регистрация / вход

Вердикт и приговор в суде присяжных

Теоретико-правовые позиции участия присяжных заседателей в суде. Вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями. Постановка вопросов присяжным заседателям, напутственное слово председательствующего. Приговор в суде присяжных, вынесение вердикта.

МИНИСТЕРСТВО ЮСТИЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Калужский филиал

ГОУ ВПО «Российская правовая академия

Министерства юстиции Российской Федерации»

Кафедра уголовно-правовых дисциплин

«Вердикт и приговор в суде присяжных»

Калуга

Содержание

Введение

Глава 1. Вопросы подлежащие разрешению присяжными заседателями

1.1. Постановка вопросов присяжным заседателям

1.2. Напутственное слово председательствующего

Глава 2. Вердикт и приговор в суде присяжных

2.1 Вынесение вердикта

2.2. Приговор в суде присяжных

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Предоставленное Конституцией РФ (ст. 20) и законом право обвиняемым на рассмотрение их дел судом с участием присяжных заседателей явилось достаточно востребованным. В период действия Закона в девяти регионах России более 30% обвиняемых воспользовались данным им правом.

Одной из проблем суда с участием присяжных заседателей явилось затянувшееся его поэтапное введение на всей территории Российской Федерации, что создавало конституционное неравенство граждан, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений против жизни, за которые возможно назначение исключительной меры наказания - смертной казни. Постановлением Конституционного Суда РФ от 2 июля 1998 г. N 20-П признано недопустимым назначение наказания в виде смертной казни до введения соответствующего федерального закона, обеспечивающего на всей территории России каждому обвиняемому в преступлении, за совершение которого федеральным законом предусмотрена смертная казнь, право на рассмотрение его дела судом присяжных. Одновременно было предложено Федеральному Собранию незамедлительно внести в законодательство соответствующие изменения.

Производство в суде первой инстанции с участием присяжных заседателей как тема для исследований для меня представляет интерес как с теоретико-правовых позиций, так и с точки зрения реализации норм УПК в правоприменительной деятельности. Прежде всего, мой интерес во многом обуславливается значением данного института уголовного процесса.

Актуальность выбранной мной темы обусловлена именно тем, что суд присяжных имеет преимущество перед "обычным" судом, это выражается в его большей коллегиальности, гарантии независимости присяжных заседателей, во внесении в правосудие житейского здравого смысла и народного правосознания, стимулировании состязательного процесса, способности испытывать правоту законов применительно к конкретному случаю.

Цель моей курсовой работы – изучить вердикт и приговор в суде присяжных, как акты правосудия.

Для достижения поставленной в работе цели необходимо решить следующие задачи:

· Рассмотреть вопросы подлежащие разрешению присяжными заседателями;

· Осветить напутственное слово председательствующего;

· Изучить вердикт и приговор в суде присяжных.

Объектом исследований в данной работе в широком смысле выступает уголовно-процессуальное законодательство РФ, научная литература, судебная практика, в которых закреплены и отражены нормы, регулирующие участие присяжных заседателей в суде.

Предмет работы – особые правоотношения уголовно-процессуального характера, возникающие в связи с участием присяжных заседателей.

Методы исследования, используемые в работе: диалектический метод, метод системного анализа, метод аналогии, исторический метод и др.

Глава 1. Вопросы подлежащие разрешению присяжными заседателями

1.1 Постановка вопросов присяжным заседателям

В стадии судебного разбирательства на председательствующего судью возложен ряд функций, одной из которых является постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями. От того, насколько точно и ясно будут сформулированы вопросы, насколько полно по содержанию и доступно по форме они будут изложены, в решающей мере зависит понимание их присяжными заседателями и правильное разрешение в вердикте.

При постановке вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, судьей должны быть учтены два необходимых условия: результаты судебного следствия и прений сторон; полномочия присяжных заседателей.

Вопросы судьей должны быть сформулированы в письменном виде, зачитаны и переданы сторонам.

В ст. 338 УПК РФ не закреплено право сторон на предоставление им времени для внимательного ознакомления с поставленными судьей вопросами, подготовки замечаний по содержанию и формулировке вопросов и внесения предложений о постановке новых вопросов. Однако такое право вытекает из общих правил судопроизводства, гарантирующих создание сторонам условий для всестороннего и полного исследования доказательств по делу. Это же следует и из содержания ст. 243 УПК РФ, обязывающей председательствующего судью принимать все меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон, и ст. 244 УПК РФ, гарантирующей сторонам обвинения и защиты равенство прав в судебном заседании.

Как предусмотрено п. 2 ст. 338 УПК РФ, недопустим отказ подсудимому и его защитнику в постановке вопросов о наличии по уголовному делу фактических обстоятельств, исключающих ответственность подсудимого за содеянное или влекущих его ответственность за менее тяжкое преступление. Это может стать основанием для отмены приговора. Так, Кассационная палата ВС РФ отменила приговор суда присяжных по делу Ш., обвиняемого в совершении убийства при отягчающих обстоятельствах, и дело направила на новое судебное рассмотрение в связи с тем, что председательствующий судья отказал защитнику в постановке вопроса, влекущего ответственность обвиняемого за менее тяжкое преступление[1] .

Обсуждение и формулирование вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, производится в отсутствие последних, поскольку это не входит в компетенцию присяжных заседателей.

В случае подачи сторонами устных замечаний по содержанию и формулировке вопросов и предложений о постановке новых вопросов эти замечания отражаются в протоколе судебного заседания. Если замечания и предложения были поданы сторонами в письменной форме, они приобщаются к материалам дела, о чем делается отметка в протоколе судебного заседания.

При окончательном формулировании вопросного листа в совещательной комнате председательствующий не вправе внести в него вопросы, которые не были предметом обсуждения с участием сторон.

По выходе из совещательной комнаты окончательно сформулированный вопросный лист в присутствии присяжных заседателей оглашается председательствующим и передается старшине, о чем делается соответствующая запись в протоколе судебного заседания.

В ч. 5 ст. 338 УПК РФ закреплено право присяжных заседателей перед удалением в совещательную комнату получить от председательствующего разъяснения по возникшим у них неясностям в связи с постановленными вопросами. Однако следует иметь в виду, что такие разъяснения они могут получить лишь после произнесения напутственного слова, в котором председательствующий разъясняет присяжным порядок подготовки ответов, порядок совещания, правила оценки доказательств и другие вопросы.

В статье 339 УПК РФ содержатся два различающихся положения о содержании вопросов, представляемых для разрешения присяжным заседателям. Согласно ч. 1 этой статьи по каждому из деяний, в совершении которых обвиняется подсудимый, ставятся три основных вопроса:

доказано ли, что соответствующие деяния имели место;

доказано ли, что эти деяния совершил подсудимый;

виновен ли подсудимый в совершении этого деяния.

Часть 2 этой статьи предоставляет возможность постановки одного вопроса о виновности подсудимого, но при выполнении обязательного условия, когда такой вопрос является соединением трех основных вопросов, указанных в ч. 1 ст. 339 УПК РФ. Судебная практика рассмотрения дел с участием присяжных заседателей свидетельствует о том, что формулирование вопросного листа по правилам ч. 2 ст. 339 УПК РФ вызывает определенные трудности.

Иногда постановка одного вопроса о виновности обвиняемого не только усложняет процесс составления такого вопроса председательствующим, но и порой дезориентирует присяжных заседателей относительно их компетенции по установлению фактических обстоятельств дела. Как показывает анализ судебной практики рассмотрения дел судом с участием присяжных заседателей, обсуждая возможные варианты ответов на вопрос, объединяющий в себе три основных вопроса, присяжные заседатели, пытаясь самостоятельно конкретизировать совершенные преступления, иногда описывают в вердикте иные по сравнению с предъявленным обвинением обстоятельства его совершения, что влечет за собой отмену приговора.

При формулировке вопросного листа по правилам ч. 2 ст. 339 УПК РФ в случае оправдательного вердикта спорным остается вопрос об основаниях оправдания обвиняемого. Статья 348 УПК РФ обязывает судью постановить в таком случае оправдательный приговор. В ст. 350 УПК РФ, регламентирующей виды решений, принимаемых председательствующим по уголовному делу, рассмотренному в суде с участием присяжных заседателей, указывается, что председательствующий обязан постановить оправдательный приговор в случаях, когда присяжные заседатели дали отрицательный ответ хотя бы на один из трех основных вопросов, указанных в ч. 1 ст. 349 УПК РФ[2] .

Таким образом, если бы председательствующий судья руководствовался при формулировании вопросного листа ч. 1 ст. 339 УПК РФ, он может оправдать подсудимого:

за отсутствием события преступления - в случае отрицательного ответа на вопрос о доказанности соответствующего деяния;

за непричастностью подсудимого к совершению преступления - в случае отрицательного ответа на вопрос о доказанности совершения деяния подсудимым;

за отсутствием состава преступления - в случае отрицательного ответа на вопрос о виновности подсудимого.

При формулировании вопросного листа по правилам ч. 2 ст. 339 УПК РФ в таком случае может идти речь лишь об оправдании подсудимого за отсутствием состава преступления.

В соответствии с ч. 1 ст. 339 УПК РФ судьей ставятся перед присяжными три основных вопроса по каждому из деяний, в совершении которых обвиняется подсудимый.

При идеальной совокупности преступлений, когда одно деяние квалифицируется двумя статьями УК, вопросы ставятся не по каждому преступлению, а по деянию в целом. Это вытекает как из текста ч. 1 указанной статьи, так и из компетенции присяжных заседателей, которые устанавливают лишь фактическую сторону.

Например, при совершении убийства, сопряженного с разбойным нападением, органами следствия в обвинительном заключении и в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого описываются отдельно преступные действия, подпадающие под каждую из статей УК РФ. Деяние же фактически было совершено одно, и по нему, таким образом, и должны быть поставлены перед присяжными три вопроса, как того требует комментируемая статья. В случае положительного ответа на эти вопросы председательствующий судья, как профессиональный юрист, обязан дать юридическую оценку фактически установленным вердиктом присяжных заседателей обстоятельствам, т.е. в данном примере - квалифицировать содеянное по двум статьям - п. "з" ч. 2 ст. 105 и п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ.

Иная постановка вопросов при идеальной совокупности преступлений (не по каждому деянию, а по каждому преступлению) создает трудности для присяжных заседателей, обязанных устанавливать лишь факты, а не их юридическую квалификацию. В судебной практике встречались случаи, когда председательствующий судья в описанной выше ситуации ставил перед присяжными отдельные вопросы по убийству и по разбою. Присяжные заседатели, не зная тонкостей юридической квалификации преступлений, на первые три вопроса отвечали утвердительно, а на вторые - отрицательно, обоснованно считая, что нападение было одно, а не два, как следовало из вопросного листа.

Согласно ч. 3 ст. 339 УПК РФ после основного вопроса о виновности подсудимого могут ставиться частные вопросы о таких обстоятельствах, которые увеличивают или уменьшают степень виновности либо изменяют ее характер, влекут освобождение подсудимого от ответственности. В необходимых случаях отдельно ставятся вопросы о степени осуществления преступного намерения, причинах, в силу которых деяние не было доведено до конца, степени и характере соучастия каждого из подсудимых в совершении преступления.

О праве сторон ставить вопросы о наличии фактических обстоятельств, влекущих освобождение подсудимого от ответственности или влекущих его ответственность за менее тяжкое преступление.

Определенную сложность вызывает формулирование вопросного листа при покушениях на совершение преступления. В таких случаях, как и в случаях обвинения в совершении оконченных преступлений, судья должен "выбрать" из обвинения фактическую сторону дела и в понятной формулировке поставить перед присяжными вопросы, предусмотренные комментируемой статьей, в том числе вопрос о причинах, в силу которых деяние не было доведено до конца. Причем вопрос должен содержать описание фактической причины, в силу которой подсудимый не смог осуществить свое намерение (выстрел из огнестрельного оружия не произошел в связи с тем, что была осечка; сломалось лезвие ножа при нанесении удара; не смог завладеть имуществом, так как был задержан и т.д.), а не просто ссылку на таковую.

При постановке частных вопросов об обстоятельствах, которые уменьшают степень виновности либо влекут освобождение подсудимого от ответственности, в вопросном листе недопустима постановка вопросов о виновности других лиц.

Допуская возможность постановки вопросов, позволяющих установить виновность в совершении менее тяжкого преступления, законодатель указал при этом на необходимость наличия двух обязательных условий: если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

Согласно ч. 4 ст. 339 УПК РФ на случай признания подсудимого виновным ставится вопрос о том, заслуживает ли он снисхождения. При обвинении подсудимого в совершении нескольких преступлений, образующих реальную совокупность, вопрос о снисхождении должен ставиться применительно к каждому деянию. При идеальной совокупности ставится один вопрос о снисхождении.

Часть 5 статьи 339 УПК РФ запрещает постановку вопросов, требующих от присяжных заседателей юридической квалификации статуса подсудимого, а также других вопросов, требующих собственно юридической оценки при вынесении присяжными заседателями вердикта. Это положение закона по-разному воспринимается судьями и другими практическими работниками. Так, органами предварительного следствия Ч. было предъявлено обвинение в том, что он на почве ссоры с потерпевшим Б. нанес ножом последнему 85 проникающих колото-резаных ранений и 16 непроникающих - всего 101 ранение, от которых тот скончался, т.е. в совершении убийства с особой жестокостью. По предъявленному обвинению присяжным заседателям были поставлены вопросы, на которые они ответили утвердительно, т.е. признали доказанным, что Ч. нанес 101 ранение потерпевшему ножом, от которых тот скончался. Вместе с тем перед присяжными был поставлен дополнительный (частный) вопрос, требующий юридической квалификации - об осознании подсудимым причинения потерпевшему особых мучений и страданий при совершении убийства таким способом. На такой непонятный для присяжных вопрос они ответили отрицательно, в связи с чем Ч. был осужден по ст. 103 УК РСФСР за убийство без отягчающих обстоятельств. По кассационной жалобе потерпевшей данный приговор был отменен и дело направлено на новое судебное рассмотрение.

В случае обвинения лица в убийстве с особой жестокостью (в зависимости от обстоятельств дела) перед присяжными заседателями должны ставиться, например по описанному ранее делу, вопросы:

1) доказано ли, что потерпевший Б. был лишен жизни в результате нанесения ему 101 ранения колюще-режущим орудием - ножом в различные части тела;

2) доказано ли, что указанные в первом вопросе ранения потерпевшему Б. на почве ссоры нанес подсудимый Ч.

Пленум ВС РФ указал на недопустимость постановки вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, с использованием таких юридических терминов, как умышленное или неосторожное убийство, умышленное убийство с особой жестокостью, умышленное убийство из хулиганских или корыстных побуждений, умышленное убийство в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, при превышении необходимой обороны, изнасилование, разбой и т.п. (п. 29 постановления Пленума ВС РФ от 22.11.2005 N 23).

1.2 Напутственное слово председательствующего

Перед удалением коллегии присяжных заседателей в совещательную комнату для вынесения вердикта председательствующий обращается к присяжным заседателям с напутственным словом, в котором он:

- приводит содержание обвинения;

- сообщает содержание уголовного закона, предусматривающего ответственность за совершение деяния, в котором обвиняется подсудимый;

- напоминает об исследованных в суде доказательствах, как уличающих подсудимого, так и оправдывающих его, не выражая при этом своего отношения к этим доказательствам и не делая выводов из них;

- излагает позиции государственного обвинителя и защиты;

- разъясняет присяжным основные правила оценки доказательств в их совокупности; сущность принципа презумпции невиновности; положение о толковании неустраненных сомнений в пользу подсудимого; положение о том, что их вердикт может быть основан лишь на тех доказательствах, которые непосредственно исследованы в судебном заседании, никакие доказательства для них не имеют заранее установленной силы, их выводы не могут основываться на предположениях, а также на доказательствах, признанных судом недопустимыми;

- обращает внимание коллегии присяжных заседателей на то, что отказ подсудимого от дачи показаний или его молчание в суде не имеют юридического значения и не могут быть истолкованы как свидетельство виновности подсудимого;

- разъясняет порядок совещания присяжных заседателей, подготовки ответов на поставленные вопросы, голосования по ответам и вынесения вердикта.

Содержание напутственного слова имеет важнейшее значение для успешного выполнения коллегией присяжных заседателей своего долга. Оно должно послужить методологической программой их работы в совещательной комнате, незаменимой помощью в том, чтобы разобраться в огромном массиве устной информации, обрушившейся на их непривычные к подобным ситуациям сознание и чувства за многие дни, а то и недели и месяцы судебного процесса[3] . Центральное место в напутственном слове занимает четкая формулировка обвинения в том его виде, в котором орган уголовного преследования, т.е. прокурор, государственный обвинитель, поддерживает его в настоящий момент и в котором он обосновывал данное обвинение в своей речи в прениях сторон. Обвинение - стержень уголовного процесса, и напоминание судьи-профессионала о его существе призвано возвратить мысли присяжных к исходному и главному моменту всего судоговорения, в ходе которого это главное могло стушеваться под воздействием массы самой разнообразной информации.

Согласно ч. 6 ст. 340 УПК стороны вправе заявить в судебном заседании в присутствии присяжных возражения в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности, когда председательствующий напоминает присяжным заседателям только уличающие или, наоборот, лишь оправдывающие подсудимого доказательства, которые исследовались в суде, или же выражает свое мнение по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных заседателей. Эта норма формирует такую практику, согласно которой напутственное слово, как правило, воспроизводит подготовленный судьей письменный текст, который затем приобщается к делу. Также в присутствии присяжных председательствующий в судебном заседании обязан изложить свое решение по возражениям, заявленным сторонами (п. 34 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 ноября 2005 г. N 23).

Глава 2. Вердикт и приговор в суде присяжных

2.1 Вынесение вердикта

Согласно ст. 341 УПК после напутственного слова председательствующего коллегия присяжных заседателей удаляется в совещательную комнату для вынесения вердикта. Присутствие в совещательной комнате иных лиц, за исключением коллегии присяжных заседателей, в том числе запасных присяжных заседателей, не допускается. Нарушение этого правила является основанием для отмены приговора (п. 35 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 ноября 2005 г. N 23). Если присяжный заседатель, находясь в совещательной комнате, вел телефонные переговоры, он, по обоснованному ходатайству стороны, подлежит замене запасным, потому что такие переговоры являются нарушением тайны совещательной комнаты[4] . При этом содержание переговоров значения не имеет и доказыванию не подлежит. Нарушение установленных ч. 2 комментируемой статьи запретов более чем двумя присяжными заседателями и их отстранение влечет необходимость в роспуске коллегии председательствующим и формирование новой, а это значит новое рассмотрение уголовного дела по существу, потому что состав запасных заседателей (двое) не пополняется.

Никто не вправе не только вникать, подсматривать или подслушивать происходящее в совещательной комнате, но и впоследствии разузнавать об этом, сопоставляя или противопоставляя полученную информацию с содержанием вердикта, ставить его под сомнение, порочить. Действия прокурора, который уже после процесса получил объяснения от присяжных заседателей о том, как происходило голосование по вопросам вердикта, Верховный Суд РФ справедливо расценивает как незаконные, заслуживающие реагирования частным определением[5] .

С наступлением ночного времени, а с разрешения председательствующего по окончании рабочего времени присяжные заседатели вправе прервать совещание для отдыха. При этом они не могут разглашать суждения, имевшие место во время совещания. Записи присяжных заседателей, которые они вели в судебном заседании, могут быть использованы в совещательной комнате для подготовки ответов на поставленные перед ними вопросы. Тайна совещания присяжных заседателей имеет тот же нравственно-правовой смысл, что и тайна совещания судей (ст. 298 УПК). В обоих случаях речь идет о тайне совещательной комнаты, которая служит тому, чтобы исключить какое бы то ни было вмешательство в ход совещания людей, решающих судьбу другого человека, сохранить в неизвестности для посторонних все происходившее в ней при обсуждении приговора в одном случае и вердикта - в другом.

С момента удаления присяжных заседателей в совещательную комнату для вынесения вердикта ходатайства сторон об отводах или о замене присяжных заседателей, а также об отводе председательствующего исключаются. Не может заявить себе самоотвод с этого момента и председательствующий судья. Такие процедурные вопросы могут обсуждаться и решаться только в случае возобновления судебного следствия (абз. 1 п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 ноября 2005 г. N 23).

Согласно ст. 342 УПК совещанием присяжных заседателей руководит старшина, который ставит на обсуждение вопросы в последовательности, установленной вопросным листом, проводит открытое голосование по ответам на них и ведет подсчет голосов. Присяжные заседатели голосуют по списку, причем старшина - последним. Воздержаться от голосования никто не вправе. Буквальное содержание вышеприведенной ст. 342 УПК может навести на мысль, будто все происходящее в совещательной комнате сводится к постановке вопросов, содержащихся в опросном листе, и односложным ответам на них каждого из присяжных заседателей. Это не так. И название комнаты - совещательная, и заголовок этой статьи ("Порядок совещания и голосования в совещательной комнате"), и содержание последующих статей УПК, а самое главное - смысл института присяжных заседателей говорят о том, что при ответе на вопросы опросного листа каждый из присяжных заседателей может аргументировать свой ответ; ему могут быть заданы вопросы другими присяжными заседателями; он должен выслушать возражения. Словом, процесс совещания не связан какими-то строгими формальными рамками, кроме самого предмета обсуждения, и не только не исключает, но и предполагает дискуссию по вопросам опросного листа.

Согласно ч. 1 ст. 343 УПК присяжные заседатели при обсуждении поставленных перед ними вопросов должны стремиться к принятию единодушных решений и могут приступить к принятию решения путем голосования лишь по истечении трех часов после удаления в совещательную комнату. С учетом этого требования закона, указывает Верховный Суд РФ, в протоколе судебного заседания необходимо указывать точное время удаления присяжных заседателей в совещательную комнату и время их возвращения в зал судебного заседания. Если присяжные заседатели находились в совещательной комнате в течение трех и менее часов, но ответы на какие-либо вопросы были приняты не единодушно, а в результате голосования, председательствующий судья должен обратить внимание присяжных заседателей на допущенное нарушение закона и предложить им возвратиться в совещательную комнату для продолжения совещания. В случае возвращения присяжных заседателей из совещательной комнаты в зал судебного заседания в связи с необходимостью получения от председательствующего дополнительных разъяснений по поставленным вопросам или возникновением у них сомнений по поводу каких-либо фактических обстоятельств дела, после выполнения процессуальных действий, указанных в ст. 344 УПК (дача председательствующим необходимых разъяснений, произнесение им краткого напутственного слова по поводу внесенных в вопросный лист изменений, а если нужно, то и возобновление судебного следствия), и повторного возвращения коллегии присяжных в совещательную комнату присяжные заседатели при отсутствии единодушного решения могут приступить к голосованию также только по истечении трех часов. Несоблюдение этих правил совещания коллегией присяжных заседателей также относится к числу уголовно-процессуальных нарушений, влекущих отмену приговора (абз. 2 п. 35 и п. 36 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 ноября 2005 г. N 23).

Вердикт присяжных заседателей должен основываться исключительно на данных судебного разбирательства (судоговорения). При этом не могут быть использованы никакие посторонние, привходящие сведения, в том числе и собранные кем-либо из присяжных заседателей по собственной инициативе. Присяжные заседатели при обсуждении поставленных перед ними вопросов должны стремиться к принятию единодушных решений. Если присяжным заседателям при обсуждении в течение трех часов не удалось достигнуть единодушия, то решение принимается голосованием. Обвинительный вердикт считается вынесенным, если:

- на вопрос, доказано ли, что деяние (лишение жизни человека, завладение чужим имуществом) имело место, не менее семерых присяжных заседателей ответили: "Да, доказано";

- на вопрос, доказано ли, что это деяние совершил подсудимый, не менее семерых присяжных заседателей ответили: "Да, доказано";

- на вопрос, виновен ли подсудимый в совершении этого деяния, не менее семерых присяжных заседателей ответили: "Да, виновен".

Любая другая комбинация ответов на вопросы, содержащиеся в опросном листе, если в ней присутствует хотя бы одно "нет", означает, что коллегия присяжных заседателей по данному уголовному делу вынесла оправдательный вердикт.

Ответы на другие вопросы определяются простым большинством голосов присяжных заседателей. Если голоса разделились поровну, то принимается наиболее благоприятный для подсудимого ответ. При вынесении вердикта "виновен" присяжные заседатели вправе изменить обвинение в сторону, благоприятную для подсудимого. Ответы на поставленные перед присяжными заседателями вопросы должны представлять собой утверждение или отрицание с обязательным пояснительным словом или словосочетанием, раскрывающим или уточняющим смысл ответа ("Да, виновен", "Нет, не виновен" и т.п.). Ответы на вопросы вносятся старшиной присяжных заседателей в вопросный лист непосредственно после каждого из соответствующих вопросов. В случае если ответ на предыдущий вопрос исключает необходимость отвечать на последующий вопрос, старшина с согласия большинства присяжных заседателей вписывает после него слова "без ответа". В случае если ответ на вопрос принимается голосованием, старшина указывает после ответа результат подсчета голосов. Присяжные заседатели не подписывают ни своих ответов, ни вопросный лист в целом. Результаты совещания и голосования присяжных заседателей удостоверяет их старшина. Подписанный им опросный лист и вердикт присяжных заседателей - понятия тождественные.

Составленный председательствующим судьей опросный лист не является раз и навсегда неизменным. Если содержащиеся в нем вопросы (или хотя бы один вопрос) при совещании вызвали необходимость в дополнительных разъяснениях хотя бы у одного присяжного заседателя, коллегия имеет право возвратиться в зал судебного заседания, и старшина обращается к председательствующему с соответствующей просьбой. Председательствующий дает необходимые разъяснения, либо, выслушав мнение сторон, при необходимости вносит соответствующие уточнения в поставленные вопросы, либо дополняет вопросный лист новыми вопросами (ст. 344 УПК). Дополнительные разъяснения председательствующего вопросов, внесенных в опросный лист, - не техническое, а процессуальное действие, которое осуществляется в судебном заседании с участием сторон и протоколируется.

В ответ на обращение присяжных заседателей за разъяснениями председательствующий не только обязан дать их, но и в случае необходимости выполнить другие обязательные процессуальные действия, с этим связанные, а именно: внести в вопросный лист уточнения либо дополнить его новыми вопросами, а в обязательном порядке во всех случаях вновь напутствовать присяжных заседателей своим словом, касаясь в нем лишь тех обстоятельств, которые вызвали необходимость в дополнительных разъяснениях и перерыв в совещании присяжных заседателей. А в силу действия принципа состязательности стороны вновь получают возможность высказать под протокол свои возражения по поводу действий судьи по мотивам его тенденциозности или некорректности поставленных вопросов.

Как бы ни были детализированы и упрощены вопросы опросного листа, это не исключает ситуации, когда коллегия присяжных заседателей, положительно ответив на ту их часть, которая касается объективных обстоятельств дела (события преступления), и даже на вопрос о преднамеренном характере действий подсудимого отрицательно отвечает на вопрос о его виновности. Подобные случаи неоднократно отмечались в современной отечественной практике суда присяжных, причем Кассационная палата Верховного Суда РФ оснований для отмены оправдательного приговора в подобных случаях не усматривает. Признают нормальной подобную практику и правоведы-теоретики, объясняя ее следующим образом: в суде присяжных судит народ, который решение вопроса о виновности не воспринимает как чисто юридическую задачу. Вывод о виновности в данном случае - это скорее социально-нравственная оценка содеянного с позиций того, представляет ли при данных конкретных обстоятельствах совершенное подсудимым деяние и сам подсудимый общественную опасность, в связи с чем он и должен или не должен нести уголовную ответственность[6] .

Согласно правилам, закрепленным в ч. 5 и ч. 6 ст. 344 УПК, коллегия присяжных заседателей вправе поставить перед председательствующим судьей вопрос о возобновлении судебного следствия. Инициировать постановку такого вопроса может любой присяжный заседатель во время совещания по вопросам опросного листа. Такая инициатива не может быть оставлена без внимания ни старшиной присяжных заседателей, ни судьей, хотя и не влечет для последнего обязательного решения о возобновлении судебного следствия. Обращение присяжных заседателей обсуждается в судебном заседании с участием обеих сторон. Если коллегию присяжных заседателей в подобных случаях могут удовлетворить дополнительные разъяснения председательствующего и изменения, внесенные им в опросный лист, а равно при очевидной необоснованности ходатайства, в возобновлении судебного следствия может быть отказано постановлением судьи. Если же такое ходатайство удовлетворяется, то после производства необходимых судебно-следственных действий уголовное дело должно вновь пройти весь заключительный этап судебного разбирательства, включающий прения сторон, последнее слово подсудимого и напутственное слово председательствующего судьи, а также формулирование и обсуждение содержания вопросного листа. Если вопросы лишь уточняются, то в вопросный лист вносятся сами уточнения. Когда по техническим причинам этого не представляется возможным сделать в самом опросном листе, все уточнения, а также новые вопросы и другие необходимые изменения излагаются на отдельном листе, являющемся продолжением ранее составленного вопросного листа. В случае же, когда по окончании возобновленного судебного следствия председательствующий придет к выводу о необходимости формулировать новые вопросы и составить новый вопросный лист, ранее составленный вопросный лист признается недействительным и приобщается к уголовному делу (п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 ноября 2005 г. N 23).

По одному из уголовных дел, рассмотренных в кассационном порядке, Верховный Суд РФ, отменив оправдательный приговор суда присяжных, указал, что напутственное слово председательствующего, с которым он обращается к присяжным заседателям по окончании возобновленного судебного следствия, новых прений сторон и нового последнего слова подсудимого, должно быть не кратким (т.е. содержательно сокращенным и упрощенным), а полностью соответствовать общим требованиям, предъявляемым к этому процессуальному действию законом (ч. 1 ст. 451 УПК РСФСР 1960 г., ст. 340 УПК РФ).

Общим правилам подчиняется и процедура совещания присяжных заседателей, удалившихся в совещательную комнату по окончании возобновленного судебного следствия, без каких-либо изъятий. К ней в полной мере относится упоминавшееся требование УПК (ч. 1 ст. 343) о том, что в течение трех часов присяжные заседатели должны стремиться выработать единодушное решение и только после истечения этого срока приступить к голосованию по вопросам, внесенным в опросный лист. Несоблюдение данного правила Верховный Суд РФ расценивает как существенное нарушение уголовно-процессуального закона[7] .

После подписания вопросного листа с внесенными в него ответами на поставленные вопросы присяжные заседатели возвращаются в зал судебного заседания, где старшина присяжных заседателей провозглашает вердикт, зачитывая по вопросному листу поставленные судом вопросы и ответы присяжных заседателей на них. Все находящиеся в зале суда выслушивают вердикт стоя. Найдя вердикт неясным или противоречивым, председательствующий указывает на его недостатки коллегии присяжных заседателей и предлагает им возвратиться в совещательную комнату для внесения необходимых уточнений в ответах на вопросный лист. Такое процедурное действие законно и нормально, даже если оно повторялось неоднократно.

Повторно удалившись в совещательную комнату для вынесения вердикта, коллегия присяжных заседателей может не ограничиться обсуждением замечаний председательствующего; она вправе пересмотреть и ответы на другие вопросы, которых эти замечания касаются не прямо, а косвенно. Пусть это и нелогично, но присяжным никто не может запретить в подобных случаях возвратиться к обсуждению любых вопросов, включенных в опросный лист, вплоть до всего перечня. Отмечен казус, когда коллегия присяжных заседателей, получив от председательствующего предложение возвратиться в совещательную комнату, чтобы уточнить ответ на второстепенный вопрос N 8 и исправить его неясную формулировку ("факт сожжения, за исключением стоимости автомобиля"), возвратились к обсуждению главного вопроса - о виновности подсудимого и существенно исправили ответ на него, придав ответу предположительный смысл. Приговор был отменен в кассационном порядке.

2.2 Приговор в суде присяжных

После провозглашения вердикта председательствующий благодарит присяжных заседателей и объявляет об окончании их участия в судебном разбирательстве; последствия вердикта обсуждаются уже без их участия. Но присяжные заседатели вправе остаться до окончания рассмотрения уголовного дела в зале судебного заседания на местах, отведенных для публики.

Общий смысл уголовно-процессуальных правоотношений, развивающихся после провозглашения вердикта присяжных заседателей, заключается в постановлении судебного приговора на основании данного вердикта. При этом объем таких правоотношений, их сложность и характер существенно различаются в зависимости от того, оправдательный или обвинительный вердикт вынесен.

При вынесении коллегией присяжных заседателей вердикта о невиновности подсудимого председательствующий сразу же, еще до постановления приговора, объявляет его оправданным. При этом подсудимый, находящийся под стражей, немедленно освобождается из-под нее в зале судебного заседания. Оправдательный вердикт безусловно обязателен для судьи во всех без исключения случаях и влечет за собой постановление оправдательного приговора независимо от собственной позиции председательствующего. Подсудимый, чья невиновность провозглашена присяжными в суде первой инстанции, может быть только освобожден и реабилитирован, что, конечно же, не исключает пересмотра приговора по представлению прокурора, но уже во второй (кассационной) судебной инстанции.

В описательно-мотивировочной части оправдательного приговора излагается существо обвинения, по поводу которого коллегией присяжных заседателей был вынесен оправдательный вердикт, и содержатся ссылки на вердикт коллегии присяжных заседателей либо отказ государственного обвинителя от обвинения. Здесь не приводится ни детальных фактических обстоятельств дела, ни детального анализа оправдательных доказательств, "опрокидывающих" здание обвинения, поскольку вывод из такого анализа принадлежит не судье, постановляющему приговор, а коллегии присяжных заседателей. Причем путь к такому выводу навсегда остается сокрытым тайной совещательной комнаты.

Юридическая квалификация оправдания зависит от того, на какой из трех содержащихся в опросном листе основных вопросов коллегия присяжных заседателей дала отрицательный ответ в своем вердикте. Если отрицательный ответ дан на первый основной вопрос - доказано ли, что деяние имело место (п. 1 ч. 1 ст. 339 УПК), то председательствующий обязан постановить оправдательный приговор со ссылкой на п. 1 ч. 2 ст. 302 УПК, устанавливающий основание для постановления оправдательного приговора судом в любом составе - "неустановление события преступления". Если коллегия присяжных заседателей дала положительный ответ на первый и отрицательный ответ на второй основной вопрос - доказано ли, что это деяние совершил подсудимый (п. 2 ч. 1 ст. 339 УПК), то председательствующий обязан постановить оправдательный приговор со ссылкой на п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК "Непричастность подсудимого к совершению преступления". Отрицательный ответ на третий основной вопрос - виновен ли подсудимый в совершении этого деяния (п. 3 ч. 1 ст. 339 УПК) - влечет постановление председательствующим оправдательного приговора с формулировкой основания - "отсутствие в деянии состава преступления" со ссылкой на п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК (см. п. 40 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 ноября 2005 г. N 23).

Точное указание в приговоре суда присяжных оснований оправдания имеет все тот же смысл, который разъяснялся при характеристике судебного приговора как такового, будучи однозначным с уголовно-правовой и уголовно-процессуальной точек зрения; они несколько разнятся по иным юридическим последствиям (оправдание за отсутствием состава преступления не исключает гражданско-правовой, административной и дисциплинарной ответственности), а оправдание ввиду непричастности подсудимого к совершению преступления предопределяет специфическое направление дальнейшего движения уголовного дела: оно подлежит возвращению органам уголовного преследования для установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого (ч. 3 ст. 306 УПК).

Однако в любом случае наряду с указанными основаниями постановления оправдательного приговора, предшествуя им, в приговоре должна быть обязательная ссылка на п. 4 ч. 2 ст. 302 УПК, содержащий общее положение о том, что данный приговор постановляется на основании оправдательного вердикта присяжных[8] .

Вместе с тем не следует упускать из виду два особенных случая. Как это уже отмечалось, согласно ч. 2 ст. 339 УПК в вопросном листе председательствующего присяжным заседателям возможна постановка не трех, а одного основного вопроса о виновности подсудимого, являющегося соединением всех трех вопросов, перечисленных в ч. 1 данной статьи о событии, составе преступления и о причастности подсудимого к его совершению (синтезированное уголовно-процессуальное понятие невиновности как основания судебной реабилитации)[9] .

На основании оправдательного вердикта с отрицательным ответом на единственный вопрос "виновен ли подсудимый в совершении того-то" председательствующий не может выбрать основание для постановления оправдательного приговора из числа предусмотренных п. п. 1, 2 и 3 ч. 2 ст. 302 УПК и вынужден сослаться только на п. 4 этой же статьи УПК, т.е. оправдать подсудимого исключительно на том основании, что "в отношении подсудимого коллегией присяжных заседателей вынесен оправдательный вердикт", и тогда все юридические нюансы реабилитации за отсутствием события преступления, отсутствием состава преступления и непричастностью подсудимого к совершению преступления становятся сокрыты, недоступны.

Другой особенный случай постановления оправдательного приговора связан с положением ч. 4 ст. 348 УПК, которая гласит, что обвинительный вердикт коллегии присяжных заседателей не препятствует постановлению оправдательного приговора, если председательствующий признает, что деяние подсудимого не содержит признаков преступления. Он не упомянут в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 22 ноября 2005 г. N 23 и пока еще ни разу не описан в Бюллетене Верховного Суда РФ, что, по всей вероятности, объясняется его крайней редкостью. Речь идет о таких ситуациях, когда деяние, инкриминируемое подсудимому, и совершение его подсудимым нашли свое подтверждение в ходе судебного следствия в судебном заседании с участием присяжных заседателей, которые вынесли обвинительный вердикт, ответив положительно на все три основных вопроса, но со своих позиций обыденного сознания ошибочно расценили это деяние как запрещенное уголовным законом. Например, если по делу о похищении человека присяжные заседатели признали само деяние, по поводу которого велось производство по уголовному делу, имевшим место, что это деяние совершил подсудимый и что он виновен, а председательствующий судья, основываясь на фактических обстоятельствах, известных и присяжным, приходит к выводу, что из-за согласия потерпевшего на те действия, которые совершил подсудимый, в них нет общественной опасности, ему ничего не остается, кроме как, основываясь на иной, профессиональной юридической оценке деяния, т.е. его уголовно-правовой квалификации, постановить оправдательный приговор за отсутствием состава преступления, что не является ни вмешательством в прерогативу коллегии присяжных ("судей факта"), ни противоречием с вердиктом, отражающим лишь фактическую сторону дела: каждый - представители общества и профессиональный юрист - делали свое законное дело.

Обвинительный вердикт присяжных также обязателен для председательствующего, однако не столь однозначно, а лишь при условии, что он не расходится с внутренним убеждением судьи - профессионального юриста по стержневому вопросу процесса - о виновности подсудимого. При отсутствии такого расхождения судья обязан, дополнительно исследовав необходимые обстоятельства, квалифицировать преступление, не отступая ни в чем от ответов присяжных заседателей в вопросном листе, самостоятельно определить вид и меру уголовного наказания, руководствуясь законом и вердиктом относительно целесообразности и необходимости снисхождения.

Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора предполагается более пространной, потому что здесь не обойтись без изложения фактических обстоятельств всех эпизодов деяния, в совершении которого коллегия присяжных заседателей признала подсудимого виновным, и других обстоятельств, имеющих значение для точной квалификации преступления и обоснования вида и меры справедливого наказания, а также имущественных взысканий по гражданскому иску. В резолютивной части приговора должны содержаться разъяснения о кассационном порядке его обжалования.

При обвинительном вердикте перед судьей прежде всего встает задача решения комплекса юридических вопросов о квалификации преступления и о назначении осужденному справедливого наказания, и лишь затем разрешаются все другие вопросы, перечисленные в ст. 299 УПК, определяющей содержание судебного приговора. В этом случае исследование обстоятельств производится в судебном заседании с участием сторон, которые вправе высказывать свои мнения и предложения, в том числе о квалификации преступления и о мере наказания, а также заявлять ходатайства, имеющие отношения к предмету обсуждения. По результатам судебного исследования указанных вопросов сторонам снова предоставляется возможность выступить в прениях, а подсудимому - с последним словом.

Постановляя приговор, председательствующий обязан строжайшим образом придерживаться содержания вердикта. Малейшее вольное или невольное самоуправство в этом отношении влечет отмену приговора по мотивам существенного нарушения уголовно-процессуального закона. Так, не может быть оставлен без изменения приговор, в котором констатируется виновность подсудимого в убийстве с целью завладения имуществом потерпевшего, тогда как вердиктом присяжных заседателей этот подсудимый признан виновным в убийстве без корыстной цели с последующим тайным похищением имущества потерпевшего (кражей)[10] .

Если же председательствующий на основе профессиональной оценки доказательств по уголовному делу пришел к выводу, что обвинительный приговор вынесен в отношении невиновного, поскольку не доказано (не установлено) само деяние, которое ему вменяется в вину (событие преступления) или же не доказано, что преступление совершил подсудимый и никто другой, он не может и не должен слепо идти на поводу у ошибочного вердикта и вопреки своему внутреннему убеждению именем государства приговорить заведомо невиновного. Он обязан, поблагодарив присяжных за исполнение ими своего гражданского долга, своим постановлением распустить данную коллегию, направив уголовное дело на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания и, разумеется, с иным составом коллегии присяжных заседателей.

Если коллегия присяжных заседателей на вопрос о том, заслуживает ли подсудимый снисхождения, дала положительный ответ, председательствующий при назначении наказания обязан применить следующие уголовно-правовые нормы. Во-первых, срок и размер наказания такому лицу не может превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. Если соответствующей статьей Особенной части УК предусмотрены смертная казнь или пожизненное лишение свободы, эти виды наказания не применяются (ч. 1 ст. 65 УК). Во-вторых, при наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, а равно при активном содействии участника группового преступления раскрытию этого преступления наказание может быть назначено ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК. В подобных случаях может быть назначено более мягкое наказание, чем предусмотрено этой статьей, а также не применено дополнительное наказание, предусмотренное в качестве обязательного (ч. 1 ст. 64 УК).

По смыслу Определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 марта 2004 г. по делу Флягина[11] судья, назначая наказание ниже низшего предела осужденному, признанному коллегией присяжных заседателей виновным, не заслуживающим снисхождения, председательствующий обязан указать исключительные обстоятельства. Но присяжные заседатели в признании виновного заслуживающим снисхождения не связаны никакими формальными правилами и могут принять решение о снисхождении на иных основаниях, проистекающих не из статей УК, а из собственных представлений о справедливости уголовного наказания, а то и вообще на неясном, приблизительном чувстве правды и кривды при отсутствии указанных в законе исключительных обстоятельств, смягчающих наказание. Представляется, что подобные коллизии должны разрешаться на основе следующих правил:

1) наряду с основным вопросом о виновности перед присяжными могут ставиться частные вопросы о таких обстоятельствах, которые влияют на степень виновности (ч. 3 ст. 339 УПК), например: "В силу каких причин подсудимый заслуживает снисхождения?";

2) найдя вердикт неясным, председательствующий вправе указать присяжным заседателям на это и предложить им возвратиться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист, а также внести в этот лист дополнительные вопросы (ч. 2 ст. 345 УПК), в том числе и вопросы о том, в силу каких причин (обстоятельств) подсудимый заслуживает снисхождения. Без ответа присяжных на этот вопрос, даже если этот ответ содержится в материалах следствия и судебного разбирательства, постановление приговора представляется невозможным, поскольку этот ответ касается существа уголовного дела.

К компетенции суда присяжных применение принудительных мер медицинского характера не относится: судопроизводство по применению таких мер осуществляется в особом порядке (см. ст. ст. 433 - 446 УПК). Поэтому если в ходе судебного разбирательства с участием присяжных заседателей будут установлены основания для применения названных мер (в самом общем виде такие основания могут быть охарактеризованы как невменяемость подсудимого), то уголовное судопроизводство по прежним правилам продолжено быть не может и подлежит прекращению единоличной властью председательствующего судьи, а уголовное дело - направлению для рассмотрения по правилам особого производства.

Как известно, суды присяжных на российской земле переживают второе рождение. Впервые они были учреждены в Российской империи в ходе судебной реформы 60-х гг. XIX столетия, а в 1917 г. были сметены революцией. Из богатейшего литературного наследия, отражающего подготовку к этой реформе (законотворческий процесс в ту пору было принято широко освещать в печати), известно, что у судов присяжных в то гораздо менее жестокое и гораздо менее бессовестное время были и страстные сторонники, и непримиримые противники; среди тех и других - блестящие умы Империи, политики и правоведы. Экскурс в историю не дело автора пособия. Но об одном не напомнить - грех: стоявшим у колыбели российских судов присяжных и в голову не могло прийти, чтобы распространить деятельность этого пышно-величавого сооружения на уголовные дела о государственных и должностных преступлениях, преступлениях против порядка управления и даже на дела, содержащие сведения, составляющие государственную тайну. А нынешнее внедрение этих судов в Вооруженные Силы России, думается, не дает покоя им, усопшим, и в загробном мире[12] .

Заключение

В заключение я хочу отметить следующие моменты. Объединяющим началом вердикта коллегии присяжных заседателей и приговора суда являются нормы УПК РФ, с соблюдением которых они принимаются. В этом смысле эти два процессуальных решения имеют единую правовую основу.

Вердикт коллегии присяжных заседателей и приговор суда присяжных преследуют единые задачи, указанные в ст. 2 УПК РФ, а именно: обеспечение правильного применения закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден.

Вердикт коллегии присяжных заседателей и приговор суда присяжных постанавливаются на основе и с соблюдением единых принципов уголовного судопроизводства.

Вердикт коллегии присяжных заседателей и приговор суда присяжных постанавливаются с соблюдением единой уголовно-процессуальной формы. При этом особенности этих двух правовых документов обусловлены целями и задачами деятельности коллегии присяжных и председательствующим судьей, а также их правами и обязанностями.

Вердикт коллегии присяжных заседателей отличается от приговора суда присяжных тем, что вердикт как решение о виновности лица не позволяет непосредственно назначить наказание подсудимому без обсуждения его последствий. Вердикт коллегии присяжных заседателей о виновности подсудимого создает только правовую основу уголовной ответственности и применения как норм УК РФ, так и норм ГК РФ. Вердикт о невиновности подсудимого исключает уголовную ответственность.

Отличие вердикта коллегии присяжных заседателей от приговора суда присяжных заключается также в том, что приговор суда присяжных определяет границы стадии судебного разбирательства, а вердикт присяжных заседателей определяет границы этапов стадии судебного разбирательства.

Вердикт коллегии присяжных заседателей отличается от приговора суда присяжных по юридической значимости. Вердикт присяжных заседателей как основное решение по делу, на постановление которое направлена деятельность всех участников судебного разбирательства, в том числе председательствующего по делу судьи, является стержнем приговора, его основой. С точки зрения задач, оснований и условий постановления приговор суда присяжных и вердикт коллегии присяжных заседателей находятся в таком соотношении, в каком находятся структура процессуального решения и составляющий ее основу элемент, каким является вердикт присяжных заседателей.

Вердикт присяжных заседателей, будучи основным решением по делу о виновности (или невиновности) подсудимого, обусловливает вид приговора и решение вопроса о наказании. Особенности рассмотрения уголовного дела с участием присяжных заседателей таковы, что после провозглашения вердикта судебное разбирательство переходит во второй этап. В рамках второго этапа судебное разбирательство продолжается без участия присяжных заседателей. Предметом судебного разбирательства на этом этапе являются некоторые вопросы, имеющие юридическое значение, и последствия, вытекающие из существа ответов присяжных заседателей на поставленные вопросы. Действующее законодательство (раздел 10 УПК РФ) достаточно детально регламентирует деятельность субъектов уголовного процесса на первом этапе судебного разбирательства, в рамках которого постанавливается вердикт. Вместе с тем обсуждение последствий вердикта (второй этап) урегулировано законом, на мой взгляд, значительно слабее, о чем свидетельствуют данные социологического исследования. Так, на поставленный вопрос о том, нуждается ли в более детальной регламентации второй этап судебного разбирательства, в рамках которого обсуждаются юридические последствия вердикта без участия присяжных заседателей, 45,8% практических работников дали утвердительный ответ, 20,8% - отрицательный ответ, а 33,4% затруднялись ответить на данный вопрос.

Список использованной литературы

1. Конституция РФ

2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ

3. Бюллетень Верховного Суда РФ 2000 № 6

4. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 8

5. Бюллетень Верховного Суда РФ 2006 № 2

6. Бюллетень Верховного Суда РФ 2007 № 4

7. Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) – 6-е издание, переработанное и дополненное, отв. ред. И.Л. Петрухин - ТК Велби, «Проспект», 2008

8. Научно-практический комментарий к УПК РФ / Под общ. ред. В.М. Лебедева, «Проспект», 2007

9. Ветрова Г.Н. Суд присяжных и проблемы уголовного судопроизводства // Вестник Московского университета. Серия II. Право. 1999 № 3

10. Демичев А. Суд присяжных глазами российских граждан // Законность. 2000. N 5

11. Конин В.В. Суд присяжных: конфликт в судебном следствии // Вестник Оренбургского государственного университета, Оренбург, 2006

12. Немытина М.В. Российский суд присяжных. Уч.-метод. пособие. М.: БЕК, 1995

13. Громов Н., Галкин А.И. О напутственном слове председательствующего // Российская юстиция. 1996. N 8

14. Алексеев И.Н. Суд присяжных как угроза российской правовой системе // Уголовный процесс. 2005. N 3

15. Акимчев А.А. Суд присяжных как необходимый элемент судебной реформы // Уголовный процесс. 2005. N 7

16. Гордейчик С.А. Еще раз о необходимости суда присяжных в России // Российский судья. 2007. N 4

17. Боботов С.В., Чистяков Н.Ф. Суд присяжных: история и современность. М., 1992

18. Суд присяжных состоялся // Российская юстиция. 1998. N 12

19. Мельник В. Суд должен быть удобным для общества, а не для юристов // Российская юстиция. 2000. N 1

20. Научно-практическое пособие по применению УПК РФ / Под ред. д.ю.н., проф. Председателя Верховного Суда РФ В.М. Лебедева. Норма, 2004


[1] Научно-практическое пособие по применению УПК РФ / Под ред. д.ю.н., проф. Председателя Верховного Суда РФ В.М. Лебедева. Норма, 2004. С. 12.

[2] Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) – 6-е издание, переработанное и дополненное, отв. ред. И.Л. Петрухин - ТК Велби, Издательство "Проспект", 2008

[3] Громов Н., Галкин А.И. О напутственном слове председательствующего // Российская юстиция. 1996. N 8. С. 6.

[4] Бюллетень Верховного Суда РФ. 2006. N 2. С. 25 - 27.

[5] Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 ноября 2006 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. N 4. С. 31 - 32.

[6] Ветрова Г.Н. Суд присяжных и проблемы уголовного судопроизводства // Вестник Московского университета. Серия II. Право. 1999. N 3. С. 25.

[7] Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 6. С. 13 - 14.

[8] Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 декабря 2003 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 8. С. 20 - 21.

[9] Демичев А. Суд присяжных глазами российских граждан // Законность. 2000. N 5. С. 29 - 32.

[10] Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 3. С. 16.

[11] Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 10. С. 19.

[12] Немытина М.В. Российский суд присяжных. Уч.-метод. пособие. М.: БЕК, 1995. С. 73-74

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему