регистрация /  вход

Внутренний человек в русской языковой картине мира (стр. 1 из 40)

ОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

Коськина Елена Владимировна

Внутренний человек в русской языковой картине мира:

образно-ассоциативный и прагмастилистический потенциал

семантических категорий «пространство», «субъект»,

«объект», «инструмент»

Специальность 10.02.01 – русский язык

Диссертация на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Научный руководитель -

кандидат филологических наук

профессор М.П. Одинцова

Омск 2004

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение …………………………………….………………………………….4

Глава 1. Теоретические основы интегративного категориально-семантического описания языковой картины внутреннего мира

человека.. …………………………………………………………………….....21

1. 1. Существующие подходы к описанию семантического пространства внутреннего человека, их взаимодополнительность………………….……21

1. 2. Категории и категоризация в семантических описаниях

языка, науке и философии. Определение межуровневой семантической категории как инструмента интерпретации и языковой репрезентации внутреннего мира человека…………………………………………………………………….…35

1. 3. Прагмастилистический аспект описания изучения языкового образа внутреннего человека………………………………………………………………….72

Выводы…………………………………………………………………….….83

Глава 2. Семантическая категория пространства как способ языковой репрезентации внутреннего человека: образно-ассоциативный и прагмастилистический потенциал …………………………………………………….85

2.1. Лексико-грамматическая база пространственных образов внутреннего человека…………………………………………………………………………………………….85

2.2. Структура, образно-ассоциативный и прагмастилистический потенциал семантической категории и субкатегории пространства внутреннего человека……………………………………………………………………………………………………….89

2.3. Образно-ассоциативный и прагмастилистический потенциал основных пропозитивных семантических моделей пространственной репрезентации внутреннего человека……………………………………………………..94

Выводы…………………………………………………………………….117

Глава 3. Образно-ассоциативный и прагмастилистический потенциал актантных семантических категорий и субкатегории языковой репрезентации внутреннего человека……………………………………………………119

3.1. Образно-ассоциативный и прагмастилистический потенциал семантической категории и субкатегории субъекта…………………….119

3.2. Образно-ассоциативный и прагмастилистический потенциал семантической категории и субкатегории инструмента………………….....139

3.3. Образно-ассоциативный и прагмастилистический потенциал семантической категории и субкатегории объекта………………………….151

Выводы …………………………………………………………………154

Заключение …..………………………………………………………….…….156

Библиографический список ……………………………………………..……169

Список источников эмпирического материала ………………………..….187

Список сокращений …………………………………………………………...189

Приложение……………………………………………………………..……...190

Введение

Настоящая диссертационная работа выполнена в русле лингвоантропологических исследований и посвящена изучению внутреннего человека (человека во всем многообразии его психических состояний, действий, реакций, характеристик) как фрагмента русской языковой картины мира (ЯКМ) и вместе с тем как особой ипостаси целостного языкового образа человека - в аспекте его категориальных семантических репрезентаций, их образно-ассоциативного потенциала и основных прагмастилистических характеристик.

Исходная идея исследования – признание наивно-психологической природы представлений носителей естественного языка об устройстве и функционировании психики человека. Соответствующие этим наивным представлениям семантические категории (СК) пространства, субъекта, объекта, инструмента рассматриваются как косвенные (образно-ассоциативные ) и прагмастилистически маркированные способы репрезентации явлений человеческой психики в русской ЯКМ.

Общепризнанно, что внутренний мир человека - это уникальный объект познания. Его уникальность заключается в опосредованной наблюдаемости и недостаточной эмпирической уловимости. Несмотря на то, что «для каждого вполне очевидно существование некой субъективной реальности, мира явлений психических в форме мыслей, переживаний, представлений, чувств, побуждений, желаний и прочего», даже психология - наука, сфокусировавшая все свое внимание на человеческой психике, не может сделать эту реальность объектом непосредственного исследования: «приходится искать другие объекты и через их изучение - косвенно - делать выводы о собственной психике» [Словарь психолога-практика 2001: 585]. Как ни в какой другой концептуальной области, в сфере психического всё гипотетично, вторично, интерпретативно, субъективно . Психология, философия, вненаучная (художественная, религиозно-мифологическая, народно-поэтическая) и донаучная (житейская) мысль каждая по-своему обобщает и интерпретирует эту субъективную реальность. (Лингвокультурологический комментарий к понятию «внутренний человек» на материале философии, психологии, отечественной словесности и филологии представлен в приложении.) Своеобразно репрезентируется внутренний мир человека и в естественном языке, поскольку, как утверждают исследователи, «язык - это не только знаковая система, приспособленная к передаче сообщений, но и компонент сознания человека и как таковой участвует в сотворении мира психики и знания» [Телия 1987: 65].

Категориальный семантический подход к описанию языковой репрезентации явлений внутреннего мира человека позволяет интегрировать, систематизировать средства разных языковых уровней (лексико-семантического, семантико-синтаксического, функционально-прагматического) по их общему назначению, а именно функции образно-ассоциативной интерпретации психических феноменов с целью их оценочно-экспрессивного, изобразительно и прагматически убедительного, стилистически мотивированного воплощения.

В диссертации исследуется ряд универсальных когнитивных и вместе с тем межуровневых семантических категорий, наиболее насыщенных в русском языке образными смыслами и ассоциациями: категории пространства, субъекта, объекта и инструмента. Посредством этих категорий события, явления внутренней жизни человека уподобляются внешнему – физическому, природному и социальному миру, его процессуальным (и шире – событийным) и пространственно-предметным характеристикам. Отмечая эту изобразительную доминанту в описаниях внутреннего человека, исследователи (В.Н. Телия, А.Д. Шмелев, Н.Д. Арутюнова, М.П. Одинцова, Е.С. Никитина, Л.Б. Никитина, Е.В. Урысон, Е.М. Вольф, М.В. Пименова, Ю.Д. Апресян и др.) обращают внимание на национально-культурную природу той системы стереотипных и индивидуальных семантических образов-ассоциаций, которые переносятся из внешнего для человека мира во внутренний, на безграничные возможности их развертывания, трансформаций, сочетаний, на их прагмастилистическое разнообразие.

Истоки интереса современной науки о языке к образу человека, и внутреннего человека в частности, обнаруживают себя еще в работах В. фон Гумбольдта, предложившего оригинальную даже по меркам сегодняшнего дня лингвофилософскую концепцию, поставившего новые задачи перед языковедами. Изучение языка по Гумбольдту не заключает в себе конечной цели, а вместе со всеми прочими областями гуманитарной науки служит высшей и общей цели совместных устремлений человеческого духа - цели познания человеком себя. Можно сказать, что сегодня в лингвистике уже достаточно много сделано для решения этой задачи: на основе языковых данных реконструируется запечатленный в языке «образ человека» - все то, что человек узнал о себе и захотел сообщить другому, к чему задолго до философской и научной мысли уже было обращено обыденное сознание. И, поскольку человек «запечатлел в языке свой физический облик, свои внутренние состояния, свои эмоции и свой интеллект, свое отношение к предметному и непредметному миру, природе», «передал языку свое игровое начало и способность к творчеству» [Арутюнова 1999б: 3], становится очевидным, что изучение наивных языковых образов психики человека представляет собой альтернативный внелингвистическому научному, но необходимо дополняющий его способ осмысления феномена человека.

Кроме того, интерес лингвоантропологов к психическим феноменам объясняется и тем, что последние относятся к области неявных аспектов мира (абстракций), легче обнаруживающих языковую «логику» мировидения [Телия 1987: 67]. Подобно другим неявным аспектам реальности, остро нуждающимся в поддержке образно-ассоциативной сферы сознания (в основе которой, как известно, - обобщение и творческая переработка телесного опыта, перекомбинация в образе свойств и признаков разнородных явлений [Гостев 1992: 6-17]), внутренний мир человека становится объектом так называемого лингвокреативного (собственно языкового) мышления, которое направлено «на "порождение" новых языковых сущностей путем трансформации (прежде всего смысловой) уже имеющихся в языке единиц», оперирует «ассоциациями, возникающими на базе понятий, уже закрепленных в данном языке в форме значений» [Телия 1987: 67].

Вместе с тем, будучи фрагментом ЯКМ, языковой образ внутреннего человека имеет все присущие ей существенные отличия от традиционных, выработанных в процессе познавательной деятельности человека научных, философских, религиозных, художественных и др. концептуальных моделей мира.

Прежде всего он «не может претендовать на цельность, непротиворечивость, полноту и авторство», ибо к нему «"приложили руку " многие поколения людей» [Одинцова 2000а: 8]: объективируясь посредством предоставляемых средств, модели мира, созданные в разные исторические эпохи, на разных этапах развития человеческой мысли, неизбежно «входили» в язык, отпечатываясь в нем, «привнося в него черты человека, его культуры» [Постовалова 1998: 11]. Так что в итоге оказывается, что в языковом образе человека научное соседствует с наивным, реалистическое, эмпирически подтверждаемое - с фантастическим, мифопоэтическим. Помимо этого, он лишен той упорядоченности, системности, которые присущи концептуальным (научным, философским, философско-религиозным) моделям. Вместе с тем языковой образ человека (в том числе внутреннего) глобален: он представляет собой «концентрированное воплощение сути тех представлений о человеке, которые объективированы всей системой [выделено мною. - Е.К.] семантических единиц, структур и правил… языка» [Одинцова 2000б: 8], он объемлет и характеризует все семантическое пространство последнего.