предмета доказывания в гражданском процессе РФ // Арбитражный и гражданский процесс.-2003.-N10.-С.38-45.

[11] Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. РАН Институт русского языка им.Виноградова 4-е изд., М.2005. С.59.

[12] Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. С.295.

[13] Баулин О.В. Бремя доказывания при разбирательстве гражданских дел. Дис…к.ю.н. // Юридическая Россия (Федеральный правовой портал (v.3.2.) - http://law.edu.ru/script/cntSource.asp?cntID=100081324 12.10.2005

[14] Новицкий В.А.Кандидат юридических наук, диссертация защищена по теме "Правовые взгляды русских юристов конца ХIХ - ХХ века в области доказательственного права России". Цит.Топорков А.Н. Использование результатов оперативно-розыскных мероприятий в доказывании по уголовным делам // Политические, правовые, социальные и экономические проблемы современного российского общества. Материалы VIII научно-практической конференции от 19.04.02. Ставропольский институт им. В.Д. Чурсина. Ставрополь. 2002.http://arbitr.msk.su/zakon/ug_proc_pravo/article_2009.

[15] Новицкий В.А. Там же.// http://arbitr.msk.su/zakon/ug_proc_pravo/article_2009.

[16] Теория государства и права.Учебник для вузов/Отв. редакторы:В.М. Корельский, В.Д.Перевалов.2-е изд.М.2000.С.352.

[17] Просвиркин А. Н. Судебное доказывание как деятельность адвоката по обоснованию правовой позиции в арбитражном и гражданском процессе // Арбитражный и гражданский процесс.-2005.-N 6. - С. 16-20.

[18] Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. М. // Allpravo.Ru, 2005г.

[19] Сахнова Т.В.Курс гражданского права: теоретические начала и основные институты.Учебник.Wolters Kluwer Russia, http://books.google.ru/books 2008. С.391.

[20] Толстой Ю.К. К теории правоотношения. Л., 1959//http://arbitr.msk.su/zakon/ug_proc_pravo/article_2008_04_30_1506.php?number=23

[21] Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 17 декабря 2003 г. по делу N Ф04/6394-189/А02-2003 – Справочно –правовая система Консультант Плюс, 2009, www.consultant.ru .

[22] Научно-практический комментарий к арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации. Изатель: Агентство (ЗАО) «Библиотечка «Российской газеты», 2003. С.117. Автор комментария-Т.К.Андреева.

[23] См. Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса.М.1917//Allpravo.Ru,2005.http://www.allpravo.ru/library/doc2472p/instrum4301/item4380.html

[24] Баулин О.В. Бремя доказывания при разбирательстве гражданских дел. М., Городецъ 2004.С. 99.

[25] Советский юридический словарь. Под ред.С.Братусь, Н.Казанцев, С.Кечекьян и проч. 1953. http://determine.ru/dictionary/630/word/

[26] Российская газета от 26 декабря 1995 г. N 245.

[27] Определение СК Верховного Суда РФ от 5 февраля 1996 г. "Обязанность по доказыванию обоснованности наложения административного взыскания должна возлагаться на административный орган" (извлечение)Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1996, N 5

[28] Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 1994 г. N 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей»(в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 25.04.1995 N 6, от 25.10.1996 N 10, от 17.01.1997 N 2, от 21.11.2000 N 32, от 10.10.2001 N 11, от 06.02.2007 N 6, от 11.05.2007 N 24)// СПС Консультант Плюс

[29] Постановление Федерального Арбитражного суда Уральского округа от 25.10.2008 № Ф09-7965/08-С5 (Дело № А60-5723/2008), СПС КонсультантПлюс(извлечение)

[30] См.: Матеров Н., Логинова О. О назначении экспертизы в арбитражном процессе (по материалам обобщения судебной практики арбитражного суда Вологодской области)// Вестник Высшего Арбитражного суда РФ. 2001 №8.С.99.

[31] См.: Сахнова Т.В. Судебная экспертиза. М. 2000. С.126.

[32] Постановление Пермского краевого суда N 44-г-83 от 27.02.2008 г.//Архив Пермского краевого суда

[33] Гражданский процесс Учебникпод ред. д.ю.н., профессора Викут М.Л.М.2005.С.126

[34] См. Решетняк В.И., Черных И.И. Заочное производство и судебный приказ в гражданском процессе.М.1997.С.49.

[35] См.Черных И.И. Заочное производство в гражданском процессе.М.2000.С.70.

[36] См.Масленников М. Можно ли считать жалобу административным иском// Российская юстиция.1998.№5.С.24

[37] См.: Туманова Л.В. Зашита публично-правовых интересов в гражданском судопроизводстве: Автореф.докт.дис. СПб.2002.С.8.

[38] Арбитражный процессуальный кодекс РФ с комментариями Андреевой Т.К. к.ю.н. Агенство (ЗАО) «Библиотечка РГ» М.2003.С.423.

[39] Архив Верховного суда Удмуртской Республики. Дело N 33-2243 от 1 октября 2002 г. Цит. по: Невоструев А.Г. Доказательства и доказывание по делам, возникающим из договора социального найма жилого помещения//"Законодательство", N 3, март 2006 г. / Гарант Платформа F1 ЭКСПЕРТ,2009

[40] Сахнова Т.В. Курс гражданского процесса: теоретические начала и основные институты. - М.: "Волтерс Клувер", 2008./ Гарант Платформа F1 ЭКСПЕРТ

[41] Сериков Ю.А. «Презумпции в гражданском судопроизводстве» (науч. ред. В.В. Ярков). - М.: "Волтерс Клувер", 2006./ Гарант Платформа F1 ЭКСПЕРТ,2009.

[42] См.: Там же.

[43] См.: Треушников М.К. Доказательства и доказывание в советском гражданском процессе.М.1989.С.162.

[44] См. Щекин Д.М. Юридические презумпции в налоговом праве. М.2002.С.135

[45] Баулин О.В. Бремя доказывания при разбирательстве гражданских дел. М., 2004. С. 240., Особенности рассмотрения отдельных категорий гражданских дел / Под ред. М.К. Треушникова. М., 1995. С. 188. Цит. по Невоструев А.Г. Доказательства и доказывание по делам, возникающим из договора социального найма жилого помещения/"Законодательство", N 3, март 2006 г. / Гарант Платформа F1 ЭКСПЕРТ

[46] Алексеев С.С. Общая теория права: В 2 т. М., 1981. Т. 2. С. 267- 383.

[47] Зайцев И. Правовые фикции в гражданском процессе - пpофессоp Саратовской госудаpственной академии пpава /Российская юстиция, 1997, N 1/ Гарант Платформа F1 ЭКСПЕРТ

[48] См.: Афанасьев С.Ф. Принципы истины и прав граждан в российском гражданском процессе//Вестник Саратовской государственной академии права.Саратов.1999.№1.С.49

[49] Зайцев И.М.Правовые фикции в гражданском процессе//Российская юстиция.1997.№1.С.35