Встречный иск: правоприменительная практика

Сущность иска в гражданском процессе. Особенности возражений против него. Определение понятия "встречного иска". Анализ правоприменительной практики и условия принятия встречных исков. Сочетание процессуальных принципов и норм, регулирующих встречный иск.

Оглавление

Введение

Глава 1. Средства защиты ответчика

1.1 Возражения против иска

1.2 Определение понятия «встречного иска»

Глава 2. Встречный иск: правоприменительная практика

2.1 Принятие встречного иска в судах первой инстанции

2.2 Условия принятия встречного иска

Глава 3. Сочетание процессуальных принципов и норм, регулирующих встречный иск

Заключение

Библиографический список

Введение

Иском в гражданском процессе называют обращение к суду первой инстанции с требованием о защите нарушенного или оспоренного права. У иска как у процессуальной категории двоякое назначение, во-первых, он служит средством возбуждения судебной деятельности, во-вторых, одновременно является средством защиты, в случае, если нарушены или оспорены права. Иначе говоря, в иске в тесной взаимосвязи находятся требования к суду об осуществлении правосудия и требования к ответчику о выполнении лежащей на нем обязанности. Найти разумный и объективный баланс соотношения этих требований – значит определить, что такое иск, а, следовательно, и разобраться с институтом встречного иска.

В литературе по-разному понимаются формы этой взаимосвязи, и в зависимости от этого различаются точки зрения на сущность иска. В настоящее время в отечественной процессуальной науке можно выделить три основных подхода к формулированию понятия иска.

Представители первой группы (М.А. Гурвич, Н.Б. Зейдер, С.Н. Абрамов, П.Ф. Елисейкин и др.)[1] два требования, лежащие в основе иска, разделяют и определяют иск как категорию, присущую двум отраслям права – материальному (гражданскому) и процессуальному, и выделяют соответственно два самостоятельных понятия иска – в материально-правовом и процессуальном смыслах. Под иском в материальном смысле понимается само материальное право в нарушенном состоянии. Иск в процессуальном смысле – это обращение к суду с требованием о правосудии. Тем самым для лиц, защищающих свое право, иск в качестве самостоятельной категории будет существовать в двух своих разновидностях: как институт процессуального и материального права, что не может отвечать требованиям единства и универсальности иска как средства судебной защиты прав.

Сторонники второго подхода (А.Ф. Клейнман, А.А. Добровольский, С.А. Иванова, Н.И. Авдеенко)[2] два требования рассматривают как равноправное и понимают иск как единое понятие, сочетающее материально-правовую и процессуальную сторону. Иск, по их мнению, - это требование истца к суду, содержащее требование к ответчику. Если нет требований истца к ответчику, о выполнении лежащей на нем обязанности, то нет и иска, а требование к ответчику без обращения в суд также не являются иском. Причем в едином понятии иска акцентируется материально-правовая сторона. «Суть любого иска как средства защиты права, - писал А.А. Добровольский, - заключается именно в том, что суд должен проверить законность и обоснованность материально-правового требования истца к ответчику.

Представители последней группы (К.С. Юдельсон, К.И. Комиссаров, В.М. Семенов, Г.Л. Осокина и др.)[3] рассматривают иск как чисто процессуальную категорию, самостоятельный институт гражданского процессуального права, т.е. иск – это требование к суду о совершении правосудия. Именно такое требование, на их взгляд, и будет средством реализации требований истца к ответчику. Требование истца к суду влечет возбуждение судебной деятельности в любом случае, обосновано ли требование истца к ответчику или нет.

Наиболее логично продумано и обосновано видение конституции иска и его проблем у сторонников второго подхода. Общим недостатком всех остальных определений является выделение в качестве определяющего фактора той или иной стороны, материальной или процессуальной. Иск следует рассматривать как единое понятие, имеющее две стороны: материально-правовую и процессуальную. Обе стороны находятся в неразрывном единстве. Если не забывать, что они соотносятся как содержание и форма, то нельзя говорить о преобладании чего-то одного как главенствующего начала. Конечно, для исковой формы защиты прав определяющим моментом является требование к суду, но в основе лежит материально-правовая сторона. Форма никогда не может подавить содержание и играть главенствующую роль. Содержание в данном случае есть факты объективной действительности облеченные нормами права в юридические факты, т.е. в материально-правовое требование к ответчику. Таким образом, иск является иском, если он обращен к суду, но восстановить нарушенное право можно и без участия суда. То есть соотношение материальной и процессуальной сторон можно рассматривать лишь исходя из отношения к ним как к форме и содержанию, не более того.

Представляется логичным мнение А.А. Добровольского, что суд имеет дело только с одним понятием иска и дает в своем решении один ответ по заявленному иску. Давая ответ на материально-правовое требование истца к ответчику, суд тем самым дает ответ и на обращение истца к суду о защите его права. В тех же случаях, когда суд прекращает производство по делу в связи с отсутствием у истца права на предъявление иска (отсутствие процессуальной стороны), суд тем самым снимает и вопрос о рассмотрении материально-правового требования истца к ответчику (материально-правовая сторона). Таким образом, суд во всех случаях имеет дело только с единым понятием иска[4] .

Более правильным представляется определение иска как требования о защите нарушенного или оспоренного права, либо законного интереса. Это единое и универсальное понятие иска не препятствует разграничению таких категорий как право на иск в процессуальном смысле (право на обращение в суд с требованием о защите) и право на иск в материальном смысле (право на удовлетворение иска). Обе эти стороны изначально присутствуют в праве ни иск. Впоследствии от установления их фактического наличия или отсутствия и зависит принятие решения по спору.

Учитывая изложенное, иск можно определить как институт процессуального права, который представляет собой требования заинтересованного лица, вытекающее из спорного материального правоотношения, о защите своего или чужого права либо законного интереса, подлежащее рассмотрению и разрешению судом в установленном законом порядке.

Этот анализ теории иска был необходим для того, чтобы перейти к исследованию понятия встречного иска, так как подход для определения данного понятия аналогичный, ведь встречный иск, как и другая форма защиты – возражения против иска, - также содержит неразрывное единство двух требований.

Глава 1. Средства защиты ответчика

1.1 Возражения против иска

Гражданское процессуальное законодательство содержит нормы, определяющие, что правосудие в судах осуществляется на началах состязательности и равенства участников. Данные нормы являются предпосылкой для реализации ответчиком права на защиту от предъявленного иска и предъявления самостоятельных требований. Традиционно выделяется две формы реализации права ответчика на защиту от предъявленного иска – возражения против иска и встречный иск. При этом возражения против иска понимаются в теории как пояснения ответчика, касающиеся правомерности возникновения и развития процесса по делу или материально-правового требования истца по сути[5] .

Возражения могут касаться:

а) правомерности возникновения процесса или его продолжения, т.е. могут быть направлены против самого рассмотрении судом данного дела либо

б) против заявленных истцом требований по существу.

Исходя из этого, возражения можно разделить на процессуальные и материально-правовые.

Объяснения, направленные против рассмотрения судом дела, мотивированные неправомерностью возникновения гражданского процесса или его продолжения, называются процессуальными возражениями.

Процессуальные возражения могут состоять в указании суду на отсутствие права на предъявление иска (ввиду, например, неподведомственности дела судам или отсутствия иной предпосылки права на предъявление иска) и требовании прекратить производство по делу. Процессуальным возражением ответчик может обратить внимание суда и на нарушение истцом порядка предъявления иска (например, на неподсудность дела данному суду) либо иные процессуальные обстоятельства и требовать у суда принятия установленных в таких случаях мер: отложения заседания, приостановления производства по делу, оставления заявления без рассмотрения, передачи его в другой суд по надлежащей подсудности и др.

Процессуальные возражения в гражданском процессуальном праве, как правило, указывают на такие недостатки процесса, которые суд обязан учесть по собственной инициативе. Тем не менее, предоставление сторонам возможности обращать на них внимание суда служит существенной гарантией того, что они будут устранены.

Другой вид объяснений ответчика, направленных на защиту его прав и законных интересов, составляют объяснения, относящиеся к существу предъявленных к нему исковых требований. Они могут представлять собой отрицание фактов и правовых доводов, указанных истцом, а также быть основанными на юридических фактах. Такие возражения называются материально-правовыми.

Если истец не представляет доказательств основания иска, то ответчик вправе указать на это, ограничиваясь отрицанием соответствующих фактов. Таково отрицание факта, обязанность доказать который лежит на истце. Как правило, отрицание обосновывается известными соображениями (доводами), приводимыми ответчиком, анализом и опровержением доказательств, представленных истцом. Если, например, истец в иске о расторжении договора купли-продажи дома ссылается на обнаруженные им в этом доме недостатки (неисправность водопровода, отопления), то ответчик, возражая против иска, может доказывать, что представленные истцом акты, якобы свидетельствующие о недостатках дома, составлены неправильно.

Отрицание фактов основания иска может подтвердиться приведенными ответчиком доказательственными фактами, не совместимыми с фактами основания иска. Например, факт отцовства ответчика, утверждаемый истицей, может опровергаться фактом происхождения ребенка от другого лица; факт причинения ответчиком вреда - фактом неосторожных действий самого истца и т. д.

Объяснения ответчика могут относиться и к правильному обоснованию истцом своих требований, касаться ссылок истца на законы и другие постановления, их смысла, значения в применения в данном случае.

От отрицания фактов и правовых доводов следует отличать те объяснения, которые сами основываются на юридических фактах, приводимых ответчиком (ст. 50 Гражданского Процессуального Кодекса Российской Федерации (Далее – ГПК РФ)). Такие объяснения называются возражениями в собственном смысле.

Возражения в собственном смысле - объяснения ответчика, направленные на опровержение исковых требований, основанные на указанных им юридических фактах.

Возражения в собственном смысле могут иметь двоякое содержание и значение:

а) они могут опровергать факты основания иска. Так, против иска о возмещении вреда, причиненного имуществу, ответчик может возражать, указывая на то, что он был управомочен на причинение вреда либо что вред в действительности возник вследствие вины самого истца;

б) ответчик может, не отрицая фактов основания иска, с которыми истец связывает исковые требования, привести иные факты, обессиливающие значение фактов основания иска. Он может привести факты, которые препятствуют возникновению искового требования (так называемые правопрепятствующие факты}. Например, возражая против действительности договора, сослаться на недееспособность одной из сторон, если сделка заключалась без участия законного представителя. С такой же целью ответчик может привести факты, которые влекут за собой прекращение ранее возникшего права истца (так называемые правопогашающие факты). Так, ответчик, возражая против иска о взыскании с него денежного долга, может сослаться на уплату им долга или на истечение срока исковой давности.

Такие возражения направлены на подрыв основания первоначального иска. Л.И. Анисимова определяет материально-правовое возражение как требование ответчика об отклонении судом иска вследствие отсутствия условий для возникновения и развития самого спорного материально-правового отношения[6] .

А.А. Добровольский обосновано указывал о возможности превращения отрицания иска в возражение или встречный иск. Совершенно естественно, что и возражение может проделать тот же путь, поскольку в основе встречного иска лежат те же факты. Можно говорить о том, что встречный иск – это возражения плюс самостоятельные требования, т.е. встречный иск шире, но возражения в нем присутствуют как часть состава встречного иска.

Таким образом, соответствующий подход, т.е. наличие и неразрывное единство двух взаимосвязанных сторон (материально-правовой, процессуальной), должен быть положен в основу формулирования категорий встречного иска.

1.2 Определение понятия «встречного иска»

Проанализируем определения встречного иска с точки зрения соответствия избранному нами подходу к понятию иска.

Так, по мнению Н.И. Клейн, «встречный иск – это заявленный ответчиком в уже возникшем процессе по первоначальному иску и рассматриваемый совместно с ним иск, которым ответчик предъявляет к истцу требования, служащие средством защиты против первоначального требования или связанные с ним близостью оснований»[7] . В данном случае преобладает материально-правовое понятие встречного иска, без учета иных его особенностей.

Н.И. Масленникова определяет иск как «требование к суду»[8] (т.е. через процессуальную сторону), а встречный иск как «самостоятельное требование ответчика к истцу, предъявленное в суд для одновременного совместного рассмотрения в деле по иску истца» (т.е. фактически речь идет о единстве двух сторон)[9] . Примерно в таком же соотношении дает понятие иска и встречного иска К.С. Юдельсон[10] .

Все эти определения, по сути, верны, но слишком сжаты и не отражают особенностей встречного иска.

Формулировка понятия встречного иска в гражданском процессе должна учитывать и современное нормативное регулирование этого института (ст. 138 ГПК РФ, и сложившиеся тенденции в судебной практике.

Более всего этим критериям соответствует определение, данное Н.Т. Араповым: «Встречный иск – это обращение ответчика к суду за защитой своих самостоятельных требований к истцу, заявленных в уже возникшем процессе для совместного рассмотрения с первоначальным иском»[11] . В то же время в данном определении все-таки форма превалирует над содержанием и материально-правовой природой встречного иска.

При разработке понятия встречного иска очень важно не забывать, что процессуальная составляющая его крайне важна, так как он является встречным лишь в судебном процессе, где заявлен первоначальный иск, в ином случае это просто иск. Именно встречность (направленность) характеризует, выделяет и придает особенность этому институту. Значит, это, прежде всего, процессуальный институт, что отнюдь не отменяет наличия в нем неразрывного единства материального и процессуального элементов, так как он хоть и встречный, но все же иск, который к тому же может быть заявлен самостоятельно в любой момент.

Поскольку встречный иск применим лишь в том процессе, где уже предъявлен первоначальный, то для выведения дефиниции встречного иска следует выделить особенность, отличающую его от обычного иска и определиться в соответствии с темой исследования – какие из них характерны для гражданского процесса.

Прежде всего, необходимо подчеркнуть, что встречный иск характеризуется специальными подсудностью, субъектом, целями, условиями и временными рамками.

Во-первых, он может быть предъявлен лишь в суд по месту рассмотрения первоначального иска. Данная особенность явно обусловлена, опять же, взаимосвязью обоих исков, наличием одних и тех же субъектов правоотношения, необходимостью и целесообразностью совместного рассмотрения исков в целях процессуальной экономии.

Во-вторых, встречный иск заявляется в уже начатом процессе, который инициирован первоначальным иском. Это объясняет правом на встречный иск, которое возникает и может быть реализовано только лишь при судебном рассмотрении спора и связано с необходимостью выбора ответчиком процессуальных средств защиты от первоначального иска.

В-третьих, предъявление встречного иска ограничено по времени и возможно лишь до вынесения судом решения по первоначальному иску. Данная особенность прямо предусмотрена процессуальным законом и не вполне оправданна.

В-четвертых, встречный иск среди прочего имеет специфическую цель, а именно, защиту от первоначального иска. Эта цель возникает в связи с процессуальным положением ответчика, который предполагаемо нарушил права и интересы истца и, стремясь избежать отрицательного для себя судебного решения, вынужден защищаться и, кроме того, реализовать собственные требования к истцу.

В-пятых, наряду с тем, что он, как и любой иск, содержит самостоятельные требования; эти требования должны быть взаимосвязаны с первоначальным или основным иском, потому что именно взаимосвязь объективно определяет встречность исков.

В-шестых, в отличие от иска вообще встречный иск может быть заявлен лишь в защиту своего, но не чужого права. Первоначальный иск предъявлен против ответчика. Следовательно, встречный иск предъявляется ответчиком против истца. Встречный иск возможен только в защиту своего нарушенного права или интереса, так как надлежащий ответчик – это лицо, которое, по мнению истца, нарушило его права, причинило именно своими действиями ему ущерб. Это означает, что, предполагаемо виновный ответчик вынужден защищаться, а при наличии оснований для встречного иска в силу необходимости взаимосвязи исков он может защищать только свое право или интерес. Такова особенность юридической конструкции встречного иска.

В юридической литературе правильно подчеркивается, что заинтересованность в процессе (юридический интерес) – это не только определенное правовое положение, но также определенная субъективная направленность, мотив, заставляющий лицо, в данном случае ответчика, возбуждать деятельность суда по правосудию, добиваться вынесения решения в свою пользу[12] . Заинтересованность ответчика в предъявлении встречного иска обусловливается тем, что судебные решения по иску к нему касается именно и только его прав и обязанностей.

И последней особенностью исследуемого процессуального института является то, что встречный иск – это всегда принятое судом требования. Судом он может быть принят только при соблюдении специальных условий предусмотренных законом. Встречный иск будет считаться принятым только после вынесения соответствующего определения.

Таким образом, с учетом изложенных особенностей представляется, что встречный иск – это самостоятельное требование ответчика к истцу, вытекающее из спорного материального правоотношения, обращенное в суд с целью защиты его прав и охраняемых законом интересов и принятое судом для совместного рассмотрения с первоначальным иском, вследствие их взаимосвязи.

Глава 2 Встречный иск: правоприменительная практика

2.1 Принятие встречного иска в судах первой инстанции

Ключевым моментом при предъявлении встречного иска является решение суда о его принятии. Является ли это в целом правом или обязанностью суда? Если в результате предъявленных зачетных и взаимоисключающих встречных исков суды обязаны к их принятию и рассмотрению без каких-либо дополнительных условий, то в результате предъявления исков, находящихся в иной связи, суды могут принять и рассмотреть их совместно. При этом необходимо различать, имеет ли предъявленный встречный иск второго вида связь с первоначальным и приведет ли их совместное рассмотрение к более быстрому и правильному рассмотрению споров. При наличии взаимной связи между обоими исками и возможностями быстрого и правильного рассмотрения споров суд обязан принять встречный иск. Если же указанной связи между исками нет или их совместное рассмотрение, возможно, усложнит и затянет процесс по первоначальному иску, суд может возвратить встречное исковое заявление и предоставить ответчику возможность предъявить как самостоятельный иск.

В то время как первоначальный иск подлежит принятию без каких-либо серьезных ограничений, существование в качестве одного из альтернативных и невзаимосвязанных условий принятия встречного иска, его способствование более быстрому и правильному рассмотрению дела является анахронизмом. Кроме того, это условие означает ограничение прав ответчика и изначально противоречит принципам диспозитивности, состязательности и равноправия сторон.

К сожалению, сложившаяся в настоящее время правоприменительная практика данного процессуального института свидетельствует о преобладании подхода, что принятие встречного иска – это право суда. На практике, как правило, принятие встречного иска зависит только от усмотрения суда. Между тем определение отношения встречного иска к первоначальному и наличие между ними взаимной связи является обязанностью суда, исходя из смысла действующего процессуального закона.

Представляется, что судьба встречного иска должна зависеть не от усмотрения судьи, а лишь от наличия или отсутствия предусмотренных законом условий, при которых допускается его предъявление и принятие. Кроме того, очень важно, как эти условия сформулированы законодателем, чтобы они не порождали множественного толкования и не влияли на обоснованность рассмотрения спора, правильность решения при совместном рассмотрении исков.

2.2 Условия принятия встречного иска

Встречный иск должен быть оформлен самостоятельным исковым заявлением с указанием реквизитов, предусмотренных ст. 126 ГПК, и оплачен государственной пошлиной. Он может быть принят, если у ответчика имеются предпосылки права на предъявление иска. Отсутствие хотя бы одной из них ведет к отказу в принятии встречного искового заявления. Встречный иск предъявляется в суде по месту рассмотрения первоначального иска, таким образом, как правило, по месту жительства ответчика.

Наряду с этим закон установил и специальные условия принятия встречного иска. Прежде всего, между первоначальным и встречным исками должна быть связь, отсутствие которой приводит к отказу в принятии встречного иска. Однако это не исключает возможности предъявления такого иска самостоятельно.

Связь встречного иска с первоначальным может обусловливаться различными причинами и соответственно иметь разное содержание:

а) ответчик противопоставляет требованию истца однородное требование, срок которого наступил, предъявляя его для зачета основного требования. Таков, например, случай предъявления ответчиком к истцу встречного иска о возмещении причиненного истцом имуществу вреда против первоначального иска о взыскании данных ответчику взаймы и в срок не возвращенных им денег. Встречный иск направлен в этом случае на зачет первоначального иска в целом или в части, в зависимости от соотношения их размеров.

Возможность зачета определяется правилами Гражданского кодекса. Зачет может быть совершен в процессе также в форме возражения. Такое заявление отличается от встречного иска не только по содержанию, но и по последствиям: если суд по каким-либо причинам в основном иске откажет (например, ввиду не наступления срока или условия требования истца), то заявление ответчика о зачете, не оформленное как встречный иск, останется без рассмотрения, а составляющее его встречное требование - неудовлетворенным: между тем встречный иск должен быть судом рассмотрен и разрешен независимо от того, как будет разрешен основной иск;

б) удовлетворение встречного требования (иска) исключает полностью или в части удовлетворение первоначального иска.

Такое соотношение первоначального и встречного исков часто вызывается их несовместимостью - удовлетворен может быть либо один, либо другой. Например, ответчик, к которому предъявлен иск об уплате алиментов на содержание ребенка, требует передачи ему ребенка на воспитание. При удовлетворении такого требования ответчика отпадает первоначальный иск о взыскании алиментов. Исключение удовлетворения первоначального иска при удовлетворении встречного характерно и для тех случаев, когда требованием ответчика опровергается основание первоначального иска. Так, против иска о выселении из дома на основании договора жилищного найма и факта нарушения ответчиком его обязанности уплачивать квартирную плату предъявлен встречный иск о признании за ответчиком права собственности на дом;

в) закон допускает и иные случаи взаимной связи между первоначальным и встречным исками, когда их совместное рассмотрение приводит к более быстрому и правильному разрешению споров. Так, связь между встречным и первоначальным требованиями может обусловливаться тем, что оба они вытекают из одного и того же правоотношения. Примером такого встречного иска может служить встречный иск о разделе вклада - денег, нажитых в период брака, против иска о расторжении брака. Приняв встречный иск, суд обязан разрешить его, дав на него ответ в решении по делу. Необходимость связи между встречным и первоначальным требованиями не устраняет самостоятельного характера встречного иска. Практически это проявляется в следующем:

а) хотя удовлетворение встречного иска обычно влечет за собой отказ в первоначальном иске, не исключена возможность отказа в основном иске по причинам, не имеющим отношения к встречному иску, в котором суд также отказывает за его незаконностью или необоснованностью. Например, может быть отказано в иске о выселении ответчика ввиду невозможности совместного с ним проживания, с одновременным отказом во встречном иске ответчика о признании за ним доли в праве общей собственности на спорное строение;

б) ввиду самостоятельного характера встречного иска суд обязан разрешить его и в том случае, если по первоначальному иску решение не выносится. Но и в тех случаях, когда оба иска рассматриваются судом, по каждому из них - первоначальному и встречному - должен быть дан в общем решении по делу отдельный ответ относящейся ему мотивировкой в отношении того, что именно присуждается первоначальному и встречному истцу и в какой части.

Глава 3. Сочетание процессуальных принципов и норм, регулирующих встречный иск

Последовательное проведение принципов процессуального равноправия, состязательности, диспозитивности исключает предоставление одной из сторон процесса льгот и преимуществ. Наряду с этим совершенно очевидна потребность в дальнейшей реализации принципа процессуальной экономии, устранения затянутости судебных процедур, оптимизации ряда процессуальных институтов, их более четкого законодательного регулирования. Достижению этого может и должен способствовать институт встречного иска, который и является одним из способов реализации этих принципов.

Нормы гражданского процессуального права обеспечивают максимальную защиту нарушенных или оспариваемых субъективный прав и охраняемых законом. ГПК наделяет стороны равными процессуальными правами, им обеспечены равные правовые гарантии по доказыванию своих требование и утверждений. Суд обеспечивает оказывание помощи сторонам в истребовании необходимых доказательств.

В то же время ряд положений процессуальных кодексов в определенной степени ограничивают возможности полной реализации процессуальных принципов. Содержание диспозитивности в гражданском процессе можно определить, как возможность свободно распоряжаться процессуальными правами, материальными правами и процессуальными средствами их защиты.

Но можно ли однозначно утверждать, что такая возможность в нашем процессе реализуется в полной мере?

Так, например, изменение основания или предмета иска истцом или отказ от иска могут и должны иметь место в ходе предварительного судебного заседания, а в ходе судебного разбирательства – только с согласия ответчика. Аналогичное положение должно распространяться и на действия ответчика при использовании процедуры встречного иска. Это доказывается тем, что принцип диспозитивности в гражданском процессе реализуется совместно с другим основополагающим принципом – состязательностью.

Исходя из уточненных исковых требований и фактических оснований иска, ответчик и его представитель используют определенные средства защиты, в том числе и встречный иск, и предоставляют доказательства в соответствии с выбранными средствами. Изменение основания или предмета иска, а равно и отказ от иска на любой стадии процесса до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела, по существу без согласия ответчика, существенно ограничивает действие принципов состязательности и равенства сторон в процессе. Безусловно, изменение основания или предмета иска, в том числе и встречного, и отказ от него вызывает изменение действий не только ответчика, но и суда, а также существенно влияет на ход процесса. Поэтому предлагается ст. 39 ГПК РФ дополнить соответствующими изменениями, предполагающими эти действия только с согласия другой стороны.

Принцип состязательности логически и неразрывно связан с принципом равноправия сторон. Они взаимно дополняют друг друга. Это естественно, т.к. настоящее и справедливое состояние возможно лишь между равными сторонами. В этом смысле принцип процессуального равноправия сторон является необходимой предпосылкой принципа состязательности. Однако каждый из них имеет свое определенное содержание.

Наиболее дискуссионным и проблематичным представляется сочетание принципов процессуального формализма и процессуальной экономии или оперативности правосудия и их преломление через институт встречного иска.

Противопоставление встречного искового требования первоначальному призвано путем одновременного их рассмотрения, более полно и оперативно учесть правоотношения сторон т содействовать скорому отправлению правосудия, но в то же время это неизбежно осложняет и замедляет процесс разрешения спора, т.к. связано с выполнением различных ходатайств, рассмотрение дополнительного объема документов и доказательств, проведением экспертиз и других процессуальных действий. На практике это, как правило, приводит к волоките и стремлению суда уклониться от принятия встречного иска. Поэтому неизбежно возникает необходимость решить вопрос конфликта и противоречивости этих двух принципов.

Принцип процессуального формализма достаточно полно закреплен действующим законом, т.к., например, предъявление встречного иска возможно лишь при соблюдении определенных условий или формальностей. Реализация этого принципа призвана обеспечить поиск в гражданском процессе объективной истины, гарантировать права участников судопроизводства и упорядочить процесс, но она имеет свои пределы. Нагромождая нерациональные процедуры, законодатель рискует либо окончательно сковать процесс и затруднить доступность правосудия и установление истины по делу, либо чрезмерным упрощением открыть путь к безнаказанному нарушению процессуальных правил.

В то же время судопроизводство должно быть удобно для участников процесса и для судей. Обращающийся в суд должен иметь возможность легко и быстро получить защиту своего права, а суд без проблем удовлетворить это требование. Иначе говоря – достичь наибольших результатов и наименьшими затратами, что и составляет принцип процессуальной экономии.

Возможность для судьи принятия встречного иска в ст. 138 ГПК обусловлена не только наличием взаимосвязи его с первоначальным иском, но и одновременным условием, что их совместное рассмотрение приведёт к более быстрому и правильному рассмотрению дела. Непонятно, что значит термин «более», по сравнению с чем? Если имеется безусловное наличие связи исков, возможно достижение «правильности» решения, но «быстрота» проблематична, то встречный иск по смыслу закона не может быть принят. Это зачастую порождает определенное ограничение или ущемление возможностей ответчика защищаться.

Кроме того, употребление выражения, что совместное рассмотрение «будет способствовать» правильному рассмотрению, также носит предположительный и поверхностный характер. Данное условие является в большей степени декларативным, чем необходимым.

Таким образом, на наш взгляд, статья 138 ГПК РФ относительно условий принятия встречного иска давно уже нуждается в совершенствовании и изложении в другой редакции.

Для исключения или ограничения возможности использования встречного иска как способа затягивания процесса необходимо определить по времени момент, предшествующий принятию окончательного решения по делу, и возможность заявления встречного иска.

Представляется необходимым предусмотреть возможность продления в необходимых случаях процессуальных сроков рассмотрения гражданских дел и (или) введения граничных временных пределов заявления встречного иска.

Одним из необходимых выходов из ситуации представляется введение процедуры продления сроков судебного разбирательства, предусмотренных главой 9 ГПК РФ. Для чего следовало бы, например, в ст.111 ГП РФ предусмотреть, что в исключительных случаях, одним из которых является заявление встречного иска, с связи с которым предстоит выполнить значительный объем процессуальных действий, возможно продление сроков судебного разбирательства. При этом председатель районного суда давал бы согласие на продление этого срока до трех месяцев, председатель суда субъекта Федерации – до 6 месяцев, председатель Верхосного Суда, их заместители – до одного года, что являлось бы предельно возможным сроком. Судья сам принимает мотивированное определение о продлении, но при этом должен заручиться согласием вышестоящего руководителя. Как и любое другое определение, оно могло бы быть обжалованы в вышестоящую инстанцию.

Для более эффективного применения института встречного иска необходимо реально определить грань, после которой встречный иск не должен применяться. На наш взгляд, в ходе предварительного заседания, при разъяснении ответчику его прав, судье необходимо разъяснить ему и возможность предъявления встречного иска, и если он не использует эту возможность, то в дальнейшем он не сможет этого сделать, если истец в судебном заседании не изменяет исковых требований.

Злоупотребление правом возможно при предъявлении встречного иска с целью использования его для неоправданного затягивания разрешения спора. Не случайно процессуальный закон предусматривает определенного род санкции за такие действия (ст. 99 ГПК РФ). На практике не мало примеров возложения на лицо, злоупотребившее своими процессуальными правами всех или большей части судебных издержек или взыскания с него компенсации в пользу другой стороны за фактическую потерю времени[13] . Последствия могут наступить в виде отказа в совершении процессуального действия, заявленного в ходатайстве. Судебная практика свидетельствует, что суды используют эти возможности недостаточно активно и бессистемно.

Более того, этот вопрос достаточно сложный и дискуссионный: что считать злоупотреблениями, какова степень их влияния на деятельность процессуальных принципов, как исключить в такой ситуации судебную ошибку и т.д.

Возвращаясь к ранее сказанному: несовершенная конструкция норм, регулирующих условия принятия встречного иска, позволяет при определенных условиях, достаточно просто и немотивированно признать подачу такого иска злоупотреблением правом, что нередко происходит на практике.

Заключение

Таким образом, фактический отказ в принятии всех видов встречных исков суды в основном связывают, с тем, что принятие встречного иска не будет способствовать быстрому и правильному рассмотрению дела; во-вторых, с тем, что первоначальный и встречный иски возникли из разных оснований; в третьих, с тем, что между первоначальным и встречным иском отсутствует взаимная связь; в-четвертых, с тем, что ответчик не лишен возможности обратиться со встречными требованиями в самостоятельном порядке, что, как представляется, не основано на законе.

Рассматривая эту аргументацию, необходимо отметить: между первоначальным и встречным иском всегда существует взаимная связь. Именно ее наличием и объясняется правовой феномен встречного иска.

Основными причинами существующих тенденций в правоприменительной практике встречного иска является необходимость соблюдения жестких и неизменяемых сроков рассмотрения гражданских дел, возможность предъявления встречного иска вплоть до ухода суда в совещательную комнату, отсутствие детально разработанной процедуры раскрытия доказательств и последствий ее несоблюдения, существование в процессуальном законе условий принятия встречного иска в прежней редакции. Негативно сказывается также и отсутствие четкой позиции у вышестоящих судебных инстанций. Из-за этих причин в судебной практике не наблюдается единообразия в толковании и применении процессуальных норм, регулирующих условия принятия и порядок рассмотрения встречного иска.

Именно изложенным выше и объясняется насущная необходимость в выработке законодателем таких условий применения встречного иска, которые были бы действительно просты для исполнения и не допускали субъективного и неоднозначного толкования в ущерб лицам, обращающимся за правосудием.

Выход из сложившейся ситуации видится в комплексе мероприятий по введению института продления сроков рассмотрения дела, ограничению временных пределов предъявления встречного иска во взаимосвязи с раскрытием сторонами имеющихся доказательств, изменению условий принятия встречного иска на основе одного общего для сторон правоотношения и ограничения судебного усмотрения. Данные меры позволяют повысить эффективность применения этого процессуального института и минимизируют возможности использования его для затягивания процесса и злоупотребления процессуальными правами.

Библиографический список

Нормативные правовые акты

1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993)

2.

3. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 N 138-ФЗ

Специальная и научная литература

1. Анисимова Л.И. Возражения ответчика в советском гражданском процессе. Автореф дис на соиск учен степ канд юрид наук. М., 1961. С. 6.

2. Арапов Н.Т. Встречный иск в советском гражданском процессе/ Автореф дис на соиск учен степ канд юрид наук. Томск, 1965. С.9

3. Викут М.А. Понятие стороны в советском гражданском процессе // Правоведение. 1962. №4, С.103

4. Гражданский процесс / Под ред. В.В. Яркова. М., 2000. С.222

5. Гурвич М.А. Учение об иске (состав, виды): Учебное пособие. М. 1981

6. Добровольский А.А., Иванова С.А. Основные проблемы исковой формы защиты права, М.: МГУ, 1979;

7. Зейдер Н.Б. Элементы иска в советском гражданском процессе // Уч. зап. Саратов. юрид. ин-та. Выпуска 4. Саратов, 1956.

8. Клейн Н.И. Встречный иск в суде и арбитраже. М., 1964. С. 12

9. Клейнман А.Ф. Некоторые теоретические вопросы об иске в советском гражданском процессе // Учебные труды. Выпуск 3. Саратов, 1969.

10. Комиссаров К.И. Право на иск и прекращение производства по гражданскому делу (некоторые вопросы) // Сб уч трудов Свердл юрид ин-та. Выпуск 9. Свердловск, 1969;

11. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общей редакцией В.И. Радченко. М.: Норма, 2004.

12. Осокина Г.Л. проблемы иска и права ни иск. Томск: Томский унивенситет, 1989.

13. Радченко А.А. Злоупотребление процессуальными правами. // Арбитражная практика. 2005 №5 С. 46-52

14. Советское гражданское процессуальное право / Под ред. К.С. Юдельсона. М., 1965. С. 208

Публикации в периодических и продолжающихся изданиях

1. Попов В.В. Право на встречный иск. // Юридический мир, 2007 - № 12.

2. Попов В.В. Встречный иск: сочетание процессуальных принципов и международных норм. // Арбитражный и гражданский процесс, 2005 – № 10.


[1] Гурвич М.А. Учение об иске (состав, виды): Учебное пособие. М. 1981; Зейдер Н.Б. Элементы иска в советском гражданском процессе // Уч. зап. Саратов. юрид. ин-та. Выпуска 4. Саратов, 1956.

[2] Добровольский А.А., Иванова С.А. Основные проблемы исковой формы защиты права, М.: МГУ, 1979; Клейнман А.Ф. Некоторые теоретические вопросы об иске в советском гражданском процессе // Учебные труды. Выпуск 3. Саратов, 1969.

[3] Комиссаров К.И. Право на иск и прекращение производства по гражданскому делу (некоторые вопросы) // Сб уч трудов Свердл юрид ин-та. Выпуск 9. Свердловск, 1969; Осокина Г.Л. проблемы иска и права ни иск. Томск: Томский унивенситет, 1989.

[4] Добровольский А.А., Иванова С.А. Основные проблемы исковой формы защиты права. М., 1979. С. 19

[5] Добровольский А.А., Иванова С.А. Указ. соч., С. 114-115

[6] Анисимова Л.И. Возражения ответчика в советском гражданском процессе. Автореф дис на соиск учен степ канд юрид наук. М., 1961. С. 6.

[7] Клейн Н.И. Встречный иск в суде и арбитраже. М., 1964. С. 12

[8] Гражданский процесс / Под ред. В.В. Яркова. М., 2000. С.222

[9] Там же. С.251

[10] Советское гражданское процессуальное право / Под ред. К.С. Юдельсона. М., 1965. С. 208

[11] Арапов Н.Т. Встречный иск в советском гражданском процессе/ Автореф дис на соиск учен степ канд юрид наук. Томск, 1965. С.9

[12] Викут М.А. Понятие стороны в советском гражданском процессе // Правоведение. 1962. №4, С.103

[13] Радченко А.А. Злоупотребление процессуальными правами. // Арбитражная практика. 2005 №5 С. 46-52