регистрация / вход

Добровольный отказ и деятельное раскаяние: сравнительный анализ институтов уголовного права

Характеристика неоконченного преступления, отличительные черты его видов. Конструкция и правовое содержание двух стадий преступной деятельности. Особенности добровольного отказа от доведения преступления до конца и деятельностного раскаяния, их анализ.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

РАЗДЕЛ 1.ХАРАКТЕРИСТИКА НЕОКОНЧЕННОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ

РАЗДЕЛ 2. ДОБРОВОЛЬНЫЙ ОТКАЗ ОТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ И ДЕЯТЕЛЬНОЕ РАСКАЯНИЕ – ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ

§ 1 Добровольный отказ от доведения преступления до конца

§ 2 Уголовно-правовое значение деятельного раскаяния

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

Преступление является одним из основных понятий уголовного права. Оно отвечает на вопрос, какие поступки людей и почему запрещены законом под угрозой наказания. В самом общем виде преступление может быть определено как деяние, запрещенное законом под угрозой уголовного наказания.

Актуальность выбранной темы заключается в следующем. Уяснение сущности неоконченного преступления и его видов по степени выполнения виновным задуманного им преступного деяния имеет большое значение для правильной квалификации преступлений. Понятие неоконченного преступления конкретизирует общие основания и пределы уголовной ответственности применительно к неоконченной преступной деятельности. Между тем многие вопросы этой важной части учения о преступлении и наказании не получили должного освещения в уголовно-правовой литературе.

Наиболее слабо разработанным в учении о стадиях: развития преступной деятельности является вопрос о наличии в приготовлении к преступлению и в покушении на преступление состава преступления. Объясняется такое положение тем, что некоторые криминалисты рассматривают вопросы ответственности за неоконченное преступление в отрыве от общего учения о. составе преступления. Такой подход к изучению стадий преступного деяния приводит к ошибочным выводам при решении некоторых вопросов данной темы. В частности, отдельные авторы утверждают, что приготовление предшествует совершений преступления и не является началом его выполнения. Тем самым, как нам представляется, игнорируется важнейший принцип советского уголовного права, согласно которому единственным основанием уголовной ответственности является наличие в действиях привлекаемого субъекта состава преступления.

По многим вопросам ответственности за неоконченную преступную деятельность у криминалистов до сих пор нет единой точки зрения. По-разному толкуются действующие нормы уголовного права о понятии и наказуемости отдельных стадий совершения преступного деяния. Нет также единства мнений и по вопросу о том, нуждаются ли эти нормы в тех или иных изменениях, не следует ли вообще отказаться от конструкции ответственности за неоконченное преступление, принятой действующими общесоюзными.

В судебной практике все еще встречаются случаи ошибочной квалификации преступления, связанные с неправильным установлением стадии его совершения. Это зачастую влечет за собой назначение наказания, несоразмерного степени общественной опасности совершенного преступного деяния. Имеются случаи неосновательного исключения уголовной ответственности вследствие ошибочного отрицания наличия общественной опасности в действиях виновного, в частности, в результате неправильного усмотрения в его поведении добровольного отказа от продолжения начатого преступления.

В уголовных кодексах различных государств содержится специальное постановление о том, что уголовная ответственность за приготовление и покушение исключается в случаях, когда преступление не доводится до конца по добровольному отказу лица, намеревавшегося совершить это преступление.

Целью работы является изучение института добровольного отказа от доведения преступления до конца и его отличия от деятельного раскаяния.

Задачами, направленными на раскрытие поставленной цели являются:

1) общая характеристика неоконченного преступления;

2) уголовно-правовой анализ отказа от преступления и деятельного раскаяния.

Для достижения поставленной нами цели и разрешения задач были использованы следующие методы: общетеоретические, специальные методы, такие как, метод научного исследования, сравнительного анализа, логически-правовой метод.

РАЗДЕЛ 1. ХАРАКТЕРИСТИКА НЕОКОНЧЕННОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Реализация преступного замысла протекает в течение более или менее длительного промежутка времени. В процессе совершения преступления могут возникать различные обстоятельства, которые препятствуют достижению намеченной цели. Если преступник не сумеет преодолеть эти препятствия и вынужденно прекратит продолжение своих преступных действий, то реально содеянное им преступление будет неоконченным. Таковым будет считаться преступление, прерванное в любой момент от начала осуществления приготовительных действий и в процессе непосредственного исполнения преступления вплоть до наступления тех обстоятельств, которые превращают преступление в оконченное[1] .

В отличие от Уголовного кодекса Российской Федерации (далее по тексту – УК РФ), в Уголовном кодексе Республики Беларусь (далее по тексту – УК Республики Беларусь) законодательное определение неоконченного преступления отсутствует. Судебная практика показывает, что реализация преступного замысла протекает в течение более или менее продолжительного промежутка времени. В процессе совершения преступления могут возникнуть различные обстоятельства, которые препятствуют достижению желаемого преступного результата. Если субъект не сможет преодолеть эти препятствия и вынужденно прекратит продолжение своих преступных действий, то фактически совершенное им преступление будет неоконченным.

Признание преступления неоконченным – это вопрос не только факта, но и его правовой оценки. Таким образом, преступление считается неоконченным, если фактически совершенное деяние не содержит всех признаков объективной стороны конкретного состава преступления, предусмотренного статьей Особенной части УК Республики Беларусь, на совершение которого был направлен умысел виновного лица[2] .

Законодатель выделяет три вида неоконченных преступлений: приготовление к преступлению (ч. 1 ст. 13 УК), покушение на преступление (ч. 1 ст. 14 УК) и добровольный отказ от преступления (ч. 1 ст. 15 УК).

В учебниках и пособиях по уголовному праву приготовление и покушение традиционно рассматриваются как стадии совершения преступления[3] . Нормами УК Республики Беларусь не устанавливаются какие-либо ограничения для признания преступления неоконченным в зависимости от формы вины, способа его осуществления (действие или бездействие) или конструкции состава преступления. Но это обстоятельство вовсе не означает, что указанные стадии неоконченного преступления присущи всем без исключения преступлениям.

На законодательном уровне определена конструкция и правовое содержание двух стадий преступной деятельности.

Приготовление к преступлению (ст. 13 УК Республики Беларусь) – это умышленные действия (только прямой умысел), направленные на приискание или приспособление средств и орудий для совершения преступления или иное умышленное создание условий для совершения преступления.

Объективная сторона приготовления к преступлению заключается в осуществлении действий, общественная опасность которых состоит в создании условий для совершения преступления. Действия, совершенные на этой стадии, в соответствии со ст. 10 и 11 УК Республики Беларусь признаются общественно опасными, противоправными, виновными и уголовно-наказуемыми и являются основанием уголовной ответственности.

Наряду с созданием условий, дающих возможность совершить преступление, объективная сторона приготовления характеризуется прерванностью преступного деяния и наличием обстоятельств, препятствующих доведению преступления до конца, хотя в ст. 13 УК Республики Беларусь прямо об этом и не говориться, но это условие названо в ч. 1 ст. 15 УК Республики Беларусь.

Как видно из анализа законодательной формулировки, объективная сторона приготовления к преступлению может совершаться только путем активных действий (приготовление путем бездействия объективно невозможно) и выражаться:

а) в приискании средств или орудий совершения преступления;

б) в приспособлении средств или орудий совершения преступления;

в) в ином умышленном создании условий для совершения конкретного преступления.

С субъективной стороны приготовление к преступлению совершается исключительно с заранее обдуманным, как правило, определенным (конкретным) прямым умыслом, так как лицо осознает общественную опасность своих приготовительных действий, понимает, что он такими действиями обеспечивает себе условия для совершения конкретно намеченного преступления и достижения желаемого преступного результата.

Внезапно возникший или аффектированный умысел, поскольку они реализуются немедленно после возникновения, исключают совершение каких-либо приготовительных действий. В то же время не исключается возможность приготовления с альтернативным определенным и неопределенным видами умысла.

За приготовление к преступлению уголовная ответственность наступает по той же статье, как и за оконченное преступление, со ссылкой на ст. 13 УК Республики Беларусь. Учитывая, что приготовление к совершению преступления является фактически начальной стадией преступной деятельности и обладает меньшей степенью общественной опасности, законодатель в УК определил, что уголовная ответственность наступает за приготовление к совершению менее тяжкого, тяжкого или особо тяжкого преступления (ч. 2 ст. 13 УК Республики Беларусь). На этой же стадии возможен добровольный отказ от продолжения преступной деятельности, что также влечет освобождение от уголовной ответственности.

Покушение на преступление (ст. 14 УК Республики Беларусь) – это умышленные действие (бездействие), непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Покушение представляет вторую стадию преступной деятельности, которая отличается от приготовления тем, что не создает условий для преступления, а уже является непосредственным началом совершения того или иного преступления, при котором частично выполняется объективная сторона преступления, т.е. происходит реальное посягательство на охраняемый уголовным законом объект с возникновением реальной угрозы причинения вреда

Объективную сторону покушения на преступление характеризуют три признака.

Первый признак в действующем законодательстве обрисован как действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления.

Второй признак покушения – прерванность, недоведение преступления до конца. Именно незавершенность деяния, под которым понимается отсутствие одного или нескольких необходимых признаков объективной стороны состава преступления, предусмотренного конкретной нормой Особенной части УК Республики Беларусь, позволяет отграничить данную стадию от оконченного преступления.

Третий признак покушения – наличие обстоятельств, в силу которых преступление не доводится до конца. Обстоятельства могут быть самыми различными, но обязательно не зависящими от воли лица (пресечение преступления, задержание с «поличным», действие сил природы, механизмов, применение негодных средств, посягательство на негодный объект и др.).

Субъективная сторона покушения характеризуется наличием только прямого умысла. Виновный при покушении осознает, что он совершает конкретное общественно опасное деяние и желает довести преступление до конца, получить необходимый для него преступный результат.

Сознанием лица охватывается, что объективная сторона им еще не завершена, что он выполнил еще не все намеченные им действия, что требуемая цель им еще не достигнута. При покушении возможен аффектированный прямой умысел. В теории и практике признается возможность покушения с альтернативным прямым умыслом с квалификацией содеянного по «фактически» наступившим последствиям.

Законодатель признает уголовно-наказуемым покушение на преступление любой степени тяжести.

В зависимости от оценки степени завершенности преступного деяния самим виновным лицом (субъективный критерий) в теории уголовного права различают:

а) оконченное покушение – виновный совершил все действия (бездействие), входящие в конструкцию объективной стороны конкретного состава преступления (объективный критерий), которые необходимы, по его мнению, и достаточны при закономерном их развитии для наступления желаемого результата без дополнительных усилий с его стороны (субъективный критерий), однако преступный результат не наступил по объективным, т.е. не зависящим от виновного лица обстоятельствам;

б) неоконченное покушение – виновный не выполнил по объективным обстоятельствам, от него не зависящим, полностью всех действий, составляющих, по его мнению, объективную сторону конкретного состава преступления и способных привести к наступлению желаемого результата;

в) теоретически учеными выделяется третий вид покушения – негодное покушение – это покушение на негодный объект (предмет) или покушение с негодными средствами.

Законодатель не устанавливает каких-либо ограничений возможности признания преступления неоконченным в зависимости от формы вины, способа его осуществления (действие или бездействие) или конструкции состава преступления. Однако из этого вовсе не следует, что указанные стадии неоконченного преступления присущи всем без исключения преступлениям.

Прежде всего, необходимо отметить, что приготовление и покушение возможны только при совершении преступлений, субъективная сторона которых характеризуется прямым умыслом. Ни при косвенном умысле, ни тем более при неосторожности неоконченное преступление невозможно. Ответственность за неосторожное преступление или совершаемое с косвенным умыслом преступное деяние наступает только при фактическом наличии в реально содеянном всех признаков состава преступления, что и свидетельствует об оконченном преступлении.

Как уже отмечалось, приготовление к преступлению и покушение на преступление, наряду с оконченным преступлением, являются основаниями уголовной ответственности лица за совершаемое преступление. Поэтому неоконченное преступление должно обладать всеми необходимыми признаками запрещенного уголовным законом деяния. Виновный несет ответственность не за приготовление вообще к преступлению, а за приготовление к соответствующему преступлению, предусмотренному Особенной частью УК Республики Беларусь. Аналогично обосновывается ответственность за покушение на совершение соответствующего преступления. Запрещенным уголовным законом деянием является не только деяние, образующее оконченное преступление (п. 1 ст. 10 УК Республики Беларусь), но и приготовление к преступлению и покушение на совершение пре­ступления (пп. 2 и 3 ст. 10 УК Республики Беларусь).

Особенности объективной стороны приготовления и покушения изложены соответственно в статьях 13 и 14 УК Республики Беларусь.

При совершении неоконченного преступления объективная сторона не получает полного развития из-за отсутствия некоторых ее признаков. Получается как бы пробел в составе – отсутствие некоторых признаков состава при наличии остальных[4] .

С субъективной стороны приготовление и покушение всегда совершаются с прямым умыслом, поскольку они направлены к достижению определенной цели - осуществить конкретное преступление. Целенаправленная деятельность не может совершаться по неосторожности или при сознательном допущении совершения приготовления к преступлению или покушения на преступление.

В связи с отсутствием результата при неоконченном преступлении особую важность приобретает вопрос установления цели, достичь которую намеревалось лицо, совершая преступление. Именно субъективный образ желаемого преступником результата позволяет определить статью Особенной части УК Республики Беларусь, которая подлежит применению к неоконченному преступлению. Естественные при установлении умысла трудности усугубляются еще и сложностью квалификации различных видов умысла: конкретизированного, неконкретизированного, альтернативного.

При конкретизированном умысле ответственность за неоконченное преступление наступает по той статье Особенной части УК Республики Беларусь, которая устанавливает ответственность за задуманное преступление. При неконкретизированном умысле ответственность за неоконченное преступление должна наступать по той статье, которая устанавливает ответственность за наименьший из размеров желаемого вреда, а при альтернативном умысле - за наименее опасное из задуманных преступлений. Так, если лицо намеревалось похитить имущество, заранее не зная или не определяя для себя размер хищения (значительный, крупный или особо крупный), то оно может быть привлечено к ответственности за покушение на хищение в значительном размере (неконкретизированный умысел)[5] .

В зависимости от волеизъявления лица в отношении недоведения преступления до конца выделяют два вида неоконченного преступления: прерванное по независящим от виновного обстоятельствам и добровольно не доведенное до конца.

Уголовно-наказуемым является только первый вид неоконченного преступления, в связи с чем при обнаружении неоконченного преступления необходимо выяснить обстоятельства и причины, в силу которых преступление не было доведено до конца.

С учетом изложенного можно сказать, что неоконченным считается совершаемое с прямым умыслом преступление, которое было прервано на стадии приготовления или покушения по обстоятельствам, не зависящим от воли виновного.

Назначение наказания за неоконченное преступление осуществляется в том же порядке, что и за оконченное с учетом особенностей, изложенных в статье 67 УК Республики Беларусь, которая обязывает дополнительно учитывать характер и степень общественной опасности действий, совершенных виновным, степень осуществления преступного намерения и обстоятельства, в силу которых преступление не было доведено до конца.

В юридической литературе и судебной практике распространено убеждение о значительно меньшей степени общественной опасности неоконченного преступления и о меньшей опасности приготовления по сравнению с покушением. Соглашаясь с таким подходом в целом, не следует, тем не менее, абсолютизировать это положение. Например, факт осуществления приготовительных действий свидетельствует о наличии заранее обдуманного умысла, что само по себе свидетельствует о большей общественной опасности виновного в силу стойкости его антиобщественных взглядов. Случайный преступник, покушавшийся на аналогичное преступление, может оказаться менее общественно опасным, чем тот, кто заранее тщательно все планировал и готовил. Нельзя к тому же ставить в заслугу приготавливавшемуся, впрочем, как и покушавшемуся, то обстоятельство, что преступление фактически остановлено на менее опасной стадии, ведь преступление прервано помимо их воли и вопреки ей. При отсутствии внешних препятствий и первый, и второй довели бы преступление до конца, но опасность личности первого была бы все-таки выше. Покушение также может быть не меньшей опасности, чем оконченное преступление. Для иллюстрации этого положения достаточно сравнить покушение на убийство двух и более лиц, завершившееся причинением смерти одному и причинением телесных повреждений второму человеку, и оконченное убийство, например из корысти.

РАЗДЕЛ 2. ДОБРОВОЛЬНЫЙ ОТКАЗ ОТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ И ДЕЯТЕЛЬНОЕ РАСКАЯНИЕ – ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ

§ 1. Добровольный отказ от доведения преступления до конца

Добровольный отказ от преступления - это прекращение лицом приготовительных действий либо прекращение действия или бездействия, непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо сознавало возможность доведения преступления до конца (ч. 1 ст. 15 УК Республики Беларусь).

УК БССР 1960 г. не давал определения добровольного отказа от преступления и не определял его правовую природу. В ст. 15 лишь говорилось, что лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца, подлежит уголовной ответственности лишь в том случае, если фактически совершенное им деяние содержит состав иного преступления.

Такой текст юридически неосведомленному гражданину грозил уголовной ответственностью вместо того, чтобы выполнять функцию, по образному выражению, "золотого моста", который законодатель строит для начавшего преступление лица[6] .

Следуя задаче предупреждения преступления, УК Республики Беларусь значительно расширил статью о добровольном отказе. В ней не одна, как в УК БССР 1960 г., а четыре части.

Части 1 и 2 ст. 15 УК Республики Беларусь гласят:

"1. Добровольным отказом от преступления признается прекращение лицом приготовительных действий либо прекращение действия или бездействия, непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо сознавало возможность доведения преступления до конца.

2. Деяние, в отношении которого осуществлен добровольный отказ, не влечет уголовной ответственности. Лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца, подлежит уголовной ответственности лишь в том случае, если фактически совершенное им деяние содержит признаки иного преступления".

Добровольный отказ может побуждаться любыми мотивами - сострадание, страх перед наказанием, нецелесообразность и др. Главное, чтобы мотивация не устраняла понимания лицом того, что оно способно довести начатое преступление до конца.

Прекращение преступником начатого преступления может осуществляться при различных обстоятельствах, по различным мотивам, на разных стадиях, в связи с чем необходимо установить конкретные условия, при наличии которых прекращение преступления может быть признано добровольным отказом[7] .

Признаками добровольного отказа от совершения преступления являются: а) добровольность; б) осознание возможности доведения преступления до конца; в) окончательность. Приведенные признаки прямо предусмотрены в ст. 15 УК Республики Беларусь. Центральным из них разумеется является признак добровольности. Именно он позволяет отграничить добровольный отказ от приготовления и покушения, как видов неоконченной преступной деятельности, при которых преступление не доводится до конца по независящим от лица обстоятельствам, то есть вынужденно[8] .

В некоторых случаях определить границу между добровольным отказом и неоконченным преступлением и принять правильное решение не так просто. Примером этому могут быть случаи, когда лицо прерывает начатую преступную деятельность под влиянием каких-то внешних факторов (обстоятельств). Проблема заключается в том, что внешние факторы, влияющие на поведение субъекта, могут иметь двоякое значение. С одной стороны они могут сформировать мотив добровольного отказа, с другой - они могут стать непреодолимыми препятствиями доведения преступления до конца и свидетельствовать о наличии неоконченного преступления (приготовления или покушения).

В качестве примера проанализируем две ситуации. Н. с целью совершения кражи путем подбора ключей проник в чужую квартиру и запер ее изнутри. За его действиями в глазок наблюдал человек, проживающий на этой же площадке. Н. сложил в карман деньги и драгоценности, лежавшие на видном месте, и начал упаковывать в сумку наиболее ценные предметы. В это время он услышал настойчивые стуки в дверь. Это стучали жильцы подъезда, приглашенные очевидцем его действий. Услышав настойчивые стуки в дверь, Н. выложил из кармана деньги и драгоценности, бросил сумку с вещами, через балкон выпрыгнул на улицу и скрылся, ничего не похитив из квартиры. Через некоторое время он был задержан работниками милиции.

Вторая ситуация аналогична первой, с той лишь разницей, что Н. проник в квартиру с целью совершения убийства, на­ходившегося там лица. Он вытащил пистолет, взвел затвор, прицелился в свою жертву, но, услышав стуки в дверь, стрелять не стал и также через балкон скрылся.

Имеется ли у Н. в обоих случаях добровольный отказ, либо он должен нести ответственность за покушение на соответствующее преступление? С точки зрения простого обывателя - носителя обыденного правосознания, Н. является злодеем, место которому в тюрьме. С высокой степенью вероятности можно предположить, что такое же решение по приведенным ситуациям будет принято работниками правоохранительных органов.

На наш взгляд, в обоих случаях Н. совершил деяния, очень похожие на покушение на соответствующие преступления. Он совершил умышленные действия, непосредственно направленные на совершение преступления, и этим самым объект охраны был подвержен непосредственной опасности. Однако мы полагаем, что те, кто не признает добровольного отказа в приведенных ситуациях, будут не правы.

Инициатива отказа может исходить от свидетеля, соучастников, жертвы. Однако решение об отказе всегда свободно избирает само лицо, выбирая один из двух вариантов - продолжить преступление или прекратить его. Закон обоснованно делает акцент на осознании возможности беспрепятственно завершить преступление. Объективно такая возможность может отсутствовать, но лицо об этом не знает.

Например, М. решил проникнуть в квартиру своего одноклассника П. с целью кражи магнитофона. Однако перед дверью его квартиры остановился, решив, что "игра не стоит свеч", и ушел домой. Позже, когда он рассказал П. о своем поступке, тот рассмеялся и сказал, что магнитофон давно находится за городом на даче. М. сознавал возможность совершения кражи чужого имущества, хотя объективно он бы не мог ее совершить. На наш взгляд, в данном случае, налицо - добровольный отказ от преступления.

Как всякая другая возможность, возможность, осознаваемая лицом, при добровольном отказе варьируется по степени вероятности реализации. Насколько конкретная степень вероятности совершения преступления осознается лицом - вопрос факта. Однако во всяком случае, если лицо не осознает реальной опасности разоблачения или задержания в конкретной обстановке, отказ можно признать добровольным.

На практике проблемы наличия или отсутствия добровольного отказа чаще всего встречаются по делам об изнасиловании.

В Постановлении Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 16 декабря 1994 г. № 9 "О судебной практике по делам об изнасиловании" данные проблемы разрешены[9] " в соответствии со ст.16 УК Республики Беларусь добровольный отказ от совершения изнасилования надлежит рассматривать не как смягчающее ответственность обстоятельство, а как обстоятельство, исключающее ответственность за данное преступление. В таких случаях лицо может отвечать лишь за фактически совершенные им действия при условии, что они содержат состав иного преступления. Вместе с тем не может быть признан добровольным и, следовательно, устраняющим ответственность отказ, который вызван невозможностью дальнейшего продолжения преступных действий вследствие причин, возникших помимо воли виновного.

Придя к выводу об отсутствии в действиях покушавшегося на изнасилование добровольного отказа от совершения преступления и квалифицируя его действия по ст.ст.15 и 115 УК Республики Беларусь, суды не должны ограничиваться общей ссылкой в приговоре на то, что преступление не было доведено до конца вследствие причин, возникших помимо воли виновного, а обязаны указывать на установленные по делу конкретные причины, в силу которых он вынужден был отказаться от доведения преступления до конца (п. 21 Постановления).

Отказ означает окончательное прекращение начатого преступления. Перерыв в начатом преступлении по "тактическим" соображениям не образует отказа. Например, если пытавшийся проникнуть на склад оружия с целью его похищения П. обнаружил, что на вахте стоит не его соучастник, а другой вахтер, и отложил хищение, то здесь отсутствует добровольный отказ.

Виновный должен отвечать за приготовление к хищению оружия. Отказ от повторения попытки совершить преступление не означает добровольного отказа от начатого преступления. Окончательность отказа распространяется только на начатое преступление, а не на последующие преступные деяния.

Основанием непривлечения к уголовной ответственности и освобождения от нее является отсутствие состава преступления. В поведении добровольно отказавшегося от преступления нет признаков неоконченного, прерванного против его воли приготовления к преступлению или покушения на преступление.

Части 3 и 4 ст. 16 УК Республики Беларусь впервые регламентирует добровольный отказ соучастников. Он различается по содержанию и последствиям в зависимости от вида соучастника. Организатору и подстрекателю предъявляются более жесткие требования для добровольного отказа, чем пособнику. Добровольный отказ организатора и подстрекателя должен состоять в предотвращении доведения преступления исполнителем до конца (посредством своевременного сообщения органам власти или иными мерами).

Для добровольного отказа пособника ему достаточно принять все зависящие от него меры предотвращения совершения преступления. Если эти меры оказались безрезультатными и исполнитель окончил преступление, пособник от уголовной ответственности все же освобождается.

Добровольный отказ не следует смешивать с деятельным раскаянием, которое представляет собой добровольное заглаживание причиненных общественно опасных последствий. Его содержание зависит от характера причиненного вреда - физического, психического, социального, имущественного, организационного[10] .

Заглаживание физического вреда осложнено, а при убийстве - исключено. Однако предпринятые после совершения преступления меры по спасению раненного потерпевшего, срочное доставление его в больницу, оказание медицинской помощи, иные попытки уменьшить причиненный вред закон признает смягчающим вину обстоятельством.

Более всего возможно загладить причиненный ущерб в имущественных преступлениях. Допустимы денежная компенсация утраченного потерпевшим имущества, возврат похищенной вещи, восстановление имущественных прав собственным трудом (ремонт поврежденного имущества).

Дезорганизационный вред не всегда возместим. Все зависит от характера и величины причиненной преступлением дезорганизации соответствующих социальных отношений.

Для возмещения психологического (морального) вреда достаточно извиниться перед потерпевшим за оскорбление или клевету, прекратить угрозы и заверить, что прежние угрозы были несерьезными и субъект искренне о них сожалеет. Кроме того, возмещение морального ущерба возможно и в денежном исчислении (посредством гражданского иска).

Добровольный отказ от преступления отличается от деятельного раскаяния тем, что первый происходит до наступления общественно опасных последствий, а раскаяние осуществляется после их наступления. При добровольном отказе - нет состава преступления. При деятельном раскаянии - состав преступления налицо. Добровольный отказ дает основание для непривлечения лица к уголовной ответственности. Деятельное раскаяние выступает как основание освобождения от уголовной ответственности.

Таким образом:

а) добровольный отказ от преступления представляет собой окончательный отказ от приготовительных действий или исполнения состава преступления при осознании возможности его совершения;

б) мотивы добровольного отказа не имеют значения, если они не устраняют представления лица об успешном завершении преступления;

в) добровольно отказавшееся от начатого преступления лицо несет ответственность лишь за иное оконченное преступление, если оно его совершает до добровольного отказа;

г) добровольный отказ отличается от деятельного раскаяния по содержанию и основаниям непривлечения или освобождения от уголовной ответственности.

§ 2. Уголовно-правовое значение деятельного раскаяния

УК Республики Беларусь вдохнул новую жизнь в институт деятельного раскаяния, существенно расширив сферу его использования как гуманного института, стимулирующего раскрытие и пресечение целого ряда тяжких или особо тяжких преступлений, а также обеспечивающего достижение целей уголовной ответственности без применения ее мер[11] .

Деятельное раскаяние граничит с институтом добровольного отказа от преступления. Однако если в УК Республики Беларусь теперь сформулировано достаточно полное определение понятия добровольного отказа с закреплением его правового значения (ст. 15 УК Республики Беларусь), то о деятельном раскаянии упоминается лишь в ст. 88 УК Республики Беларусь, предусматривающей его в качестве основания освобождения от уголовной ответственности. Отдельным формам деятельного раскаяния придан статус обстоятельств, смягчающих ответственность (ст. 63 УК Республики Беларусь).

Надо отметить, что освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием в качестве нормы Общей части УК впервые предусмотрено в Уголовном кодексе Республики Беларусь 1999 г. УК 1960 г. предусматривал такое освобождение лишь применительно к отдельным преступлениям, что регламентировалось нормами Особенной части УК Республики Беларусь.

Новые подходы к правовой оценке законодателем института деятельного раскаяния, которые к тому же не являются бесспорными, вызывают трудности, связанные с его применением на практике. В этой связи имеет смысл обратиться к уяснению сущности деятельного раскаяния, что могло бы способствовать разрешению некоторых проблемных вопросов, касающихся его законодательной регламентации.

Необходимо отметить, что белорусскими учеными уже обращалось внимание на некоторые несогласованности в законодательстве, касающиеся освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, а также вносились предложения по совершенствованию законодательства и практики его применения[12] .

Соглашаясь с рядом высказанных в литературе позиций, хотелось бы представить и свое видение данной проблемы.

Само слово "раскаяние" в словаре С.И. Ожегова означает "чувство сожаления по поводу своего поступка, проступка"[13] . В УК Республики Беларусь раскаяние употребляется в двух значениях: 1) чистосердечное раскаяние в совершенном преступлении и 2) деятельное раскаяние.

Второе значение раскаяния - это деятельное раскаяние. В этом случае недостаточно просто чистосердечного раскаяния (его вообще может не быть, например, в случаях, когда лицо действует из-за страха перед ответственностью). Виновное в совершении преступления лицо должно совершить какие-то действия, направленные на уменьшение (смягчение) вреда, причиненного преступлением, либо способствующие его раскрытию. Ими, в частности, могут быть явка с повинной; активное способствование раскрытию преступления, изобличению других участников преступления, розыску имущества, приобретенного преступным путем; оказание медицинской или иной помощи потерпевшему непосредственно после преступления; добровольное возмещение ущерба, устранение вреда, причиненного преступлением; иные действия, направленные на заглаживание такого вреда. При этом в тех случаях, когда подобные действия оцениваются законом как обстоятельства, смягчающие ответственность (пункты 1, 3, 4 ч. 1 ст. 63 УК Республики Беларусь), не требуется их совокупности.

Чистосердечное раскаяние означает, что лицо искренне (без фальши) выражает чувство сожаления о совершенном преступлении, упрека своей совести в связи с содеянным. Оно свидетельствует о том, что виновный избрал отрицательную самооценку своего поведения и что у него положительные черты характера преобладают над отрицательными. Такое раскаяние рассматривается законом как обстоятельство, смягчающее ответственность, которое влияет на любой формы проявления деятельного раскаяния.

Как уже отмечалось, в разделах Общей части УК Республики Беларусь, посвященных преступлению, отсутствует понятие деятельного раскаяния. О нем прямо упоминается в УК Республики Беларусь лишь применительно к основаниям освобождения от уголовной ответственности (ст. 88 УК).

В теории уголовного права в период действия уголовного законодательства 60-х годов оно определялось по-разному. Под ним понималось, например, принятие мер по предотвращению преступного результата[14] . В других источниках указывалось на то, что при деятельном раскаянии лицо, виновное в оконченном преступлении, предпринимает усилия для возмещения, компенсации, нейтрализации причиненных им вредных последствий[15] . Были и более развернутые определения понятия деятельного раскаяния. Например, С.И.Никулин определил деятельное раскаяние как активное добровольное поведение лица, совершившего преступное деяние (оконченное покушение), которое направлено на предотвращение, ликвидацию или уменьшение фактических вредных последствий содеянного либо на оказание помощи правоохранительным органам в раскрытии совершенного преступления[16] .

В условиях действия УК Республики Беларусь Н.А.Бабий определил деятельное раскаяние как посткриминальное добровольное поведение лица, выражающееся в оказании им активного содействия правосудию, заглаживании причиненного преступлением вреда, а равно в совершении иных активных действий, свидетельствующих об осознании лицом своей вины и о его чистосердечном раскаянии[17] . При этом автор указанного определения обоснованно считает, что деятельное раскаяние является собирательным понятием, которое объединяет различные действия лица, направленные на содействие правосудию либо заглаживание вреда.

Надо отметить, что законодатель, предусматривая освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, попытался соединить наиболее важные формы деятельного раскаяния и представить их в совокупности в качестве основания для достаточно значимого по сравнению со смягчением наказания для виновного правового последствия, каковым является освобождение его вообще от уголовной ответственности (ч. 1 ст. 88 УК Республики Беларусь).

Основываясь на данной норме Общей части, можно было бы сформулировать и само понятие деятельного раскаяния как положительной постпреступной деятельности лица, совершившего преступление, выражающейся в добровольной явке его с повинной, активном способствовании раскрытию преступления, возмещении причиненного ущерба или иным образом заглаживании нанесенного преступлением вреда.

Однако вряд ли было бы правильно основание освобождения от уголовной ответственности отождествлять с понятием деятельного раскаяния. Для решения вопроса об освобождении лица от уголовной ответственности законодатель не только выделил наиболее значимые формы деятельного раскаяния, которые должны иметь место в совокупности, но и ввел требование, чтобы преступление не представляло большой общественной опасности и было совершено впервые.

Согласно же ч. 2 этой же статьи УК Республики Беларусь лицо, совершившее менее тяжкое, тяжкое или особо тяжкое преступление, освобождается от уголовной ответственности, если имеются вышеуказанные основания дополнительно к позитивным действиям, которые прямо указаны в нормах Особенной части УК Республики Беларусь и которые тоже оцениваются как деятельное раскаяние. Но они имеют свои особенности в зависимости от характера совершенного преступления.

Всего указаний на поведение, характеризуемое деятельным раскаянием, содержится в 12 нормах Особенной части УК Республики Беларусь, представленных в примечаниях к статьям 235, 287, 289, 291, 295, 328, 357, 358, 401, 431 и 432, а также в ч. 5 примечания к главе 24.

Применительно к лицу, участвующему в легализации денежных средств или имущества, приобретенных преступным путем (примечание к ст. 235), деятельное раскаяние есть добровольное заявление о содеянном и способствование раскрытию преступления. При создании незаконного вооруженного формирования деятельное раскаяние выражается в добровольном прекращении участия в незаконном вооруженном формировании и сдаче оружия (примечание к ст. 287). Для лица, совершившего захват заложника, деятельное раскаяние выражается в добровольном или по требованию власти освобождении заложника (примечание к ст. 291). Для лиц, совершивших незаконные действия в отношении огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ, незаконные действия в отношении холодного оружия, газового, пневматического или метательного оружия, кроме случаев сбыта указанных предметов, деятельное раскаяние выражается в добровольной (в том числе и по предложению властей) сдаче этих предметов (примечание к ст. 295). Применительно к незаконному обороту наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров деятельное раскаяние означает добровольную сдачу указанных предметов, активное способствование раскрытию или пресечению преступления, связанного с оборотом этих средств, веществ, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем (примечание к ст. 328). Для участника заговора с целью захвата государственной власти деятельное раскаяние заключается в своевременном и добровольном заявлении о преступлении государственным органам и активном способствовании его раскрытию (примечание к ст. 357). Применительно к шпионажу и измене государству в форме шпионажа содержание данного института заключается в добровольном прекращении преступной деятельности, заявлении государственным органам о совершенных лицом действиях и оказании содействия в предотвращении вредных последствий (примечание к ст. 358). Для свидетеля, потерпевшего, эксперта или переводчика, совершивших преступление, предусмотренное ст. 401 (заведомо ложное показание), деятельное раскаяние состоит в добровольном заявлении до окончания судебного следствия о ложности данных ими показаний, заключения или перевода (примечание к ст. 401). Применительно к даче взятки и посредничеству во взяточничестве деятельное раскаяние состоит в добровольном заявлении о содеянном. Применительно же к краже, мошенничеству, хищению путем злоупотребления служебными полномочиями, присвоению и растрате, совершенным без отягчающих обстоятельств, угону автодорожного транспортного средства или маломерного водного судна (ч. 5 примечания к главе 24) деятельное раскаяние сформулировано почти аналогично положению ч. 1 ст. 88 УК (с указанием на полное возмещение ущерба и без его альтернативы в виде заглаживания нанесенного преступлением вреда иным образом).

Что касается примечания к ст. 289 (терроризм), то в данном случае имеет место не деятельное раскаяние, а добровольный отказ от доведения преступления до конца, который для соучастников должен быть выражен в активных действиях по предотвращению акта терроризма (своевременное предупреждение государственных органов или предотвращение акта терроризма иным образом).

Нельзя отнести к деятельному раскаянию как основанию освобождения от уголовной ответственности лица, давшего взятку, если в отношении него имело место вымогательство взятки.

Из указанных положений о деятельном раскаянии, содержащихся в Особенной части УК Республики Беларусь, следует, что превалирующей формой его проявления является добровольное заявление о совершенном преступлении. Лишь в отдельных случаях оно представлено в совокупности с активным способствованием раскрытию преступления либо иными действиями (сдача предметов преступления, освобождение заложника, прекращение преступной деятельности).

Таким образом, деятельное раскаяние, которое предусмотрено в большинстве норм Особенной части УК Республики Беларусь, по своей сути всегда заключается в положительных постпреступных действиях, способствующих раскрытию совершенного преступления либо его пресечению и имеет свои особенности в зависимости от характера конкретного преступления.

Часть вторая ст. 88 УК Республики Беларусь в первоначальной редакции связывала применение института деятельного раскаяния условиями освобождения от уголовной ответственности по указанному основанию, предусмотренными в части первой этой же статьи. Из-за неудачной редакции закона возникла определенного рода коллизия. Получалось, что в каждом конкретном случае, указанном в Особенной части УК Республики Беларусь, требовалось в качестве основания освобождения от уголовной ответственности совершение еще дополнительных действий, которые были указаны в ч. 1 ст. 88 УК Республики Беларусь. Кроме того, требовалось для освобождения от уголовной ответственности активное способствование раскрытию преступления в тех случаях, когда оно прямо не указано в примечании к соответствующей статье Особенной части УК Республики Беларусь, а также освобождение от уголовной ответственности только тех лиц, которые совершили преступление впервые.

Оценка указанных противоречий давалась с позиции целей, которые ставятся законодателем при введении (и расширении) института деятельного раскаяния как основания освобождения от уголовной ответственности. Такими целями согласно ст. 44 УК Республики Беларусь являются: исправление, специальное и общее предупреждение преступлений, восстановление социальной справедливости). Не менее важным предназначением освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием является решение и такой важной задачи, как раскрытие (пресечение) совершенного или только начатого преступления.

Исходя из указанного предназначения деятельного раскаяния, следует вывод, что поставленные законом задачи можно решать при наличии его отдельных форм, прямо указанных в примечаниях к соответствующим статьям УК Республики Беларусь.

Законом Республики Беларусь от 22 июля 2003 г. "О внесении дополнений и изменений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Республики Беларусь"[18] противоречия между частями первой и второй ст. 88 УК Республики Беларусь устранены путем исключения из части второй этой статьи положения "при наличии условий, предусмотренных в части первой настоящей статьи".

В литературе уже обращалось внимание на то, что лицо, совершившее преступление, не представляющее большой общественной опасности, при наличии деятельного раскаяния может быть освобождено от уголовной ответственности, а при совершении преступлений иной категории (менее тяжких, тяжких, особо тяжких) при соответствующем основании лицо освобождается от уголовной ответственности. Иными словами, при совершении менее опасного преступления лицо лишь может быть освобождено от уголовной ответственности (решение этого вопроса предоставлено на усмотрение правоприменителя), а при совершении более тяжких преступлений лицо должно быть освобождено от уголовной ответственности (независимо от усмотрения правоприменителя). Справедливость такого положения вещей обоснованно подвергается сомнению. При этом предлагается и в случаях совершения преступления, не представляющего большой общественной опасности, наличие деятельного раскаяния рассматривать как обязательное основание освобождения от уголовной ответственности[19] . С таким подходом можно согласиться. Но возможны и иные варианты решения этого вопроса. По нашему мнению, можно было бы в ч. 1 ст. 88 УК Республики Беларусь предусмотреть возможность освобождения от уголовной ответственности при наличии любой из форм деятельного раскаяния.

Как уже отмечалось, новый УК Республики Беларусь существенно расширил сферу применения деятельного раскаяния как основания освобождения от уголовной ответственности. Это свидетельствует о стремлении законодателя оптимально использовать все возможные средства для обеспечения целей уголовной ответственности и без применения ее мер. По такому пути развивалось законодательство других государств[20] . Надо согласиться с тем, что на сегодняшний день не исчерпаны в полной мере возможности нашего законодательства в обеспечении реализации впервые предусмотренного законом положения о том, что уголовная ответственность призвана способствовать восстановлению социальной справедливости и что осуждение лица, совершившего преступление, является основанием для взыскания с него как имущественного ущерба, так и материального возмещения морального вреда (ч. 3 ст. 44 УК Республики Беларусь).

Как известно, возмещение причиненного преступлением ущерба либо вреда является одним из обстоятельств, имеющих значение для решения вопроса о прощении лица государством. А если причиненный ущерб либо моральный вред возмещаются добровольно или даже по требованию властей и при этом преступление не является тяжким или особо тяжким? Думается, что вполне возможно такое поведение виновного лица расценивать как основание освобождения от уголовной ответственности и за другие преступления. Этому не должно препятствовать наличие и некоторых отягчающих обстоятельств, например совершение кражи, мошенничества, хищения путем злоупотребления служебными полномочиями, растраты, присвоения группой лиц без предварительного сговора.

В этой связи хотелось бы поддержать тех авторов публикаций, которые предлагают распространить деятельное раскаяние как основание освобождения от уголовной ответственности и на некоторые другие преступления и, в частности, на преступления против порядка осуществления экономической деятельности. К примеру, российский законодатель уже после принятия в 1996 г. Уголовного кодекса расширил сферу применения деятельного раскаяния, распространив его на налоговые преступления.

Повысить стимулирующую роль деятельного раскаяния применительно к отдельным видам преступлений можно и иным образом. Как известно, правоохранительные органы Республики Беларусь ведут достаточно активную борьбу с такими опасными и распространенными должностными преступлениями, которые именуются общим собирательным понятием "взяточничество". Раскрытие этих преступлений чрезвычайно затруднено, поскольку взятка всегда передается без свидетелей. Поэтому изобличению должностных лиц в получении взятки как наиболее опасного из названных преступлений призвана способствовать норма, содержащаяся в примечании к ст. 431 УК Республики Беларусь, согласно которой лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной ответственности, если в отношении него имело место вымогательство взятки либо если это лицо после дачи взятки добровольно заявило о содеянном.

В данной норме указано на два основания освобождения от уголовной ответственности лица, давшего взятку: 1) наличие вымогательства взятки и 2) добровольное заявление о даче взятки. Второе основание не что иное, как проявление деятельного раскаяния лица. Вместе с тем лица, давшие взятку, весьма неохотно идут на такое поведение, поскольку возврат взятки таким лицам законом не предусмотрен. Эти лица освобождаются от уголовной ответственности, но деньги же или иные ценности, переданные ими взяткополучателю, обращаются в доход государства.

Таким образом, к правовой оценке деятельного раскаяния допустимы различные подходы. Важно только определить, во имя чего смягчается участь лица, проявившего такое раскаяние, какие цели в каждом конкретном случае приоритетны: раскрыть более опасное преступление либо проявить гуманное отношение к виновному, не используя при этом меры уголовной ответственности. Словом, достаточно прогрессивные и теперь нормы нашего уголовного законодательства нуждаются в некотором совершенствовании.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Неоконченным считается преступление, совершенное только с прямым умыслом, которое было прервано на стадии приготовления или покушения по обстоятельствам, не зависящим от воли виновного лица.

Законодатель выделяет три вида неоконченных преступлений: приготовление к преступлению (ч. 1 ст. 13 УК Республики Беларусь), покушение на преступление (ч. 1 ст. 14 УК Республики Беларусь) и добровольный отказ от преступления (ч. 1 ст. 15 УК Республики Беларусь).

Приготовление к преступлению (ст. 13 УК Республики Беларусь) – это умышленные действия (только прямой умысел), направленные на приискание или приспособление средств и орудий для совершения преступления или иное умышленное создание условий для совершения преступления.

Покушение на преступление (ст. 14 УК Республики Беларусь) – это умышленные действие (бездействие), непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Добровольный отказ от преступления - это прекращение лицом приготовительных действий либо прекращение действия или бездействия, непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо сознавало возможность доведения преступления до конца (ч. 1 ст. 15 УК Республики Беларусь).

Признаками добровольного отказа от совершения преступления являются: а) добровольность; б) осознание возможности доведения преступления до конца; в) окончательность. Приведенные признаки прямо предусмотрены в ст. 15 УК Республики Беларусь.

Лицо, впервые совершившее преступление, не представляющее большой общественной опасности, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно после совершения преступления добровольно явилось с повинной, активно способствовало раскрытию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило нанесенный преступлением вред.

Деятельное раскаяние граничит с институтом добровольного отказа от преступления. Однако если в УК Республики Беларусь теперь сформулировано достаточно полное определение понятия добровольного отказа с закреплением его правового значения (ст. 15 УК Республики Беларусь), то о деятельном раскаянии упоминается лишь в ст. 88 УК Республики Беларусь, предусматривающей его в качестве основания освобождения от уголовной ответственности. Отдельным формам деятельного раскаяния придан статус обстоятельств, смягчающих ответственность (ст. 63 УК Республики Беларусь).

Добровольный отказ необходимо отличать от деятельного раскаяния, которое представляет собой посткриминальное (после окончания преступления) поведение виновного лица в форме активных действий по предотвращению, ликвидации, возмещению причиненного вреда, активного способствования раскрытию преступления, изобличения других соучастников, розыска имущества, добытого преступным путем.

Добровольный отказ возможен только при незаконченном преступлении. Деятельное раскаяние имеет место как при незаконченному, так и при законченном преступлении. Добровольный отказ может оказаться и в бездеятельности, в простому (чистому) воздержании от дальнейшего совершения преступления, а деятельное раскаяние всегда нуждается в только активного поведения. Добровольный отказ возможный лишь от преступлений, содеянных с прямым умыслом. Деятельное же раскаяние может быть как в умышленных, в том числе содеянных с косвенным умыслом, так и в неосторожных преступлениях.

При добровольном отказе лицо освобождается от уголовной ответственности вследствие именно добровольного отказа от совершения преступления, которое свидетельствует об отсутствии в ее действии состава преступления. При деятельном раскаянии состав преступления имеет место, и потому оно, как правило, рассматривается как обстоятельство, которое смягчает наказание. Даже если лицо при деятельном раскаянии в некоторых случаях и освобождается от уголовной ответственности, то не в связи с отсутствием в ее действии состава преступления, а из других обстоятельств, указанных в законе.

Исходя из общих условий, деятельное раскаяние не создает безусловных оснований для исключения уголовной ответственности. Но в соответствии с п. 1, 3, 4 ч. 1 ст. 63 УК Республики Беларусь деятельное раскаяние признается обстоятельством, смягчающим ответственность. Более того, деятельное раскаяние может являться основанием для освобождения лица от уголовной ответственности за совершенное преступление, не представляющее большой общественной опасности (ч. 1 ст. 88 УК Республики Беларусь).

Также деятельное раскаяние при наличии определенных обстоятельств и в случаях, специально предусмотренных в Особенной части УК Республики Беларусь, может служить основанием для освобождения лица от уголовной ответственности независимо от категории тяжести совершенного преступления.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

1. Конституция Республики Беларусь от 15.03.1994 года №2875-XII (с изменениями и дополнениями, принятыми на Республиканском референдуме от 24.11. 1996, в редакции Решения Республиканского референдума от 17.11. 2004 №1) // КонсультантПлюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр» НЦПИ Республики Беларусь. – Минск, 2010

2. Уголовный кодекс Республики Беларусь от 9 июля 1999 г. № 275-З. Принят Палатой представителей 2 июня 1999 года. Одобрен Советом Республики 24 июня 1999 года (в ред. Закона Республики Беларусь от 15.07.2010 г. № 166-З) // КонсультантПлюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр» НЦПИ Республики Беларусь. – Минск, 2010

3. О внесении дополнений и изменений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Республики Беларусь: Закон Республики Беларусь от 22 июля 2003 г. № 227-З // КонсультантПлюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр» НЦПИ Республики Беларусь. – Минск, 2010

4. О судебной практике по делам об изнасиловании: Постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 16 декабря 1994 г. № 9. (с изм., внесенными постановлением Пленума Верховного Суда от 29.03.2001 № 5) // КонсультантПлюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр» НЦПИ Республики Беларусь. – Минск, 2010

5. Бабий Н.А. Уголовное право Республики Беларусь. Общая часть. Конспект лекций. / Н.А. Бабий - Мн., 2000. – 474 с.

6. Куряков В.А. Уголовное право. Общая часть: Учеб.-метод. комплекс для студ. юрид. профиля: В 2-х ч. / В.А. Куряков – Новополоцк: ПГУ, 2004. – Ч. 1. – 335 с.

7. Лукашов А.И. Деятельное раскаяние как основание освобождения от уголовной ответственности / А.И. Лукашов // Юстыцыя Беларусi. - 2002. - № 4. – С. 53-56

8. Никулин С.И. Деятельное раскаяние и его значение для органов внутренних дел в борьбе с преступностью. Учебное пособие. / С.И. Никулин - М., 1985. – 64 с.

9. Ожегов С.И. Словарь русского языка. / С.И. Ожегов – М., 1996. – 1024 с.

10. Питецкий В.В. Применение нормы о добровольном отказе от совершения преступления/ В.В. Питецкий // Российская юстиция. – 2008. - № 10. – С. 34-36

11. Саркисова Э.А. Деятельное раскаяние и его уголовно-правовое значение / Э.А. Саркисова // КонсультантПлюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр» НЦПИ Республики Беларусь. – Минск, 2010

12. Сверчков В. Деятельное раскаяние в нормах Общей и Особенной частей УК РФ / В. Сверчков // Российская юстиция. - 2001. - № 2. – С. 62-64

13. Соловьев Р. О правовой природе деятельного раскаяния / Р. Соловьев // Уголовное право. - 2001. - № 1. – С. 40-45

14. Советское уголовное право. Общая часть. / Под ред. Г.А. Кригера, Н.Ф. Кузнецовой, Ю.М. Ткачевского - М., 1988. – 600 с.

15. Тишкевич И.С. Приготовление и покушение по советскому уголовному праву (понятие и наказуемость). / И.С. Тишкевич – М.: Юридическая литература, 1958. – 260 с.

16. Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления. / А.Н. Трайнин – М., 1957. – 364 с.

17. Уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. В.М. Хомича. – Мн.: Тесей, 2002. – 496 с.

18. Уголовное право. Общая часть: Учебное пособие / Отв. ред. С.И. Изоитко – М., БЕК, 2005. – 572 с.

19. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник. Изд. дополненное / Под ред. д-ра юр. наук, проф. Л.В. Иногамовой-Хегай, д-ра юр. наук, проф. А.И. Рарога, д-ра юр. наук, проф. А.И. Чучаева - М.: ИНФРА – М: КОНТРАКТ, 2005. – 560 с.

20. Уголовное право БССР. Том 1. Часть Общая. / Под ред. проф. И.И. Горелика - Мн., 1978. – 334 с.


[1] Уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. В.М. Хомича. – Мн.: Тесей, 2002. – С. 173-174

[2] Куряков В.А. Уголовное право. Общая часть: Учеб.-метод. комплекс для студ. юрид. профиля: В 2-х ч. / В.А. Куряков – Новополоцк: ПГУ, 2004. – Ч. 1. – С. 237

[3] Тишкевич И.С. Приготовление и покушение по советскому головному праву (понятие и наказуемость). / И.С. Тишкевич – М.: Юридическая литература, 1958. – С. 13

[4] Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления. / А.Н. Трайнин – М., 1957. – С. 297

[5] Уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. В.М. Хомича. – Мн.: Тесей, 2002. – С. 175

[6] Уголовное право. Общая часть: Учебное пособие / Отв. ред. С.И. Изоитко – М., БЕК, 2005. – С. 234

[7] Уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. В.М. Хомича. – Мн.: Тесей, 2002. – С. 188

[8] Питецкий В.В. Применение нормы о добровольном отказе от совершения преступления / В.В. Питецкий // Российская юстиция. – 2008. - № 10. – С. 34

[9] О судебной практике по делам об изнасиловании: Постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 16 декабря 1994 г. № 9. (с изм., внесенными постановлением Пленума Верховного Суда от 29.03.2001 № 5) // КонсультантПлюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр» НЦПИ Республики Беларусь. – Минск, 2010

[10] Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник. Изд. дополненное / Под ред. д-ра юр. наук, проф. Л.В. Иногамовой-Хегай, д-ра юр. наук, проф. А.И. Рарога, д-ра юр. наук, проф. А.И. Чучаева - М.: ИНФРА – М: КОНТРАКТ, 2005. – С. 244

[11] Саркисова Э.А. Деятельное раскаяние и его уголовно-правовое значение / Э.А. Саркисова // КонсультантПлюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр» НЦПИ Республики Беларусь. – Минск, 2010

[12] Лукашов А.И. Деятельное раскаяние как основание освобождения от уголовной ответственности / А.И. Лукашов // Юстыцыя Беларусi. - 2002. - № 4. - С. 53 - 56

[13] Ожегов С.И. Словарь русского языка. / С.И. Ожегов – М., 1996. – С. 432

[14] Уголовное право БССР. Том 1. Часть Общая. / Под ред. проф. И.И. Горелика - Мн., 1978. - С. 151

[15] Советское уголовное право. Общая часть. / Под ред. Г.А. Кригера, Н.Ф. Кузнецовой, Ю.М. Ткачевского - М., 1988. - С. 173

[16] Никулин С.И. Деятельное раскаяние и его значение для органов внутренних дел в борьбе с преступностью. Учебное пособие. / С.И. Никулин - М., 1985. - С. 23

[17] Бабий Н.А. Уголовное право Республики Беларусь. Общая часть. Конспект лекций. / Н.А. Бабий - Мн., 2000. - С. 123

[18] О внесении дополнений и изменений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Республики Беларусь: Закон Республики Беларусь от 22 июля 2003 г. № 227-З // КонсультантПлюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр» НЦПИ Республики Беларусь. – Минск, 2010

[19] Соловьев Р. О правовой природе деятельного раскаяния / Р. Соловьев // Уголовное право. - 2001. - № 1. - С. 41

[20] Сверчков В. Деятельное раскаяние в нормах Общей и Особенной частей УК РФ / В. Сверчков // Российская юстиция. - 2001. - № 2. - С. 62

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий