регистрация / вход

Договор простого товарищества

По договору простого товарищества (о совместной деятельности) двое или несколько лиц обязуются соединить свои вклады и совместно действовать без образования юридического лица для извлечения прибыли или достижения иной не противоречащей закону цели.

Министерство внутренних дел Российской Федерации

Белгородский юридический институт

Кафедра гражданско-правовых дисциплин

Дисциплина «Гражданское право»

Реферат

На Тему: «ДОГОВОР ПРОСТОГО ТОВАРИЩЕСТВА»

Подготовил:

Слушатель 345 группы

Конев П.Л.

Проверил:

Преподаватеть кафедры

Стеклов И.А.

Белгород 2008


1. По договору простого товарищества (договору о совместной деятельности) двое или несколько лиц (товарищей) обязуются соединить свои вклады и совместно действовать без образования юридического лица для извлечения прибыли или достижения иной не противоречащей закону цели (ст. 1041 ГК).

Юридическая природа договора простого товарищества раскрывается в следующих признаках.

А. В отличие от других в данных договорах обычно участвуют более двух сторон, и эти договоры в таких случаях являются многосторонними сделками. Закон не устанавливает предельного числа участников договора. Оно обычно обусловливается целью договора простого товарищества, экономическими расчетами и другими обстоятельствами.

Не исключена возможность заключения договора простого товарищества в виде двусторонней сделки. Например, владельцы двух соседних участков в садоводческом товариществе объединяют материальные средства и трудовые усилия с целью устройства артезианской скважины. Однако в отличие от обычных двусторонних сделок (купля-продажа, подряд и др.) они при определенных условиях способны превратиться в многосторонние (в нашем примере достигнуто соглашение о включении в число участников договора простого товарищества еще одного садовода).

Б. В соответствии с п. 1 ст. 1041 ГК товарищи, объединившись для достижения общей цели, не приобретают статуса юридического лица, не становятся единым субъектом гражданского права. Все сделки и иные юридические действия, необходимые для достижения общей цели, товарищи совершают и подписывают все вместе либо на основании доверенности от имени остальных - один или несколько товарищей. В постановлении по конкретному делу Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ прямо указал, что в соответствии с законом "простое товарищество не является юридическим лицом, и сторонами договора простого товарищества являются лица, его подписавшие".

В. Совместная деятельность товарищей должна быть направлена на извлечение прибыли или достижение иной не противоречащей закону цели. Цель должна быть общей для всех товарищей. Общая цель - один из основных сущностных признаков договора простого товарищества. По признаку общей целевой направленности на достижение определенного результата в юридической литературе выделяется особая классификационная группа договоров - общецелевые договоры (договоры простого товарищества и учредительные договоры).

Без установления единой для всех цели договор простого товарищества возникнуть не может. При этом целью, как явствует из закона, может быть как извлечение прибыли, так и любая иная не направленная на извлечение прибыли цель, не нарушающая предписания закона. Так, договорами простого товарищества являются следующие договоры, имеющие различные по цели направленности: договор нескольких общественных организаций об объединении усилий и средств с целью финансового и материального обеспечения постоянно действующей выставки работ членов организаций; договор группы коммерческих юридических лиц о строительстве и эксплуатации базы отдыха с последующим использованием для отдыха своих работников; договор об организации производства и реализации определенного вида продукции, заключенный основным и двумя дочерними хозяйственными обществами.

Г. Наличие общей цели в договоре простого товарищества объясняет известное единство интересов сторон договора и частое совпадение содержания их основных прав и обязанностей.

Подчеркивая сходство правового положения сторон в договоре простого товарищества, закон именует их общим термином - товарищи. Каждый участник договора является должником и одновременно кредитором по отношению ко всем остальным его участникам. Поскольку каждый из них имеет права и обязанности, договор простого товарищества следует отнести к категории двусторонне обязывающих (взаимных) договоров. Но в отличие от обычных взаимных договоров, в которых права и обязанности сторон носят встречный характер (например, один продает вещь, получая за нее деньги, а второй приобретает ее в собственность, уплатив цену), интерес любого из участников договора простого товарищества (кредитора) в силу общности цели договора является не только его личным интересом: в исполнении договора заинтересованы и все другие его участники. Здесь имеет место не встречность, а совпадение прав и обязанностей сторон договора простого товарищества.

Д. В силу закона каждый участник договора простого товарищества должен передать свой вклад (деньги, иное имущество и др.), соединив его с вкладами других товарищей. Объединенные вклады поступают по общему правилу в общую долевую собственность товарищей, составляя основу материально-финансовой базы деятельности товарищей для достижения поставленной цели. Соединение товарищами вкладов - один из основных признаков, определяющих сущность договора простого товарищества. Без соединения вкладов невозможно возникновение договора простого товарищества.

В деле, рассмотренном Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ 15 октября 1996г., стороны, заключив договор о совместной деятельности, обязались: одна сторона предоставить другой беспроцентный заем на определенный срок, вторая - закупить на эти средства сырье, переработать его и реализовать продукцию. В данном случае не было объединения вкладов, не возникла общая долевая собственность участников договора, договор не был направлен на достижение общей для обоих участников цели. Суд признал данный договор договором займа.

Любой участник, внеся вклад и действуя для достижения общей цели, получает выгоду, пользу от этого, а также от вкладов и деятельности остальных участников договора простого товарищества. Он вправе требовать от другого (других) товарища (товарищей) соответствующего исполнения, что и нужно считать своеобразным встречным удовлетворением, за непредоставление которого участник должен нести неблагоприятные последствия в соответствии с общими правилами гражданско-правовой ответственности. Поэтому, исходя из законодательного определения возмездности договоров (ст. 423 ГК), договор простого товарищества следует относить к категории возмездных. В пользу признания этих договоров возмездными говорит и тот факт, что здесь законодатель не устанавливает обычного для безвозмездных договоров льготного режима ответственности (ср., например, ст. 693 и 1052 ГК).

Е. Любой договор простого товарищества, поскольку его участники объединяются для достижения общей для всех цели, является фидуциарной сделкой, т.е. такой, в основе которой лежат личные доверительные отношения ее участников. Это отражается в особенностях правового регулирования отношений простого товарищества (например, при определении оснований прекращения договора - ст. 1050 ГК; при установлении порядка принятия решений, касающихся общих дел товарищей, - ст. 1044 ГК).

Договоры простого товарищества консенсуальные. Права и обязанности у товарищей возникают с момента достижения соглашения по всем существенным условиям договора и оформления договора в соответствии с требованиями закона.

2. Как следует из ст. 1041 ГК, термины "договор простого товарищества" и "договор о совместной деятельности" рассматриваются как равнозначные (синонимы). Действительно, деятельность в рамках договора простого товарищества является совместной деятельностью, при которой двое или большее число субъектов объединяют усилия и действия для достижения общей (общих) для всех цели (целей).

Вместе с тем для правового опосредования совместной деятельности недостаточно одной правовой формы договора простого товарищества. Совместная деятельность по мере развития и усиления общественного характера труда охватывает значительно более широкие области человеческой деятельности, нежели оформляемые договорами простого товарищества. Предпосылки совместной деятельности содержатся во всех случаях кооперации труда, ибо люди не могут производить, не объединяясь для совместной деятельности и обмена ее результатами. Совместная деятельность позволяет путем объединения средств, трудовых усилий, опыта и специальных знаний достигать экономического эффекта, не доступного при индивидуальной деятельности лиц.

История развития правового регулирования совместной деятельности свидетельствует о постепенном подключении для ее правового опосредования широкого круга гражданско-правовых договоров. В римском частном праве для правового оформления отношения по совместной деятельности были разработаны несколько разновидностей договоров товарищества (с установлением общности всего имущества участников, с объединением только того имущества, которое выделено участниками для достижения общей цели, и др.). Но во всех случаях товарищество в римском праве не признавалось самостоятельным субъектом права (юридическим лицом).

Позднее гражданские и торговые кодексы буржуазных государств, сохранив разработанную римским правом форму договоров простого товарищества, закрепляют, учитывая требования развивающегося хозяйственного оборота и многообразие разновидностей совместной деятельности, целую группу иных договоров товарищества (полное товарищество, товарищество на вере, товарищество с ограниченной ответственностью и др.). В отличие от договоров простого товарищества в большинстве стран все названные виды товариществ позволяют осуществлять совместную деятельность участников с помощью создаваемых на основе таких договоров специальных организаций, наделяемых правами юридических лиц.

Российское дореволюционное законодательство также предусматривало товарищества в качестве правовой формы, опосредующей совместную деятельность. Согласно ст. 2126 Свода законов гражданских Российской империи: "Товарищества составляются из лиц, соединенных в один состав и действующих в оном под одним общим именем". Закон предусматривал четыре вида товариществ: товарищество полное, товарищество на вере или по вкладам, товарищество по участкам или компания на акциях, товарищество трудовое (артель). Лишь последнее, под которым понималось "товарищество, образовавшееся для производства определенных работ или промыслов, а также для отправления служб и должностей личным трудом за общий счет и с круговою порукою" (ст. 2198.1 Свода законов гражданских Российской империи), по правовому положению приближалось к типу простого товарищества.

Более четко простое товарищество как объединение лиц для совместной деятельности без образования юридического лица было зафиксировано в проекте Гражданского уложения. В соответствии со ст. 2135 проекта "Простым признается такое товарищество, в коем товарищи участвуют в прибылях и убытках по всем сделкам, относящимся к общему предприятию и заключенным кем-либо из товарищей, но перед третьими лицами каждый товарищ отвечает лишь в силу заключенного им с этими лицами договора".

Первый ГК (1922г.) предусматривал договоры простого товарищества и совместную деятельность, оформляемую в виде образования ее участниками на договорной основе специальных правосубъектных организаций: полного товарищества, товарищества на вере, товарищества с ограниченной ответственностью и акционерного общества.

Это начало сохранено и в действующем законодательстве. В ГК для правового регулирования совместной деятельности наряду с договором простого товарищества предусмотрены учредительные договоры, определяющие создание и основные черты юридических лиц: полных товариществ и товариществ на вере, обществ с ограниченной и дополнительной ответственностью, ассоциаций и союзов. Среди основных условий учредительных договоров наряду с определением порядка совместной деятельности учредителей по созданию юридического лица закон называет установление условий передачи юридическому лицу имущества, участия их в его деятельности, а также определение условий и порядка распределения между участниками прибыли и убытков, управления деятельностью юридического лица, выхода учредителей (участников) из его состава (п. 2 ст. 52 ГК).

Правовое положение обществ с ограниченной ответственностью, ассоциаций и союзов наряду с учредительными договорами определяется также уставами этих организаций, которые по юридической природе близки к договорам, поскольку согласовываются и утверждаются учредителями (ст. 70, 83, 89, 122 ГК). Многие положения учредительного договора обычно воспроизводятся в тексте устава создаваемого учредителями юридического лица.

Что касается акционерного общества, то основные параметры его правового статуса фиксируются только в уставе, учредительный договор здесь не заключается. Вместо него в соответствии со ст. 98 ГК учредители заключают договор, определяющий порядок осуществления ими совместной деятельности по созданию акционерного общества, размер уставного капитала общества, категории выпускаемых акций и порядок их размещения, а также иные условия, предусмотренные Законом "Об акционерных обществах".

Из содержания учредительного договора видно, что основные признаки, определяющие его правовую природу, во многом совпадают с признаками договора простого товарищества. Учредительные договоры, как и договоры простого товарищества, в основе являются многосторонними сделками, т.е. возмездными, взаимными, фидуциарными сделками, относящимися к категории общецелевых договоров. Воля сторон направлена на достижение общей цели - создание нового субъекта права (юридического лица). Общность цели участников договора проявляется в законодательном обозначении их единым термином - учредители (участники).

Вместе с тем нельзя говорить о полной идентичности рассматриваемых договоров. Специфическими чертами, отграничивающими учредительный договор от договора простого товарищества, является, во-первых, то, что совместная деятельность, ведение дел после государственной регистрации созданного учредителями юридического лица осуществляются уже не самими учредителями, как субъектами права, а этим новым юридическим лицом; во-вторых, что объединенное учредителями имущество после передачи его юридическому лицу становится единоличной собственностью последнего, а не общей долевой собственностью участников договора, как это имеет место по общему правилу в договоре простого товарищества (ст. 1043 ГК).

Значительное сходство правовой природы учредительных договоров и договоров простого товарищества дало основание для признания их двумя разновидностями договоров о совместной деятельности.

Согласно иному мнению, учредительные договоры нельзя считать ни договорами простого товарищества, ни разновидностью договоров о совместной деятельности, поскольку Основы гражданского законодательства 1991г. "впервые закрепили учредительный договор в качестве самостоятельной разновидности гражданско-правовых договоров". Однако эта позиция не безупречна. В соответствии с другой точкой зрения деятельность лиц по созданию, например, простого товарищества и взаимоотношения по управлению последним вполне укладывается в рамки договора о совместной деятельности (простого товарищества).

Действительно, период до приобретения создаваемой организацией статуса юридического лица (до момента государственной регистрации) отношения учредителей между собой и с третьими лицами с полным основанием могут регламентироваться нормами гл. 55 ГК. Показательно, что в тех немногочисленных случаях, когда специальное законодательство касается отношений участников учредительного договора, оно решает вопросы в полном соответствии с правилами гл. 55 ГК (ср. п. 2 ст. 11 Федерального закона от 8 февраля 1998г. "Об обществах с ограниченной ответственностью" с п. 2 ст. 1047 ГК).

Договор простого товарищества (договор о совместной деятельности) в условиях становления рыночной экономики, действия нового ГК находит более широкое применение в сравнении с советским периодом жизни нашего общества. Он используется в качестве правового инструмента, опосредующего совместную деятельность граждан и организаций в хозяйственной и социально-культурной жизни. Это, прежде всего, совместная предпринимательская деятельность, имеющая целью получение прибыли (например, совместное строительство объектов недвижимости, организация и осуществление деятельности в производственной, торговой и иной хозяйственной сфере, договоры о создании хозяйственных обществ, финансово-промышленных групп и др.), а также деятельность, направленная на достижение иных не противоречащих закону целей (например, совместное сооружение и эксплуатация объектов социально-культурной сферы, совместная деятельность муниципалитетов, организаций и органов службы занятости по организации общественных работ, созданию рабочих мест, договорные объединения благотворительных фондов, иных общественных, в том числе религиозных, организаций, создаваемых для благотворительной деятельности, совместная деятельность граждан в целях удовлетворения бытовых нужд и т.п.).

В литературе высказано соображение о расширении сферы применения договоров о совместной деятельности. В связи с тем, что на практике часто встречаются договоры, по которым стороны обязуются совместно действовать в общем интересе, не внося для этого какого-либо имущества или иных вкладов, предлагается считать их договорами о совместной деятельности в широком смысле. Договоры же простого товарищества следует называть договорами о совместной деятельности в узком смысле слова.

Такое предложение вряд ли приемлемо. Во-первых, законодатель, как отмечалось выше, термины "договор о совместной деятельности" и "договор простого товарищества" считает синонимами и, следовательно, всякий раз при упоминании о договоре совместной деятельности имеется в виду, что речь идет о договоре простого товарищества. Договоры же, по которым стороны обязуются осуществлять совместные действия для достижения общей цели без объединения для этого имущества, без внесения вкладов, не могут считаться договорами простого товарищества (договорами о совместной деятельности), ибо отсутствует один из сущностных признаков такого договора - обязанность внесения вкладов. Во-вторых, обязательным практическим следствием включения таких договоров в группу договоров о совместной деятельности должна быть возможность прямого применения к этим отношениям норм гл. 55 ГК "Простое товарищество". А это исключено, поскольку большая часть этих норм рассчитана на применение только к отношениям простого товарищества (ст. 1042, 1043, 1046 - 1049 ГК и др.).

Это не означает, однако, запрета на договоры подобного рода. Как трактовать, например, договор домоуправления и организации, пользующейся на условиях аренды помещением первого этажа здания, об осуществлении с целью озеленения и благоустройства прилегающей к зданию земельной территории, к определенному сроку каждой за счет своих средств работы в той доле, которая предусмотрена для них проектом благоустройства земельного участка? Такой договор, несмотря на наличие общей цели, нельзя отнести к договорам простого товарищества, в нем нет одного из сущностных условий этого договора - объединение вкладов, появление общей собственности участников. Такие договоры не получили специального наименования и самостоятельного закрепления в гражданском законодательстве. Поэтому в соответствии с п. 1 ст. 8 и п. 2 ст. 421 ГК они регулируются общими нормами обязательственного права. К ним допустимо также применение по аналогии закона тех норм гл. 55 ГК, которые соответствуют сущности этих договоров (например, ст. 1044 ГК о порядке ведения общих дел, принятия решений, касающихся общих дел).

В практике последних лет нередко заключались договоры, именуемые договорами о совместной деятельности, имеющие целью, по сути дела, не осуществление совместной деятельности, а лишь прикрытие (обычно для уменьшения налогообложения) других распространенных в гражданском обороте сделок. Например, в договоре, названном "договор о совместной деятельности", предусматривается, что одна сторона предоставит другой обособленный участок цеха с оборудованием, а последняя организует на этой базе выпуск трикотажа, уплачивая первой определенный процент от суммы реализации изделий. Здесь нельзя говорить ни о договоре простого товарищества, ни о каком-либо ином договоре, регулирующем совместную деятельность, поскольку нет объединения вкладов и отсутствует общая цель деятельности. Такой договор прикрывает аренду помещения с оборудованием и является недействительной сделкой.

3. Как отмечено в ГК, стороны договора простого товарищества именуются единым термином - товарищи. Участниками договоров простого товарищества, заключаемых для предпринимательской деятельности, могут быть только индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации (п. 2 ст. 1041 ГК). Данная норма трактуется в юридической литературе распространительно. Поясняется, что в составе участников договора простого товарищества могут быть и некоммерческие организации, поскольку закон разрешает им осуществлять предпринимательскую деятельность, направленную на достижение целей, ради которых они созданы, и соответствующую этим целям (п. 3 ст. 50 ГК).

Сторонами договора простого товарищества, направленного на достижение не предпринимательской, а любой иной не противоречащей закону цели, могут быть граждане, юридические лица, а также государство, субъекты РФ и муниципальные образования. Причем участие в договорах простого товарищества лиц, обладающих специальной правоспособностью, определяется с учетом содержания и объема их правоспособности.

Предметом договора простого товарищества как юридического факта является предусмотренная договором модель совместного осуществления участниками договора на основе объединенных ими вкладов деятельности, направленной на достижение общей цели.

Договор простого товарищества является в определенной мере регулятором совместной деятельности товарищей. В нем определяются порядок осуществления такой деятельности (совместно всеми участниками либо одним или несколькими из них); виды, размеры, отдельные черты правового режима материальных и иных благ, входящих в состав объединяемых участниками вкладов (например, положение о том, что вклад одного из участников остается в его индивидуальной собственности, не включается в общую долевую собственность участников); общая цель, к достижению которой должна быть направлена деятельность товарищей.

Все названные компоненты положения о ведении совместной деятельности, поставленной цели, о материальных и иных благах, входящих в состав вкладов товарищей, и составляют предмет договора простого товарищества.

Действия же по осуществлению намеченной в договоре модели поведения участников простого товарищества и соответственно реализации их прав и обязанностей составляют содержание обязательства, возникшего из договора простого товарищества.

В юридической литературе иногда предмет договора простого товарищества определяется более узко. Его содержание ограничивается целью, которую ставят перед собой участники договора, имущественным результатом, на достижение которого направлена их деятельность. Так, по мнению Е.М. Щукиной, "предметом договора простого товарищества... является цель договора". Практически так же определяет предмет договора простого товарищества В. Мельгунов, считая, что им "является тот имущественный результат, на достижение которого направлена совместная деятельность участников".

Представляется, что такой подход к уяснению содержания предмета договора простого товарищества не вскрывает в полной мере экономической и юридической сущности этого договора.

Поскольку гл. 55 ГК не содержит специальных положений о форме договора простого товарищества, применяются общие правила о форме сделок (ст. 158 - 165 ГК). При этом нет сложности в решении вопроса о форме договоров простого товарищества, которые заключаются между юридическими лицами либо юридическими лицами и гражданами. Они должны заключаться в письменной форме, а в случае передачи в качестве вклада объектов недвижимости подлежат регистрации. Несоблюдение требования о государственной регистрации сделки влечет ее недействительность (ст. 161, 164, п. 1 ст. 165 ГК).

Иное мнение высказал А.Б. Савельев. Он считает, что отсутствие государственной регистрации договора простого товарищества, предусматривающего передачу во вклад объекта недвижимости, не должно влечь недействительность договора простого товарищества в целом, а только части этой сделки - передачи вклада.

Такое утверждение нельзя признать обоснованным. Неточность кроется в основной посылке автора - "договор простого товарищества в целом не направлен на установление общей собственности между участниками". Но это не так. Условие об объединении вкладов - существенное условие договора простого товарищества. Без согласования товарищами этого условия договор не возникнет. В силу консенсуальности договора простого товарищества режим права общей долевой собственности на вклады (если иное не установлено законом или договором простого товарищества) возникает у участников в момент достижения ими соглашения по всем существенным условиям договора. Применительно к объектам недвижимости Закон "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" отодвигает этот момент на некоторое время. Однако государственная регистрация сделок с недвижимостью не создает права общей собственности участников договора, а лишь регистрирует и тем самым подтверждает факт существования этого права, возникшего в силу закона по воле участников договора простого товарищества (ст. 2, 6, 24 Закона).

Договоры простого товарищества с участием только граждан на сумму до 10 минимальных размеров оплаты труда могут быть устными, а свыше этой суммы - должны заключаться в письменной форме. Достаточно непростой вопрос о том, что же считать в таких договорах суммой сделки, логически обоснованно решается в юридической литературе в пользу цены наибольшего по стоимости вклада в общее имущество товарищей.

ГК не устанавливает специальных норм об определении сроков действия договоров простого товарищества, допуская существование как срочных, так и бессрочных договоров (ст. 1050, 1051). Договор, заключенный без указания срока, сохраняет действие до тех пор, пока не будет достигнута конечная цель, ради достижения которой товарищи объединились, либо выявится очевидная невозможность ее достижения, либо участники примут решение о прекращении деятельности простого товарищества.

4. С учетом целей, преследуемых участниками совместной деятельности, различают два вида договоров простого товарищества. В случае заключения договора для предпринимательской деятельности его сторонами, согласно п. 2 ст. 1041 ГК, могут быть только субъекты, реализующие предпринимательскую деятельность (коммерческие организации, индивидуальные предприниматели). Такие договоры составляют группу коммерческих договоров простого товарищества. Во всех иных случаях, т.е. когда общая цель совместной деятельности имеет некоммерческий характер, участниками договора простого товарищества могут быть любые субъекты гражданского права, и договоры именуются некоммерческими договорами простого товарищества. Это деление имеет важные практические последствия, поскольку различно определяется ответственность товарищей по общим обязательствам в зависимости от того либо иного вида договора (см. п. 5 данной главы).

К особому виду договоров простого товарищества относятся договоры о негласных товариществах, которые в зависимости от целей деятельности участников могут быть коммерческими либо некоммерческими. Особенность негласных товариществ заключается в том, что их существование не раскрывается для третьих лиц (ст. 1054 ГК). Поскольку, решая общие дела во взаимоотношениях с третьими лицами, товарищ может выступать только от своего имени, то по возникшим, по сути дела, общим для всех товарищей обязательствам будет отвечать только он всем своим имуществом. Однако в дальнейшем при распределении расходов, убытков, решении иных вопросов внутренних взаимоотношений между товарищами действуют общие правила о простых товариществах.

В рамках основного деления договоров простого товарищества на виды с учетом специфики правового статуса объединения лиц могут быть названы упомянутые выше учредительные договоры о создании юридических лиц. В зависимости от вида образуемого на их основе юридического лица они входят в разряд коммерческих либо некоммерческих договоров простого товарищества.

По признаку объединения деятельности субъектов - юридических лиц с целью образования путем реорганизации нового юридического лица выделяются договоры простого товарищества о слиянии и присоединении юридических лиц.

Участники такого договора - юридические лица (все - при слиянии и присоединенное юридическое лицо - при реорганизации путем присоединения) после заключения договора прекращают существование в качестве субъектов права. Это происходит при слиянии в момент государственной регистрации вновь созданного юридического лица, а при присоединении - в момент внесения в Единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении деятельности присоединенного юридического лица (п. 4 ст. 57 ГК).

Договоры простого товарищества о слиянии и присоединении юридических лиц в отличие от учредительных договоров не регламентируют деятельность реорганизованных на их основе юридических лиц, поскольку прекращаются в момент прекращения деятельности их участников.

Договоры простого товарищества о слиянии и присоединении юридических лиц могут быть коммерческими либо некоммерческими в зависимости от целей, на достижение которых направлена деятельность реорганизованного на их основе юридического лица.

В группе коммерческих договоров простого товарищества выделяются договоры о создании финансово-промышленных групп (ФПГ). Финансово-промышленная группа представляет собой договорное объединение юридических лиц, действующих как основное и дочерние общества либо полностью или частично объединившие свои материальные и нематериальные активы. ФПГ как совокупность юридических лиц направляет свою деятельность на достижение общей цели - реализацию инвестиционных и иных проектов и программ, нацеленных на повышение конкурентоспособности и расширение рынков сбыта товаров и услуг, повышение эффективности производства, создание новых рабочих мест (ст. 2 Закона "О финансово-промышленных группах").

Совокупность юридических лиц, образующих ФПГ, приобретает статус финансово-промышленной группы по решению государственного органа о ее регистрации (ст. 5 Закона). Однако ФПГ не является субъектом гражданского права - юридическим лицом, не может от своего имени совершать юридические действия.

Для ведения дел ФПГ, участия ее в хозяйственном обороте в договоре о создании финансово-промышленной группы предусматривается учреждение Центральной компании ФПГ как юридического лица. В остальном законодательно закрепленные существенные условия договора о создании ФПГ (ст. 7 Закона) соответствуют основным признакам договора простого товарищества (гл. 55 ГК). Характерно, что по обязательствам Центральной компании ФПГ, возникшим в результате участия в деятельности финансово-промышленной группы, участники ФПГ несут солидарную ответственность так же, как это предусмотрено в п. 2 ст. 1047 ГК (ст. 14 Закона).

5. Основные права и обязанности участников договора простого товарищества определены в ГК, а также могут устанавливаться соглашением сторон (например, обязанности по покрытию убытков и расходов - ст. 1046 ГК).

Наиболее важными правами товарищей являются: право на общее имущество товарищей; право участия в управлении общими делами и право на информацию.

Основные обязанности: сделать вклад в общее дело и совместно действовать для достижения общей цели.

Цели, на которые направлены договоры простого товарищества, не могут быть достигнуты без объединения вкладов. Арбитражная практика рассматривает соглашения товарищей о вкладах в качестве существенного условия договора простого товарищества. При отсутствии соглашения о вкладах договор считается не заключенным.

Вкладом товарища закон признает все то, что он вносит в общее дело: деньги, иное имущество, профессиональные и иные знания, навыки и умения, деловую репутацию и деловые связи (ст. 1042 ГК). Столь широкий набор объектов, включаемых в состав вкладов товарищей, - особенность отношений, возникающих при совместной деятельности (простом товариществе). Законодательные нормы, определяющие формирование материально-имущественной базы юридических лиц, исключают возможность включения в нее профессиональных знаний, навыков, деловой репутации и деловых связей.

Стороны по соглашению самостоятельно определяют денежную оценку вклада каждого товарища. Если это не сделано в договоре или иное не вытекает из фактических обстоятельств, вклады товарищей предполагаются равными. Считая соглашение товарищей об оценке вкладов каждого товарища существенным условием договора, арбитражные суды отказывают в удовлетворении требований участника об изменении в последующем установленной товарищами в договоре простого товарищества оценки вкладов. В Постановлении от 6 октября 1998г. N 249/98 Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, указав на неправомерность действий нижестоящих арбитражных судов, изменивших размер вклада заказчика в строительство жилого дома, отменил их судебные акты по данному делу как противоречащие действующему законодательству.

Определение стоимости вкладов важно, ибо по общему правилу прибыль, расходы и убытки распределяются пропорционально стоимости вкладов товарищей в общее дело (ст. 1046, 1048 ГК).

Как правило, внесенное во вклад товарищами имущество, принадлежащее им на праве собственности, а также продукция, плоды и доходы, полученные в результате совместной деятельности, признаются их общей долевой собственностью. Иные варианты могут быть установлены в законе или договоре простого товарищества либо вытекать из существа обязательства (п. 1 ст. 1043 ГК). Например, несколько членов садоводческого товарищества решили объединиться по договору с целью устройства колодцев на каждом участке. Если в договоре ничего не будет сказано о вещном праве на колодцы, из существа договора с очевидностью вытекает, что у каждого из товарищей возникает индивидуальное право собственности на колодец, находящийся на его участке.

Могут возникнуть и иные, кроме права собственности, права на объединенное имущество товарищей. Так, товарищи не станут собственниками, а приобретут лишь правомочия владения и пользования в отношении имущества, внесенного одним из них во вклад, если последний обладает им на праве хозяйственного ведения (унитарное предприятие) или получил его по договору аренды. Однако и это имущество, несмотря на то, что оно не является общей собственностью товарищей, составляет наряду с имуществом, находящимся в их общей собственности, общее имущество товарищей.

Общее имущество товарищей обособляется, учитывается отдельно от их иного имущества. Если в составе участников товарищества есть юридические лица, ведение бухгалтерского учета общего имущества товарищей может быть поручено одному из них (п. 2 ст. 1043 ГК).

В соответствии с законом товарищи самостоятельно в договоре определяют свои обязанности по содержанию общего имущества и порядок возмещения расходов, связанных с выполнением этих обязанностей. Определяя порядок покрытия расходов (а также убытков), возникающих в результате совместной деятельности, участники договора могут, например, установить (как было предусмотрено в ст. 437 ГК 1964г.), что расходы и убытки должны покрываться за счет общего имущества товарищей или привлекаемых для этой цели кредитов и т.п. Если такого соглашения нет, каждый товарищ несет расходы и убытки пропорционально стоимости его вклада в общее дело. Законодатель подчеркивает недопустимость соглашений, полностью освобождающих кого-либо из товарищей от участия в покрытии общих расходов или убытков. Такие соглашения признаются ничтожными (ст. 1046 ГК).

Пользование общим имуществом товарищей должно осуществляться по их общему согласию, при недостижении согласия - в порядке, установленном судом (п. 3 ст. 1043 ГК).

Владение, пользование и распоряжение имуществом, принадлежащим товарищам на праве общей долевой собственности, осуществляется по правилам, установленным в гл. 16 ГК "Общая собственность". Закон (ст. 1049 ГК) допускает возможность выдела доли товарища в общем имуществе по требованию его кредитора из обязательства, возникшего за пределами сферы отношений простого товарищества, с целью обращения на нее взыскания. Если выделение доли в натуре невозможно или против этого возражают другие товарищи, кредитор вправе потребовать выкупа ими доли должника по ее рыночной стоимости и обратить вырученные от продажи доли средства на погашение долга. При отказе остальных товарищей от приобретения доли должника кредитор может по суду обратить взыскание на долю должника путем продажи ее с публичных торгов.

Право на участие в управлении общими делами товарищей и обязанность совместно действовать для достижения общей цели предполагает совершение товарищами как фактических, так и юридических действий. Применительно к договорам простого товарищества выполнение юридических действий, необходимых для достижения поставленных целей, именуется ведением общих дел товарищей.

В тех случаях, когда речь идет о принятии товарищами решений, касающихся общих дел, но не выходящих за рамки внутренних взаимоотношений участников договора простого товарищества, то они по общему правилу, закрепленному законодательно, принимаются при наличии общего согласия. Это означает, что решение должно быть единогласным. Если это не достигнуто, нельзя разрешить спор в судебном порядке.

Вместе с тем диспозитивность нормы п. 5 ст. 1044 ГК допускает возможность установления иного порядка принятия решений, касающихся общих дел товарищей (например, по большинству голосов или через суд), при условии закрепления такой возможности в договоре простого товарищества. Допускается также обращение в суд в случае недостижения согласия по вопросам владения, пользования объектами общей долевой собственности товарищей и пользования иным общим имуществом товарищей (ст. 247, п. 3 ст. 1043 ГК).

В договоре может быть установлено, что юридические действия будут совершаться либо путем выражения единой воли всеми товарищами (например, все без исключения подписывают сделку с контрагентом), либо ведение общих дел участники договора возлагают на нескольких товарищей из своего числа. Лица, которым поручено ведение общих дел, действуют на основании доверенности, подписанной остальными участниками договора. Если такой порядок не установлен договором, каждый товарищ вправе при ведении общих дел действовать от имени всех товарищей. Его полномочия на совершение сделок с третьими лицами от имени всех товарищей удостоверяются либо доверенностью, выданной ему остальными товарищами, либо письменным договором простого товарищества (п. 1, 2 ст. 1044 ГК).

Закон устанавливает специальные правила, определяющие последствия заключения товарищем от имени всех товарищей сделок с третьими лицами, на совершение которых он не уполномочен либо был ограничен в праве совершать такие сделки. Оспаривая сделку, товарищи не могут ссылаться на ограничение прав товарища, совершившего сделку, за исключением случаев, когда они докажут, что в момент заключения сделки третье лицо знало или должно было знать о наличии таких ограничений (п. 3 ст. 1044 ГК). По этим сделкам, а также по сделкам, заключенным товарищем от своего имени, но в интересах всех товарищей, он может требовать возмещения произведенных за свой счет расходов, если имелись достаточные основания полагать, что сделки были необходимы в интересах всех товарищей. Но и товарищи, если в результате таких сделок понесли убытки, вправе требовать их возмещения (п. 4 ст. 1044 ГК).

Право на информацию, закрепленное в ст. 1045 ГК, в определенной мере служит гарантией успешного осуществления всех иных прав и обязанностей товарища. Оно предоставляет товарищу возможность ознакомления со всей документацией по ведению общих дел, получать информацию о намечаемых планах, возникающих затруднениях и т.п. Ни добровольные заявления об отказе или ограничении этого права, ни соглашение всех товарищей об этом не допускаются.

Неисполнение участником договора простого товарищества предусмотренных договором обязанностей перед другими товарищами влечет его гражданско-правовую ответственность перед ними (или одним из них, если нарушены права только одного) по общим правилам об ответственности за нарушение обязательств (гл. 25 ГК), а также специальным нормам, предусмотренным в гл. 55 ГК (п. 4 ст. 1044, ст. 1052).

В отдельных случаях арбитражные суды указывали на недопустимость принудительного исполнения обязанности товарища по внесению вклада в общую собственность по требованию остальных товарищей, а также включение в условия договора положения об уплате неустойки за такое нарушение. Обоснованием было указание на то, что это противоречит сущности договора простого товарищества, в котором все участники стремятся к достижению общей цели.

Правильным представляется иное решение данной проблемы. В договоре простого товарищества каждый участник одновременно является должником и кредитором всех других участников договора. Неисполнение одним участником обязанностей по договору (например, невнесение в срок вклада) нарушает интересы других участников. В силу общих правил о гражданско-правовой ответственности (п. 1 ст. 393, ст. 401 ГК) должник, нарушивший обязательство, обязан возместить кредитору убытки.

Специальные нормы об ответственности товарища за нарушение обязанностей по договору перед другими участниками договора простого товарищества, предусмотренные в гл. 55 ГК, подтверждают сделанный выше вывод. Так, если участникам договора простого товарищества были причинены убытки действиями товарища, заключившего сделку от имени всех товарищей, несмотря на ограничение его полномочий в ведении таких дел, либо заключившего сделку от своего имени, но в интересах всех товарищей, они имеют право на возмещение этих убытков (п. 4 ст. 1044 ГК). Неблагоприятные имущественные последствия возлагаются также на участника договора простого товарищества, заключенного с указанием срока или с указанием цели в качестве отменительного условия, в случае расторжения им по уважительной причине договора с остальными товарищами (ст. 1052 ГК).

Договорные отношения участников простого товарищества с третьими лицами, а также внедоговорные отношения между ними (совместное причинение вреда третьим лицам, получение неосновательного обогащения за их счет) порождают обязательства со множеством лиц.

Правила ответственности участников договора простого товарищества устанавливаются законом для этих случаев с учетом вида договора товарищества (коммерческий или некоммерческий) и оснований возникновения обязательства (договорное или внедоговорное). В коммерческом договоре, участники которого осуществляют предпринимательскую деятельность, товарищи отвечают солидарно по общим обязательствам, как договорным, так и внедоговорным. В некоммерческих договорах простого товарищества, не связанных с осуществлением его участниками предпринимательской деятельности, каждый товарищ несет долевую ответственность по общим договорным обязательствам, отвечая всем своим имуществом пропорционально стоимости вклада в общее дело. По общим внедоговорным обязательствам они отвечают солидарно (ст. 1047 ГК).

6. Прекращение договора простого товарищества. Среди общих оснований прекращения обязательств, предусмотренных в гл. 26 ГК, для отношений простого товарищества наиболее характерны исполнение обязательства, заключающееся в достижении поставленной цели (ст. 408 ГК), и выявившаяся невозможность достижения цели (ст. 416 ГК).

Вместе с тем в ст. 1050 ГК с учетом лично-доверительного характера отношений участников этого договора закреплен ряд обстоятельств, влекущих прекращение обязательств применительно только к договору простого товарищества.

Договор прекращается вследствие: объявления кого-либо из товарищей недееспособным, ограниченно дееспособным или безвестно отсутствующим; смерти товарища или прекращения юридического лица, являющегося участником договора; отказа кого-либо из товарищей от участия в бессрочном договоре простого товарищества; расторжения договора простого товарищества, заключенного с указанием срока, по требованию одного из товарищей в отношениях между ним и остальными товарищами; выдела доли товарища по требованию его кредитора; объявления кого-либо из товарищей несостоятельным (банкротом).

Практически во всех этих случаях товарищ выбывает из состава участников договора, и это в силу личного характера отношений означает прекращение обязательства. Но если в договоре или последующем соглашении товарищи предусмотрят сохранение договора в отношениях между остальными товарищами, то он будет продолжать действовать. Для случаев смерти товарища, ликвидации или реорганизации юридического лица - участника договора в названных документах может быть предусмотрена возможность замещения выбывшего участника его наследниками (правопреемниками).

Наряду с перечисленными обстоятельствами предусмотрено прекращение договора простого товарищества истечением срока договора. Вместе с тем, если отношения сторон в рамках договора, несмотря на истечение срока, продолжаются, нельзя говорить о прекращении договора простого товарищества. Арбитражные суды в таких случаях обоснованно делают вывод о пролонгации договора на неопределенный срок.

Правовые последствия прекращения договора простого товарищества касаются как внутренних отношений между товарищами, так и их взаимоотношений с третьими лицами.

Имущество, составляющее общую собственность товарищей, и имеющиеся у них общие права требования делятся в порядке, предусмотренном ст. 252 ГК. При этом вещи, переданные в общее владение и (или) пользование, возвращаются предоставившим их товарищам без вознаграждения, если иное не предусмотрено соглашением сторон; товарищ, внесший в общую собственность индивидуально определенную вещь, вправе потребовать в судебном порядке возвращения ему этой вещи при условии соблюдения интересов других товарищей и кредиторов.

Товарищ, расторгнувший договор, заключенный на срок либо с указанием цели в качестве отменительного условия, в отношении себя с другими товарищами, обязан возместить другим товарищам реальный ущерб, причиненный расторжением договора.

В целях защиты интересов кредиторов с момента прекращения договора простого товарищества в соответствии с п. 2 ст. 1050 ГК устанавливается солидарная ответственность участников договора по неисполненным общим обязательствам в отношении третьих лиц независимо от того, является ли этот договор договором коммерческого либо некоммерческого простого товарищества (ср. со ст. 1047 ГК).

Иные правила ответственности установлены для товарищей, вышедших из состава участников договора простого товарищества в период действия договора, если их выход не повлек прекращения договора. В соответствии со ст. 1053 ГК, хотя состояние таких лиц в договоре прекратилось, они несут ответственность перед третьими лицами по общим обязательствам, возникшим в период их участия в договоре, как если бы они остались участниками договора простого товарищества, т.е. по правилам ст. 1047 ГК.


ЛИТЕРАТУРА

1. Козлова Н.В. Учредительный договор о создании коммерческих обществ и товариществ. М., 1993.

2. Масляев А.И., Масляев И.А. Договор о совместной деятельности в советском гражданском праве. М., 1988.

3. Романец Ю.В. Договор простого товарищества и подобные ему договоры (вопросы теории и судебной практики) // ВВАС РФ. 1999. N 12.

4. Савельев А.Б. Договор простого товарищества в российском гражданском праве // Актуальные проблемы гражданского права. М., 1998.

5. Садиков О.Н. Учредительный договор и его правовые особенности // Государство и право. 1994. N 6.

6. Фомичева С.В. Особенности учредительного договора полного товарищества // Очерки по торговому праву. Вып. 4. Ярославль, 1997.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий