регистрация / вход

Воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности

Умышленное посягательство на свободу предпринимательской и иной деятельности. Предпринимательская и иная деятельность. Должностное лицо, использующее свое служебное положение с целью получения определенной выгоды. Меры юридической ответственности.

ВВЕДЕНИЕ

Уже в наименовании ст. 169 УК РФ законодатель вносит новшества. Так, с вводом в название фразы "иной деятельности" значительно расширяется сфера применения данного закона. С 1 июля 2002 г. ответственность наступает не только за воспрепятствование законной предпринимательской, но и "иной" деятельности.

Под "иной деятельностью" понимается не только предпринимательская, но и всякая другая деятельность общественных, религиозных, кооперативных и других организаций, причем не обязательно имеющих своей главной и экономической целью извлечение прибыли.

Новизной обладает и использование в ч. 1 ст. 169 УК РФ таких фраз, как "государственная" регистрация "юридического лица", и слова "незаконное" ограничение. Следует подчеркнуть, что эти слова напрашивались в текст ч. 1 ст. 169 УК РФ давно: регистрация субъекта хозяйственной деятельности как участника гражданского оборота осуществлялась только государством[1] ; указанная госрегистрация производилась не только индивидуальных предпринимателей и коммерческих организаций, но и других юридических лиц; ограничение прав и интересов юридических лиц могло быть только незаконным. Поэтому выделение указанных фраз в тексте ч. 1 ст. 169 УК РФ - шаг по совершенствованию уголовного законодательства, базирующегося на нормах гражданского права.

1 УМЫШЛЕННОЕ ПОСЯГАТЕЛЬСТВО НА СВОБОДУ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ И ИНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

1.1 ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКАЯ И ИНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Анализируемое преступление - воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности посягает на свободу предпринимательской и иной деятельности, закрепленную в ст. 8 и 34 Конституции РФ. Конструируя ст. 169 УК РФ, законодатель стремился, на мой взгляд, с одной стороны, создать дополнительные гарантии деятельности государства в сфере правового регулирования в экономике, а с другой стороны, защитить конституционные права лиц, осуществляющих предпринимательскую и иную деятельность, как хозяйствующих субъектов и как полноправных участников гражданского оборота, - и этим способствовать стабильности национальной экономики.

В названии ст. 169 УК РФ заложено словосочетание "предпринимательская и иная деятельность", что устраняет недочеты этой статьи. Предпринимательская деятельность - самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке (ст. 2 ГК РФ).

Субъектом предпринимательства могут быть как организации, так и граждане. Последние вправе заниматься такой деятельностью за счет своего труда, без создания в этих целях организации. Гражданин признается лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, с момента регистрации в качестве индивидуального предпринимателя.

Предпринимательской деятельностью, как известно, помимо граждан, индивидуальных частных предпринимателей (ИЧП), с образованием юридического лица или без такового, могут заниматься и юридические лица, причем как коммерческого, так и некоммерческого характера (ст. 50 ГК РФ).

1. 2 ДОЛЖНОСТНОЕ ЛИЦО, ИСПОЛЬЗУЮЩЕЕ СВОЕ СЛУЖЕБНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ С ЦЕЛЬЮ ПОЛУЧЕНИЯ ОПРЕДЕЛЕННОЙ ВЫГОДЫ

Несколько слов о правомерности и неправомерности действий должностных лиц. Правомерность деятельности должностных лиц в сфере экономики, включая саму предпринимательскую деятельность, это не что иное, как законность деятельности таких лиц. Законность этой деятельности определяется не только Конституцией РФ, ГК РФ и отдельными законами, но и множеством нормативно-правовых актов. В самом обобщенном и упрощенном виде указанные правовые нормы регламентируют:

- основания и порядок получения статуса предпринимателя в разрешительном либо удостоверительном порядке;

- обязанности предпринимателя по отношению к государству и иным участникам гражданско-хозяйственного оборота;

- ответственность предпринимателя;

- компетенция (полномочия) должностного лица (права и обязанности);

- порядок вынесения решений и совершения юридически значимых действий;

- возможности судебного и (или) иного пути обжалования действий должностных лиц[2] .

О неправомерности действий (бездействий) должностных лиц и предпринимателей. Забегая вперед, укажем, что процесс доказывания вины лица, совершившего преступление по признакам ч. 1 ст. 169 УК РФ (либо по иной статье УК РФ, расположенной в главах 22 - 23 УК РФ), представляет трудность для следствия. Указанные преступления характеризуются только умышленной формой вины (прямой или косвенный умысел). Но как раз умысел и является труднодоказуемым при расследовании преступлений, предусмотренных ч. 1 и ч. 2 ст. 169 УК РФ. Во-первых, потому, что "чиновник-регистратор" либо иное должностное лицо всегда сошлется на "недоразумения" в своих действиях, "забывчивость", "занятость" либо на неумышленную "ошибку" в других действиях (бездействиях) и т.д. Во-вторых, как правильно отмечает А.Э. Жалинский, вина в преступлениях по признакам ст. 169 УК РФ "...доказывается особо. В ряде случаев она может устанавливаться судами в гражданском и арбитражном процессе"[3] .

Наибольшую сложность для следствия (дознания) при расследовании состава преступления ст. 169 УК РФ может представлять как законодательное, так и смысловое понятие следующей формулировки диспозиции этой статьи: "...совершены должностным лицом с использованием своего служебного положения".

Именно по этим причинам я веду свое исследование несколько в экстравагантном варианте, а именно не с позиции, традиционно установившейся в отечественной уголовно-правовой доктрине: объект, объективная сторона, субъект и субъективная сторона, а с анализа понятия "субъект", как должностного лица, использующего свое служебное положение с целью получения определенной выгоды.

Таким образом, правоприменителю с самого начала следует уяснить два понятия, заложенные волей законодателя в диспозицию ст. 169 УК РФ: "должностное лицо" и "должностное лицо, использующее свое служебное положение", а точнее фраза: "...совершены должностным лицом, с использованием своего служебного положения". Именно эти два указанных понятия сосредоточены и в других статьях Уголовного кодекса, а поэтому их уяснение имеет предопределяющее значение для квалификации того или иного противоправного деяния.

С легальным определением понятия должностного лица особых проблем в уголовном праве нет, ибо оно содержится в примечании к ст. 285 УК РФ. Хотя в тексте примечания и сказано, что это определение относится к статьям главы "Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления", какие-либо аргументы против распространения данного определения на другие статьи УК РФ, в которых содержится это понятие, вряд ли имеются. Таким образом, под должностными лицами понимаются лица постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителей власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации.

При этом крайне важно знать, какие лица не могут признаваться должностными. Не признаются должностными лицами и, следовательно, не могут нести ответственность как исполнители воспрепятствования законной предпринимательской деятельности лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, т.е. те, кто постоянно, временно или по специальному полномочию выполняет организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности в коммерческой организации независимо от форм собственности (в том числе в государственных и муниципальных унитарных предприятиях), а также в некоммерческой организации независимо от форм собственности (в том числе в государственных и муниципальных унитарных предприятиях), а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным и муниципальным учреждением (потребительская кооперация, общественная или религиозная организация (объединение), благотворительный или иной фонд, негосударственное и немуниципальное учреждение и др.). Характерно, что лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, могут препятствовать законной предпринимательской деятельности, совершая такие преступления, как монополистические действия и ограничение конкуренции (ст. 178 УК РФ), принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения (ст. 179) и иные преступления, связанные с проявлениями монополизма и недобросовестной конкуренции[4] .

Несколько сложнее выглядит понятие "использование своего служебного положения", которое конструктивно связано не только с определением "должностное лицо", но и с понятием "государственный служащий".

Хотя формулировка определения "лицо, занимающее государственные должности" и дается законодателем в п. 2 и п. 3 примечания к ст. 285 УК РФ, тем не менее она требует уточнений.

Так, о связи вышеупомянутых понятий, конкретизации этих формулировок, пожалуй, удачнее всего сказал Ю.Н. Старилов: "...Правовое положение государственного служащего определяется прежде всего двумя понятиями: "должность в структурно-правовом смысле" и "должность в конкретно-функциональном смысле". ...При этом надо иметь в виду, что государственный служащий не владеет занимаемой им должностью, она принадлежит государственной администрации. ...При этом в понятие "государственная служба" входит и понятие "муниципальная служба"[5] .

Определения должностного лица, должностного лица, использующего свое служебное положение, и недолжностного лица, содержащиеся в п. п. 1 - 4 примечания к ст. 285 и примечания к ст. 318 УК РФ, взаимосвязанные со ст. 169 УК РФ, громоздки и непросты.

2. ДЕЙСТВИЯ (БЕЗДЕЙСТВИЯ) ДОЛЖНОСТНЫХ ЛИЦ, ЯВЛЯЮЩИЕСЯ ВОСПРЕПЯТСТВОВАНИЕМ ЗАКОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Диспозиция ч. 1 ст. 169 УК РФ, составляющая объективную сторону данного состава преступления, содержит в себе следующие квалифицирующие признаки воспрепятствования законной предпринимательской деятельности:

1) неправомерный отказ в регистрации индивидуального предпринимателя или юридического лица либо уклонение от их регистрации;

2) неправомерный отказ в выдаче специального разрешения (лицензии) на осуществление определенной деятельности либо уклонение от его выдачи;

3) ограничение прав и законных интересов индивидуального предпринимателя или коммерческой организации в зависимости от организационно-правовой формы или формы собственности;

4) незаконное ограничение их самостоятельности;

5) иное незаконное вмешательство в деятельность индивидуального предпринимателя (или коммерческой организации).

Однако все вышеперечисленные действия (бездействие) могут считаться деяниями только в том случае, если они совершены должностным лицом с использованием своего служебного положения.

Мы видим, что почти вся диспозиция ст. 169 УК РФ построена на принципе неправомерности отказа в государственной регистрации и (или) уклонения от государственной регистрации коммерческой организации или ИП. Это говорит о том, что правоприменитель так или иначе должен знать те или иные правила, касающиеся государственной регистрации указанных участников гражданского оборота.

Однако в нынешнем текущем законодательстве процесс описания регистрации ИП и юридических лиц, носящий бланкетный характер, является громоздким. Как известно, согласно ст. 51 ГК РФ государственная регистрация юридических лиц должна осуществляться в органах юстиции в порядке, определяемом Законом о регистрации юридических лиц.

Громоздкость изложения исследуемого материала обусловлена, в первую очередь, объемностью диспозиций ст. 169 УК РФ, во вторую очередь, - ее спецификой, а в третью, - тем, что ст. 169 УК РФ открывает главу 22 УК РФ "Преступления в сфере экономической деятельности". Эта статья является как бы базовой, незримо взаимосвязанной с рядом определений, терминов и понятий со многими другими определениями, находящимися в других статьях главы 22 УК РФ. Наконец, сложность диспозиции ст. 169 УК РФ состоит еще и в том, что понятие "должностное лицо" находится во взаимосвязи и взаимозависимости с понятием "должностное лицо, использующее свое служебное положение", а при этом формулировки данных определений находятся в примечаниях к другим статьям Уголовного кодекса РФ (ст. 285 и ст. 318).

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что его действия или бездействие препятствуют законной предпринимательской деятельности, и желает этого.

Цель и мотив не являются обязательным признаком субъективной стороны и не подлежат доказыванию. Они могут только характеризовать общественную опасность данного преступления. В качестве цели выступает невозможность осуществления предпринимательской деятельности индивидуальным предпринимателем, юридическим лицом или иной деятельности либо ее осуществление в пределах и на условиях, определенных виновным.

Мотивом данного преступления могут быть месть, стремление добиться определенных услуг, неверно понятые интересы службы, "желание продемонстрировать свою власть и значимость" и т.п.

Преступление является оконченным с момента совершения хотя бы одного из указанных в ч. 1 ст. 169 УК РФ действий (бездействий), независимо от того, повлекли ли они последствия, на достижение которых были направлены.

3 МЕРЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ, ПРЕДУСМОТРЕННЫЕ СТ. 169 УК РФ

3.1 ПРОСТЫЕ ПРИЗНАКИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Неправомерный отказ в государственной регистрации индивидуального предпринимателя или юридического лица либо уклонение от их регистрации, неправомерный отказ в выдаче специального разрешения (лицензии) на осуществление определенной деятельности либо уклонение от его выдачи, ограничение прав и законных интересов индивидуального предпринимателя или юридического лица в зависимости от организационно-правовой формы, а равно незаконное ограничение самостоятельности либо иное незаконное вмешательство в деятельность индивидуального предпринимателя или юридического лица, если эти деяния совершены должностным лицом с использованием своего служебного положения, - (в ред. Федерального закона от 25.06.2002 N 72-ФЗ) наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

3.2 КВАЛИФИЦИРУЮЩИЕ ПРИЗНАКИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Те же деяния, совершенные в нарушение вступившего в законную силу судебного акта, а равно причинившие крупный ущерб, -

наказываются лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет. (в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

Квалифицирующими признаками преступления, влекущими ответственность по ч. 2 ст. 169 УК РФ, являются совершение деяний в нарушение вступившего в законную силу судебного акта, а равно причинение крупного ущерба. Индивидуальный предприниматель и юридическое лицо, чьи права были нарушены незаконным вмешательством должностного лица (отказ в регистрации, выдаче лицензии, ограничение самостоятельности и т.п.), в соответствии с Конституцией РФ (ст. 46) и гражданским законодательством (ст. 11, 12, 13 ГК РФ) вправе обжаловать действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления в суд (арбитражный суд), решением которого акты государственного органа или органа местного самоуправления могут быть признаны недействительными. В таком случае повторное воспрепятствование законной предпринимательской деятельности влечет ответственность уже по ч. 2 ст. 169 УК РФ. Субъектом такого преступления может быть и другое должностное лицо, необходимо лишь, чтобы оно знало о наличии соответствующего судебного решения, вступившего в законную силу[6] .

Совершение деяний в нарушение вступившего в законную силу судебного акта означает, что все действия, предусмотренные частью первой данной статьи, противоречат не только закону, но и принятому в соответствии с ним судебному решению, которое устанавливает необходимость совершения определенных действий должностным лицом, возлагает на него определенные обязанности и (или) разрешает совершение действий коммерческой организации и обязывает их к соблюдению определенных условий деятельности.

О крупном ущербе. В примечании комментируемой статьи, введенном Федеральным законом от 08.12.2003 N 162-ФЗ крупным размером, крупным ущербом, доходом либо задолженностью в крупном размере признаются стоимость, ущерб, доход либо задолженность в сумме, превышающей двести пятьдесят тысяч рублей, особо крупным - один миллион рублей.

Законодатель не дает ориентира крупного ущерба, и он является оценочным понятием. Однако его исчисление должно производиться по общим правилам: зависит от характера и объема законной предпринимательской деятельности, начиная от учета упущенной выгоды (ст. 15, 16 и п. 4 ст. 393 ГК РФ) до потери рабочих мест.

Отсюда надо учитывать и учение о причинной связи между воспрепятствованием законной предпринимательской деятельности и причиненным при этом крупном ущербе.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Данная норма уголовного права является не только новой по содержанию защищаемых ею социальных ценностей, но и довольно громоздкой и сложной. Сложность состава ст. 169 УК РФ заключается не только в том, что диспозиция статьи носит отсылочный характер к многочисленным нормам гражданского права, имеющим тенденцию к постоянному видоизменению, но и в том, что объективная сторона рассматриваемого состава может состоять как в действии, так и в бездействии[7] . Сложность состава ст. 169 УК РФ усиливает субъект преступления - должностное лицо. А поэтому, как верно подметил профессор А.Э. Жалинский, "...возможна конкуренция ст. 169 УК РФ и ст. ст. 285, 286 УК РФ, а в ряде случаев и с иными нормами о должностных преступлениях"[8] . "Сфера применения статьи - отношения, возникающие в связи с осуществлением должностными лицами разрешительной, контрольно-надзорной, фискальной и иных функций регулирования предпринимательской деятельности, в частности, в области принятия решений, проведения проверок, заключения соглашений, возложения поручений, лицензирования, контроля за соблюдением правил торговли, оказания услуг, производственной деятельности, налогообложения и взимания различных сборов, кредитования, обслуживания государственными структурами"[9] .

Общественная опасность состава этой статьи заключается в разрушении единого правопорядка в сфере экономики, в ослаблении узаконенной государством дисциплины должностных лиц, что может привести к использованию государственной власти в частных интересах, в нарушении экономических интересов общества, государства и отдельных участников экономического оборота.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Федеральный закон от 25.06.2002 N 72-ФЗ О внесении изменений в статьи 169 и 171 УК РФ // Российская газета. N 115. 28.06.2002

2. Федеральный закон от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц. (ред. от 23.12.2003) // Российская газета. N 153-154. 10.08.2001.

3. Волженкин Б.В. Экономические преступления. СПб.: Изд. "Юрид. центр ПРЕСС", 1999. С. 75.

4. Жалинский А.Э. Комментарий к УК РФ / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. М.: Норма-ИНФРА-М, 1999. С. 229.

5. Комментарий к УК РФ / Под общ. ред. В.И. Радченко и А.С. Михлина. М.: Спарк, 2000. С. 361 - 362.

6. Коротков А.П. , Завидов Б.Д., Гусев О.Б. Воспрепятствование законной предпринимательской деятельности // Российский следователь. 1999. N 5. С. 17.

7. Старилов Ю.Н. Служебное право. М.: БЕК, 1996. С. 108 - 109.


[1] Федеральный закон от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц. (ред. от 23.12.2003) // Российская газета. N 153-154. 10.08.2001.

[2] См.: Коротков А.П. , Завидов Б.Д., Гусев О.Б. Воспрепятствование законной предпринимательской деятельности // Российский следователь. 1999. N 5. С. 17.

[3] См.: Жалинский А.Э. Комментарий к УК РФ / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. М.: Норма-ИНФРА-М, 1999. С. 229.

[4] Волженкин Б.В. Экономические преступления. СПб.: Изд. "Юрид. центр ПРЕСС", 1999. С. 75.

[5] Старилов Ю.Н. Служебное право. М.: БЕК, 1996. С. 108 - 109.

[6] Комментарий к УК РФ / Под общ. ред. В.И. Радченко и А.С. Михлина. М.: Спарк, 2000. С. 361 - 362.

[7] Коротков А.П., Завидов Б.Д., Гусев О.Б. Воспрепятствование законной предпринимательской деятельности // Российский следователь. 1999. N 5. С. 16.

[8] См.: Жалинский А.Э. Комментарий к УК РФ / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. М.: Норма-ИНФРА-М, 1999. С. 228.

[9] Там же, с.342

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий