регистрация / вход

Допрос подозреваемого

Тактические основы организации и производства допроса в стадии расследования. Особенности проведения следователем допроса подозреваемого и обвиняемого при расследовании преступления. Процесс получения показаний и установление на их основе доказательств.

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1 ПОНЯТИЕ ДОПРОСА ПОДОЗРЕВАЕМОГО И ОБВИНЯЕМОГО

§ 1 Понятие допроса подозреваемого

§2 Понятие допроса обвиняемого

§3 Процессуальный порядок допроса подозреваемого и обвиняемого

ГЛАВА 2 ОСОБЕННОСТИ ТАКТИКИ ДОПРОСА ПОДОЗРЕВАЕМОГО

ГЛАВА 3 ОСОБЕННОСТИ ТАКТИКИ ДОПРОСА ОБВИНЯЕМОГО

ГЛАВА 4 ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ДОПРОСА ПОДОЗРЕВАЕМОГО И

ОБВИНЯЕМОГО

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЯ


ВВЕДЕНИЕ

Среди доказательств, посредством которых устанавливается факт совершения преступления, виновность конкретных субъектов, наличие отягчающих, смягчающих и других обстоятельств, выявляемых в ходе расследования, весьма важную роль играют показания (ст. 76-79 УПК РФ).[1] Совершая преступное посягательство, виновный, кроме материальных, оставляет еще и идеальные следы образы в сознании людей. Потерпевшие, свидетели-очевидцы, соучастники содеянного, сами злоумышленники сохраняют их в памяти, становясь, таким образом, носителями информации, необходимой для установления истины по расследуемому уголовному делу. Получение таких сведений путем допроса очень важная и трудная задача. Поэтому становится очевидна и актуальность темы данной курсовой работы, ведь допрос является самым распространенным и необходимым во всех случаях предварительного расследования следственным действием. Не всегда по уголовным делам назначаются и проводятся судебные экспертизы. Успешно осуществить расследование можно и без предъявления людей и вещей для опознания, производства следственных экспериментов и других процессуальных действий, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом в качестве средств собирания доказательств. Однако без допросов ни одно уголовное дело обойтись не может. Проблема заключается в том, что процесс раскрытия преступлений носит конфликтный характер, следователю приходится работать в условиях, характеризующихся той или иной степенью неопределенности.

Необходимо умение оценивать обстановку и в соответствии с ней избирать линию поведения, т. е. выбрать наиболее рациональный и эффективный способ проведения следственных действий. Ни для кого не секрет, что ко всякому человеку требуется индивидуальный подход, следователь должен обладать такими качествами, чтобы расположить допрашиваемого к разговору, в некоторых случаях облегчить обвиняемому путь к признанию, ведь любому трудно сознаться во лжи. Из этого следует, что следователь должен обладать знаниями и навыками психолога.

Проводя допрос, следователь соответствует нормам закона, не противоречит этическим нормам и правилам. Хотя существуют нетрадиционные приемы допроса, которые в нашей стране категорически неприемлемы, что считается не вполне обоснованным.[2] Взгляд на некоторые из них стоило бы пересмотреть, возможно нормативно закрепить. Ярким примером тому может служить полиграф, применение которого еще в 60 - 70 годах считалось антигуманным и лженаучным, а в настоящее время данный прибор широко используется при подготовке к допросу. К сожалению, порядок его применения в Российской Федерации закреплен лишь на ведомственном уровне.

Знания правовых и криминалистических (технологических) характеристик допроса, особенностей подготовки и проведения отдельных видов допроса и умение их применить - важнейшее условие достижения целей следственного действия.


ГЛАВА 1.Понятие допроса подозреваемого и обвиняемого

§1.Понятие допроса подозреваемого.

Понятие «подозреваемый» имеет несколько значений: общежитейское, оперативно-розыскное и процессуальное.[3] В общежитейском понимании подозреваемый — это лицо, в отношении которого возникло предположение о его возможной причастности к преступлению. Подозреваемый в оперативно-розыскном смысле — лицо, в отношении которого имеются достоверные сведения, служащие основанием для принятия оперативно-розыскных и иных мер с целью предотвращения подготовляемого и раскрытия совершенного им преступления. Подозреваемым в уголовном процессе является лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления, или лицо, к которому применена мера пресечения до предъявления ему обвинения (ст. 46, 108 УПК). В положении подозреваемого лицо может находиться в течение 72 часов, если оно задержано в порядке ст. 91 УПК, либо до 10 суток, если к нему применена мера пресечения до предъявления обвинения. По истечении указанного срока подозреваемый становится обвиняемым, если подозрения в отношении него подтвердились, в противном случае мера пресечения отменяется и он освобождается.

Допрос подозреваемого, как правило, производится сразу же после задержания или избрания меры пресечения и лишь в исключительных случаях — не позднее 24 часов с момента задержания или применения другой меры пресечения. Это требование закона имеет тактическое значение: чем раньше будет допрошен подозреваемый, тем больше гарантий получить от него правдивые показания. Страх перед разоблачением, растерянность и подавленность от всего случившегося, чувство неизвестности наиболее сильны сразу после совершения преступления и способствуют получению искренних показаний, когда еще не продумана линия поведения.[4] Фактор внезапности при допросе лишает его возможности придумать ту или иную версию, оценить значение имеющихся у следователя доказательств. Здесь чрезвычайно важное значение имеют момент и обстоятельства задержания. Задержанный с поличным должен быть немедленно опрошен, если обстоятельства не позволяют пока его допросить и показания оформить протоколом. Он должен как-то объяснить ситуацию. Не будучи психологически готовым, не продумав ложную линию своего поведения до конца, подозреваемый может рассказать правду. Многое зависит и от того, насколько тактически правильно и уверенно в момент задержания действовали лица, его производившие. Для полного уяснения понятия допроса необходимо выделить в нём такие категории как предмет допроса, предмет анализа и оценки. Что касаемо предмета, то в туда входит выяснение вопросов:

— об обстановке деяния, условиях, механизме следообразования, условиях восприятия и запечатления в памяти происходившего во время исследуемого по делу события (событий);

— о психическом и физическом состоянии допрашиваемого при совершении криминального деяния, реализации других связанных с его преступным и непреступным поведением событий;

— об особенностях его поведения непосредственно перед, во время и после исследуемого деяния с признаками преступления;

— о наличии, характере связи с местом происшествия, иного познаваемого по делу события (событий), предметом преступного посягательства, иными материальными объектами, участвовавшими в процессе следообразования;

— о том, когда, кому, с какой целью и при каких обстоятельствах (за пределами расследования) им была передана криминалистически значимая информация, какая на это была реакция;

— о времени, месте, мотиве, цели, объекте посягательства, преступных действиях, способе и механизме преступления, его отношении к содеянному;

— об обстоятельствах подготовки, сокрытия преступления, иных акциях по противодействию, а также по оказанию содействия расследованию; если таковые имели место;

— о других противоправных уголовно наказуемых деяниях допрашиваемого, за которые он не понес наказания.[5]

Показания, данные по поводу рассмотренных обстоятельств, являются объектом следственного анализа и оценки.[6] Наряду с этим в предмет анализа и оценки также входят и такие обстоятельства:

— уровень информированности допрошенного по поводу интересующих следствие объектов, исследованных во время допроса, значимости для расследования сообщенных подозреваемым, обвиняемым сведений для раскрытия преступления, по поводу которого возбуждено уголовное дело, выявления и раскрытия других преступлений, совершенных как с участием подозреваемого (обвиняемого), так и без его участия;

— полнота и достоверность сообщенных сведений; — то, насколько органично эта информация вписывается в систему собранных фактических данных, стыкуется с данными из других источников, не противоречит ли им.[7]

Допрос подозреваемого иногда может походить на беседу, лишенную официальности. Цель этой беседы - познакомиться с основными психологическими чертами допрашиваемого, наметить тактику его допроса.


§2.Понятие допроса обвиняемого

Обвиняемым признается лицо, в отношении которого в установленном законом порядке вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого в совершении преступления. Ряд авторов привлечение в качестве обвиняемого приравнивает к привлечению к уголовной ответственности, предъявлению обвинения; другие рассматривают как совокупность вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого и предъявления этого документа лицу, привлекаемому в качестве обвиняемого, а также допроса обвиняемого; иные считают составной частью предъявления обвинения.[8]

Предъявив обвинение, следователь обязан немедленно допросить обвиняемого. За исключением случаев, не терпящих отлагательств, допрос обвиняемого производится в дневное время по месту производства предварительного расследования либо по месту нахождения допрашиваемого. Если с момента предъявления обвинения в деле участвует защитник, он вправе присутствовать при допросе и с разрешения следователя задавать обвиняемому вопросы. Следователь может отвести вопрос защитника, но при этом обязан занести отведенный вопрос в протокол допроса. Показания обвиняемого являются рядовым доказательством по делу; они не имеют никакого преимущественного значения перед другими доказательствами; подлежат, как и всякое доказательство, проверке и оценке.[9]

В статье 77 УПК специально подчеркивается, что признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его совокупностью имеющихся доказательств. Допрос обвиняемого проводится в порядке, установленном ст. 189 УПК, но с изъятиями, предусмотренными ч. 3 ст. 173 УПК. В соответствии с ч. 6 ст. 47 УПК при первом допросе обвиняемого прокурор, следователь, дознаватель разъясняют ему права, предусмотренные настоящей статьей. Таким образом, обвиняемому разъясняются его права дважды - в момент предъявления обвинения (ч. 5 ст. 172 УПК) и при первом допросе. При последующих допросах обвиняемому повторно разъясняются его права, предусмотренные п. 3, 4, 7 и 8 ч. 4 названной статьи, если допрос проводится без участия защитника (ч. 6 ст. 47 УПК).[10]

Для допроса обвиняемого большое значение имеет правильный выбор момента его проведения, который определяется следователем в зависимости от обстоятельств дела. Здесь различаются два аспекта: процессуальный и тактический. В рамках сроков, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, следователь выбирает наиболее удачный с точки зрения тактики момент предъявления обвинения и допроса обвиняемого. Как правило, допрос его производится тогда, когда следователь собрал материалы, достаточные для предъявления обвинения, и такие, которые бы своей доказательственностью заставили обвиняемого сознаться в содеянном.[11] Порядок проведения этого следственного действия в значительной степени прямо предопределяется несколькими факторами. Среди них основную роль играют, во-первых, процессуальное положение, которым по закону наделен обвиняемый, а точнее - совокупность его процессуальных прав и обязанностей, во-вторых, доказательственное значение показаний обвиняемого и то место, которое отводится им в системе доказательств и доказывания, в-третьих, общие правила осуществления следственных действий и допросов. Знание таких факторов - непременное условие, только при учете которого возможно полное и глубокое представление о понятии и порядке допроса обвиняемого .[12]

§3.Процессуальный порядок допроса подозреваемого и обвиняемого

Как процессуальное понятие допрос является доказательством и одновременно вербальным следственным действием, в котором необходимая следствию информация сообщается допрашиваемым устно, следователь обязан правильно записать и оформить данные показания. Опираясь на подобные правовые аксиомы можно рассуждать о рассматриваемых категориях. Среди многих учёных и правоприменителей вполне обоснованно бытует мнение о том, что фактически процессуальные особенности допроса подозреваемого и обвиняемого особого различия не носят.[13] Так, статья 173 УПК указывает, что «вызов и допрос подозреваемого производятся с соблюдением правил, установленных соответствующими статьями Кодекса для допроса обвиняемого».Перед допросом подозреваемому разъясняются его права: давать показания и объяснения на родном языке, пользоваться помощью переводчика, собственноручно записать свои показания, требовать немедленного допроса в случае задержания или избрания меры пресечения в виде заключения под стражу. Подозреваемый вправе давать объяснения по поводу обстоятельств, послуживших основанием для его задержания или избрания к нему меры пресечения, а также обо всех других известных ему и подлежащих установлению по данному делу. Кроме того, ему объявляется, в совершении какого преступления его подозревают. На практике это процессуальное требование иногда нарушается под тем предлогом, что якобы сообщение подозреваемому оснований задержания, объявление ему, в совершении какого преступления он подозревается, тактически обезоруживает следователя, затрудняет последующий допрос.

Непосредственно сам допрос подозреваемого начинается с установления его личности. Следственной практике известны многочисленные случаи, когда задержанные называют вымышленные фамилии. Личность подозреваемых может быть удостоверена документами, лицами, хорошо знающими подозреваемых, и с помощью специальных учетов МВД РФ. При заполнении анкетной части протокола следует расспросить, где допрашиваемый жил в последнее время, где работал, почему выезжал из данного города, подробнейшим образом проследить каждый его шаг. Затем срочно запросить органы милиции этих городов, не совершены ли им там преступления, задерживался ли он органами милиции, разыскивается ли и т.п. Часто по неопытности либо, считая, что проверить его показания невозможно, подозреваемый охотно рассказывает, где жил и работал, так как не видит возможности получить информацию об обстоятельствах дела, особенно о доказательствах, имеющихся против него. Указанных подозреваемым лиц тщательно допрашивают, подробно выясняют, где прямая связь между данными биографии и совершенными преступлениями.[14]

Первичный допрос обвиняемого начинается с разъяснения ему сущности предъявленного обвинения и прав обвиняемого на предварительном следствии.[15] После этого у него выясняется, признает ли он себя виновным в инкриминируемом деянии и что может заявить по существу обвинениям ( ч. 2 ст. 173 УПК). В случаях признания обвиняемым своей вины он допрашивается по всем известным ему обстоятельствам дела, независимо от полноты, объема ранее данных по этому поводу показаний, но в ином процессуальном статусе. После свободного рассказа обвиняемому могут быть заданы вопросы. Немаловажно отметить следующий момент: при рассмотрении процессуальных особенностей допроса обвиняемого следователь выясняет, на каком языке допрашиваемое лицо желает давать показания также в случае, когда у следователя возникают сомнения, владеет ли допрашиваемое лицо языком, на котором ведется производство по уголовному делу( ч. 2 ст. 173 УПК).

У обвиняемого, признающего свою вину, выясняются следующие вопросы по существу дела:

- в силу каких обстоятельств, на какой почве, ради достижения каких целей он совершил преступление, раскаивается ли в содеянном, что бы он хотел и может сделать для смягчения своей участи;

- где, когда, какой, в результате чего у него возник умысел на совершение преступления (в случае совершения неосторожного преступления выясняются цель, мотив, обстоятельства поведения либо деятельности, в связи с которыми совершено преступление), что им лично или другими лицами было сделано в порядке подготовки к совершению преступления;

- когда, в какое время, каким способом, откуда прибыл на место будущего преступления;

- какие отношения ранее связывали его с этим местом, предметом посягательства;

- каковы обстоятельства и последствия преступления, как долго находился на месте происшествия, каким способом, с помощью каких возможностей и предметов совершил преступление, какие конкретно действия и в какой последовательности совершил, достигнута ли была преступная цель и т.д.;

- что конкретно им было сделано на месте происшествия после совершения преступления;

- каким образом и куда убыл с места происшествия, что делал в дальнейшем вплоть до момента привлечения его к ответственности за содеянное.[16] Обвиняемому, не признающему свою вину, предлагается дать показания по существу обвинения и занятой им позиции с приведением тех доводов и аргументов, на которых она базируется, изложить свои версии, мнения, дать оценку известных ему доказательств обвинения. В случае частичного признания обвиняемым своей вины необходимо выяснить, в чем конкретно он признает себя виновным, против какой части обвинения возражает и почему, а затем предоставить ему возможность дать подробные показания по существу обвинения в полном объеме и по всему комплексу вопросов, связанных с фабулой обвинения, квалификацией содеянного и занятой позицией. В дальнейшем, в случае необходимости, обвиняемый независимо от того, признает или отрицает свою вину, может быть допрошен дополнительно (подчас многократно) по вопросам, возникающим у следователя по ходу расследования, в частности, по результатам проверки версий обвиняемого, его доводов, ходатайств, заявлений. Показания обвиняемого в форме свободного рассказа и ответов на заданные вопросы,его мнения, оценки, доводы, ходатайства, заявления заносятся в протокол допроса, который подписывается обвиняемым и следователем(ст.190УПК). По инициативе следователя или по ходатайству допрашиваемого лица в процессе допроса могут быть проведены фотографирование, аудио- и (или) видеозапись, киносъемка, материалы которых хранятся при уголовном деле и по окончании предварительного следствия опечатываются.[17] Нельзя не принимать во внимание тот факт, что все гарантии, ограждающие обвиняемого от ненадлежащих приемов ведения его допроса, тщательно и последовательно оберегаются в повседневной деятельности правоохранительных органов, в первую очередь судов. Их несоблюдение расценивается как существенное нарушение права обвиняемого на защиту со всеми вытекающими из этого последствиями. В частности, Пленум Верховного Суда РФ в неоднократно упоминавшемся выше постановлении "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" от 31 октября 1995 г. N 8 разъяснил: если обвиняемый был лишен возможности реализовать свое конституционное право пользоваться при производстве следственных действий с его участием квалифицированной помощью защитника, то данные им показания и иные результаты таких действий должны рассматриваться судом "как доказательства, полученные с нарушением закона". В том же постановлении указано: если обвиняемому, его супругу и близким родственникам при дознании или на предварительном следствии не было разъяснено конституционное положение о том, что никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников (ч. 1 ст. 51 Конституции РФ), то его показания "должны признаваться судом полученными с нарушением закона и не могут являться доказательствами виновности обвиняемого (подозреваемого)".[18]

Таким образом, можно подвести черту, рассмотрев все необходимые элементы допроса, его процессуальный порядок, для того, чтобы в последующих главах свободно оперировать таковыми и обращаться к ним при проведении анализа относительно тактических и психологических особенностей допроса.

ГЛАВА 2.Особенности тактики допроса подозреваемого

Уголовно-процессуальный закон регламентирует порядок проведения следственных действий, с помощью которых расследуется преступление, и содержит общие правила, определяющие процедуру расследования. Законодательное закрепление правил проведения предварительного следствия практически не ограничивает возможности следователя в выборе тактических приемов и обеспечивает оптимальный режим для осуществления им следствия по делу.[19]

Необходимость применения тактики при расследовании обусловливается тем, что процесс раскрытия преступлений носит конфликтный характер, следователь работает в условиях, характеризующихся той или иной степенью неопределенности, в атмосфере противодействия со стороны лиц, заинтересованных в результатах его деятельности. Тактика - это наиболее рациональная и эффективная организация проведения следственных действий. А тактический прием можно представить как наиболее рациональный и эффективный способ действия следователя, наиболее целесообразную и научно обоснованную линию его поведения в конкретной ситуации. С точки зрения системно-структурного подхода следственная тактика — система тактических приемов, а тактические приемы - структурные образования, имеющие, с одной стороны, общие черты, объединяющие их в систему, а с другой — обладающие определенной самостоятельностью.

Некоторые криминалисты (Л. Б. Филонов, В. И. Давыдов, Г. Г. Доспулов и др.) понимают под тактическим приемом способ воздействия на допрашиваемого.[20] Это определение является недостаточно точным, так как в нем подчеркивается цель приема, но не раскрывается его содержание). Есть приемы, которые внешне являются нейтральными по отношению к допрашиваемому и лишь опосредствованно могут оказывать воздействующее влияние на него. Иногда прием заключается в сознательном воздержании от того или иного действия. Поэтому в определение целесообразно ввести еще один признак — линию поведения следователя. Таким образом, под тактическим приемом допроса понимается основанная на законе определенную линию поведения следователя, структурно оформившиеся, оптимальные в данной следственной ситуации его действия, направленные на получение от допрашиваемого показаний, объективно отражающих действительность.[21] Тактический прием может касаться всего следственного действия в целом, его отдельных видов или конкретного этапа его производства. Тактические приемы, позволяющие получить наиболее полные и достоверные показания, обеспечивающие наиболее рациональное проведение допроса, составляют его тактику. Тактика допроса — это совокупность, приемов практического его осуществления. Ее цель — получить от допрашиваемого достоверные показания.[22] Лицо, совершившее преступление, в каком бы процессуальном статусе (подозреваемого либо обвиняемого) оно ни выступало, всегда является носителем значительно большей по объему и содержанию информации по сравнению с тем информационным потенциалом, которым владеют потерпевшие, а тем более свидетели. Однако в силу своего положения и перспективы уголовной ответственности за содеянное преступник обычно менее других заинтересован в установлении истины по делу, а значит, чаще и решительнее склонен к извращению обстоятельств дела, утаиванию и искажению достоверной информации. Этому также способствует то, что уголовной ответственности за отказ от дачи и за дачу заведомо ложных показаний подозреваемый и обвиняемый не несут. Данные обстоятельства и предопределяют специфику тактического воздействия следователя в отношении подозреваемого и обвиняемого при производстве их допросов. Целям достижения максимальной эффективности следственного действия подчинена и структура его тактики.[23]

Трудность классификации тактических приемов заключается в том, что существует много оснований, по которым их можно разделить (цели, содержание, результаты, сущность и т.д.). В литературе можно встретить и иные классификации тактических приемов. Основания этих классификаций различны: характер ситуаций, в которых применяются приемы, виды психического воздействия на противостоящее следователю лицо, цели использования и т.п. А.Н. Васильев классифицировал тактические приемы по их природе на три группы: основанные на научной организации труда; основанные на данных логики; основанные на данных психологии.[24] Думается, что основание такой классификации является недостаточно строгим, поскольку во всех случаях тактический прием имеет несколько источников, и не в последнюю очередь следственную практику.[25] Наиболее дискуссионным в литературе является вопрос о допустимости ряда тактических приемов допроса, и в этой области существует ряд классификаций тактических приемов, которые, по мысли их авторов, должны способствовать решению вопроса об их допустимости. Так, Л.М. Карнеева подразделяла тактические приемы допроса на две группы в зависимости от того, применяются ли они в конфликтной или бесконфликтной ситуации. Основанием для деления первых на две подгруппы служит причина конфликта: отказ от дачи показаний или дача ложных показаний. В последнем случае она различала приемы эмоционального воздействия и приемы, основанные на использовании доказательств, а эти, в свою очередь, на три подгруппы в зависимости от того, достаточно ли доказательств для изобличения допрашиваемого, или в системе доказательств имеются пробелы, или доказательств недостаточно для изобличения.[26] В зависимости от законодательной регламентации можно выделить тактические приемы, предусмотренные и не предусмотренныеУПК. Из числа тех, которые предусмотрены УПК, можно выделить несколько групп тактических приемов. Первую группу составляют приемы, предписывающие определенный образ действий следователя в процессе производства следственного действия. Вторую группу составляют те приемы, применение которых зависит от усмотрения следователя[27] . В зависимости от обстоятельств допроса можно выделить тактические приемы применяемые при создании условий проведения допроса (выбор времени и места проведения, способа вызова на допрос и т. д.); тактические приемы, применяемые на различных стадиях допроса; тактические приемы, применяемые в зависимости от ситуации допроса. По объему действия можно выделить тактические приемы общего характера, относящиеся к любому допросу, и тактические комбинации.[28]

Думается, что теперь, наиболее подробно рассмотрев понятие тактики и тактических приёмов, их классификацию с точек зрения различных учёных, целесообразно будет перейти к изучению непосредственно особенностей тактики при допросе подозреваемого. Каков здесь теоретический и практический аспекты? Прежде чем ответить на этот вопрос, необходимо прояснить все те требования, которые предъявляются к тактическим приёмам допроса. Во-первых, полное соответствие уголовно-процессуальному закону; во-вторых, соответствие принципам морали, требованиям профессиональной этики; в-третьих, научная обоснованность; в-четвёртых, эффективность и экономичность; в-пятых, логичность; и, наконец, в шестых, свобода выбора тактического приема и практическая обоснованность его применения.

Как уже было указано мною ранее, порядок допроса подозреваемого не отличается от порядка допроса обвиняемого, однако допрос подозреваемого характеризуется особыми психологическими моментами. Ведь у подозреваемого ярко выражена оборонительная доминанта, установка на сокрытие объективной информации, к следователю он относится с предубеждением и настороженностью, для последующей ориентировки подозреваемый стремится получить информацию о степени осведомленности следователя, он находится в состоянии возбуждения и растерянности. Подозреваемый, задержанный по «горячим следам», психологически не готов к допросу.[29] Проверка алиби подозреваемого проводится следующим образом. Подозреваемого подробно допрашивают по обстоятельствам, связанным с его алиби. Если, несмотря на значительный промежуток времени, отделяющий допрос от преступления, он последовательно и подробно описывает то, что делал на всем протяжении дня, когда совершено преступление, это Должно насторожить следователя. Человек не в состоянии запомнить подробно все факты своей жизни. Запоминаются лишь наиболее яркие, необычные. И так как преступление, совершенное подозреваемым, относится к разряду необычной деятельности, оно запоминается исключительно хорошо. Принимая во внимание желание подозреваемого удержать в памяти обстоятельства преступления и подготовить алиби, становится понятно, почему так ярко описываются им события того дня. С целью разоблачения подозреваемого можно использовать и следующий тактический прием. Прежде всего, самым подробным образом фиксируются его показания о дне, когда произошло преступление. Эта часть протокола дается на подпись подозреваемому. Затем предлагается подробно описать, как он провел один из дней, предшествующих или следующих за днем преступления. Показания подозреваемого по этому вопросу будут менее подробными и определенными. После этого следователь спрашивает, чем объяснить, что такой-то день он запомнил самым подробным образом, а как провел дни, прошедшие недавно, не помнит. Использование этого приема позволяет установить ложность алиби. Затем следует немедленно допросить лиц, названных подозреваемым, показания которых могут подтвердить или опровергнуть его алиби.[30] Непосредственно перед допросом следователь должен уяснить, о каких фактах пока нецелесообразно допрашивать подозреваемого, в отношении каких подробностей следует оставить его временно в неведении. Это в большинстве случаев способствует уличению допрашиваемого во лжи. Такая тактика допроса способствует тому, что подозреваемый, совершивший несколько преступлений, может рассказать о тех, которые еще не известны следователю.[31] Чтобы сформировать у подозреваемого мнение о том, что следователю известны обстоятельства преступления, нужно намекнуть о каком-либо совершенно достоверном факте, имеющем отношение к преступлению и допрашиваемому, что создаст впечатление, будто следователю известны и другие обстоятельства преступления. Важно при первой встрече с подозреваемым предупредить дачу ложных показаний, затем от них ему труднее будет отказаться. Допрос подозреваемого предполагает выяснение не только обстоятельств, которые послужили основанием для задержания или заключения под стражу, но и всех других данных, входящих в предмет доказывания. Следователь должен попытаться оценить показания подозреваемого, определить, насколько они соответствуют действительности. Как правило, непричастное к преступлению лицо не только дает развернутые показания по обстоятельствам, послужившим причиной его задержания и подозрений, но и указывает пути их проверки. Подозреваемый же, причастный к преступлению, пытаясь уйти от ответственности, нередко опровергает подозрения с помощью наивных аргументов либо вовсе отказывается давать показания. Действенным средством изобличения и получения правдивых показаний является очная ставка подозреваемого с потерпевшим, особенно в тех случаях, когда они были знакомы до преступления.[32] Устанавливается, где находился подозреваемый и чем занимался в тот момент, когда было совершено преступление; какое расстояние отделяло его от места преступления, кто может еще подтвердить показания данного свидетеля; почему свидетелю так хорошо запомнился этот день и т.д. Этот прием продиктован тем обстоятельством, что ложь до конца продумать нельзя.[33] Человеку трудно, почти невозможно вспомнить спустя некоторое время, где он был и что делал, если этот день чем-то особым не запомнился, если он не старался специально удержать в памяти все события данного дня. Подозреваемый, совершивший преступление, старается запомнить детали этого дня на случай задержания. Если он заранее условился с указанным лицом, какие следует давать показания, то детальный допрос всегда выявит расхождения, свидетельствующие об их ложности. Допрос таких лиц ведется по принципу от общего к частному, вопросы ставятся в такой последовательности, чтобы допрашиваемый не мог догадаться о желательном для него ответе. Наряду с допросом свидетелей, названных подозреваемым, устанавливаются и допрашиваются другие свидетели, чья объективность не вызывает сомнения. Следователь предпринимает меры, направленные на то, чтобы свидетели не могли договориться между собой и с подозреваемым. Для допроса подозреваемого, проверки его показаний приобретает особое значение установление его преступной осведомленности. Для этого могут использоваться такие приемы, как создание у допрашиваемого преувеличенного представления об осведомленности следователя; сокрытие следователем своей осведомленности по факту преступления; постановка вопросов, отвечая на которые допрашиваемый выдает свою причастность.[34] Если подозреваемый сознался в совершенном преступлении и дал правдивые показания, его следует допросить самым подробным образом для того, чтобы эти показания можно было перепроверить и подтвердить с помощью других доказательств. При получении показаний, в которых подозреваемый сознается в преступлении, нельзя исключать самооговора, не так уж редко встречающегося на практике. Причинами самооговора могут быть также неправильное поведение следователя, применение незаконных приемов допроса, необъективное ведение следствия в целом.[35]

Подводя итог вышесказанному, хотелось бы отметить следующий немаловажный для следственной практики факт: обнаружение физиологических сигналов психологического состояния подозреваемого может рассматриваться в качестве указателей тактики допроса, но лишенных какой бы то ни было доказательственной силы. Ведь, по словам советского учёного-процессуалиста Бахина В.П., «их нельзя положить в основу процессуальных решений, так как они не являются доказательствами, но, давая материал для предположений, они могут быть основой решения тактического характера, определения линии поведения следователя, выбора тех или иных тактических приемов, построения плана конкретного следственного действия»[36] . Именно они помогают следователю выяснить психическое состояние подозреваемого, определить пути установления с ним контакта, наметить тактику допроса.

ГЛАВА 3.Особенности тактики допроса обвиняемого

Тактика допроса обвиняемого - одна из наиболее сложных. Она должна отвечать требованиям уголовно-процессуального закона, строиться в зависимостиот состава преступления, личности обвиняемого, имеющихся в деле доказательств, от того, признает обвиняемый себя виновным в предъявленном ему обвинении или нет. Безусловно, что тактика допроса обвиняемого имеет свою специфику, обусловленную следующими факторами:

а) в отношении данного субъекта собраны доказательства, позволяющие утверждать, что преступление совершил именно он;

б) сопоставляя формулировку обвинения и реальное событие преступления, он может сориентироваться, какими доказательствами располагает следствие;

в) допросу данного субъекта как обвиняемого нередко предшествует допрос в качестве подозреваемого, поэтому следователь располагает некоторой информацией о его личности.[37]

Допрос обвиняемого может происходить в условиях бесконфликтной или конфликтной ситуации. Бесконфликтная ситуация складывается тогда, когда обвиняемый признает себя виновным и дает показания по предъявленному обвинению. В противном случае возникает конфликтная ситуация, острота которой зависит от того, отрицает он свою вину полностью или частично. Если обвиняемый, признав себя виновным, дает показания по существу предъявленного обвинения, следователь должен применять тактические приемы, направленные на получение максимально полных и подробных сведений. Нужно учитывать, что признание обвиняемым своей вины в совершении уголовно-наказуемого деяния небольшой или средней тяжести может быть самооговором с целью избежать уголовной ответственности за тяжкое или особо тяжкое преступление. Следовательно, эти показания необходимо тщательно проанализировать и сопоставить с ранее полученными данными. Следует проверить, нет ли в них схематичности и стереотипности, которые характерны для случаев, когда обвиняемый, не совершив инкриминируемое преступление, но имея о нем представление, создает подходящую легенду и придерживается ее на протяжении всего предварительного следствия.[38] Признаками самооговора также являются: обилие противоречий между отдельными частями показаний, между сведениями, которые обвиняемый сообщал в разное время; наличие в показаниях неправдоподобных деталей; совпадение показаний обвиняемого со слухами, которые циркулировали в данном населенном пункте в связи с обнаруженным преступлением, и т.п. При наличии признаков самооговора следователю необходимо: детально изучить материалы уголовного дела, содержащие данные о личности обвиняемого, особенно о его волевых качествах (темперамент, внушаемость, упрямство, трусость и т.п.) и возможных расстройствах психики; проверить, не было ли на него оказано физическое или психическое воздействие для склонения к самооговору (допросить лиц, принимавших участие в предыдущих следственных действиях, когда обвиняемый признал себя виновным); принять меры к установлению возможных соучастников преступления и лиц, которые могли оказать на обвиняемого воздействие; произвести его повторный допрос, применив тактические приемы, направленные на проверку достоверности получаемых показаний (изменить последовательность выяснения обстоятельств, о которых обвиняемый уже был допрошен, что вынудит его отступить от стереотипов); акцентировать внимание на выяснении фактов, которые в показаниях не затрагивались (хотя по логике вещей он должен был знать о них) либо излагались схематично, противоречиво и т.п.[39] Тактика допроса обвиняемого в условиях конфликтной ситуации сходна с тактикой допроса подозреваемого в аналогичных случаях. Отличие состоит в применении тактических приемов, основанных на предъявлении собранных по делу доказательств, и психологическом воздействии на обвиняемого. Результат допроса, проводимого в условиях конфликтной ситуации, зависит, как правило, от наличия у следователя достаточной информации по тому или иному факту, явлению, которое надлежит исследовать; от силы конфликта, который возник между следователем и обвиняемым; от условий, в которых будет проходить общение с конфликтующим лицом, и обстановки, создающей соответствующую атмосферу; от правильности использования доказательственной информации, умения следователя применять тактические приемы допроса; от его личных качеств, профессиональной подготовки и конкретной подготовленности к допросу.[40] Чем острее конфликт между следователем и допрашиваемым, тем сложнее допрос, тем важнее выяснить и устранить причины, обусловившие конфликт. Это позволяет смягчить или полностью устранить конфликтную напряженность. Если обвиняемый упорно не желает давать правдивые показания, более правильно в отношении него избрать тактику постепенного предъявления отдельных доказательств.[41] Каждый такой допрос хотя и не достигает цели сразу, но все же оказывает на обвиняемого определенное влияние. Когда же позиция обвиняемого будет поколеблена, то все имеющиеся известные ему доказательства и новые улики могут быть предъявлены ему в совокупности. Обвиняемый, дающий ложные показания, после допроса проявляет растерянность и все время возвращается к мысли, что его отпирательство не имеет смысла, что он уличен и уже нет сил продолжать запираться. Вначале он защищается в надежде на то, что его вину не смогут доказать, но эта уверенность с каждым новым допросом исчезает. Любая отговорка тут же опровергается, любая ложь тут же обнаруживается, повсюду выступают противоречия, со всех сторон его окружают доказательства. Обвиняемый не видит выхода и делает еще несколько попыток при помощи новой лжи избежать наказания, но терпит поражение. Постепенно в нем крепнет убеждение, что дальнейшее отпирательство бесцельно, и он сознается. Следует по возможности облегчить обвиняемому путь к признанию, ведь любому человеку трудно сознаться во лжи. Если обвиняемый, чтобы выиграть время, просит перенести допрос, «дать ему подумать», обещает завтра рассказать правду, допрос прерывать нецелесообразно. Перенести допрос на следующий день — значит дать «остыть» обвиняемому, он взвесит, все «за» и «против» и подготовится к допросу с учетом имеющихся в деле доказательств. Он может не дать правдивых показаний, а приспособить их к изобличающим доказательствам и преподнести в выгодном для себя свете. Изобличить обвиняемого, не признающего себя виновным, можно только с помощью доказательств. Следственной практике известны два основных способа предъявления доказательств такому обвиняемому: во-первых, предъявление сначала доказательств менее значительных, затем все более и более веских; во-вторых, предъявление наиболее сильного доказательства в самом начале допроса.[42] Предъявление доказательств в порядке нарастания изобличающей силы оправдывает себя лишь при наличии совокупности взаимосвязанных доказательств. Предъявление вначале самого веского доказательства целесообразно в отношении лиц, не имеющих стойкой установки на ложь, позиция которых поколеблена неопровержимостью доказательств. Если один прием оказывается недостаточно успешным, можно применить другой, ввести в действие новые доказательства, но не следует спешить закончить допрос. Если улики сильны, нужно предъявлять их порознь, подробно развивая каждую в отдельности; если они слабы, следует их собрать воедино. Предъявление всей совокупности доказательств дает положительные результаты при расследовании сравнительно простых дел и в том случае, если собранные доказательства бесспорно устанавливают скрываемые допрашиваемым обстоятельства преступления.

Когда расследуется преступление, совершенных группой, то здесь имеют место особенности, обусловленные характером иерархии в группе. С одним из соучастников обвиняемый может быть связан родством, с другим его отношения цементирует страх, подчиненность, зависимость и т.п. В таком случае важно пробить брешь в их предварительно согласованных на случай задержания показаниях.[43] Преступная группа сильна до совершения преступления, до задержания одного из соучастников. Затем эта сила оборачивается слабостью. Каждый из них испытывает страх перед реальной необходимостью нести наказание, тягостное сознание того, что он остался в одиночестве. Обвиняемые неизбежно начинают выгораживать себя за счет соучастников. Если соучастники преступления изолированы друг от друга, то отношения между ними постепенно меняются, поэтому следователю необходимо определить, у кого из обвиняемых появилась неприязнь к соучастникам и по какой причине. Целесообразно выбрать того, кто считает себя обиженным или обделенным со стороны соучастников, раскрыть в ходе допроса его истинное место в сложившейся иерархии преступной группы. Однако в данном случае необходимо очень осторожно выбирать методы психологического воздействия, чтобы не толкнуть его на оговор соучастников. Нельзя не учесть случаи, когда изобличить лицо, вошедшее в острый конфликт со следователем, можно при помощи очной ставки.[44] В соответствии со ст. 192 УПК РФ, очная ставка это одновременный допрос двух ранее допрошенных лиц, производимый для устранения существенных противоречий в их показаниях. Ее суть состоит в том, что следователь задает поочередно двум субъектам вопросы об одних и тех же обстоятельствах расследуемого преступления, анализирует и сопоставляет их ответы в целях установления истины. Хорошо подготовленная и организованная очная ставка может быть не только способом устранения существенных противоречий в полученных показаниях, но и средством разоблачения ложного алиби, инсценировки преступления, самооговора и оговора одного допрашиваемого другим. В ходе очной ставки могут быть также получены новые фактические данные, относящиеся к расследуемому преступному событию.

Очная ставка производится только:

а) между двумя лицами одновременно (свидетелями, потерпевшими, подозреваемыми и обвиняемыми в любом сочетании);

б) между лицами, ранее допрошенными по одним и тем же обстоятельствам;

в) при наличии в их показаниях существенных противоречий.

Под существенными противоречиями как основанием для производства очной ставки следует понимать наличие в полученных показаниях взаимоисключающих сведений об одних и тех же обстоятельствах (событиях, фактах, явлениях), важных для правильного разрешения уголовного дела.[45] Следует с осторожностью подходить к принятию решения о производстве очной ставки, если об этом ходатайствуют субъекты, лгущие на следствии. Чаще всего такие ходатайства преследуют цель склонить участника, давшего уличающие показания, к их изменению. Это нередко удается из-за неудовлетворительной подготовки к производству очной ставки, неопытности следователя и т.п. Поэтому до принятия решения о производстве очной ставки следователь обязан попытаться устранить существенные противоречия в показаниях другим путем, например еще раз допросить участника, дающего ложные показания. Очная ставка начинается с того, что следователь предлагает допрашиваемым поочередно дать показания о тех обстоятельствах, для выяснения которых она проводится. После этого следователь задает вопросы каждому из допрашиваемых. Участники очной ставки, с разрешения следователя, могут задавать вопросы друг другу. Тактика очной ставки зависит от характера расследуемого дела, процессуального положения и нравственно-психологических свойств допрашиваемых, их взаимоотношений и других факторов. Однако решающее значение имеет причина возникновения существенных противоречий в показаниях допрашиваемых лиц. Они могут быть результатом добросовестного заблуждения либо заведомой лжи одного или обоих участников очной ставки.[46]

Обычно очная ставка достигает цели, если в ее ходе производится:

а) предъявление доказательств;

б) применение психического воздействия на того участника, который дает ложные показания;

в) деление предмета очной ставки на отдельные эпизоды с их последовательным исследованием;

г) использование положительных свойств личности участника, дающего ложные показания, чтобы склонить его к даче правдивых показаний;

д) маскировка истинных целей очной ставки постановкой вопросов, рассчитанных на то, что лгущий участник по неосторожности сообщит интересующие следствие сведения.

Важно учитывать, что проведение серии очных ставок нередко изменяет позицию недобросовестного участника. Эффективность очных ставок зависит от умения следователя сочетать их с допросами, предъявлением для опознания, следственным экспериментом. Это, как правило, оказывает психологическое воздействие на участника, давшего ложные показания.

В завершении проделанного анализа можно сделать определённые выводы относительно проведения допроса обвиняемого, а, точнее, его тактических особенностей. Важно учитывать, что тактика допроса во многом определяется личностью допрашиваемого, особенностями конкретного преступления. Так, например, допрос лица, совершившего кражу, отличен от допроса насильника; убийцы - от наркомана; лица, занимающегося сделками с валютой, - от допроса хулигана. Общие положения тактики допроса находят свое конкретное воплощение при расследовании отдельных видов преступления. Способы осуществления тактических приемов допроса являются одинаковыми, независимо от вида расследуемого преступления. Но, разумеется, различны их стороны, т.е. выясняемые вопросы, круг допрашиваемых, учет их роли в деле и т.д., а это и составляет специфику применения тактических приемов допроса при расследовании отдельных видов преступлений. Методика расследования отдельного вида преступления конкретизирует тактику следственного действия применительно к составу и событию преступления.


ГЛАВА 4. Психологические особенности допроса подозреваемого и

обвиняемого

Подозреваемый и обвиняемый отнюдь не обязательно могут быть преступниками. Поэтому, решая основной вопрос по делу, совершено ли преступление данным лицом, нужно ясно понимать его психологию. Стремясь уклониться от ответственности и скрыть свое участие в преступлении, виновный старается утаить от окружающих и связанные с этим переживания. Он оберегает свои воспоминания от внешнего проявления и тем самым постоянно оживляет их, а подавляя переживания, еще более их обостряет. В конце концов тенденция скрыть свои чувства и мысли вносит сильнейшую дезорганизацию в его психические процессы. Если процессуальное положение подозреваемого и обвиняемого имеет существенные различия, то в психологическом аспекте эти различия представляются значительно менее важными.[47] Допрос в психологическом плане представляет собой сложный процесс общения, состоящий из последовательности взаимосвязанных этапов (стадий), подчиненных единой цели, среди которых можно выделить основные: подготовительный этап, этап установления психологического контакта, этап непосредственно допроса, этап завершения допроса, этап психологического анализа и оценки результатов допроса. Каждый из этих этапов имеет собственную структуру и самостоятельное психологическое значение. Причем только стадия непосредственно допроса имеет относительно четкую дифференциацию по объекту:

1) на допрос свидетеля и потерпевшего ;

2) на допрос подозреваемого и обвиняемого.

Итак, рассмотрим этапы проведения допроса обвиняемого и подозреваемого с психологической точки зрения.

Первый этап – подготовительный. Он существует непосредственно перед встречей следователя и допрашиваемого. Его главными задачами выступают: получение максимального объема информации о допрашиваемом, формирование цели допроса; установление наличия и качества имеющихся доказательств; а основной целью — психологическая и тактическая подготовленность следователя к проведению допроса. Наличие максимально полной информации о допрашиваемом крайне важно для установления психологического контакта с ним, что нередко является основным фактором, определяющим результаты допроса. К такой информации можно отнести: особенности личности, привычки, интересы , увлечения, пороки, жизненные цели, ценности, убеждения, профессиональные умения и навыки и т.д. Эти сведения можно почерпнуть из протоколов допросов и объяснений других лиц, других материалов уголовного дела, данных оперативных служб, служебных характеристик, публикаций в прессе и т.д. Установление наличия и качества имеющихся доказательств актуально главным образом при допросе подозреваемых и обвиняемых и является важным фактором при выборе тактики допроса.[48] Психологическая подготовленность следователя к допросу имеет важнейшее значение для его успешного проведения, так как любой допрос, а в особенности в ситуации конфликта, требует огромного психического напряжения, психологической гибкости, готовности быстро менять тактику и находить выход из сложных ситуаций.

Второй этап - установление психологического контакта. Установление психологического контакта — это создание связи: личностной, информационной, поведенческой, психофизиологической между участниками общения.[49] Реализуется она множеством способов, подробно описанных в соответствующей литературе, думаю, что есть смысл остановиться лишь на нескольких. Это касается в первую очередь современных психотехнологий коммуникации (эриксонианский гипноз, NLP и др.), элементы которых в той или иной степени обязательно должны быть взяты на вооружение при допросе. Подстройка или создание подсознательного доверия допрашиваемого к допрашивающему. Смысл этого приема в том, что допрашивающий как бы настраивается на «волну» допрашиваемого и общается с ним на доступном и понятном обоим языке тела, биоритмов, темпе мыслительного процесса, преодолевая неизбежные в ситуации допроса коммуникативные барьеры . Это достигается следующими приемами, такими как, подстройка к позе, к дыханию, к движениям.

Третий или основной этап характеризуется внутренним разделением на 2 группы участников – 1) свидетели и потерпевшие, 2) обвиняемые и подозреваемые. Такое деление обусловлено различием процессуального положения, целями и задачами допроса, применяемыми в ходе допроса приемами и методами, в том числе и психологическими, процессуальным положением лиц. Различие допросов как в условиях бесконфликтной ситуации (свидетелей и потерпевших) и в условиях конфликтной ситуации (подозреваемых и обвиняемых) представляется необоснованным , так как обе формы могут быть присущи допросам всех рассматриваемых категорий лиц. Не стоит подробно останавливаться на данном этапе, так он в основе своей имеет прежде всего правовое и тактическое значение, которое было рассмотрено в предыдущих главах данной работы.

И четвёртый этап – завершающий. В уголовном процессе завершение допроса означает проставление подписи допрашиваемого под протоколом допроса. В психологическом плане завершение допроса имеет несколько иное значение. Как любое общение, допрос имеет начало, основную часть и окончание, причем начало и окончание, как правило, наиболее запоминаемы человеком. Это необходимо учитывать, тем более если с допрашиваемым еще придется встречаться не раз. Если начало допроса, а именно стадия установления психологического контакта, остается в памяти допрашиваемого как некий эмоциональный фон или сформированное отношение к следователю как к личности, что существенно упрощает установление и поддержание психологического контакта при последующих встречах, то завершение допроса выступает как финал только данного эпизода общения и закладывает прочный фундамент для продуктивных последующих встреч. Допросы обвиняемого и подозреваемого, как правило, бывают множественными. Поэтому, завершая текущий допрос, необходимо подготовить благоприятную почву для последующего. Исходя из достигнутых результатов, можно дать лицу тему для размышлений в виде нескольких дополнительных вопросов (например, демонстрирующих некоторую осведомленность следователя),которые даже если останутся без ответа, то станут надежным «якорем». Завершение допроса в дружелюбной, эмпатичной форме, даже если он проходил в ситуации конфликта, позволит в следующий раз не только быстро установить психологический контакт , но и существенно его углубить.[50]

Не следует забывать тот факт, что все вышеуказанные действия подчинены только одной цели – установлению истины по рассматриваемому делу, а именно изобличению подозреваемого или обвиняемого во лжи. Что касается мотивов дачи ложных показаний подозреваемым и обвиняемым, то они весьма разнообразны. В следственной практике наиболее часто встречаются следующие: желание избежать ответственности за содеянное или преуменьшить свою вину, либо понести наказание не за совершенное, а за менее тяжкое преступление - действительное или мнимое; стремление выгородить или смягчить вину соучастников в силу дружеских, семейных или родственных связей, из корыстных соображений; стремление оговорить соучастников из мести или в целях обеспечения собственной безопасности в будущем, а также оговорить себя в силу болезненного состояния психики либо из бахвальства и т. д.; стремление оговорить себя, чтобы скрыть неблаговидное, в том числе и преступное, поведение близкого человека.

Лицо, дающее заведомо ложные показания, оказывает противодействие следствию, вступает со следователем в противоборство, в результате чего создается конфликтная ситуация.[51] Следственная тактика располагает целым арсеналом приемов изобличения подозреваемого и обвиняемого в даче ими ложных показаний, а также оказания на них правомерного психологического воздействия с целью получить правдивые показания.

Рассмотрим основные.

1. Убеждение.Этот прием заключается в обращении следователя к здравому смыслу допрашиваемого, побуждении его к раскаянию и чистосердечному признанию путем разъяснения как вредных последствий запирательства и лжи, так и благоприятных последствий признания своей вины и активного содействия расследованию совершенного преступления, а также преступлений прошлых лет, оставшихся нераскрытыми.

2. Использование положительных свойств личности допрашиваемого.Обращение следователя к положительным качествам собеседника во многих случаях приносит пользу. Каждому человеку свойственно стремление к самоуважению, и поэтому, апеллируя к честности, порядочности допрашиваемого, к его заслугам в прошлом, авторитету в коллективе, среди Товарищей, его личному и социальному статусу, его можно убедить быть откровенным, правдивым.

3. Пресечение лжи.Данный прием применяется тогда, когда нет необходимости давать возможность подозреваемому или обвиняемому "развертывать" ложь, когда у следователя имеется достоверная информация по поводу обстоятельств, выясняемых во время допроса. "В этом случае лживые показания допрашиваемого немедленно отклоняются, ложь пресекается в "зародыше" путем предъявления имеющихся доказательств или других средств воздействия. Потеряв надежду на возможность дезинформировать следователя, изобличенный фактами, допрашиваемый часто переходит от лжи к правде".

4. Выжидание.Этот прием применяется к лицам, у которых происходит борьба мотивов, один из которых побуждает к даче ложных показаний или отказу от дачи показаний, а другой - к признанию своей вины, раскаянию в содеянном. Такая борьба мотивов не затухает и может проявиться достаточно сильно при умелом тактическом воздействии следователя и в процессе допроса. Учитывая колебания допрашиваемого, следователь., сообщая определенные сведения, умышленно "закладывает" в его сознание такую информацию, которая должна обеспечить победу позитивных мотивов, и затем делает перерыв в допросе, выжидая, когда допрашиваемый сам откажется от мотивов, побуждающих его к даче ложных показаний.

5. Допущение легенды.Нередко следователь, зная либо догадываясь о том, что подозреваемый или обвиняемый дает ложные показания - легенду, предоставляет ему возможность изложить ее. Вступив в своего рода игру с допрашиваемым, он исходит из намерения выудить у того как можно больше деталей, конкретики, подробностей и как можно точнее и обстоятельнее зафиксировать рассказ в протоколе допросов. Дав возможность допрашиваемому высказать все, что ему вздумается, следователь предъявляет весомые доказательства, опровергающие, развенчивающие легенду. Застигнутый врасплох и не подготовленный к созданию новой лжи, допрашиваемый может дать правдивые показания.

6. Внезапность.Данный прием заключается в неожиданном для допрашиваемого решении следователя провести после допроса то или иное следственное действие, в то время как допрашиваемый, убежденный в неосведомленности следователя о тех или иных обстоятельствах дела, считает это действие невозможным. Например, следователь заявляет обвиняемому, дающему ложные показания, о намерении провести очную ставку с лицом, которого, по мнению допрашиваемого, уже нет в живых. Разновидностью использования фактора внезапности на допросе является такой распространенный прием изобличения, как неожиданное предъявление доказательств. Эффективность этого приема зависит также от того, допускает ли подозреваемый или обвиняемый, что данные доказательства могут оказаться у следователя. Эмоциональным же эксперимент именуется в связи с тем, что цель его - выявление изменений в эмоциональном состоянии, последующий анализ и использование в допросе этого выявленного изменения. Чем больше событие преступления переживается, сохраняется в памяти обвиняемого (в силу раскаяния или в силу страха перед разоблачением), тем большее эмоциональное воздействие на него будет оказывать информация, напоминающая об этом событии, особенно в том случае, если он не знает о наличии ее в распоряжении следователя, если считает, что эта информация начисто разрушает его линию защиты от предъявленного обвинения".

7. Последовательность.Этот прием по своему характеру противоположен предыдущему. Считается, что иногда бывает целесообразно предъявлять доказательства последовательно (по примеру нарастания доказательной силы) и систематически, подробно останавливаясь на каждом из них, чтобы дать обвиняемому "прочувствовать" всю силу отдельного доказательства и всего их комплекса. Вообще в следственной тактике существует целый арсенал приемов предъявления доказательств:

- раздельное предъявление различных доказательств в той или иной последовательности;

- одновременное предъявление всех имеющихся доказательств;

- предъявление вначале косвенных, а затем прямых доказательств;

- внезапное предъявление доказательства (о чем речь шла выше);

- предъявление доказательств по нарастающей их весомости;

- предъявление комплекса доказательств после предварительного сообщения обвиняемому о наличии доказательств, их перечисления с указанием источников их происхождения (либо без указания);

- предъявление доказательств как бы невзначай, между делом;

- предоставление обвиняемому возможности самому изучить доказательство и оценить степень его убедительности;

- фиксация внимания на отдельных признаках доказательства;

- сопровождение процесса предъявления доказательства пояснением механизма его образования, обстоятельств его обнаружения;

- предъявление доказательств с демонстрацией возможности технико-криминалистических средств по выявлению и расшифровке скрытой информации, содержащейся в этом источнике.

8. Снятие напряжения.Нередко во время допроса обвиняемый не отказывается от разговора, но и не может его вести, так как чувствует себя скованным, чрезмерно напряженным. В этом случае следователь, воздействуя на допрашиваемого определенным образом, иногда только интонациями голоса, отдельными фразами старается снять эту напряженность. Успешное снятие напряжения довольно часто влечет за собой откровенное признание. Облегчение, наступившее после снятия напряжения, вызывает у допрашиваемого стремление "излиться в беседе", "поговорить по душам".

9. Использование "слабых мест" личности обвиняемого.Под "слабым местом" личности следует понимать такие ее особенности, используя которые можно добиться правильных, правдивых показаний на допросе. "Слабым местом" допрашиваемого может быть склонность к меланхолическим переживаниям, вспыльчивость, тщеславие и т. д. Так, в запальчивости и гневе обвиняемый расскажет то, чего не высказал бы в обычном состоянии (например, выдаст своих соучастников). В то же время следственная этика запрещает апеллировать к низменным качествам допрашиваемого (жадность, стяжание и др.).

10. Инерция.Это своеобразный прием, сущность которого сводится к тому, что следователь, беседуя с обвиняемым, незаметно переводит разговор из сферы отвлеченного, постороннего разговора в сферу разговора по существу. При этом обвиняемый, говоря о "постороннем", "по инерции" проговаривается о том, о чем не хотел бы говорить. Для получения большего эффекта необходимо более часто осуществлять такие переходы от одного предмета беседы к другому.

11. Отвлечение внимания.Обвиняемый всегда чутко и пристально следит за ходом допроса с целью уловить, что для следователя важно и что представляется ему второстепенным. В связи с этим допрашиваемый стремится сосредоточить свое внимание на чем-то одном, по его мнению, главном. "Учитывая это обстоятельство, - отмечают Л. Б. Филонов и В. И. Давыдов, - следователи искусственно переводят внимание допрашиваемого на участки, не имеющие первенствующего значения, и тем самым отвлекают его внимание от более важных участков. Все это предпринимается в расчете на то, что допрашиваемый будет относиться с меньшей осторожностью, небрежнее к тем обстоятельствам, о которых следователю было бы желательно получить более детальную информацию'".

12. Создание впечатления хорошей осведомленности следователя. Сущность этого приема заключается в том, что следователь, не обманывая допрашиваемого, в то же время убеждает его в своей осведомленности. Это может достигаться, во-первых, умением вести себя определенным образом, во-вторых, с помощью достоверной информации, в то время как обвиняемый не предполагает, что это за сведения (отдельные детали биографии, факты из дела и т. д.). В результате у допрашиваемого создается впечатление, что следователь знает не только отдельные подробности дела, но и все остальное. Это в итоге может заставить обвиняемого прекратить запирательство.

13. Создание "незаполненности".Этот прием применяется в тех случаях, когда при отсутствии достаточного количества доказательств следователь ведет свои рассуждения, опираясь на ряд достоверных фактов. Он только показывает обвиняемому "незаполненные" места в деле. В то же время, рисуя в основном достаточно ясную и полную картину события, он вместе с допрашиваемым прослеживает логику отдельных фактов и предлагает ему заполнить неясные места. Эти незаполненные места и неясности, отмеченные следователем, вызывают у допрашиваемого беспокойство и естественную потребность освободиться от нелогичности, привести все сказанное в соответствие с логикой.

14. Форсированный темп допроса.Этот прием состоит в том, что следователь, используя активную позицию, берет инициативу в свои руки и опережает мысль "противника" заранее заготовленными ходами в форме вопросов или суждений. При высоком темпе подачи вопросов допрашиваемый, приняв этот темп, окажется не в состоянии тщательно обдумывать и "растягивать" ответ. [52]

Конечно, нельзя не принимать во внимание психологический аспект на проведении такого следственного действия как очная ставка. Характерной особенностью этого психологического общения является то, что в большинстве случаев в начале очной ставки между ее участниками существуют конфликтные отношения. Они обусловливаются наличием противоречий в их показаниях.

При проведении очной ставки максимально используется социально-психологический эффект присутствия других лиц, в первую очередь дающих правдивые показания. В этих условиях поведение недобросовестного участника модифицируется - он ориентируется на взаимодействие присутствующих, его поведение становится ситуативно-реактивным, при этом возможны различные проговорки, просчеты, прорывы в защитной позиции. Вопросы, задаваемые лицу, занимающему позицию содействия следствию, и предполагаемые ответы на них должны оказывать психическое воздействие на запирающееся лицо. Основная цель очной ставки - изобличение лица, противодействующего следствию. Проведение очных ставок, особенно с участием подозреваемых и обвиняемых, заинтересованных в благоприятном для них исходе дела, обычно бывает связано с определенным риском нежелательных для следствия результатов. Подозреваемые и обвиняемые могут попытаться склонить добросовестных участников к даче выгодных для себя показаний. Производство очных ставок связано с ознакомлением участников с определенными материалами дела; к тому же позиция правдивого участника, зачастую недостаточно подкрепленная другими доказательствами, может убедить недобросовестное лицо в целесообразности дачи ложных показаний в дальнейшем. Отмеченные соображения, а также сложность проведения очной ставки в конфликтной обстановке допроса ее участников приводят к тому, что следователи в большинстве случаев используют ее в исключительных случаях - как последнее средство устранения существенных противоречий в показаниях.

Проведение очной ставки с участием подозреваемого или обвиняемого, дающего ложные показания, в условиях тактического риска возможно при наличии следующих условий:

- когда показания правдивого участника достаточно широки по своему содержанию и охватывают все событие преступления или существенные его обстоятельства;

- когда в распоряжении следователя находится совокупность доказательств, подтверждающих основные положения показаний правдивого участника;

- когда у следователя есть уверенность, что правдивый участник займет при проведении очной ставки действенную позицию, направленную на разоблачение ложных показаний.

- Но и при наличии указанных условий следователь должен очень тщательно продумать весь ход проведения очной ставки, очередность и форму постановки вопросов. Успех очной ставки в огромной степени зависит от того, как следователь проведет предварительную психологическую подготовку участника очной ставки, которая выражается:

- в активизации последующего воздействия в ходе очной ставки на лицо, дающее ложные показания. Психологическая подготовка участника очной ставки имеет целью вызвать у него определенные активные психические состояния, уверенность, стойкость и т. д., что будет способствовать большей убедительности его доводов на очной ставке;

- в подготовке участника очной ставки к возможному отрицательному воздействию на него другого участника для предельного уменьшения этого отрицательного воздействия;

- в укреплении волевых качеств участника очной ставки, что даст ему возможность активно выполнить свою роль и не поддаться внушению, возможным угрозам со стороны другого участника. Это в первую очередь относится к потерпевшим, которым предстоит дать показания на очной ставке с преступником.

Очная ставка может проводиться также для устранения существенных противоречий, вызванных добросовестным заблуждением одного из допрашиваемых, забывшего определенные обстоятельства. В этом случае могут использоваться различные доказательства, способствующие оживлению ассоциаций. На очной ставке функцию оживления ассоциаций одновременно и во взаимосвязи выполняют и предъявленные доказательства, и показания второго участника, что значительно повышает вероятность устранения добросовестного заблуждения.

Рассмотрев все наиболее значимые моменты психологического характера, подводя итог, нужно указать, что все доступные следователю и допустимые приемы воздействия на обвиняемого невозможно перечислить. Важно только отметить, что, следователь не должен прибегать к запугиванию, унижению человеческого достоинства, необоснованным обещаниям и т. д. Задача юридической психологии как науки заключается в подведении теоретической базы к творческим находкам следователей.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Допрос при производстве расследования — это процесс получения показаний от лица, обладающего сведениями, имеющими значение для расследуемого дела. Это одно из самых сложных следственных действий; его производство требует от следователя высокой общей и профессиональной культуры, глубокого знания человеческой психологии, мастерского владения тактико-криминалистическими приемами допроса. Сложность допроса заключается не только в том, что следователю в ряде случаев приходится иметь дело с людьми, не желающими говорить правду или отказывающимися от дачи показаний вообще, но и в том, что в показаниях человека, искренне стремящегося сообщить следователю все известное ему по делу, могут быть ошибки, непроизвольные искажения, заблуждения или даже вымысел, которые при допросе надлежит своевременно обнаружить и учесть при оценке и использовании показаний. Цель допроса состоит в получении полных и объективно отражающих действительность показаний. Эти показания служат источником доказательств, а содержащиеся в них фактические данные — доказательствами.

БИБЛИОГРАФИЯ

Нормативно-правовые акты:

1.Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ

Литература:

1. Ароцкер Л.Е. О соотношении процессуальных, тактических и этических начал в следственных действиях.- М,. 2002. С. 54.

2. Артамонов И.И. Психологический анализ возможностей теории игр в следственной тактике//Вопросы судебной психологии. Минск, 1972. С. 26.

3. Белкин А.Р. Теория доказывания в уголовном судопроизводстве. - "Норма", М,.2005 г.С.103

4. Божьев В.П. Уголовный процесс: учеб. для студентов вузов, обучающихся по специальности "Юриспруденция" 3-е изд., испр. и доп. М., 2002. С. 409.

5. Быховский И.Е. Производство следственных действий: Учебное пособие. Л., 1984. С. 21-28.

6. Васильев А. Н., Корнеева Л. Н. Тактика допроса при расследовании преступлений. - М., 1970. С. 720.

7. Васильев А. Н. Следственная тактика.- М., 1976.С.78

8. Громов Н.А., Пономаренков В.А., Францифоров Уголовный процесс России: Ю.В.М,1998 .С.210

9. Гуценко К.Ф., Уголовный процесс. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов "Зерцало", М,.2005 г.С.229

10. Деришев Ю.В. Органы предварительного расследования: прошлое, настоящее, будущее. Омск, 1998. С. 22, 23.

11. Дулов А.В. Судебная психология. Минск, 1975. С. 322-323.

12. Жариков Ю.С. Уголовно-процессуальное право (уголовный процесс). Юнита 1. Общие положения уголовно-процессуального права. НОУ "Современный Гуманитарный Институт". М., 2002. С. 38-40.

13. Золотых В.В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. Ростов-на-Дону.1999. С. 350.

14. Ищенко Е.П., Топорков А.А. Криминалистика: Учебник. Изд. 2-е, испр. и доп. - "Контракт", "Инфра-М", 2005 г.

15. Карнеева Л.М. Тактические основы организации и производства допроса в стадии расследования. Волгоград, 1976. С. 58.

16. Кертес И. Тактика и психологические основы допроса. М., 1965. С. 161

17. Комиссаров В.И. Актуальные проблемы следственной тактики: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1989. С. 16.

18. Митрохина З.И. Использование данных психологии при производстве допроса. Киев, 1990.С.16

19. Очередин В.П. Допустимость и недопустимость по уголовным делам доказательств. Волгоград.2003. С. 278.

20. Питерцев С.К., А.А. Степанов. Тактика допроса на предварительном следствии и в суде. СПб. 2001. С.9.

21. Порубов Н. И. Тактика допроса на предварительном следствии: учеб. пособие. - М., 1998. С. 359.

22. Радченко В.И. Уголовный процесс: Учебник для вузов. - 2-е изд., перераб. и доп. - "Юридический Дом "Юстицинформ", 2006 г.С.235

23. Ратинов А.Р. Теория рефлексивных игр в приложении к следственной практике//Правовая кибернетика. М., 1970. С. 188.

24. Салиенко В. И. Принципы правомерного воздействия на допрашиваемых: учеб. пособие. - Хабаровск, 2003. С. 76.

25. Станкевич И.С. Формы и методы помощи прокурора-криминалиста следователям при расследовании убийств и изнасилований//Следственная практика. Вып. 149. М., 1986. С. 71-75.

26. Филонов Л.Б., Давыдов В.И. Психологические приемы допроса обвиняемого//Вопросы психологии. 1966. N 6. С. 115.

27. Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. Право и закон, М., 1997.С.114

28. Шиханцев. Г.Г Юридическая психология. М,. 2003С.45

29. Щербатых Ю. Искусство обмана. - М., 1998. С. 350.

Материалы высших судебных инстанций и юридическая практика:

1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия"

2. Уголовный процесс: Сборник учебных пособий. Особенная часть. Вып. 2. М.: ИМЦ ГУК МВД России, 2002. С. 175-187.


[1] Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации

[2] Золотых В.В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. Ростов-на-Дону.1999. С. 350.

[3] С.К. Питерцев, А.А. Степанов. Тактика допроса на предварительном следствии и в суде. СПб. 2001. С.9.

[4] Салиенко В. И. Принципы правомерного воздействия на допрашиваемых: учеб. пособие. - Хабаровск, 2003. С. 76.

[5] Порубов Н. И. Тактика допроса на предварительном следствии: учеб. пособие. - М., 1998. С. 359.

[6] Уголовный процесс. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов (под ред. К.Ф. Гуценко). - "Зерцало", 2005 г.С.234

[7] Там же.

[8] Уголовный процесс: Сборник учебных пособий. Особенная часть. Вып. 2. М.: ИМЦ ГУК МВД России, 2002. С. 175-187.

[9] Очередин В.П. Допустимость и недопустимость по уголовным делам доказательств. Волгоград.2003. С. 278.

[10] Уголовный процесс: Учебник для вузов. (под общ. ред. В.И. Радченко) - 2-е изд., перераб. и доп. - "Юридический Дом "Юстицинформ", 2006 г.С.177

[11] Деришев Ю.В. Органы предварительного расследования: прошлое, настоящее, будущее. Омск, 1998. С. 22, 23.

[12] К.Ф. Гуценко Указ.соч.

[13] Уголовный процесс: учеб. для студентов вузов, обучающихся по специальности "Юриспруденция"/Под ред. В.П. Божьева. 3-е изд., испр. и доп. М., 2002. С. 409.

[14] Щербатых Ю. Искусство обмана. - М., 1998. С. 350.

[15] Уголовный процесс России: учеб .под. ред. Громов Н.А., Пономаренков В.А., Францифоров Ю.В.М,1998 .С.210

[16] Жариков Ю.С. Уголовно-процессуальное право (уголовный процесс). Юнита 1. Общие положения уголовно-процессуального права. НОУ "Современный Гуманитарный Институт". М., 2002. С. 38-40.

[17] В.И. Радченко.Указ.соч.

[18] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия"

[19] Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. Право и закон, М., 1997.

[20] Филонов Л.Б., Давыдов В.И. Психологические приемы допроса обвиняемого//Вопросы психологии. 1966. N 6. С. 115.

[21] Васильев А. Н., Корнеева Л. Н. Тактика допроса при расследовании преступлений. - М., 1970. С. 720.

[22] Очередин В.П. Указ.соч.

[23] Белкин А.Р. Теория доказывания в уголовном судопроизводстве. - "Норма", 2005 г.С.103

[24] Васильев А.Н. Следственная тактика. М., 1976.С.78

[25] Белкин А.Р. Указ.соч.

[26] Карнеева Л.М. Тактические основы организации и производства допроса в стадии расследования. Волгоград, 1976. С. 58.

[27] Комиссаров В.И. Актуальные проблемы следственной тактики: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1989. С. 16.

[28] Артамонов И.И. Психологический анализ возможностей теории игр в следственной тактике//Вопросы судебной психологии. Минск, 1972. С. 26.

[29] Ратинов А.Р. Теория рефлексивных игр в приложении к следственной практике//Правовая кибернетика. М., 1970. С. 188.

[30] Ароцкер Л.Е. О соотношении процессуальных, тактических и этических начал в следственных действиях. С. 54.

[31] Станкевич И.С. Формы и методы помощи прокурора-криминалиста следователям при расследовании убийств и изнасилований//Следственная практика. Вып. 149. М., 1986. С. 71-75.

[32] Дулов А.В. Судебная психология. Минск, 1975. С. 322-323.

[33] Там же.

[34] Кертес И. Тактика и психологические основы допроса. М., 1965. С. 161

[35] Там же.

[36] Бахин В.П., Кузьмичев В.С., Лукьянчиков Е.Д. Тактика использования внезапности в раскрытии преступлений органами внутренних дел. Киев, 1990. С. 12.

[37] Ищенко Е.П., Топорков А.А. Криминалистика: Учебник. Изд. 2-е, испр. и доп. (под ред. доктора юридич. наук, проф. Е.П. Ищенко) - "Контракт", "Инфра-М", 2005 г.

[38] Там же.

[39] Быховский И.Е. Производство следственных действий: Учебное пособие. Л., 1984. С. 21-28.

[40] Митрохина З.И. Использование данных психологии при производстве допроса. Киев, 1990.

[41] Там же.

[42] Там же.

[43] Очередин В.П. Указ соч.

[44] Ищенко Е.П., Топорков А.А. Указ.соч.

[45] Там же.

[46] Там же.

[47] Чуфаровский Ю.В.Указ.соч

[48] Там же.

[49] Питерцев С.К., А.А. Степанов.Указ.соч.

[50] Там же.

[51] Г.Г. Шиханцев. Юридическая психология.М,.2003С.45

[52] Там же.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему