Детектор лжи и его практическое применение в следственно-судебной практике

Основные этапы тестирования при помощи полиграфа. Практическое применение детектора лжи при назначении и производстве психофизиологической экспертизы в современной следственно-судебной практике. История развития аппаратурного метода "детекции лжи".

Введение

Полиграф – это прибор, который регистрирует реакцию человека на задаваемые ему вопросы. Специально обученный профессионал - полиграфер - интерпретирует его показания.

"Детектор лжи" регистрирует психофизиологические параметры: проводимость кожных покровов, грудное и диафрагмальное дыхание, артериальное давление и частоту пульса, двигательную и речевую активность и прочее. Когда человеку задают вопрос, на который он не хотел бы отвечать, то он невольно выдает свое волнение. Вышеуказанные психофизиологические параметры начинают изменяться, и "детектор лжи" это фиксирует.

Внешне полиграф представляет собой небольшой прибор. Он присоединяется к компьютеру, на котором установлена специальная программа, обеспечивающая вывод показаний прибора на монитор и их последующий анализ.


Три этапа тестирования

Как проходит тестирование, мы выяснили у Романа Устюжанина, генерального директора компании "Омега Консалтинг", которая оказывает услуги по проверке на полиграфе.

Г-н Устюжанин сообщил нам, что тестирование проходит в несколько этапов. Первый - это так называемая клиническая беседа с испытуемым. Она заключается в том, что в ходе разговора полиграфер настраивает собеседника на тестирование. Он может спросить у работника: "Отдыхали ли вы в детстве в деревне?" На такой вопрос обычно следует ответ: "Да, отдыхал". Затем последует такой вопрос: "А лазили ли к соседям в огород - яблоки-груши воровать?" Честный человек, скорее всего, ответит: "Да, было дело" (кто этого в детстве не делал?). Если же работник напуган и намерен лгать, то подумает, что его уже подозревают в воровстве и, вероятно, скажет "нет". Но вряд ли это будет честным ответом. Если полиграфер получит ответ "нет", то он будет продолжать обсуждение темы до тех пор, пока человек не признает, что это нормально и все так поступали в детстве. Либо поймет, что собеседник на самом деле никогда этого не делал. Каков же смысл словесного тестирования? Он очень прост: если человек правдив с самого начала, значит, он готов принять правила игры.

После "словесного" начинается основное тестирование. Полиграфер заранее совместно с руководством компании готовит вопросы. Их составляют с учетом конкретной задачи, но каждый подразумевает под собой ответ формата "да/нет". Например, для определения лояльности сотрудника компании ему могут быть заданы такие вопросы: "Устраивает ли Вас работа?", "Комфортно ли Вам в коллективе?", "Довольны ли Вы своей заработной платой?", "Вы ищете другую работу?".

Полиграфер должен быть не только хорошим психологом, но и эрудированным человеком, обладающим воображением. Особенно это необходимо при проведении служебных расследований. Специалист должен разговаривать с испытуемыми на их языке, будь то представители научной элиты или простые экспедиторы.

Г-н Устюжанин привел пример, когда задача, поставленная перед полиграфером, была решена благодаря этим качествам: "В одной компании со склада украли несколько жидкокристаллических мониторов. Руководство фирмы решило проверить складских работников на полиграфе. На вопрос: "Вы знаете, кто украл мониторы?", все служащие отвечали отрицательно. Полиграф не показывал, что они в смятении от столь конкретного вопроса.

Тогда полиграфер догадался спросить, как работники между собой называли то, что пропало. Оказалось, что украденные мониторы были изготовлены фирмой NEC, и служащие называли их "неками". Вопрос о "мониторах" не вызывал у сотрудников никакого волнения, поскольку они не отождествляли это слово с пропавшими "неками", вокруг которых было столько шума.

Естественно, не догадайся полиграфер узнать у тестируемых, как они называли вещи, которые пропали, он бы никогда не смог найти виновных".

Практическое применение детектора лжи:

В современной следственно-судебной практике успешно применяется психофизиологическая экспертиза с применением полиграфа. Такие экспертизы могут проводиться как одним экспертом-полиграфологом, так и комиссией, состоящей из двух и более специалистов. Наряду с этим возможно проведение комплексных психолого-психофизиологических экспертиз с применением полиграфа и психолого-психиатрических психофизиологических экспертиз с участием психологов и психиатров.

В январе 2005 г. в составе Московского государственного университета технологий и управления создан специальный Институт полиграфа, который является экспертным учреждением по проведению психофизиологических экспертиз с применением полиграфа в рамках уголовного, гражданского процессов и по делам об административных правонарушениях. Помимо этого, институт занимается специальными психофизиологическими исследованиями, когда заключение дается в форме суждения специалиста (в уголовном процессе на основании ч. 3 ст. 80 УПК РФ).

Применение в уголовном процессе такой экспертизы иногда может стать для заведомо невиновного человека последней возможностью доказать свою непричастность к инкриминируемому ему преступлению. И уже есть прецеденты, когда судья выносит постановление о назначении психофизиологических экспертиз с применением полиграфа.

К примеру, авторы статьи в июле 2004 г. принимали участие в качестве независимых экспертов в проведении экспертизы по делу, рассматриваемому в Тушинском районном суде г. Москвы (подсудимый обвинялся по ч. 1 ст. 222 УК РФ). Постановление о проведении комиссионной психофизиологической экспертизы было вынесено судьей по согласованию с защитой. Эксперты пришли к однозначному выводу о непричастности подсудимого к инкриминируемому ему деянию. Пистолет с патронами был подброшен сотрудниками милиции при задержании. В итоге был вынесен оправдательный приговор.

При производстве психофизиологической экспертизы полиграфолог оценивает психофизиологические реакции опрашиваемого лица на те или иные стимулы. Выносит суждение об их субъективной значимости, которая свидетельствует о наличии в памяти человека идеальных следов какого-либо события или его отдельных составляющих. Выявление таких следов может служить основанием для решения вопроса о сокрытии опрашиваемым лицом информации о расследуемом событии.

Достоверность сведений, получаемых опытным специалистом, превышает 90%. При применении методики выявления скрываемой информации (так называемого непрямого метода) в случае непричастности опрашиваемого субъекта к инкриминируемому деянию достоверность приближается к 100%.

Основные требования, предъявляемые к процедуре судебных психофизиологических экспертиз, закреплены в Федеральном законе "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации". Так, согласно ст. 8 Закона такая экспертиза должна проводиться:

с использованием научно обоснованных методик (т.е. описанных в научной литературе, апробированных в реальной исследовательской практике. Применение иных методов недопустимо. Применяемые в российской судебной практике при опросах с использованием полиграфа методики основаны на мировом опыте, адаптированном к отечественной практике исследований в сфере полиграфных технологий);

с применением средств объективного контроля (эти средства дают возможность другому специалисту проверить соблюдение условий проведения экспертизы, а значит, достоверность сделанных выводов. В настоящее время таким средством может быть только аудио-, видеозапись, фиксирующая весь процесс экспертного исследования. Необходимость в применении такого средства подтверждена судебной практикой, поскольку суд в случае отсутствия видеозаписи вынужден назначать комиссионную экспертизу, ввиду того что первая экспертиза была проведена без аудио-, видеозаписи).

При составлении экспертного заключения следует придерживаться нижеприведенных рекомендаций, базирующихся на опыте проведения подобных экспертиз. Во-первых, в нем должны быть перечислены проверочные (значимые) вопросы, задаваемые проверяемому лицу. Во-вторых, кратко описана методика проведения экспертизы и полученные реакции на проверочные вопросы. В-третьих, к экспертному заключению должны быть приложены распечатки полиграмм и видеозапись проведенного тестирования (она должна вестись так, чтобы в кадр попадали подэкспертный, полиграфолог и экран компьютера, к которому подключен полиграф; наличие видеозаписи позволяет отследить корректность проводимой процедуры).

Пока не решен вопрос относительно использования в экспертной практике математических алгоритмов обработки, применяемых в отечественных полиграфных устройствах. Эти алгоритмы не только не опубликованы, но даже не задекларированы в технической документации полиграфов, что полностью исключает возможность построения выводов экспертом на основе этих алгоритмов. А следовательно, выводы, построенные на результатах математической обработки, в соответствии с ч. 3 ст. 75 УПК РФ могут быть признаны недопустимым доказательством.

В связи с этим требует своего скорейшего решения проблема отсутствия отечественной научной литературы, посвященной судебной психофизиологии. Наличие отдельных изданий по специальным психофизиологическим исследованиям не решает проблему неосведомленности судов и других правоохранительных органов о научных принципах, на которых основаны методики психофизиологических экспертиз.

В части 3 ст. 204 УПК РФ закреплено требование, в соответствии с которым графики, полученные в ходе экспертного исследования, прилагаются к заключению эксперта и являются его составной частью. Однако это правило не всегда соблюдается экспертом на практике, что существенно снижает авторитет судебной психофизиологической экспертизы и замедляет процесс накопления правоприменительной практики.

До сих пор не разрешен вопрос недопустимости принудительного проведения судебной психофизиологической экспертизы. В соответствии со ст. 195 УПК РФ согласие на проведение экспертизы необходимо получать только у свидетелей и потерпевших, в то время как подозреваемым, обвиняемым и подсудимым она может быть назначена без их согласия. Между тем по общей норме ст.28 Федерального закона о государственной судебно-экспертной деятельности проведение психофизиологической экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении без согласия испытуемого недопустимо. В то же время в силу ст. 41 указанного Закона на экспертов, не являющихся государственными судебными экспертами, приведенная норма не распространяется. Таким образом, возникает процессуальная возможность проведения негосударственными экспертами экспертизы принудительно. Но в методическом плане в этом случае возникает ряд проблем. Испытуемый может воспользоваться правом, предусмотренным ст. 51 Конституции РФ и отказаться отвечать на вопросы эксперта. Тогда эксперт вынужден применить методику молчаливых ответов. Более того, проблема заключается еще и в том, что испытуемый не обязан выполнять инструкции эксперта, он может использовать простое механическое противодействие. Все это, несмотря на процессуальную возможность проведения экспертизы без согласия, делает практически невозможным проведение судебной психофизиологической экспертизы принудительно. Правда, в следственной практике все же был отмечен случай проведения данной экспертизы негосударственными экспертами по постановлению следователя прокуратуры, защита безуспешно обжаловала решение о назначении и проведение экспертизы без согласия испытуемого - районный, а впоследствии и городской суд признали действия следователя по назначению и проведению психофизиологической экспертизы законными.

Отметим, что обращения по поводу проведения психофизиологической экспертизы осуществляются на различных процессуальных стадиях. Адвокаты в интересах своих клиентов могут ходатайствовать о назначении психофизиологических исследований с применением полиграфа и до предъявления обвинения, и на стадии предварительного следствия, и на стадии обвинения.

Вопросы, связанные с назначением, проведением и процессуальными последствиями судебной психофизиологической экспертизы в гражданском и уголовном процессах, существенно отличаются, и обусловлено это законодательным закреплением обязанности доказывания. В уголовном процессе для обвиняемого в случае его отказа от участия в проведении психофизиологической экспертизы процессуальные последствия не возникают, что создает непреодолимые трудности в доказывании стороне обвинения, а также свидетелям и потерпевшим, которые, как правило, всегда дают согласие (ст. 195 УПК РФ) на ее проведение.

В отличие от уголовного гражданский процесс в большей степени характеризуется состязательностью, а потому возражения против прохождения экспертизы или согласие на ее проведение процессуального значения не имеют. При назначении экспертизы получение согласия законодательно не требуется. При этом отказ от экспертизы не связывается с возможностью принудительного направления на экспертизу. Более того, в силу ч. 3 ст. 79 ГПК РФ при уклонении стороны от участия в экспертизе, при непредставлении экспертам необходимых материалов и документов для исследования, а также в иных случаях, если по обстоятельствам дела и без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы и какое для данной стороны такая экспертиза имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым. Иными словами, возникают прямые процессуальные последствия для уклоняющейся стороны (истец, ответчик). В случае, когда у суда имеются достаточные основания полагать, что отказ от прохождения экспертизы вызван намерением воспрепятствовать установлению нежелательного для стороны факта, судья вправе (но не обязан) применить процессуальные санкции, предусмотренные ч. 3 ст. 79 ГПК РФ. Принудить сторону к участию в проведении психофизиологической экспертизы в качестве испытуемого нельзя, но можно возложить на нее бремя процессуальных последствий за противодействие правильному рассмотрению дела.

Указанные особенности открывают большие возможности для судебной психофизиологической экспертизы именно в гражданском процессе. Использование в практике гражданского судопроизводства психофизиологической экспертизы создает для сторон широкие возможности в доказывании по сравнению с уголовным процессом. Именно поэтому Институт полиграфа считает для себя внедрение судебной психофизиологической экспертизы в гражданском судопроизводстве одним из приоритетным направлений.

Немалые перспективы открываются для применения судебной психофизиологической экспертизы и по делам об административных правонарушениях, в частности о дорожно-транспортных происшествиях, когда одна из сторон настаивает на своей правоте, заявляя, что протокол о ДТП составлен предвзято. По одному из таких случаев Институт полиграфа провел специальное психофизиологическое исследование, и полиграфолог пришел к выводу, что гр. Д. на своем автомобиле действительно двигалась в левом крайнем ряду движения, а не по встречной полосе, как утверждал второй участник ДТП. Сейчас дело рассматривается в одном из районных судов Москвы.

История допроса

В далекие времена было подмечено, что при допросе человека, совершившего преступление, переживаемый им страх перед возможным разоблачением сопровождается определенными изменениями в его физиологических функциях.

В частности, в древнем Китае подозреваемый в преступлении подвергался, например, испытанию рисом: он должен был набрать в рот горсть сухого риса и выслушать обвинение. Считалось, что если рис оставался во рту сухим (от страха разоблачения приостанавливалось слюноотделение), то вина подозреваемого была доказанной.

Аналогично по своей сути испытание, применявшееся в древней Индии, когда подозреваемому называли нейтральные и критические слова, связанные с деталями преступления. Человек должен был отвечать первым пришедшим ему в голову словом и одновременно тихо ударять в гонг. Было отмечено, что ответ на критическое слово сопровождался более сильным ударом. Упоминания о подобных процедурах встречаются у самых различных народов, живших в разные времена и в разных частях света. Известно, что такие испытания практиковались, например, в средневековой Англии и, пережив века, встречались в изолированных культурах примитивных племен и позднее.

В первые годы XX века аппаратурный метод "детекции лжи" привлек определенное внимание некоторых ученых в различных странах, однако выполненные Чезаре Ломброзо первые опыты прикладного применения этого метода на протяжении двух десятилетий оставались уникальными и не находили последователей. Метод погрузился в "инкубационный период" лабораторных изысканий.

В годы первой мировой войны, когда борьба с немецкими шпионами приобрела особую остроту, национальный исследовательский комитет США сформировал группу психологов (в ее состав был включен В. Марстон), которой было поручено оценить возможности известных методов "детекции лжи" для решения контрразведывательных задач.

Проведя соответствующие исследования, группа пришла к выводу, что наиболее эффективным из существовавших в тот период методов является "тест выявления лжи при помощи артериального давления" ("bloodpressure deception test"), разработанный В. Марстоном в Гарвардской психологической лаборатории. Результативность этого теста достигала 97%.

В наше время полиграф ("детектор лжи", "лай-детектор") представляет собой техническое устройство в виде комплекса медико-биологических приборов, позволяющих синхронно и непрерывно фиксировать динамику психофизиологических реакций проверяемого лица на вопросы, задаваемые полиграфологом. Достоверность полиграфа напрямую связана с количеством фиксируемых параметров: чем больше, тем достовернее. При принятии решения учитывается весь комплекс параметров в совокупности с индивидуальными особенностями испытуемого, а также соответствие проявлений невербальной и вербальной коммуникации. Так, например, достаточно часто используемый полиграф "ПОЛАРГ" в комплекте с 9 датчиками обеспечивает съем информации по 7 каналам и фиксирует изменение динамики активности сердечно-сосудистой системы и респираторной (дыхательной) системы, а также электродермальной (электрокожной) активности. Кроме того, он позволяет производить запись фонограммы энергии речевого сигнала. Эффективность такого прибора доходит до 90%.

Техника продолжает совершенствоваться. В США запатентовано давно ожидаемое изобретение - детектор лжи, основанный на томографии мозга. Устройство разработано специалистами Temple University.

Эта версия полиграфа использует совершенно иной принцип - томографию, т.е. регистрируемые методом ядерного магнитного резонанса (ЯМР) изменения в кровотоке в различных зонах мозга.

Первые испытания показали, что томографический полиграф гораздо эффективнее существующих. Специалисты считают, что через совсем непродолжительное время подобные аппараты будут использоваться и у нас.

Но независимо от технических деталей по своей сути полиграфы являются пассивными регистраторами процессов, протекающих в организме человека, и не оказывают на них какого-либо обратного влияния. Опрос с использованием полиграфа представляет собой безвредную для здоровья опрашиваемого процедуру, направленную на получение информации о каком-либо событии, имевшем место в прошлом.

Естественно, что субъекты уголовного преследования разных стран давно обратили внимание на вышеуказанные разработки и приняли самое активное участие в их применении при расследовании преступлений.

По сведениям "Интерфакса", в 2001 - 2004 гг. в Республике Беларусь было проведено 2722 полиграфных опроса по 1453 фактам, получена информация о причастности к проверяемым преступлениям 595 лиц, что способствовало раскрытию 374 преступлений (в том числе 136 убийств, 3 покушений на убийство, 32 тяжких телесных повреждений, большинство из которых повлекли смерть), раскрыт ряд преступлений против собственности, в результате чего возмещен материальный ущерб на сумму более 100 млн. руб., выявлено дополнительно 86 преступлений.

В Латвии полиграфные экспертизы по уголовным и гражданским делам проводятся с 1998 г., их результаты используются судами как доказательства, в том числе и Верховным Судом Республики Латвии.

Не отстает и отечественная практика: сегодня следователи, принимая во внимание эффективность использования полиграфа при раскрытии преступлений не только как средства, снижающего трудоемкость проверки следственных версий, но и в качестве дополнительного способа защиты прав и интересов законопослушных граждан, стали использовать помощь специалистов-полиграфологов при расследовании уголовных дел путем назначения психофизиологической экспертизы по уголовным делам.

Активизация борьбы с преступностью, равно как и защита интересов законопослушных граждан, вовлекаемых в уголовное судопроизводство, на фоне снижения ценности доказательственной информации, получаемой в ходе допросов обвиняемых, свидетелей и потерпевших, из-за участившихся случаев изменения ими своих первоначальных показаний обуславливают необходимость своевременного внедрения в следственно-судебную практику новых видов экспертиз.

Производство судебной психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа

Назначение и производство судебной психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа не противоречит российскому законодательству. Сущность ПФИ заключается в применении полиграфологом специальных знаний из ряда смежных областей науки и техники в целях решения вопросов, поставленных перед ним органом или лицом, такими знаниями не обладающим. Поскольку проверка на полиграфе предполагает применение специальных знаний и проведение соответствующих исследований, по мнению ряда видных российских ученых, есть основания говорить о возможности использования полиграфа в отечественном судопроизводстве в рамках процессуального действия, именуемого экспертизой.

Противники применения полиграфа при расследовании преступлений в качестве одного из аргументов, который, по их мнению, препятствует такому его использованию, отмечают тот факт, что прибор можно обмануть, и указывают на три основных способа.

Первый - испытуемый пытается снизить чувствительность собственных сенсорных анализаторов. Например, выпив спиртное, рассчитывает на следующий день стать слабочувствительным и на предъявляемые стимулы объективно не реагировать.

Второй - подавление всех эмоций. Основной принцип здесь состоит в том, что человек старается отвечать на все вопросы автоматически, не обращая на них серьезного внимания. Он должен сосредоточить внимание на каком-нибудь другом нейтральном предмете или воспоминании из своей жизни.

Третий способ - выпить очень много воды. Тогда все мысли опрашиваемого будут сбиваться на желание поскорее дойти до туалета, поэтому "врать полиграфу" будет проще.

Однако подавляющее количество ученых утверждают, что опытному специалисту, проводящему опрос, все эти методы хорошо известны, как и способы их преодоления.

Хочется отметить, что практике известны случаи (и не единичные), когда преступники, желая избежать наказания за содеянное, например, успешно симулировали различные душевные болезни, обманывая при этом комиссии, состоящие из крупных специалистов в области психиатрии. Но никто не ставит вопрос о необходимости введения запрета на производство судебно-психиатрической экспертизы, хотя и в том и в другом случае вероятности обмана со стороны испытуемого приблизительно сопоставимы.

Первым случаем применения полиграфа в российской следственно-судебной практике в форме психофизиологической экспертизы можно считать проведенную осенью 2001 г. в рамках расследования уголовного дела комплексную судебную психолого-психофизиологическую экспертизу.

9 января 2001 г. военнослужащий А., зная, что в это время в квартире его знакомых в г. Лобня Мытищинского района Московской области находится только двенадцатилетняя С., совместно с Х. проник обманным путем в квартиру. А. начал искать деньги и ценности, а Х., затащив девочку в одну из комнат, удушил ее, используя резинку для волос и отрезанный от обогревателя кабель. После заключения под стражу А. вместе с двумя другими военнослужащими совершил побег с гауптвахты. Московским окружным военным судом заключение экспертов в отношении Х., составленное по результатам комплексной психолого-психофизиологической экспертизы, было оценено в совокупности с другими доказательствами и положено в основу приговора, которым Х. назначено наказание в виде 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества. При этом в приговоре суда отмечалось, что в соответствии с заключением комплексной судебной психолого-психофизиологической экспертизы при предъявлении Х. среди нейтральных фотографии обогревателя, от которого был отрезан кабель, использовавшийся при удушении С., и кровати, на которой девочка была задушена, получены значимые реакции. Это позволяет сделать вывод о том, что подсудимый присутствовал в квартире в момент убийства С. Поэтому суд отверг его показания о том, что в квартире он не был вовсе и С. не убивал, как не соответствующие установленным в суде обстоятельствам произошедшего.

Приведем другой, не менее убедительный пример успешного использования полиграфа. 18 марта 2005 г. К. совместно с Ф. по телефону пригласил домой М., занимающуюся оказанием сексуальных услуг. После совместного распития спиртных напитков Ф. пошел спать, а К. в ходе внезапно возникшей ссоры нанес удар ножом в грудь М., от чего она скончалась. По этому факту прокуратурой Зеленоградского административного округа возбуждено уголовное дело. В ходе расследования следователем прокуратуры назначена психофизиологическая экспертиза, согласно выводам которой выявлены психофизиологические реакции Ф., свидетельствующие о том, что он удара ножом не наносил, сведения, которыми располагает, получены им на момент события преступления. Экспертиза оценена в совокупности с другими доказательствами и положена в основу приговора Зеленоградского районного суда Москвы, которым К. осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ. Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда оставила приговор без изменения.

В настоящее время сотрудники прокуратуры и органов МВД России все чаще назначают психофизиологические экспертизы по уголовным делам. Отделом криминалистики прокуратуры Москвы направлено информационное письмо о тактике и технологии назначения и проведения указанных экспертиз. Как результат - только за прошлый год Центром независимой комплексной экспертизы и сертификации систем и технологий (123557, Москва, ул. М. Грузинская, д. 39, тел. 411-99-12) проведено 58 психофизиологических экспертиз по постановлениям следователей прокуратур Москвы и Московской области. Причем значительное количество заключений экспертиз принято судами различных уровней как доказательство и положено в основу обвинительных приговоров.

Однако необходимо учитывать, что привлекать в качестве эксперта к производству рассматриваемого вида экспертиз необходимо только высококвалифицированных специалистов, имеющих документы, подтверждающие наличие у них специальных познаний в области полиграфологии.

На разрешение экспертов можно поставить следующие вопросы:

- выявляются ли в ходе исследования с использованием полиграфа психофизиологические реакции, свидетельствующие о том, что Н. располагает информацией о деталях случившегося, если да, то какой именно информацией может располагать Н.;

- при каких обстоятельствах могла быть получена Н. эта информация? Могла ли она быть получена на момент случившегося?


Заключение

Хочется обратить внимание, что эксперт отвечает только на вопрос о наличии психофизиологических реакций на тот или иной психологический реагент. Оценка же заключения эксперта производится по правилам, установленным ст. 88 УПК РФ, с точки зрения относимости, допустимости и достоверности. И, конечно, нельзя положить в основу обвинения только результаты психофизиологической экспертизы. Лишь вся совокупность доказательств, достаточная с точки зрения следователя для разрешения уголовного дела, может свидетельствовать о причастности лица к совершенному противоправному деянию.

Трудовой кодекс предоставляет право работодателю собирать персональные данные работника (ст. 85-90 ТК РФ). Получить их руководство компании может, если они нужны, чтобы принять решение "о ...трудоустройстве, ...продвижении по службе, об обеспечении личной безопасности работников, ...обеспечении сохранности имущества".

По мнению Бориса Чижова, начальника отдела по вопросам социального обслуживания Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию, применение работодателем "детектора лжи" незаконно. Пункт трудового договора о проверке на полиграфе ухудшает положение работника (насильно вскрываются его личные обстоятельства) и поэтому противоречит статье 57 Трудового кодекса.

Никто не может заставить человека проходить тестирование на полиграфе. При этом не имеет значения, устраивается ли он на работу или его подозревают в хищении или раскрытии коммерческой тайны. Перед предстоящей проверкой генеральный директор должен издать приказ о ее необходимости.

В любой момент тестирования сотрудник может его остановить или отказаться отвечать на какой-либо вопрос. Тем не менее, по словам Романа Устюжанина, люди крайне редко прерывают тестирование, если уж согласились на него. Вот случаев, когда отказываются от проверки на полиграфе до ее начала, больше. Г-н Устюжанин привел пример из личной практики, когда в магазине была совершена кража и несколько сотрудников отказались проходить проверку "по религиозным убеждениям".


Список литературы:

1. Бертовский Л.В., Образцов В.А. Психологический реагент как объект криминалистики и уголовно-процессуальной практики // "Черные дыры" в российском законодательстве. 2004. N 1.

2. Холодный Ю.И. Применение полиграфа при профилактике, раскрытии и расследовании преступлений. Изд. дом "Мир безопасности", 2000.

3. Кокорев Д.А. Психофизиологическая экспертиза с применением полиграфа //"Адвока", N 7, июль 2005 г.

4. Штыров В."ПОЛИГРАФНЫЕ ЭКСПЕРТИЗЫ // Законность, 2007, N 9

5. Щетинский А. Полиграф в уголовном процессе // Консультант, N 1, январь 2005 г.