регистрация / вход

Гражданско-правовая защита авторских прав

Анализ сущности авторского права, являющегося частью правопорядка и призванного обеспечить защиту прав создателей творческих произведений науки и искусства. Понятие авторского произведения. Способы защиты личных неимущественных и исключительных прав.

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. АВТОРСКОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ КАК ОБЪЕКТ ПРАВ

1.1 Понятие авторского произведения

1.2 Виды авторских произведений

1.3 Содержание авторских прав

ГЛАВА 2. ЗАЩИТА АВТОРСКИХ ПРАВ

2.1 Отдельные способы защиты личных неимущественных и исключительных прав

2.2 Компенсация при нарушении авторских прав

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Современная цивилизация и ее развитие немыслимы без опоры на интеллектуальный потенциал.

Реализация творческих усилий и использование результатов интеллектуальной деятельности неизбежно протекают в рамках социальных отношений. Учитывая их значение для создания новых ценностей, государство полагает необходимым устанавливать определенные правила для регулирования этих отношений или же вырабатывает общие принципы, по которым они строятся на договорной основе.

При анализе исторического процесса легко заметить постоянное усиление внимания и государства и общества в целом к вопросам регулирования отношений по поводу использования авторских произведений. Еще совсем недавно — два-три века назад — казалась нонсенсом сама защита особых прав творца на какой-либо нематериальный объект, а сегодня соответствующие правоположения составляют основу любой современной правовой системы. Подобная тенденция как раз и демонстрирует значение авторского права и признание его непременным компонентом социальной жизни.

Авторское право является частью правопорядка и призвано обеспечить защиту прав создателей творческих произведений науки, искусства, литературы на основе гармоничного сочетания интересов общества и личности. Учитывая процессы унификации норм авторского права различных государств, можно отметить также тенденцию к сближению прежде разнородных норм и предположить о формировании (со временем) системы единого авторского законодательства современной цивилизации.

С точки зрения внутренней структуры права авторское право примыкает к цивилистическому блоку научных знаний.

Существенные изменения в содержании норм, регулирующих авторские правоотношения, произошли в связи с принятием четвертой части Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

Степень научной разработанности иссследования составляют работы российских цивилистов в области авторского права и прежде всего Б.С. Антимонова, А.И. Ваксберга, Э.П. Гаврилова, М.В. Гордона, И.А. Грингольца, В.А. Дозорцева, В.Г. Камышева, М.И. Никитиной, И.В. Савельевой, В.И. Серебровского, А.П. Сергеева, Д.Н. Сутулова, Е.А. Флейшиц, С.А. Чернышевой, А.К. Юрченко, а также специалистов в области международного частного права - М.М. Богуславского, Г.К. Дмитриевой, СБ. Крылова, М.Н. Кузнецова, Л.А. Лунца, Ю.Г. Матвеева, В.П. Шатрова.

Объектом исследования выступает действующее законодательство об авторском праве.

Предметом исследования являются права авторов произведений науки, литературы и искусства.

Цель работы определена необходимостью дальнейшего совершенствования российского законодательства об авторском праве.

В ходе ее реализации были поставлены следующие задачи:

• изучить юридическую природу и сущность авторских прав;

• показать содержание авторских прав и специфику каждого правомочия в отдельности, а также степень их закрепления в российском законодательстве;

• исследовать направления дальнейшего развития в сфере охраны авторских прав.

Методы исследования. Для достижения указанной цели и решения поставленных задач исследование основывалось на общенаучном диалектическом методе познания, предполагающем объективность и всесторонность познания исследуемых явлений, а также на таких специальных методах исследования, как: комплексный, системный, сравнительно-правовой, исторический, статистический. Исследуемые конструкции анализировались в соотношении с близкими правовыми категориями, с учетом внутренних и внешних связей исследуемого аспекта.

Структура работы. Работа состоит из введения, двух глав, объединяющих пять параграфов, заключения и библиографического списка.

ГЛАВА 1. АВТОРСКОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ КАК ОБЪЕКТ ПРАВ

1.1 Понятие авторского произведения

В соответствии с законом и отечественной доктриной под объектами авторских прав понимают произведения науки, литературы, искусства, являющиеся результатом творческой деятельности, имеющие определенную объективную форму, обладающие новизной и способные к воспроизведению тем или иным способом независимо от назначения и достоинства, способа выражения.

Данное определение следует раскрыть через содержащиеся в нем ключевые слова и установить признаки авторского произведения.

Все, что создано в результате человеческой деятельности, уместно называть произведением[1] . Но не все произведения являются объектами авторского права[2] . Под ними понимают только продукты духовной осознанной творческой деятельности человека, прямо указанные в законе или, же отвечающие определенным признакам.

Результат работы человека неизбежно несет на себе отпечаток его личности, в известной степени выражает самого творца, его знания, эмоции и индивидуальное мироощущение. Применительно к авторским произведениям перечисленных признаков недостаточно, поскольку еще требуется донести видение произведения, его идеи, мысли до других лиц. Следовательно, произведения в авторском праве должны обладать определенной ясностью, завершенностью, комплексностью, доступностью. Не случайно в литературе принято говорить, что кратко сущность авторских литературных и художественных произведений может быть определена как система образов, а произведений науки — как система понятий. Авторские произведения, безусловно, являются нематериальными благами — в чем бы они ни выражались и какую бы форму ни принимали. Поэтому следует отличать вещественные или иные материальные носители произведений от них самих. Багет, полотно, краски картины, сколь бы качественными и ценными они ни были, сами по себе не являются художественным произведением. Исключение, видимо, составляют те редкие случаи, когда используемый материал есть часть образа и по замыслу творца составляет неотделимый компонент произведения.

Закон содержит лишь примерный перечень объектов авторского права, что означает бесконечность этого ряда. По мере того как появляются новые технические способы выражения мыслей и идей, человечество постоянно интересуют более новые результаты мыслительной деятельности, поэтому количество объектов авторских правоотношений будет возрастать.

Необходимо выделить следующие постоянные признаки авторского произведения, которые бы позволяли устанавливать относимость произведений к защищаемым авторским правом. Анализ законодательства, высказанных в литературе точек зрения[3] и практики позволяет признать такими критериями: а) творческий характер результата интеллектуальной работы; б) объективную форму данного результата и в) способность его к воспроизведению.

Но прежде чем перейти к изложению норм позитивного законодательства и практики его применения, целесообразно обратить внимание на некоторую неточность (некорректность) известного положения о том, что авторское право защищает исключительно форму произведения, но не его содержание (идеи, мысли). Всякое произведение представляет собой сложный мир визуальных, смысловых, звуковых, логических и прочих фактов, обстоятельств, оттенков и связей. И если охране и защите действительно подлежит только внешняя сторона произведения (объективная), то для иных исследовательских целей (в том числе в судебной практике) приходится прибегать к некоторым дополнительным квалификационным действиям, не исчерпывающимся ответом: «да, защищается» либо «нет, не защищается». Обычно потребность в дополнительных критериях возникает при наличии спора (см. далее).

Творческий характер авторского произведения. Данный признак наиболее рельефно отличает авторские произведения от других результатов человеческой деятельности. «Творчество — это создание новых по замыслу культурных, материальных ценностей»[4] . Традиционно такое понятие связывается с новизной, оригинальностью, отличиями, неповторимостью и уникальностью. Заметим также, что целесообразно различать творческий подход к делу, наличие признаков творчества в процессе деятельности и признак творчества в полученном результате; для определения какого-либо произведения творческим важно, конечно же, последнее. Более того, признаки творчества могут обнаружиться в итогах и рутинной работы.

С точки зрения задач правового регулирования вовсе не требуется устанавливать степень напряжения мысли и неординарность подходов автора в процессе создания полученного результата. Достаточно, если имеется возможность квалифицировать итог как связанный с индивидуальностью автора, поэтому на практике творческий характер всех произведений, созданных лично автором (авторами), презюмируется, предполагается имеющимся, пока не доказано иное.

Сам по себе факт изложения чего-либо неведомого, ранее не известного еще не характеризует авторское произведение. Признак творчества не есть признак новизны, хотя последний во многом и позволяет говорить о творческом характере работы. Тем более нельзя смешивать новизну темы, сюжета, направленности научного исследования и т.п. и новизну самого авторского произведения. Именно поэтому, например, многочисленные ремейки произведений не утрачивают своеобразия, позволяющего определять их как творческие произведения.

Однако в любом случае авторским произведением нельзя признать труд только физический или заключающийся в простом следовании заранее заданному алгоритму (например, при переписывании, автоматическом копировании и т.п.).

С авторских произведений иногда делают копии. Относительно разных объектов должна даваться и разная оценка возможности признать их копии самостоятельными объектами авторских правоотношений. Так, копии литературных произведений к ним, конечно же, не могут относиться, а вот копии произведений изобразительного искусства чаще всего можно считать объектом авторского права (хотя и здесь точки зрения ученых расходятся). Практике известен случай, когда создатель копии скульптуры потребовал указать его имя в фотоальбоме как творца копии, с которой делалась фотография. Суд иск удовлетворил.

В целом же следует иметь в виду, что в данной сфере взаимоотношений при наличии спора особое значение имеют экспертные оценки.

Объективная форма авторского произведения. Авторское право распространяется лишь на произведения, существующие в объективной форме (п. 3 ст. 1259 ГК РФ). С учетом закона, сложившейся судебной практики такими формами признаются: письменная (рукопись, машинопись, нотная запись и так далее), устная (публичное произнесение, публичное исполнение и так далее), звуко - или видеозапись (механическая, магнитная, цифровая, оптическая и так далее), изображение (рисунок, эскиз, картина, план, чертеж, кино -, теле -, видео - или фотокадр и так далее), объемно-пространственная (скульптура, модель, макет, сооружение и т.д.).

Указанный перечень не является исчерпывающим, поскольку по мере развития техники и появления новых технологий, обеспечивающих фиксацию результатов деятельности человека, могут появляться и фактически появляются новые, ранее не известные формы выражения авторских идей.

Но имеются определенные ограничения для использования формы. Объективность формы следует связывать преимущественно с тем, что произведение способно восприниматься человеческими чувствами. Именно в этом смысле и надо толковать высказывания о форме произведения как «объективно воспринимаемого»[5] результата труда и как «существующего самостоятельно от автора»[6] .

Объективная форма авторского произведения выражает результат творчества, а не его процесс, что принципиально важно, но речь идет вовсе не о необходимости завершить какой-либо труд, исследование и пр. Незавершенные произведения в такой же степени находятся под защитой авторского права, как и завершенные. В сфере науки процесс исследования длится столько, сколько существует человечество. Имеется в виду совсем иное — результат как завершенность объективной формы для представления другим.

Возможность воспроизведения. Еще одним признаком авторского произведения является возможность его воспроизведения.

Ряд авторов полагает, что объективная форма и воспроизводимость составляют единый признак — если есть объективная форма, то ее можно воспроизвести. Известен случай, когда композитор А.П. Бородин исполнил дома увертюру к опере «Князь Игорь», но не записал ноты и скончался. Один из друзей по памяти восстановил увертюру. Противники подобной точки зрения говорят о том, что само по себе существование объективной формы во многих случаях не обеспечивает воспроизводимость (например, речь на банкете); во всяком случае, форма может быть крайне не устойчивой и не позволит правильно (точно) воспроизвести произведение.

В литературе высказывается мнение, что в подобных случаях оказывается, затруднена лишь защита авторских прав[7] , и только поэтому не следует признавать возможность воспроизведения результата творческой деятельности самостоятельным признаком. Но данное утверждение полемично и требует оценки в различных плоскостях. Если под формой мы понимаем факт хотя бы однократного внешнего представления произведения, то его практически всегда окажется недостаточно не только для защиты (нельзя сравнить с конкурирующими результатами), но и для полноценного существования произведения как объекта авторского права. В подп. 1 п. 1 ст. 1256 ГК РФ указывается на произведения, «находящиеся в какой-либо объективной форме», что косвенно подтверждает определенную стабильность существования произведения, его наличность.

Законодатель прямо не указывает на воспроизводимость произведения как обязательный признак, ограничиваясь ссылкой на наличие определенной объективной формы. Однако ссылка на «объективную форму» может и должно пониматься как указание на определенные объективные процессы во внешнем мире, которые в нем произвели определенные последствия в результате презентации формы.

Нельзя же утверждать, что допустимо считать объектом авторского права и такие произведения, о которых никто по их существу сказать не может, а материальный или иной объективный носитель их содержания отсутствует. Пример с увертюрой к опере А.П. Бородина как раз и показывает, что объективность формы произведения должна быть такой, чтобы обеспечить, пусть и незначительную, но возможность воспроизведения.

Сказанное одновременно позволяет поставить вопрос о целесообразности различать произведения, основанные на презентационной и материальной форме.

Дополнительные признаки авторских произведений в случае конфликта интересов. Изложив сведения об общих признаках авторского произведения, следует заметить, что возможность их использования должна происходить только в бесконфликтных ситуациях, при отсутствии спора. Одно и то же произведение может быть создано несколькими лицами и на протяжении их жизни может не ставиться вопрос об авторстве. Если же прагматическая ценность творения высока, и оно приобретает известность, наиболее вероятным вариантом развития событий становится спор. Полагаем, в таких случаях неизбежно вовлечение дополнительных критериев, к числу которых следует отнести новизну, авторскую индивидуальность (неповторимость), уникальность логики идей.

Вопрос о новизне (а еще точнее — о приоритете) приобретает принципиальное значение как способ установления первенства одного произведения над другим в том смысле, что при наличии новизны одного оно признается авторским, а у второго его нет. Приведем пример. ООО «Виквер» заказало гражданину В. изготовление логотипа, включающего слова «Вятка-турист» и сдвинутых полушарий земного шара. По договору с автором ООО «Виквер» получило также исключительные имущественные авторские права на использование данного логотипа на территории Кировской области. Обнаружив, что данный логотип используется ООО «Вятка-турист», ООО «Виквер» обратилось с иском в арбитражный суд о применении санкций. На всех судебных инстанциях, в том числе в кассационной инстанции в удовлетворении исковых требований было отказано со ссылкой на отсутствие признаков авторского произведения. В частности, в постановлении кассационной инстанции отмечалось, что аналогичный логотип (но с указанием другой фирмы) использовался еще в 1994 г., филиал ответчика ранее имел печать, совпадающую с логотипом[8] , показания свидетелей также позволяют утверждать, что данный логотип известен и фактически использовался, в том числе ответчиком.

Вряд ли следует смешивать критерий приоритета с понятием «исчерпания прав» (см. далее), поскольку оценивается именно первенство появления произведения.

Однако критерий новизны (приоритета) не способен применяться сам по себе, он лишь дополнительный.

Что же касается признака авторской индивидуальности (неповторимости), то он непосредственно связан с широко используемым в отечественной судебной практике признаком оригинальности[9] . Такой взгляд можно признать правильным, поскольку при установлении авторства нам важнее всего обнаружить то, что В. Веинке называет «печатью индивидуальности»[10] . По его мнению, признак творчества заключается не столько в новизне[11] как познании неизвестного или уникальности как отсутствия аналога, сколько в том, как видит и осмысливает соответствующий факт, явление, обстоятельство конкретный создатель произведения[12] . Произведение оригинально тогда, когда оно индивидуально.

Выделение данного признака при конфликте интересов способно обеспечить защиту тех авторских произведений, в отношении которых ставится вопрос о неохраноспособности (например, в случае примитивности изображения, типичности и известности выражений мысли).

Теперь о признаке уникальности логики идей. Утверждение о защите авторским правом только формы произведения аксиоматично и правильно. И, тем не менее, самим произведением (мы говорим не об объекте защиты!) являются именно идеи, мысленные образы. Подобное обстоятельство следует учитывать во всех тех случаях, когда обсуждается вопрос о значении формы и существа авторского произведения. С не меньшими основаниями можно утверждать о существовании произведений, защищаемых и не защищаемых авторским правом.

Уместно привести известный в нашей литературе пример по иску правообладателя песни «He'ssofine» к компании «Harrisong'sMusic, Ltd», имеющей права на песню «MysweetLord»[13] . Суть дела в том, что правообладатель обвинил Дж. Харрисона в плагиате указанной песни. Суд установил, что песня правообладателей состояла из двух музыкальных фраз: фрагмента А из трех нот, повторяющихся четыре раза, и фрагмента Б. Когда фрагмент Б. в песне исполнялся вторично, в него добавлялась нота «ре». Эксперт установил, что сами по себе фрагменты А и Б достаточно распространены, уникальной является именно комбинация этих фрагментов. В композиции Харрисона она отличалась только тем, что фрагмент Б исполнялся не четыре, а три раза; плагиат безусловен.

Возможность включения в число критериев других признаков. В литературе иногда предлагаются и другие постоянные признаки как самостоятельные критерии авторского произведения.

Чаще всего таким дополнительным критерием называется новизна. Однако в соответствии с законом данный признак необходим лишь для объектов патентных правоотношений.

В случаях, когда отстаивается новизна как необходимый признак авторского произведения[14] , обычно ссылаются на необходимость через нее установить исключительность, оригинальность, творческую самостоятельность произведения, поскольку, по мнению данных авторов, наличие новизны как раз и делает его исключительным. Такая позиция в целом не нашла поддержки ни в законе, ни в доктрине.

Большинство исследователей обоснованно полагают, что новизна, если ее не смешивать с новизной как приоритетом в создании произведения, есть, прежде всего, итог, но не сущность и не причина подлинно творческой деятельности. Результат интеллектуального труда можно считать объектом авторского права не потому, что он имеет новую форму или новое содержание, а потому что в результате либо того, либо другого появляется индивидуально выраженная авторская позиция. Если же нет ни новой формы, ни нового содержания, то перед нами плагиат.

Неясно также, каким именно образом и через какие параметры произведения можно устанавливать такой признак как новизна произведения. Определить приоритет довольно трудно и в отношении изобретений как технических решений, а в случае с авторскими произведениями, где диапазон творческих моментов и оснований для оценки необычайно велик, вообще маловероятно.

Таким образом, поиск уровня новизны авторского произведения в принципе (исходно) не требуется. Вопрос о ней можно и нужно ставить не для каждого случая, а только в тех ситуациях, которые мы назвали конфликтными (см. выше). Например, если приходится отыскивать первенство (приоритет) в создания произведения, имеющего одинаковое содержание у различных авторов. Например, для установления заимствований можно воспользоваться ранее предложенным дополнительным критерием уникальности логики идей автора.

По существу таким же приемом пользуется законодатель в п. 6 ст. 1252 ГК РФ для определения юридической силы прав на различные средства индивидуализации: защите подлежит тот объект, который появился первым.

Не являются признаками авторского произведения также его общественная ценность и утилитарная полезность. Авторское право появляется на произведение независимо от его назначения и достоинства (п. 1 ст. 1259 ГК РФ). Известно, что «о вкусах не спорят» и всякая индивидуальная оценка творческого произведения (даже в сфере науки) есть лишь субъективный взгляд на созданный продукт. А в сфере художественного творчества шкала оценки — как показывает практика — во многом зависит и от шкалы времени.

Ранее уже отмечалось, что в акте создания всякого произведения особой ценностью пользуется личностный аспект, связь с самим творцом. От нее же решающим образом, как показывает практика, зависит и популярность, коммерческая и иная значимость произведения, а вовсе не от общих критериев правильности, новизны, близости к неким академическим образцам «высокого искусства». Так, свои произведения, изображающие с фотографической точностью тару и другие утилитарные предметы, Энди Уорхол и сам не считал творчеством, что не мешало с успехом продавать их за многие десятки тысяч долларов.

В соответствии с п. 1 ст. 1259 ГК РФ не имеет значения «способ выражения» произведения и факт его обнародования или необнародования (опубликования). Незаконченный творческий труд (например, в виде кратких записей, черновиков) также признается объектом авторского права. Критерием здесь выступает наличие указанных ранее признаков, а не представления автора об уровне завершенности. Если на картине изображена только часть пейзажа или вероятных персонажей, от этого оно не перестает быть художественным произведением при наличии творческого характера изображенного.

И наоборот, если признаков авторского произведения нет, то мнение автора о завершенности ничего не меняет. Вне зависимости от утверждения автора о готовности работы отсутствие системы образов или системы понятий не позволяет считать какое-либо произведение авторским и распространять на него соответствующий правовой режим.

В литературе обсуждается, и вопрос о необходимости выделить понятие «оригинал произведения». Так, Н.Г. Толочкова указывает, что при определении юридического значения слова «оригинал» следует «использовать привязку к первоначальной форме выражения, которая в свою очередь содержит в себе признаки, выделяющие произведение в качестве объекта правовой защиты»[15] . Но что значит «первоначальная форма выражения»? Есть и другая форма того же самого произведения!? Если дело обстоит так-то наличие иной формы позволяет говорить уже о другом произведении, а не о том же самом!

Законодатель счел необходимым учесть наличие оригиналов произведений, но лишь в определенном смысле. В соответствии с п. 1 ст. 1291 ГК РФ при отчуждении автором оригинала произведения (рукописи, оригинала произведения живописи, скульптуры и тому подобного), в том числе при отчуждении оригинала произведения по договору авторского заказа, исключительное право на произведение сохраняется за автором, если договором не предусмотрено иное. При приобретении оригинала без исключительных прав на произведение, приобретатель без согласия с автором и без выплаты ему вознаграждения может лишь демонстрировать оригинал и воспроизводить его в каталогах выставок и в изданиях, посвященных коллекции, передавать данный оригинал для демонстрации другим лицам. Если же отчуждается оригинал произведения его собственником, обладающим исключительным правом на произведение, но не являющимся автором, то исключительное право переходит к приобретателю оригинала, если договором не предусмотрено иное (п. 2 ст. 1291 ГК РФ). Иными словами, законодатель использует термин «оригинал», исключительно для того чтобы определить объем прав приобретателя и автора.

На наш взгляд, необходимости выделения данной категории в другом смысле просто нет; правда, сохраняется потребность противопоставления оригиналов и копий, а также оригинальных произведений и переводов.

Авторские произведения характеризуются также признаками нематериальности, отсутствием локализации в пространстве, неисчерпаемости в силу использования, что приводит к определенным правовым последствиям (например, может быть неограниченное число лиц, использующих произведение, произведения не изнашиваются и потому не имеют амортизационных сроков и пр.).

Момент возникновения прав на авторское произведение. В правоведении принято считать, что все правоотношения порождаются в силу определенных юридических фактов[16] . При этом традиционным является деление юридических фактов на события и действия — исходя из зависимости от деятельности людей, а среди действий выделяют сделки и юридические поступки. Для первых характерна осознанная направленность на возникновение, изменение и прекращение правоотношений (ст. 153 ГК РФ), для вторых типичным является возникновение правового результата вне зависимости от намерений действующего лица.

Поскольку российское авторское законодательство не предусматривает специальных процедур легитимации или регистрации авторских произведений, то следует считать, что авторское право на произведение и соответствующие правоотношения возникают в силу факта его создания и не требуют какого-либо специального оформления, регистрации либо соблюдения иных формальностей (п. 4 ст. 1259 ГК РФ). Или иначе, авторские правоотношения возникают в силу так называемых юридических поступков. Подобное обстоятельство принципиально отличает авторские правоотношения от большинства других гражданских правоотношений, прежде всего — обязательств, возникающих обычно в силу заключения сделок.

Что же касается иных государств, то для возникновения авторского права в их правовых системах могут предусматриваться специальные формальные процедуры. Именно поэтому одним из аспектов, обсуждаемых и специально регулируемых международными договорами, является аспект значения таких процедур. Например, Всемирная конвенция об авторском праве (ст. 3) допускает, что во внутреннем законодательстве стран-участников условием охраны авторского права может быть условие соблюдения формальностей (депонирование экземпляров, регистрация, нотариальные удостоверения, уплата сборов и т.п.). Поэтому для распространения на произведения иностранных граждан национального режима признано достаточным указывать на всех экземплярах произведения знак © (латинская С в окружности), имя автора и год выпуска произведения в свет (ст. 1271 ГК РФ).

Однако подобное правило не препятствует любому из участников Всемирной конвенции требовать соблюдения установленных формальностей или других условий для приобретения или осуществления авторских прав на произведения, впервые выпушенные в свет на его территории, или на произведения его граждан, независимо от места выпуска их в свет. А вот в отношении не выпущенных в свет произведений граждан других государств — участников данной конвенции действует иное правило — все участники должны предусмотреть правовую охрану без соблюдения каких-либо формальностей (п. 4 ст. 3 Конвенции).

В соответствии с Инструкцией о порядке проставления знака охраны авторского права на произведениях науки, литературы и искусства[17] все охраняемые в нашей стране произведения должны обозначаться указанным выше знаком охраны авторского права. Издания, содержащие официальные материалы, издания произведений народных промыслов, древних актов и иных произведений, не охраняемых авторским правом, обозначаются знаком охраны лишь при наличии авторских комментариев, вступительных статей и т.п., а при издании сборников — при наличии оригинальной составительской работы. Организации, выпускающие в свет сборники научных трудов, журналы и другие периодические издания, в символе авторского права на все издания в целом указывают свое наименование, так как авторское право на данные издания в целом принадлежат по закону таким организациям. В книжных и альбомных изданиях символ авторского права обозначается на обороте титульного листа, внизу. Символы должны проставляться, таким образом, и на таком месте, чтобы ясно указывать охраняемость данного произведения авторским правом. При наличии нескольких авторов, при переводе и т.п. должны проставляться знаки охраны с указанием конкретных авторов (соавторов), оригинального издания и т.п. и с указанием вида творческой работы соответствующего автора. Представители федеральных органов, осуществляющие управленческие функции в данной сфере, высказали мнение о целесообразности и в нашей стране вести единый государственный реестр обладателей авторского права и смежных прав.


1.2 Виды авторских произведений

Существует традиционное разделение авторских произведений на непосредственно указанные в законе и произведения, являющиеся таковыми в силу обладания признаками авторского произведения.

Авторские произведения подразделяют на основные и производные (подп. 1 п. 2 ст. 1259 ГК РФ). Под последними понимаются переводы, различного рода обработки, аннотации, рефераты резюме, обзоры, инсценировки, аранжировки и другие переработки ранее созданных произведений.

Помимо самостоятельных произведений выделяют произведения составные — энциклопедии, антологии, базы данных и прочие произведения, в которые входят материалы, как других произведений, так и произведений, не имеющих авторских признаков (например, информационных сведений или нормативных правовых актов). Типичным примером составных произведений являются периодические издания (газеты, журналы), включающие в себя тексты авторов, комментарии, графические произведения и пр. Принятое выражение («составные произведения») не вполне точно, поскольку позволяет допустить, что самостоятельные произведения являются частью (элементом) составных. На самом же деле составным произведением является система подбора и (или) расположения материалов, вошедших в составное произведение. Да и то лишь в случаях, когда проведенная работа по отбору и оценке, компоновке материалов, их взаимному соотношению является творческой, а не механически осуществленной.

В состав таких произведений могут включаться любые материалы, но у составителя не возникает на них авторского права (например, если включены статистические данные, то составитель не становится их автором). И наоборот, составитель становится автором составного произведения в указанном выше смысле и тогда, когда у каждого вошедшего в составное произведение теста (материала) есть собственный автор.

Произведения также делят на литературные, художественные и научные. Но такое деление условно. По мнению Э.П. Гаврилова, отсутствие принципиальных различий в правовом режиме произведений науки, литературы и искусства не требует жесткого их разграничения[18] ; он также полагает, что и математические формулы следует включать в понятие «литература».

В принципе это верно, потому что в науке для выражения мыслей автора используется только знаковая система, по существу совпадающая с системой передачи идей автора в литературе, а авторское право защищает именно форму. Но полностью согласиться с предложением отказаться от различения указанных видов произведений мешает квалификационное различие полученных результатов. Ведь признание или непризнание произведения авторским зависит и от того, что полагает созданным и сам автор. Допустим, автор при обращении в научный журнал утверждает о том, что им создана оригинальная система понятий в сфере механики и предлагает материал к публикации. Вместе с тем может обнаружиться, что никакой творческой новизны для данной области знаний изложенный текст не содержит, что не позволяет признать его именно научным произведением. Но имеется — пусть и низкого уровня — авторский текст, который способен квалифицироваться как литературное произведение. И если автор настаивает на признании авторства для публикации в научном журнале, то отказ будет правомерен. Вообще говоря, мы, кажется, несколько принижаем значение личных представлений и оценок автора относительно существа и квалификации созданного им творения. В традиционном понимании механизм появления авторских прав связывается почти исключительно с наличием норм объективного права, действия субъектов под их влиянием приобретают характер поступков, т.е. порождают (изменяют, прекращают) права и обязанности безотносительно направленности воли. Вряд ли такой подход правилен во всех случаях.

Надо признать, что авторским правом должны охраняться и произведения, которые трудно отнести как к науке, так и к искусству или же литературе — например, произведения технического по смыслу характера, изложенные в словесной форме. Отсюда следует, что до квалификации изобретений и иных объектов патентного права в качестве таковых они находятся под воздействием авторского права. Так, описание технического усовершенствования еще до регистрации его в качестве изобретения уж; находится в режиме авторского произведения (если есть соответствующие признаки).

В авторском праве существует также деление произведений не обнародованные и необнародованные, что в основном совпадает с делением на опубликованные и неопубликованные. Обнародование — это действие, которое совершено с согласия автор; и делает произведение доступным для всеобщего сведения путем опубликования, публичного показа, публичного исполнения, передачи в эфир или иным способом. Что же касается опубликования, то под ним признается выпуск (с согласия автора) в обращение экземпляров произведения в количестве достаточном дл« удовлетворения разумных потребностей публики исходя из характера произведения. Наиболее популярным случаем опубликования является издание произведения. Основное значение, указанное деление имеет в тех случаях, когда требуется, определит: возможность воспользоваться произведением другим лицам. Если необнародованные произведения в принципе не могут кем-либо использоваться, то обнародованные в ряде случае могут быть использованы третьими лицами (например, в общественных целях, в целях личного потребления т.п.).

Авторские произведения, указанные непосредственно в законе, В п. 1 ст. 1259 ГК РФ объектами авторского права названы следующие произведения:

—литературные произведения;

—драматические и музыкально-драматические произведения и сценарии[19] ;

—хореографические произведения и пантомимы;

—музыкальные произведения (с текстом и без текста);

—аудиовизуальные произведения (т.е. кино-, теле- и видеофильмы, слайдфильмы, диафильмы и другие кино - и телепройзведения);

—произведения живописи, скульптуры, графики, дизайна, графические рассказы, комиксы и другие произведения изобразительного искусства;

—произведения декоративно-прикладного и сценографического искусства;

—произведения архитектуры, градостроительства и садово-паркового искусства (в том числе в виде проектов, чертежей, изображений и макетов);

—фотографические произведения и произведения, полученные способами, аналогичными фотографии;

—географические, геологические и другие карты, планы, эскизы и пластические произведения, относящиеся к географии и к другим наукам.

Ранее уже указывалось, что к объектам авторских прав относятся также программные продукты, но не потому, что они содержательно совпадают с обычными авторскими произведениями, а лишь в целях распространения на них правового режима защиты литературных произведений.

Поясним содержание и юридическое значение отдельных произведений.

Литературные произведения есть авторские произведения в словесной форме и распространяются только на сферу художественного творчества. Наличие в тексте отдельных рисунков и схем не изменяет характер литературного произведения, поскольку обычно лишь служит задаче усиления восприятия образов, изложенных словесно. Помимо обычных художественных литературных произведения любой творческой формы к ним относятся также речи, спичи, лекции, доклады и иные устные выступления, письма, дневники, личные заметки, интервью, дискуссии, письма в редакцию и прочие произведения. Правда, возможность отнесения к таким объектам писем, дневников, черновых набросков, исходно не предназначенных для публикации, является дискуссионной. То же касается и ряда других произведений, которые к литературным произведениям не могут относиться в силу отсутствия надлежащей формы.

Дипломные работы студентов нормативно представляют собой творческие попытки продемонстрировать степень овладения изученным материалом, поэтому они (если эти требования соблюдены) также являются объектом авторского права. То же касается и лекций преподавателей. Если даже лектор составляет свое выступление из законодательных положений и (или) высказываний других авторов, ему принадлежат право на их подбор и расположение[20] .

Обычно вопрос об авторстве на указанные произведения не возникает, но если организация намерена каким-либо образом реализовать материалы, составляющие дипломные работы студентов или лекции своих преподавателей, то требуется решить, по крайней мере, три вопроса: а) в какой степени трудовой договор охватывает процесс создания полученных результатов, б) вопрос о вознаграждении и в) об указании авторства конкретных лиц.

Иногда как о литературных произведениях (в широком смысле) говорят и о научных произведениях в словесной форме. Хотя подобный подход и допустим, но по указанным ранее причинам все, же было бы правильным их разграничивать.

Что же касается самих научных произведений, то их общее определение фактически отсутствует. В соответствии со ст. 2 ФЗ «О науке и государственной научно-технической политике» под научной (научно-исследовательской) деятельностью понимается деятельность, направленная на получение и применение новых знаний. Под научно-технической деятельностью — деятельность, направленная на получение, применение новых знаний для решения технологических, инженерных, экономических, социальных, гуманитарных и иных проблем, обеспечения функционирования науки, техники и производства как единой системы. Под научным результатом — продукт научной и (или) научно-технической деятельности, содержащей новые знания или решения и зафиксированный на любом информационном носителе[21] . Столь слабое нормативно-правовое регулирование справедливо критикуется[22] . Имеющиеся определения позволяют признавать научными не только результаты с элементами оригинальности, творчества, но и результаты инновации, т.е. факт лишь применения новых знаний.

Отсутствует и система государственной регистрации научных работ[23] .

Однако очевидно, что научным произведением может именоваться не только результат работ, выполненных в соответствии с нормами гл. 38 ГК РФ «Выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, и не только в случае, если он получен лицом, имеющим статус научного работника (сотрудника). Не способны, на наш взгляд, повлиять на квалификацию полученного результата и дополнительные критерии, которые иногда устанавливаются при создании правового режима и сдаче отдельных результатов работ. По общему правилу такие критерии являются требованиями либо к результатам выполнения гражданско-правовых, либо трудовых договоров и не повышают требований к признанию результата как научного произведения в авторском праве.

Созданные учеными схемы и формулы при наличии признаков творчества и объективной формы также должны признаваться научными произведениями, находящимися под защитой авторского права[24] .

По мнению Д. Липцик, научным трудом для сферы авторского права следует признавать всякое авторское произведение, выполненное «в соответствии с требованиями научной методики»[25] , включая как литературные работы научного характера (в любой сфере науки), так и работы по педагогике, технические документы, географические карты, графики, чертежи и пр. «Оригинальность, отпечаток личности автора заключаются, таким образом, не в композиции, как это происходит в отношении художественных или драматических произведений, где автор может комбинировать факты по своему усмотрению, а в отборе элементов, подробностях и форме выражения»[26] .

Таким образом, всякое произведение, имеющее научную направленность (т.е. нацеленное на открытие новых граней окружающего мира и связей в нем), подчиняющееся логике и методике науки, презюмируется как научное.

Определение аудиовизуального произведения дано в ст. 1263 ГК РФ. Им считается произведение, состоящее из зафиксированной серии связанных между собой изображений (с сопровождением или без сопровождения звуком) и предназначенное для зрительного и слухового (в случае сопровождения звуком) восприятия с помощью соответствующих технических устройств. Прежде всего, к ним относятся кинематографические произведения независимо от способа их первоначальной или последующей фиксации.

Потребность в наличии специальных технических устройств для восприятия является одним из важнейших квалифицирующих признаков таких произведений. Способ записи к тому же не имеет решающего значения, что позволяет относить к аудиовизуальным произведениям и фильмы, выполненные с помощью компьютерной графики.

Аудиовизуальные произведения обычно представляют собой результат творческих усилий различных людей, но в силу специфика их практического использования авторские права на произведение в целом предоставляются только режиссеру-постановщику, сценаристу и автору музыки, если она создана специально для этого произведения (п. 2 ст. 1263).

При публичном исполнении или сообщении в эфир (по кабелю) композитор сохраняет лишь право на вознаграждение.

Что же касается прав изготовителя (продюсера), то в соответствии с п. 4 ст. 1263 ГК РФ они определяются содержанием прав организатора использования результатов интеллектуальной собственности в составе сложного объекта (ст. 1240 ГК РФ). Иначе говоря, в силу заключения договоров со всеми авторами, произведения которых задействованы в создании аудиовизуального произведения, такое лицо считается получившим исключительные права на использование данных произведений по договорам об отчуждении исключительных прав. Изготовитель также вправе при любом использовании визуального произведения указывать свое имя (наименование). Если нет доказательств иного, производителем признается лицо, указанное на произведении «обычным образом».

Прочие создатели таких произведений сохраняют свое исключительное право только на те конкретные объекты, которые созданы их собственным творчеством (например, художественное оформление сцен, кадров, эпизодов, произведение, положенное в основу сценария). Исключительное право сохраняется за настоящими лицами лишь постольку, поскольку оно не передано изготовителю или не получено иными лицами по другим основаниям. Такой подход ранее являлся спорным, но в связи с ясностью его решения в четвертой части ГК РФ сомнения в порядке распределения и объема прав отпали.

Обычные видеозаписи (например, на любительскую видеокамеру) вряд ли обладают признаками аудиовизуального произведения, поскольку на практике имеется лишь технический, а не творческий вклад в созданное (записанное). Но отечественный законодатель счел необходимым и на видеозаписи распространить правовой режим аудиовизуальных произведений.

Относительно прав на кинофильмы, созданные в нашей стране в период до принятия Закона об авторском праве, некоторое время велась дискуссия[27] , не столько научная, сколько имевшая меркантильную подоплеку, так как решался вопрос сугубо имущественный — кому принадлежат права на фильмы, созданные в советский период? На наш взгляд, судебная практика вполне однозначно исходит из следующих соображений. Поскольку государство и его уполномоченные органы обеспечивали киностудии лишь частично финансовыми ресурсами, а формальное право собственности на фильм как «результат производства» не может предоставить авторских прав, то последние должны считаться принадлежащими соответствующим киностудиям.

Фотографические произведения также признаются авторскими произведениями, хотя всегда существовали сомнения о таком их квалификации. Тем не менее, действующий закон презюмирует все такие произведения как авторские[28] . Ранее следовало указать на каждом экземпляре имя автора, место и год выпуска.

Надо также разделить мнение о целесообразности дифференцировать фотографии на информационные (продукт технического труда) и творческие (результат самобытной, авторской работы)[29] с приданием каждому из указанных видов самостоятельного правового режима. Но пока не решена проблема критериев подобного разграничения, правовой режим различных фотографии остается единым.

Произведения архитектуры и градостроительства также защищаются авторским правом. В соответствии со ст. 16 ФЗ «Об архитектурной деятельности в Российской Федерации»[30] объектам? авторского права являются архитектурный проект и разработанная на его основе документация для строительства. Помимо обычных авторских прав авторы произведения архитектуры (градостроительства) имеют и дополнительные права в ходе реализации их проектов[31] . В частности, они могут требовать от заказчика право на участие в реализации своего проекта, если иное не предусмотрено договором, от собственника объекта — предоставления возможности осуществлять его фото- или видеосъемку. Однако право авторского надзора возникает только при условии получения в надлежащем порядке разрешения на строительство[32] . Не дают право на авторский надзор авторские права на планы, чертежи, макеты, иной вспомогательный материал, не относящийся к архитектурному проекту[33] .

Что же касается произведений декоративно-прикладного искусства (п. I ст. 1259 ГК РФ), то традиционное их определение звучало так — это двухмерное или трехмерное произведение искусства, перенесенное на предметы практического пользования, включая произведения художественного промысла или произведения, изготовляемые промышленным способом. Уже из определения заметно существенное отличие таких произведений от близких к ним обычных произведений изобразительного искусства. Являясь произведениями искусства, они одновременно предназначены для удовлетворения бытовых практических потребностей человека. Таковы художественно исполненные предметы мебели, посуды, украшений, игрушек и пр. Казалось бы, особой логики в выделении данных произведений нет, поскольку при обладании признаками авторского произведения они неизбежно бы получили защиту закона. Но законодатель обоснованно учел возможность смешения правового режима данных произведений с правовым режимом объектов промышленной собственности, прежде всего с промышленными образцами. В соответствии со ст. 1352 ГК РФ (ср.: ст. 6 Патентного закона) под промышленным образцом понимается художественно-конструкторское решение изделия промышленного или кустарно-ремесленного производства, если по своим существенным признакам он является новым и оригинальным.

К существенным признакам промышленного образца относятся признаки, определяющие эстетические и (или) эргономические особенности внешнего вида изделия, в частности форма, конфигурация, орнамент и сочетание цветов[34] . Опасаясь, что объекты художественного творчества, воплощенные в бытовых, утилитарных вещах, могут оказаться без правовой защиты (например, если промышленный образец не зарегистрирован), законодатель, видимо, и счет уместным специально выделить указанные произведения.

Но они также должны отвечать требованиям, предъявляемым к авторским произведениям. При рассмотрении спора между ЗАО (истец) и ООО (ответчик) было установлено, что истец требует взыскания компенсации за нарушение авторских прав в связи: с несанкционированным использованием произведения декоративно-прикладного искусства (детское игровое оборудование как элемент благоустройства придомовых территорий). Истец также утверждал, что произведение создано работниками истца в порядке выполнения служебного задания. Хотя суд первой инстанции удовлетворил требования истца, суд кассационной инстанции отказал в их удовлетворении по следующим соображениям Имеющиеся в деле документы не позволяют установить факт создания произведения силами работников, нет данных о том, что названные истцом граждане являются или когда-либо являлись сотрудниками истца, нет подтверждения выдачи упоминаемым лицам служебного задания. Очевидно, здесь отсутствие названных документов могло бы компенсироваться наличием авторского договора между авторами и истцом, но его тоже не было, а если нет, ни того, ни другого, то логично полагать исключительные права на использование произведения не переданными. Истец также не указал, в чем именно состоит новизна, творчество, оригинальность предметов детского игрового оборудования, по внешнему виду они однотипны массе других подобных устройств широко распространенных во многих городах[35] . При таких обстоятельствах невозможно отнести названные объекты к произведениям, защищаемым авторским правом.

Произведения дизайна законодателем названы в числе произведений изобразительного искусства как самостоятельный вид произведений. Полагаем, что в подобном случае сказалось не только влияние английского языка, обычного для текстов международных договоров. Если соответствующее изображение воплощено в различных потребительских предметах (быта, украшениях и пр.), то после регистрации дизайнерского решения речь идет об ином объекте интеллектуальной собственности — промышленном образце (industrialdisigh). Однако требуется защитить права творца в период до соответствующей регистрации промышленного образца либо в случае, когда такая регистрация почему-либо не планируется.

Драматические произведения и сценарии имеют ту же форму, что и обычные литературные произведения, но они выделяются по назначению — последующему публичному воплощению образов на сцене (съемочной площадке).

Музыкальные произведения радикально отличаются от литературных выражением существа образов — с помощью звуков и других специальных средств (мелодии, ритма, музыкального строя и лада, звуко - высотных линий и пр.). Попытки выделить такие элементы и обосновать возможность их самостоятельной защиты пока оказались несостоятельными и поэтому защита прав автора осуществляется относительно произведения в целом по любым характерным признакам музыки, рождающим оригинальный образ.

Результат творчества композитора подлежит защите и в тех случаях, когда произведение исполняется на других музыкальных инструментах или даже не на музыкальных инструментах.

Нотные записи и иные способы фиксации музыки следует отличать от самих музыкальных произведений.

Поскольку перечень авторских произведений не является исчерпывающим, вносятся предложения об отнесении к ним и других результатов творчества[36] . Так, в последнее время все чаще обсуждается вопрос о признании мультимедийных произведений авторскими. «Мультимедийный» — значит созданный и реализуемый в различных средах (графической, компьютерной звуковой, текстовой и пр.). В узком смысле под мультимедиа понимаю совокупность произведений на цифровой основе, создающих ощущение реальности происходящего на экране монитора и допускающих вмешательство смотрящего в развитие событий. Чаще всего элементы таких произведений вполне подпадают под понятие соответствующего произведения, обычно — аудиовизуального, а в п. 1 ст. 1240 ГК мультимедийные продукты сегодня прямо названы в числе так называемых сложных объектов. Полагаем, в отношении мультимедийных произведений требуются дополнительные изыскания их правовой природы и квалификации[37] .

Смежные права и программные продукты, включая базы данных, также относятся к объектам авторского права.

Элементы произведения. Критерии для выделения элемента авторского произведения могут быть различны, исходя из решаемых задач, и поэтому они могут не совпадать с понятием элемента соответствующей книги, картины, научной публикации. Механически выделяемые части литературного произведения, видимо лучше именовать фрагментами или как-то иначе.

Наиболее часто используется признак юридического значения отдельных элементов, что позволяет говорить о юридически безразличных и юридически значимых элементах. К первым обычно относят тему, материал, сюжетное ядро, идейное содержание произведения. Ко вторым — образы и язык произведения. Для первой группы элементов характерно отсутствие образности, по общему правилу она составляет только информацию и факты. Так судебной практике известен случай, когда автор фельетона потребовал от театра прекратить постановку оперетты по сюжет фельетона, но суд отказал в удовлетворении иска, указав, что использование сообщений в прессе при написании либретто не является нарушением авторских прав автора сообщения.

Противоположным примером может служить предписание Антимонопольного комитета РФ одной из организаций прекратить продажу дисков с названием «Моей душе покоя нет», так как она не получила согласия от наследников С.Я. Маршака на использование данной строчки из его перевода стихотворения Р. Бернса. Название сочли настолько оригинальным, само по себе содержащим систему образов, что одно только оно является как таковое литературным произведением[38] .

Надо также заметить, что сложившаяся судебная практика допускает признание наименований произведений в качестве самостоятельных объектов в редчайших случаях и скорее под влиянием широкой известности самого произведения.

На необходимость исследовать вопрос об оригинальном (творческом) характере наименования (заголовка) произведения и возможности использовать его самостоятельно обращается внимание и в п. 2 Обзора практики рассмотрения споров от 28 сентября 1999 г. №47.

Очевидно также, что о наименовании как самостоятельном произведении есть смысл говорить вне связи с самим произведением[39] , иначе объектом выступает уже не только наименование. Мы полагаем, что требования, которые предъявляются к авторским произведениям в целом, должны предъявляться к любым элементам произведения для того, чтобы получить соответствующую защиту. Подобный аспект (наличие или отсутствие системы образов) как раз и отличает охраняемые и неохраняемые элементы литературного произведения.

Что же касается такого элемента, как персонаж, то действующее в произведении лицо обычно в наиболее яркой, рельефной форме выражает оригинальный авторский мир и аккумулирует особенности формы произведения. Как отмечают специалисты, во многих странах судебная практика изначально готова признавать персонаж самостоятельным элементом произведения и объектом права[40] . Тем не менее, в российской судебной практике вопрос о признании персонажа самостоятельным элементом, способным к защите, справедливо связывается с наличием в нем признаков, указывающих на исключительность образа. И это правильно. Так, образ ходжи Насретдина по существу един и известен всем заранее; поэтому в любом произведении (литературном, аудиовизуальном и пр.) на такую тему авторский, творческий аспект переносится на иные элементы (подбор фактов, оригинальное исполнение артистами и пр.), персонаж же в данном случае не защищается.

В связи с этим следует правильно понимать указание п. 7 ст. 1259 ГК РФ о том, что авторские права распространяются на «часть произведения, на его название, на персонаж произведения, если по своему характеру они могут быть признаны самостоятельным результатом творческого труда автора и отвечают требованиям», предъявляемым к произведениям в целом. Из приведенного положения вовсе не следует, что обновленное законодательство ос интеллектуальной собственности признало персонажи, названия и прочие элементы самостоятельными объектами авторского права

Образы произведения иногда именуют внутренней формой. Она может использоваться для создания нового произведения при непременном условии, что будет получено согласие первоначального автора, дан источник заимствования, а само новое произведение также будет характеризоваться новой системой образов. Язык же называют внешней формой и понимают под ним свойственную именно данному автору совокупность средств и приемов для создания художественных образов. Типичным примером здесь может стать сочетание прозы и стихотворений Л. Пастернака в «Докторе Живаго», В. Аксенова в «Цапле».

Сказанное вполне можно отнести и к научным произведениям, где также есть охраняемые и неохраняемые элементы. Например, в используемых фактах, приемах исследования, теоретических основах обычно нет признаков творчества и они сами по себе (вне авторской формы) не охраняются правом (обычно все это, известно, заранее). Иное дело — последовательность, специальная аргументация и научный аппарат, подходы к раскрытию научных идей, особые символы (знаки, язык), методы компоновка материала. Отчасти подобный срез научного исследования выражается тем, что ранее мы предложили именовать «уникальности логики идей» автора.

Если подытожить, то можно утверждать о невозможности заранее заявить о правовом значении того или иного элемента произведений и допустимости признать его самостоятельным объектом авторского права. Во всех таких случаях следует опираться на эстетический, семантический, теоретико-концептуальной и эта анализ выделенного элемента[41] , соотнести его с образами произведения в целом. Следовательно, нельзя и создать норму права, которая бы изначально содержала ответ на подобный вопрос.

Материальная форма воплощения авторского произведения также не образует самостоятельного элемента произведения. Права на объекты материального мира, обеспечивающие восприятие произведений, находятся в соответствующем вещно-правовом режиме (раздел 2 ГК РФ). Поэтому и передача таких вещей, переход права собственности на них к другому лицу сами по себе не влекут возникновения у приобретателя прав на авторское произведение (ст. 1227 ГК РФ).

Произведения, на которые не распространяется авторское право. На прочие произведения, т.е. не имеющие указанных ранее признаков, авторское право не распространяется.

Непосредственно в силу не считаются объектами авторского права:

—объекты, по которым истек срок действия авторского права; истечение данного срока не влияет на охрану правомочий авторства, имени автора и неприкосновенности произведения;

—официальные документы государственных органов и органов местного самоуправления муниципальных образований, в том числе законы, другие нормативные акты судебные решения, иные материалы законодательного, административного и судебного характера, официальные документы международных организаций, а также их официальные переводы;

—государственные символы и знаки (флаги, гербы, ордена, денежные знаки и пр.), а также символы, знаки муниципальных образований;

—произведения народного творчества;

—сообщения о событиях и фактах, имеющие исключительно информационный характер (сообщения о новостях дня, программы телепередач, расписания движения транспортных средств и т.п.).

К приведенному перечню, изложенному, прежде всего в п. 6 ст. 1259 ГК РФ, необходимо добавить следующее.

Произведения народного творчества не признаются авторскими произведениями, в силу того что их автором является народ в целом и здесь нет возможности персонифицировать автора. В литературе предлагалось включить их в число авторских произведений, но такая позиция поддержки не нашла. Тем не менее, полагаем уместным вернуться к обсуждению проблемы. Если не: необходимости распространять правовой режим авторского права на произведения народного творчества в пределах страны, тс существует необходимость обеспечить их защиту за рубежом. Народное творчество в многоликих его проявлениях является национальным достоянием; в этом своем качестве оно также нуждается в поддержке и защите, которую могло бы осуществлять государство или уполномоченные им органы. Возможные финансовые поступления от использования таких произведений резидентами других стран могли бы быть направлены на развитие данной сферы творчества.

У официальных документов, в том числе и у административных актов и судебных решений, конечно же, есть авторы в широкому (бытовом) значении, а сами они чаще всего имеют признаки авторских произведений. Однако, желая разграничить публичный и частный интерес в таких случаях, законодатель в волевом порядке исключил документы из числа защищаемых авторским правом[42] .

В соответствии со ст. 1264 ГК РФ права авторства на проект официального документа, в том числе на проект официального перевода такого документа, а также на проект официального символа или знака принадлежат лицу, создавшему соответствующий проект. Разработчик проекта вправе обнародовать свой проект а также указать свое имя, если это не запрещено государственным органом или органом местного самоуправления или международной организацией, по заказу которых разработан проект Данный проект (документа, знака, символа) может быть использован заказчиком для подготовки соответствующего документа (знака, символа) и без согласия разработчика, если проект опубликован им или направлен в соответствующий орган (организацию в ходе подготовки документа (знака, символа) в его проект заказчик может вносить дополнения и изменения, а после официального принятия проекта к рассмотрению он может использоваться и без указания имени разработчика. Надо заметить, что аналогичные соображения высказывались и до принятия четвертой части ГК РФ[43]

Относительно сообщений информационного характера следует пояснить, что они не признаются объектами авторского права, лишь до тех пор, пока не появятся признаки творчества. Так, при составлении расписания движения поездов, хотя и проводится только техническая работа, но также достигается определенный новый результат. Если же создатель расписания применит какую-то особую систему подачи материала, его расположения, то он может рассматриваться и автором творческого произведения. Например, известен случай, когда автора нотации (нотной записи) не признали автором нового творческого произведения — нотация есть лишь техническая работа по письменной фиксации (выражению) соответствующих звуков. Но если бы было установлено, что истец не просто записал народную песню, но и произвел ее обработку (т.е. по существу создал новый образ), то он мог бы быть признан автором этого произведения.

Образно и в художественной форме можно представить даже сообщение о погоде, но на практике сжатость материала не позволяет творчески подходить к передаче такого сообщения.

Особо следует сказать о программах теле- и радиопередач. Ранее они в принципе не рассматривались как объекты авторского права. Однако после вынесения 19 мая 1994 г. Судебной палатой по информационным спорам при Президенте РФ рекомендации «О правовой природе программ теле- и радиопередач, публикуемых в периодических изданиях» ситуация изменилась. Данной рекомендацией признавалось, что при определенных обстоятельствах указанные программы могут рассматриваться как самостоятельный объект авторского права. Вопрос такого порядка следует решать применительно к конкретной публикации о передачах и исходя из их формы представления. Позднее в п. 1 Обзора практики рассмотрения споров от 28 сентября 1999 г. № 47 было отмечено, что программа теле- и радиопередач как информация о времени выхода в эфир не является объектом авторского права. Публикации только сведений о времени выхода передач не имеют признаков самостоятельного авторского произведения, хотя и являются информацией.

Поскольку авторское право защищает только форму, а не содержание, публикация о передачах признается объектом авторских правоотношений в случае, если она творчески оформлена, например, сопровождается пояснениями, комментариями. Поскольку информация о передачах не является самой программой передач, она, конечно, должна быть отнесена к обычной информации, и телерадиокомпании не вправе требовать при предоставлении информации о своих передачах какого-либо вознаграждения

Отдельно следует сказать о различного рода методических материалах, в том числе подготовленных преподавателями учебных заведений для обеспечения учебного процесса. По сложившейся традиции подобные материалы не признаются авторскими произведениями, относительно роли преподавателя, подготовившего учебно-методическую разработку (например, план семинаров рабочую программу курса и т.п.), обычно указывается, что он лишь «составитель», но не автор. Это и незаконно и несправедливо. Если даже допустить, что функция преподавателя сводилась к подбору и расположению иных оригинальных текстов, тем не менее, у него возникает авторское право на такую обработку и компоновку. В большинстве же случаев учебно-методические материалы имеют в основе оригинальный текст и должны квалифицироваться как самостоятельные авторские научные произведения. Не мешает подобному выводу и наличие служебных отношений преподавателя и учебного заведения (Нельзя отнести учебно-методические материалы и к официальным документам, не пользующимся защитой авторского права Методические материалы организаций могут быть двух видов: одни выполняют функции организации производственных и иных процессов, утверждаются от имени организации и тогда должны относится к официальной организационно-распорядительной документации, другие направлены лишь на оказание помощи в виде советов, рекомендаций, разъяснений и подсказок от имени конкретного специалиста и не вводятся в действие от имени организации (если даже и издаются ею). По общему правилу по учебно-методическими разработками для учебного процесса понимаются тексты (издания), содержащие материалы по методике преподавания, изучения учебной дисциплины или ее части. Такие разъясняющие и ориентирующие материалы не являются видом организационно-распорядительной документации и не содержат ни правовых, ни локальных норм организации.

Понятно также, что авторское право не распространяется и те явления, которые сами по себе не способны признаваться произведениями авторского права. Так, авторское право защищает не столько суть идеи, ее содержание, сколько форму, внешний вид представления. Например, технологические приемы, навыки, рецепты, способы обработки материалов сами по себе охраняются не авторским правом, но у них может охраняться их форма; например, если они изложены автором в пособии по выполнению соответствующей работы, то становятся в таком виде авторским произведением[44] .

Некоторые из названных явлений защищаются в рамках других институтов. Например, идея, лежащая в основе изобретения, защищается как объект патентного права, методы преподавания способны к защите авторским правом в случае придания им соответствующей формы и т.п.

Ясно также, что объект авторских правоотношений, если даже он выражен в материальной форме, не должен смешиваться со своим материальным носителем.

Есть и более сложные аспекты соотношения права собственности и авторского права. Так, связь произведения и материального носителя может быть неразрывной, в том числе и тогда, когда материальный носитель в силу уникальности выступает как компонент замысла творца. Поэтому, например, особая разновидность гранита, использованного при создании скульптуры, может составлять часть единого скульптурного образа, т.е. часть произведения. Но в любом случае охране подлежит не данный гранит, а только система мыслей, образов, способных к воспроизведению. И если, например, гранит будет уничтожен, то авторское право все-таки сохраняется (при условии возможности воспроизвести произведение — по памяти, по копии и т.п.).

Веб-сайты Интернета по общему правилу не признаются объектами авторского права, но только в техническом смысле. Если же оценивать сайт как совокупность гипертекстовых документов, то возникает возможность признать его базой данных, распространив тем самым на него и законодательство об авторских и смежных правах[45] . И уж во всяком случае, подпадают под признаки авторских произведений отдельные элементы сайта, например размещенные на нем статьи, дизайнерское оформление.

Как отмечалось, авторские произведения не регистрируются и поэтому сами по себе акты фиксации в том, или ином порядке ничего к правовому режиму произведения не добавляют. Это касается и акта приема-передачи, например, пьесы к постановке, актов нотариуса и РАО. Во всех подобных случаях речь идет только и исключительно об установлении факта существования произведения в определенной объективной форме. Но такая фиксация не устанавливает авторства и не определяет лиц, имеющих авторские права.

Служебные произведения. Закон не раскрывает данного понятия, но указывает на возможность создания произведений в порядке выполнения трудовых обязанностей. Поэтому именно юридическая практика и наука выработали критерии такого произведения[46] .

Во-первых, служебным можно считать лишь то произведение, создание которого входило непосредственно в трудовые функции работника. Если же произведение создано в рабочее время, но не в связи с выполнением трудовых функций, служебным оно не является. Наличие трудовых функций может подтверждаться служебными инструкциями, трудовым договором, коллективным договором, содержанием приказов и распоряжений по организации[47] . Понятие «трудовые обязанности» менее точное.

Нельзя признать существенным и наименование должности работника, поскольку важно содержание его трудовых действий

Во-вторых, судебная практика исходит из того, что работодатель должен доказать служебный характер произведения; само по себе наименование должности, рабочего места не способно квалифицировать произведение как служебное.

В-третьих, не влияет на признание произведения служебным время и место его создания. Практике известны случаи, когда произведения признавались служебными, хотя создавались работниками дома.

В-четвертых, сам факт использования материалов или оборудования организации, где работает автор, не приводит к определению произведения как служебного.

В-пятых, правовой режим служебного произведения не изменяется в случае, если работник уволился. Не имеет также значения, является ли работник штатным или же совместителем.

В-шестых, служебный характер произведения не изменяется и в случае, если работодатель дополнительно снабжал либо, наоборот, не снабжал какими-либо денежными суммами (повышенной заработной платой, премией и т.п.).

В-седьмых, существенное значение для правильной квалификации имеет и понятие «задание», которое в результате уточнения существа требуемых действий, их актуализации и локализации способно в спорных случаях дать ответ на вопрос, является ли задание служебным. Однако сама по себе выдача задания вне трудовой функции, если даже оно будет исполнено, не дает оснований для признания произведения служебным.

Необходимость установить служебный характер произведения объясняется особым распределением прав и обязанностей между работодателем и работником в таком случае. Так, по общему правилу исключительное право на служебное произведение принадлежит не работнику, а работодателю (абз. первый п. 2 ст. 1295 ГК РФ). И наоборот, личные неимущественные права сохраняются за работником как автором.

В такой позиции отечественного законодателя нет ничего нелогичного — работник выполняет задание, его рабочее место и заработная плата сохраняются за ним, расходы по созданию произведения также несет организация. В зарубежной практике распространен и более жесткий подход — кто финансирует работы, тот и получает исключительные права[48] .

Следует признать, что за работником остается и право решать вопрос о готовности произведения; поэтому именно он, а не работодатель, должен считать, завершено произведение или нет. Если соглашением сторон устанавливается иное распределение прав и обязанностей, оно не может касаться аспекта готовности произведения. Например, работник вправе уничтожить дизайнерский эскиз, если, по его мнению, созданное не обладает необходимым уровнем завершенности.

Для регулирования правоотношений, возникающих при создании служебных произведений, в четвертой части ГК РФ предусмотрен ряд новелл.

Так, впервые предусмотрено правило о том, что если работодатель в течение трех лет со дня, когда служебное произведение было предоставлено в его распоряжение, не начнет его использования, не передаст исключительное право на него другому лицу или не сообщит автору о сохранении произведения в тайне, исключительное право принадлежит автору (т.е. имеет место переход права на произведение в силу прямого указания закона).

Понятно, что, сохраняя за собой исключительное право, авто: не может претендовать на вознаграждение — именно у него остаются легитимные возможности по использованию произведения

Такой подход разумен, так как право на вознаграждение был: бы правильным связывать не только с фактом его создания, не и извлечением из него дохода (иного положительного эффекта Идея выплаты вознаграждения во всех случаях, в том числе и при отсутствии финансового эффекта, в современных условиях выглядит слабо мотивированной. Хотя ничто не мешает работодателю специально поощрить автора за факт создания произведения

Во всех остальных случаях, т.е., когда исключительное прав: не закрепляется за автором, он может претендовать на вознаграждение. Именно так и решался вопрос и ранее в отечественной науке и практике. Допускает такое толкование и п. 1 ст. 129: ГК РФ, поскольку в нем говорится не о личных неимущественных правах, а об «авторских правах», в числе которых следует усматривать и право на вознаграждение со стороны всякого лишь которое или использует произведение или которому достается исключительное право.

Размер вознаграждения, условия и порядок его выплаты определяются договором с работником, а в случае спора — судом (част; третья п. 2 ст. 1295 ГК РФ).

Думается, смысл приведенных норм ясен — если работодателя: не готов к использованию произведения, он должен уступить исключительное право автору, поскольку норма о получении работодателем исключительного права является диспозитивной. Но есть и другие проблемы: что именно понимать под словами «начнет использование», в частности, учитывая, что инновационный процесс растянут на годы и может выражаться в самых различны действиях. Надо ли считать, что для установления режима «тайны» достаточно приказа руководителя?

Не вполне ясной является ситуация в случае, определение п. 3 ст. 1295 ГК РФ. Предусмотрено, что если работодатель не реализовал свое право на использование и исключительное право принадлежит автору, то, тем не менее, у работодателя остается право применить данное произведение способами, обусловленными служебным заданием и его пределами (в том числе обнародовав произведение), если только соглашением между работнике и работодателем не предусмотрено иного. Далее следует пояснение: «При этом право автора использовать служебное произведение способом, не обусловленным целью служебного задания, а также хотя бы и способом, обусловленным целью задания, но за пределами, вытекающими из задания работодателя, не ограничивается». Работодатель может при использовании служебного произведения указывать свое имя или наименование либо требовать такого указания.

В целом смысл приведенных норм понятен — раз инициатором соответствующей работы, завершившейся созданием произведения, и скорее всего ее финансистом выступал именно работодатель, то даже при переходе исключительного права к автору, он должен получить достаточные возможности по реализации задуманного (например, обеспечить выпуск продукции, элементом которой является произведение).

По общему правилу для реализации исключительного права не имеет значения очередность обладания им, в том числе неважно, является ли соответствующий правообладатель первичным или же последующим. Тем не менее, невозможно признать, что исключительное право в рассматриваемом случае изначально возникает у работодателя. Ни у кого, кроме автора, оно возникнуть не может. Следовательно, к работодателю оно переходит в силу закона только после сдачи произведения работником.

В отношении отдельных произведений установлен более жесткий режим — при создании в порядке служебного задания энциклопедий, периодических сборников, сборников научных статей, иной периодики, исключительные права принадлежат издателю, что исключает право авторов на дополнительную оплату. Но они (авторы) не лишаются права придать произведению иную форму и издать произведение с сохранением исключительных прав[49] .

Думается, заложенный в ст. 1295 ГК РФ подход лучше прежнего (по Закону об авторском праве), в том числе потому, что устраняет основу для самой дискуссии о соотношении заработной платы и вознаграждения: ведь это разные понятия.

Конечно же, работодатель имеет право выплатить специальное вознаграждение за факт создания произведения вне связи с тем будет ли оно в дальнейшем использоваться или же нет, причем выплата авторского вознаграждения не должна влиять на условия выплаты и размер заработной платы.

Следует обратить внимание, что организация получает лишь право использовать служебное произведение. При рассмотрении иска ОАО «Уральские самоцветы» к ОАО «Косметическое объединение «Свобода» и встречного иска последнего было установлено, что художником С, являющимся сотрудником ОАО «Свобода» в порядке выполнения служебного задания создан дизайн-макет художественного оформления упаковки зубной пасты «Фтородент». Однако ОАО «Уральские самоцветы» зарегистрировал на свое имя товарный знак «Фтородент — Ftorodent», в оформлении которого использовались основные элементы указанного дизайн - макета. Отменяя предшествующие решения, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ указал, что для правильного разрешения дела необходимо исследовать вопрос о том, на каком основании и как авторское право от создателя произведения перешло к обладателю товарного знака[50] . Сам же по себе «факт создания произведения в порядке выполнения служебного задания влечет лишь право организации на использование такого произведения, авторское право на произведение, созданное в порядке выполнения служебного задания ... принадлежит автору произведения». Если оставить в стороне вопрос об исключительном праве, в данном случае, конечно же, следовало указать и имя художника.

Ограничения, касающиеся содержания авторских произведений. По общему правилу автор не ограничен в своем творчестве и вправе изображать, высказывать любые идеи, мысли, соображения различной направленности и характера, пытаться выстраивать и доказывать самые невероятные и противоречащие логике и науке понятия и конструкции. Например, нет оснований с точки зрения авторского законодательства отказывать в признании авторским произведением дневниковые записи, прославляющие культ жертвоприношения или использующие ненормативную лексику. С моральной точки зрения подобные тексты лишь предосудительны.

Однако существуют ограничения в других нормах, фактически исключающие публичное представление подобных произведений. Например, в соответствии со ст. 4 ФЗ «О средствах массовой информации»[51] не допускается использование средств массовой информации в целях совершения уголовно наказуемых деяний, для разглашения сведений, составляющих государственную тайну, для призыва к захвату власти, насильственному изменению конституционного строя и целостности государства и т.д. Имеются и другие ограничения для публичного представления авторских произведений с определенным содержанием. Наконец, непосредственно в тексте Уголовного кодекса РФ имеется несколько статей, признающих определенные действия, совершенные автором, преступлением (ст. 129 — клевета, 130 — оскорбление, 138 — нарушение тайны переписки и т.д.). Здесь мы специально не называем ст. 146 УК РФ, предусматривающую уголовную ответственность за нарушение авторских прав; обсуждается лишь вопрос об ограничениях по созданию авторского произведения в случае же ст. 146 предусматривается плагиат и тем самым отсутствует само произведение.

В соответствии со ст. 15 ФЗ от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»[52] авторы печатных, аудио-, аудиовизуальных и иных материалов (произведений), предназначенных для публичного использования содержащих хотя бы один из признаков, предусмотренных ст. 1 вышеназванного закона, считаются экстремистами и несут уголовную и иную ответственность.

В принципе ограничением для автора следует признать и нормы ст. 10 ГК РФ. Пункт 1 данной статьи предусматривает, что не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. А п. 2 допускает, что в случаях, указанных п. 1 этой статьи, суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права.

Автор также не имеет права создавать произведение, которое сопряжено с нарушением установленных законом прав других Типичным примером может служить норма ст. 150 ГК РФ, предусматривающая, что в качестве самостоятельных объектов защищаются права граждан на достоинство личности, честь и доброе имя, деловая репутация, личная и семейная тайна, право на имя, право авторства, «иные личные неимущественные прав.; и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона»[53] . В число таких прав входит также право на индивидуальный облик, право давать согласие на использования изображения, право на интимные подробности личной жизни и т.п.

Американский музыкант Том Уэйтс взыскал с компании Volkswagen-Audi несколько тысяч евро, в связи с тем что компания озвучила свой рекламный ролик голосом, похожим на голос певца.

Фотограф не вправе делать тайные снимки и публиковать их без согласия изображенного, что нашло отражение в ст. 151.1 ГК РФ, принятой одновременно с четвертой частью ГК: «обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе его фотографии, а также видеозаписи или произведения изобразительного искусства, в которых он изображен) допускаются только с согласия этого гражданина. После смерти гражданина его изображение может использоваться только с согласия детей и пережившего супруга, а при их отсутствии — с согласия родителей». Далее перечисляются три случая, когда согласия не требуется (при использовании изображения в государственных, общественных или иных публичных целях, при съемке в местах открытого посещения и на публичных мероприятиях, при позировании за плату).

Репортер не имеет права давать искаженное описание внешнего вида человека, действующего в сюжете текста (произведения) фактологического характера (например, в фельетоне, путевых заметках и пр.), авторы не могут указывать неверное имя участника конкретных событий или приписывать им слова, которые эти лица не произносили и т.п.

Равным образом и наоборот нельзя считать соответствующим смыслу закона использование подлинных имен известных деятелей для описания их неблаговидных поступков в произведении со ссылкой на то, что «действующие лица романа лишь типажи, а не портреты»[54] .

Автор произведения, конечно же, не лишен права вводить в заблуждение, искажать какие-либо известные факты, например, жанр фантастики немыслим без преувеличений, допущений и прямого искажения фактов, но они не должны нарушать прав и законных интересов других лиц.

Многие авторские произведения имеют сложный правовой режим. Так, рисунок может составлять основу товарного знака или являться выражением создателя промышленного образца как объекта патентного права. В подобных ситуациях требуется различать правовой режим объектов авторского права и других подотраслей (правовых институтов). Полагаем также, что внешнее их совпадение (полное или частичное) не противоречит ни логике, ни потребностям практики. Возможность признания одного и того же решения творческих задач объектом двух разных правоотношений и разных институтов права не содержит порока, так как в пределах своих сфер они существуют автономно и не должно возникать затруднений в использовании закона (допускаются лишь различное понимание и ошибки).

1.3 Содержание авторских прав

Под субъективным авторским правом следует понимать совокупность конкретных правомочий по использованию и распоряжению (определению юридической судьбы) произведения.

Для правильного понимания существа авторских прав следует остановиться на нескольких концептуальных положениях.

Во-первых, понятие «авторское право» является сложным и неоднородным, так как не существует в качестве некоего цельного, единого «авторского права», аналогичного обязательственным правам (например, праву получить 1000 рублей долга). Фактически оно состоит из отдельных многочисленных и довольно самостоятельных по содержанию правомочий. Часть их способных к передаче (переходу) к другим лицам и тем самым указывает возможность их относительно автономного существования. Утверждать о существовании единого абстрактного «авторского права» можно только в смысле теоретической модели, допускают одновременное существование всей совокупности отдельных полномочий, которыми потенциально может обладать автор.

Не поможет в этом отношении и понятие «интеллектуальные права», поскольку оно скорее является собирательным понятие и бессодержательно (указывает лишь на сферу деятельности, в которой возникают соответствующие результаты).

В познавательном плане уместно деление всех авторских при на три группы: а) личные неимущественные права (право авторства, право на имя, право на неприкосновенность произведена право на обнародование произведения), б) исключительное право, имеющее имущественный характер и обеспечивающее использование произведения, и в) иные права (в частности, п. 3 ст. 1255 ГК РФ). Текст четвертой части ГК РФ не позволяет установить принадлежность последней группы прав к личным или имущественным, что следует отнести к недостаткам ГК РФ. Однако такие права есть, например, помимо известных права следования, права доступа можно назвать право давать или не давать согласие на включение в состав товарного знака фрагментов про изведения (п. 9 ст. 1483 ГК РФ).

Итак, перечень авторских прав, указанных непосредственно в законе, не является исчерпывающим.

Авторское право не совпадает и с иными видами достаточно изученных гражданских прав: вещных и обязательственных[55] .

Во-вторых, исторические факты подтверждают, что в основе авторских прав лежит запрет на осуществление другими лицами воспроизведения произведения. Поэтому первыми в числе авторских прав появились право авторства и право автора определять возможность использования произведения третьими лицами. И на самом деле нельзя установить запрет на использование произведения без определенности в том, в чью пользу он вводится, защита не может быть безадресной. Точно так же и сегодня именно эти полномочия образуют центральное звено всего того, что называется субъективным авторским правом. Можно даже утверждать, что без них не было бы прочих правомочий, появляющихся в силу усложнения самой жизни и структуры правоотношений.

В-третьих, исторически имеется два основных направления, различно объясняющих существо авторских правомочий. Одна концепция (copyright) является преобладающей для англо-американских стран, вторая (droitd'auteur) происходит скорее из римского права (его средневековых интерпретаций) и наиболее популярна в романских странах. Наличие тенденций к сближению упоминаемых концепций, в том числе под влиянием процессов унификации авторского права на международном уровне, тем не менее, позволяет провести отличия, наблюдаемые и сегодня[56] . Так, в основе латинской концепции лежит идея о приоритете личности, что позволяет рассматривать произведение как воплощение личности творца. В англо-американском праве центральной идее; является товарное значение произведений и нужды оборота. Поэтому, например, доктрина droitd'autur не допускает по общем; правилу полное устранение автора из состава правообладателей тогда как copyright предусматривает легкий переход всяких авторских прав от одного лица к другому. Следствием различий в подходе к существу произведений является различное отношение к обязательности фиксации произведения на материальном носителе: равнодушному отношению к фиксации произведения в материальном виде в латинской концепции противостоит требование англо-американской концепции непременно иметь такой носитель (в Англии, например, даже дата создания произведении понимается как дата материальной фиксации). Перечень несовпадений во взглядах может быть продолжен: латинская доктрин; решительно против того, чтобы кто-то, помимо физического лица мог признаваться автором, а в США, например, факт заказа (по трудовому или гражданско-правовому договору) порождает приоритетные авторские права заказчика, но не реального создателя. В странах концепции droitd'auteur личные неимущественные прав; по общему правилу составляют часть системы авторско-правового регулирования, а в странах с преобладанием концепции copyrigh они традиционно выносятся за пределы авторского права (довольно часто признание таких прав составляет задачу суда).

Под влиянием некоторых общих для всякого общества задач сближение правовых взглядов различных правовых систем безусловно, но часто оно лишь внешнее. Например, США являются участником Бернской конвенции, в том числе обязанным соблюдать правило ст. 6 bis о признании личных неимущественных прав автора, но в действительности национальное законодательство это страны (тем более — законы штатов) имеет прямо противоположное решение данного вопроса под влиянием позиции компаний старающихся освободить полученные результаты интеллектуальной деятельности от каких-либо правовых возможностей работников. И если даже такие права отчасти признаются, то американские суды при принятии решений не имеют права ссылаться на Бернскую конвенцию, делая отсылку к собственному Акту о введении Бернской конвенции в действие.

Что же касается нашей страны, то до последнего времени отечественная правовая система в рассматриваемом плане была скорее компилятивна. С одной стороны, мы явно следовали за прагматическим подходом англо-американской доктрины, а с другой - сохраняли верность некоторым традициям бережного отношений к так называемым абсолютным правам личности. С принятием четвертой части ГК РФ наш баланс подходов решительно изменился в пользу коммерческого взгляда на всякое произведение.

В-четвертых, в российском авторском праве все права авторов подразделяют на неимущественные и имущественные, а также первоначальные и производные. Деление, конечно, условно, но оно позволяет говорить о дуализме авторского права[57] . Однако нет оснований и для смешения различных правомочий (отдельных правовых возможностей), входящих в состав авторского права в целом. Причина достаточно проста — личные неимущественные и имущественные полномочия имеют разный правовой режим, часто оказывается, что они принадлежат разным лицам. Отличаются и сроки действия (например, личные неимущественные права по общему правилу бессрочны). Не совпадает и порядок, равно как и сама возможность передачи (например, право авторства неотчуждаемо, тогда как право пользования произведением способно к передаче).

Деление авторских прав на исключительное право (имущественные права) и на личные неимущественные права имеет глубокий смысл.

Однако названные отличия не позволяют утверждать, что граница между обеими группами прав такова, что делает их совершенно отличными. Нельзя согласиться с высказываниями о том, что «личные неимущественные права авторов не только должны быть выведены из состава исключительных прав, но это уже и произошло в действительности»[58] . Значительный уровень их самостоятельности безусловен, но суть дела в том, что исключительные права не способны существовать сами по себе, их производный характер оспариваться не может. Например, если станет, известно, что автор совершил плагиат, то судьба предоставленных им кому-либо исключительных прав проста — они должны быть объявлены аннулированными. В случае перехода произведения в общественное достояние следует признать исчезнувшими и исключительные права. Через объем права автора, через правовой режим авторского произведения устанавливается и объем прав иного правообладателя. Например, если российское законодательство предусматривает либо не предусматривает распространение на произведение иностранца режим правовой охраны, то на уровне отдельных договоренностей с потенциальными пользователями ничего исправить нельзя: охрана, либо будет, либо не будет (в последнем случае не могут возникнуть и исключительные права иных правообладателей).

Сам автор также владеет исключительными правами, если только не передает их иным лицам. Кстати, правосостояние, когдау одного лица сосредоточены все авторские полномочия, является наиболее естественным. И никакого «движения» прав, никакой передачи не произойдет, если не будет проявлена воля автора, опирающаяся как раз на личные неимущественные права неотъемлемые от фигуры творца произведения. В этом плане личные права считаются в большей степени исключительными. И хот: мы так их не называем, именно данные правомочия предопределяют появление и реализацию прав имущественных, которые лис исключают, либо не исключают их передачу. В литературе обоснованно обращается внимание на то, что ранее ни одна из концепций исключительных прав не лишала личные неимущественные права «характера исключительности»[59] .

Наконец, исключительные права как права, не принадлежащие автору, скорее результат побочного развития общественных отношений и сопровождающего их законодательного процесс: После эры «установления авторских привилегий», представляющих собой всего лишь запрет иным лицам без разрешения автора использовать произведение в коммерческих целях, события могли развиваться и по иному сценарию. И не следует думать, что под влиянием технологических преобразований в обществе, изменения потребностей — да мало ли каких причин — ситуации изменится в такой степени, что окажется утраченной актуальное обладания исключительными правами. Однако без сомнений останется понятие авторства и авторских прав.

В-пятых, авторские права принято рассматривать как в широком смысле — включая права всех лиц, которые являются участниками авторских правоотношений, так и в узком смысле — права только самих авторов (создателей, творцов произведении. В первом случае понятие «авторские права» охватывают собой и права тех, кто обладает смежными правами, а также права иных лиц, в легитимном порядке получивших определенные правомочия. Кроме того, отдельные авторские права принадлежат не только авторам «фундаментальных произведений» (роман, статья и пр.), но и другим лицам, внесшим свой творческий вклад (переводчикам, составителям, авторам оркестровки музыкального произведения и др.). Правда, такие лица обладают правами лишь в отношении созданного ими.

В-шестых, одной из черт авторского права является его абсолютный характер. К абсолютным правам традиционно относят такие полномочия, которым одновременно противостоят (соответствуют) обязанности неограниченного (абсолютного) круга всех других лиц соблюдать эти права, воздерживаться от несанкционированного вмешательства. Иными словами, обязанности здесь носят характер запрета, а права существуют как права на активные действия и проявляются как дозволенная деятельность. Таково, например, и право собственности.

По поводу возникновения авторских прав было высказано мнение о том, что они появляются непосредственно из закона, факта создания произведения и не требуют «дополнительного опосредования в виде реализации промежуточного субъективного права»[60] . С такой позицией согласиться нельзя. Авторские права, конечно же, возникают не в силу «акта признания автором», как иногда неудачно отмечается в литературе, а в силу соответствующего юридически значимого факта — создания произведения. Момент появления произведения под влиянием норм закона порождает правовые связи автора с прочими лицами. Содержанием подобных правоотношений являются именно субъективные права и соответствующие им юридические обязанности.

В-седьмых, существенно различаются сроки действия личных авторских прав (по существу их действие бессрочно) и исключительного авторского права. Общий срок действия исключительного права — пожизненно плюс 70 лет после смерти автора начиная с 1 января года, следующего за годом смерти автора (п. 1 ст. 1281 ГК РФ). Специальные правила установлены для действия таких прав на произведения, созданные в соавторстве — исключительное право действует в течение всей жизни автора, пережившего других соавторов и семидесяти лет, считая за годом его смерти. А на произведение, обнародованное анонимно или под псевдонимом, срок действия исключительного права истекает через семьдесят лет начиная с 1 января года, следующего за годом его правомерного обнародования. Если же в течение указанного срока автор раскроет свою личность или его личность не будет далее оставлять сомнений, исключительное право будет действовать в течение срока, установленного п. 1 ст. 1281 ГК РФ,

Решена и проблема определения срока действия исключительного права на произведение, обнародованного после смерти автора; такое право действует в течение семидесяти лет после обнародования произведения, считая с 1 января года, следующего за годом его обнародования; условием здесь является обнародование произведения в течение семидесяти лет после смерти автора

Фактически воспроизведена прежняя норма о том, что в случае, если автор был репрессирован и посмертно реабилитирован срок действия исключительного права считается продленными семьдесят лет исчисляются с 1 января года, следующего за годом реабилитации автора произведения. Если же автор работа во время Великой Отечественной войны или участвовал в ней срок действия исключительного права увеличивается на четыре года (п. 5 ст. 1281 ГК РФ).

По истечении срока действия исключительного права произведение переходит в общественное достояние и может использоваться любым лицом без чьего-либо согласия или разрешения и без выплаты авторского вознаграждения (п. 2 ст. 1282 ГК РФ).

Права авторства и права на имя не передаваемы, не переходя в общественное достояние, а отказ от этих прав ничтожен (п. ст. 1265 ГК РФ). В силу п. 1 ст. 1267 ГК РФ авторство, имя автор и неприкосновенность произведения охраняются бессрочно.

Рассмотрим основные авторские полномочия неимущественного характера.

Право считаться автором (право авторства). Для выделен; личных неимущественных правомочий в литературе прибегай к различным критериям[61] , но практически все исследователи единодушны как в необходимости их обособления от имущественных, так и в том, что граница между данными полномочиями связана с интересами автора. В факте авторства превалирует установление связи с личностью автора, удовлетворение духовных и иных аналогичных потребностей, поэтому данное право определяется как неимущественное.

Правомочие автора в известной степени является решающим. Суть его заключается в том, что только данный человек признается создателем произведения (п. 1 ст. 1265 ГК РФ). В содержание данного правомочия входит также право требовать от всех остальных лиц ссылаться на данное лицо как на автора, признавать его автором[62] . Это правомочие в литературе принято считать неотчуждаемым и бессрочным. Видимо, точнее формулировка нормы п. 1 ст. 1267 ГК РФ, где говорится о том, что три базовых неимущественных блага (авторство, имя автора и неприкосновенность произведения) охраняются бессрочно. Поскольку в силу смерти самого автора нет, не представляется возможным определять данные правомочия как личные права самого автора. Они существуют как субъективные юридические возможности личного характера наследников (иных лиц) и появляются не из факта создания произведения, а под влиянием сложного юридического состава: указания закона (нормы объективного права), факта вступления в наследство.

Такое право, на наш взгляд, может прекратиться в силу истечения срока или иных обстоятельств, автор также может отказаться его осуществлять (хотя не может отказаться от него), но этого права его нельзя лишить принудительно. И. Тулубьева верно указывает, что авторское законодательство нашей страны никогда не знало подобной нормы[63] . Были случаи, когда предусматривались правила об ограничениях, о выкупе, но не о лишении прав. Даже случаи гражданской казни Н.Г. Чернышевского, отлучения от церкви Л.Н. Толстого, репрессии инакомыслящих в советский период не приводили к таким легальным последствиям.

Смысл выделения данного правомочия не всегда очевиден, но многогранен. Например, только лицо, обладающее таким праве способно предоставить прочим иные авторские правомочия. Именно наличие такого права и говорит о том, есть ли само произведение. В силу особенностей режима авторских прав, в частности в связи с отсутствием системы государственной регистрации эти прав, данное правомочие следует считать ключевым.

Право на имя. Автор имеет право использовать или, разрешав использование произведения под своим именем, под вымышленным именем (псевдонимом) или без указания имени (анонимно)[64] . Раскрыть псевдоним или аноним можно только по уголовному дел. Право на имя существует и тогда, когда произведение не обнародовано, в таком случае данное правомочие лишь не реализовано.

Использование псевдонимов — повсеместная практика в литературной среде в силу традиций. Автор может выбрать любе псевдоним, если не нарушает правил, предъявляемых к издаваемой продукции[65] . Псевдоним может представляться и в виде аббревиатуры и т.п.

Известно, что многие писатели (прежде всего популярной беллетристики), политические деятели (например, при подготовке своих мемуаров) используют труд литературных поденщиков (гетеронимов). Возможно ли легитимное их существование в рамках действующего авторского права, в том числе установление определенного правового положения? Ряд исследователей полагает, что возможно[66] . То же касается и спич-райтеров, но здесь ситуация видится несколько иной — спич-райтер выполняет определенную работу в рамках служебных действий, а само произведение носит скорее характер государственного документа и тем самым есть (хотя и незначительная) возможность «вывести» Такие тексты за пределы авторского права.

Деятельность гетеронимов и спич-райтеров необычайно распространена, и маловероятно, что она прекратится. Поэтому ей необходима легитимация как отдельного правового явления.

Авторское право на имя не следует смешивать с более широки понятием «правом на имя», имеющим общеправовое значение[67] хотя и защищаемым преимущественно мерами гражданско-правового воздействия (ст. 150-152 ГК РФ). Право на имя в авторского праве жестко привязано к самому произведению и не может распространяться на иные отношения и иные объекты, например, не следует считать правильным установление ограничений по использованию имени известных ученых для названия изобретений и товарных знаков, если данные ученые их не создавали[68] .

Право на обнародование произведения. Автору принадлежит право на обнародование своего произведения, т.е. право осуществит: действие или дать согласие на осуществление действия, которые впервые делает произведение доступным для всеобщего сведен путем его опубликования, публичного показа, публичного исполнения, сообщения в эфир или по кабелю либо любым другим способом (п. 1 ст. 1268 ГК РФ).

Трудно переоценить значение для автора возможности сделал произведение известным обществу. Данное правомочие охватывает все виды публичного представления труда автора — от вставления картины на международной выставке до чтения стихов в узком кругу друзей. Попытки сузить толкование обнародования до случаев, когда автор утрачивает возможность контролировать ознакомление конкретных лиц с его работой не основаны на законе и не соответствуют его смыслу.

Особые правила существуют для выпуска в свет (т.е. для издания) произведения. Обнародованием является выпуск в обращение экземпляров произведения, представляющих собой копию произведения в любой материальной форме, в количестве, достаточном для удовлетворения разумных потребностей публики исходя из характера произведения. Передача автором другому лицу произведения для использования рассматривается согласием на обнародование (п. 2 ст. 1268 ГК РФ). В данном случае есть специальные правила использования и без согласия автора, а также обладателей исключительных прав.

Традиционно опубликование от обнародования в отечественной литературе отличают по признаку материального носителя у первого способа использования.

Право на отзыв. Данное право часто включают в состав права на опубликование, но эти права различны не только по направленности, но и по содержанию. Всякий автор вправе решать, готово созданное им произведение для публичного представления или же нет, а также исправить ошибку, отметив ранее принятое решение о передаче произведения для обнародования. Данное полномочие позволяет ему отозвать и обнародованное произведение (дезавуирование обнародования). Автор может изъять из обращения, ранее выпущенные экземпляры произведения (ст. 1269 ГК РФ). В любом случае он обязан возместить причиненные отзывом убытки.

В случае, если автор предоставлял другому лицу исключительные права для использования произведения, размер убытков определяется достаточно легко, поскольку существует определенная доказательная база (например, из текста договора известен тираж). По смыслу ст. 15 ГК РФ к убыткам надо отнести не только фактически понесенные расходы по подготовке к обнародованию, но и ту выгоду, которую получил бы обладатель исключительных прав при реализации проекта. Учитывая специфику рассматриваемой сферы взаимоотношений, здесь, вероятно, следует подумать над установлением легального ограничения размера убытков только величиной реального ущерба и некоторой бонусной суммой отступного (премией). До тех пор пока ограничений нет, право обладателя исключительных прав заключается в том, чтобы потребовать уплаты всех убытков.

Поскольку в результате обращения экземпляры произведений могут оказаться не у обладателя исключительных прав, а у конечного потребителя (например, при покупке гражданином отзываемой книги), уместно задаться вопросом о возможности изъятия такого экземпляра и у него. Право на отзыв действует ограниченно и только в отношении самого обладателя исключительных прав. При возникновении у иных лиц права собственности на экземпляры произведения право отзыва аннулируется. Возможность такого вывода основана на отсутствии в отечественном законодательстве каких-либо норм, которые бы позволяли изымать у собственника легитимно приобретенную вещь помимо правил о конфискации и реквизиции, принудительного изъятия земельного участка и национализации.

Правило об отзыве не распространяется на программы для ЭВМ, служебные произведения и произведения, вошедшие в сложный объект (ст. 1240).

Следующее правомочие — право на неприкосновенность произведения и защиту от искажений. Ранее оно именовалось право на защиту репутации, что, думается, менее точно по сравнению с новым наименованием. Данное правомочие не допускает без согласия автора вносить в его произведение изменения, сокращении и дополнения, снабжать произведение при его использовании иллюстрациями, предисловием, послесловием, комментариями ил какими-либо пояснениями (п. 1 ст. 1266 ГК РФ). Как видим, с собственно репутацией данное правомочие может быть, и связано, хотя обычно автор именно таким путем оберегает посягательства на свою честь и достоинство.

Охрана неприкосновенности продолжается и после прекращения авторского права. Ранее уже указывалось, что обладатели исключительных прав имеют право давать или не давать согласи после смерти автора на определенные изменения в произведении, которые не искажают замысел автора, не нарушают целостность его восприятия и не противоречат воле автора, определено выраженной им в завещании, письмах, дневниках или ин: письменной форме. Такие правомочия явно не входят в состав собственно исключительных прав, но предоставляются лицам получившим их. Что же касается защиты права на неприкосновенность произведения, то по трактовке п. 2 ст. 1266 ГК РФ она может производиться по требованию не только обладателей исключительных прав, но и иными «заинтересованными лицами», очевидно, прежде всего, родственниками покойного автора, членами семьи.

Использование данного права, в том числе при всяком изменении произведения, если оно порочит честь, достоинство или деловую репутацию, может сопровождаться также применением мер, предусмотренных ст. 152 ГК РФ. Однако рассматриваемое правомочие самостоятельно, и автор может требовать защиты и в тех случаях, когда его честь, достоинство, деловая репутация не пострадали.

Авторство, имя автора и неприкосновенность произведения охраняются бессрочно. Автор вправе указать лицо, которое охраняло бы данные полномочия после его смерти. Такое полномочие предоставляется на весь период жизни доверенного лица. При отказе последнего от осуществления предоставленных ему полномочий или отсутствии таких указаний, а также после смерть уполномоченного, охрана названных полномочий осуществляется наследниками, их правопреемниками и другими заинтересованными лицами.

Самостоятельным правом является, и право на посвящение автора имеет право указывать событие, факт, лицо, кому посвящается произведение. В дальнейшем публикация производится только с указанным посвящением. Посвящение становится как бы часть произведения.

По мнению большинства специалистов, самостоятельным правомочием является право на депонирование. Депонирование не считается изданием, обычно осуществляется в результате микрофильмирования и потому представляет собой лишь особый способ использования произведения.

Особо следует сказать о праве доступа к произведениям изобразительного искусства (ст. 1292 ГК РФ). Авторы таких произведений могут требовать от собственника оригинала произведения предоставления возможности осуществления права на воспроизведение своего произведения. Поскольку доставка не входит в обязанности собственника, то речь идет о предоставлении доступа, прохода к произведению и совершения соответствующих личных действий автора в виде фотографирования, осуществления видеозаписи, зарисовки и т.д., ест: они направлены на создание идентичного произведения.

Оценка данного правомочия с точки зрения отношений собственности может привести нас к усмотрению здесь сервитут; (ст. 216 ГК РФ), так как четвертая часть ГК РФ является федеральным законом, а текст п. 1 ст. 216 ГК РФ позволяет считать перечень сервитутов (ст. 274, 277 ГК РФ) не исчерпывающим. Что же касается возможности признать такое право автора именно вещным, то следует обратить внимание на суть правомочия - требование направлено к собственнику и именно в отношение определенного использования вещи (материального носителя произведения). Единственно, что мешает признанию права доступа сервитутом, так только отсутствие у автора права воздействовать непосредственно на вещь.

Право воздействия следует отнести к не имущественным и действует оно лишь в отношении объектов изобразительного искусства. Иные объекты, в том числе эскизные проекты, архитектурные решения и проекты, объекты, выполненные в объемно-пространственной форме к таким объектам не относятся[69] . Подобное обстоятельство потребовало специального указания в п. 2 ст. 1292 ГК РФ о праве автора произведения архитектуры требовать от собственника оригинала произведения предоставления возможности осуществлять фото- и видеосъемку произведения, если договором не предусмотрено иное.

Перечисленные личные неимущественные права существуют независимо от имущественных и сохраняются даже тогда, когда отсутствует право на использование произведения.

К сожалению, ряд вопросов защиты неимущественных прав автора не решен. Одним из них является возможность сопровождения произведения рекламой. Рекламные объявления, конечно же, не могут входить в состав произведения, но иногда они размещены (представлены) так, что для зрителя (слушателя) воспринимаются как единое целое (например, баннеры в медиапроизведениях, плакаты при оформлении драматических произведений и пр.).

Для восприятия произведения важно его окружение, порядок и место размещения, представления. Однако после продажи скульптуры, картины иных вещественных объектов, воплощающих произведение, права владения, пользования и распоряжения переходят к собственнику данной вещи (ст. 209 ГК РФ). Именно он и определяет ее судьбу. Имеет ли автор право вмешаться в процесс хранения произведения, контролировать среду размещения? Полагаем, что ответ должен быть отрицательным. То же касается случаев физического уничтожения или повреждения вещей, воплощающих произведение. К сожалению, правовой режим произведения не позволяет автору запрещать данные акты. Правда, у автора сохраняется возможность использовать норму ст. 240 ГК РФ и добиться изъятия соответствующего объекта у собственника в связи с бесхозяйственным содержанием культурных ценностей (с последующей продажей на публичных торгах). Однако возможность соблюдения условий гипотезы данной нормы весьма затруднительна.

Отсутствует и возможность обеспечить защиту репутации автора с помощью специальных условий договора. Отечественна цивилистическая доктрина исходит из того, что акт купли-продажи соответствующей вещи, безусловно, приводит в полному переходу на приобретателя всех прав собственника (ст. 454 ГК РФ Разнообразные оговорки соглашения о продаже (в том числе и о: условиях хранения, среде представления) юридически ничтожны и не создают у приобретателя правовых обязанностей.

Вариантом защиты прав автора в таких случаях могут быть сделки под отменительным условием (п. 2 ст. 157 ГК РФ); например при заключении договора купли-продажи скульптуры сторон о могут установить, что договор прекращает силу и скульптура возвращается автору, если не обеспечены определенные условия а размещения.

ГЛАВА 2. ЗАЩИТА АВТОРСКИХ ПРАВ

2.1 Отдельные способы защиты личных неимущественных и исключительных прав

Необходимость изложения некоторых общих положений относительно охраны и защиты прав в рассматриваемой сфере вызвана не только тем, что высший смысл всякой правовой системы заключается в предоставлении надежной защиты при нарушении конкретных субъективных правомочий.

С принятием четвертой части ГК РФ существенно меняется логика действия и структура норм, содержащих соответствующие правила. В частности, нормы о защите в основном помещены в главе 69 ГК, являющейся общей для любых отношений интеллектуальной собственности. Непосредственно в главе 70 («Авторское право») изложены лишь некоторые уточняющие нормы (ст. 1290, 1299-1302); кроме того, применительно к защите смежных прав имеются собственные правила (ст. 1309-1312 ГК РФ).

Конечно же, законодатель попытался скоординировать правила о защите и ответственности, размещенные в разных частях ГК РФ, и гармонизировать возможность их применения с помощью некоторых технических, филологических и логических приемов. Тем не менее, уяснение точного значения подобных правил затруднено.

Дифференциация правового регулирования защиты, помимо указанного различия с учетом объектов интеллектуальной собственности, в четвертой части ГК РФ проводится, прежде всего, исходя из характера нарушенных прав.

Так, изначально устанавливается принципиально важная норма о том, что все интеллектуальные права (в том числе и права на авторские произведения) защищаются теми же способами, которые предусмотрены для зашиты других гражданских прав и содержатся непосредственно в ГК (п. 1 ст. 1250 ГК РФ). Сделана оговорка о том, что данные способы используются «с учетом существа нарушенного права и последствий нарушения этого права». К вопросу о том, насколько следует учитывать данную специфику, мы еще вернемся.

Далее (ст. 1251 ГК РФ) законодатель выделят общие правила, подлежащие применению для защиты личных неимущественных прав. В числе способов защиты таких прав он называет признание права, восстановление положения, существовавшего до нарушения права, пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, компенсацию морального вреда, публикацию решения суда о допущенном нарушении. Однако приведенный перечень не является исчерпывающим. Исчерпывающим является лишь перечень прав: помимо ранее названных личных неимущественных прав самого автора норма п. 1 ст. 1251 ГК РФ распространяется также на право организатора сложного объекта, на указание своего имени (наименования) и право требовать такого указания (п. 4 ст. 1240 ГК РФ), право издателей энциклопедий, периодических изданий и других подобных изданий указывать свое наименование или требовать его указания (п. 7 ст. 1260 ГК РФ), право изготовителя аудиовизуального произведения (продюсера) указывать свое имя (наименование) либо требовать такого указания (п. 4 ст. 1263 ГК РФ), право работодателя при использовании служебного произведения указывать свое имя либо требовать такого указания (п. 3 ст. 1295 ГК РФ), права изготовителя фонограмм, указанные в п. 1 ст. 1323 ГК РФ, право изготовителя базы данных на указание на экземплярах базы данных (упаковках) своего имени или наименования (п. 2 ст. 1333 ГК РФ), и, наконец, право публикатора указывать свое имя на экземплярах обнародованного им произведения и в иных случаях его использования (подп. 2 п. 1 ст. 1338 ГК РФ). Необходимость такого дополнительного перечня вызвана тем, что данные правомочия, строго говоря, не относятся к личным неимущественным авторским правам.

При нарушении авторских прав могут пострадать также честь, достоинство и деловая репутация автора. Но тогда подлежат применению общие для всего гражданского права нормы ст. 152 ГК РФ.

Безусловной новеллой является включение в ст. 1253 ГК РФ правила о том, что при неоднократном или грубом нарушении исключительного права суд в соответствии с п. 2 ст. 61 ГК РФ может принять решение о ликвидации такого юридического лица по требованию прокурора; при тех же обстоятельствах может быть прекращена предпринимательская деятельность гражданина, осуществляющего ее без образования юридического лица. Данная норма имеет административно-правовую природу, но ее помещение в текст ГК РФ принципиальных возражений не вызывает в целях комплексности описания мер ответственности.

Отдельно выделяются нормы (ст. 1252 ГК РФ) о применении мер защиты исключительных прав, сопровождающиеся пояснениями законодателя относительно лиц, к которым могут предъявляться соответствующие требования. Детали правил проанализируем далее при изложении порядка применения отдельных способов защиты. Прежде чем перейти к ним, кратко укажем на различие терминов «охрана», «защита» и «ответственность», поскольку оно имеет и правовое значение. Под защитой прав традиционно понимается система специальных мер (средств), обеспеченных государственным принуждением и направленных на пресечение незаконных действий и восстановление нарушенных прав. Наравне с понятием «защита» используется и слово «охрана». Но если охрана прав имеется уже в силу факта соответствующих запрещающих норм и осуществляется независимо от наличия правонарушений либо иных посягательств на права, то для защиты всегда характерно наличие конфликта и активное поведение заинтересованных управомоченных лиц[70] . Нормы гражданского законодательства, в том числе авторского, направлены как на охрану прав, так и на их защиту; разделение охраны и защиты уместно, как представляется, только в научно-познавательном плане.

В числе мер зашиты обычно выделяют меры ответственности, для которых типично не только восстановление нарушенных прав, но и обременение правонарушителя в виде возложения дополнительных обязанностей либо лишения имеющихся субъективных прав; это санкции, которые влекут определенные лишения имущественного или личного характера. Кроме того, применение мер ответственности требует установления факта правонарушения, тогда как для применения мер защиты достаточным могут быть и посягательства или оспаривания субъективного права. В данном случае они специально не выделяются, но следует помнить, что, например, в соответствии со ст. 401 ГК РФ привлечение к ответственности по общему правилу требует установления вины правонарушителя, тогда как использование иных мер защиты не обусловлено установлением вины.

Уже отмечалось, что содержащиеся в ст. 12 ГК РФ способы (меры) защиты гражданских прав в целом подлежат применению и при защите правообладателей в сфере авторского права. Следовательно, небесполезно учитывать тот конкретный опыт правоприменения и доктринальные положения, которые накоплены в гражданском праве в целом при использовании норм данной статьи, рекомендации обильной специальной литературы.

Прежде всего, отметим, что ставить вопрос о защите можно лишь в случае, если защищаем сам объект. На практике первый вопрос, изучаемый в суде (арбитражном суде), — это вопрос о наличии признаков авторского произведения. В судебной практике чаще всего указывается на оригинальность как критерий защищаемости результата творческой работы, но ранее уже отмечалось, что в действительности следует использовать не только оригинальность. Обязанность доказывания данного обстоятельства справедливо возлагается на истца, что видится совершенно справедливым в силу максимальной информированности именно создателя произведения.

Первым в числе способов защиты ст. 12 ГК РФ называет признание права — способа, применяемого как при нарушении авторских прав, так и в случае угрозы их нарушения, при оспаривании прав со стороны других лиц. Судебное решение о признании авторских (смежных) прав придает ясность, устойчивость правовому положению автора (правообладателя) и может служить основанием для применения санкций, способных предотвращать возможные нарушения.

Пункт 1 ст. 1252 ГК РФ допускает использование иска о признании исключительного права к лицу, которое отрицает или иным образом не признает право, «нарушая тем самым интересы правообладателя». Необходимо обратить внимание, что законодатель говорит не о нарушении конкретного субъективного права, а интересов. Следовательно, истец не должен доказывать факт правонарушения.

В судебной практике признается, что требование о признании исключительных прав за определенным лицом является самостоятельным требованием и в случае спора подлежит оценке судом, в решении по делу оно должно указываться отдельно. Иск о признании может предъявляться одновременно с другими исками, в том числе требованиями о применении мер имущественного воздействия.

Следующий способ — восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения. Пресечение действий может заключаться и в установлении запрета. В четвертой части ГК РФ возможность применения данной меры предусмотрена как в отношении личных неимущественных прав, так и исключительного права.

Пресечение действий и установление запрета на их совершение содержательно могут совпадать с мерами по обеспечению исковых требований (ст. 1302 ГК РФ, ст. 139-146 Гражданского процессуального кодекса, ст. 90-100 Арбитражного процессуального кодекса). Но если вторые установлены как меры процессуального характера и направлены на создание условий по обеспечению исполнения будущего решения по делу, то первые представляют собой самостоятельные санкции, которые могут приниматься по итогам рассмотрения дела и составлять существо судебного решения. Следует также заметить, что в действующем АПК РФ содержится указание на «обеспечительные меры» и «меры по обеспечению иска». Первое понятие явно шире и включает в себя не только меры по обеспечению исполнения решения, но и меры, которые принял арбитражный суд в соответствии с п. 18 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ «Обзор практики применения арбитражными судами предварительных обеспечительных мер» от 7 июля 2004 г. № 78 в порядке обеспечения доказательств в виде осмотра персональных компьютеров для выявления в их памяти экземпляров программ для ЭВМ.

Защита авторских прав может осуществляться также в результате признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки. Данный способ защиты может использоваться в случае, когда автор (иной правообладатель) полагает нарушенными свои права при наличии договора (иной сделки); например, если оказывается, что издательство не является юридическим лицом или же содержание договора противоречит закону (ст. 168 ГК РФ), либо договор заключен под влиянием обмана и т.п. Основным последствием, помимо установления факта недействительности сделки, здесь является двусторонняя реституция, т.е. стороны приводятся в положение, предшествовавшее заключению сделки (п. 2 ст. 167 ГК РФ).

Закон не указывает на данный способ защиты применительно к сделкам в сфере авторского права, но этого и не требуется, поскольку норма является универсальной для любых сделок (договоров).

Признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления (также ст. 13 ГК РФ) как способ защиты в сфере действия авторского права встречается редко, поскольку деятельность указанных органов мало связана с результатами творчества. Но он также применим для защиты прав авторов (правообладателей), например, широко используется при защите интересов авторов (правообладателей) в налоговых отношениях. Еще одним способом является самозащита авторских прав (ст. 14 ГК РФ), т.е. принятие самим заинтересованным лицом требуемых мер для защиты своего права без обращения к компетентным юрисдикционным органам[71] . Подобные меры могут выступать средствами как непосредственного (в том числе физического), так и косвенного воздействия. Но в любом случае они не должны приводить к нарушениям прав в других отношениях[72] и нарушать общие правила о причинении вреда (о понятиях «необходимая оборона» и «крайняя необходимость» в ст. 1066, 1067 ГК РФ). Такой способ также является универсальным.

Следующий способ защиты гражданских прав по ст. 12 ГК РФ — присуждение к исполнению обязанности в натуре (см. также ст. 396 ГК РФ)[73] . Такие иски к автору об исполнении обязательств, связанных с созданием произведений, весьма затруднены характером творческого процесса и по общему правилу удовлетворению не подлежат. Но они не касаются иных требований, в том числе денежных, о передаче материальных объектов и пр.

В числе способов защиты называется и возмещение убытков (ст. 15, 393 и др. ГК РФ), которое является универсальной и всеобщей гражданско-правовой санкцией, подлежащей применению и в случаях, когда отсутствует прямое указание закона об этом. Однако закон в ряде случаев специально указывает на возможность применения данного способа защиты. Так, в подп. 3 п. 1 ст. 1252 ГК РФ предусматривается возможность обращения с требованием возмещении убытков к лицу, которое неправомерно использовало результат интеллектуальной деятельности (средство индивидуализации) без заключения соглашения с правообладателем либо иным образом нарушило его исключительное право и тем самым причинило ущерб.

Таким образом, случаи возмещения убытков законодатель связывает с так называемым бездоговорным использованием произведения, поскольку при наличии договора подлежат применению соответствующие общие нормы об обязательствах (в частности, ст. 393 ГК РФ) и правила соответствующего договорного института. Судя по всему, законодатель склонен признать, что нарушение исключительного права есть деликт, но ссылки на нормы главы 59 ГК РФ все-таки нет.

Требование о возмещении убытков по поводу нарушения личных неимущественных прав если и может быть предъявлено, то лишь теоретически, так как практически невозможно обосновать факт возникновения имущественных потерь.

Состав убытков определен ст. 15 ГК РФ и слагается из двух основных компонентов: а) реального ущерба, включающего вынужденные расходы, утрату, повреждение и (или) порчу имущества, расходы, которые потребуется произвести для восстановления нарушенного права; б) упущенной выгоды, т.е. доходов, которые лицо получило бы при обычных условиях в случае отсутствия правонарушения. Подчеркнем, общим правилом является возмещение убытков в полном объеме.

Надо заметить, что ответственность авторов по договорам ограничена (ст. 1290 ГК РФ). Так, автор по договорам о предоставлении прав отвечает лишь размере суммы реального ущерба, если только договором не предусмотрен меньший размер ответственности. То же и в случае с неисполнением или ненадлежащим исполнением автором договора авторского заказа: автор лишь возвращает аванс, а также уплачивает неустойку (а она устанавливается только договором, т.е. ее может и не существовать). Общий размер указанных выплат ограничен суммой реального ущерба, причиненного заказчику. Следовательно, автор фактически вообще не возмещает убытки, поскольку размер реального ущерба выступает лишь контрольной величиной, сам же ущерб не взыскивается.

Особо закон (подп. 4 п. 1 ст. 1252 ГК РФ) выделяет предъявление требования обладателя исключительного права об изъятии материального носителя к его изготовителю, импортеру, хранителю, перевозчику, продавцу, иному распространителю, недобросовестному приобретателю. Применение данной нормы требует включения в ее гипотезу условий, указанных в п. 5 указанной статьи. Они таковы: оборудование, прочие устройства и материалы, главным образом используемые или предназначенные для совершения нарушения исключительных прав на результаты интеллектуальной собственности (средства индивидуализации), по решению суда подлежат изъятию из оборота и уничтожению за счет нарушителя, если законом не предусмотрено их обращение в доход РФ. Успешное и эффективное применение данной новеллы требует определенной практики и анализа, поскольку, в частности, следует установить ее отраслевой характер. Но уже исходно ясно, что квалифицировать ее как конфискацию нельзя, ибо по смыслу координационной связи подп. 4 п. 1 и п. 5 применение рассматриваемой санкции может произойти как по инициативе суда, так и по инициативе заинтересованной стороны (правообладателя).

Отдельно выделяется требование обладателя исключительного права о публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя, что нужно оценивать как средство не только общей, но и частной превенции.

Защита авторских прав возможна и путем взыскания неустойки, также упоминаемой ст. 12 ГК РФ (ст. 330 ГК РФ). Однако само авторское законодательство не предусматривает так называемых законных неустоек, поэтому обращение к подобному средству возможно только в случаях, когда неустойка установлена соответствующим договором.

Компенсация морального вреда (ст. 151, 1099-1101 ГК РФ) названа в ст. 12 ГК РФ как отдельный способ защиты, в связи с тем, что причинение морального вреда имеет иную природу, формы и правовые основания в сравнении с возмещением убытков.

В авторском законодательстве такая норма предусмотрена ст. 1251 ГК РФ применительно к случаям нарушения личных неимущественным прав. Но она не предусматривает право на компенсацию морального вреда всех правообладателей при нарушении их прав, а только авторов и лиц, указанных в нормах п. 2 ст. 1251 ГК РФ.

Следует заметить, что возможность применения данной меры отчасти сужена нормой п. 2 ст. 1099 ГК РФ, предусматривающей, что моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит применению в случаях,- предусмотренных законом. Безусловно, само произведение не является материальным объектом и, например, уничтожив его, автор фактически ничего не получает (если только не доказал наличие убытков по ст. 15 ГК РФ), за уничтожение созданного им произведения не предусмотрено и иной компенсации. Основанием для подачи жалобы явился отказ суда возместить заявителю причиненный моральный вред в надлежащем размере. По мнению заявителя, действующий закон не содержит критериев для определения размера морального вреда и дозволяет дело решать суду произвольно. Конституционный Суд не нашел оснований для признания обжалуемых норм неконституционными, пояснив, что общие правила определения размера морального вреда определены ст. 151 и 1101 ГК РФ, а конкретный размер устанавливает именно суд.

Можно понять негодование автора уничтоженного произведения, но ситуация обстоит именно так. Вместе с тем у суда есть возможность учесть это обстоятельство при определении степени физических и нравственных страданий и при назначении размера компенсации морального вреда отразить их в более значительной сумме компенсации по сравнению с обычными обстоятельствами. Тем самым имеется возможность учесть и индивидуальные особенности потерпевшего, ценность утраченного именно для него.

Наконец, в числе способов защиты ст. 12 ГК РФ называет и прекращение или изменение правоотношения. По общему правилу подобное возможно в результате судебного акта[74] . Заинтересованное лица, права которого находятся под угрозой или уже нарушаются, могут добиться изменения своего правового положения, например в результате предъявления иска об изменении или прекращении договора (ст. 450-453 ГК РФ). В принципе данная мера может применяться и в соответствующих случаях авторами (правообладателями).

Однако средства защиты должны являться адекватными характеру правонарушения и здесь уместен следующий пример. Кинотеатр обратился с иском к РАО о признании прекращенным в связи с исполнением обязательства по выплате вознаграждения за публичное исполнение музыкального произведения в кинофильме «Возвращение». При рассмотрении дела в кассационной инстанции[75] выяснилось, что истец подал иск в связи с ранее заявленным иском РАО в интересах Д. о взыскании авторского вознаграждения за публичное исполнение музыкального произведения при публичном показе указанного кинофильма. Истец не согласен с таким положением дел и указывал, что ответчик пытается дважды взыскать денежные средства по одному и тому же обязательству: по авторскому договору между Д. и третьим лицом — ЗАО «Никола-фильм» Д. уже выплачено единовременное вознаграждение за публичное исполнение его произведений в фильме «Возвращение». Кассационная инстанция признала требования не подлежащими защите исходя из того, что предусмотренный ст. 12 ГК РФ способ защиты путем прекращения или изменения правоотношений «применяется в случае предъявления иска о расторжении договора или его изменении». А Закон об авторском праве не предусматривает возможности предъявления такого требования. По делу заявлено требование, предъявление которого как самостоятельного законодательством не предусмотрено.

Вряд ли можно согласиться с судом в том, что нельзя применять рассматриваемый способ защиты в связи с отсутствием его в Законе об авторском праве. Ранее уже отмечалось, что в силу прямого указания п. 1 ст. 49 применение способов, установленных ст. 12 ГК РФ, разрешено и иным правообладателям, не только авторам. Неясно также, почему суд полагает, что указанный способ защиты возможен только при расторжении или изменении договора, так как и в доктрине и в судебной практике сфера его применения значительно шире. Не содержит запрета на использование данного способа защиты и часть четвертая ГК РФ.

А вот общий вывод совершенно обоснован: обращаясь в суд с требованием установить определенный факт, истец, конечно же, должен обращаться не с иском о защите (по характеру требования ему нечего защищать), а с заявлением об установлении факта, имеющего юридическое значение. Не соответствует заявленное требование (признать факт исполнения обязательства) и смыслу способа защиты по ст. 12 ГК РФ (прекратить или изменить правоотношение).

Более того, по мнению А.П. Сергеева, субъекты авторского права могут обладать и такими интересами, которые не опосредуются субъективными правами и в силу этого требуют самостоятельной защиты[76] . В частности, он приводит пример с уничтожением уникального произведения изобразительного искусства и полагает, что здесь отсутствие самого произведения означает и отсутствие авторского права на него. Защите здесь, по мнению А.П. Сергеева, подлежит охраняемый законом интерес автора. Допущение наличия таких интересов предопределено тем, что закон не содержит полного перечня ни самих субъективных гражданских прав, ни охраняемых законом интересов. Но в данном случае ситуация требует иного комментария. Если согласиться, что произведение уничтожено (не сохранилось ни копий его, ни фотографий), то важно поставить вопрос — как удовлетворить такой интерес, в какой форме. Ясно, что интерес состоит в обладании уничтоженным объектом, но его нет и не будет. Такой интерес в принципе неудовлетворяем. Иное дело использование какого-либо способа защиты из имеющихся. Так, в изложенной ситуации автор в связи с нравственными страданиями (ст. 151, ст. 1251 ГК РФ) вправе потребовать компенсации морального вреда. При установлении размера компенсации суд обязан исходить из глубины и силы отрицательных переживаний, объяснимых уникальностью уничтоженного объекта, что, в конечном счете, может привести к установлению размера взыскания, равного реальной стоимости произведения.

Особым способом защиты является компенсация и о ней следует сказать отдельно в связи с особой популярностью и особенностями применения.

2.2 Компенсация при нарушении авторских прав

В соответствии с п. 3 ст. 1252 ГК РФ при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения, а правообладатель освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков. Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных ГК, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости. Правообладатель имеет право требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности (средства индивидуализации) либо за допущенное правонарушение в целом.

Возможность применения данного средства требует прямого указания законодателя. Применительно к сфере авторского права такое указание содержится в ст. 1301 ГК РФ, где предусмотрено помимо применения иных средств защиты право автора или иного правообладателя требовать по выбору выплаты помимо возмещения убытков компенсации:

—в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей;

—в двукратном размере стоимости экземпляров произведения или в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемом исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения.

Компенсация как средство защиты при нарушении исключительных прав появилась в отечественном законодательстве относительно недавно, но прочно вошла в арсенал юридических средств и широко используется на практике; предусмотрена она и Законом об авторском праве (п. 2 ст. 40).

Характерно, что данный способ защиты прав не предусмотрен ни ст. 12 ГК РФ, ни другими нормами Гражданского кодекса. Здесь требуется определить его природу и соотношение с иными известными правовыми категориями.

К сожалению, в литературе нет единства мнений по указанному вопросу[77] . В одних случаях данная санкция рассматривается как особый вид ответственности, т.е. никак не совпадающий с остальными. В других компенсация за нарушение прав приравнивается к убыткам, т.е. признается всего лишь их разновидностью[78] . Наконец, ряд авторов полагает, что в данной санкции наиболее рельефно заметны свойства неустойки, штрафа[79] , причем так называемая законная неустойка, установленная не для договорных, а деликтных обязательств (отношений из причинения вреда)[80] .

Оценивая изложенные позиции, мы должны заметить, что и законодатель фактически высказался по подобному вопросу. В частности, требуется учитывать, что компенсация применяется «вместо возмещения убытков». Следовательно, компенсация заменяет возмещение убытков и в силу данного обстоятельства имеет ту же самую направленность и природу — возмещение имущественного урона автора (иного правообладателя).

Добавим, что и семантическое толкование говорит в пользу признания компенсации за нарушение авторских прав как средства восполнения, компенсации, а не наказания (что характерно для неустойки); «компенсация» — то, что компенсирует, возмещает. Если бы законодатель имел в виду иные цели, ничто не мешало бы ему назвать такую меру «штрафом», «санкцией» или как-то иначе, что довольно часто встречается в нашем законодательстве.

Относительно такого толкования требуется пояснить причины, по которым компенсация заменяет возмещение убытков.

Правильно также полагать, что использованный в ст. 1301 ГК РФ прием возмещения имущественных потерь представляет собой именно способ, методику установления размера возмещения, при сохранении общей задачи, аналогичной норме ст. 15 ГК РФ. Отечественное законодательство допускает расчет убытков, подлежащих возмещению не только путем их строгого установления («до копейки»), а иным образом. Так, особым образом исчисляются убытки при расторжении договора поставки (ст. 524 ГК РФ), стороны могут договориться об исчислении убытков заранее в абсолютном размере (в твердой сумме), они могут также соглашением сторон установить определенную методику их исчисления.

Вот и в данном случае законодатель счел целесообразным установить иную методику определения убытков, не оставляя главной задачи — возместить имущественный вред.

Главная причина, по которой установлен иной способ определения суммы убытков, состоит в необходимости усилить реальную правовую защиту авторских и смежных прав, поскольку при всей универсальности возмещения убытков (ст. 15 ГК РФ) такая мера ответственности неудобна для удовлетворения имущественных прав авторов (иных правообладателей) в случае их нарушения. Фактически на автора произведения (иного правообладателя) возлагается дополнительная и методически плохо обеспеченная задача доказывания суммы убытков в условиях, когда заинтересованное лицо не обладает всей необходимой информацией и документами. Мы имеем в виду ту основную часть убытков автора, которая заключается в упущенной выгоде (п. 2 ст. 15 ГК РФ) и в отношении которой он не располагает никакими доказательственными возможностями.

К сожалению, в судебной практике встречается неверная трактовка существа данной меры ответственности.

Как известно, суммы по возмещению убытков в виде упущенной выгоды, неустоек, штрафов, пеней и иных финансовых санкций учитываются в реестре требований кредиторов должника отдельно и подлежат удовлетворению после погашения основной суммы задолженности и причитающихся процентов. А обычный долг, основанный на вступивших в законную силу решениях судебных органов, подлежит включению в 3-ю очередь удовлетворения долга. При банкротстве должника ООО «Тэрра-ТВ» потребовало, чтобы компенсация включалась именно в 3-ю очередь. Иск был удовлетворен. При рассмотрении кассационной жалобы суд отметил: «Вывод суда об отсутствии доказательств в подтверждение доводов заявителя о правовой природе компенсации за нарушение авторских прав как штрафа является правильным. Законом не предусмотрено, что данная компенсация является возмещением убытков в форме неполученной выгоды или является штрафом ... анализ правовых норм, связанных с выплатой компенсации за нарушение права, позволяет сделать вывод о том, что компенсация представляет собой возможность потерпевшей стороне избрать один из способов защиты своих прав. Или самой определить (рассчитать) размер понесенных убытков в форме прямого ущерба или воспользоваться установленным законом способом определения размера причитающейся компенсации, являющейся по своей сути платой за неосновательное обогащение»[81] .

Убеждает в необходимости рассматривать компенсацию как метод установления и взыскания убытков и тот факт, что компенсация может взыскиваться за каждый случай правонарушения.

Обычно в таких случаях указывают на содержание п. 11 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 сентября 1999 г. № 47. В этом пункте рассматривается дело по иску издательства к научному обществу о взыскании 50 тыс. МРОТ в качестве компенсации за нарушение авторских прав. Установлено, что истец и ответчик заключили договор об издании истцом пяти научных статей, ответчик обязался оплатить стоимость работ по изданию, а выручку после продажи тиража стороны договорились поделить поровну. Поскольку ответчик передал истцу дискету со статьями, а обязательство по оплате издания не выполнил, истец полагал себя обладателем исключительных прав, а сами права — нарушенными. Суд обоснованно указал, что в данном случае речь идет исключительно о неисполнении денежного обязательства по авторскому договору и отказал в удовлетворении исковых требований.

Решение верно, но оно базируется на совершенно нетипичной для собственно авторских правоотношений ситуации. Надо заметить, что, здесь не затронут вопрос о квалификации договора; есть существенные подозрения, что при более тщательном анализе мы будем вынуждены квалифицировать данный договор как договор о совместной деятельности (ст. 1041 ГК РФ): стороны объединили усилия, и ресурсы для получения прибыли, подлежащей в дальнейшем разделу.

Анализ судебной практики применения нормы о компенсации позволяет сделать следующие выводы.

Суд самостоятельно определяет размер компенсации, взысканию подлежит не сумма, на взыскании которой настаивает истец, а сумма, установленная судом.

Размер компенсации не зависит от степени вины нарушителя и от общественной значимости совершенного нарушения. Ряд судов полагает, что несущественным является и вопрос о наличии вины, поскольку компенсация может быть взыскана и без вины[82] . Заметим, что возможность игнорировать наличие или отсутствие вины возможна только в случае, если взыскание компенсации вообще не является мерой ответственности или же она применяется в предпринимательских отношениях (ст. 401 ГК РФ).

При обращении с исковым заявлением о нарушении авторских или смежных прав истец должен доказать факт правонарушения, а также наличие у него исключительных прав.

Указание на экземплярах произведения (фонограммы) или его упаковки правообладателя, его правопреемника либо обладателя лицензии в соответствии с п. 5 Конвенции от 29 октября 1971г. «Об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм» является достаточным выполнением формальностей и подтверждает наличие прав.

Кассовый чек о покупке фонограммы сам по себе таким доказательством не является.

Право на компенсацию отсутствует, если создание другого произведения, хотя бы и с заимствованиями, не может быть квалифицировано как нарушение авторских прав.

Для принятия решения о выплате компенсации необходимо представить сам контрафактный экземпляр, а также обеспечить возможность его сравнения с лицензионным экземпляром.

При установлении размера компенсации следует учитывать, что по смыслу закона компенсация применяется за случай нарушения авторских и смежных прав; поэтому, например, неправильно взыскивать определенную сумму за каждый экземпляр материального носителя (кассету), объектом правонарушения является именно произведение, а не количество незаконно распространенных экземпляров.

Информация, предоставляемая истцом, должна быть достаточной для установления факта незаконного распространения именно данным ответчиком.

Лица, не являющиеся обладателями исключительного права, не могут требовать компенсации; прокатное удостоверение не является документом, удостоверяющим наличие исключительных прав[83] .

При обнаружении обладателем исключительного права на использование произведения факта подготовки к печати того же произведения третьим лицом важно определиться, к кому именно следует обращаться с иском: к незаконному пользователю или к автору, который в нарушение договора повторно уступил свои права[84] . Полагаем, поскольку акт нарушения пока не состоялся, речь может идти лишь об иске к автору, незаконно «перепродавшему» исключительное право. Между тем в нашей практике все больше случаев, когда суды принимают решение о запрете третьим лицам в таких ситуациях осуществлять подготовку произведения к использованию. Единственное возможное правовое основание — воспользоваться логикой нормы ст. 1065 ГК, допускающей обращение с иском и в случаях, когда вред еще не причинен.

Надо также заметить, что сфера применения компенсации фактически расширена в силу нормы п. 3 ст. 1300 ГК РФ. Предусмотрено, что возможность выплаты компенсации (или — вместо нее — возмещения убытков) имеется у правообладателя и при нарушении правил авторского законодательства об информации. Такие же последствия предусмотрены и в ст. 1299 ГК РФ, дающей определение технических средств защиты и их правового значения.

В судебной практике также признано, что факт распространения контрафактной продукции не требует обязательного предварительного применения мер административного воздействия. Предприниматель Д. продавал аудиокассеты с записью музыкальных произведений, исключительные смежные права, на использование которых принадлежат ЗАО «Классик Компани». Данный факт установлен товарным и кассовым чеком, принадлежащим Д. Представлена также кассета, приобретенная представителями «Классик Компани» в торговой точке Д.

Первая и вторая инстанции арбитражного суда отказали в удовлетворении иска «Классик Компани» к Д. о взыскании 10 000 руб. компенсации за нарушение исключительных смежных прав по тем основаниям, что истец не доказал факта распространения ответчиком кассет, нет актов уполномоченных государственных органов о том, что Д. привлечен к ответственности за нарушение смежных прав. При рассмотрении дела в кассационной инстанции суды первой и второй инстанции обратили внимание, что при установленных по делу обстоятельствах нет необходимости возлагать бремя доказывания факта распространения контрафактной продукции на истца, так же как не требуется и какой-либо акт (решение) государственных органов о привлечении нарушителя к ответственности.

При обращении за защитой следует учитывать, что исковая давность не распространяется на требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ (ст. 208 ГК РФ). Отсюда следует, что на требования авторов о защите их прав, определенных как права неимущественные, сроки исковой давности не распространяются.

В числе средств охраны и защиты авторских прав следует назвать и конфискацию, но она имеет административно-правовую природу.

О контрафакции и контрафактных экземплярах. Прежде чем обратиться к вопросам контрафакции и иных правонарушений хотелось бы напомнить, что центральной задачей здесь является защита прав авторов (правообладателей), а не наказание правонарушителей.

В целом граждане воспитываются на понятном значении суммы прав собственника, определенной ст. 209 ГК РФ («собственник имеет право владения, пользования и распоряжения вещью»), что в бытовом плане дает уверенность в правомерности всякого использования вещей (включая экземпляры фонограмм). Однако ускользает нюанс различия между использованием материального носителя фонограммы и ее самой. Бесспорно, закон надо знать, но и разумный законодатель должен бы предусмотреть определенные меры для ясного понимания действующих норм всеми потенциальными правонарушителями вне зависимости от уровня образованности и юридической подготовки, в том числе явно требуется более четкое словесное изложение существующих норм.

В соответствии с п. 4 ст. 1252 ГК РФ под контрафактными[85] понимаются материальные носители, в которых выражен результат интеллектуальной деятельности (средство индивидуализации) и изготовление, распространение или иное использование, а также импорт, перевозка или хранение которых приводят к нарушению исключительного права на тот же самый результат (средство). Такие материальные носители по решению суда подлежат изъятию из оборота и уничтожению без всякой компенсации, если иные последствия не предусмотрены ГК РФ. Считается, что слово «контрафакт» пришло в русский язык из французского и образовано из двух: «contra» («против») и «facere» («делать»), т.е. контрафакт — это подделка. Следовательно, контрафактом является только то, что связано с материальными носителями произведений и объектов, смежных прав; для признания контрафакта требуется установить незаконное изготовление или распространение (иное использование) произведений или фонограмм.

От контрафакта следует отличать плагиат, который характеризуется присвоением чужого произведения или незаконным заимствованием авторского текста, форм передачи образов и пр. Поэтому нет оснований и применять к плагиату нормы, предусматривающие последствия для контрафакта. Любопытно, что в России длительное время граница между плагиатом и конрафакцией проводилась именно по признаку юридических последствий.

Защита авторских прав другого, то подобное не осуждаемо. Заимствование идей с использованием собственных слов неизбежно приводит к формированию иного видения прочитанного, т.е. порождает несколько иной образ, составляющий уже самостоятельное произведение. И наоборот, плагиатом будет случай, когда копируются словесные, графические и (или) иные способы выражения идеи, мысли.

Вряд ли совпадает понятие контрафакта и с распространенным в нашей литературе термином «пиратство»[86] . Последнее может использоваться в обыденной речи, но при юридической квалификации отношений и действий требуется его раскрытие, уточнение.

Ряд практиков справедливо обращает внимание, что не верно именовать контрафактные действия «присвоением авторства», поскольку при подделках, например, фонограмм, дисков, происходит противоположное — истинное имя скрывается[87] .

Проблемы борьбы с контрафактом весьма актуальны. Во-первых, для России данный вопрос связан со вступлением в ВТО. Во-вторых, вызывает опасение масштабность такой деятельности — по данным Российского общественного телевидения в России оборот контрафактной продукции составляет 3-4 млрд. долларов США в год[88] . В-третьих, для нашей страны ликвидация контрафактного оборота — это вопрос перспективы экономического развития. В числе основных национальных задач ставится и задача изменения структуры производства, переход от уровня «экономики переработки ресурсов» к уровню «экономики высоких технологий», что невозможно без уважительного отношения к праву интеллектуальной собственности.

Оставление контрафакта у правообладателя или передачу ему таких носителей пытались объяснить защитой имущественных интересов правообладателя: надо же «каким-то образом возместить причиненный ему ущерб». Зачем же это делать «каким-то образом», если уже предусмотрено несколько способов возмещения потерь. В конце концов, можно было бы вопрос о передаче контрафакта правообладателям связать с присутствием в соответствующих объектах авторских произведений, но тогда потребуется дифференцированное отношение к правам разных лиц: собственно автора, издателя, фонографической организации, исполнителя и т.п.

В приведенном смысле норма четвертой части ГК РФ и определеннее и логически точнее.

Конфискация по своей сути есть административно-правовая санкция, хотя возможность ее применения предусмотрена и ст. 234 ГК РФ. В постановлении Президиума Верховного Суда РФ от 22 сентября 1999 г. отмечается, что норма п. 2 ст. 243 ГК РФ, допускающая возможность применения конфискации в административном порядке в случаях, предусмотренных законом, носит отсылочный характер, т.е. сама по себе не регулирует условий и порядка ее применения. Иначе говоря, любое применение конфискации требует отыскания нормы административного характера, определяющей возможность применения конфискации для конкретных условий.

Поскольку в результате конфискации (независимо от последующей судьбы имущества) решается лишь вопрос о праве собственности имущества (оно переходит к государству), а норма п. 4 ст. 1252 ГК РФ предусматривает именно уничтожение имущества, данная санкция не может определяться как конфискация.

Конечно, далеко не всегда есть смысл уничтожать экземпляры произведений и фонограмм. Например, если автор (правообладатель) не возражает против вовлечения в оборот контрафактной продукции, то она после соответствующего оформления могла бы быть проданной на публичных торгах с распределением доходов между автором и государством или же такие доходы перечислялись бы в общественные фонды (например, для борьбы с контрафактом). Вероятно, мешает такому подходу и тот факт, что всякая конрафактная продукция исходно лишена признака оборотоспособности, т.е. закон запрещает всякий ее оборот.

Технические и информационные средства охраны и защиты. Всякий автор и иной правообладатель находится в сложном положении: с одной стороны, он обычно желает максимально раскрыть свое творение, распространять его, в том числе и получить прибыль от продаж, а с другой — в силу специфики правового режима авторских произведений он в такой же степени подвергается риску незаконных действий со стороны недобросовестных пользователей. Практически все способы использования произведения допускают возможность нелегитимного заимствования, плагиат или простое копирование для промышленного воспроизводства произведения. Возможность же защиты объектов авторского права ограничена лишь последующими действиями (например, путем предъявления иска). Несколько легче обеспечить охрану программных продуктов, но и в данной сфере возможности не велики.

Под техническими средствами защиты авторских прав ст. 1299 ГК РФ понимает любые технологии, технические устройства или их компоненты, контролирующие доступ к произведению, предотвращающие либо ограничивающие осуществление действий, которые не разрешены автором или иным правообладателем в отношении произведения. Не допускается без разрешения правообладателя совершение действий, в результате которых данные ограничения были бы устранены, а также не допускается изготовление, распространение, сдача в прокат, предоставление во временное безвозмездное пользование, импорт, реклама любой технологии, любого технического устройства или их компонентов, использование их в целях получения прибыли, если в результате становится невозможным использование технических средств защиты или же если данные средства не могут обеспечить надежную защиту авторских прав. Относительно формулировок законодателя высказываются различные замечания, поскольку предпринята попытка описать не типичные для авторского права процессы и эффекты, но следует решительно одобрить появление таких правил в отечественном законодательстве.

Сходная норма установлена и в ст. 1300 ГК РФ, предусматривающей информационную защиту. Под информацией закон понимает всякую информацию, которая идентифицирует произведение, автора или иного правообладателя, либо информацию об условиях использования произведения, содержащуюся на оригинале (экземпляре) произведения, приложена нему или появляется в связи с сообщением в эфир (по кабелю) либо путем доведения произведения до всеобщего сведения, а равно коды, цифры, в которых содержится такая информация. Такую информацию нельзя удалять или изменять без разрешения правообладателя, а соответствующие произведения нельзя воспроизводить, распространять, публично исполнять, сообщать в эфир (по кабелю), доводить до всеобщего сведения без предусмотренной правообладателем информации.

Важно также, что названным информационно-техническим средствам придано именно правовое значение. Юридический характер изложенных норм проявляется не только в том, что установлен запрет на соответствующие действия, но и в связи с установлением последствий — при нарушении указанных положений правообладатель вправе по в своему выбору требовать от нарушителя возмещения убытков или выплаты компенсации.

Технические средства, указанные в ст. 1299 ГК РФ, должны быть направлены на решение установленных в ней задач; поэтому, например, технические средства, обеспечивающие лишь повышенную сохранность контента произведения или обеспечивающие комфортность эксплуатации (например, для использования произведения в различных режимах), не относятся к рассматриваемым средствам.

То же касается и информации. Не относится к защищаемой нормами ст. 1300 ГК РФ информация, характеризующая лишь потребительские или техническо-рецептурные качества объекта (например, невозможно такой информацией признать штрих-код товара, сведения о физических параметрах материального носителя и т.п.).

Появление в нашем законодательстве специальных норм о технической и информационной защите является результатом воздействия указанных в гл. 2 Директивы ЕС 2001/29/ЕС от 22 мая 2001 г. «О гармонизации определенных аспектов авторских и смежных прав в информационном обществе» и договора ВОИС по авторскому праву. По существу проведена законодательная подготовка к тому, чтобы в недалеком будущем названные акты действовали на территории России.

Санкции за нарушение авторских прав, предусмотренные в иных отраслях законодательства. Средства гражданско-правового реагирования как адекватные правонарушениям имущественного характера чаще всего более удачны, но в целях исключения рецидивов, для усиления функции общей превенции современные правовые системы считают целесообразным использовать различные средства.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Часть четвертая Гражданского кодекса Российской Федерации направлена на регулирование отношений, возникающих в связи с использованием и правовой охраной результатов интеллектуальной деятельности. Положения части четвертой ГК РФ распространяются на все результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации, обеспечивая тем самым комплексное и единообразное правовое регулирование в данной сфере.

В часть четвертую ГК РФ включены не только традиционные, но и новые правовые институты в сфере интеллектуальной собственности. Во многом это обусловлено необходимостью приведения российского законодательства об интеллектуальной собственности в соответствие с международными нормами в этой сфере, что является условием вступления России во Всемирную торговую организацию (ВТО). В целях унификации российского законодательства с законодательством стран Европейского союза часть четвертая ГК РФ также учитывает некоторые положения директив Европейского союза по вопросам интеллектуальной собственности.

В Федеральном законе от 18 декабря 2006 г. № 231-ФЗ "О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" изложены как классические переходные положения, так и положения, изменяющие и дополняющие действующие нормативные правовые акты.

К числу нововведений, заслуживающих, на наш взгляд, особого упоминания, относятся, во-первых, возможность предъявления требования о публикации решения суда о допущенном нарушении прав, причем даже при отсутствии вины нарушителя (ст. 1250 ГК РФ), а во-вторых, возможность ликвидации юридического лица по требованию прокурора при неоднократном или грубом нарушении исключительных прав (ст. 1253 ГК РФ).

Ужесточение ответственности в виде возможности ликвидации по требованию прокурора в судебном порядке юридических лиц, неоднократно или грубо нарушивших исключительные права (ст. 1253 ГК РФ), может создать новые условия в работе российских пользователей, осуществляющих массовое использование авторских произведений и других объектов интеллектуальных прав.

1 В ГК РФ устранена предоставленная авторам в 2004 г. возможность взыскания компенсации морального вреда при нарушении не только личных неимущественных, но также и любых имущественных прав авторов. Согласно ст. 1251 ГК РФ авторы вправе настаивать на компенсации морального вреда только при нарушении их личных неимущественных прав, следовательно, при нарушении исключительных прав или иных имущественных прав автора автор уже не сможет требовать выплаты подобной компенсации. В связи с этим предлагается часть 1 ст.1251 ГК РФ изложить в редакции: «1. В случае нарушения имущественных и личных неимущественных прав автора их защита осуществляется, в частности, путем признания права, восстановления положения, существовавшего до нарушения права, пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, компенсации морального вреда, публикации решения суда о допущенном нарушении».

2. Статьей 1266 ГК РФ предусмотрено закрепление за авторами особого "права на неприкосновенность произведения", согласно которому не допускается без письменного согласия автора внесение в его произведение изменений, сокращений и дополнений, снабжение произведения при его использовании иллюстрациями, предисловием, послесловием, комментариями или какими бы то ни было пояснениями. Ранее личное неимущественное право на защиту репутации автора подлежало применению только в случае внесения таких изменений, которые могли нанести ущерб чести и достоинству автора. Следует вернуться к ранее имевшемуся способу защиты репутации автора. Ст. 1266 ч.1 ГК следует изложить в следующей редакции: «1. Не допускается внесение в его произведение изменений, сокращений и дополнений, снабжение произведения при его использовании иллюстрациями, предисловием, послесловием, комментариями или какими бы то ни было пояснениями (право на неприкосновенность произведения), если они могут нанести ущерб чести и достоинству автора.

3. Предусмотренная ст. 1267 ГК РФ возможность охраны авторства, имени автора и неприкосновенности произведения после смерти самого автора любыми заинтересованными лицами создает предпосылки, при которых такие любые лица могут предъявлять претензии и инициировать судебные разбирательства. Порядок определения "заинтересованности" и случаи предъявления требований законодательством подробно не регламентированы. Следует фразу «и другими заинтересованными лицами» из ст.1267 ГК РФ исключить.

4. Довольно сложным представляется новое исключение из авторских прав, введенное п. 3 ст. 1274 ГК РФ, согласно которому допускается свободное "создание произведения в жанре литературной, музыкальной или иной пародии и карикатуры на основе другого (оригинального) правомерно обнародованного произведения и его использование допускается без согласия автора или иного обладателя исключительного права на такое оригинальное произведение и без выплаты вознаграждения". Пункт 3 ст. 1274 ГК РФ предлагается изложить в следующей редакции: « Создание произведения в жанре литературной, музыкальной или иной пародии либо в жанре карикатуры на основе другого (оригинального) правомерно обнародованного произведения и использование этой пародии либо карикатуры допускаются без согласия автора или иного обладателя исключительного права на оригинальное произведение, но с выплатой ему вознаграждения».

5. Стоит отметить также особое правовое регулирование, предусмотренное ст. 1240 ГК РФ для случаев "использования результата интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта". К числу таких объектов отнесены, в частности, кинофильмы и иные аудиовизуальные произведения, телевизионные передачи, театрально-зрелищные представления, мультимедийные продукты, единые технологии и другие подобные объекты, требующие использования различных охраняемых результатов интеллектуальной деятельности.

Разработчики ГК РФ заботились о том, чтобы отдельные авторы не могли парализовать использование таких сложных объектов. Так, согласно упомянутой ст. 1240 ГК РФ, при участии в создании таких проектов презюмируется переход исключительных прав от авторов, если иное не будет специально предусмотрено соглашением сторон, и даже в случае заключения лицензионного договора вместо договора отчуждения прав предполагается, что такой договор заключен на весь срок и в отношении всей территории действия исключительного права. Вместе с тем положения ст. 1240 ГК РФ следует дополнить следующим указанием: «Если сложное произведение нарушает честь и достоинство автора он может запретить использование созданной части сложного объекта».

6. В ст. 1263 ГК РФ специально указывается на применимость данных положений в отношении "изготовителя аудиовизуального произведения, то есть лица, организовавшего изготовление такого произведения (продюсера)".

Исходя из имеющихся формулировок и наличия у авторов, в частности, "права на неприкосновенность произведения", на практике возможна неопределенность относительно принадлежности прав. Как представляется, в частности, издательства, заинтересованные в использовании произведений, вошедших в аудиовизуальные произведения, теперь будут вынуждены весьма непростым образом строить свои отношения как с производителями таких аудиовизуальных произведений, так и с авторами вошедших в них произведений, причем кинопродюсеры и иные лица, обладающие правами на сложные объекты, могут считать себя вправе без согласия автора осуществлять и разрешать любое использование любых вошедших в такие сложные объекты произведений, в том числе их использование отдельно от фильма или иного аудиовизуального произведения, например при выпуске литературной версии кинематографического произведения и т.д., однако реализация соответствующих проектов может быть парализована, если не решены вопросы с авторами соответствующих произведений, в частности, в силу наличия у них права на неприкосновенность созданных ими произведений. Представляется проблему можно решить также включив в ст. 1253 ГК РФ следующее положение: «Каждый автор сложного произведения может запретить его использование если оно в целом нарушает честь и достоинство автора».

Представляется целесообразным продолжение работы над дальнейшим совершенствованием ряда кодифицированных положений, с тем чтобы в соответствующие нормы ГК РФ в ближайшее время были внесены корректирующие поправки. Еще раз хочется сказать: сделан важный шаг на пути совершенствования законодательства в сфере интеллектуальной собственности, дело за тем, как будут расставлены акценты и как будут вноситься изменения.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 [Текст]: офиц. текст // Российская газета. – 1993. – № 237.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) [Текст]: [федер. закон № 51- ФЗ: принят 30.11.1994] // Собрание законодательства РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) [Текст]: [федер. закон № 14-ФЗ: принят 26.01.1996] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 5. – Ст. 410.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) [Текст]: [федер. закон № 146-ФЗ: принят 26.11.2001]//Собрание законодательства РФ. – 2001.- № 49.- ст. 4552.

5. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая) [Текст]: [федер. закон № 230-ФЗ: принят 18.12.2006, по сост. 01.12.2007]// Собрание законодательства РФ. – 2006.- № 52 (1 ч.). - ст. 5496.

6. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях [Текст]: [федер. закон № 195-ФЗ: принят 30.12.2001, по сост. 06.12.2007]//Собрание законодательства РФ. – 2002. - № 1 (ч. 1). - ст. 1.

7. Уголовный кодекс Российской Федерации [Текст]: [федер. закон № 63-ФЗ: принят 13.06.1996, по сост. 01.01.2008]// Собрание законодательства РФ. - 1996. - № 25. - ст. 2954.

8. О науке и государственной научно-технической политике [Текст]: [федер. закон № 127-ФЗ: принят 23.08.1996, по сост. 01.12.2007] // Рос. газета. 1996. 3 сент.

9. Об архитектурной деятельности в Российской Федерации [Текст]: [федер. закон № 169-ФЗ: принят 17.11.1995, по сост. 18.12.2006]// Собрание законодательства РФ. - 1995. - № 47. - Ст. 4473.

10. О противодействии экстремистской деятельности [Текст]: [федер. закон № 144-ФЗ: принят 25.07.2002, по сост. 29.04.2008]// Собрание законодательства РФ. - 2002. - № 30. - Ст. 3031.

11. О средствах массовой информации [Текст]: [Закон № 2124-1: принят 27.12.1991, по сост. 24.07.2007] // Рос. газета. 1992. 8 февр.

12. О государственном учете результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ гражданского назначения" (вместе с "Положением о государственном учете результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ гражданского назначения, выполняемых за счет средств федерального бюджета") [Текст]: [Постановление Правительства РФ № 284 принято 04.05.2005] // Собрание законодательства РФ. - 2005. - № 19. - Ст. 1824.

13. Об одобрении и вводе в действие свода правил "авторский надзор за строительством зданий и сооружений. Сп 11-110-99 [Текст]: [Постановление Госстроя РФ от № 44: принят 10.06.1999]// Бюллетень строительной техники.- 1999.- № 7.

14. Об утверждении инструкции о порядке проставления знака охраны авторского права на произведениях науки, литературы и искусства, издаваемых в СССР [Текст]: [Приказ Госкомиздата СССР № 212: принят 03.07.1989] // Бюллетень нормативных актов СССР. - 1990. - № 5.

Научная и учебная литература

15. Антимонов Б.С, Флейшиц Е.А. Авторское право. [Текст] М.: Госюриздат, 1957. – 167 с.

16. Басовец И. Кому принадлежат права на «советские» фильмы? [Текст] // Хозяйство и право. - 1998. - № 4. - С. 88-93.

17. Басовец И. Споры о правах на фильмы продолжаются [Текст] // Хозяйство и право. - 2000. - №5. - С. 51-55.

18. Белов В.Е., Виталиев Г.В., Денисов Г.М. Интеллектуальная собственность. Законодательство и практика его применения. [Текст] М.: ЗАО Юстицинформ, 2008. – 196 с.

19. Веинке В. Авторское право. Регламентация, основы, будущее. [Текст] М.: 1976.- 92 с.

20. Вольфсон В. Юридические основания возникновения авторских прав [Текст] // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. - 2003. - № 9. - С. 2.

21. Гаврилов Э.П. Комментарий к Закону об авторском праве и смежных правах. [Текст] М.: Фонд «Правовая культура», 2005. – 189 с.

22. Гаврилов Э.П. Некоторые актуальные вопросы авторского права и смежных прав [Текст] // Хозяйство и право. - 2008. - № 1. - С. 32.

23. Гаврилов Э.П. Из практики Президиума ВАС РФ по вопросам охраны интеллектуальной собственности [Текст] // Хозяйство и право. - 2006. - № 12. - С. 4.

24. Гордон М.В. Советское авторское право. [Текст] М.: Госюриздат, 1955. – 202 с.

25. Городов О.А. О проекте части четвертой ГК РФ [Текст] // Правоведение. - 2006. - №8. - С.7.

26. Гражданское право. Т. 1 [Текст] / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. – М.: Проспект, 2007. – 877 с.

27. Гурский Р.А. Компенсация в системе гражданско-правовых способов защиты авторского права [Текст] // Новая правовая мысль. - 2005. - № 3.- С.22.

28. Дозорцев В.А. Интеллектуальные прав: Понятие. Система. Задачи кодификации: Сборник статей / Исслед. центр частного права. М.: Статут, 2003. – 301 с.

29. Дозорцева М. Основания возникновения и перехода прав на телефильмы [Текст] // Законодательство и экономика. - 2000. - № 2. - С. 2: - 27.

30. Егоров Н.Д. Личные неимущественные права и их защита [Текст] // Проблемы совершенствования законодательства о защите субъективных гражданских прав. – Ярославль. ЯГУ, 2004. – 290 с.

31. Ибрагимов ЗА., Завидов Б.Д., Горюнова Е.Н. Законодательное регулирование вопросов защиты авторских и смежных прав и причины роста пиратства в России [Текст] // Юрист. - 2001. - № 7. - С. 26-28.

32. Ионас В.Я. Критерий творчества в авторском праве и судебной практике. [Текст] М.: 1963.- 202 с .

33. Иоффе О.С. Основы авторского права. [Текст] М.: Знание, 1969. -190 с.

34. Ермакова А.Р. Право интеллектуальной собственности в сфере периодической печати. [Текст] СПб.: Юридический чентр пресс, 2002. – 126 с.

35. Защита гражданских прав: Материалы Международной научно-практической конференции [Текст] / Под ред. Сулейменова М.К. - Алматы.: НИИ частного права, КазГЮУ, 2005.- С.111.

36. Карапетов А.Г. Иск о присуждении к исполнению обязательства в натуре. [Текст] М.: Волтерс Клувер, 2006.- 282 с.

37. Лапаева В.В. Закон о науке: Анализ нормативного содержания [Текст] // Законодательство и экономика. - 2003. - № 5.- С.24.

38. Лапач В.А. Система объектов гражданских прав. [Текст] СПб. Юридический центр пресс, 2007. – 244 с.

39. Липцик Д. Авторское право и смежные права [Текст] / Пер. с фр. Предисл. М.А. Федотова. ЮНЕСКО, русское издание 2002. – 177 с .

40. Макагонова Н.В. О некоторых нерешенных проблемах законодательства по авторскому праву (заметки практика) [Текст] // Государство и право. - 1996. - № 1. - С. 42.

41. Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан. [Текст] М.: М3 Пресс. 2001.- 177 с.

42. Матвеев Д. Харрисон против «Чиффонз»: так кто же был прав? [Текст] // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. - 2005. - № 2. - С. 64-65.

43. Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права. [Текст] М.: Юристъ, 2006. – 556 с.

44. Моргунова Е. Авторские правомочия: теория и практика [Текст] // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. - 2002. - № 4. - С. 19.

45. Моргунова Е. Природа и правовой режим служебных произведений [Текст] // Интеллектуальная собственность. - 1998. - № 1.- С.17.

46. Моргунова Е. Судебная практика в сфере авторского права и смежных прав [Текст] // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. - 2003. - № 1.-С.47.

47. Невзоров И. Шахматная партия как объект авторского права [Текст] // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. - 2004. - № 2. - С. 41-45.

48. Никитина М.И. Авторское право на произведения науки, литературы, искусства. [Текст] Казань. Юридическое образование и наука, 1977. – 177 с.

49. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. [Текст] М.: Азъ, 1993. – 1302 с.

50. Погуляев В. Из переписи с читателем [Текст] // Право и экономика. - 2005. - №4.- С.22.

51. Погуляев В. Моральные права и их экономическое содержание [Текст] // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. - 2005. - № 5. - С. 43.

52. Погуляев В.В. Формула как объект авторского права [Текст] // Праве и экономика. - 2003. - № 4. – С.32.

53. Погуляев В. Компенсация — особый способ защиты исключительных прав [Текст] // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. - 2003. - № 7.- С.51.

54. Рахмилович А.В. Название произведения как объект авторского права [Текст] // Журнал российского права. - 2002. - № 11. - С. 33.

55. Рожкова М.Л. Судебный акт и динамика обязательства. [Текст] М.: Статут, 2008. – 154 с.

56. Рузакова О. Объекты авторского права и неохраняемые произведения [Текст] // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. - 2001. - № 11. - С. 33-41.

57. Рузакова О.А., Дмитриев С.В. Авторские и смежные права в Интернете [Текст] // Законодательство. - 2001. - № 9. - С. 47.

58. Свердлык Г., Страунинг Э. Способы самозащиты гражданских прав и их классификация [Текст] // Хозяйство и право. - 1999. - № 2.- С.15

59. Сергеев В. Вопросы в разграничения понятий при решении споров об использовании имени в индивидуализации [Текст] // Право и экономика. - 2004. - № 11. – С.35.

60. Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. [Текст] М.: Проспект, 2007. – 404 с.

61. Серебровский В.И. Вопросы советского авторского права. [Текст] М.: Изд-во Академии наук СССР, 1956. – 155 с.

62. Судариков С.А. Основы авторского права. [Текст] Минск. Амалфея, 2000. – 305 с.

63. Толочкова Н.Г. Гражданско-правовая охрана авторских прав от контрафакции и плагиата: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. [Текст] Оренбург. 2004. – 25 с.

64. Трахтенгерц Л.А. Авторские права на служебное произведение [Текст] // Право и экономика. - 2000. - № 6. – С.23.

65. Тулубьева И. Заметки на полях судебного дела [Текст] // Интеллектуальная собственность. - 1998. - № 3. - С. 75.

66. Тулубьева И., Погуляев В. Фрагменты произведений. Переделки [Текст] // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. - 2004. - № 5. - С. 18.

67. Федотов М.А. Право массовой информации в Российской Федерации. [Текст] М.: М.: Центр "Право и СМИ", 2008. - С. 488-489.

68. Филин Д. Охрана персонажа: Проблемы и перспективы [Текст] // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. - 2005. - № 5. - С. 28.

69. Чапкевич Л.Е. Контрафактная и фальсифицированная продукция: Проблемы и пути их решения [Текст] // Право и экономика. - 2005. - № 6. – С.15.

70. Чемерис С.Ю. Какой договор заключать? [Текст] // Главбух. Приложение «Учет в сфере образования». - 2002. - № 4.- С.12.

71. Чернышева С.А. Правоотношения в сфере художественного творчества. [Текст] М.: Наука, 1979. – 166 с.

72. Эрделевский A.M. Право на имя [Текст] // Патенты и лицензии. - 1999. - № 12. - С.28.

73. Яни П.С. С пиратством боролись во все времена [Текст] // Экономика и жизнь. - 1997. - №51. – 30.

Материалы юридической практики

74. Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 13 июня 2000 г. № А28-6658/99-307/17 [Текст] // Вестник ВАС РФ.- 2002.- № 4.- С.56.

75. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 26 августа 2004 г. - № КГ-А40/5951-04 [Текст] // Вестник ВАС РФ.- 2005.- №6.-С.45.

76. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 31 августа 2004 г. № КГ-А40/6637-04 [Текст]// Вестник ВАС РФ.- 2005.- № 4.- С.44.

77. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 15 августа 2005 г. № КГ-А40/7404-05 [Текст] // Вестник ВАС РФ.- 2006.- № 4.- С.34.

78. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 21 февраля 2005 г. №КГ-А40/424-05 [Текст]// Вестник ВАС РФ.- 2006.- № 7.- С.43.

79. Постановление Федерального арбитражного суда Восточно Сибирского округа от 5 сентября 2002 г. № А19-5229/02-6-Ф02-2388/02-С2 [Текст] // Вестник ВАС РФ.- 2003.- № 4. - С.45.

80. Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 12 декабря 2005 г. № А56-40457/04 [Текст]// Вестник ВАС РФ.- 2006.- № 8. - С.45.

81. Постановление Федерального арбитражного суда Западно - Сибирского округа от 5 ноября 2003 г. № Ф04/5644-1653/А46-2003 [Текст] // Вестник ВАС РФ.- 2004.- № 4.- С.19.

82. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 апреля 2007 г. № 295/07 [Текст] // Вестник ВАС РФ.-2008.- № 1.- С.54.

83. Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 17 декабря 1998г. № А56-11221/ 98 [Текст] // Вестник ВАС РФ.-1999.- № 1.- С.84.

84. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 7 декабря 2005 г. № КГ-А40/11943-05 [Текст] // Вестник ВАС РФ.- 2006.- № 5.-С.45.


[1] Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. [Текст] М.: Азъ, 1993. - С. 803.

[2] Серебровский В.И. Вопросы советского авторского права. [Текст] М.: Изд-во Академии наук СССР, 1956. - С. 30-31.

[3] Иоффе О.С. Основы авторского права. [Текст] М.: Знание, 1969. - С. 5-6; Антимонов Б.С, Флейшиц Е.А. Авторское право. [Текст] М.: Госюриздат, 1957. – С. 80.

[4] Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Указ. соч. - С. 731.

[5] Гордон М.В. Советское авторское право. [Текст] М.: Госюриздат, 1955. - С. 60.

[6] Чернышева С.А. Правоотношения в сфере художественного творчества. [Текст] М.: Наука, 1979. - С. 76.

[7] Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. [Текст] М.: Проспект, 2007. - С. 113.

[8] Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 13 июня 2000 г. № А28-6658/99-307/17 [Текст] // Вестник ВАС РФ.- 2002.- № 4.- С.56.

[9] Калятин В.О. Интеллектуальная собственность (исключительные права). [Текст] М.: Норма, 2008. - С. 33.

[10] Веинке В. Авторское право. Регламентация, основы, будущее. [Текст] М.: 1976. - С. 32.

[11] Никитина М.И. Авторское право на произведения науки, литературы, искусства. [Текст] Казань. Юридическое образование и наука, 1977. - С. 44.

[12] Макагонова Н.В. О некоторых нерешенных проблемах законодательства по авторскому праву (заметки практика) [Текст] // Государство и право. - 1996. - № 1. - С. 42.

[13] Матвеев Д. Харрисон против «Чиффонз»: так кто же был прав? [Текст] // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. - 2005. - № 2. - С. 64-65.

[14] Ионас В.Я. Критерий творчества в авторском праве и судебной практике. [Текст] М.: 1963. - С. 11-23.

[15] Толочкова Н.Г. Гражданско-правовая охрана авторских прав от контрафакции и плагиата: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. [Текст] Оренбург. 2004. - С. 47.

[16] Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права. [Текст] М.: Юристъ, 2006. - С. 401.

[17] Об утверждении инструкции о порядке проставления знака охраны авторского права на произведениях науки, литературы и искусства, издаваемых в СССР [Текст]: [Приказ Госкомиздата СССР № 212: принят 03.07.1989] // Бюллетень нормативных актов СССР. - 1990. - № 5.

[18] Гаврилов Э.П. Комментарий к Закону об авторском праве и смежных правах. [Текст] М.: Фонд «Правовваая культура», 2005. - С. 44.

[19] Судариков С.А. Основы авторского права. [Текст] Минск. Амалфея, 2000. - С. 178-180.

[20] Чемерис С.Ю. Какой договор заключать? [Текст] // Главбух. Приложение «Учет в сфере образования». - 2002. - № 4.- С.12.

[21] О науке и государственной научно-технической политике [Текст]: [федер. закон № 127-ФЗ: принят 23.08.1996, по сост. 01.12.2007] // Рос. газета. 1996. 3 сент.

[22] Лапаева В.В. Закон о науке: Анализ нормативного содержания [Текст] // Законодательство и экономика. - 2003. - № 5.- С.24.

[23] О государственном учете результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ гражданского назначения" (вместе с "Положением о государственном учете результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ гражданского назначения, выполняемых за счет средств федерального бюджета") [Текст]: [Постановление Правительства РФ № 284 принято 04.05.2005] // Собрание законодательства РФ. - 2005. - № 19. - Ст. 1824.

[24] Погуляев В.В. Формула как объект авторского права [Текст] // Праве и экономика. - 2003. - № 4. – С.32.

[25] Липцик Д. Авторское право и смежные права [Текст] / Пер. с фр. Предисл. М.А. Федотова. ЮНЕСКО, русское издание 2002. - С. 76.

[26] Там же. - С. 77.

[27] Басовец И. Кому принадлежат права на «советские» фильмы? [Текст] // Хозяйство и право. - 1998. - № 4. - С. 88-93; Дозорцева М. Основания возникновения и перехода прав на телефильмы [Текст] // Законодательство и экономика. - 2000. - № 2. - С. 2: - 27; Басовец И. Споры о правах на фильмы продолжаются [Текст] // Хозяйство и право. - 2000. - №5. - С. 51-55.

[28] Погуляев В. Из переписи с читателем [Текст] // Право и экономика. - 2005. - №4.- С.22.

[29] Ермакова А.Р. Право интеллектуальной собственности в сфере периодической печати. [Текст] СПб.: Юридический чентр пресс, 2002. - С. 68-69.

[30] Об архитектурной деятельности в Российской Федерации [Текст]: [федер. закон № 169-ФЗ: принят 17.11.1995, по сост. 18.12.2006]// Собрание законодательства РФ. - 1995. - № 47. - Ст. 4473.

[31] Об одобрении и вводе в действие свода правил "авторский надзор за строительством зданий и сооружений. Сп 11-110-99 [Текст]: [Постановление Госстроя РФ от № 44: принят 10.06.1999]// Бюллетень строительной техники.- 1999.- № 7.

[32] Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 26 августа 2004 г. - № КГ-А40/5951-04 [Текст] // Вестник ВАС РФ.- 2005.- №.6.-С.45.

[33] Постановление Федерального арбитражного суда Восточно Сибирского округа от 5 сентября 2002 г. № А19-5229/02-6-Ф02-2388/02-С2 [Текст] // Вестник ВАС РФ.- 2003.- № 4. - С.45.

[34] Белов В.Е., Виталиев Г.В., Денисов Г.М. Интеллектуальная собственность. Законодательство и практика его применения. [Текст] М.: ЗАО Юстицинформ, 2008. - С. 105.

[35] Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 12 декабря 2005 г. № А56-40457/04 [Текст]// Вестник ВАС РФ.- 2006.- № 8. - С.45.

[36] Невзоров И. Шахматная партия как объект авторского права [Текст] // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. - 2004. - № 2. - С. 41-45.

[37] Судариков С.А. Основы авторского права. - С. 240.

[38] Сергеев А.П. Указ. раб. - С. 117-118.

[39] Рахмилович А.В. Название произведения как объект авторского права [Текст] // Журнал российского права. - 2002. - № 11. - С. 33.

[40] Филин Д. Охрана персонажа: Проблемы и перспективы [Текст] // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. - 2005. - № 5. - С. 28.

[41] Тулубьева И., Погуляев В. Фрагменты произведений. Переделки [Текст] // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. - 2004. - № 5. - С. 18.

[42] Дозорцев В.А. Интеллектуальные прав: Понятие. Система. Задачи кодификации: Сборник статей / Исслед. центр частного права. М.: Статут, 2003. - С. 199.

[43] Рузакова О. Объекты авторского права и неохраняемые произведения [Текст] // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. - 2001. - № 11. - С. 33-41.

[44] Сергеев А.П. Указ. соч. - С. 120.

[45] Рузакова О.А., Дмитриев С.В. Авторские и смежные права в Интернете [Текст] // Законодательство. - 2001. - № 9. - С. 47.

[46] Моргунова Е. Природа и правовой режим служебных произведений [Текст] // Интеллектуальная собственность. - 1998. - № 1.- С.17; Трахтенгерц Л.А. Авторские права на служебное произведение [Текст] // Право и экономика. - 2000. - № 6. – С.23.

[47] Постановление Федерального арбитражного суда Западно - Сибирского округа от 5 ноября 2003 г. № Ф04/5644-1653/А46-2003 [Текст] // Вестник ВАС РФ.- 2004.- № 4.- С.19.

[48] Судариков С.А. Основы авторского права. - С. 137-139.

[49] Гаврилов Э.П.Указ. раб.- С. 116.

[50] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 апреля 2007 г. № 295/07 [Текст] // Вестник ВАС РФ.-2008.- № 1.- С.54.

[51] О средствах массовой информации [Текст]: [Закон № 2124-1: принят 27.12.1991, по сост. 24.07.2007] // Рос. газета. 1992. 8 февр.

[52] Собрание законодательства РФ. - 2002. - № 30. - Ст. 3031.

[53] Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан. [Текст] М.: М3 Пресс. 2001.- С.14.

[54] Федотов М.А. Право массовой информации в Российской Федерации. [Текст] М.: М.: Центр "Право и СМИ", 2008. - С. 488-489.

[55] Гражданское право. Т. 1 [Текст] / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. – М.: Проспект, 2007. - С. 328-336.

[56] Липцик Д. Указ. раб. - С. 35-37).

[57] Судариков С.А. Указ. раб. - С. 247.

[58] Лапач В.А. Система объектов гражданских прав. [Текст] СПб. Юридический центр пресс, 2007. - С. 470.

[59] Городов О.А. О проекте части четвертой ГК РФ [Текст] // Правоведение. - 2006. - №8. - С.7.

[60] Вольфсон В. Юридические основания возникновения авторских прав [Текст] // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. - 2003. - № 9. - С. 2.

[61] Моргунова Е. Авторские правомочия: теория и практика [Текст] // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. - 2002. - № 4. - С. 19.

[62] Погуляев В. Моральные права и их экономическое содержание [Текст] // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. - 2005. - № 5. - С. 43.

[63] Тулубьева И. Заметки на полях судебного дела [Текст] // Интеллектуальная собственность. - 1998. - № 3. - С. 75.

[64] Эрделевский A.M. Право на имя [Текст] // Патенты и лицензии. - 1999. - № 12. - С.28.

[65] Моргунова Е. Авторские правомочия: Теории практика - С. 24.

[66] Судариков С.А. Основы авторского права. - С. 253-254.

[67] Егоров Н.Д. Личные неимущественные права и их защита [Текст] // Проблемы совершенствования законодательства о защите субъективных гражданских прав. – Ярославль. ЯГУ, 2004. - С. 28.

[68] Сергеев В. Вопросы в разграничения понятий при решении споров об использовании имени в индивидуализации [Текст] // Право и экономика. - 2004. - № 11. – С.35.

[69] Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 17 декабря 1998г. № А56-11221/ 98 [Текст] // Вестник ВАС РФ.-1999.- № 1.- С.84.

[70] Защита гражданских прав: Материалы Международной научно-практической конференции [Текст] / Под ред. Сулейменова М.К. - Алматы.: НИИ частного права, КазГЮУ, 2005.- С.111.

[71] Свердлык Г., Страунинг Э. Способы самозащиты гражданских прав и их классификация [Текст] // Хозяйство и право. - 1999. - № 2.- С.15.

[72] Веинке В. Указ. раб.- С. 65.

[73] Карапетов А.Г. Иск о присуждении к исполнению обязательства в натуре. [Текст] М.: Волтерс Клувер, 2006.-С.22.

[74] Рожкова М.Л. Судебный акт и динамика обязательства. [Текст] М.: Статут, 2008. – С.54.

[75] Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 7 декабря 2005 г. № КГ-А40/11943-05 [Текст] // Вестник ВАС РФ.- 2006.- № 5.-С.45.

[76] Сергеев А.П. Указ. раб. - С. 366.

[77] Моргунова Е. Судебная практика в сфере авторского права и смежных прав [Текст] // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. - 2003. - № 1.-С.47; Погуляев В. Компенсация — особый способ защиты исключительных прав [Текст] // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. - 2003. - № 7.- С.51.

[78] Сергеев А.П. Указ. раб.- С. 384.

[79] Гаврилов Э.П. Некоторые актуальные вопросы авторского права и смежных прав [Текст] // Хозяйство и право. - 2008. - № 1. - С. 32.

[80] Гурский Р.А. Компенсация в системе гражданско-правовых способов защиты авторского права [Текст] // Новая правовая мысль. - 2005. - № 3.- С.22.

[81] Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 31 августа 2004 г. № КГ-А40/6637-04 [Текст]// ВестникВАС РФ.- 2005.- № 4.- С.44.

[82] Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 15 августа 2005 г. № КГ-А40/7404-05 [Текст] // Вестник ВАС РФ.- 2006.- № 4.- С.34.

[83] Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 21 февраля 2005 г. №КГ-А40/424-05 [Текст]// Вестник ВАС РФ.- 2006.- № 7.- С.43.

[84] Гаврилов Э.П. Из практики Президиума ВАС РФ по вопросам охраны интеллектуальной собственности [Текст] // Хозяйство и право. - 2006. - № 12. - С. 4.

[85] Гаврилов Э.П. Комментарий к Закону об авторском праве и смежных правах. - С. 307.

[86] Яни П.С. С пиратством боролись во все времена [Текст] // Экономика и жизнь. - 1997. - №51. – 30.

[87] Ибрагимов ЗА., Завидов Б.Д., Горюнова Е.Н. Законодательное регулирование вопросов защиты авторских и смежных прав и причины роста пиратства в России [Текст] // Юрист. - 2001. - № 7. - С. 26-28.

[88] Чапкевич Л.Е. Контрафактная и фальсифицированная продукция: Проблемы и пути их решения [Текст] // Право и экономика. - 2005. - № 6. – С.15.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий