Договор возмездного оказания услуг

Правовое регулирование договоров возмездного оказания услуг. Услуги как гражданско-правовая категория. Особенности договора возмездного оказания услуг в гражданском праве России. Понятие, условия и содержание договора возмездного оказания услуг.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ. 3

Глава 1. Правовое регулирование договоров возмездного оказания услуг. 6

1.1. Услуги как гражданско-правовая категория. 6

1.2. Виды возмездного оказания услуг. 19

Глава 2. Особенности договора возмездного оказания услуг в гражданском праве России. 32

2.1. Понятие и условия договора возмездного оказания услуг. 32

2.2. Содержание договора возмездного оказания услуг. 36

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. 44

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ.. 47


ВВЕДЕНИЕ

Стремительное расширение сферы услуг в экономике России обусловило необходимость формирования механизма гражданско-правового регулирования отношений по оказанию услуг. Отдельные виды услуг традиционно регулировались в рамках самостоятельных типов обязательств, закрепленных в Гражданском кодексе Российской Федерации (далее – ГК РФ). Однако нарастающая диверсификация услуг потребовала создания единого правового режима, который можно было бы распространить на все специально неурегулированные ГК РФ отношения об оказании услуг. Попытка законодателя урегулировать данные отношения в гл. 39 ГК РФ «Возмездное оказание услуг», по мнению подавляющего большинства ученых и практиков, не увенчалась успехом.

Представляется, что это явилось следствием недостаточной изученности в цивилистической доктрине категории услуг, хотя ей был посвящен довольно широкий круг исследований, как в советский, так и в постсоветский период. Значительный вклад в разработку проблем правового регулирования отношений по оказанию услуг внесли ученые цивилисты Н. А. Баринов, М.И. Брагинский, А. Ю. Кабалкин, Ю. Х. Калмыков, М. В. Кротов, Е.Д. Шешенин, А. Е. Шерстобитов. Их труды стали основой для формирования учения об услугах в российском гражданском праве, которое успешно развивается в работах Е. Г. Шабловой, М. Н. Малеиной, В. В. Кваниной, Д. И. Степанова, О. М. Щуковской и др.

Однако исследователям не удалось раскрыть сущность услуг и сформулировать такое определение, которое позволило бы отграничить услуги от иных правовых явлений. Поэтому первостепенной задачей является формирование единого понятия «услуги», охватывающего все или большинство видов данного явления, так как лишь на его основе может быть создан общий правовой режим услуг, а также обязательств по их оказанию.

Указанные обстоятельства обосновывают актуальность работы.

Предметом настоящего исследования являются нормативные правовые акты, монографические источники, материалы судебной практики и периодических изданий.

Объектом исследования, является правовой институт договора возмездного оказания услуг.

Целью настоящей работы является комплексное изучение института договора возмездного оказания услуг, его особенностей, места и значения в гражданском обороте. Соответственно, к задачам данного исследования можно отнести:

- анализ понятия услуг в гражданском праве России;

- исследование вопросов правового регулирования возмездного оказания услуг;

- изучение содержания договора возмездного оказания услуг;

- изучение особенностей исполнения договора возмездного оказания услуг.

Задачи исследования определяют его структуру. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных источников и литературы.

Методологическую основу исследования составляют общенаучные и частнонаучные методы.

К общенаучным методам исследования можно отнести методы анализа, синтеза, индукции, дедукции, аналогии, формально-логический метод.

К частнонаучным методам исследования относится, прежде всего, формально-юридический метод. Он включает в себя: а) описание норм права; б) установление юридических признаков определенных явлений; в) выработку правовых понятий; г) классификацию правовых понятий; д) установление их природы с точки зрения положений юридической науки; е) объяснение правовых понятий под углом зрения юридических теорий; ж) описание, анализ и обобщение юридической практики.

Также были использованы метод историко-правового анализа, сравнительного правоведения, метод системного анализа и некоторые другие.

При написании данной работы были использованы учебные и справочные издания, монографии, статьи из периодических изданий, материалы судебной практики.

Положения, выводы и рекомендации, содержащиеся в работе, могут быть использованы в практике хозяйствующих субъектов, в работе государственных и третейских судов, а также в учебном процессе.


Глава 1. Правовое регулирование договоров возмездного оказания услуг

1.1. Услуги как гражданско-правовая категория

Несмотря на то что дискуссии о сущности услуг, их месте в нормативном регулировании велись в цивилистической доктрине с 70-х годов ХХ века, до сих пор отсутствует как легальное, так и единое доктринальное понятие «услуги». До принятия ГК РФ[1] мнения цивилистов по вопросу о гражданскоправовой сущности услуг существенно разнились. Большинство из них (Н. А. Баринов, А. Ю. Кабалкин, В. П. Мозолин, Э. Л. Плоом, А. Е. Шерстобитов)[2] преимущественно рассматривали услуги как деятельность по удовлетворению потребностей граждан.

Другие (Ю. Х. Калмыков, Е. Н. Романова)[3] , в целом разделяя эту позицию, указывали на то, что понятием «услуги» охватываются имущественные отношения не только с участием граждан, но и с участием социалистических организаций. Принципиально иную позицию заняли О. С. Иоффе[4] , О. С. Красавчиков[5] , Е. Д. Шешенин[6] , которые рассматривали услуги как предмет обязательств об оказании услуг.

В зависимости от понимания сущности услуг предлагались и их дефиниции. Наиболее широко определял услугу Ю. Х. Калмыков: «деятельность, направленная на создание удобств или предоставление льгот контрагенту по обязательственному правоотношению»[7] . Соответственно, к обязательствам по оказанию услуг он относил любые по своей правовой природе договоры, которые совершаются на льготных условиях, либо с целью создания удобств для управомоченного лица: договоры бытового подряда и проката, розничной купли-продажи в кредит и т. д. Очевидно, что при подобном подходе понятием «обязательства по оказанию услуг» охватывается слишком широкий круг обязательств, что размывает само это понятие.

В целом разделяя данную позицию, Е. Н. Романова разграничивала обязательства по результатам деятельности, относя к обязательствам по оказанию услуг только те, которым присущи следующие признаки: «а) предмет договора составляют полезный эффект в виде удобств для контрагентов (экономия времени, средств, дополнительные гарантии и т. д.; б) услуга как деятельность потребляется в процессе ее предоставления»[8] . Один из основных недостатков такого подхода видится в использовании для характеристики полезного эффекта категорий, не имеющих четких формальных признаков: экономия времени, средств и т. д.

Довольно широко распространено мнение об услугах как результате деятельности. Так, С. С. Алексеев отмечал, что услуги – это «не сама по себе деятельность, а определенный результат»[9] . Н. П. Индюков также утверждал, что «благом может быть только результат труда (деятельности)»[10] . Но при этом специфику результата он видит в том, что этот результат существует в форме положительного эффекта, практически неотделимого от деятельности. По мнению М. В. Кротова, услуга может быть объектом как гражданского, так и трудового правоотношения. Объектом трудового правоотношения является услуга как процесс обслуживания, а гражданского – услуга как продукт труда. Тем не менее услугу он определял как «деятельность гражданина или организации, потребляемая в процессе ее осуществления, продукт которой не имеет овеществленного выражения»[11] . Из приведенных определений видно, что рассмотрение услуг как результата деятельности в отрыве от самой деятельности непродуктивно, так как в конечном итоге все эти авторы определяли услуги через деятельность.

Наибольшую поддержку в литературе получило определение услуги как деятельности, не имеющей овеществленного результата. О. С. Иоффе указывал на то, что в договоре услуг идет речь «о деятельности таких видов, которые не получают или не обязательно должны получить воплощение в материализованном, а тем более в овеществленном результате»[12] . Е. Д. Шешенин выделял следующие признаки услуги: «а) это деятельность лица (юридического или физического), оказывающего услугу; б) оказание услуги не оставляет вещественного результата; в) полезный эффект услуги (деятельности) потребляется в процессе предоставления услуги, а потребительная стоимость услуги исчезает»[13] .

Отсутствие овеществленного результата как основной признак услуг использовался и для их отграничения от работы. В связи с этим проблема соотношения работ и услуг, а, следовательно, и соотношения договора подряда и договора по оказанию услуг, приобрела самостоятельное значение в дискуссии о понятии услуг.

Отсутствие в действовавшем в то время гражданском законодательстве дифференциации правового регулирования отношений по выполнению работ и оказанию услуг позволяло рассматривать услуги как разновидность работы. Так, И. Л. Брауде утверждал, что «работа может состоять в изготовлении какой-либо вещи или в оказании услуг»[14] .

В цивилистической литературе высказывалось и прямо противоположное мнение о работе как разновидности услуги. Н. А. Баринов объединил в понятии услуги и выполнение работ, и оказание услуг, указав, что «одни услуги воплощаются в потребительных стоимостях вещей. Другие услуги (потребительные стоимости) как результат деятельности услугодателя, не воплощаются в товарах, а выражаются в форме деятельности услугодателя»[15] . Ю. Х. Калмыков также считал, что подряд является разновидностью услуг[16] . По мнению А. Ю. Кабалкина, «представляется допустимым рассматривать выполнение работ в качестве разновидности обязательств по оказанию услуг, исходя главным образом из того, что любая услуга невозможна без выполнения определенной работы»[17] .

Обосновывая необходимость законодательного закрепления нового типа договора – договора по оказанию услуг, Е. Д. Шешенин настаивал на необходимости разграничения работ и услуг. Признавая единство экономической сущности услуг, он, тем не менее, подчеркивал деление услуг по результату деятельности, которые либо воплощаются в вещах, либо не существуют отдельно от исполнителей. Соответственно, по его мнению, «услуги первого рода являются предметом подрядных обязательств, а услуги второго рода – предметами договоров, порождающих обязательства по оказанию услуг»[18] .

Традиционно специфическим признаком подряда считался результат деятельности как таковой, а не только овеществленный. В римском частном праве «выражение «locatio-conductio operis», по словам Лабеона, означает такую работу, которую греки обозначают термином «законченный труд» (результат труда) в противоположность «работе» (как трудовому процессу), то есть некоторый окончательный результат выполненной работы»[19] . Следовательно, римскими юристами результат труда не сводился только к его овеществленной форме.

В несколько ином аспекте рассматривал результат труда Р. Саватье. Он выделял два вида обязательств: обязательства по предоставлению результата, где обещан (гарантирован) результат, к числу которых и относит договор подряда; и обязательства надлежащим образом совершить действие, где должник (врач, хозяин манежа, лыжный тренер) «...обязан надлежащим образом выполнять свою работу, но он не гарантирует ее результата»[20] .

В дореволюционном русском гражданском праве разграничение работ и услуг практически отсутствовало. Д. И. Мейер давал следующее определение подряду: «договор, по которому одно лицо обязывается за известное вознаграждение, в течение известного времени, оказать другому лицу какуюлибо услугу»[21] . Наличие вещественного результата не рассматривалось русскими цивилистами и в качестве признака, разграничивающего договор личного найма и договор подряда. Так, Л. С. Таль, придававший большое значение разработке критериев разграничения трудового договора и договора подряда, связывал обязанность подрядчика по выполнению работ с «обещанием конкретных результатов»[22] .

В современном законодательстве материальное выражение результата деятельности положено в основу разграничения работ и услуг как объектов налогообложения. В ст. 38 Налогового кодекса РФ (далее – НК РФ)[23] работы определяются как деятельность, результаты которой имеют материальное выражение и могут быть реализованы для удовлетворения потребностей организации и (или) физических лиц, а услуги – деятельность, результаты которой не имеют материального выражения, реализуются и потребляются в процессе осуществления этой деятельности.

В ст. 779 ГК РФ словосочетание «оказание услуг» раскрывается как совершение определенных действий или осуществление определенной деятельности. Кроме того, в п. 2 данной статьи содержится открытый перечень услуг, подпадающих под действие гл. 39 ГК РФ: услуги связи, медицинские, ветеринарные, аудиторские, консультационные, информационные услуги, услуги по обучению, туристическому обслуживанию.

В целом можно согласиться с утверждением М. Ю. Брагинского, что «после принятия ГК, выделившего договор возмездного оказания услуг, представление о его предмете в литературе в основном сохранилось в прежнем виде»[24] . И в учебной литературе, и в комментариях к ГК РФ в основном встречаются традиционные формулировки. М. В. Кротов полагает, что предметом обязательства по оказанию услуг являются «действия, результат которых не имеет овеществленного выражения и не может быть гарантирован»[25] . А. Е. Шерстобитов в качестве предмета называет «полученный заказчиком полезный эффект от совершения исполнителем определенных действий либо осуществления им определенной деятельности»[26] , при этом он особо подчеркивает нематериальный характер полезного эффекта. В. А. Кабатов как на общий признак, свойственный различного рода услугам, перечисленным в п. 2 ст. 779 ГК РФ, указывает на то, что «их предметом являются, как правило, соответствующие действия, а не их овеществленный результат»[27] .

В монографической литературе при формировании понятия «услуги» в качестве основного признака также указывается на нематериальность результата деятельности исполнителя при оказании услуг.

В связи с этим интерес представляют попытки Е. Г. Шабловой сформулировать доктринальное определение услуги. Сначала услугу она определяет как «способ удовлетворения индивидуальной потребности лица, который не связан с созданием (улучшением) вещи или объекта интеллектуальной собственности и достигается в результате деятельности, допускаемой действующим правопорядком на возмездных началах»[28] . Впоследствии это определение уточняется: «Услуга – это способ удовлетворения индивидуальной потребности лица, который связан с нематериальным результатом деятельности исполнителя, допускаемой действующим правопорядком, на возмездных началах»[29] .

Предлагаемое понятие «услуги» охватывает слишком широкий круг явлений. Исходя из него, практически любой вид деятельности можно отнести к услугам, что соответствует экономической трактовке услуг как вида деятельности, не относящегося к промышленному производству и сельскому хозяйству. Однако при таком подходе большинство договорных обязательств можно отнести к обязательствам об оказании услуг. Так, передача вещи во временное пользование, несомненно, является способом удовлетворения потребности, результат деятельности арендодателя носит нематериальный характер, так как не связан с созданием (улучшением) вещи.

Следует также отметить, что сформулированное Е. Г. Шабловой понятие можно рассматривать лишь в качестве определения услуги как предмета договора возмездного оказания услуг, так как возмездный характер деятельности исполнителя присущ только этому договору. Для других договоров, которые в силу косвенного упоминания их в п. 2 ст. 779 ГК РФ также относятся господствующей доктриной к договорам оказания услуг, возмездность не является существенным признаком, в частности, для договора поручения.

Использует традиционный критерий для разграничения работ и услуг В. В. Кванина. Но она выделяет услуги в широком и узком смыслах: «Под услугой в широком смысле следует понимать любую деятельность, не имеющую овеществленного результата (поручение, хранение, комиссия, перевозка, медицинские, образовательные услуги и др.). А в узком смысле слова под услугой следует понимать деятельность, которая непосредственно направлена не на вещь, а на личность услугополучателя»[30] . Однако предлагаемый критерий не универсален, так как применим не ко всем видам услуг. Это признает и сама В. В. Кванина, относя к услугам те виды деятельности, которые, хотя и имеют определенный материальный результат, непосредственно направлены на личность услугополучателя (услуги парикмахеров, визажистов, врачей-косметологов и т. д.)[31] .

Вместе с тем использование в качестве ключевого признака услуг отсутствие овеществленного результата подвергается в правовой литературе и справедливой критике, которая основана на анализе п. 2 ст. 779 ГК РФ. А. Ю. Кабалкин отмечает, что «многие договоры оказания услуг связи заключаются по поводу отправления писем, бандеролей, посылок. Одним из условий договора туристического обслуживания чаще всего является предоставление определенных транспортных средств. Число таких примеров можно увеличивать за счет иных отношений, например таких, как оказание медицинских услуг по различным видам протезирования»[32] . Т. Л. Левшина также допускает возможность наличия у некоторых видов услуг материального результата. «Более того, – пишет она, – в рамках одного вида услуги осуществление деятельности или действий может иметь материальный результат, а может и не иметь. Так, медицинские услуги по оказанию стоматологической помощи могут иметь такой результат, а терапевтическое лечение – нет»[33] .

Следовательно, устоявшееся представление об услугах как деятельности, не имеющей овеществленного результата, не в полной мере соответствует действующему законодательству, что ставит исследователей перед необходимостью искать новые подходы к выявлению сущности услуг как объекта обязательства по оказанию услуг.

Т. Л. Левшина предлагает рассматривать услугу как совокупность деятельности и результата: «результату предшествует совершение действий, не имеющих материального воплощения и составляющих вместе с ним единое целое. Поэтому при оказании услуги «продается» не сам результат, а действия к нему приведшие»[34] . На неотделимость результата указывает и Ю. В. Романец: «Особенностью услуг, отличающей их от подряда, является то, что работа, выполняемая по договору возмездного оказания услуг, направлена на достижение результата, который неотделим от процесса работы»[35] .

Неотделимость результата от деятельности вряд ли можно рассматривать в качестве основного признака услуг. При выполнении работ по переработке или обработке вещи результат также не отделим от самой деятельности, но эти отношения регулируются договором подряда в силу прямого указания закона (п. 1 ст. 703 ГК РФ). В то же время при оказании ряда услуг результат может быть отделим в той или иной форме. Например, при оказании аудиторских услуг аудитор обязан предоставить отчет, который может быть выполнен в письменной форме или на электронном носителе.

А. В. Трофименко предложил разграничивать работы и услуги «в зависимости от преобразования должником в ходе исполнения обязательства формы либо содержания материального или нематериального объекта»[36] . По его мнению, при выполнении работ материальный либо нематериальный объект или создается, или уничтожается, или преобразуется его содержание, а при оказании услуг он перемещается в пространстве (в частности, при его перевозке) или во времени (при его хранении), либо преобразуется форма указанного объекта, не затрагивая его содержания. Существенным недостатком предложенного критерия разграничения работ и услуг является его умозрительный характер. Выводы автора не подкреплены исследованием отдельных видов услуг (хотя бы наиболее распространенных), а также положений действующего российского законодательства об услугах, что снижает не только их практическую, но и теоретическую ценность.

О. М. Щуковская определяет услугу как «вид блага, служащий средством удовлетворения потребностей за счет осуществления деятельности (посредством совершения действий) одним субъектом, в полезных свойствах которой и состоит субъективный интерес другого субъекта и на которую у последнего возникает право требования»[37] . Отнесение услуг к разряду благ не вызывает возражений, а вот указание на то, что оно служит средством удовлетворения потребностей излишне. В философии под благом понимают «предмет или явление, удовлетворяющие определенную человеческую потребность»[38] , следовательно, удовлетворение потребности является свойством любого блага. Из приведенного определения можно сделать вывод, что автор рассматривает услугу исключительно как деятельность, не принимая во внимание ее результаты (материальные или нематериальные). В отношении ряда услуг можно утверждать, что субъективный интерес кредитора состоит не столько в полезных свойствах самой деятельности, сколько в ее результате. Например, заказчик при оказании ему аудиторских услуг заинтересован, прежде всего, в получении аудиторского заключения.

Так как содержание любого понятия составляет совокупность существенных признаков, выявление признаков услуг представляется чрезвычайно важной задачей. Именно по этому пути пошел Д. И. Степанов, выделив следующие признаки услуги:

– совокупность действий, последовательно сменяющих или дополняющих друг друга, составляет поведенческую характеристику услуги;

– услуга не имеет вещественного результата, как операция обладает свойством неосязаемости;

– трудность обособления и неотделимость от источника;

– услуга, оказываемая конкретным человеком или сообществом, индивидуализируется, становится в известной мере уникальной, эксклюзивной, хотя и продолжает относится к конкретному виду деятельности;

– моментальная потребляемость услуги, то есть свойство синхронности оказания и получения услуги;

– неустойчивость качества услуг[39] .

Однако указанные признаки присущи услуге прежде всего как экономической категории. Они и были сформулированы первоначально учеными-маркетологами. Использование данных признаков для характеристики услуги как гражданско-правовой категории представляется целесообразным только в том случае, если они порождают те или иные юридические последствия, присущие исключительно услуге.

Тем не менее Д. И. Степанов исходя из выделенных признаков сформулировал следующее определение услуг: «Услуги – разновидность объектов гражданских правоотношений, выражающихся в виде определенной правомерной операции, то есть в виде ряда целесообразных действий исполнителя либо в деятельности, являющейся объектом обязательства, имеющей нематериальный эффект, неустойчивый вещественный результат либо овеществленный результат, связанный с другими договорными отношениями, и характеризующийся свойствами осуществимости, неотделимости от источника, моментальной потребляемости, неформализованности качества»[40] .

Данное понятие услуг довольно объемно по содержанию, но оно не позволяет с достаточной степенью определенности отграничить услуги от иных гражданско-правовых явлений, в частности, работ. Предлагаемый критерий разграничения работ и услуг – проведение необратимой спецификации материалов (нематериальной вещи) противоречит общепринятому в доктрине и закрепленному в законодательстве пониманию работы как деятельности по изготовлению или переработке (обработке) вещи. Наличие необратимой спецификации предполагается только при изготовлении вещи, а при переработке и, тем более, обработке вещи этого не требуется.

Сомнения в приемлемости данного критерия вызывают и попытки Д. И. Степанова на его основе разграничить деятельность по ремонту на работы и услуги. К работам он относит только ремонт зданий и помещений, а к услугам – деятельность по ремонту оборудования, бытовой техники, инструментов, ювелирных изделий. При этом автор приводит следующую аргументацию: «Фактически производство такого ремонта имеет материальный результат, формально это работа, но результат этот несовместим и несоизмерим с результатом спецификации, он зачастую столь незначителен, что с большим трудом можно говорить о переработке или обработке. При этом операции по ремонту бытовой техники и мелких бытовых приборов так часто возникают в хозяйственном обороте, что их вполне можно отнести к услугам. В таком случае эти операции могут иметь два режима правового регулирования: один – как работы, второй как услуги»[41] .

Последовательное применение Д. И. Степановым указанного критерия заставляет его прибегать и к иным оговоркам.

В частности, выделяя услуги-полуработы или «так называемые услуги», имеющие неустойчивый вещественный результат, он вынужден признать, что для них «является типичным отсутствие признака неосязаемости, а в некоторых случаях – моментальной потребляемости»[42] , хотя последний признак включен в понятие услуги в качестве универсального.

Услуги салонов красоты, парикмахерских, услуги по заморозке он также вынужден признать случайными исключениями и казуистикой[43] .

Сложности, возникающие при применении данного критерия для разграничения работ и услуг, свидетельствуют о его недостаточной эффективности.

Таким образом, в цивилистической литературе не только не сформировалось единого общепризнанного понятия услуг, но и не была предложена такая концепция услуг, которая позволила бы раскрыть сущность данной гражданско-правовой категории и отграничить ее от иных правовых явлений, прежде всего, от работ.

Представляется, что сложность разработки понятия «услуги» заключается, в первую очередь, в отсутствии единого понимания экономической сущности данного явления.

В экономической науке услуги понимаются и как вид деятельности, и как вид экономического блага. Исходя из этого, можно предположить, что каждое из этих значений опосредуется адекватной правовой формой.

Следовательно, вряд ли возможно выработать некое единое понятие, охватывающее оба этих значения услуг. Именно этим могут объясняться неудачи цивилистов при формировании понятия «услуги» как гражданско-правовой категории. Поэтому целесообразно разграничить правовые понятия услуг исходя из их экономического содержания.

Услуги как вид деятельности представляет собой группу общественных отношений, складывающихся в процессе удовлетворения потребностей участников имущественного оборота. Общественные отношения определенного вида в теории права, в том числе и гражданского, рассматриваются в качестве объекта правового регулирования. Соответственно, услуги как вид деятельности являются объектом правового регулирования.

Услуги как экономическое благо признаются объектом гражданских прав и в этом качестве закреплены в ст. 128 ГК РФ «Виды объектов гражданских прав».

1.2. Виды возмездного оказания услуг

Договорные обязательства по оказанию услуг в гражданском праве по характеру деятельности услугодателя можно подразделить на определенные виды.

Это, во-первых, обязательства об оказании услуг фактического характера (перевозка, хранение, возмездное оказание иных услуг). Во-вторых, обязательства об оказании услуг юридического характера (поручение, комиссия). В-третьих, обязательства об оказании услуг как фактического, так и юридического характера (транспортная экспедиция, агентирование, доверительное управление имуществом). В-четвертых, обязательства об оказании услуг денежно-кредитного характера (заем и кредит, факторинг, банковский счет, банковский вклад, а также безналичные расчеты, страхование).

Обязательства, направленные на выполнение работ (оказание услуг), разнообразны. В связи с этим невозможно сформулировать унифицированные нормы, которые являлись бы общими для всех договоров данной группы. Тем не менее, объединение всех рассматриваемых обязательств в одну группу по признаку направленности имеет нормативно-правовое обоснование, выражающееся в том, что единство направленности предопределило общие подходы и принципы законодательного регулирования.

Кроме того, на основе единой направленности сформулированы унифицированные правовые нормы, применимые не ко всем, но к значительному количеству договоров этой группы. Например, договоры подряда и возмездного оказания услуг различаются по характеру работы и ее результата. Однако эта специфика не препятствует применению к ним значительного количества унифицированных правил, отражающих общую направленность. В ст. 783 ГК РФ предусмотрено, что положения о подряде применяются к договору возмездного оказания услуг, если это не противоречит нормам о возмездном оказании услуг, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг. Рассмотрим соотношение договора подряда с договором возмездного оказания услуг более подробно:

Общими признаками, объединяющими все договорные обязательства об оказании услуг, являются особенности объекта обязательства – услуги нематериального характера; специфика связи услуги с личностью услугодателя.

Указанные особенности можно проиллюстрировать на примере различий обязательств об оказании услуг и обязательств подрядного типа. Основным отличием обязательств об оказании услуг от обязательств подрядного типа является результат осуществляемой услугодателем деятельности. Если в обязательствах подрядного типа результат выполненных работ всегда имеет овеществленную форму, то в обязательствах об оказании услуг результат деятельности исполнителя не имеет вещественного содержания. Следовательно, услуги, предоставляемые должником кредитору, носят нематериальный характер.

Действующее законодательство проводит различия между овеществленными услугами, являющимися объектом обязательств подрядного типа, и нематериальными услугами, выступающими объектом обязательств об оказании услуг. Ведь согласно ст. 783 ГК РФ общие положения о подряде и положения о бытовом подряде применяются к договору возмездного оказания услуг, если это не противоречит ст. 779-782 ГК РФ, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг. Кроме того, следует заметить, что нематериальная услуга неотделима от личности услугодателя, так как потребляется услугополучателем в процессе ее оказания, то есть самой деятельности услугодателя. В отличие от этого в подрядных отношениях сам смысл обязательства состоит в том, чтобы передать полученный вещественный результат заказчику[44] .

Таким образом, нормообразующее значение признака направленности для всех договоров данной группы выражается в выработке для них общих принципов и подходов правового регулирования, а также в возможности создания норм, так или иначе унифицированных для значительного количества этих обязательств.

В рамках группы договоров, направленных на выполнение работы с целью достижения определенного экономического результата, выделяются обязательства, отличающиеся друг от друга как по характеру выполняемой работы, так и по обусловленному ею результату. Отмечая разнообразие правоотношений, направленных на выполнение работы, О. С. Иоффе писал: «...Определенную работу для клиента действительно выполняют и подрядчик, и перевозчик. Но в этих пределах трудно было бы отграничить подряд не только от перевозки, но и от многих других договоров – хранения, поручения, комиссии, экспедиции. Тем не менее... такое различие существует, ибо то, что экономически есть вообще работа, юридически выступает как производство работ или оказание услуг – фактических, юридических или смешанных. Отсюда и разнообразие гражданско-правовых договоров, опосредствующих выполнение работ различных видов»[45] . Иными словами, внутри данной группы договоры разграничиваются прежде всего по признаку направленности.

Факторами, требующими особого правового регулирования, могут быть как специфика работы, так и специфика результата. В процессе выполнения работы может создаваться экономический результат, отделимый от работы. Наряду с этим существуют правоотношения, имеющие своим предметом труд как таковой, лишенный отделенного от него результата. То, какой экономический результат создается в процессе выполнения работы (отделимый или не отделимый от нее), является фактором, предопределяющим различия в правовом регулировании. Он лежит в основе разграничения договоров подряда и возмездного оказания услуг. Кроме того, специфика юридического нормирования правоотношений обусловливается экономическими особенностями выполняемой работы. Например, по договорам перевозки и поручения выполняется совершенно различная, с экономической точки зрения, работа. Поэтому указанные договоры не могут регулироваться одинаковыми правовыми нормами.

Основные виды возмездных услуг. Наиболее распространенными услугами, в получении которых повседневно заинтересованы как граждане, так и юридические лица, являются услуги связи, разного рода бытовые услуги, а также туристические и юридические услуги.

Услуги связи. Такие услуги разнообразны, предоставляются посредством почтовой и электронной связи, основы их правового режима определены Федеральным законом от 7 июля 2003 года «О связи» [46] . Согласно ст. 44 Закона услуги оказываются операторами связи пользователям услуг связи на основании договора, заключаемого в соответствии с гражданским законодательством и правилами оказания услуг связи, которые утверждаются Правительством РФ. Операторы обязаны обеспечивать соблюдение тайны связи.

Правовое регулирование услуг связи имеет ряд особенностей, обусловленных в первую очередь технологическим разнообразием средств связи и их общественной значимостью. Регламентация обязанностей и прав сторон является подробной и преимущественно императивной, а за государством сохранены необходимые контрольные функции (лицензирование операторов, распределение радиочастот, регулирование ресурса нумерации). Имущественная ответственность операторов связи часто ограничивается размером полученной за услугу суммы, а для рассмотрения требований клиентов предусмотрен претензионный порядок, который не обязателен, однако его соблюдение желательно. Некоторые услуги связи оказываются путем совершения конклюдентных действий (отправление нерегистрируемой корреспонденции, телефонная связь).

Бытовые услуги. Такие услуги необычайно разнообразны; основные их виды регламентируются специальными правилами, которые устанавливают в интересах граждан минимальные требования к порядку оказания бытовых услуг.

Имеются Правила оказания услуг общественного питания, утв. постановлением Правительства РФ от 15 августа 1997 года № 1036 [47] . Они кратки и уделяют основное внимание информации о таких услугах, которая должна быть подробной и доводиться до сведения потребителей, и обязанностям исполнителя контролировать качество и безопасность оказываемых им услуг. Потребитель вправе в любое время отказаться от заказанной им услуги при условии оплаты исполнителю фактически понесенных расходов. Согласно п. 9 Правил к отношениям, возникающим при оказании услуг в части, не урегулированной Правилами, применяются правила продажи отдельных видов продовольственных и непродовольственных товаров. Эта норма свидетельствует о том, что данный договор является смешанным: содержит элементы возмездного оказания услуг и купли-продажи.

Туристические услуги. Они осуществляются туристическими организациями, которые предоставляют разнообразные услуги в области отечественного и зарубежного туризма. Правовой режим оказания таких услуг помимо норм ГК определяется Федеральным законом от 24 ноября 1996 года «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» [48] (далее – Закон об основах туристской деятельности), а также Законом о защите прав потребителей.

Туризм определяется в названном Законе как временные выезды (путешествия) граждан с постоянного места жительства в оздоровительных, познавательных, профессионально-деловых, спортивных, религиозных и иных целях без занятия оплачиваемой деятельностью в стране (месте) временного пребывания. Такие путешествия осуществляются в соответствии с условиями письменного договора.

Туристский договор Закон об основах туристской деятельности именует договором розничной купли-продажи туристского продукта (ст. 10). Такая терминология не соответствует его содержанию и правовой природе, закрепленной в ст. 779 ГК, и затрудняет применение правовых норм в этой области. Содержание договора Закон раскрывает, давая перечень его условий, которые названы существенными. Это сведения о сторонах договора, особо важные при зарубежном туризме; подробная информация о программе путешествия и ее особенностях; порядок осуществления этой программы (маршрут, сроки, сопровождение, условия безопасности и т.д.); права и обязанности и ответственность сторон. Особо выделены условия о порядке изменения и расторжения договора, что допускается при существенном изменении обстоятельств, из которых стороны исходили при его заключении. Особенности выполнения отдельных туров, если они определяются сторонами, должны отражаться в выдаваемой туристу путевке, именуемой туристическим ваучером.

Оплата туристических услуг осуществляется до начала поездки и должна включать все платежи, которые предстоит осуществлять в интересах туриста в ходе намеченного путешествия, если иное прямо не оговорено в договоре и туристической путевке. Практически, однако, такие дополнительные платежи оказываются неизбежными ввиду изменения цен и уточнения, в том числе по желанию самого туриста, программы путешествия.

Туристические услуги представляют собой совокупность разного рода услуг, большинство которых практически оказывается не заключившей договор туристической фирмой, а ее контрагентами, состоящими с ней в договорных отношениях. Однако в некоторых случаях, например при перевозках, сам турист вступает в прямые договорные связи с субъектами, обслуживающими туристическую поездку, в данном случае – с перевозчиком.

Это обстоятельство не дает оснований рассматривать туристическую фирму как чистого посредника, отвечающего только за организацию, но не за исполнение заключенного ею договора. Исходя из назначения этого договора туристическая фирма должна трактоваться в качестве должника, отвечающего на основании ст. 403 ГК РФ за неисполнение обязательства всеми третьими лицами, на которых она возложила исполнение.

Согласно ст. 10 Закона об основах туристской деятельности туристическая фирма не отвечает за неисполнение своих обязательств по договору, если докажет, что исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы. Однако при расторжении договора возмещаются только фактические затраты сторон, причем выплачиваемая сумма не может превышать двукратного размера стоимости тура, что означает введение ограниченной по размеру ответственности.

Правовые услуги. Предметом правовых услуг могут быть разные действия: дача консультаций о законодательстве и практике его применения, подготовка проекта договоров и судебных бумаг, участие в разбирательстве судебных споров, составление заключений по особо сложным правовым вопросам, например, связанным с применением иностранного права и норм международных соглашений, в которых участвует РФ.

Определенные правовые услуги оказываются также в рамках договоров о представительстве (поручение, комиссия, агентирование), целью которых является совершение в интересах поручающего лица определенных сделок. Однако это особая группа договоров, которые имеют более широкое содержание и получили в нормах ГК самостоятельное урегулирование.

Исполнителем правовых услуг наряду с коллегиями адвокатов и созданными за последние годы отраслевыми профессиональными объединениями юристов могут выступать также юридические институты (например при разработке проектов новых законодательных актов) и авторитетные отечественные юристы, известные своими достижениями в области права.

При небольшом объеме правовых услуг договорные отношения сторон оформляются выдачей заказчиком письменного поручения, определяющего его предмет, вознаграждение и срок исполнения. При значительности правовых услуг и установлении длительных отношений заключается письменный договор, определяющий обязательства сторон более подробно, включая порядок сдачи выполненных работ, ответственность сторон, порядок разрешения возможных споров (обычно третейский суд, избираемый самими сторонами).

Оплата оказанных услуг определяется согласно действующим в коллегиях адвокатов ставкам (некоторые виды услуг оказываются определенным категориям граждан бесплатно), а в иных случаях – по соглашению сторон с учетом объема и сложности предстоящей работы. Понесенные исполнителем фактические расходы, связанные прежде всего с командировками, возмещаются дополнительно.

Президиум ВАС РФ издал информационное письмо от 29 сентября 1999 года № 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг»[49] . В нем разъяснено, что отказ заказчика от оплаты фактически оказанных ему услуг не допускается и в то же время не подлежит удовлетворению требование исполнителя о выплате вознаграждения, поставленного в зависимость от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем. В этом случае размер вознаграждения должен определяться согласно ст. 424 ГК с учетом фактически совершенных исполнителем действий (деятельности).

Новые виды возмездных услуг. В условиях создаваемых в России рыночных отношений стали широко применяться и получили необходимую правовую регламентацию новые виды возмездных услуг, обслуживающие прежде всего рыночный оборот. В общей форме их можно назвать коммерческими услугами.

Договор об оценке имущества. Развитие имущественного оборота и возникающие в этой области споры и злоупотребления вызвали необходимость авторитетной оценки имущества при совершении возмездных сделок. Эти вопросы решаются Федеральным законом от 29 июля 1998 года «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» [50] (далее – Закон об оценочной деятельности), он предусматривает проведение оценки на основании письменных договоров между заказчиком и оценщиком, которым может быть коммерческое юридическое лицо и индивидуальный предприниматель. Ранее для осуществления оценочной деятельности было необходимо получение лицензии, с 1 июля 2006 года это требование отменено.

Согласно ст. 8 названного Закона оценка имущества обязательна при вовлечении в сделку объектов, принадлежащих полностью или частично РФ, ее субъектам или муниципальным образованиям, в частности при приватизации и заключении договоров аренды, а также при возникновении спора о стоимости объекта. Эти правила не распространяются на распоряжение имуществом в силу права хозяйственного ведения и оперативного управления, кроме случаев, когда такое распоряжение требует согласия собственника.

Аудиторские услуги. Нормальное развитие рыночных отношений предполагает проведение помимо государственного контроля, прежде всего налогового, независимых проверок состояния бухгалтерского учета и финансовой отчетности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Такая проверка именуется аудиторской и порядок ее проведения определяется Федеральным законом от 7 августа 2001 года «Об аудиторской деятельности» [51] и изданными в его дополнение правилами (стандартами) аудиторской деятельности, которые могут быть федеральными и актами объединений и крупных аудиторов.

Обязательный ежегодный аудит предписан законом для организаций, имеющих организационно-правовую форму открытого акционерного общества, кредитных и страховых организаций, а также иных организаций, индивидуальных предпринимателей и государственных и муниципальных унитарных предприятий, годовой объем выручки которых в 500 тыс. раз превышает размер МРОТ или сумма активов баланса на конец года более 200 тыс. МРОТ. Для муниципальных предприятий этот показатель может снижаться.

Аудитором вправе быть как юридическое лицо, так и индивидуальный предприниматель, причем он должен иметь квалификационный аттестат аудитора, а в штате аудиторской организации должно состоять не менее 5 аудиторов. Аудитор должен быть независимым лицом, и им не могут выступать лица, связанные деловыми или родственными отношениями с проверяемыми организациями и предпринимателями, а размер вознаграждения за услуги не может быть поставлен в зависимость от их результатов и выводов. Обязательный аудит могут проводить только аудиторские организации.

Аудиторская деятельность включает также оказание заказчикам разного рода сопутствующих услуг: налоговое консультирование; правовое консультирование и представительство в судах, налоговых и таможенных органах; проведение маркетинговых, научно-исследовательских и экспериментальных работ; обучение кадров в областях, связанных с аудиторской деятельностью. Однако главное содержание и назначение аудита – выражение мнения о достоверности финансовой (бухгалтерской) отчетности аудируемых лиц и соответствии порядка ведения бухгалтерского учета законодательству РФ.

Как добровольный, так и обязательный аудит проводится на основании договора оказания аудиторских услуг. В рамках этого договора его исполнитель самостоятельно определяет формы и методы проведения аудита, вправе проверять соответствующую финансовую документацию заказчика и наличие имущества, а также получать у его должностных лиц письменные и устные разъяснения. Аудиторы обязаны хранить тайну об операциях проверяемых лиц. Составленное по результатом проверки аудиторское заключение является официальным документом и может быть оспорено (признано ложным) только по решению суда.

Аудитор несет гражданско-правовую ответственность при нарушении им принятых обязательств, о чем в общей форме сказано в ст. 21 Федерального закона «Об аудиторской деятельности», и она должна определяться на основании правил гл. 25 ГК об ответственности за нарушение обязательств. Как и в договоре об оценке имущества (см. выше), в данной области используется институт страхования: при проведении обязательного аудита проводящая его организация обязана страховать риск ответственности за нарушение договора.

Услуги, оказываемые владельцам ценных бумаг. Создание и расширение в рынка ценных бумаг вызвало появление новых видов возмездных услуг, оказываемых владельцам таких бумаг. Наиболее распространенными стали депозитарный договор и договор о ведении реестра ценных бумаг.

Депозитарный договор, именуемый также договором о счете депо, заключается между депонентом (заказчиком) и депозитарием (исполнителем) и имеет своим предметом оказание услуг по хранению сертификатов ценных бумаг и (или) учету и переходу прав на ценные бумаги. Депозитарием может быть только юридическое лицо, получившее на это государственную лицензию. Он должен утвердить условия депозитарной деятельности, которые являются составной частью депозитарных договоров.

Существенными условиями депозитарного договора являются его предмет, порядок передачи депонентом информации о распоряжении депонированными ценными бумагами, срок действия договора, порядок оплаты услуг депозитария, форма его отчетности и основные обязанности по договору. Они включают регистрацию фактов обременения ценных бумаг депонента, ведение отдельного счета депо, передачу депоненту получаемой депозитарием информации в отношении переданных ему бумаг.

Депозитарий не имеет права распоряжаться ценными бумагами депонента, управлять ими и осуществлять от имени депонента любые действия с ценными бумагами, кроме как по поручению депонента, но вправе привлекать для исполнения своих обязанностей других депозитариев, если это не запрещено договором. Депозитарий также может регистрироваться в системе ведения реестра владельцев ценных бумаг или у другого депозитария в качестве номинального держателя ценных бумаг и действовать затем в этом качестве.

В ходе исполнения депозитарного договора депозитарий отвечает за сохранность депонированных у него сертификатов ценных бумаг, а также за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязанностей по учету прав на ценные бумаги, в том числе за полноту и правильность записей по счету депо. Условия такой ответственности подчинены общим правилам гл. 25 ГК.

Договор о ведении реестра владельца именных ценных бумаг по своему механизму является более сложным договорным отношением в сфере оказания возмездных услуг. Он заключается собственником или номинальным держателем именных ценных бумаг только с одним юридическим лицом – регистратором, причем при наличии в акционером обществе более 50 акционеров заключение такого договора является обязательным. Регистратор вправе привлекать для исполнения части своих обязательств третьих лиц.

Общая и практически важная правовая особенность данного договора, когда он заключается акционерным обществом, состоит в том, что права и обязанности по нему будут преимущественно осуществляться не самим обществом, а конкретными владельцами ценных бумаг, в интересах которых договор был заключен. Такая структура взаимоотношений сторон позволяет характеризовать договор акционерного общества о ведении реестра ценных бумаг его акционеров как разновидность договора в пользу третьего лица (ст. 430 ГК), но имеющего некоторые особенности, предусмотренные законодательством о ценных бумагах.

В кодификации гражданского права 1961-1965 годов договорные обязательства по оказанию услуг не выделялись в особую группу и не подвергались систематизации. Вместе с тем в науке гражданского права давно существовала классификация обязательств, включающая обязательства по передаче имущества в собственность (иное вещное право) или в пользование, обязательства о выполнении работ и обязательства об оказании услуг. Таким образом, выделение обязательств об оказании услуг существовало как de lege ferenda.

С принятием и введением в действие части второй ГК РФ ситуация принципиально не изменилась. В отличие от обязательств по передаче имущества в собственность (иное вещное право) или в пользование и обязательств о выполнении работ, которые объединяются вокруг общих положений, обязательства об оказании услуг общей части не имеют. Нормы гл. 39 ГК РФ не могут претендовать на такую роль, поскольку призваны урегулировать достаточно четкий круг только фактических, но не иных услуг (п. 2 ст. 779 ГК РФ).


Глава 2. Особенности договора возмездного оказания услуг в гражданском праве России

2.1. Понятие и условия договора возмездного оказания услуг

По договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги (ст. 779 ГК РФ).

Договор возмездного оказания услуг является консенсуальным, двусторонним и возмездным[52] .

Сторонами данного договора выступают услугодатель, именуемый исполнителем, и услугополучатель, именуемый заказчиком. В ГК РФ не содержится каких-либо ограничений относительно субъектного состава по договору возмездного оказания услуг, поэтому необходимо ориентироваться на общие правила участия граждан и юридических лиц в гражданском обороте.

Согласно ст. 783 ГК РФ в отношении договора возмездного оказания услуг могут применяться нормы об общих положениях о подряде (ст. 702-729 ГК РФ) и о бытовом подряде (ст. 730-739 ГК РФ), если это не противоречит особенностям, отраженным в ст. 779-782 ГК РФ, а также специфике предмета договора возмездного оказания услуг.

В связи с этим следует подчеркнуть, что в соответствии со ст. 780 ГК РФ, поскольку иное не предусмотрено договором возмездного оказания услуг, исполнитель обязан оказать услуги лично. Следовательно, по общему правилу в данном договоре, если стороны прямо не согласовали в нем обратное, не применяется принцип генерального подряда. Такой подход, как уже отмечалось ранее, связан с существованием неразрывной связи нематериальных услуг с личностью оказывающего их лица.

Вместе с тем специальная норма, которая регулирует вопрос об участии в исполнении работы нескольких лиц (ст. 707 ГК РФ), в полной мере может распространяться на отношения сторон по договору возмездного оказания услуг. Так, если на стороне исполнителя выступают одновременно два или более лица, то при неделимости предмета обязательства они должны признаваться по отношению к заказчику солидарными должниками в отношении обязанности оказать ему соответствующую услугу и соответственно солидарными кредиторами в отношении права требовать принятия исполнения и его оплаты. Однако при делимости предмета обязательства, а также в других случаях, предусмотренных законом, иными правовыми актами или договором, каждое из этих лиц приобретает права и несет обязанности по отношению к заказчику лишь в пределах своей доли.

Условия договора возмездного оказания услуг

Так же, как и в отношении подавляющего большинства возмездных гражданско-правовых договоров, единственным существенным условием договора возмездного оказания услуг является его предмет.

При отсутствии в договоре возмездного оказания услуг условия о предмете или при недостижении сторонами соглашения о его предмете договор считается незаключенным.

Предметом договора возмездного оказания услуг является либо совершение исполнителем определенных действий (например, отправка и доставка корреспонденции, предоставление телефонных и других каналов при оказании услуг связи, выполнение операций и различных лечебно-профилактических процедур при оказании медицинских услуг и т.д.) либо осуществление им определенной деятельности (как-то: по анализу бухгалтерской и иной документации юридических лиц и составлению заключений в рамках оказания аудиторских услуг, по предоставлению специальных знаний и сведений при оказании соответственно консультационных, информационных услуг, а также услуг по обучению, по обеспечению проезда, проживания, питания, осуществлению экскурсий, походов и организации иных видов отдыха при туристическом обслуживании и т.д.).

Таким образом, в качестве предмета исполнения по рассматриваемому договору выступает полученный заказчиком полезный эффект от совершения исполнителем определенных действий либо осуществления им определенной деятельности. Полезный эффект, полученный заказчиком по договору, носит нематериальный характер и в противоположность договору подряда никогда не выражается в появлении новой вещи или изменении (улучшении) потребительских свойств уже существующей.

В связи с тем, что предметом договора возмездного оказания услуг всегда выступает либо совершение исполнителем определенных действий, либо осуществление им определенной деятельности в отношении определенного заказчика, важнейшей его характеристикой является качество оказываемых услуг.

Требования к качеству предмета исполнения по договору возмездного оказания услуг определяются по тем же правилам, что и в договоре подряда. Согласно ст. 721 ГК РФ качество оказанной исполнителем услуги, то есть достигнутого им результата, должно соответствовать условиям договора возмездного оказания услуг, а при отсутствии или неполноте условий договора требованиям, обычно предъявляемым к услугам соответствующего рода.

Следовательно, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, результат оказанной услуги должен в момент ее завершения в отношении заказчика обладать свойствами, указанными в самом договоре или определенными обычно предъявляемыми требованиями.

Законом, иными правовыми актами могут быть предусмотрены обязательные требования к качеству результата, полученного в результате оказанной по этому договору услуги. В этом случае исполнитель, действующий в качестве предпринимателя, обязан оказывать услуги, соблюдая указанные обязательные требования. Кроме того, исполнитель может принять на себя по договору обязанность по оказанию услуг, отвечающих требованиям к качеству, более высоким по сравнению с установленными обязательными для сторон требованиями.

Так же как и в договоре подряда, гарантии качества результата оказанной услуги можно подразделить на законные, то есть предусмотренные законом, иными правовыми актами или обычаями делового оборота, и договорные, то есть принятые на себя исполнителем в силу договора возмездного оказания услуг и предусмотренные в нем. Гарантии качества, если иное не предусмотрено договором возмездного оказания услуг, распространяются на результат оказанной услуги в целом (ст. 722 ГК РФ).

Оказание некоторых видов услуг может предполагать, что полученный заказчиком полезный эффект в пределах разумного срока должен сохраняться в соответствии с установленным в договоре способом его использования, а если такой способ использования договором не предусмотрен – для обычного способа использования результата услуги такого рода (законная гарантия). В качестве примера можно привести оказание услуг по обучению. Полученные в результате повышения квалификации знания, являющиеся одним из оснований для аттестации, например, государственных служащих, должны быть пригодными для использования в течение всего срока, на который они были аттестованы.

Кроме того, законом, иным правовым актом, договором возмездного оказания услуг или обычаями делового оборота для результата оказанной услуги может быть предусмотрен срок, в течение которого он должен соответствовать условиям договора о качестве, предусмотренным п. 1 ст. 721 ГК РФ (гарантийный срок).

Правила определения цены оказанных по договору услуг устанавливаются п. 1 ст. 709 ГК РФ. В договоре должна быть указана цена подлежащих оказанию услуг или способы ее определения. Однако при отсутствии в договоре возмездного оказания услуг таких указаний цена определяется в соответствии с п. 3 ст. 424 ГК РФ. Если объем и виды услуг, оказываемых заказчику, велики, то цена может быть определена путем составления сметы.

Еще одним важным условием договора возмездного оказания услуг является срок. В отношении этого условия в договоре возмездного оказания услуг также могут применяться правила о подряде. Согласно ст. 708 ГК РФ в договоре возмездного оказания услуг должны указываться начальный и конечный сроки оказания услуги, а по соглашению сторон могут предусматриваться также и сроки завершения отдельных видов (этапов) услуг, то есть промежуточные сроки. Изменение указанных в договоре возмездного оказания услуг начального, конечного и промежуточных сроков оказания услуг возможно в случаях и порядке, предусмотренных договором. Исполнитель по договору возмездного оказания услуг несет ответственность за нарушение как начального и конечного, так и промежуточных сроков оказания услуг, если иное не установлено законом, иными правовыми актами или не предусмотрено договором. При этом последствия просрочки исполнения, установленные п. 2 ст. 405 ГК РФ, наступают при нарушении как конечного срока оказания услуги, так и иных установленных сроков.

2.2. Содержание договора возмездного оказания услуг

Права и обязанности исполнителя

В соответствии со ст. 779 ГК РФ основной обязанностью исполнителя является оказание по заданию заказчика услуги (услуг). В отличие от подрядчика исполнитель оказывает услуги заказчику не за свой риск. В связи с этим положения ст. 705 ГК РФ не могут применяться к договору возмездного оказания услуг. Это объясняется спецификой результата услуги, который носит нематериальный характер. Риск невозможности исполнения договора возмездного оказания услуг согласно п. 3 ст. 781 ГК РФ, то есть невозможность исполнения, возникшая по обстоятельствам, за которые ни одна из сторон не отвечает, по общему правилу несет заказчик. Он обязан в этом случае возместить исполнителю фактически понесенные им расходы, если иное не предусмотрено законом или договором возмездного оказания услуг.

Учитывая особенности результата услуги, отсутствует необходимость специального регулирования вопроса о риске в отношении имущества, использовавшегося для ее оказания. Риск его случайной гибели или повреждения в соответствии со ст. 211 ГК РФ несет его собственник, если иное не предусмотрено законом или договором.

Поскольку услуги оказываются исполнителем по заданию заказчика, к их отношениям по договору возмездного оказания услуг может за отдельными изъятиями применяться ст. 716 ГК РФ.

Следовательно, исполнитель обязан немедленно предупредить заказчика и до получения от него указаний приостановить оказание услуги, если им будут обнаружены либо возможные неблагоприятные для заказчика последствия выполнения его указаний о способе оказания услуги, либо иные, не зависящие от исполнителя обстоятельства, которые грозят достижению результата услуги или создают невозможность завершения ее оказания в срок.

Исполнитель, не предупредивший заказчика об этих обстоятельствах или продолживший оказание услуги, не дожидаясь истечения указанного в договоре срока (а при его отсутствии – разумного срока для ответа на предупреждение) либо несмотря на своевременное указание заказчика о прекращении оказания услуги, не вправе при предъявлении к нему или им к заказчику соответствующих требований ссылаться на указанные обстоятельства.

В свою очередь, если заказчик, несмотря на своевременное и обоснованное предупреждение со стороны исполнителя об указанных обстоятельствах, в разумный срок не изменит указаний о способе оказания услуги или не примет других необходимых мер для устранения обстоятельств, грозящих достижению ее результата, исполнитель вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения причиненных его прекращением убытков.

Качество оказываемой услуги представляет собой важнейшую характеристику предмета договора возмездного оказания услуг. Поэтому в случаях, когда услуга оказана с отступлениями от условий договора или с иными недостатками, которые делают результат ее оказания непригодным для предусмотренного в договоре использования либо при отсутствии в договоре соответствующего условия непригодности для обычного использования, заказчику предоставляется ряд возможностей, обеспечивающих надлежащее качество оказываемых услуг.

С учетом специфики услуг в случае некачественного их оказания могут применяться некоторые последствия, указанные в ст. 723 ГК РФ. Заказчик вправе, если иное не установлено законом или договором, по своему выбору потребовать от исполнителя:

– либо соразмерного уменьшения установленной за оказание услуги цены;

– либо безвозмездного оказания услуги заново с возмещением заказчику причиненных просрочкой исполнения убытков.

Что касается требований безвозмездного устранения недостатков в разумный срок либо возмещения расходов заказчика на устранение недостатков, когда его право устранять их предусмотрено в договоре, то они могут применяться только в отдельных случаях. Это связано с существованием возможности устранить отступления от условий договора в ходе оказания услуги. В связи с этим представляется возможным, например, требовать переселения туриста в отель того класса, который указан в договоре, если туристическое агентство предоставило ему проживание в отеле более низкого класса. Однако предоставление заказчику ошибочной консультации или искаженной, недостоверной информации не позволяет, в силу того что заказчик получает представление об этом только после завершения оказания услуги, применить к этим видам услуг рассматриваемые последствия.

Если отступления от условий договора возмездного оказания услуг или иные недостатки результата оказанной услуги в установленный заказчиком разумный срок не были устранены либо являются существенным, заказчик вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения причиненных убытков.

Таким образом, точно так же, как и по договору подряда, последствия ненадлежащего качества результата оказанных услуг в договоре возмездного оказания услуг различаются в зависимости от характера обнаруженных недостатков.

В том случае, когда недостатки не являются существенными (простые недостатки), закон предоставляет заказчику право воспользоваться одной из мер оперативного воздействия, перечисленных в п. 1 ст. 723 ГК РФ. Однако если заказчик обнаруживает существенные недостатки, наличие которых не позволяет достигнуть цели договора возмездного оказания услуг, ему предоставляется право на возмещение причиненных убытков, то есть возможность применения к подрядчику мер имущественной ответственности.

Поскольку, как отмечалось ранее, на некоторые виды услуг могут устанавливаться законные или договорные гарантии, правила о сроках предъявления заказчиком требований, связанных с ненадлежащим качеством результата услуги, установленные ст. 724 ГК РФ, также распространяются на отношения по возмездному оказанию услуг.

Учитывая особенности предмета исполнения по договору возмездного оказания услуг, следует признать, что согласно ст. 725 ГК РФ срок исковой давности для требований, предъявляемых в связи с ненадлежащим качеством результата любой услуги, всегда составляет один год, то есть является сокращенным. Что же касается особенностей порядка исчисления срока давности по искам о ненадлежащем качестве результата услуги, то они ничем не отличаются от установленных п. 2 и 3 ст. 725 ГК РФ.

Так же как и по договору подряда, исполнитель по договору возмездного оказания услуг согласно ст. 726 ГК РФ наряду с предоставлением заказчику самого результата услуги обязан также передать ему информацию, касающуюся эксплуатации или иного использования предмета исполнения, если это предусмотрено договором либо характер информации таков, что без нее невозможно использование результата услуги для целей, указанных в договоре.

В соответствии со ст. 727 ГК РФ сторона, получившая от другой благодаря исполнению своего обязательства по договору возмездного оказания услуг информацию о новых решениях и технических знаниях, в том числе не защищаемых законом, а также сведения, которые могут рассматриваться как коммерческая тайна (ст. 139 ГК РФ), не вправе сообщать ее третьим лицам без согласия другой стороны. Порядок и условия пользования такой информацией определяются соглашением сторон.

Права и обязанности заказчика

Основной обязанностью заказчика, как это вытекает из ст. 779 ГК РФ, является необходимость оплаты оказанной услуги. Оплата услуг исполнителя согласно ст. 781 ГК РФ осуществляется заказчиком в сроки и в порядке, которые указаны в договоре возмездного оказания услуг.

Поскольку услуги оказываются исполнителем в соответствии с заданием заказчика, последнему предоставляется право во всякое время проверять ход и качество оказываемых услуг, не вмешиваясь, однако, в оперативно-хозяйственную деятельность исполнителя (ст. 715 ГК РФ). Следовательно, заказчик по договору возмездного оказания услуг, так же как и по договору подряда, имеет возможность влиять на ход оказания услуг и, соответственно, на полученный результат.

В том случае, если исполнитель не приступает своевременно к исполнению договора возмездного оказания услуг или оказывает услуги настолько медленно, что исполнение их к сроку становится явно невозможным, заказчик приобретает право отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения причиненных ему убытков.

Если в процессе оказания услуг исполнителем заказчику станет очевидным, что они не будут выполнены надлежащим образом, заказчик вправе назначить исполнителю разумный срок для устранения недостатков. При невыполнении исполнителем в назначенный срок этого требования заказчику также предоставляется право отказаться от договора возмездного оказания услуг и потребовать возмещения убытков либо поручить оказание услуг другому лицу за счет исполнителя.

Заказчик обязан в случаях, в объеме и в порядке, предусмотренных договором возмездного оказания услуг, оказывать исполнителю содействие в оказании услуг. При неисполнении им данной обязанности исполнитель вправе требовать возмещения причиненных убытков, включая дополнительные издержки, вызванные простоем, либо перенесения сроков оказания услуг, либо увеличения указанной в договоре цены услуг (ст. 718 ГК РФ). При этом согласно п. 2 ст. 781 ГК РФ в случаях, когда невозможность исполнения возникла по вине заказчика, услуги подлежат оплате в полном объеме, если иное не предусмотрено законом или договором возмездного оказания услуг.

Договор возмездного оказания услуг, как и договор подряда, является двусторонним, поэтому к нему применяются последствия неисполнения заказчиком встречных обязанностей по договору (ст. 719 ГК РФ). Исполнитель вправе не приступать к оказанию услуг, а начатые действия приостановить в случаях, когда нарушение заказчиком своих обязанностей по договору возмездного оказания услуг препятствует надлежащему исполнению им договора, а также при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что исполнение указанных обязанностей не будет произведено в установленный срок. Кроме того, при наличии указанных обстоятельств исполнитель вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения убытков, если иное не предусмотрено договором возмездного оказания услуг.

Согласно ст. 782 ГК РФ заказчику предоставляется право на односторонний отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов. В отличие от этого исполнитель имеет право отказаться от исполнения обязательств по договору возмездного оказания услуг только при условии полного возмещения заказчику убытков.

В связи с тем, что исполнитель оказывает услуги, совершая определенные действия или осуществляя определенную деятельность, которая неотделима от его личности, завершение таких действий или соответствующей деятельности означает исполнение по договору. Поэтому в ст. 779 ГК РФ не указывается на обязанность заказчика по принятию результата услуги. Нет указаний в законе также относительно обязанности исполнителя сдать заказчику результат услуги. Из этого можно сделать вывод, что порядок приемки, подробно урегулированный п. 1, 6, 7 ст. 720 ГК РФ, не применяется к отношениям сторон договора возмездного оказания услуг, поскольку противоречит особенностям предмета этого договора.

Вместе с тем заказчик по завершении оказания услуг должен оценивать полученный исполнителем результат. При обнаружении отступлений от договора, ухудшающих результат оказания услуги, или иных недостатков он должен немедленно заявить об этом исполнителю. Заказчик, обнаруживший недостатки в полученном от исполнителя результате услуги в момент ее окончания, имеет право ссылаться на них только в тех случаях, когда они были оговорены им либо стороны пришли к соглашению о возможности последующего предъявления требования об их устранении. Заказчик, не выполнивший этих требований, лишается права ссылаться на недостатки исполнения, которые могли быть установлены при обычном способе использования результата услуги (явные недостатки), если иное не предусмотрено договором возмездного оказания услуг.

При обнаружении после окончания оказания услуги отступлений от договора возмездного оказания услуг или иных недостатков, которые не могли быть установлены в момент окончания ее оказания при обычном способе использования результата услуги (скрытые недостатки), в том числе таких, которые были умышленно скрыты исполнителем, заказчик обязан известить об этом исполнителя в разумный срок после их обнаружения.

В случае возникновения между заказчиком и исполнителем спора по поводу недостатков или их причин по требованию любой из сторон договора должна быть назначена экспертиза. Расходы по проведению экспертизы несет исполнитель, за исключением случаев, когда экспертизой установлено отсутствие нарушений исполнителем договора возмездного оказания услуг или причинной связи между его действиями и обнаруженными недостатками. В этих случаях расходы по проведению экспертизы несет сторона, потребовавшая назначения экспертизы, а если она назначена по соглашению сторон, то расходы возлагаются на обе стороны в равных долях.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Во введении автор ставил цель детально проанализировать институт договора возмездного оказания услуг. Анализируя все изложенное, можно сделать вывод, что эта цель автором в целом достигнута. В целом можно сделать следующие выводы.

Договор возмездного оказания услуг определен в ст. 779 ГК РФ как обязательство, согласно которому исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги. В ст. 779 ГК дан примерный перечень обязательств по оказанию услуг: это медицинские, ветеринарные, аудиторские, консультационные, информационные услуги, услуги по обучению, туристическому обслуживанию, связи.

Возмездное оказание услуг впервые выделено в новом ГК РФ как самостоятельный тип договора, имеющий собственную нормативно-правовую базу. Ему посвящена гл. 39 ГК РФ.

Институт возмездного оказания услуг предназначен для регулирования правоотношений, которые, с одной стороны, не могут быть эффективно регламентированы подрядными нормами, а с другой стороны, по своей значимости и индивидуализирующим свойствам еще не достигли той степени, при которой оказывается необходимым выделение каждого из них в особый договорный тип.

Последовательно уточняющая характеристика договора возмездного оказания услуг может быть представлена следующим образом.

Во-первых, он относится к группе договоров, направленных на выполнение работ (оказание услуг). Причем данная направленность применительно к рассматриваемому обязательству неразрывно связана с его возмездностью.

Во-вторых, он направлен на выполнение не любых работ, а лишь таких, результат которых неотделим от самой работы.

Правильное понимание специфики данного обязательства имеет большое значение, поскольку позволяет применять положения гл. 39 ГК РФ только к тем обязательствам, для регулирования которых они предназначены, не распространяя специальные нормы о возмездном оказании услуг на договоры, не имеющие соответствующей специфики.

В отличие от определения договора подряда, содержащегося в ст. 702 ГК РФ, в определении договора возмездного оказания услуг (ст. 779 ГК РФ) отсутствует ссылка на результат, подлежащий передаче заказчику.

В юридической литературе также акцентируется внимание на том, что характерной особенностью услуг, отличающей их от подряда, является отсутствие результата, отделимого от процесса работы. Общий признак, свойственный различного рода услугам, перечисленным в п. 2 ст. 779 ГК РФ, заключается в том, что их предметом являются, как правило, соответствующие действия, а не их овеществленный результат. Всем услугам присущ один общий признак – результату предшествует совершение действий, не имеющих материального воплощения, составляющих вместе с ним единое целое.

Тезис об отсутствии результата, отделимого от услуги, не означает, однако, что оказание услуги вообще не может приводить к какому-либо результату, отделимому от процесса ее оказания. Такой результат может и присутствовать. Но в силу специфики рассматриваемого обязательства он не предопределяется полностью оказываемой услугой.

Таким образом, особенностью услуг, отличающей их от подряда, является то, что работа, выполняемая по договору возмездного оказания услуг, направлена на достижение результата, который неотделим от процесса работы.

Указанная специфика деятельности по оказанию услуг предопределяет принципы правового регулирования данных обязательств. В первую очередь, это касается вопросов оплаты услуг, их количества и качества, а также имущественной ответственности исполнителя.

Во-первых, в отличие от договора подряда, в котором оплачивается результат работы, в договоре возмездного оказания услуг платят за процесс оказания услуг, за саму работу, а не за какой-либо результат, наступающий в связи с оказанием услуг. На практике, тем не менее, нередко возникают трудности с применением данного принципа.

Во-вторых, поскольку оказание услуг направлено на достижение результата, не отделимого от самих услуг, количество и качество оказанных услуг должно оцениваться по самим действиям, совершаемым исполнителем.

В-третьих, вопросы об имущественной ответственности исполнителя также должны решаться с учетом указанных особенностей возмездного оказания услуг.

Анализ судебной практики показывает, что наибольшие сложности возникают в связи с применением именно указанных принципов, а не конкретных норм гл. 39 ГК РФ. Это объясняется тем, что принципы правового регулирования, обусловленные правовой природой договора, как правило, детально не прописываются в правовых нормах. Для их правильного применения необходимо не только внимательно изучать закон, но и иметь четкое представление о правовой природе конкретного обязательства и его месте в системе договоров.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

1. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая: Федеральный закон № 51-ФЗ от 30 ноября 1994 года // Российская газета. 1994. 8 декабря.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая: Федеральный закон № 14-ФЗ от 26 января 1996 года // Российская газета. 1996. 6, 7, 8 февраля 1996 года.

3. Налоговый Кодекс Российской Федерации: Федеральный закон № 146-ФЗ от 31 июля 1998 года // Российская газета. 1998. 6 августа.

4. О связи: Федеральный закон от 7 июля 2003 года № 126-ФЗ // Российская газета. 2003. 12 июля.

5. Об аудиторской деятельности: Федеральный закон от 7 августа 2001 года № 119-ФЗ // Российская газета. 2001. 9 августа.

6. Об организации страхового дела в Российской Федерации: Закон РФ от 27 ноября 1992 года № 4015-I // Российская газета. 1993. 12 января.

7. Об основах туристской деятельности в Российской Федерации: Федеральный закон от 24 ноября 1996 года № 132-ФЗ // Российская газета. 1996. 3 декабря.

8. Об оценочной деятельности в Российской Федерации: Федеральный закон от 29 июля 1998 года № 135-ФЗ // Российская газета. 1998. 6 августа.

9. О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг: Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 сентября 1999 года № 48 // Вестник Высшего Арбитражного суда РФ. 1999. № 11. С. 78.

10. О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 6 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 8 от 1 июля 1996 года // Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. М., 1999. С. 210.

11. О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 года № 7 // Российская газета. 1994. 26 ноября.

12. Алексеев С. С. Об объекте права и правоотношения // Вопросы общей теории советского права. М., 1960. С. 197-310.

13. Алексеев С. С. Общая теория права: В 2 т. М., 1981. Т. I. 514 с.

14. Андреева Л. Существенные условия договора: споры, продиктованные теорией и практикой // Хозяйство и право. 2000. № 12. С. 95-100.

15. Баринов Н. А. Имущественные потребности и гражданское право. Саратов, 1987. 67 с.

16. Баринов Н. А. Права граждан по договору бытового заказа и их защита. М., 1973. 98 с.

17. Белозеров А. В. Понятие и содержание обязательства по возмездному оказанию образовательных услуг: Автореф. дис.: канд. юрид. наук. М., 2000. 19 с.

18. Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Книга третья. М., 2002. 897 с.

19. Брауде И. Л. Договор подряда // Отдельные виды обязательств. М., 1954. С. 221-230.

20. Варьяс М. Ю. Краткий курс церковного права. М., 2001. 341 с.

21. Вольдман Ю. Я. Комментарий к Закону Российской Федерации «О рекламе». М.: Фонд «Правовая культура», 1998. 542 с.

22. Гражданское право. Учебник / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М., 1997. Ч. II. 913 с.

23. Гражданское право. Учебник: В 2 т. / Отв. ред. проф. Е. А. Суханов. М., 2000. Т. II, пт. 2. 345 с.

24. Гражданское право. Учебник: В 2 т. / Отв. ред. проф. Е. А. Суханов. М., 1998. Т. I. 781 с.

25. Дворжак Я. Гражданско-правовое регулирование услуг в ЧССР. М.: Прогресс, 1989. 300 с.

26. Индюков Н. П. Услуга как объект гражданского правоотношения. Свердловск, 1978. 76 с.

27. Иоффе О. С. Советское гражданское право (курс лекций): Отдельные виды обязательств. Л., 1961. 897 с.

28. Кабалкин А. Ю., Мозолин В. П. Охрана прав граждан и потребителей // Советское государство и право. 1983. № 4. С. 37-45.

29. Кабатов В. А. Возмездное оказание услуг // Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель. 1996. С. 393-411.

30. Калмыков Ю. Х. К понятию обязательства по оказанию услуг в гражданском праве // Избранное: Труды. Статьи. Выступления. М., 1998. С. 29-34.

31. Карро Д., Жюйар П. Международное экономическое право. М., 2002. 786 с.

32. Кассандров М. Нестандартное качество // Деловой квартал. 2001. № 33. С. 17.

33. Кванина В. В. Высшее учебное заведение как субъект права: Проблемы частного и публичного права. М., 2003. 96 с.

34. Кванина В. В. Договор на оказание возмездных услуг. Учебное пособие. Челябинск, 2002. 216 с.

35. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй / Под ред. проф. Т. Е. Абовой и А. Ю. Кабалкина. М., 2002. 1013 с.

36. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Отв. ред. О. Н. Садиков. М., 1998. 762 с.

37. Красавчиков О. А. Теория юридических фактов в советском гражданском праве: Автореф. дис. : канд. юрид. наук. Свердловск, 1950. 22 с.

38. Кротов М. В. Обязательство по оказанию услуг в советском гражданском праве. Л., 1990. 96 с.

39. Малеина М. Н. Договор о подготовке специалиста // Государство и право. 2004. № 8. С. 59-60.

40. Маркова В. Д. Маркетинг услуг. М., 2006. 451 с.

41. Мейер Д. И. Русское гражданское право. М.: Статут, 1997. Ч. 2. 703 с.

42. Плоом Э. Л. О защите прав граждан-заказчиков по договорам бытового обслуживания. М., 1989. 321 с.

43. Римское частное право / Под ред. И. Б. Новицкого и И. С. Перетерского. М., 1998. 876 с.

44. Романец Ю. В. Система договоров в гражданском праве России. М., 2001. 716 с.

45. Романова Е. Н. Гражданско-правовое содержание услуг. М., 2000. 311 с.

46. Саватье Р. Теория обязательств. М., 1972. 652 с.

47. Санникова Л. В. Проблемы формирования понятия услуги в условиях перехода к постиндустриальному обществу // Социально-экономическое развитие и международные отношения. М., 2004. С. 342-359.

48. Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. М., 1999. 897 с.

49. Соловьев В. Н. Гражданско-правовое регулирование отношений, возникающих при реализации конституционного права граждан на медицинскую помощь: Автореф. дис.: канд. юрид. наук. Томск, 1999. 21 с.

50. Степанов Д. И. Услуги как объект гражданских прав. М., 2005. 300 с.

51. Степанов Д. Услуги как объект гражданских прав // Российская юстиция. 2000. № 2. С. 17-21.

52. Сырых В. М. Образовательное право как отрасль российского права. М., 2000. 643 с.

53. Таль Л. С. Трудовой договор. Цивилистическое исследование (по изданию 1913 года). М.: Статут, 2003. 321 с.

54. Терещенко Л. К. Услуги: государственные, публичные, социальные // Журнал российского права. 2004. № 10. С. 17-31.

55. Тихомиров А. Ю. Публичные услуги: Спрос общества и реализующие его институты. М., 2008. 87 с.

56. Трофименко А. В. Проблемы теории нематериальных объектов (гражданско-правовой аспект): Автореф. дис.: д-ра юрид. наук. Саратов, 2004. 20 с.

57. Философский словарь / Под ред. О. Е. Грицанова. М., 2003. 943 с.

58. Халфина Р. О. Общее учение о правоотношении. М., 1974. 371 с.

59. Шаблова Е. Г. Гражданско-правовое регулирование отношений возмездного оказания услуг: Автореф. дис… д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 2003. 21 с.

60. Шаблова Е. Г. Договоры возмездного оказания услуг: практика их исполнения. Екатеринбург, 2007. 98 с.

61. Шерстобитов А. Е. Гражданско-правовое регулирование договорных отношений в сфере обслуживания. М., 1987. 321 с.

62. Шешенин Е. Д. Классификация гражданскоправовых обязательств по оказанию услуг // Антология уральской цивилистики. 1925-1989: Сб. ст. М., 2001. С. 356-372.

63. Шешенин Е. Д. Обязательства по оказанию услуг. М., 1982. 342 с.

64. Шкатулла В. И. Образовательное право. Учебник. М., 2001. 454 с.

65. Щуковская О. М. Правовое регулирование деятельности по оказанию правовых услуг: Автореф. дис.: канд. юрид. наук. СПб., 2001. 22 с.

66. Явич Л. С. Проблемы правового регулирования советских общественных отношений. М., 1961. 200 с.


[1] Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая: Федеральный закон № 51-ФЗ от 30 ноября 1994 года // Российская газета. 1994. 8 декабря. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая: Федеральный закон № 14-ФЗ от 26 января 1996 года // Российская газета. 1996. 6, 7, 8 февраля 1996 года.

[2] См.: Баринов Н. А. Имущественные потребности и гражданское право. Саратов, 1987; Кабалкин А. Ю. Сфера обслуживания: Гражданско-правовое регулирование. М., 1972; Он же. Гражданский закон об услугах населению. М., 1980; Он же. Услуги в системе отношений, регулируемых гражданским правом // Государство и право. 1994. № 8, 9. С. 79-88; Кабалкин А. Ю., Мозолин В. П. Охрана прав граждан и потребителей // Советское государство и право. 1983. № 4. С. 37-45; Плоом Э. Л. О защите прав граждан-заказчиков по договорам бытового обслуживания. М., 1989; Он же. Услуга, товар или? // Советское право. Таллин, 1987. № 4. С. 261-265; Шерстобитов А. Е. Гражданско-правовое регулирование договорных отношений в сфере обслуживания. М., 1987.

[3] См.: Калмыков Ю. Х. К понятию обязательства по оказанию услуг в гражданском праве // Избранное: Труды. Статьи. Выступления. М., 1998. С. 29-34; Романова Е. Н. Гражданско-правовое содержание услуг. М., 2000. С. 210-213.

[4] См.: Иоффе О. С. Советское гражданское право (курс лекций): Отдельные виды обязательств. Л., 1961. С. 211-213.

[5] См.: Иоффе О. С. Указ. соч. С. 211-213.

[6] См.: Шешенин Е. Д. Обязательства по оказанию услуг. М., 1982.

[7] Калмыков Ю. Х. Указ. соч. С. 33.

[8] Романова Е. Н. Указ. соч. С. 213.

[9] Алексеев С. С. Об объекте права и правоотношения // Вопросы общей теории советского права. М., 1960. С. 297.

[10] Индюков Н. П. Услуга как объект гражданского правоотношения. Свердловск, 1978. С. 33.

[11] Кротов М. В. Обязательство по оказанию услуг в советском гражданском праве. Л., 1990. С. 41.

[12] Иоффе О. С. Обязательственное право. М., 1975. С. 419.

[13] Шешенин Е. Д. Указ. соч. С. 177.

[14] Брауде И. Л. Договор подряда // Отдельные виды обязательств. М., 1954. С. 221.

[15] Баринов Н. А. Права граждан по договору бытового заказа и их защита. М., 1973. С. 14.

[16] См.: Калмыков Ю. Х. Указ. соч. С. 34.

[17] Кабалкин А. Ю. Услуги в системе отношений, регулируемых гражданским правом. С. 84.

[18] Шешенин Е. Д. Классификация гражданскоправовых обязательств по оказанию услуг // Антология уральской цивилистики. 1925-1989: Сб. ст. М., 2001. С. 356.

[19] Римское частное право / Под ред. И. Б. Новицкого и И. С. Перетерского. М., 1998. С. 490.

[20] Саватье Р. Теория обязательств. М., 1972. С. 232-233.

[21] Мейер Д. И. Гражданское право (по изданию 1903 года). М.: Статут, 2002. С. 295.

[22] Таль Л. С. Трудовой договор. Цивилистическое исследование (по изданию 1913 года). М.: Статут, 2003. С. 210.

[23] Налоговый Кодекс Российской Федерации: Федеральный закон № 146-ФЗ от 31 июля 1998 года // Российская газета. 1998. 6 августа.

[24] Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Книга третья. М., 2002. С. 212.

[25] Гражданское право. Учебник / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М., 1997. Ч. II. С. 539.

[26] Гражданское право. Учебник: В 2 т. / Отв. ред. проф. Е. А. Суханов. М., 2000. Т. II, пт. 2. С. 5.

[27] Кабатов В. А. Возмездное оказание услуг // Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель. 1996. С. 393.

[28] Шаблова Е. Г. Гражданско-правовое регулирование отношений возмездного оказания услуг: Автореф. дис.: д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 2002. С. 13.

[29] Там же. С. 14.

[30] Кванина В. В. Договор на оказание возмездных услуг. Учебное пособие. Челябинск, 2002. С. 31.

[31] См.: Там же. С. 32.

[32] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй / Под ред. проф. Т. Е. Абовой и А. Ю. Кабалкина. М., 2002. С. 452.

[33] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Отв. ред. О. Н. Садиков. М., 1998. С. 344.

[34] Там же. С. 344.

[35] Романец Ю. В. Система договоров в гражданском праве России. М., 2001. С. 369.

[36] Трофименко А. В. Проблемы теории нематериальных объектов (гражданско-правовой аспект): Автореф. дис.: д-ра юрид. наук. Саратов, 2004. С. 12.

[37] Щуковская О. М. Правовое регулирование деятельности по оказанию правовых услуг: Автореф. дис.: канд. юрид. наук. СПб., 2001. С. 16.

[38] Философский словарь / Под ред. О. Е. Грицанова. М., 2003. С. 46.

[39] Степанов Д. И. Услуги как объект гражданских прав. М., 2005. С. 16-17.

[40] См.: Степанов Д. И. Указ. соч. С. 190.

[41] Там же. С. 208.

[42] См.: Степанов Д. И. Указ. соч. С. 208.

[43] См.: Степанов Д. И. Указ. соч. С. 205.

[44] Шаблова Е. Г. Перспективы развития правового института возмездного оказания услуг // Журнал российского права. 2002. № 1. С. 87.

[45] Иоффе О. С. Указ. соч. С. 555.

[46] О связи: Федеральный закон от 7 июля 2003 года № 126-ФЗ // Российская газета. 2003. 12 июля.

[47] Об утверждении Правил оказания услуг общественного питания: Постановление Правительства РФ от 15 августа 1997 года № 1036 // Российская газета. 1997. 25 августа.

[48] Об основах туристской деятельности в Российской Федерации: Федеральный закон от 24 ноября 1996 года № 132-ФЗ // Российская газета. 1996. 3 декабря.

[49] О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг: Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 сентября 1999 года № 48 // Вестник Высшего Арбитражного суда РФ. 1999. № 11. С. 78.

[50] Об оценочной деятельности в Российской Федерации: Федеральный закон от 29 июля 1998 года № 135-ФЗ // Российская газета. 1998. 6 августа.

[51] Об аудиторской деятельности: Федеральный закон от 7 августа 2001 года № 119-ФЗ // Российская газета. 2001. 9 августа.

[52] Гражданское право. Том II. Полутом 2: Учебник / Отв. ред. Е. А. Суханов. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 71.