регистрация / вход

Государственное управление в пограничной сфере

Понятие, сущность и принципы государственного управления. Управление в сфере охраны государственной границы. Направления совершенствования государственного управления в пограничной сфере. Отличие государственного управления от исполнительной власти.

План

Введение

Глава 1. Понятие, сущность и принципы государственного управления

§1.1. Понятие и сущность государственного управления

§1.2. Принципы государственного управления

Глава 2. Особенности государственного управления в пограничной сфере

§2.1. Управление в сфере охраны государственной границы

§2.2. Направления совершенствования государственного управления в пограничной сфере

Заключение

Список нормативных актов и литературы


Введение

Начиная изучение темы курсовой работы, прежде всего, хотелось бы отметить ее актуальность в теоретическом и практическом аспектах. Являясь специфическим видом социального управления «государственное управление» воздействует на всю общественно-политическую жизнь, причем особую значимость в данном контексте представляют исполнительно-распорядительные институты государственной власти, их внутреннее содержание, так как посредством их деятельности происходит упорядочение общественных отношений в той или иной сфере, в том числе и пограничной. Вопросы, связанные с «государственным управлением», исполнительной властью, их количественным и качественным соотношением, а также принципы осуществления их деятельности продолжают изучаться ведущими теоретиками административного права. Разрешение проблем, ликвидация неточностей и пробелов в этих вопросах будут содействовать дальнейшему построению правового государства в Российской Федерации. Следует отметить огромные заслуги в теоретической разработке данных фундаментальных категорий доктора юридических наук, профессора Козлова Ю.М., профессора Лазарева Б.М., ведущих правоведов Манохина В.М., Адушкина Ю.С., Багишаева З.А. и других представителей российской административно- правовой науки.

Итак, определив актуальность темы, необходимо выяснить, какова сущность государственного управления, его содержание, а также наиболее оптимальные условия применения основных принципов, в соответствии с которыми оно осуществляется. Объектом исследования в курсовой работе являются общественные отношения, возникающие в ходе исполнительно-распорядительной деятельности органов исполнительной власти в пограничной сфере. Что касается предмета изучения, то его составляют такие явления, как государственное управление и основные положения-принципы его осуществления, основы государственного управления в пограничной сфере. Таким образом, целью написания данной работы ставится всестороннее изучение фундаментальных вышеуказанных категорий административного права.

Исходя из этого, определим задачи, которые нам предстоит решить:

1. изучить понятие государственного управления и принципов его осуществления;

2. разъяснить, в чем состоит отличие государственного управления от исполнительной власти;

4. систематизировать знания в области принципов государственного управления и их классификации;

5. акцентировать внимание на особенностях государственного управления в пограничной сфере деятельности.

Изучение данной темы курсовой работы имеет огромное научно-теоретическое и практическое значение. Это обусловлено тем, что государственное управление как социальное явление исследуется специалистами в области социологии, политологии, экономики, конституционного и других фундаментальных отраслей российского права - финансового, гражданского, уголовного. Следовательно, государственное управление оказывает огромное влияние на все сферы общественной жизни, и, соответственно, будет намного эффективнее, если его изучение будет продолжаться и в дальнейшем.

Положения, выносимые на защиту:

Государственное управление — разновидность социального управления, с функционированием которой традиционно связано формирование особой правовой отрасли, а именно административного права.

Государственное управление и осуществляющие его функции, государственные органы - есть составная часть единого механизма государственной власти.

Государственное управление - организующая, исполнительно-распорядительная деятельность органов государства, осуществляемая на основе и во исполнение законов и состоящая в повседневном практическом выполнении функций государства и др.

Принципы образуют основу управленческой, исполнительной деятельности. Эффективность управления достигается последовательным применением всей системы принципов и каждого из них в отдельности.

Государственное управление в пограничной сфере требует систематизации данных, получаемых от начальников региональных управлений и активизации нормотворческой деятельности по данному направлению.


Глава 1. Понятие, сущность и принципы государственного управления

1.1 Понятие и сущность государственного управления

Термин «государственное управление» широко используется в отечественной и зарубежной научной литературе, а также в законодательстве многих стран. Более 70 лет он употреблялся и у нас, давая тем самым конституционные основания для выделения данного вида государственной деятельности.

Конституция Российской Федерации 1993 года отказалась от этого термина. Вместо него в оборот внедрен новый термин — исполнительная власть. Означает ли это, что государственное управление впредь не существует или же налицо чисто терминологическая реформация?

На эти закономерные вопросы ответ может быть один: все объясняется конституционным провозглашением разделения властей. Так, в соответствии со ст. 10 Конституции Российской Федерации[1] государственная власть осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную.

В связи с этим представляет интерес соотношение государственного управления и исполнительной власти. Но прежде всего выясним, какое содержание вкладывалось в понятие государственного управления до 80-х годов.

Любая деятельность состоит из решения, его реализации (исполнение) и контроля за реализацией.

По существу, на подобной основе строится государственный аппарат, т.е. совокупность органов, выражающих государственную власть. Соответственно в рамках этого аппарата происходит «разделение труда» по осуществлению государственных задач и функций. Оно предполагает, что и находило свое конституционное выражение, выделение органов государственной власти (так назывались Советы всех уровней), органов государственного управления и судебных органов. Каждый из них был призван осуществлять тот или иной вид государственной деятельности. Так, на долю органов государственной власти приходилось решение наиболее важных вопросов государственной и общественной жизни в форме законов (создание законов); органы государственного управления в основном осуществляли реализацию законов (приведение их в исполнение); судебные органы выполняли законоохранительную функцию.

Место и роль государственного управления в механизме «разделения труда» определялись следующими характеристиками:

а) государственное управление — конкретный вид деятельности по осуществлению единой государственной власти, имеющий функциональную и компетенционную специфику, отличающую его от иных видов (форм) реализации государственной власти;

б) государственное управление — деятельность исполнительно-распорядительного характера. Основным направлением ее является исполнение, т.е. проведение в жизнь законов и подзаконных нормативных актов. Достигается эта цель использованием необходимых юридически-властных полномочий (распорядительство);

в) государственное управление — прерогатива специальных субъектов, обобщенно обозначаемых как исполнительно-распорядительные органы государственной власти или же органы государственного управления;

г) государственное управление — исполнительная деятельность, осуществляемая в процессе повседневного и непосредственного руководства хозяйственным, социально-культурным и административно-политическим строительством. Непосредственность такого руководства обусловлена тем, что именно в ведении (организационном подчинении) органов государственного управления находилась основная масса объектов собственности, выражая тем самым качество государства как собственника основных средств производства;

д.) государственное управление — подзаконная деятельность, осуществляемая «на основе и во исполнение закона»; она вторична по отношению к законодательной деятельности.

Такова обобщенная характеристика государственного управления, к которой можно добавить и некоторые иные специфические его признаки, в числе которых: вертикальность (субординационность, иерархичность) системы исполнительно-распорядительных органов; реализация принадлежащих этим субъектам юридически-властных полномочий в административном, т.е. во внесудебном порядке; предусмотренная действующим законодательством возможность административного правотворчества (сочетание правоприменения с правоустановлением); включение в механизм (систему) государственного управления не только исполнительно-распорядительных органов, но и всех иных звеньев управленческого аппарата (например, администрации государственных предприятий) и т.п.

В таком понимании органы государственного управления рассматривались в качестве исполнительного аппарата государственной власти или государственной администрации, являющейся основным звеном практической реализации законодательства, а также иных правовых актов органов государственной власти, т.е. Советов различных уровней.

В своих основных организационных проявлениях эти органы были «привязаны» прямо или опосредствованно к системе Советов народных депутатов.

Исполнительно-распорядительную деятельность практически ocyществляли не все государственные органы, а лишь те, которые конституционно обозначались как органы государственного управления (специальный субъект). В общегосударственном масштабе эти органы осуществляли государственную власть (государственно-властные полномочия) в форме исполнительной или правоприменительной функции. Здесь виден специфический вариант проявления государственной власти, которому отводилось особое (самостоятельное) место в механизме «разделения труда» (функций). Приоритетность сохранялась при этом за законодательной (правотворческой) деятельностью.

Изложенное позволяет обратить внимание еще на два принципиальных обстоятельства. Прежде всего — государственное управление и осуществляющие его функции, государственные органы - есть составная часть единого механизма государственной власти. Данное положение необходимо особо подчеркнуть в связи с тем, что до 80-х годов соответствующие Конституции и действующее законодательство только Советы всех уровней относили к числу органов государственной власти. И лишь в отношении Правительств было сделано исключение: они характеризовались в качестве «исполнительных и распорядительных органов государственной власти». Все иные органы государственного управления (как, впрочем, и судебные органы) вроде бы не имели никакого отношения к механизму государственной власти, что, конечно, не соответствовало действительности. Наблюдалась, тем самым, явная переоценка роли Советов. Фактически же речь должна была идти, и для этого имелись все необходимые основания, о функционировании в системе «разделения труда» представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, поскольку именно они реализовали в различных правовых и организационных формах полномочия государственно-властного характера.

Второе обстоятельство связано с тем, что, как это уже отмечалось при общей характеристике социального управления, последнее во всех своих проявлениях органически связано с упорядочивающим воздействием на определенный объект. Говоря же о государственном управлении, акцентируется его исполнительное назначение. В связи с этим возникает вопрос: как совместить управляющее воздействие с исполнительством?

Суть данной проблемы заключена в следующем. Управление различными сторонами государственной и общественной жизни не является исключительной функцией исполнительного аппарата государства; в этом процессе активно участвуют и другие субъекты единой государственной власти. При этом главное в содержании управляющего воздействия состоит не столько в принятии соответствующих решений(например, законов), а в их реализации, т.е. в строгом проведении в жизнь содержащихся в них юридически-властных требований. А это и есть процесс исполнения. Конечно, и сам законодатель осуществляет те или иные действия, обеспечивающие исполнение принятых им законов. Но он не в состоянии взять на себя данную функцию в полном объеме, учитывая многообразие общественных отношений, нуждающихся в упорядочивающем, т.е. постоянном управляющем воздействии. Вообще недопустимо законодателю самому исполнять законы. Поэтому и возникает необходимость в специализированном управленческом звене государственного аппарата, осуществляющем такое воздействие в исполнительно-распорядительном варианте. Значит, исполнение — это, в рассматриваемом аспекте, и есть по существу непосредственная государственно-управленческая деятельность, т.е. управляющее воздействие и исполнительство полностью совместимы. При этом не имеет принципиального значения, кто является субъектом принятия соответствующего решения — законодательный либо исполнительно-распорядительный орган (исполнение закона либо подзаконного нормативного акта).

Таковы наиболее емкие черты, свойственные государственному управлению, как разновидности социального управления. Оно характерно по своему функциональному назначению не только для Российской Федерации в ее современном виде и, конечно, не только для периода развития нашего государства вплоть до распада Советского Союза. В своих основных проявлениях государственное управление непременно присутствует в механизме воздействия на общественную жизнь западных государств, где государственная власть базируется на иных социально-политических и экономических основах. Имеется в виду прежде всего господство рыночных отношений. Так, по признанию видного теоретика французского административного права Г.Брэбана, и в подобных условиях вся управленческая сфера имеет ярко выраженный публично-правовой характер, т.е. государственное содержание; государственное управление осуществляет функция текущего управления, представляя собой государственную деятельность по управлению .

Рассмотрим далее вопрос об исполнительной власти как специфической ветви в системе разделения властей и его значение для всестороннего понимания «государственного управления».

Конституция РФ четко выделяет исполнительную власть в системе разделения властей, устанавливает самостоятельность органов законодательной, исполнительной и судебной власти (ст. 10), предусматривает отнесение установления системы федеральных органов законодательной, исполнительной и судебной власти к ведению РФ (п. "г" ст. 71).[2]

Думается, что в Конституции РФ юридически не совсем четко говорится о какой-то единой системе, которой по существу нет на самом деле. Речь, по-видимому, должна вестись о нескольких системах или подсистемах. Причем применительно к органам законодательной власти этот тезис недостаточно применим, если вообще подходит, и следует иметь в виду статус и совокупность, а также взаимоотношения органов законодательной власти РФ и субъектов РФ. Приступая к анализу такого сложного, комплексного и многогранного феномена, как исполнительная власть, обратимся к пониманию этого фундаментального института в коллективном труде.

Выделим некоторые итоговые определения, сформулированные в этом труде.

И. Л. Бачило, например, полагает: "Государственное управление можно характеризовать как целенаправленное организующее воздействие органов государственной власти на развитие различных сфер общественной жизни с учетом экономических, политических и социальных характеристик государства на определенных этапах его исторического развития" [3] (с. 28-29). И далее следует обобщающее определение исполнительной власти:

"Это подсистема, ветвь государственной власти, осуществляющая, исполнительно-распорядительную деятельность в целях управления в определенных сферах (предметах) ведения путем реализации государственно-властных полномочий методами и средствами публичного и преимущественно административного права'' (с. 29).

В этом определении привлекает выделение по существу конституционно-правового аспекта исполнительной власти - подсистема, ветвь государственной власти (ст. 10, Конституции РФ).

Вместе с тем, некоторые формулировки в приведенном определении требуют дополнительных разъяснений и аргументации. Какое содержание вкладывается, например, в термин "исполнительно-распорядительная деятельность", что такое "методы и средства публичного права"? Далее, реализация государственно-властных полномочий характерна не только для исполнительной власти - она присуща и другим ветвям власти: законодательной, судебной. В целом же, как показывает анализ административно-правовой литературы, возможны различные варианты трактовки и определения категории "исполнительная власть".

Например, свой подход и специфическое понимание характера и содержания исполнительной власти, ее взаимоотношений с другими ветвями власти сформулировали В. М. Манохин, Ю. С. Адушкин, 3. А. Багишаев. Данные авторы высказали следующие соображения относительно характера содержания исполнительной власти.

Само назначение рассматриваемой власти - исполнительная - говорит о том, что ее задача -исполнять предписания представительной власти в лице законов, указов и иных правовых актов.

Но почему предписания только представительной власти? А какую роль играют в этом процессе предписания судебной власти, например, постановления Конституционного Суда РФ? Следует одновременно согласиться с мнением авторов, что кота эти взаимоотношения строятся на основе принципа разделения властей, не должно допускаться возможности поглощения одной власти другой, иначе говоря, всевластия представительных органов в отношении других властей[4] .

Авторы высказывают свое понимание особенностей исполнительной власти в плане ее сущности, содержания в сравнении с представительной и судебной властями. Причем, ссылаясь на известное и емкое определение К. Маркса: "Администрация есть организующая деятельность государства", - они делают акцент на организационной стороне деятельности исполнительной власти.

Однако организационное начало присуще также деятельности представительных, законодательных органов. Например, Федеральное Собрание РФ, принимая федеральные законы по сферам и отраслям управления (в экономической, социальной и правоохранительной сферах, в области административно-политической деятельности), активно участвует «организации руководства и управления сферами и отраслями общественной жизни. Государственная Дума непосредственно осуществляет организационные функции по формированию и направлению деятельности исполнительной и судебной власти. Совет Федерации решает организационные по своему характеру вопросы: о назначении выборов Президента РФ; о назначении на должность судей Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ; о назначении на должность и об освобождении от должности Генерального прокурора РФ.

Трудно согласиться с мнением авторов, что хотя целесообразность и является конституционным принципом, но действует она только внутри системы исполнительной власти. Данный вывод весьма спорен, поскольку целесообразность - глобальный принцип организации и деятельности государства, систем и органов законодательной (представительной), исполнительной и судебной власти.

В литературе высказаны далеко не однозначные мнения о соотношении государственного управления и исполнительной власти.

Например, иногда склоняются к отождествлению исполнительной власти и государственного управления, утверждается, что это очень близкие по смыслу понятия, что административное право - право управленческое.

В таких рассуждениях и выводах есть много существенных неточностей. Во-первых, эти термины - не просто названия, а фундаментальные категории, институты теории государственного управления и административного права. Во-вторых, допускается определенная тавтология, ибо термины "управленческое" и "право" имеют единую корневую основу.

Более четкую позицию занимает профессор Ю. М. Козлов[5] . Он полагает, что понятие "государственное управление" - более широкое по сравнению с исполнительной властью. Последняя в известном смысле производив от государственного управления и далее.

Исполнительная власть по существу составляет содержание деятельности по государственному управлению, выражая прежде всего ее функциональную (исполнительную) направленность. В этой части, однако, формулировка Ю. М. Козлова также близка к отождествлению государственного управления и исполнительной власти и несколько противоречит первой части его определений.-

Анализируя проблемы содержания государственного управления и его соотношения с исполнительной властью, необходимо хотя бы кратко остановиться на понимании этих проблем одним из виднейших представителей российской административно-правовой науки, доктором юридических наук, профессором Борисом Михайловичем Лазаревым, сформулированном в его последних крупных трудах: "Государственное управление на этапе перестройки" (М. 1988) и изданной под его руководством и при его участии оригинальной монографии "Управленческие процедуры" (М., 1998):[6]

Прежде всего Б. М. Лазарев отмечал, что в литературе получила распространение точка зрения о непрерывном расширении сферы государственного управления и повышении степени управляемости всех процессов, происходящих в обществе. Причем, подчеркивал Б. М. Лазарев, подобная позиция не оставляла места самоуправлению и саморегуляции в экономике и других сферах жизни. Не только на практике, но и в теории наблюдались вера во всесилие аппарата управления, попытки решить любую сложную экономическую или социальную проблему путем создания все новых и новых органов. В то же время реальное влияние аппарата на управляемых почти не изучалось. Государственное управление часто отождествлялось с текущим распорядительством, а другие формы и методы управления, особенно косвенные регуляторы, недооценивались. В ряде работ по сути дела прославлялись командно-административные, административно-нажимные методы.

Б. М. Лазарев, справедливо констатировал: "Юристы - патриоты правовых норм. Видимо, это, а также преобладание административных методов управления породило идею непрерывного расширения сферы правового регулирования общественных отношений. Само это регулирование на практике все чаще приобретало мелочный, казуистический, запретительный характер. Гипертрофированные формы приобрело ведомственное нормотворчество. Вправе образовались завалы, противоречащие потребностям поступательного развития общества. Увеличилось число и слишком общих предписаний, не обладающих реальной способностью регулировать поведение людей, деятельность предприятий, учреждений и организаций. Среди отраслей права, в наибольшей степени страдающих этими недостатками, можно смело назвать административное право. Вот почему так актуально исследование проблем оптимальных рамок и методов правового регулирования различных общественных отношений в сфере государственного управления".

Интересны и плодотворны глубокие мысли и суждения Б. М. Лазарева о соотношении науки государственного управления и теории административного права. Ученый считает, что различия в предметах этих двух наук вовсе не количественные, а качественные. Наука государственного управления изучает его субъекты, государственную управленческую деятельность и складывающиеся в ходе нее управленческие отношения, причем как урегулированные правом, так и не регулируемые им, а теория административного права имеет своим предметом одну из отраслей права - административное право.

Далее, это замечания и выводы Б. М. Лазарева о цикличности государственного управления, о том, что на каждой стадии цикла субъект управления и другие его участники совершают ряд определенных, последовательно сменяющих друг друга действий. Государственное управление как исполнительно-распорядительная деятельность имеет в отличие от правосудия более сложную структуру - состоит из многочисленных и разнообразных видов нормотворческой, правоприменительной, юрисдикционной деятельности и т.д. Достойно внимания также его напоминание о формуле К. Маркса: процесс нельзя считать бессодержательной формой, формальностью, не имеющей никакой ценности, - один и тот же дух, утверждал К. Маркс, должен осуществлять процесс и материальный закон, т.е. процесс, будучи формой, имеет свою ценность; материальные и процессуальные нормы должны быть проникнуты определенным единством и др.Несколько позднее Б. М. Лазарев сформулировал общий вывод о понятии государственного управления как разновидности управления делами государства и социального управления. Ссылаясь на известную формулировку К. Маркса, что "администрация есть организующая деятельность государства[7] ", Б. М. Лазарев полагал: в этом главное отличие государственного управления от других видов государственной деятельности.

Мы уже ранее частично останавливались на этой проблеме. Подчеркнем вновь: организующая деятельность присуща не только государственному управлению; эта деятельность - неотъемлемый признак, свойство законодательного и судебного видов государственной деятельности, а также прокуратуры.

Б. М. Лазарев делает и такой вывод: "...государственное управление является разновидностью управления государственными делами, а оно - разновидностью управления делами общества".

Ученый так определял сущность и содержание государственного управления: оно имеет ярко выраженный организующий, исполнительно- распорядительный характер. Исполнительная его сторона заключается реализации законов и иных решений представительных органов.

Но эта исполнительная деятельность чаще всего является одновременно и распорядительной, так как предполагает издание органами государственного управления властных актов, охраняемых государственным принуждением.

Итоговое и обобщающее определение государственного управления было сформулировано Б. М. Лазаревым как организующая, исполнительно-распорядительная деятельность органов государства, осуществляемая на основе и во исполнение законов и состоящая в повседневном практическом выполнении функций государства и др.

Мы кратко проанализировали проблему соотношения государственного управления с исполнительной властью, представили обобщенный обзор позиций и точек зрения авторов по этим актуальным для дальнейшего развития административного права Российской Федерации вопросам.

Несмотря на подчас существенные различия в подходах к этим проблемам; в целом их авторов во многом объединяет единство взглядов в целостной оценке характера и содержания государственного управления, его соотношения с исполнительной властью.

По-видимому, целесообразно шире и активнее участвовать в разработке названных выше проблем специалистам в области теории государства и государственного управления, политологии и социологии, экономики; конституционного и других фундаментальных отраслей права - финансового, гражданского, уголовного, а также комплексных правовых отраслей.

Словом речь идет о дальнейшем углубленном исследовании статуса и соотношения государственного управления и исполнительной власти, понимании значения этих научных и учебных разработок для формулирования современной концепции административного права.

Интересные и плодотворные мысли по этим вопросам высказывали Ю. М. Козлов, Б. М. Лазарев, Г. В. Атаманчук, К. С Вельский, другие ученые.

Их труды надо всемерно учитывать при разработке и формулировании обновленной концепции административного права.

1.2 Принципы государственного управления

Принципы оказывают воздействие на формы, методы, структуру, процесс управления. В принципах находят свое выражение требования, предъявляемые к построению и организации аппарата управления, его подразделений и способам осуществления ими функций, относящихся к управлению, к стратегии, тактике и стилю работы, к характеру взаимоотношений с субъектами и объектами управления.

Принципы устанавливаются, формулируются людьми. Однако это не означает, что они носят субъективный характер. Принципы отражают сущность явлений и реальных процессов развития общественных .отношений, т.е. они носят объективный характер.

Итак, принципы образуют основу управленческой, исполнительной деятельности. Из основы выводятся все остальные свойства и отношения. Какова принципиальная основа деятельности такова и ее сущность.

Классификация принципов государственного управления

Принципы управления образуют систему, в которой они так или иначе связаны и взаимообусловлены. Ввиду этого эффективность управления достигается последовательным применением всей системы принципов и каждого из них в отдельности. Вместе с тем выделение того или иного принципа из системы дает возможность конкретно определить роль каждого принципа, что облегчает их практическое применение.

В системе управленческой, исполнительной деятельности делятся на общие (социально-правовые) и организационные принципы.

К общим (социально-правовым) принципам относятся те, которые имеют общесоциальный характер и реализуются в управленческой деятельности независимо от уровня и места то или иного органа, от должности, занимаемой работником, осуществляющим управленческую деятельность. Важная роль этих принципов обусловлена тем, что они являются основоположниками социальных (моральных, юридических) правил управленческой деятельности.

Этими принципами являются: объективность, конкретность, активность, сочетание централизации и децентрализации, эффективность и дисциплина.

Объективность. Социальные процессы протекают в соответствии объективными законами развития общества. Поэтому от управления требуются познание и умелое использование активных закономерностей, учет реальных возможностей, фактического состояния общества. Эти требования и составляют суть принципа объективности. Управление может быть результативным тогда, когда люди, познав объективные законы, сознательно используют их, «заставляют служить» самым насущным интересам, следовательно, познание законов выступает в качестве необходимой предпосылки научного управления.

Принцип объективности требует анализа и учета фактического состояния дел, учета трудностей и противоречий, существующих в социальной среде. Кроме того, важно учитывать закономерности взаимодействия общества с природной средой, ибо природа, являясь важным источником средств к жизни, одновременно вносит в общественные процессы элементы случайности, нередко неблагоприятно отражающиеся на ходе социальных процессов. Принцип объективности в управлении несовместим с субъективизмом, игнорирующим объективные условия, закономерности развития общества. Субъективный фактор может играть важную роль в управлении лишь тогда, когда он опирается на учет объективных, реальных условий, на объективные закономерности общественного развития. Субъективизм в социальном, в том числе и государственном управлении приводит к волевым, волюнтаристским необоснованным решениям, а стало быть, к заведомому их неисполнению. Он может привести к бесполезной затрате сил и средств, вызвать дезорганизацию процессов управления, подорвать доверие к субъекту управления. Вместе с тем объективные законы общества сами по себе, вне сознательной деятельности людей, не обеспечивают результативность управления. Использование законов заключается в том, чтобы привести в соответствие с требованиями этих законов деятельность людей, использовать открытый закон во имя целей управления. Из сказанного следует, что использование законов общества представляет собой взаимосвязь объективных закономерностей и субъективных действий людей.

Таким образом, содержанием принципа объективности являются изучение закономерностей общественного развития, научное определение способов использования законов общества субъектом государственного управления (субъективным фактором) в целях обеспечения оптимального управления, эффективной исполнительной деятельности государства.

Научность в управленческой, исполнительной деятельности выражается в применении научных методик сбора, анализа-синтеза информации о состоянии объекта управления (сфер) отрасли управления. Для обработки и хранения информации используются электронно-вычислительные машины. Научность предполагает:

анализ информации;

выявление актуальных проблем;

прогнозирование;

выработку оптимальных вариантов разрешения проблемы;

избрание наиболее эффективных путей и средств выполнения намеченных программ;

комплексный, системный подход к решению вопроса определения путей достижения целей исполнительной деятельности, которые позволили бы их достигнуть при наименьших затратах сил и. средств;

оптимальное определение и правовое закрепление функциональных обязанностей работников;

совершенствование структуры аппаратов и служб органов исполнительной власти;

научную организацию труда в органах исполнительной власти, использование автоматизированных систем управления и других научно-технических средств.

Принцип объективности предполагает использование выводов и рекомендаций науки в повседневной управленческой практике, изучение и обобщение собственного опыта, реалистическую объективную оценку последствий принимаемых решений для того, чтобы своевременно выявить и применить все положительное, оправдавшее себя на практике, а также творчески использовать отечественный и зарубежный опыт организации управления.

Конкретность. Объективные закономерности в повседневной, конкретной жизни проявляются через действия людей, которые своим поведением стремятся достичь определенной цели. Следовательно, к числу принципов управления относит принцип конкретности. Суть этого принципа состоит в осуществлении управления применительно к конкретным жизненным обстоятельствам с учетом разнообразных форм проявления объективных законов, на основе достоверной информации как о внутреннем состоянии объекта управления, так и о внешних условиях, в которых он находится. При этом речь идет не о разрозненных конкретных фактах, а об обобщенной систематизированной и объективной информации. Информация, ее объем, направленность, необходимость и достаточность должны соответствовать функциям, которые осуществляют конкретный субъект управления.

Достоверная информация позволяет установить конкретные формы проявления в данных условиях тех или иных общественных закономерностей и определить в соответствии с этим цели и действия людей, т.е. конкретизировать пути и средства достижения целей управления.

Эффективность. Суть данного принципа заключается в том, чтобы достигнуть целей управления при наименьших затратах сил, средств и времени. Управление в любой социальной сфере, будь то экономика, образование, культура, безопасность, оборона, внутренние дела и т.д., связано с материальными и духовными ценностями, финансовыми и людскими ресурсами. Поэтому управление, как и всякая общественно полезная деятельность людей, должно осуществляться рационально, эффективно. К критериям эффективности, которые применяются на практике, обычно относят размеры затрат, сроки выполнения задач, сроки окупаемости и др.

Требования данного принципа управления состоят в оптимизации решений, т.е. в разработке различных вариантов решений, их сопоставлении и выборе наилучшего варианта. Задача субъекта управления состоит в том, чтобы выявить и исследовать варианты решений, которые с возможно большей степенью вероятности ведут к достижению цели при наличии находящихся в распоряжении субъекта управления сил и средств. Кроме того, эти варианты должны учитывать внешние и внутренние условия, возможно больший круг возбуждающих воздействий среды функционирования на систему управления, социальные последствия того или иного решения, а также интересы работников, принадлежащих к системе управления.

Наряду со средствами оптимизации управления большое значение имеет избрание эффективных методов управленческого воздействия, стимулирования, материальной заинтересованности предоставления исполнителям простора для разумной инициативы и самостоятельности, установления ответственности за результаты своей работы.

Эффективность являет собой, таким образом, важный принцип государственного управления, исполнительной деятельности, который обеспечивает оптимальное функционирование системы управления, способствует решению задач, стоящих перед субъектом управления, достижению намеченных целей управления.

Сочетание централизации и децентрализации. Этот принцип имеет важное значение в таком федеративном государстве, как Россия. Разграничение предметов ведения и полномочий между федеральными субъектами управления и субъектами управления республик в составе России, краев, областей, округов, ropoдов Москвы и Санкт-Петербурга осуществляется на основе Конституции, [8] Федеративного договора и иных актов о разграничении между указанными субъектами компетенции. Законодательством признается и гарантируется местное самоуправление, которое действует в пределах своих полномочий самостоятельно. Этим достигается сочетание интересов государства и местного самоуправления.

Несоблюдение этого принципа приводит, с одной стороны к снижению роли федеральных субъектов управления в соответствующей сфере или отрасли управления, а с другой мелочной опеке, к ограничению самостоятельности нижестоящих субъектов управления при осуществлении оперативных функций управления.

Федеральные субъекты управления определяют приоритетные направления развития соответствующих социальных сфер, разрабатывают и реализуют комплексные программы, проводят научные исследования, участвуют в разработке правил, стандартов и иных нормативов в той или иной сфере управления, составляют и осуществляют республиканские межрегиональные программы в сфере управления. Однако в едином центре нельзя эффективно решить многочисленные проблемы управления, учесть условия и особенности субъектов федерации. Это достигается путем децентрализации оперативных функций управления, предоставления нижестоящим субъектам управления самостоятельности в peшении повседневных текущих дел и вопросов управления, повышения их ответственности за состояние дел в соответствующем региональном учреждении, организации, предприятии (объединении), трудовом коллективе.

Принцип сочетания централизации и децентрализации организационно обеспечивается системой двойного подчинения объекту управления, т.е. подчиненностью по вертикали и горизонтали. По вертикали обеспечивает необходимое единство в сложных вопросах, имеющих общегосударственное (общероссийское)значение для сферы управления. Подчинение по горизонтали позволяет учитывать местные (региональные) условия и особенности при осуществлении управления.

Так, органы внутренних дел, осуществляя функции по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, руководствуются в своей деятельности не только законами, актами федеральных органов, но и актами субъектов федерации, а также актами органов местного самоуправления.

Централизация и децентрализация реализуются также в сочетании единоначалия и коллегиальности в управлении. При выработке управленческого решения руководитель должен считаться с мнением специалистов, нацеливать их на разработку вариантов решений, производить экспертную оценку проектов решений. Это не только не подрывает, но и повышает его авторитет. Руководитель, чувствуя за собой поддержку коллектива, повышает взаимную взыскательность и требовательность в коллективе за выполнение порученного задания.

Законность и дисциплина. Законность как принцип управления, исполнительной деятельности, означает строгое и неуклонное соблюдение и исполнение субъектами и объектами управления законов и подзаконных нормативных и иных актов государственных органов. Законность выражается в обязанности каждого субъекта и объекта управления действовать в установленных пределах, т.е. в пределах своей компетенции. С принципом законности тесно связана дисциплина.

Сущность дисциплины как принципа управления состоит в исполнении обязанностей, возложенных на систему управления, которые содержатся в нормах и правилах, установленных полномочными субъектами управления, а также в исполнении индивидуальных предписаний (актов) субъектов управления теми, к кому они адресованы. Государственная дисциплина — это добросовестное исполнение обязанностей по должности, а также обязанностей, Установленных полномочными государственными органами.

Соблюдение законности и дисциплины составляет главное условие эффективности управления. Нарушение законности и дисциплины наносит ущерб государству и обществу. Злоупотребление властью, должностным положением и совершение иных противоправных действий влекут для субъекта управления установленную законом ответственность. Невыполнение предписаний, указаний, решений может служить основанием для привлечения объекта управления (исполнителя) к дисциплинарной или иной ответственности.

Организационные принципы управления, исполнительной деятельности, включают в себя две группы.

К первой группе относятся принципы: отраслевой, территориальный, линейный, функциональный, двойного подчинения.

Отраслевой принцип выступает в качестве ведущего в организации аппаратов и служб, осуществляющих исполнительную деятельность. В соответствии с ним для реализации того или иного вида управленческой деятельности образуются соответствующие органы и аппараты (службы, подразделения). Так, для осуществления управления той или иной отраслью формируется специальный аппарат, орган исполнительной власти (министерство, департамент, служба). Отраслевой принцип обеспечивает единство государственной политики, проводимой в соответствующей отрасли, рациональное использование сил и средств, более эффективное внедрение достижений науки и техники, единообразное решение общих для всей отрасли вопросов.

Территориальный принцип. Суть этого принципа состоит в формировании аппарата исполнительной власти на территориальной основе. Территориальный принцип позволяет обеспечивать комплексное развитие сфер и отраслей управления на конкретной территории (в республике, крае, области, округе, городе, регионе).

Линейный принцип. Его применение обеспечивает такой тип организации аппаратов и служб, осуществляющих исполнительную деятельность, при котором каждый руководитель в пределах своей компетенции обладает в отношении подчиненных всеми правами и функциями управления. При таком построении каждый подчиненный имеет лишь одного непосредственного начальника, в компетенции которого находятся все вопросы деятельности подчиненного. Линейный принцип обычно применяется при организации небольших по численности групп и коллективов работников и где работа относительно не сложна и не требует узкой специализации. Наиболее часто на этом принципе строятся низовые аппараты при управлении непосредственно исполнителями, которые не имеют подчиненных. В частности, линейный принцип положен в основу организации органов внутренних дел.

Функциональный принцип. На основе этого принципа формируются специальные органы и аппараты исполнительной власти, которые осуществляют общие надведомственные функции управления. Применение функционального принципа обеспечивает

развитие межотраслевых связей, решение вопросов, имеющих общее значение для всех или многих отраслей управления, способствует достижению согласованности и необходимого единообразия в деятельности отраслевых систем управления. В соответствии с рассматриваемым принципом формируются органы государственного управления, занимающие надведомственное положение и осуществляющие ту или иную межотраслевую функцию государственного управления (статистика, стандартизация, метрология, сертификация и др.). Эти органы наделяются соответствующими полномочиями. Их указания по вопросам, связанным с осуществлением своих функций, являются обязательными независимо от ведомственной подчиненности того или иного органа отраслевой компетенции.

Функциональный принцип применяется также при сложных структурах аппаратов исполнительной власти, поскольку единоличный руководитель не в состоянии лично реализовать все функции органа. В этих случаях образуются и действуют подразделения, реализующие координационные и обеспечивающие функции — кадровую, финансовую, материально-техническую (хозяйственную), функцию планирования работы органа и Др. Применение при создании структуры аппарата органа исполнительной власти функционального принципа позволяет руководителю разрешать конкретные вопросы через функциональные подразделения. Функциональный принцип обеспечивает специализацию труда, квалифицированное решение вопросов, повышает действенность контроля, упрощает работу руководителей. При этом важно, что функциональные аппараты оказывают управленческое воздействие на объект управления не непосредственно, а через руководителя органа, в состав которого они входят.

Принцип двойного подчинения. Как уже указывалось, этот принцип обеспечивает сочетание необходимых начал централизованного руководства с учетом местных условий и особенностей субъектов федерации, региональных органов исполнительной власти.

Во вторую группу организационных принципов входят: рациональное распределение полномочий между субъектами исполнительной деятельности, ответственность субъектов этой деятельности за результаты их работы, сочетание единоначалия и коллегиальности.

Рациональное распределение полномочий между субъектами исполнительной деятельности предполагает юридическое закрепление задач, обязанностей и прав за каждым органом, аппаратом, службой, подразделением и работником; урегулирование их взаимоотношений в исполнительной деятельности.

Ответственность субъектов исполнительной деятельности за результаты работы тесно связана с принципом рационального распределения полномочий. За ненадлежащее исполнение служебных обязанностей они могут быть привлечены к дисциплинарной или иной ответственности. Установление ответственности способствует повышению качества и эффективности работы, воспитывает добросовестное отношение к служебным обязанностям, требовательность руководителей к подчиненным, чуткое и внимательное отношение к людям.

Сочетание единоначалия и коллегиальности выражается в том, что важнейшие вопросы исполнительной деятельности государства решаются коллегиальными органами исполнительной власти, например Правительством Российской Федерации[9] , а вопросы текущего, оперативного характера, не требующие коллегиального рассмотрения, решаются единоначальными органами, скажем, министерствами. Сочетание коллегиальности и единоначалия проявляется также в единоначальном руководстве органом с коллегиальным обсуждением основных вопросов исполнительной деятельности на совещательном органе — коллегии, оперативном совещании. Это позволяет избегать одностороннего, субъективного принятия решений. Орган информируют население, трудовые коллективы, общественные организации, средства массовой информации (радио, телевидение, печать), государственные органы о своей деятельности, состоянии общественного порядка и общественной безопасности. Не подлежат разглашению данные, составляющие государственную и служебную (профессиональную) тайну, а также сведения затрагивающие честь и достоинство граждан, полученные в процессе служебной деятельности, за исключением случаев, предусмотренных законом[10] .


Глава 2. Особенности государственного управления в пограничной сфере

2.1 Управление в сфере охраны государственной границы

Национальные интересы России в пограничной сфере заключаются в создании политических, правовых, организационных и других условий для обеспечения надежной охраны Государственной границы Российской Федерации, в соблюдении установленных законодательством Российской Федерации порядка и правил осуществления экономического и иных видов деятельности в пограничном пространстве Российской Федерации. Национальной безопасности и интересам в пограничной сфере угрожают, во-первых, экономическая, демографическая и культурно-религиозная экспансия сопредельных государств на российскую территорию, во-вторых, активизация деятельности трансграничной организованной преступности, а также зарубежных террористических организаций. Ликвидация указанных угроз ранее была возложена на Пограничную службу Российской Федерации, состоявшую из пограничных войск, органов и других организаций. Указом Президента Российской Федерации "О мерах по совершенствованию государственного управления в области безопасности Российской Федерации" от 11 марта 2003 г. N 308 с 1 июля 2003 г. упразднена Федеральная пограничная служба Российской Федерации и переданы в состав Федеральной службы безопасности пограничные войска, органы пограничной службы и организации упраздненной Пограничной службы Российской Федерации.

Пограничная служба решает следующие основные задачи: защита и охрана Государственной границы в целях недопущения противоправного изменения ее прохождения, обеспечение соблюдения физическими и юридическими лицами режима Государственной границы, пограничного режима в пункте пропуска через нее; охрана внутренних морских вод, территориального моря, исключительной экономической зоны, континентального шельфа Российской Федерации и их природных ресурсов в целях их сохранения, защиты и рационального использования, а также в целях защиты морской среды, экономических и иных законных интересов Российской Федерации и др.

Пограничные войска совместно с Вооруженными Силами Российской Федерации участвуют в отражении агрессии против Российской Федерации, а также привлекаются к выполнению иных задач в области обороны государства. Органы пограничной службы решают другие задачи, а также участвуют в выполнении возложенных на пограничные войска задач и обеспечивают деятельность указанных войск. Задачи и функции пограничной службы реализуются через различные виды деятельности ее органов и войск: войсковую, разведывательную, оперативно-розыскную, режимно-пропускную и др.

В пределах своих полномочий пограничные войска применяют оружие, специальные средства, боевую, специальную и другую технику и иные средства, решают задачи военной безопасности, в том числе военными методами. В настоящее время осуществлен переход к дифференцированному построению группировок пограничных войск и органов с учетом степени проявления угроз в пограничной сфере; в приоритетном порядке развивать невойсковые способы служебной деятельности и адекватно сокращать пограничные войска, наращивать усилия по созданию органов пограничной стражи на участках, где войсковая охрана нецелесообразна.

Основы административно-юрисдикционной деятельности в сфере охраны государственной границы определены Законом РФ от 1 апреля 1993 г. "О государственной границе Российской Федерации", Федеральным законом от 31.07.1998 г. "О внутренних морских водах, территориальном море и прилегающей зоне Российской Федерации". Также существенное значение имеют: Конституция Российской Федерации как институциональный акт российской правовой системы, Федеральные конституционные законы, иные Федеральные законы, акты Президента и Правительства, а также внутриведомственные приказы и распоряжения Федеральной службы безопасности России.

2.2 Направления совершенствования государственного управления в пограничной сфере

Современный период развития Российской Федерации характеризуется достаточно большим различием между требуемым и имеющимся уровнем обеспечения правового регулирования деятельности пограничной службы.

В целях устранения данного различия организована работа по совершенствованию законодательства, регулирующего отношения в пограничной сфере государства.

В настоящее время завершается согласование с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти проекта федерального закона "О статусе и защите государственной границы Российской Федерации"[11] . Он подготовлен с учетом накопленного в последнее десятилетие опыта применения Закона Российской Федерации "О Государственной границе Российской Федерации"[12] и направлен на регулирование отношений в сфере определения статуса и защиты государственной границы Российской Федерации, правовых основ ее установления и поддержание режима на ней, а также полномочий государственных органов в указанной сфере.

Разработка данного законопроекта вызвана тем, что Закон о границе был принят Верховным Советом Российской Федерации 1 апреля 1993 г. в период применения Конституции (Основного Закона) Российской Федерации - России от 12 апреля 1978 г., т.е. в совершенно иных от ныне существующих правовых, политических и социально-экономических условиях. Как показывает правоприменительная практика, срок эффективного действия закона, как правило, не превышает десяти лет. При этом практика применения Закона о границе также выявила, что законодательство о государственной границе требует серьезной модернизации. Основные усилия в этом направлении должны быть сосредоточены на формировании единой системы защиты интересов государства в пограничной сфере, повышении эффективности государственного управления в обеспечении интересов и безопасности России в пограничной сфере.

Наименование законопроекта обусловлено положениями ст. 71 (п. "н") и 106 (п. "д") Конституции Российской Федерации*(3).

С учетом неукоснительного следования указанным положениям Конституции выстроена и структура законопроекта. Он состоит из преамбулы и пяти разделов, которые, в свою очередь, содержат шесть глав. Самостоятельными разделами урегулированы вопросы, связанные со статусом государственной границы, а также с ее защитой.

В законопроекте, в отличие от Закона о границе, изменено определение понятия "государственная граница Российской Федерации", которой признается линия и проходящая по этой линии вертикальная поверхность, определяющие пределы территории России. Необходимость такого подхода диктуется тем, что существующее определение государственной границы не в полной мере учитывает реалии российской правовой системы. Это объясняется следующими причинами.

Во-первых, ст. 67 (ч. 1) Конституции уже дает определение территории России, воспроизведение которого в федеральном законе (особенно в искаженном виде, как это имеет место в статье 1 Закона о границе) не несет никакой правовой нагрузки и не отвечает принципу нормативной экономии.

Во-вторых, из определения государственной границы изъято указание на то, что она определяет "пространственный предел действия государственного суверенитета Российской Федерации". Так, в соответствии с частью первой статьи 1 Договора между Российской Федерацией и Украиной о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива, эти районы морских пространств признаны внутренними водами России и Украины. Федеральным законом от 22 апреля 2004 года N 23-ФЗ "О ратификации Договора между Российской Федерацией и Украиной о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива" названный международный договор ратифицирован и на основании ст. 15 (ч. 4) Конституции стал составной частью правовой системы России. В свою очередь, согласно пункту 1 статьи 2 Конвенции ООН по морскому праву, государство обладает суверенитетом над своими внутренними водами. Таким образом, в Азовском море и Керченском проливе сложилась правовая ситуация, когда государственной границы нет, а государственный суверенитет России имеется. Вполне возможно, что аналогичным образом может быть разрешен вопрос и на Каспийском море.

Впервые в российском праве законопроектом раскрывается содержание понятия "статус государственной границы", под которым понимается правовое положение государственной границы, обусловленное пространственным пределом действия государственного суверенитета России, а также правилами установления, обозначения, режима и защиты государственной границы.

Особенностью законопроекта является отсутствие в нем понятия "охрана государственной границы". Это обусловлено тем, что действующая Конституция Российской Федерации, в отличие от Конституции (Основного Закона) СССР, принятой 7 октября 1977 г. (пункт 8 статьи 73), применительно к однородной правовой ситуации использует термин "защита государственной границы", а не "охрана государственных границ", как это имело место ранее. Сохранение же искусственной конструкции, созданной в части пятой статьи 3 Закона о границе, где охрана границы признается составной частью ее защиты, невозможно, поскольку в российском праве понятие "охрана" по своему содержанию шире понятия "защита". Это, в частности, вытекает из положений ст. 80 (ч. 2) и 82 (ч. 1) Конституции.

Существенные изменения претерпело понятие содержания режима государственной границы. Согласно законопроекту статус государственной границы обусловливают правила ее установления, обозначения и режима. Как известно из теории права, правовой режим имеет, в известной мере, подчиненное значение по отношению к статусу. В отличие от статуса, правовой режим дает определение юридической природы предмета отношений и содержит требования и принципы поведения субъектов в определенной правовой ситуации. Именно этим обстоятельством и обусловлено включение правил режима государственной границы в раздел законопроекта, посвященный ее статусу. При этом законопроект подчеркивает, что режим государственной границы устанавливается именно в целях обеспечения соблюдения статуса государственной границы.

Согласно законопроекту режим государственной границы включает правила содержания государственной границы, ее пересечения, а также разрешения с иностранными государствами инцидентов, связанных с нарушением первых двух видов правил. Законопроект предполагает, что конкретное содержание правил режима государственной границы будет определять Правительство Российской Федерации по представлению ФСБ России с учетом требований федеральных законов и международных договоров Российской Федерации.

Представляется, что предложенное законопроектом решение обеспечит большую оперативность и адекватность реагирования на динамично меняющуюся обстановку на конкретных участках государственной границы, а также позволит достичь оптимального соотношения между публичными и частными интересами в вопросах пограничной безопасности.

Отдельная глава законопроекта регулирует вопросы контроля пересечения государственной границы, имеющего первостепенное значение в деле обеспечения соблюдения статуса государственной границы. Впервые в отечественном праве в законопроекте воплощен принцип выборочности пограничного контроля. Согласно этому принципу при осуществлении пограничного контроля пограничные органы вправе ограничиваться проведением только тех мероприятий, которые достаточны для обеспечения соблюдения законодательства о статусе и защите государственной границы.

Подобный подход продиктован, в частности, необходимостью реализации поручений Президента и Правительства Российской Федерации, решений Совета Безопасности Российской Федерации и Государственной пограничной комиссии об упрощении процедур пограничного контроля российских судов, ведущих промысел водных биоресурсов, связанный с пересечением государственной границы, а также о совершенствовании организации пропуска через государственную границу лиц, транспортных средств и товаров с целью создания максимально благоприятных условий для пересечения государственной границы.

Впервые в отечественном законодательстве в законопроекте раскрыты формы пограничного контроля, применяемые пограничными органами федеральной службы безопасности. К их числу отнесены проверка документов и сведений, устный опрос, получение пояснений, наблюдение, осмотр транспортных средств и грузов, досмотр транспортных средств и грузов, личный досмотр, осмотр помещений и территорий. Это обусловлено тем, что Конституция и международные договоры России в области прав человека определяют общие принципы установления возможных ограничений его прав и свобод, обязательные для законодателя. Так, Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года (ст. 8) допускает вмешательство государства в частную жизнь в интересах безопасности в демократическом обществе только тогда, когда это предусмотрено законом. Раскрывая названные понятия, Европейский Суд по правам человека констатировал, что наблюдение за частной жизнью допустимо в тех случаях, если существуют процедуры, гарантирующие соответствие мер наблюдения установленным законом условиям.

При разработке законопроекта учтены также решения Совета Безопасности Российской Федерации и Государственной пограничной комиссии о необходимости сокращения количества государственных контрольных органов, действующих в пунктах пропуска.

Специальная глава законопроекта регламентирует порядок установления пограничных зон и режима в них. Определяется, что пограничные зоны предназначены для создания условий для поддержания режима государственной границы.

Изменения, внесенные в Закон о границе Федеральным законом от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ предусматривают, что пограничные зоны и режим в них определяются "уполномоченными федеральными органами исполнительной власти". Однако этим Федеральным законом не определено, каким именно федеральным органам исполнительной власти дано такое право. Учитывая, что защиту государственной границы на суше и на море осуществляют пограничные органы, установление пограничных зон и их режимов должно осуществляться ФСБ России по согласованию с другими заинтересованными федеральными органами исполнительной власти.

Формулировка понятия "защита государственной границы" в законопроекте подверглась некоторому уточнению по сравнению с Законом о границе (статья 3). Согласно законопроекту, защита государственной границы есть деятельность государственных органов, направленная на недопущение противоправного изменения прохождения государственной границы. В законопроекте впервые раскрыты принципы осуществления указанной деятельности.

Кроме того, к числу новых положений законопроекта следует отнести вводимое понятие вооруженной защиты государственной границы, которую осуществляют Вооруженные Силы Российской Федерации, другие войска, воинские формирования и органы в порядке, установленном Президентом Российской Федерации. При этом законопроектом предусмотрены рамочные положения об основаниях и порядке применения оружия, специальных средств, боевой и специальной техники в ходе защиты государственной границы, положения которых должны получить свою конкретизацию в соответствующих актах Правительства Российской Федерации.

Вместе с тем совершенствование правовых основ пограничной деятельности не может исчерпываться лишь принятием нового федерального закона о статусе и защите государственной границе.

Пограничная деятельность должна найти свое адекватное отражение и в новой редакции федерального закона о федеральной службе безопасности.

В рамках совершенствования правовых основ пограничной деятельности надлежит ускорить разработку проектов федеральных законов "О приграничном сотрудничестве в Российской Федерации" и "О государственной поддержке социально-экономического развития приграничных территорий Российской Федерации". В этих законопроектах необходимо предусмотреть четкое разграничение полномочий федерального центра и субъектов Российской Федерации в сфере приграничного сотрудничества.

Наряду с подготовкой новых законопроектов важно обеспечить необходимую преемственность в вопросах правового регулирования. Как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, правовое регулирование должно осуществляться таким образом, чтобы соблюдался принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, который предполагает сохранение разумной стабильности правового регулирования и недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм, а также предоставление гражданам в случае необходимости возможности, в частности посредством установления временного регулирования, в течение некоего разумного переходного периода адаптироваться к вносимым изменениям. В этой связи в ходе совершенствования правовых основ деятельности пограничной службы представляется важным воздержаться от чрезмерно поспешных "революционных" преобразований и отказа от прежнего опыта, из которого следует извлечь максимальную пользу. Основную роль, по нашему мнению, должен играть принцип систематизации положительно зарекомендовавших себя подходов и наработок, сложившихся еще в рамках Пограничной службы Российской Федерации. Выстроенную таким образом систему следует подвергать постоянному мониторингу и при обнаружении в ней элементов разбалансированности, неадекватности современным угрозам и вызовам оперативно реагировать на выявленные недостатки[13] .

В целом необходимы разработка и осуществление комплекса последовательных, строго выверенных мер по совершенствованию правовых основ деятельности пограничной службы, предполагающих формирование единой системы законодательства в пограничной сфере.


Заключение

Завершая изучение проблематики курсовой работы, хотелось бы акцентировать внимание на подводимых ниже итогах. Считаю, что целесообразно их рассматривать в логической последовательности, соответствующей содержанию курсовой работы. Итак:

1. Государственное управление — организующая, исполнительно-распорядительная деятельность органов государства, осуществляемая на основе и во исполнение законов и состоящая в повседневном практическом выполнении функций государства и др. Основным направлением ее является проведение в жизнь законов и подзаконных нормативных актов. Достигается эта цель использованием необходимых юридически властных полномочий (распорядительство). Государственное управление и осуществляющие его функции, государственные органы - есть составная часть единого механизма государственной власти.

3. Понятие "государственное управление" - более широкое по сравнению с исполнительной властью. Последняя в известном смысле производная от государственного управления. Исполнительная власть по существу составляет содержание деятельности по государственному управлению, выражая прежде всего ее функциональную (исполнительную) направленность.

4. Государственное управление базируется на основных положениях — принципах. Под принципами понимаются теоретические положения, идеи, отражающие объективные закономерности развития общества и государства. Принципы государственного управления отражают наиболее существенные стороны организации и управления. Принципы оказывают воздействие на формы, методы, структуру, процесс управления. Принципы управления образуют систему, в которой они так или иначе связаны и взаимообусловлены. В системе управленческой, исполнительной деятельности они делятся на общие (социально-правовые) и организационные принципы.

Общими принципами являются: объективность, конкретность, активность, сочетание централизации и децентрализации, эффективность и дисциплина.

Организационные принципы управления, исполнительной деятельности, включают в себя две группы. К первой группе относятся принципы: отраслевой, территориальный, линейный, функциональный, двойного подчинения. Во вторую группу организационных принципов входят: рациональное распределение полномочий между субъектами исполнительной деятельности, ответственность субъектов этой деятельности за результаты их работы, сочетание единоначалия и коллегиальности.

5. Государственное управление в Пограничной сфере далеко от совершенства, что обязывает ответственных должностных лиц систематизировать данные пограничных отделений, региональных управлений и, пользуясь правом законодательной инициативы, выступать с предложениями в нормотворческой сфере.

Таким образом, мы завершаем изучение данной темы. Однако рассмотренные выше вопросы актуальны и на сегодняшний день, поэтому целесообразно шире и активнее участвовать в разработке названных выше проблем специалистам в области теории государства и государственного управления, политологии и социологии, экономики; конституционного и других фундаментальных отраслей права - финансового, гражданского, уголовного, а также комплексных правовых отраслей.


Список нормативных актов и литературы

Список нормативных актов:

1. Конституция РФ от 12.12.1993 г., информационная правовая система «Консультант +».

2. ФКЗ «О Правительстве РФ», СЗ РФ 1997 г., № 51. информационная правовая система «Консультант +»;

3. ФЗ «Об основах государственной службы в РФ» от 31.07.1995 г. информационная правовая система «Консультант +»;

4. «Кодекс РФ об административных правонарушениях», 26.12.2001 г. с изменениями и дополнениями. информационная правовая система «Консультант +»;

5. «Гражданский кодекс РФ»,21.10.1994г. в ред. ФЗ № 182 от 23.12.2003 г. информационная правовая система «Консультант +»;

6. Указ Президента РФ от 9 марта 2004 г. N 314 "О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти" (с изменениями и дополнениями). Информационная правовая система «Консультант +»;

7. Указ Президента РФ от 24 сентября 2007 г. N 1274 "Вопросы структуры федеральных органов исполнительной власти". Информационная правовая система «Консультант +»;

Список учебной и научной литературы:

1. А.П.Алехин, А.А.Кармолицкий, Ю.М. Козлов «Административное право РФ», 3 изд., исправленное и дополненное, МГУ, М-«Зерцало» 2003 г..

2. А.П.Алехин, Ю.М. Козлов «Административное право РФ»,ч. 1.,МГУ, М-«Теис» 2003 г..

3. Ю.А. Тихомиров. «Курс административного права и процесса», Москва-«Юринформцентр», 2007 г..

4. Ю.М. Козлов, Л.Л. Попов «Административное право»,МГЮА, М-«Юрист» 2006 г..

5. М.В. Баглай «Конституционное право РФ», М-«Норма-Инфра», 2003 г..


[1] Ст 10 Конституции РФ.

[2] Ст. 71 Конституции РФ

[3] И.Л. Бачило «Исполнительная власть», стр.32.

[4] Манохин В. М. и др. Российское административное право. М., 1996. С. 7-9

[5] Алехин А. П., Козлов Ю. М. Цит. соч. С 13.

[6] Б.М.Лазарев «Упраленческие процедуры» стр.22

[7] К.Маркс Собрание сочинений.

[8] Конституция РФ, гл.3

[9] ФКЗ «О Правительстве Рф»,ст 5712.

[10] ФЗ «Об информации и информатизации»,ст 7.

[11] Правовые основы совершенствования пограничной деятельности (В.Е. Проничев, "Право в Вооруженных Силах", N 2, февраль 2006 г.)

[12] Там же.

[13] Концепция развития российского законодательства в целях обеспечения единого правового пространства в России ("Журнал российского права", N 6, июнь 2002 г.)

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий