регистрация / вход

Договор финансирования под уступку денежного требования (факторинг)

Сущность договора факторинга, место в видовом разнообразии на основе различных классификаций. Предмет и форма договора финансирования под уступку денежного требования. Стороны договора факторинга, права, обязанности. Исполнение должником обязательств.

Договор финансирования под уступку денежного требования (факторинг)

Введение

Факторинговые операции возникли на основе коммерческого кредита, который предоставляется продавцами покупателям в виде отсрочки платежа за проданные товары. Изменение требований к расчетам с точки зрения ускорения оборота средств вызвали необходимость для поставщиков искать пути решения проблемы дебиторской задолженности.

Факторинг является сравнительно новой эффективной системой улучшения ликвидности и уменьшения финансового риска при организации платежей. Коммерческие банки, развивая эти операции, дополняют их элементами бухгалтерского, информационного, рекламного, сбытового, юридического, страхового и другого обслуживания клиентов. Это позволяет расширять круг клиентов банка, усиливать связь с ними, увеличивать прибыль банка за счет расширения операций.

Факторинговое обслуживание наиболее эффективно для малых и средних предприятий, которые традиционно испытывают финансовые затруднения из-за несвоевременного погашения долгов дебиторами и ограниченности доступных для них источников кредитования.

Факторинг дает клиенту возможность:

пополнить оборотные средства (за счет уже поставленной продукции);

– увеличить объем реализации продукции;

– более эффективно планировать финансово-хозяйственную деятельность;

– ускорить оборачиваемость активов и собственных средств;

– сократить затраты на управление дебиторской задолженностью.

Таким образом, факторинг – один из наиболее перспективных видов банковских услуг, рискованный, но высокоприбыльный бизнес, эффективное орудие финансового маркетинга, одна из форм интегрирования банковских операций, которые наиболее приспособлены к современным процессам развития экономики.

В мировой практике договор факторинга применяется давно и довольно активно. Самый передовой опыт зарубежных стран, по мнению современных правоведов, был использован при составлении нового белорусского гражданского законодательства и этот правовой институт включен в его систему.

На отношения по договору факторинга распространяются как частные правила, установленные главой 43 части второй Гражданского кодекса Республики Беларусь, а также главы 19 Банковского кодекса Республики Беларусь, так и общими положениями об обязательствах, определенными в гл. 21–26 ГК Республики Беларусь.

Целью курсовой работы является попытка объективного изучения и рассмотрения вопросов, связанных с таким правовым институтом, как договор факторинга, определение его особенностей и основных условий заключения, отграничение от других правовых отношений, будь то договор кредитования, договор дарения и т.д.

Предметом исследования курсовой работы являются теоретические положения, высказанные различными учеными и правоведами по вопросам регулирования правоотношений в сфере факторинга, а также нормативно-правовая база, регулирующая отношения между участниками по договору финансирования под уступку денежного требования.

Задачи исследования предопределяются целью исследования и состоят в том, чтобы:

– определить сущность и дать определения договора факторинга;

– рассмотреть договор факторинга в видовом разнообразии на основе различных классификаций;

– определить предмет и форму договора финансирования под уступку денежного требования;

– установить иные существенные условия договора факторинга;

– определить стороны договора факторинга, раскрыть их права и обязанности;

– рассмотреть вопрос исполнения должником своих денежных обязательств.

Объектом анализа настоящей работы являются нормативно-правовая база, регламентирующая правовые отношения в сфере факторинга (Гражданский кодекс Республики Беларусь, Банковский кодекс Республики Беларусь, другие нормативно-правовые акты), а также теоретическая база, разработанная ведущими современными учеными, правоведами как Республики Беларусь, так и Российской Федерации – Кругловой Н.Ю., Сергеевым А.П., Толстым Ю.К., Колбасиным Д.А., Мозолиным В.П., Чигирем В.Ф., Бодаком АН. и другими.

Методологической основой исследования является диалектический метод. В ходе исследования использовались обще – и частнонаучные, а также специальные методы познания.

Общими явились методы анализа и синтеза, индукции и дедукции. К специальному методу, использованному в работе, следует отнести формально-юридический метод.

Данные методы позволили наиболее последовательно и полно рассмотреть суть правовых отношений в сфере факторинга – рассмотреть наиболее полно договор факторинга, разобрать все возможные аспекты отношений между участниками факторинга, определить разницу между цессией и факторингом, выяснить, насколько выгодна эта операция для всех ее участников.

1. Понятие, виды и форма договора факторинга

1.1 Понятие и сущность факторинга

Договор финансирования под уступку денежного требования является новым для нашего правопорядка. В его основе лежат хорошо известные практике развитого рыночного оборота отношения факторинга. Юридическую сущность этих отношений составляет уступка денежного требования, давно известная в обязательственном праве в качестве цессии. Однако отношения факторинга имеют более сложный характер, чем обычная цессия, сочетаясь не только с отношениями займа или кредита, но и с возможностью предоставления других финансовых услуг. Поэтому данный договор не следует рассматривать в качестве разновидности цессии [9, с. 8].

Речь идет о предпринимательских отношениях, участник которых, приобретая денежное требование к другому лицу (например, в силу отгрузки ему товара или оказания возмездной услуги), не дожидаясь его исполнения, уступает данное требование банку или иной коммерческой организации (финансовому агенту – фактору) в обмен на получение денежных средств. Разумеется, фактор оплачивает такое требование кредитору не в полной сумме (имея в виду риск его возможной неоплаты должником) или предоставляет кредит, рассматривая данное требование как способ полного или частичного обеспечения его своевременного возврата. При этом учитывается и необходимое вознаграждение фактору [8, с. 33].

Факторинг – одна из древнейших форм торгового финансирования. Отдельные его виды применялись торговцами еще в эпоху царя Хаммурапи (II тыс. до н.э.). Однако активное становление факторинга началось в XIX веке в Англии и было непосредственно связано с развитием текстильной промышленности [10, с. 387].

В то время рынки сбыта были удалены от мест производства продукции и факторы играли роль связующего звена между производственными предприятиями и конечными покупателями. Перед фактором, знавшим товарный рынок, платежеспособность покупателей, законы и торговые обычаи данной страны, ставились задачи поиска надежных покупателей, хранения и сбыта товара, а также последующего инкассирования торговой выручки.

Слово «фактор» происходит от латинского глагола facio – «тот, кто делает» [11, с. 216].

Основное отличие между факторингом того времени и сегодняшним заключается, пожалуй, лишь в том, что фактор перестал нести функцию дистрибьютора товаров.

Большое количество факторинговых компаний возникло в конце XIX века в США. Они являлись так называемыми «агентами делькредере» немецких и английских поставщиков одежды и текстиля. Большие расстояния между населенными пунктами в Америке и различия в законодательствах разных штатов привели к тому, что эти же компании предоставляли свои услуги и местным производителям, а именно гарантировали оплату всех товаров. В качестве компенсации риска неплатежа они взимали дополнительное комиссионное вознаграждение. С ростом факторинговых компаний к вышеперечисленным услугам добавилась функция финансирования поставщика продукции.

В Европе факторинг обрел «второе дыхание» в 50-х годах XX века. Именно в этот период предприятия стали все активнее применять рассрочку платежа при поставках товаров своим контрагентам. Такая практика была обусловлена двумя основными причинами. С одной стороны, на многих товарных рынках заметно возросла роль покупателей, которые стали, по сути, диктовать продавцам основные условия торговых сделок и настаивать на использовании рассрочки платежа. С другой стороны, эти же покупатели часто испытывали недостаток свободных денежных средств и предпочитали сначала продать товар конечному потребителю (или превратить закупленную продукцию в конечный продукт), а затем уже расплачиваться с собственными поставщиками. Иными словами, покупатели предпочитали пользоваться коммерческим кредитом, а не брать кредит в банке – не всегда доступный и трудно возобновляемый, связанный с множеством формальностей и ограничений. Но кредиторы-поставщики сами испытывали недостаток оборотных средств и часто были финансово неспособны предоставить рассрочку платежа, что вело к потере покупателей, «уходивших» к конкурентам, у которых была такая возможность [26, с. 14].

Факторинг явился своевременным ответом на возникшую у поставщиков проблему. Финансирование поставщиков сразу после отгрузки товара позволяло поставщикам предоставлять своим покупателям значительные рассрочки платежа, не заботясь о собственной ликвидности. Возрастал спрос на продукцию таких поставщиков, росли продажи, одновременно с продажами увеличивалось финансирование поставщиков.

Начиная примерно с середины 80-х годов XX века факторинговая индустрия демонстрировала самые высокие темпы роста в финансовом секторе мировой экономики. Объем переуступленной дебиторской задолженности в 1998 г. составил 456 млрд. евро, а к 2003 г. он уже достиг 760 млрд. евро. Рост составил более 160%! [24, с. 16]

Сегодня на рынке работают около тысячи компаний, расположенных на всех континентах и во всех странах мира. Крупнейшим рынком является Европа, на которую приходится 71% факторингового оборота, за ней следуют Америка (14%) и Азия (14%). Феноменальные темпы роста в 1998–2003 гг. продемонстрировали страны Восточной Европы (434%), что особенно показательно при крайне малых объемах факторингового рынка в этих странах в начале рассматриваемого периода [8, с. 35].

Помимо национального факторинга с середины XX века начал активно развиваться факторинг международный. В 1960 г. появилась первая факторинговая ассоциация – International Factors Group (IFG), которая на сегодняшний день объединяет более 60 компаний из 41 страны мира. В рамках Ассоциации была разработана электронная система передачи информации между факторинговыми компаниями, которая используется для очень быстрой оценки кредитоспособности дебиторов по всему миру, а также установления кредитных лимитов и мониторинга за состоянием поставок и платежной дисциплиной покупателей [7, с. 11].

В международной торговле факторинг рассматривается как услуга по получению покупной цены за товар, в рамках которой финансовый агент освобождает экспортера от забот по взиманию цены с зарубежного покупателя, позволяя ему сосредоточиться на продаже и маркетинге своих товаров, что в принципе относится и к внутреннему факторингу. Вместе с тем здесь принято также выделять «нераскрытый факторинг», при котором должник не знает о состоявшейся уступке требования и потому осуществляет платеж своему контрагенту (а последний, действуя в качестве доверительного собственника фактора, передает ему полученные деньги). Поскольку фактор в такой ситуации не вправе сам взыскивать долг с должника своего клиента, уступки требования здесь не происходит [10, с. 387].

При постоянной потребности клиента, например предприятия-изготовителя, в кредите, – обслуживающий его банк может по договору принимать на себя обязанности не только по выдаче клиенту кредитов под уступку соответствующих денежных требований к его должникам, но и по предоставлению ему одновременно связанных с этим различных финансовых услуг, прежде всего по ведению бухгалтерского учета и выставлению счетов по поступающим денежным требованиям. Ведь такой фактор во многих случаях, по сути, «покупает дебиторскую задолженность» клиента или его денежные требования к контрагентам и потому заинтересован в контроле над операциями своего клиента, в том числе путем осуществления бухгалтерского учета его торговой или иной предпринимательской деятельности. Кроме того, факторинговые услуги могут включать изучение коммерческой деятельности и финансового состояния должников клиента, страхование рисков неплатежа, консультационные и иные услуги. Предоставление различных финансовых услуг (включая, разумеется, кредитование клиентов) экономически является основной, наиболее характерной стороной факторинга [9, с. 8].

В 1968 г. была организована Factors Chain International (FCI), которая стала крупнейшей в мире факторинговой ассоциацией со 190 членами из более чем в 50 стран мира. В 2003 г. на нее приходилось 47,8% рынка внутреннего факторинга и 63,9% рынка международного факторинга. Как и IFG, она разработала свою систему передачи данных [8, с. 35].

Несмотря на широкое использование факторинга в предпринимательском обороте, специальные нормы о договоре факторинга в большинстве развитых правопорядков отсутствуют, а для его регулирования используются общие нормы обязательственного права, прежде всего, о цессии (в континентальном европейском праве). 28 мая 1988 г. в Оттаве была принята специальная Конвенция о международном факторинге, в которой, однако, ни СССР, ни Республика Беларусь не участвовали. Она была подписана 14 государствами, однако ратифицирована лишь тремя (Францией, Италией и Нигерией), в отношениях между предпринимателями которых вступила в силу с 1 мая 1995 г.

С этой точки зрения современный Гражданский кодекс Республики Беларусь представляет здесь самый передовой современный опыт, хотя и не всегда буквально следует всем сложившимся представлениям о факторинге.

В Республике Беларусь, как и в других странах СНГ, в отличие от государств Западной Европы, факторинговый рынок в настоящее время развит достаточно слабо. Если в странах Западной Европы обороты по факторингу составляют более 5% ВВП (в Великобритании и Италии – 10%), в Восточной Европе – 1,5 – 2% ВВП, то в Республике Беларусь – менее 0,1%. Отчасти это связано с тем, что лишь 5 из 20 лет истории существования факторинга в Беларуси можно считать годами реального развития рынка [8, с. 36].

Первые попытки внедрить факторинг были предприняты Промстройбанком и Жилсоцбанком СССР в 1988 г. Содержание факторинговых операций в те годы было далеко от международной практики и от того продукта, который предоставляется на белорусском рынке сейчас. Факторинговым отделам переуступалась только просроченная дебиторская задолженность, соглашение заключалось как с поставщиком, так и с покупателем, причем поставщику гарантировались платежи путем кредитования покупателя. Факторинговое обслуживание носило характер разовых сделок.

В 1989 г. появилось Письмо Госбанка СССР №252 «О порядке осуществления операций по уступке поставщиками банку права получения платежа по платежным требованиям за поставленные товары, выполненные работы и оказанные услуги» [12, с. 281].

В суверенном государстве Республика Беларусь первоначально Национальный банк Республики Беларусь разработал и утвердил Порядок проведения банками факторинговых операций в Республике Беларусь от 08.01.1998 №6 (ныне упразднен). В дальнейшем тема факторинга получила свое развитие в таких законодательных актах как Гражданский кодекс Республики Беларусь (далее – ГК), Банковский кодекс Республики Беларусь (далее – БК), а также постановление Правления Национального банка Республики Беларусь от 30.08.2001 №229 «Об утверждении Правил проведения банками и небанковскими кредитно-финансовыми организациями финансирования под уступку денежного требования (факторинга)» (далее – Постановление №299) [13, с. 182].

Согласно нормам гражданского законодательства (ст. 772 ГК Республики Беларусь) по договору финансирования под уступку денежного требования (факторинга) одна сторона (фактор) обязуется второй стороне (кредитору) вступить в денежное обязательство между кредитором и должником на стороне кредитора путем выплаты кредитору суммы денежного обязательства должника с дисконтом (разница между суммой денежного обязательства должника и суммой, выплачиваемой фактором кредитору) с уведомлением должника о переходе прав кредитора к фактору (открытый факторинг) либо без уведомления о таком переходе (скрытый факторинг) [7, с. 11].

В практике международной торговли в настоящее время факторинг осуществляется, как правило, с целью финансирования одной организацией (фактором) экспорта другого лица (производителя продукции) при условии передачи последним фактору права на получение денежных сумм от импортера-должника.

Одним из главных его достоинств является то, что поставщик, который произвел отгрузку продукции потребителю, может сразу получить от фактора оплату за отгруженный товар, не дожидаясь срока расчета с покупателем. При этом – в большинстве случаев поставщика не беспокоит то, что покупатель может по каким-либо причинам задержать оплату или вообще не исполнить свое обязательство. Кроме того, используя факторинг, поставщик может избежать некоторых достаточно больших расходов, связанных с взысканием платы с покупателя, ведением учета по экспортным операциям, проведением маркетинга, определением стратегии развития предприятия и освоением новых рынков сбыта продукции [17, с. 415].

По своей юридической природе данный договор всегда является возмездным и двусторонним [12, с. 281]. Рассматриваемый договор может предусматривать как передачу денег финансовым агентом клиенту (по модели договора займа), так и обязательство передать их (по модели кредитного договора). Точно так же и клиент в зависимости от условий конкретного договора либо уступает определенное денежное требование, либо обязуется уступить его. В соответствии с этим можно говорить о возможности существования факторинга как реального или консенсуального договора и вести речь о возможности или невозможности понуждения стороны к выдаче кредита или передаче права требования.

Предметом договора финансирования под уступку денежного требования может быть:

– передача денежного требования финансовому агенту в обмен на предоставление клиенту денежных средств;

– уступка клиентом фактору своего денежного требования в качестве способа обеспечения исполнения обязательства, имеющегося у клиента перед фактором (обычно по кредитному договору фактора с клиентом). В этом случае требование может переходить к фактору только при условии невыполнения клиентом своего основного обязательства [10, с. 389].

В обеих ситуациях финансовый агент, по сути, так или иначе кредитует своего клиента, получая право требования по некоторым его обязательствам в качестве возврата или обеспечения своего кредита. Именно поэтому факторинговые обязательства включены законом в группу обязательств по предоставлению кредитно-финансовых услуг, а не рассматриваются в качестве особого случая уступки права требования (цессии). Вместе с тем на эти отношения распространяются и общие правила об уступке требования в части, не противоречащей специальным предписаниям о данном договоре и существу возникающих на его основе обязательств.

Предоставление фактором клиенту дополнительных финансовых услуг, связанных с уступаемыми денежными требованиями, включая ведение бухгалтерского учета, возможно, но по нашему закону не является необходимым элементом данного договора. Очевидно, что такие услуги становятся целесообразными в случаях, когда отношения сторон факторингового договора не сводятся к однократной уступке требования взамен предоставления кредита [16, с. 6].

Исходя из приведенного определения договора факторинга, можно сделать вывод, что договор финансирования под уступку денежного требования в нашем законодательстве является взаимным и возмездным. При этом он может быть сконструирован и как реальный (агент передает деньги или клиент уступает требование), и как консенсуальный (агент обязуется передать денежные средства или клиент обязуется уступить требование) по усмотрению его сторон. Цель обычного факторинга – получение клиентом денежных средств в счет уступаемого им права требования. Однако возможен и особый случай уступки клиентом денежного требования к третьему лицу, когда цессия происходит в целях обеспечения исполнения обязательства.

1.2 В иды и форма договора факторинга

Факторинг – это достаточно новый вид услуг в области финансирования, которым занимаются банки и небанковские кредитно-финансовые организации (ч. 2 ст. 772 ГК Республики Беларусь).

Факторинг является разновидностью торгово-комиссионной операции, сочетающейся с кредитованием оборотного капитала клиента, что связано с переуступкой клиентом-поставщиком факторинговой компании (фактор-фирме) неоплаченных платежных требований за поставленную продукцию, выполненные работы, оказанные услуги и, соответственно, права получения платежа по ним. В условиях свободного рынка важное значение имеют вопросы пере мены лиц в обязательстве, уступка требований [8, с. 31].

Форма консенсуального договора о факторинге подчиняется общим правилам о форме сделок. Однако реальный договор о факторинге, а также уступка прав, совершаемая во исполнение консенсуального договора, должны быть совершены в той же форме, что и сделка, на которой основано уступаемое право. Это может быть простая или квалифицированная письменная форма сделки, а в установленных законом случаях – письменная форма с государственной регистрацией уступки требования. Последующая уступка денежного требования финансовым агентом не допускается, если иное не предусмотрено соглашением сторон.

Целесообразность и эффективность применения данного договора в условиях рыночных отношений определяется возможностью повышения рентабельности коммерческих операций. Банки, иные кредитные организации и специализированные организации, выкупающие денежные требования (финансовые агенты), расширяют с помощью факторинга круг оказываемых услуг, добиваются дополнительных доходов [7, с. 11].

Предприятия, продающие денежные требования (клиенты), ставят задачу ускорения оборота своих средств путем получения досрочной оплаты за поставленные товары (оказанные услуги).

Юридическую сущность данных обязательств составляет уступка денежного требования, давно известная в обязательственном праве в качестве цессии. Однако отношения факторинга имеют гораздо более сложный характер, чем обычная цессия, сочетаясь с отношениями займа или кредита, а также с возможностью предоставления других финансовых услуг.

Речь идет о предпринимательских отношениях, участник которых, приобретая денежное требование к другому лицу (например, в силу отгрузки ему товара или оказания возмездной услуги), не дожидаясь его исполнения, уступает данное требование банку или иной коммерческой организации (фактору) в обмен на получение займа или кредита. Разумеется, фактор оплачивает такое требование кредитору не в полной сумме или предоставляет ему кредит, рассматривая данное требование как способ полного или частичного обеспечения его своевременного возврата. При этом учитывается и необходимость вознаграждение фактору [8, с. 32].

При постоянной потребности клиента, например, предприятия-изготовителя, в кредите, обслуживающий его банк может по договору принимать на себя обязанности не только по выдаче клиенту кредитов под уступку соответствующих денежных требований, но и по предоставлению ему одновременно связанных с этим различных финансовых услуг, прежде всего по ведению бухгалтерского учета и выставлению счетов по поступающим денежным требованиям. Ведь такой фактор во многих случаях, по сути, покупает дебиторскую задолженность клиента или его платежные требования к контрагентам и потому заинтересован в контроле над операциями своего клиента, в том числе путем осуществления бухгалтерского учета его торговых операций. Таким образом, наряду с уступкой требования и кредитованием здесь появляются обязательства по финансовому обслуживанию фактором (финансовым агентом) своего клиента, что позволяет рассматривать этот договор как комплексный (смешанный) [13, с. 182].

Рассматриваемый договор со стороны финансового агента может предусматривать как передачу денег клиенту (по модели договора займа), так и обязательства передать их (по модели кредитного договора). Точно так же и клиент в зависимости от условий конкретного договора либо уступает определенное денежное требование, либо обязуется уступить его. В соответствии с этим можно говорить о возможности существования факторинга как реального или как консенсуального договора и вести речь о возможности или невозможности понуждения стороны к выдаче кредита или передачи права требования. В коммерческой практике фактор обычно отбирает (одобряет) те или иные конкретные требования клиента и получает право отказаться от их получения (и соответственно – финансирования), например до момента, когда соответствующие товары клиентом еще не были отгружены, т.е. исполнение по сделке не производилось.

Предоставление фактором клиенту дополнительных финансовых услуг, связанных с уступаемыми денежными требованиями, включает ведение бухгалтерского учета, возможно, но не является необходимым элементом данного договора. Очевидно, что такие услуги становятся целесообразными в случаях, когда отношения сторон факторингового договора не сводятся к однократной уступке требования взамен предоставления кредита [6, с. 39].

При уступке финансовому агенту денежного требования клиента к должнику оно может быть уже существующим (с наступившим сроком исполнения, например за отгруженный товар или оказанные услуги, и обычно отраженным в качестве дебиторской задолженности в бухгалтерских документах), либо будущим (срок исполнения по которому, например, в виде обязательства по оплате товара, еще не наступил). В первом случае важно, чтобы этот срок не истек к моменту уступки [12, с. 283].

Именно поэтому клиент остается ответственным перед финансовым агентом за действительность требования, являющегося предметом уступки, но по общему правилу не отвечает за его реальную исполнимость. Иначе говоря, такое требование основано на нормах закона или договора и отсутствуют какие-либо условия, вследствие которых должник может не исполнять его (например, по требованию истекла исковая давность). Если же должник, несмотря на это, откажется исполнять предъявленное к нему требование, клиент не может отвечать за это перед фактором, если только иное прямо не предусмотрено договором факторинга. Последний, по общему правилу, является безоборотным, но договором может быть предусмотрена и ситуация, при которой клиент будет отвечать перед фактором за реальную исполнимость уступленного требования.

При уступке будущего требования оно считается перешедшим к финансовому агенту лишь после возникновения права на получение с должника конкретных денежных средств, причем без какого бы то ни было дополни тельного оформления. В этом случае фактор, принявший на себя бухгалтерское и финансовое обслуживание клиента, может успешно проконтролировать как наступление такого момента, так и реальность требования. До наступления указанного момента клиент остается субъектом соответствующего требования, т.е. стороной по договору, которая должна выполнить все лежащие на ней обязанности. с тем, чтобы иметь возможность потребовать последующего исполнения обязанностей от своего должника.

Получив денежное требование от клиента, банк (фактор) становится заинтересованным в его максимально возможном удовлетворении и вряд ли пойдет на различные отсрочки и другие льготы должнику. Последний, напротив, не заинтересован в замене партнера-кредитора, например, продавца по договору купли-продажи, с которым у него могут сложиться длительные связи, на неизвестного ему финансового агента. Поэтому должники, например покупатели по договорам купли-продажи, во многих случаях настаивают на включении в договор условия о запрете передачи любой из сторон каких-либо прав, вытекающих из договора, иному (третьему) лицу без согласия другой стороны. В этом случае цессия без согласия должника должна была бы исключаться, что, в свою очередь стало бы серьезным препятствием для получения финансирования под уступку требования банку или иному финансовому агенту [7, с. 12].

Ввиду все более широкого распространения договора факторинга в современной экономике (как национальной, так и международной) – возникают его разновидности, характеризующиеся изменениями отдельных условий договора (Приложение А) [10, с. 391].

Рассмотрим основные виды факторинга.

Внутренние (если поставщик и его клиент, т.е. стороны по договору купли – продажи, а также фактор – фирма находятся в одной и той же стране) или международные.

Открытые (если должник уведомлен об участии в сделке фактор-фирмы) или закрытые (конфиденциальные). Уведомление должника при открытом факторинге осуществляется путем соответствующей записи на счете-фактуре, подтверждающей, что правопреемником по возникающему долгу является фактор-фирма и что платежи должны осуществляться в ее пользу. При конфиденциальном факторинге никто из контрагентов клиента не осведомлен о кредитовании его продаж фактор-фирмой.

При открытом факторинге уведомление должника о факте переуступки обычно осуществляется с помощью специальной надписи на счете-фактуре с указанием платежных реквизитов финансового агента. Также поставщик обычно посылает должнику дополнительное письмо, в котором уведомляет о заключенном договоре факторинга.

При закрытом факторинге покупателя не уведомляют о факте уступки денежного требования финансовому агенту. Должник продолжает платить по своим долгам поставщику, а поставщик перечисляет эти денежные средства финансовому агенту. Однако, если должник нарушит свои обязательства, необоснованно отказавшись платить, то как правило, поставщик уполномочивает финансового агента, уведомив о состоявшейся уступке денежного требования, взыскать с должника денежные средства [22, с. 476].

В международной практике чаще всего такое уведомление от имени финансового агента направляется должнику в течение 60 дней после наступления срока платежа. Получив уведомление, дебитор должен исполнить свое обязательство финансовому агенту, а не поставщику. Заметим, что в международной практике, если договор факторинга заключен без права регресса, в случае неплатежа со стороны должника, фактор все равно обязан будет выплатить всю сумму финансирования поставщику в течение 90 дней после уведомления должника о заключении договора факторинга. Итак, основное отличие открытого договора факторинга от закрытого состоит в том, что при закрытом факторинге должник не знает о заключенном договоре факторинга, и административное управление дебиторской задолженностью осуществляет поставщик от имени финансового агента.

При факторинге без права регресса финансовый агент принимает на себя кредитный риск, то есть обязуется полностью выплатить поставщику сумму его дебиторской задолженности даже в случае банкротства должника. При факторинге с правом регресса финансовый агент лишь прилагает все усилия для взыскания с должников сумм дебиторской задолженности. Если должник не исполнит свой долг, то финансовый агент вправе потребовать от поставщика ранее авансированные ему под дебиторскую задолженность суммы. Такой факторинг имеет много общего с кредитованием [10, с. 391].

При этом факторинг может быть с полным либо частичным регрессом.

В случае не выполнения должником обязательств по оплате, при факторинге с полным регрессом финансовый агент вправе взыскать с поставщика 100% суммы произведенного финансирования. При факторинге с частичным регрессом – соответствующую часть суммы финансирования. Факторинг без права регресса является хорошей альтернативой использования аккредитивов, банковских гарантий, инкассовых и форфейтинговых операций [25, с. 51].

Надо отметить, что все факторинговые сделки приобретают силу регресса в отношении поставщика, в случае, если дебиторская задолженность признана недействительной. По общему правилу денежное требование, уступаемое финансовому агенту, должно обладать свойством действительности.

В соответствии с нормами Кодекса международных факторинговых обычаев при заключении двухфакторного соглашения финансовый агент импортера обязан взыскать с должника и перечислить в пользу финансового агента экспортера денежные средства, инкассированные от импортера. В случае, если инвойс импортера не оплачен в течение 90 дней, финансовый агент импортера сам производит платеж по гарантии в пользу финансового агента экспортера. Однако эти обязанности снимаются с финансового агента импортера, если импортер предъявил встречное требование к экспортеру или начал судебное разбирательство против него до момента окончательного решения спора между ними. Только после окончательного признания денежного требования недействительным финансовый агент экспортера вправе потребовать от экспортера возврата ранее предоставленных сумм финансирования [19, с. 21].

Некоторые финансовые агенты при проведении сделок с регрессом работают на условиях рефакторинга. Такая практика применяется, если поставщик не желает возвращать сумму финансирования при предъявлении финансовым агентом к нему регрессного требования в случае не выполнения дебитором своих обязательств. Финансовый агент, идя на встречу поставщику, самостоятельно начинает процедуру взыскания денежных средств с должника, в том числе в судебном порядке, а расходы на проведение такой процедуры взыскивает с поставщика в виде рефакторной комиссии.

Хотелось бы отметить, что даже если и возникнет спор между поставщиком и покупателем относительно поставляемых товаров, поставщик все равно получит предварительное финансирование от финансового агента в виде большей части суммы дебиторской задолженности, если факторинговое соглашение содержит условие об авансировании поставщика сразу после отгрузки товаров. И только, если денежное требование будет признано не действительным, финансовый агент вправе предъявить требование к поставщику о взыскании сумм финансирования. Это выгодно отличает факторинг от других форм международных расчетов, например аккредитива, который формально ограждает поставщика от риска неуплаты со стороны дебиторов, однако, как правило, при возникновении судебного разбирательства между экспортером и импортером банк-эмитент аккредитива постарается выплатить экспортеру денежные средства по предоставлении необходимых документов, сославшись на неточности в них (пусть даже формальные).

По характеру взаимоотношений финансового агента и клиента выделяют факторинг с полным сервисом, его разновидность – агентский факторинг и дисконтирование счетов-фактур.

О факторинге с полным сервисом принято говорить как не о договоре, а как об обслуживании, так как это чаще долгосрочное обслуживание клиента. В соответствии с заключенным финансовым агентом и клиентом договором, клиент обязуется уступатьсвои дебиторские задолженности финансовому агенту по мере их поступления [8, с. 32].

На каждом счете – фактуре поставщик делает надпись, уведомляющую покупателя о том, что дебиторская задолженность уступлена финансовому агенту. Финансовый агент финансирует поставщика к определенной согласованной дате. При этом финансовый агент берет на себя кредитный риск, то есть риск того, что должник не исполнит свое обязательство, но, как правило, только в отношении определенных должников, То есть полное факторинговое обслуживание в отношении определенных должников производится без регресса, а в отношении других должников – с регрессом. Этот вопрос финансовый агент и поставщик специально оговаривают в соглашении. В исследованиях справедливо отмечается, что для клиента факторинг с полным сервисом означает превращение дебиторских задолженностей, основанных на договорах с различными импортерами, в дебиторскую задолженность только одного покупателя – финансового агента. Таким образом поставщику нужно вести учет продаж только операций с финансовым агентом, что значительно сокращает затраты поставщика на управление дебиторскими задолженностями [12, с. 283].

Крупные компании – поставщики часто используют такую разновидность полного обслуживания как «дробный факторинг». В этом случае поставщик заключает договор факторинга не с одним, а с нескольким финансовыми агентами. Это делается в целях минимизация риска неправильного выбора финансового агента, более узкой специализации финансовых агентов на конкретном направлении деятельности поставщика. Финансовые агенты в большинстве случаев специализируются на обслуживании рынка одной страны или рынка определенной продукции.

Вопрос о сроках финансирования поставщика решается по разному. Мировая практика знает несколько вариантов таких соглашений. Распространен вариант, когда финансовый агент финансирует поставщика сразу после отгрузки товаров и предоставления документов, подтверждающих факт отгрузки.

Многие финансовые агенты работают на условиях фиксированного периода платежа. Это условие, в соответствии с которым финансирование поставщика осуществляется по прошествии определенного количества дней после отгрузки товара.

В некоторых случаях соглашение финансового агента и клиента может предусматривать финансирование последнего после поступления денежных средств от дебиторов. Такое финансирование не является для клиента досрочным, и интересно лишь тем, что финансовый агент, а не клиент занимается инкассированием дебиторских задолженностей.

Агентский факторинг является разновидностью факторинга с полным обслуживанием и представляет собой соглашение при котором финансовый агент приобретает дебиторские задолженности клиента и назначает последнего своим агентом по административному управлению своими задолженностями. Покупатель уведомляется об участии в с финансового агента с помощью надписи на счете-фактуре, однако он остается обязанным платить поставщику. То есть поставщик проводит работу повзысканию дебиторских задолженностей в пользу финансового агента (выступает агентом финансового агента) [23, с. 71].

Противоположностью факторинга с полным сервисом является дисконтирование счетов-фактур. Эта сделка (не обслуживание) представляет собой покупку финансовым агентом отдельных денежных требований клиента. Клиент таким образом удовлетворяет потребность в финансировании, а управление дебиторскими задолженностями он производит самостоятельно.

Поставщик, заключая соглашение о факторинге может выбрать какой либо из вариантов, перечисленных выше, а может разработать совместно с финансовым агентом какой-либо особый вид соглашения. Как было отмечено выше, факторинг является рамочным договором, допускающим существование множества его разновидностей, выгодно отличающихся от обычно банковского кредитования и других форм международных расчетов.

Таким образом, по договору факторинга:

– должник может быть уведомлен о заключении договора факторинга, по которому права кредитора переходят к фактору (открытый факторинг);

– должник может быть не уведомлен о заключении договора факторинга, по которому права кредитора переходят к фактору (скрытый факторинг).

Договоры факторинга подразделяются:

– по месту проведения факторинга – на внутренние, если сторонами договора факторинга являются резиденты; международные, если одна из сторон договора факторинга является нерезидентом;

– по условиям платежа между фактором и кредитором – на договоры без права обратного требования (регресса), когда фактор несет риск неоплаты должником денежных требований; с правом обратного требования (регресса), когда кредитор несет риск неоплаты должником денежных требований (ст. 154 БК Республики Беларусь).

2. Стороны, предмет и другие существенные условия договора факторинга

2.1 Стороны и предмет договора факторинга

Договор финансирования под уступку денежного требования возник из торгового посредничества и финансовых услуг, а потому структура договорных связей в этом случае построена по схеме договора комиссии. При заключении анализируемого договора возникает две группы правовых отношений:

– основные (внутренние) и производные (внешние).

Внутренние обязательства возникают между сторонами договора: финансовым агентом (фактором) и клиентом [10, с. 393].

Определим круг лиц, которые могут являться сторонами договора факторинга, и рассмотрим последствия заключения такого договора с лицом, которое не признается финансовым агентом.

Финансовый агент – это специальный субъект договора, коммерческая организация, профессионально оказывающая факторинговые услуги (банки или небанковские кредитные организации).

Стороной, передающей денежные средства, может быть:

– банк;

– небанковская кредитно-финансовая организация [13, с. 182].

Не могут выступать в качестве финансовых агентов некоммерческие организации и индивидуальные предприниматели, а также юридические лица, не относящиеся к двум вышеперечисленным категориям субъектов хозяйствования, поскольку ст. 772 ГК Республики Беларусь прямо определила круг лиц, которые могут выступать финансовыми агентами по договору факторинга – «в качестве фактора может выступать банк или небанковская кредитно-финансовая организация».

С одной стороны, законодатель закрепил необходимость участия в договорах факторинга организаций, обладающих специальной правоспособностью (наличие лицензии). С другой, финансирование под уступку денежного требования как деятельность, подлежащая лицензированию, в действующем законодательстве (Декрет Президента Республики Беларусь №17 от 14.07.2003 г. «О лицензировании отдельных видов деятельности», Указ Президента Республики Беларусь №450 от 01.09.2010 г. «О лицензировании отдельных видов деятельности») не названа. Не лицензировалась она и в прошлом. В связи с этим в судебной практике договор факторинга признается недействительным, если у агента не окажется лицензии на осуществление банковской деятельности (банковских операций).

Пример: Торгово-факторинговая компания–финансовый агент обратилась в суд с иском к муниципальному предприятию–должнику о взыскании с него задолженности. Иск был предъявлен на основании договора факторинга, заключенного между агентом и АО–клиентом. Должник в свою очередь предъявил встречный иск о признании договора факторинга недействительным на основании ст. 174 ГК «Недействительность сделки юридического лица, выходящей за пределы его правоспособности». Суд удовлетворил иск должника и признал договор недействительным. Выводы были таковы: в качестве финансового агента могут выступать только банки и иные финансово-кредитные учреждения, имеющие на это лицензию. Поскольку существующий порядок не предусматривает право заниматься такой деятельностью без лицензии, суд признал, что торгово-факторинговая компания не вправе была заключать договор факторинга.

Клиент и должник. Клиентом может быть любое юридическое лицо, в том числе и некоммерческая организация, а также индивидуальный предприниматель. Вообще, клиентом по договору может быть, в принципе, любое лицо, но в подавляющем числе случаев в такой роли выступают коммерческие организации [8, с. 30].

Внешние правоотношения складываются между финансовым агентом и третьим лицом, которое является должником клиента по заключенному между ними договору (покупателем товаров, заказчиком работ или услуг). Эти отношения не входят в предмет договора о факторинге, но непосредственно связаны с ним.

Третий участник отношений, хотя и не являющийся стороной договора факторинга, – это должник. Им может стать любое юридическое лицо или предприниматель, у которого возникла из договорных отношений денежная задолженность перед клиентом за выполнение работ, оказание услуг, передачу товара [22, с. 476].

Предметом договора является денежное требование, уступаемое в целях получения финансирования. Требование, передаваемое в качестве предмета договора, должно быть именно денежным. В случае уступки иного имущественного требования (скажем, передать вещь или сделать какую-либо работу) следует руководствоваться общими нормами о цессии [6, с. 41]. В законе выделяются две разновидности предмета договора о факторинге:

а) денежное требование, срок платежа по которому уже наступил (существующее требование);

б) денежное требование, которое возникнет в будущем (будущее требование).

Будущее требование может быть основано на уже заключенном договоре, срок исполнения платежного обязательства по которому еще не наступил (поставка товаров в кредит).

Кроме того, будущее требование может базироваться на договоре, который только предстоит заключить клиенту и третьему лицу (например, на продажу товаров). Существующее требование обычно является более ценным и его экономическая ликвидность выше.

Предмет договора о факторинге должен обладать свойством определенности или потенциальной определимости. Существующее требование должно быть отражено в договоре с той степенью конкретности, которая позволяла бы выделить его (идентифицировать) из ряда других требований клиента уже в момент заключения договора.

Будущее требование должно приобрести определенность не позднее чем в момент его возникновения. Однако момент перехода требования не всегда совпадает с моментом заключения договора о факторинге. В силу закона уступка считается состоявшейся, когда возникло само право на получение с должника денежных средств, являющихся предметом договора [27, с. 32].

Клиент не отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником требования, являющегося предметом уступки, в случае предъявления его финансовым агентом к исполнению, если иное не предусмотрено договором между клиентом и финансовым агентом. Следовательно, факторинг, осуществляемый по этим правилам, является «безоборотным». Надо отметить, что договором может быть предусмотрена и ситуация, при которой клиент будет отвечать перед фактором за реальное исполнение уступленного требования («оборотный» факторинг).

В отличие от цессии, посредством которой другому лицу может быть передано любое право (требование) кредитора, предметом уступки, под которую предоставляется финансирование, может быть только денежное требование, т.е. требование о передаче денег в оплату поставленных товаров, выполненных работ, оказанных услуг.

Так, строительная фирма не может передать банку в обмен на предоставленный кредит требование к торговой организации о поставке строительных материалов, необходимых для строительства, либо требование к подрядной организации о выполнении определенного объема строительных работ.

Кроме того, необходимо помнить: денежное требование, являющееся предметом договора факторинга, должно быть определено в договоре таким образом, чтобы его можно было отличить от аналогичных требований, которые не являются предметом уступки [22, с. 477].

Так, требования могут быть идентифицированы в договоре факторинга ссылкой на определенный контракт или вид товаров (работ, услуг). Если из договора установить конкретные уступленные требования невозможно, может быть сделан вывод о том, что стороны не определили предмет договора и последний не может считаться заключенным.

Однако на этот счет существует и другая точка зрения, в соответствии с которой уступка распространяется на все требования клиента, возникающие из его предпринимательской деятельности.

Если уступка денежного требования обусловлена определенным событием, она вступает в силу после наступления этого события. При этом каких-либо новых шагов по оформлению цессии не требуется [10, с. 394].

Таким образом, требование, которое клиент уступает агенту, должно быть действительным. Рассмотрим, что это означает.

Первое. Клиент может уступать требование, но не имеет права заключать договор факторинга в отношении не принадлежащего ему требования.

Пример 1: АО являлось дочерним предприятием завода. Оно заключало по поручению и от имени своей материнской компании договоры купли-продажи продукции, выпускаемой заводом. Через некоторое время АО обратилось в банк с просьбой о финансировании под уступку денежного требования. При этом оно представило доказательства, свидетельствующие об обоснованности требования: договор купли-продажи, документы о получении товара покупателем и о том, что последний поставку не оплатил. Дополнительно было приложено и письмо завода, подтверждавшее право АО на получение денежных средств от должника. Когда представитель агента изучил представленные документы, он указал, что продавцом по договору купли-продажи является завод и данное право требования с должника принадлежит ему, а не АО. В заключении договора факторинга АО было отказано.

Пример 2: АО обратилось к финансовому агенту с просьбой заключить договор факторинга и предоставило оригинал договора поставки с потребителем и прочие необходимые документы, свидетельствовавшие о задолженности последнего. После заключения договора агент направил уведомление должнику о том, что теперь он является его новым кредитором. В ответ должник сообщил, что, согласно имеющейся у него информации, на АО недавно прошла реорганизация в форме выделения, в результате которой создано несколько юридических лиц, одному из которых и переданы все права и обязанности, вытекающие из данного договора поставки. Когда финансовый агент потребовал от клиента документы о реорганизации, то оказалось, что информация, полученная от должника, соответствует действительности, и что АО не имело права заключать договор в отношении данного долга.

Второе. Требование будет признано недействительным, если в момент его уступки клиенту известны обстоятельства, вследствие которых должник имеет право его не исполнять. Например, если истек срок исполнения обязательства или если поставленный товар оказался некачественным и покупатель обоснованно отказался его оплачивать.

Пример. Между финансовым агентом и клиентом был заключен договор факторинга. Агенту представили документы, свидетельствующие о том, что поставка произведена и что товар (сырье) принят покупателем от перевозчика, но еще не оплачен. При заключении факторингового договора служащий организации–агента не обратил внимания на то, что в договоре поставки предусматривалось несколько этапов приемки товара: по количеству в момент передачи перевозчиком и по качеству после получения данных экспертизы, проводимой в лаборатории покупателя. Как оказалось впоследствии, клиент к моменту заключения договора уже знал о том, что поставленный им товар не может быть использован в производстве и что покупатель требует замены сырья. Однако о данном обстоятельстве клиент не посчитал нужным уведомить финансового агента. Он полагал, что покупатель просто ищет возможности не оплачивать сырье, переставшее быть необходимым. С этими доводами не согласился суд. Он посчитал денежное требование агента к должнику недействительным и определил размер ответственности, которую клиент должен нести перед финансовым агентом [12, с. 284].

В заключение следует сказать, что согласие должника на уступку клиентом денежного требования финансовому агенту по договору факторинга не требуется. Однако многих вводит в заблуждение положение, в соответствии с которым «для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором». На основании этой нормы многие руководители полагают, что, включив в хозяйственный договор условие о запрете уступки права требования или о необходимости получения на это их согласия, они смогут воспрепятствовать переходу права требования к новому кредитору. Это не всегда так. В отличие от прочих сделок, направленных на уступку денежного требования, по договору факторинга права кредитора могут перейти к финансовому агенту даже тогда, когда хозяйственным договором это прямо запрещено.

На это прямо указывается в ст. 157 БК Республики Беларусь, в соответствии с которой уступка денежного требования фактору является действительной, даже если между кредитором и должником существует соглашение о ее запрете (ограничении). Однако устанавливается, что это положение не освобождает кредитора, который нарушил соглашение о запрете (ограничении) уступки денежного требования, от обязательств или ответственности перед должником в связи с такой уступкой.

В соответствии со ст. 156 Банковского кодекса Республики Беларусь должник обязан исполнить денежное требование фактору при условии, что он получил от кредитора либо от фактора письменное уведомление о его уступке, в котором указаны подлежащее исполнению денежное требование, в том числе уплачиваемая фактору сумма денежного обязательства, а также банк или небанковская кредитно-финансовая организация, выступающие в качестве фактора.

Таким образом, сторонами договора факторинга являются:

финансовый агент (специальный субъект договора, коммерческая организация, профессионально оказывающая факторинговые услуги (банки или небанковские кредитные организации).

– клиент (любое юридическое лицо, в том числе и некоммерческая организация, а также индивидуальный предприниматель).

Предметом уступки денежного требования по договору факторинга может быть как денежное требование, срок платежа по которому уже наступил (существующее денежное требование), так и денежное требование, срок платежа по которому наступит в будущем (будущее денежное требование).

2.2 Иные существенные условия договора факторинга

Договор финансирования под уступку денежного требования возник из торгового посредничества и финансовых услуг, а потому структура договорных связей в этом случае построена по схеме договора комиссии. При заключении анализируемого договора возникает две группы правовых отношений:

– основные (внутренние) и производные (внешние) [6, с. 41].

Внутренние обязательства возникают между сторонами договора: финансовым агентом (фактором) и клиентом.

Внешние правоотношения складываются между финансовым агентом и третьим лицом, которое является должником клиента по заключенному между ними договору (покупателем товаров, заказчиком работ или услуг). Эти отношения не входят в предмет договора о факторинге, но непосредственно связаны с ним.

Предмет договора о факторинге, как было сказано выше, должен обладать свойством определенности или потенциальной определимости. Существующее требование должно быть отражено в договоре с той степенью конкретности, которая позволяла бы выделить его (идентифицировать) из ряда других требований клиента уже в момент заключения договора. Будущее требование должно приобрести определенность не позднее чем в момент его возникновения [22, с. 477].

Срок в договоре о факторинге определяется соглашением сторон. В интересах фактора срок исполнения договора может быть приурочен к моменту исполнения должником уступленного требования, особенно если клиент принял на себя ответственность за реальное исполнение последнего [13, с. 182].

Согласно ст. 153 Банковского кодекса Республики Беларусь по договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (фактор) – банк или небанковская кредитно-финансовая организация обязуется другой стороне (кредитору) вступить в денежное обязательство между кредитором и должником на стороне кредитора путем выплаты кредитору суммы денежного обязательства должника с дисконтом. Под дисконтом понимается разница между суммой денежного обязательства должника и суммой, выплачиваемой фактором кредитору.

Таким образом, исходя из данного определения договора факторинга цена договора (дисконт) – является существенным условием договора.

Цена договора – стоимость уступаемого требования клиента к должнику. При определении цены договора в расчет принимаются различные условия: стабильность положения клиента и его должника, способ платежа по договору (например, аккредитив и инкассо имеют различные гарантийные ценности), время наступления платежа (существующее или будущее требование), количество требований, переданных клиентом финансовому агенту, и пр.

Размер вознаграждения финансового агента также может исчисляться по-разному: в виде твердой суммы, процента от стоимости переданных требований, разницы между номинальной стоимостью требования, указанной в договоре, и его оценочной (действительной, рыночной) стоимостью [8, с. 31].

Следует отметить, что суды понимают возмездную природу договора факторинга как обязанность сторон закрепить в тексте договора условие о вознаграждении агента. Должники могут при необходимости обратить на это обстоятельство внимание суда. При отсутствии в документе условия о вознаграждении агента суд признает, что стороны заключили не договор факторинга и даже не договор уступки права требования, а договор дарения. В связи с чем он должен будет признать сделку ничтожной, поскольку дарение между коммерческими организациями запрещено [12, с. 285].

Кроме того, среди других существенных условий договора факторинга следует указать, что оными являются и указание вида факторинга в каждом конкретном случае заключения такого договора, наличие права регрессного требования и т.д., о чем было сказано в подразделе 1.2 курсовой работы – «виды и форма договора факторинга».

3. Права и обязанности сторон по договору факторинга

Содержание договора финансирования под уступку денежного требования составляют права и обязанности финансового агента и клиента.

Среди обязанностей фактора в первую очередь необходимо упомянуть следующие [22, с. 477]:

а) осуществить финансирование клиента путем передачи цены договора (денежных средств) в порядке, установленном в договоре о факторинге;

б) в специально оговоренных случаях принять у клиента необходимую документацию для ведения бухгалтерского учета операций клиента;

в) предоставить клиенту иные финансовые услуги, связанные с денежными требованиями, которые являются предметом уступки (например, выдать поручительство по сделке клиента, осуществить учет выписанных на него векселей, провести расчеты через корреспондентскую сеть финансового агента и др.).

Несомненно, в договоре могут быть предусмотрены и иные обязанности финансового агента.

На клиента возлагается основная обязанность по уступке фактору денежного требования, являющегося предметом договора [13, с. 183].

По общему правилу, клиент несет перед финансовым агентом ответственность лишь за действительность денежного требования, являющегося предметом уступки (ст. 162 Банковского кодекса Республики Беларусь).

Действительность передаваемого требования зависит от двух условий:

а) клиент должен иметь соответствующее субъективное право в момент совершения уступки;

б) в момент передачи права клиенту не должны быть известны какие-либо обстоятельства, вследствие которых должник вправе не исполнять уступаемое требование. В случаях, когда препятствия к исполнению переданного требования появляются позднее момента совершения уступки, они не могут служить основанием для ответственности добросовестного клиента перед фактором [10, с. 393].

Кроме того, клиент не отвечает перед финансовым агентом за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником требования, являющегося предметом уступки (модель безоборотного факторинга). Его обязанность – передать действительное требование, но не гарантировать его исполнение. Тем не менее, такая ответственность может быть возложена договором на клиента.

Это подтверждается и действующим законодательством. Согласно ст. 162 БК Республики Беларусь – кредитор обязан подтвердить действительность уступленного денежного требования документами, удостоверяющими его право требования к должнику, и несет перед фактором ответственность за недействительность уступленного денежного требования.

Уступленное денежное требование признается действительным, если кредитор имеет право на его уступку и в момент уступки ему неизвестны обстоятельства, вследствие которых должник вправе не исполнять такое требование.

В случае недействительности уступленного денежного требования фактор приобретает право обратного требования (регресса) к кредитору независимо от условий платежа [8, с. 37].

По договору факторинга без права обратного требования (регресса) кредитор не отвечает за неисполнение (ненадлежащее исполнение) должником уступленного денежного требования [13, с. 185].

По договору факторинга с правом обратного требования (регресса) фактор вправе предъявить к кредитору требование о возмещении:

– суммы денежного обязательства, не уплаченной должником, и причиненных убытков в случае, если должник не уплатил фактору сумму денежного обязательства, причитающуюся ему по уступленному денежному требованию, или уплаченная сумма оказалась меньше причитающейся суммы;

– причиненных убытков в случае, если должник просрочил уплату фактору суммы денежного обязательства, причитающейся ему по уступленному денежному требованию.

Таким образом, ответственность клиента перед фактором построена на тех же принципах, что и ответственность цедента перед цессионарием.

Принципиально новой для белорусского национального гражданского законодательства является норма о недействительности запрета уступки денежного требования при факторинге (ст. 157 Банковского кодекса Республики Беларусь). Смысл этой новеллы в том, что передача денежного требования является правомерной даже тогда, когда между клиентом (кредитором) и должником ранее было достигнуто соглашение о недопустимости уступки прав по договору. Данное положение соответствует принципам международной практики по факторным операциям, унифицированным в Конвенции УНИДРУА [22, с. 477].

Изъятие из принципа свободы договора введено здесь в целях обеспечения прав предпринимателей, желающих получить средства от финансового посредника, а потому конфликт интересов третьего лица (должника) и агента разрешается в ст. 157 БК Республики Беларусь в пользу последнего.

Данное правило не подлежит расширительному толкованию и относится только к договору о финансировании под уступку денежного требования. Его использование не должно приводить к нарушению интересов добросовестного должника по основному обязательству (покупателя, заказчика), который при заключении договора не только не предполагает возможность уступки требования, но и просто не желает ее.

Поэтому клиент (кредитор) не освобождается от исполнения обязательства или ответственности перед своим контрагентом (должником) в связи с совершенной уступкой требования, если между ними существует соглашение о ее запрете или ограничении. В таком случае клиент (кредитор), во-первых, продолжает оставаться обязанным перед своим контрагентом (должником) в части исполнения возложенных на него обязательств передать имущество, выполнить работы или оказать услуги в натуре, а во-вторых, обязан возместить своему контрагенту все убытки, связанные с уступкой права, которая совершена в противоречии с ранее заключенным договором.

Как и в случае с общегражданской цессией, должник в договоре о факторинге становится обязанным произвести платеж финансовому агенту лишь при условии, что он получил от клиента (кредитора) или от самого финансового агента уведомление об уступке денежного требования в пользу фактора (ст. 156 Банковского кодекса Республики Беларусь).

Уведомление должно быть письменным и содержать четкое определение переданного требования, а также наименование финансового агента, в пользу которого произведена передача права. Неисполнение клиентом обязанности по уведомлению должника освобождает, по общему правилу, последнего от необходимости платить новому кредитору [11, с. 218].

Исполнение обязательства первоначальному кредитору (клиенту) признается в этом случае исполнением надлежащему кредитору. Должник вправе потребовать от агента представления доказательств того, что уступка требования реально имела место. Отказ фактора от исполнения этой обязанности также восстанавливает право должника произвести платеж самому клиенту (первоначальному кредитору).

Клиент вправе уступить финансовому агенту как денежное требование, срок платежа по которому уже наступил, так и право на получение денежных средств, которое возникнет в будущем.

В договоре стороны должны четко определить уступаемое денежное требование, чтобы в момент заключения договора существующее требование можно было идентифицировать. Уступаемое будущее требование должно быть описано таким образом, чтобы можно было определить его в момент возникновения. Будущее требование не может перейти к финансовому агенту ранее возникновения самого права на получение с должника денежных средств. Это имеет значение в случае, когда уступка будущего требования осуществляется в качестве обеспечения предоставленного финансирования, поскольку обеспечение возникнет с момента, когда будущее требование станет существующим, несмотря на заключенный договор [10, с. 393].

Уступка денежного требования может быть обусловлена и определенным событием, при наступлении которого она вступает в силу.

Уведомление должно быть совершено указанием, какое денежное требование было уступлено и кому должник обязан произвести платеж, т.е. – агент.

Получив от финансового агента все необходимые документы в подтверждение уступки денежного требования, должник, тем не менее, может отказаться от платежа и произвести зачет денежных требований с клиентом. Такой зачет возможен, если требование должника к клиенту, которое предъявляется к зачету, возникло у должника к моменту, когда он получил уведомление об уступке требования финансовому агенту.

Должник, убедившись в том, что уступка требования действительно имела место, и при отсутствии встречных требований к клиенту, которые могут быть приняты к зачету, обязан произвести платеж финансовому агенту.

Финансовый агент приобретает право на все суммы, которые им получены от должника. У финансового агента не возникает права требования к клиенту, если выплаченная должником сумма меньше цены, за которую было приобретено требование, а клиент, соответственно, не может требовать излишне полученные финансовым агентом суммы [28, с. 21].

Иной порядок существует при уступке требования в качестве обеспечения исполнения клиентом обязательств в связи с полученным финансированием. В этом случае финансовый агент предоставляет клиенту отчет о полученных суммах и обязан передать ему сумму, превышающую сумму долга клиента. Стороны могут и иначе урегулировать этот вопрос в договоре. Если полученные средства финансовым агентом меньше суммы долга клиента, то клиент остается ответственным перед финансовым агентом в размере остатка долга.

У клиента могут оставаться обязательства перед должником по заключенному договору, которые он обязан исполнять после уступки денежного требования. Например, по условиям договора клиент должен поставить последнюю партию товара после платежа должника. В том случае, если клиент не выполняет такие обязательства перед должником, а должник уплатил причитающуюся сумму финансовому агенту, должник не может требовать возврата сумм от финансового агента, а вправе получить их с клиента.

Исключение составляют случаи, когда финансовый агент не исполнил перед клиентом своих обязательств по финансированию уступленного требования либо, приобретая право требования у клиента, знал о существующем нарушении обязательств клиентом перед должником В такой ситуации должник вправе требовать с финансового агента уплаченные ему ранее суммы.

По общему правилу клиент несет ответственность перед финансовым агентом за действительность уступаемого денежного требования, но не отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником денежного требования, предъявленного финансовым агентом к платежу. Стороны в договоре могут исключить или ограничить ответственность клиента за действительность уступаемого денежного требования [13, с. 185].

Последствия отказа должника от оплаты уступленных финансовому агенту требований зависят от момента, когда клиенту стали известны или должны были стать известны обстоятельства, предоставляющие должнику право отказаться от совершения платежа по уступленному требованию. Если такие обстоятельства были известны клиенту в момент уступки, то денежное требование является недействительным и клиент несет ответственность перед финансовым агентом в случае его неоплаты должником [17, с. 417].

Если же такие обстоятельства не были известны клиенту в момент уступки денежного требования, ответственность клиента за осуществление должником платежа может наступить лишь когда это предусмотрено в договоре финансирования под уступку денежного требования.

Ответственность финансового агента перед клиентом может возникнуть только в случае, если заключенный между ними договор финансирования под уступку денежного требования является консенсуальным и финансовый агент не исполнил либо ненадлежащим образом исполнил свое обязательство по предоставлению клиенту финансирования. В этом случае клиент вправе требовать предоставления оговоренного финансирования и возмещения понесенных им убытков.

Если внимательно изучить тексты некоторых договоров факторинга, то окажется, что на самом деле они не соответствуют запросам, предъявляемым к ним законодателем. В связи с этим у должника могут появиться веские основания для того, чтобы не исполнять требование нового кредитора. К примеру, после заключения договора факторинга у финансового агента появляется обязанность передать денежные средства в собственность клиента, т.е. в намерение сторон входит именно финансирование под уступку денежного требования.

Но иногда договоры факторинга содержат следующие условия: право требования уступается клиентом, а агент должен осуществить финансирование лишь после того, как получит деньги с должника. Если данный договор станет предметом рассмотрения суда, то последний может признать его ничтожным как фиктивный (притворный) договор, т.е. такой, который лишь прикрывает действительные намерения сторон. В таком случае суд будет применять нормы закона о договоре, который стороны заключили в действительности (например, договор комиссии, агентский договор, договор цессии и пр.) [8, с. 37].

Пример: Между финансовым агентом–банком и клиентом был заключен договор, который назывался «Договором факторинга». В нем было указано, что финансовый агент «покупает у клиента его денежные требования к должнику…». В оплату полученного банк обязался «передать клиенту» чисто символическую сумму, а остальные 93% от основного долга клиент должен был получить только после взыскания уступленных денежных средств с должника. Впоследствии банк обратился в суд с иском к должнику. Изучив обстоятельства сделки и текст договора факторинга, суд пришел к выводу, что его содержание не соответствует намерениям сторон, поскольку в договоре не предусмотрено финансирование агентом другой стороны – клиента. В связи с этим договор был признан ничтожной сделкой.

Сторонам, участвующим в договоре факторинга, необходимо совместно позаботиться о том, чтобы у агента была возможность получить долг. Для этого нужно направить письменное уведомление должнику о необходимости исполнить обязательство финансовому агенту, из которого должно быть ясно, кто является новым кредитором третьего лица и по какому обязательству. Там должно быть указано, на основании какого договора, когда, кем, кому и какое требование было уступлено.

Это правило по своей сути похоже на соответствующее правило об уступке требования по договору цессии и, т. к. для договора факторинга не установлено иное, можно считать, что при отсутствии уведомления с должника снимается обязанность производить соответствующую оплату агенту. Если должник, не получив письменное уведомление, выплатит долг клиенту (первоначальному кредитору), а не агенту, то его обязательство по договору с клиентом будет считаться надлежаще исполненным [16, с. 7].

Пример: По договору факторинга не было предусмотрено, какая сторона и в каком порядке будет уведомлять должника о том, что произошла смена кредитора. Банк направил должнику письмо с требованием перечислить сумму долга (основная сумма долга и проценты за просрочку исполнения обязательства) на свой счет. Однако должник не принял это требование агента и запросил у своего первоначального кредитора соответствующее подтверждение. Оно поступило, но должник сослался на то, что не принимает во внимание эту бумагу, поскольку она подписана не руководителем фирмы, а его заместителем. Впоследствии должник перечислил своему первоначальному кредитору задолженность, но не всю, а только по основной сумме долга. На все претензии банка он отвечал, что не был надлежащим образом уведомлен о переходе права требования к новому кредитору. Его точку зрения разделил и суд, который указал на то, что должнику необходимо было представить вместе с уведомлением и доказательства обоснованности требований банка. Агенту пришлось обращаться к клиенту с просьбой, чтобы тот перечислил на его счет сумму долга. О том, что должник так и не уплатил пени за просрочку обязательства, и агент и клиент забыли. Во всяком случае должнику об этом никто так и не напомнил.

При предъявлении к исполнению уступленного требования агент по просьбе должника обязан представить доказательства, что он является новым кредитором. Право требовать представления надлежащих доказательств предоставлено должнику законом, поэтому в своем соглашении клиент и агент не могут ограничивать это право [19, с. 21].

Пример: Заключив договор факторинга, клиент и агент в специальном приложении к нему оговорили «исчерпывающий перечень» тех доказательств, которые надлежит представить должнику. Когда в адрес последнего поступили эти документы, то он счел их недостаточными и в свою очередь потребовал от сторон представить дополнительные бумаги, причем настаивал на том, чтобы они были заверены в нотариальном порядке. Учитывая сложную криминогенную обстановку в данном регионе и участившиеся случаи мошенничества в отношении коммерческих организаций, банк признал данные требования обоснованными и обратился к клиенту с просьбой о содействии в представлении дополнительных материалов. На это руководство клиента отреагировало неоднозначно: банку было указано, что перечень, обозначенный в договоре факторинга, является «исчерпывающим» и что должник просто оттягивает момент оплаты долга. Только после затяжных переговоров представитель банка все-таки смог убедить руководство клиента, что должник имеет право требовать представления дополнительных доказательств [11, с. 218].

Таким образом, у сторон договора факторинга – агента и клиента кроме основных прав и обязанностей по договору, прямо указанным в законодательстве о договоре факторинга существует и ряд других, прямо не предусмотренных законом, обязанностей по отношении как друг к другу, так и к должнику, исполнение которых необходимо для обеспечения исполнения должником своих обязательств. Среди таких обязанностей можно выделить следующие [8, с. 38]:

– уведомление должника о необходимости исполнить обязательство финансовому агенту, в котором указаны подлежащее исполнению денежное требование, в том числе уплачиваемая фактору сумма денежного обязательства, а также банк или небанковская кредитно-финансовая организация, выступающие в качестве фактора;

– предоставление всех затребованных должником документов, свидетельствующих о действительности заключения договора факторинга;

– своевременные расчеты между фактором и клиентом с целью недопущения признания данного договора недействительным и т.д. [22, с. 478].

При этом, как показывает практика применения законодательства о факторинге судами, исполнение всего объема обязанностей как со стороны фактора, так и со стороны клиента крайне обязательны с целью обеспечения надлежащего исполнения должником своих денежных обязательств.

Основной обязанностью должника по договору факторинга является то, что он должен произвести платеж своему новому кредитору – финансовому агенту.

Для того, чтобы соответствующая обязанность должника была исполнена надлежащим образом, клиент либо финансовый агент должны обеспечить его информацией о состоявшемся переходе прав кредитора, как это было сказано ранее.

Ч. 1 ст. 156 Банковского кодекса Республики Беларусь устанавливает необходимость письменного уведомления должника об уступке денежного требования к нему, в котором указывается подлежащее исполнению денежное требование и, кроме того, оговаривается финансовый агент, которому должен быть произведен платеж.

Помимо этого, финансовый агент по просьбе должника обязан в разумный срок предоставить ему доказательства того, что уступка денежного требования действительно имела место в отношении этого финансового агента. Связано это с тем, что должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору до того момента, пока ему не будут представлены доказательства того, что право требования к нему перешло другому лицу [13, с. 185].

Таким образом, обязанность должника произвести платеж не своему первоначальному кредитору, а его финансовому агенту возникает только при условии письменного уведомления о состоявшейся уступке требования, а при наличии соответствующей просьбы должника – только после предоставления ему доказательств состоявшейся уступки.

Соответственно, если клиент и финансовый агент не выполнят возложенные на них обязанности, должник вправе произвести платеж своему первоначальному кредитору – клиенту по договору факторинга. При этом никакие санкции к должнику применяться не будут, а исполнение обязательства будет признано надлежащим.

Если же клиент либо финансовый агент известят должника о состоявшейся сделке, а должник при этом не потребует от агента доказательств этого, либо эти доказательства будут предоставлены в разумный срок, и при этом должник произведет платеж финансовому агенту, то он считается освобожденным от соответствующего обязательства перед своим первоначальным кредитором [18, с. 12].

Вышесказанное необходимо пояснить на конкретном примере.

Для того, чтобы застройщики оплатили приобретенное жилье путем перечисления соответствующих средств на счет банка строительная фирма либо сам банк должны, во-первых, поставить застройщиков в известность об этом, а, во-вторых, при наличии просьбы – предоставить доказательства того, что их новым кредитором действительно является банк.

Варианты последствий этого могут быть различными [16, с. 7].

1. Все условия строительной фирмой и банком соблюдены и заказчики перечислили средства на счет банка. В этом случае их обязательства перед строительной фирмой считаются исполненными.

2. Все условия соблюдены, однако заказчики направили средства первоначальному кредитору (строительной фирме). При таких обстоятельствах считается, что оплата жилых домов застройщиками не произведена, и банк, как надлежащий кредитор, вправе предъявить к ним, помимо требований о перечислении средств в оплату жилья, требования о возмещении убытков, вызванных неисполнением принятых на себя обязательств [10, с. 390].

Объясняется это тем, что обязательство считается прекращенным при его надлежащем исполнении, которое состоит, в том числе, в исполнении обязательства надлежащему лицу. В силу договора факторинга надлежащим кредитором застройщиков стал финансовый агент строительной фирмы – банк. Поэтому, направляя денежные средства строительной фирме (первоначальному кредитору), заказчики исполняют обязательство ненадлежащему лицу и несут риск неблагоприятных последствий этого.

3. Строительная фирма и (или) банк не уведомили заказчиков о состоявшемся переходе прав кредитора, либо уведомление заказчикам направлено было, но банк не представил доказательство того, что уступка денежного требования ему действительно имела место. Как следствие этого – заказчики не перечислили банку стоимость строительства [13, с. 185].

При таких условиях в силу ст. 156 Банковского кодекса Республики Беларусь заказчики вправе произвести платеж во исполнение своего обязательства перед строительной фирмой не банку, а непосредственно фирме. При этом фирма будет отвечать перед банком только в том случае, если соответствующая обязанность предусмотрена в договоре факторинга (т.е. факторинг является «оборотным»). Если же такой договоренности между сторонами не достигнуто, то, как отмечалось выше, фирма не отвечает перед банком за неисполнение или ненадлежащее исполнение заказчиком требований, являющихся предметом уступки.

Таким образом, уступка требования вовсе не означает, что должник лишается права предъявлять претензии к своему прежнему кредитору. Например, он может выдвинуть собственные денежные требования к клиенту (своему первоначальному кредитору). В этом случае его обязательство по отношению к агенту прекратится полностью или частично. Но тут должнику необходимо учитывать, что принимаются к зачету только требования, предусмотренные договором, заключенным между должником и клиентом, а требования, возникшие в связи с нарушением клиентом условий [29, с. 111], установленных договором между ним и должником, к зачету не принимаются.

Пример: Фирма «А» поставила фирме «Б» товар. Фирма «Б» (должник) не оплатила товар в обусловленный договором срок. Фирма «А» заключила с коммерческим банком (агентом) договор о финансировании под уступку денежного требования и получила причитающиеся денежные средства. Правда, взыскать долг с фирмы «Б» банк не смог. После получения уведомления банка о переходе к нему права требования должник сообщил, что за день до этого он перевел всю сумму основного долга на счет своего первоначального кредитора. В результате должник предъявил клиенту требования к зачету.

В настоящее время банк готовится к судебному процессу по иску к своему клиенту с требованием о соответствующем возмещении. Правда, уже сейчас у представителей данной кредитной организации имеются основания утверждать, что между клиентом и должником имел место сговор. Однако доказать данное обстоятельство пока невозможно.

В ходе осуществления платежа финансовому агенту должник вправе предъявить к зачету свои денежные требования, основанные на договоре с клиентом, которые имелись у должника ко времени, когда им было получено уведомление об уступке требования в пользу фактора. Этот зачет производится в соответствии с правилами ст. 290–309 ГК Республики Беларусь. Должник, однако, не может поставить в вину финансовому агенту то, за что он вправе упрекнуть клиента (кредитора), – факт нарушения клиентом ранее достигнутой договоренности о запрете цессии.

Такие требования не имеют силы в отношении финансового агента: их изъятие из потенциально возможных встречных требований должника вытекает из правила о недействительности запрета уступки денежного требования в договоре о факторинге.

Внешние отношения, порождаемые уступкой требования по соответствующему договору, зависят от той цели, ради которой заключен договор о факторинге. В обычной ситуации речь идет о финансировании клиента под заключенный им договор на поставку имущества, выполнение работ или оказание услуг. В этом случае закон говорит о «покупке» требования клиента финансовым агентом. Термин «покупка» употребляется в данном контексте условно, ибо наше законодательство в отличие от англо-американского использует в отношении факторинга конструкцию цессии, а не договора купли-продажи.

При «покупке» требования финансовый агент приобретает право на все суммы, которые он может получить от должника. Клиент не отвечает перед финансовым агентом за то, что полученные фактором суммы оказались меньше цены, за которую агент купил требование. В той ситуации, когда финансовый агент приобретает требование в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед самим агентом, последний обязан отчитаться перед клиентом и вернуть ему остаток, превышающий размер уступленного ему требования. И наоборот, если денежные средства, полученные финансовым агентом, оказались меньше суммы долга клиента финансовому агенту, обеспеченного уступкой требования, клиент продолжает оставаться ответственным перед агентом за остаток долга, если иное не предусмотрено договором между ними [23, с. 17].

Разница в подходе к решению данного вопроса объясняется теми рисками, которые принимает на себя фактор. В первом случае, «покупая» чьи-либо долги, финансовый агент совершает обычную коммерческую операцию, степень опасности которой достаточно ясна всякому профессиональному фактору. Ответственность клиента наступает лишь за недействительность требования, а все остальное – обычные финансовые риски противоположной стороны договора.

Во втором случае финансовый агент, получая требование клиента, не преследует непосредственной цели извлечь прибыль путем «торговли» требованием. В этой ситуации факторинг выполняет гарантийную функцию, а потому ответственность клиента распространяется за рамки уступленного требования. Клиент остается ответственным за остаток долга независимо от реальной стоимости переданного требования (ст. 159 Банковского кодекса Республики Беларусь).

В принципе, исполнение должником денежного обязательства в пользу финансового агента освобождает его от соответствующего обязательства перед клиентом. Внутренние и внешние обязательства развиваются независимо друг от друга. При этом должник вообще не вправе требовать от финансового агента возвращения сумм, уже уплаченных последнему в связи с уступкой требования, даже если клиент нарушил свои обязательства передать имущество (выполнить работы, оказать услуги) по договору с должником. Такие суммы могут быть взысканы должником непосредственно с клиента. Однако должник приобретает право требовать возврата этих сумм с фактора, если доказано, что последний [24, с. 21]:

а) не исполнил своего обязательства осуществить клиенту обещанный в силу цессии платеж;

б) произвел такой платеж, зная о нарушении клиентом его обязательств по договору с должником, требование по которому было предметом уступки.

Имущественная ответственность по договору о факторинге зависит от природы этого договора.

В консенсуальном договоре фактор отвечает за отказ от передачи клиенту денежных средств в счет денежного требования последнего. Клиент соответственно отвечает за несовершение или ненадлежащее оформление уступки требования, а также по ст. 162 БК Республики Беларусь – за действительность переданного требования.

Кроме того, когда это установлено договором, клиент отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение требования должником [16, с. 8].

В реальном договоре ответственность за его неисполнение наступает лишь для клиента – за действительность предмета договора либо также за его исполнимость. Ответственность выражается в компенсации убытков и уплате неустойки, если она предусмотрена соглашением сторон.

В завершение необходимо отметить, что если клиент не исполнил все свои обязательства по договору с должником или исполнил их ненадлежащим образом, то должник вправе потребовать от него (а не от агента) соответствующего возмещения. Например, если должник перечислил агенту сумму за отгруженный товар, а впоследствии оказалось, что часть этой продукции является недоброкачественной.

Но из данного правила есть исключения, позволяющие должнику предъявить свои претензии на соответствующие суммы не к клиенту, а непосредственно к финансовому агенту. Это возможно, если:

– агент получил денежные средства от должника, но не произвел финансирование клиента;

– агент получил денежные средства от должника и даже произвел клиенту обещанный за уступку требования платеж, но при осуществлении такого платежа он знал о нарушении обязательства клиентом.

То обстоятельство, что агент получает платеж, не произведя финансирование клиента, во многих случаях свидетельствует, что он располагает некоей информацией о том, что данное требование клиента к должнику необоснованно или является заведомо спорным. В последнем случае очень трудно доказать, что агент знал о нарушениях клиентом условий договора.

Заключение

В курсовой работе были рассмотрены правовые отношения, возникающие при заключении договора финансирования под уступку денежного требования (договора факторинга) – были рассмотрены история становления данного правового института, его основные особенности, формы договора, стороны, предмет и иные существенные условия договора, виды факторинга, а также содержание договора факторинга и правовые основы исполнения денежного обязательства должником перед фактором.

При рассмотрении указанных вопросов можно сделать вывод, что договор факторинга необходимо отличать от сходных сделок. Хотя иногда это достаточно сложно сделать, поскольку договор факторинга является сложной сделкой, включающей в себя элементы различных видов обязательств.

Чаще всего его отождествляют с уступкой требования. Однако это не является правильным, так как договор скрытого факторинга вообще не имеет ничего общего с уступкой требования, а договор открытого факторинга, хотя в своей основе и содержит цессию (цессия – соглашение о замене прежнего кредитора, который выбывает из обязательств, на другого субъекта, к которому переходят все права прежнего кредитора), но, наряду с уступкой требования, его объектом являются и иные отношения.

Кроме того, можно указать и на другие его отличия:

– сторонами уступки требования могут быть любые участники гражданского оборота. В качестве же сторон договора факторинга выступают: поставщик товаров (работ, услуг) с одной стороны, и специализированная организация (банк) – с другой;

– уступка требования не всегда является возмездной. Договор факторинга, в свою очередь, является возмездным всегда, так как фактор приобретает право требования с определенной выгодой для себя (дисконтом);

– если уступка требования может представлять собой одностороннее обязательство (например, в случае безвозмездной цессии), то договор факторинга всегда является двусторонним в силу того, что поставщик передает или обязуется передать денежное требование, а фактор обязуется выплатить за это поставщику определенную денежную сумму;

– цель проведения факторинговой операции – эффективное вложение денежных средств, то есть факторинг является своеобразной формой финансирования поставщика (кредитора в уступаемом требовании). Цели же уступки требования могут быть гораздо шире. Гражданско-правовая уступка права требования, как правило, имеет своей целью получение долга, когда цедент, не имея возможности рассчитаться с цессионарием, в качестве формы уплаты долга передает ему право требования;

– предметом уступки требования могут быть практически любые обязательства, предметом факторинга являются лишь денежные обязательства, вытекающие из договора купли-продажи (мены) или подряда (возмездного оказания услуг);

– факторинг, как правило, является длящимся договором. То есть объектом договора факторинга зачастую является передача задолженностей покупателей (заказчиков) перед поставщиком по мере их появления. Цессия же, в большинстве случаев, является одномоментным актом;

– основанием передачи требования при факторинге является договор купли-продажи, подтверждающий право требования. Общие основания уступки требования могут быть гораздо шире;

– при уступке требования уведомление должника о данной сделке должно быть сделано кредитором. Применительно к факторингу в практике международной торговли уведомить должника может не только его бывший кредитор, но и фактор.

Таким образом, открытый факторинг по своей правовой природе представляет собой договор, в качестве существенных условий которого присутствуют и отношения, связанные с уступкой требования. Однако уступка требования как правовое явление может реализовываться и помимо отношений факторинга в иных формах, а отношения факторинга, наряду с уступкой требования, в свою очередь также включают в себя и иные отношения.

Факторинг необходимо отличать также от договора кредита (займа). Внешнее сходство данных видов обязательств заключается в том, что и фактор (кредитор) перечисляет соответственно поставщику (должнику) определенную денежную сумму, которую последний обязуется вернуть с доходом для фактора (кредитора). Отличие же состоит прежде всего в том, что поставщик по договору факторинга не перечисляет, как должник кредитору, определенную сумму во исполнение своих обязательств, а передает имущественное право (право требования). Еще одним отличием является вид дохода, получаемого фактором и кредитором, то есть доходом фактора, как правило, является дисконт между выданной поставщику суммой и полученной суммой с должника.

В свою очередь доход кредитора составляют периодические денежные платежи в процентном отношении к сумме кредита (однако при уплате процентов одновременно с возвратом суммы кредита данные сделки внешне (в этой части) могут быть схожи). В договоре факторинга переданную поставщику денежную сумму возвращает третье лицо (должник), в договоре кредита сумму долга возвращает, как правило, лицо, получившее деньги взаймы (хотя договор кредита и не исключает возможность исполнения обязательства платежа третьим лицом).

Часто договор кредита, при котором банк, предоставляя поставщику кредит, получает от покупателя в качестве обеспечения возврата кредита право требования платежа за отгруженный товар, также приравнивают к договору факторинга. Вместе с тем фактор, принимая на себя право требования, обычно принимает одновременно риск неплатежа со стороны покупателя (факторинг без права регресса). В случае же, когда право требования передается банку в качестве формы обеспечения возврата кредита, риск неплатежа по-прежнему остается на поставщике. Следовательно неплатеж, либо неполный платеж со стороны покупателя не освобождает поставщика от обязанности погашения кредита.

Договор факторинга необходимо отличать также от договора поручения (агентского договора), причем наиболее значительное сходство данных договоров наблюдается при скрытом факторинге, поскольку в подобной ситуации фактор выступает юридически как агент (поверенный), хотя иные составляющие сделки факторинга отличаются от договора поручения (агентского договора). В частности, в отличие от принципала по агентскому договору (доверителя по договору поручения), поставщик по договору факторинга получает предварительный платеж за счет средств фактора, а не после того, как агент получит сумму долга от должника. Кроме того, агент (поверенный) действует в пользу принципала (доверителя), фактор же действует прежде всего в своих интересах.

Несмотря на то, что договор факторинга содержит в себе элементы договора подряда (возмездного оказания услуг), не следует его отождествлять с этим видом обязательств, поскольку главной целью договора факторинга является не выполнение определенного вида услуг, а приобретение права требования и, зачастую, финансирование поставщика.

Иными словами, договор факторинга – самостоятельный институт гражданско-правовых отношений в системе национальной экономической деятельности. Несмотря на тот факт, что такого рода правовые отношения – еще принципиально новые для нашего государства – все большее их применение на практике свидетельствует о необходимости все большего внедрения этого института в хозяйственную деятельность предприятий, банков и т.д., что, несомненно скажется на стимулировании развития экономики в целом.

Список использованной литературы

1. Конституция Республики Беларусь 1994 года (с изменениями и дополнениями, принятыми на республиканских референдумах 24 ноября 1996 года и 17 октября 2004 года). – Мн.: Амалфея, 2007.

2. Банковский кодекс Республики Беларусь от 25.10.2000 года №441-З (в ред. от 14.06.2010 года №132-З) // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2010 г., №147, 2/1684.

3. Гражданский кодекс Республики Беларусь от 07.12.1998 года №218-З (в ред. от 28.12.2009 года №97-З) // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 20010 г., №6, 2/1650.

4. Декрет Президента Республики Беларусь №17 от 14.07.2003 г. «О лицензировании отдельных видов деятельности».

5. Указ Президента Республики Беларусь №450 от 01.09.2010 г. «О лицензировании отдельных видов деятельности».

6. Абалкин Л.И. Лизинговые, факторинговые, форфейтинговые операции. – М.: Дека, 1995.

7. Агафонова Н.Ф. Финансирование под уступку денежного требования // Хозяйство и право, 2000 г., №6.

8. Алексанова Ю.А. Правовое регулирование финансирования под уступку денежного требования. – М.: Компан Спутник, 2004.

9. Белов В.А. Юридическая природа договора финансирования // ЭЖ – Юрист, 2001 г., №44.

10. Гражданское право в 2-х частях. Часть 2. // В.П. Мозолин – М.: МГЮА, 2007.

11. Гражданское право: Учебник. Том II / под ред. О.Н. Садикова. – М.: Юридическая фирма «КОНТРАКТ»: «ИНФРА – М», 2006.

12. Гражданское право. Учебник в 3-х томах. Т.2. // под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. – М.: Проспект, 2005.

13. Гражданское право: Учебник. В 2 ч. ч. 1 /под ред. проф. В.Ф. Чигира. – Мн.: Амалфея, 2000.

14. Гражданское право: Учебник. В 2 ч. ч. 2 /под ред. проф. В.Ф. Чигира. – Мн.: Амалфея, 2000.

15. Грибанов В.П. Основные тенденции развития советского обязательственного права. – СПб, Нева, 1973.

16. Гримберг Н. Договор факторинга: права должника // Директор-Инфо – №12 – 2010.

17. Ершова, И.В. Предпринимательское право: учебник/И.В. Ершова. – изд. 4-е, перераб. и доп.-М.: ИД «Юриспруденция», 2006.

18. Ефимова Л.Г. Проблемы правового регулирования договора финансирования под уступку денежного требования // Вестник Ассоциации российских банков, 2000 г., №3.

19. Завидов Б.Д. Договор банковской гарантии и факторинга. – М.: Приор, 2002.

20. Колбасин Д.А. Гражданское право Республики Беларусь. Особенная часть. – Мн.: ПолиБиг, 2000.

21. Комментарий к Гражданскому кодексу Республики Беларусь. В 2 книгах. Кн.2 /отв. ред. В.Ф. Чигир. Мн.: Амалфея, 1999.

22. Круглова Н.Ю. Хозяйственное право. Учебное пособие. 2-е изд., испр. и доп. – М.: Издательство РДЛ, 2001.

23. Кучин Б.Л. Факторинг – финансовая схема управление вексельными потоками. – М.: ООО Верже А.В., 2000.

24. Липовецкая Т.Л. Некоторые вопросы регулирования гражданского законодательства: договор финансирования под уступку денежного требования. /Актуальные проблемы гражданского права // под ред. С.С. Алексеева. – М, 2000 г.

25. Маньковский И.А. Гражданское право Республики Беларусь. – Мн.: Молодежное, 2003.

26. Орехов С.А. Факторинг. Управление корпоративными финансами. – М.: Компания Спутник +, 2001.

27. Смоленский М.Б. Гражданское право: уч. пособие, изд. 2-е, доп. и перераб. – Ростов н/Д: «Феникс», 2004.

28. Соколова Ю.А. Факторинг. – СПб.: СПбГИЭУ, 2005.

29. Степаненко Е. Договор финансирования под уступку денежного требования // Хозяйство и право, 2003 г., №10.

30. Хозяйственное право Республики Беларусь: Практическое пособие / С.С. Вабищевич. – Мн.: Молодежное научное общество, 2002.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий