регистрация / вход

Европейский суд по правам человека. Порядок обращения, структура и юрисдикция

Европейский суд по правам человека как субъект европейского права. Совет Европы и его организации. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод. Европейский Суд по правам человека. Организационная структура. Порядок обращения.

Федеральное агентство по образованию РФ

ГОУ ВПО ,,ПЕНЗЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ’’

Кафедра правосудия

КУРСОВАЯ РАБОТА

по дисциплине «Судебная защита»

на тему:

«Европейский суд по правам человека»

Выполнила: ст. гр. 04ю4

Костина С.Г.

Проверил: Терехин В.А.

ПЕНЗА 2007


План

Введение

Глава I . Совет Европы и его организации

Глава II . Европейская Конвенция о защите прав человека

Глава III . Европейский Суд по защите прав человека

3.1 Организационная структура

3.2 Порядок обращения в Европейский Суд по правам человека

3.3 Механизм функционирования Европейского Суда

Заключение

Библиографический список

Введение

Европейское право как упорядоченная система правовых норм – результат многовекового развития национальных правовых систем Европы, сформировавшихся в процессе правотворчества национальных и европейских представительных, исполнительных и судебных органов власти. В настоящей работе рассматривается один из центральных институтов Европейского права, консолидирующий в своей деятельности формальные структуры европейских государств. Наиболее распространенным является понимание Европейского права – как права Европейского Союза (ЕС) (до 1992 г. права Европейского Сообщества или коммунитарного права), развивающегося в связи с интеграцией экономики и политики европейского континента в середине ХХ в. Термин "коммунитарное право" имеет французское происхождение (communaute – "сообщество"). Коммунитарное право – это квинтэссенция правовых норм стран Западной Европы в том смысле слова, что общие для всех государств Европейского Союза правовые нормы могли быть сформулированы лишь на зрелом этапе развития национальных правовых систем на основе глубоких сравнительно-правовых исследований отраслей и институтов права отдельных государств, а также конвергенции различных (а зачастую прямо противоположных) моделей решения проблем

Институты ЕС: Европейский Парламент, Совет Министров, Европейский Совет, Европейский Суд по правам человека, Счетная палата, а также некоторые другие органы. Все страны-члены ЕС представлены главами правительств в его руководящем органе – Европейском Совете. В рамках этого органа, собирающегося не реже 2 раз в год, принимаются наиболее важные решения.Существует несколько точек зрения на правовую природуЕС

1) ЕС классическая межгосударственная (международная) организация, хотя и обладающая определенными особенностями. Совет Министров ЕС основной орган, наделенный правотворческой компетенцией, и его инфраструктурное подразделение в лице Комитета постоянных представителей типичный представительный орган, как в традиционных международных организациях. Черты международной организации заметны в наличии общих институтов, не именуемых государственными.

2) ЕС наднациональная организация, поскольку его задача заключается в унификации территорий, населения и экономик государств-членов. С этой целью он наделяется полномочиями, аналогичными государственным, и использует их на территории государств-членов и в отношении их граждан. В определенной мере это влияет на структуру международного сообщества и ведет к пересмотру традиционных взглядов на суверенитет. Среди объединений государств могут образовываться новые политические структуры, которые вышли из зоны традиций.

3) К ЕС неприменимы критерии, относящиеся к международным (межгосударственным) организациям, так как он обладает совершенно иной правовой природой, является новым видом международных организаций. Термин "наднациональность" появился как концентрированное выражение федералистских устремлений "отцов" западноевропейской интеграции Ж. Моне и Р. Шумана. В официальных документах он использовался со времени разработки Договора об учреждении ЕОУС 1951 г., хотя в тексте Договора не содержится определения понятия "наднациональность". Упоминается он и в Договоре о создании Европейского оборонительного сообщества 1952 г. Распространено мнение, что главным критерием при квалификации международной организации в качестве наднациональной служит передача ей государствами-членами суверенитета в определенной области. Термин "наднациональность" редко используется: деятельность ЕС, хотя и принимает все более институциональный характер, все же часто осуществляется путем межгосударственного сотрудничества.

Глава I . Совет Европы и его организация

Совет Европы многие называют хранителем европейского наследия в области прав человека. Гарантирует же соблюдение их прежде всего такая организация, как Европейский Суд по правам человека. История возникновения Европейского суда по правам человека неразрывно связана с историей самого Совета Европы, который был основан в 1949 году как европейская организация межправительственного и парламентского сотрудничества. Его цель – достижение большего единства между его членами во имя защиты и осуществления идеалов и принципов, являющихся их общим наследием, и содействие их экономическому и социальному прогрессу (ст. 1 Устава). В настоящее время его членами являются тридцать четыре государства. Заявки на вступление подали еще семь государств: страны Центральной и Восточной Европы.

Уставными принципами Совета Европы являются плюралистическая демократия, уважение прав человека и верховенство права. Его члены признают принципы верховенства права и предоставления всем лицам, находящимся под их юрисдикцией, прав человека и основных свобод (ст. 3 Устава). Структура организации соответствует демократическим институтам государств-членов: в нее входят Комитет министров, состоящий из министров иностранных дел всех государств-членов, и Парламентская Ассамблея, в состав которой входят делегации парламентариев, назначаемые парламентом каждой страны. Эти два органа обслуживает Секретариат Совета Европы; он работает под руководством генерального секретаря, избираемого Ассамблеей. [1] Комитет министров,проводящий заседания на уровне министров не менее двух раз в год, а в остальное время работающий на уровне постоянных представителей государств-членов, создает условия для политического диалога на министерском и других уровнях по вопросам развития европейского сотрудничества с учетом принципов Организации. Он организует межправительственное сотрудничество в тех областях, в которых действует Совет.В своей работе Комитет министров руководствуется прежде всего европейскими конвенциями и соглашениями, а также рекомендациями, адресованными государствам-членам. Его решения готовят комитеты правительственных экспертов и других специалистов, что создает широкие рамки для контактов, обменов мнениями и дискуссий. Конференции, в которых принимают участие министры определенной специализации, служат форумами для политического диалога по конкретным сферам деятельности.Хотя Ассамблея является консультативным органом и не имеет законодательных полномочий, она является важной движущей силой для Совета Европы. Рекомендации, которые она дает Комитету министров, оказываются отправной точкой для действий во многих ключевых областях работы Совета Европы.В 1989 году Парламентская Ассамблея учредила статус специально приглашенного, с тем чтобы установить более тесные связи с парламентами стран Центральной и Восточной Европы. По состоянию на март 1995 года статусом специально приглашенных пользовались восемь государств, и еще три обратились с просьбой о его предоставлении.[2] Законченность структуре Совета Европы придает Конгресс местных и региональных органов власти Европы (КМРОЕ) – полупарламентский орган, состоящий из национальных делегаций избранных представителей местного и регионального уровней. Его цель – позволить избранным представителям местного и регионального уровней свести воедино свой опыт и выразить свои мнения и интересы, связанные с европейским сотрудничеством.Во всех областях Совет Европы тесно сотрудничает с неправительственными организациями, работу которых он считает важнейшей составной частью демократического процесса. Согласно Уставу Совета Европы, свобода личности, политическая свобода и верховенство права, которым привержены государства-члены, лежат в основе "любой истинной демократии". Это означает, что с разумными интервалами, на основе всеобщего и тайного голосования должны проводиться плюралистические выборы в парламент, который должен пользоваться широкими полномочиями и иметь в своем составе представителей политических партий; они, в свою очередь, должны иметь право свободно организовываться и выражать свои убеждения. Парламентская Ассамблея и Комитет министров исходят из этих принципов и стандартов, рассматривая заявки на вступление в Совет Европы.[3]

Права и свободы человека закреплены в двух крупнейших документах Совета Европы – Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. и Европейской социальной хартии от 18 октября 1961 г. Эти два договора определяют перечень прав, которые должны гарантироваться каждому человеку, находящемуся под юрисдикцией государств-членов. Они также устанавливают коллективные процедуры надзора и гарантии на европейском уровне. Недавно эти документы были дополнены Европейской конвенцией о предупреждении пыток и бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания, которая была открыта для подписания 26 ноября 1987 г. и вступила в силу 1 февраля 1989 г.[4] В дополнение к этим правовым документам министры иностранных дел и Парламентская Ассамблея разрабатывают многие другие соглашения и выносят рекомендации по вопросам прав человека, которые могут оказать значительное воздействие на политику государств-членов в данной области. Документы Совета Европы устанавливают ряд важных принципов, применимых к правовому государству: принцип законности, право на справедливое судебное разбирательство, доступ к судам, гарантии справедливого и открытого судебного разбирательства, беспристрастность судей и соразмерность наказания содеянному. Этими принципами должны руководствоваться правительства и другие органы власти, а также судебные и законодательные органы.

Глава II . Е вропейская Конвенция о защите прав человека

Европейская конвенция о защите прав человека была заключена в 1950 году в Риме. Для 15 правительств, подписавших ее в то время, она олицетворяла "первые шаги на пути коллективного осуществления некоторых из прав, сформулированных во Всеобщей декларации прав человека". За более чем сорок лет, прошедших со времени ее вступления в силу (1953 год), она превратилась в зрелый документ о правах человека, возможно, самый радикальный и эффективный из ныне действующих. Несомненно, своей эффективностью она в значительной мере обязана политической воле государств-участников и их общей системе ценностей. В настоящее время Конвенцию ратифицировали 30 из 34 государств-членов Совета Европы, каждое из которых добровольно признало обязательную юрисдикцию Европейского Суда по правам человека, а также право на подачу индивидуальных петиций.Сама Конвенция представляет собой международный договор, согласно которому государства-члены Совета Европы обязались гарантировать некоторые основополагающие права человека всем лицам, находящимся под их юрисдикцией. Ее важность обусловлена не только широтой закрепленных в ней прав, но и механизмами защиты, созданными в Страсбурге для расследования предполагаемых нарушений и для обеспечения выполнения обязательств, предусмотренных Конвенцией. Ведется постоянный контроль за осуществлением Конвенции с целью расширить обеспечиваемую ею защиту как путем расширения перечня гарантируемых прав, так и путем совершенствования действующих процедур.Однако ни сама Конвенция, ни предусмотренные ею механизмы не предназначены для подмены национальных систем защиты прав человека. Их цель – предоставить международную гарантию в дополнение к праву на возмещение ущерба, существующему в конкретных государствах. В 27 из 30 государств-участников нормы Конвенции стали внутригосударственным правом, благодаря чему любое лицо может подать в национальный суд или другой орган иск или апелляцию, основанные непосредственно на ее положениях. Но и в тех странах, где Конвенция не имплементирована во внутреннее право, не должно возникать противоречий между практикой и положениями Конвенции.[5] Механизм международной защиты может работать в двух режимах. Первый позволяет любому государству-участнику подавать жалобу в Европейский суд по правам человека, если оно считает, что другое государство-участник не выполняет своих обязательств по Конвенции. Второй, более известный режим позволяет любому лицу обращаться непосредственно в Суд с жалобой на любое государство-участник, которое сделало особое заявление о признании компетенции Суда в данном вопросе. Как уже отмечалось, такие заявления сделали все 30 государств-участников.

Глава III . Е вропейский суд по защите прав человека

3.1. Организационная структура

Европейский Суд по правам человека, не являющийся постоянным судом, имеет штаб-квартиру в Страсбурге. Как правило, он заседает в течение недели в каждом месяце.Суд состоит из такого числа судей, которое равно числу государств-членов Совета Европы, и не может иметь в своем составе более одного гражданина одного и того же государства-члена. Судьи избираются на девятилетний срок Парламентской Ассамблеей из списков, насчитывающих по три кандидата, представляемых государствами. В течение срока своих полномочий они не должны занимать должностей, не совместимых с независимостью, беспристрастностью и требованиями этого поста. Суд может рассматривать дела только в отношении государств, признавших его обязательную юрисдикцию или согласившихся на передачу конкретного дела в Суд. Дела может передавать в Суд государство. После 1 октября 1994 г., когда вступил в силу Протокол 9 к Конвенции, дело могут передавать в Суд также лицо, группа лиц или неправительственная организация.Если дело передает в Суд сам податель жалобы в соответствии с Протоколом 9, то группа в составе трех судей, включая судью, избранного от заинтересованного государства, может принять единогласное решение о том, что дело не будет рассматриваться Судом; в этом случае решение по делу принимает Комитет министров. Заявитель и его адвокат могут участвовать в разбирательстве, проводимом Судом, и представлять памятные записки и устные аргументы в ходе слушаний.Для рассмотрения дел Суд образует камеры из девяти судей. Членами камеры ex officio становятся председатель или заместитель председателя, а также судья – гражданин государства, являющегося стороной в споре. Если "национальный судья" не может заседать или берет самоотвод, то соответствующее государство может назначить специального судью. Имена остальных членов камеры определяются по жребию. Образованная таким образом камера может, а при некоторых обстоятельствах должна отказаться от своей юрисдикции в пользу Большой камеры в составе девятнадцати судей, которая в исключительных случаях, в свою очередь, может отказаться от своей юрисдикции в пользу пленарного заседания Суда.[6]

Суд рассматривает дело на основе письменных замечаний и устных заявлений участников процесса. Вначале процедура является письменной и предусматривает представление памятных записок и других документов; затем Суд обычно проводит слушания, которые, в принципе, являются открытыми.После слушаний судьи проводят прения за закрытыми дверями и решают большинством голосов, имело ли место нарушение Конвенции. Если нарушение выявлено, то Суд может также предоставить справедливое возмещение потерпевшей стороне, включая компенсацию за моральный и материальный ущерб и возмещение издержек и расходов.

Судьи могут выражать особые мнения (с согласием или несогласием), которые прилагаются к решению. Решение обычно объявляется публично председателем Суда. Оно является окончательным и обжалованию не подлежит.

К настоящему времени на рассмотрение Суда было вынесено около 510 дел, касавшихся широкого круга вопросов, включая следующие:

– применение телесных наказаний (в школах или по приговору суда);

– различные формы содержания под стражей (лиц, страдающих психическими заболеваниями, подозреваемых в терроризме, бродяг);

– право обращения в суд по гражданским и уголовным делам;

– различные процессуальные аспекты уголовного правосудия;

– споры по вопросам социального обеспечения

– правовой статус незаконнорожденных детей и их родителей;

– доступ родителей к детям, находящимся на попечении государства;

– меры, связанные с иммиграцией, депортацией и выдачей;

– прослушивание телефонных разговоров и перлюстрация корреспонденции;

– свобода участия в деятельности профсоюзов;

– права собственности (контроль за арендной платой, экспроприация, национализация).

Со времени своего создания в 1959 году и по 31 декабря 1994 г. Суд вынес 498 решений. Число дел, передаваемых в Суд, резко возросло: в 1970 году в Суд поступило одно дело, в 1980 году – 8, а в 1994 г. – 59. Такое увеличение количества дел можно объяснить прежде всего тем, что теперь все договаривающиеся государства признают право подачи индивидуальных петиций и обязательную юрисдикцию Суда. Если дело не передается в Суд, то Комитет министров Совета Европы (большинством в две трети голосов) решает, имело ли место нарушение Конвенции.[7] Выявив нарушение, Комитет министров может далее постановить, что государство должно предоставить жертве "справедливое удовлетворение", т. е. компенсацию за ущерб, размер которой устанавливается. Как и решения Суда, решения Комитета министров являются окончательными, и государства-члены обязуются считать их обязательными. Однако такая квазисудебная роль Комитета министров подвергается широкой критике, поскольку Комитет министров состоит из представителей государств-членов, которые представляют также ответчиков. Хотя государства-ответчики очень редко отказываются голосовать за решение о факте нарушения Конвенции в их странах, большинство наблюдателей сегодня согласны с тем, что положение о такой судебной функции Комитета министров следует исключить из Конвенции. Решение об этом было принято в рамках реформы контрольного механизма, предусмотренного Конвенцией. Вторая важная функция, возложенная на Комитет министров, состоит в надзоре за осуществлением решений Европейского Суда по правам человека. Удостоверившись в том, что заинтересованное государство приняло меры к удовлетворению иска, которые могут включать в себя выплату компенсации или изменение внутригосударственного права, Комитет министров принимает резолюцию о прекращении дела. Надзор Комитета министров за осуществлением решений Суда, а до вступления в силу Протокола 11 – и его собственные решения, принимавшиеся согласно статье 32 Конвенции, возможно, входят в число главных позитивных отличий, объясняющих эффективность Европейской конвенции о правах человека. То обстоятельство, что государства-члены соглашаются выполнить решения Суда, в частности путем изменения законодательства с целью избежать нарушений в будущем, вносит существенный вклад в создание того, что можно назвать европейским общественным порядком в области прав человека. Благодаря Конвенции достигнуты блестящие результаты: прецедентное право Европейского Суда по правам человека оказывает все более глубокое влияние на законы и социальные реальности в государствах-участниках. Можно сослаться на некоторые примеры. В Австрии, где Конвенция имеет ранг конституционного закона, пришлось изменить уголовно-процессуальный кодекс в соответствии со страсбургским прецедентным правом; это же относится и к системе гонораров, выплачиваемых адвокатам за юридическую помощь.[8] В Бельгиибыли внесены поправки в уголовный кодекс, в законодательство о бродяжничестве и в кодекс о гражданской ответственности – с целью уравнять в правах законных и незаконнорожденных детей. В Германиибыли изменены положения уголовно-процессуального кодекса, касающиеся досудебного содержания под стражей, приняты различные меры к ускорению разбирательства уголовных и гражданских дел и юридически признана смена пола. В Нидерландах,где большинству существенных положений Конвенции придан иерархически более высокий статус, чем Конституции, были внесены изменения в кодекс о воинских преступлениях и в законодательство о содержании под стражей лиц, страдающих психическими заболеваниями. В Ирландииупрощена процедура судебного разбирательства и созданы системы гражданско-правовой помощи и консультаций. В Швециипринято законодательство, регулирующее выдачу разрешений на строительство, и введен порядок судебного пересмотра решений правительства. Швейцариявнесла изменения в свой кодекс о воинских преступлениях и полностью пересмотрела организацию судебной системы и процедуру уголовного правосудия применительно к федеральной армии, а также гражданский кодекс в части, касающейся лишения свободы в исправительных центрах. Во Франциипришлось изменить закон об охране тайны телефонных переговоров. В Италиибыл введен в действие новый уголовно-процессуальный кодекс, согласно которому был изменен закон, регулирующий содержание под стражей подследственных. В Соединенном Королевстве, несмотря на то что Конвенция не имплементирована во внутригосударственное право (как и в Ирландии и в настоящее время – в Норвегии), несомненно ее влияние на конституционное право, поскольку меняются законы страны в таких областях, как свобода информации, защита личной жизни, тюремные правила, законодательство о психиатрической помощи и выплата компенсации за несправедливое отправление правосудия на административном уровне. Но воздействие Конвенции не ограничивается контролем за выполнением решений Суда, а также решений Комитета министров о наличии нарушений. Как уже отмечалось, предусмотренная Конвенцией процедура дружественного урегулирования также приносит значительные результаты.[9] Действительно, можно назвать более двухсот случаев, когда проблема решалась официально или неофициально, нередко с одобрения Суда, после того как соответствующие правительства шли на уступки. Вообще национальные суды в государствах-участниках Конвенции все чаще обращаются к страсбургскому прецедентному праву, принимая решения по вопросам прав человека, и применяют стандарты и принципы, разработанные Судом; можно также упомянуть о многих случаях, когда государства, особенно те, которые недавно вступили в организацию, вносили изменения в свое законодательство и административную практику, прежде чем ратифицировать Конвенцию.

3.2. Порядок обращения в Европейский суд по правам человека

Самое главное условие – нужно обращаться лишь после того, как дело рассмотрела высшая судебная инстанция в стране, то есть Пленум Верховного суда. Все расходы Европейского суда, согласно ст. 58, несет Совет Европы. Заявитель жалобы несет расходы только на оплату заказных писем с представляемыми документами. [10]

1. Европейский суд по правам человека является международным органом, который, при определенных условиях, может принимать жалобы, предоставленные лицами, которые жалуются на то, что в их отношении были нарушены права, предусмотренные Конвенцией. Эта конвенция является международным договором, на основании которого большая часть европейских государств обязывается соблюдать определенные основополагающие права человека. Эти права содержатся в Конвенции, а также в Протоколах 4 и 6, которые также подписаны некоторыми государствами.

2. Если заявитель считает, что какое-либо из перечисленных государств допустило в отношении него нарушение одного из этих основополагающих прав, то он имеет право обратиться в Европейский суд, который может рассматривать только те жалобы, которые относятся к правам, гарантированным Конвенцией и Протоколами, за исключением всех остальных. Европейский суд не является апеллятивным судом по отношению к национальным инстанциям и не может ни отменять, ни изменять их решения, он не может заступаться за вас перед национальной инстанцией, против которой направлена жалоба.

3. Европейский суд может рассматривать только те жалобы, которые направлены против государств, ратифицировавших Конвенцию, и относятся к событиям, наступившим после установленной даты ратификации Конвенции. Эта дата может варьироваться в зависимости от того, против какого государства направлена и касается ли она права, признанного Конвенцией или одним из Протоколов.

4. Заявитель может направлять жалобы только против действий или решений общественных властей одного из этих государств, парламента, администрации, суда и т.д. Европейский суд не может рассматривать жалобы, направленные против частных лиц или частных учреждений.

5. Перед тем как обратиться с жалобой в суд, заявитель должен будет использовать все возможные внутренние средства защиты в государстве, против которого он направляет жалобу. Например, он должен обратиться в вышестоящую судебную инстанцию, которая компетентна в отношении его дела, однако если он жалуется на несправедливое судебное решение или, точнее, на обвинительный приговор, попытка ревизии процесса не является необходимой, если уже были использованы обычные способы обжалования. При обжаловании он должен соблюдать все правила проведения процедуры, особенно предписанные законом сроки. Если ему было отказано в иске по причине несоблюдения сроков или соответствующих правил, суд, вероятно, не сможет рассмотреть его жалобу.

6. Когда высшая национальная инстанция вынесет свое решение, заявитель располагает сроком в шесть месяцев для того, чтобы подать жалобу в Европейский суд. Если его жалоба касается обвинительного приговора, срок отсчитывается с момента вынесения окончательного приговора в обычном порядке судопроизводства, а не с момента отказа в пересмотре процесса. Если по истечении этого срока заявитель не изложил свои притязания хотя бы в краткой форме, Суд не сможет рассмотреть его жалобу.

7. Если заявитель считает, что в отношении него были допущены нарушения прав, гарантированных Конвенцией или одним из Протоколов, и что все вышеупомянутые требования его выполнены, он должен послать в Секретариат письмо, содержащее нижеследующие разъяснения, по адресу:

8. Письмо должно содержать следующие сведения:

а) короткое резюме жалобы;

б) указание права или прав, гарантированных Конвенцией, которые нарушены

в) средства правовой защиты, которые были использованы;

г) список решений, вынесенных по делу со стороны официальных властей, с указанием их точной даты, краткого содержания и инстанции, их издавшей. К письму нужно приложить копии вышеупомянутых документов.

9. Секретариат ответит заявителю. Возможно, потребуются другие документы, сведения или разъяснения по поводу его жалобы. Секретарь может информировать его о применении Конвенции в случае, подобном указанному, и сообщит, если жалоба явно неприемлема. При этом Секретариат не может давать сведения относительно законодательства государства, против которого направлена жалоба.

10. Если из переписки со Секретариатом следует, что жалоба может быть зарегистрирована, и если заявитель этого пожелает, Секретариат направит формуляр для того, чтобы заявитель мог представить жалобу. После того как формуляр будет заполнен и отослан обратно в Секретариат, жалоба будет представлена на рассмотрение суду.

11. Секретариат будет информировать заявителя о ходе рассмотрения жалобы. Процедура в суде не является публичной и по меньшей мере вначале протекает в письменной форме. Следовательно, личное присутствие заявителя в Страсбурге не является необходимым.

12. Если это возможно, следует обратиться к адвокату, который представлял бы жалобу заявителя. Позднее, в течение процедуры, можно получить бесплатную юридическую помощь.[11]

3.3. Механизм функционирования Суда

В Европейской Конвенции по правам человека содержится лишь часть прав и свобод, закрепленных во Всеобщей декларации и Пактах о правах человека. Однако достоинство созданной системы состоит в том, что она постоянно развивается и дополняется новыми документами. Дополнительные протоколы к Конвенции включили в систему европейской защиты практически весь перечень гражданских и политических прав. Однако ценность Европейской конвенции состоит не в зафиксированных правах и свободах, а в создании механизма их имплементации.Какова же сущность механизма имплементации, созданного Европейской конвенцией? Европейский суд по правам человека наделен полномочиями по рассмотрению жалоб как государств, так и отдельных лиц. Любое государство-участник может направить в Суд жалобу о том, что другая сторона нарушает положение Конвенции (ст. 24). Суд правомочен рассматривать также жалобы отдельных лиц, неправительственных организаций и групп лиц о нарушении их прав государствами-участниками Конвенции. Жалобы рассматриваются только в том случае, если государство, против которого они поданы, признало подобную компетенцию предварительной процедуры Суда (ст. 25).

В настоящее время все члены Совета Европы признали такую компетенцию суда.

Механизм рассмотрения жалоб довольно сложный. Прежде чем принять жалобу к рассмотрению по существу, Суд должен удостовериться, что исчерпаны все доступные внутригосударственные средства правовой защиты и не истек 6-месячный срок после принятия решения на национальном уровне (ст. 26). Не принимаются к производству анонимные жалобы, а также те, которые уже расследовались или рассматриваются в соответствии с другой процедурой международного разбирательства или урегулирования (ст. 27). Суд не рассматривает жалоб, содержащих требования о признании прав, не перечисленных в Конвенции или же не признаваемых государствами-участниками. Ряд критериев приемлемости жалоб сформулирован широко и недостаточно определенно, что дает Суду возможность отвергать многие из них. В п. 2 ст. 27 Конвенции среди таких критериев упоминаются "недостаточная обоснованность" жалобы, "злоупотребление" правом на подачу жалобы и т.п. Но даже приняв жалобу к рассмотрению, Суд может впоследствии отвергнуть ее, если в ходе расследования обнаружатся основания, перечисленные в ст. 27 Конвенции. Такие громоздкие и недостаточно четкие критерии приемлемости жалоб дают возможность "фильтровать" поток индивидуальных жалоб, с которыми не справится ни один орган.После принятия жалобы Суд переходит к рассмотрению ее по существу, а в необходимых случаях проводит расследование. Он оказывает добрые услуги заинтересованным сторонам в целях дружественного разрешения спора. Если такое решение не достигнуто, Суд направляет Комитету министров Совета Европы доклад, содержащий заключения по вопросу о нарушении Конвенции и такие рекомендации, которые он признает необходимым сделать (ст. 31). Получив доклад, Комитет министров прежде всего решает вопрос о том, была ли нарушена Конвенция (п. 1 ст. 32). В случае утвердительного ответа он обязывает соответствующее государство принять в течение определенного времени предписанные ему решением Комитета меры. По истечении этого периода в случае невыполнения государством вынесенных предписаний Комитет решает вопрос о том, какие дополнительные меры должны быть приняты для выполнения его первоначального решения. Это решение Комитета принимается большинством в две трети голосов его членов (п. 3 ст. 32). Комитет министров рассматривает жалобы лишь в том случае, если они не были переданы в Европейский суд по правам человека.Созданный на базе Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод контрольный механизм был в значительной степени результатом компромисса. В годы его создания члены Совета Европы не были готовы к отказу от части своих суверенных прав, переводу наднациональной защиты прав человека на более высокий уровень и предоставление индивиду права на прямой доступ в Суд. Сейчас такие условия созрели. 11 мая 1994 г. члены Совета Европы приняли протокол № 11 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, который предоставил права индивиду, неправительственным организациям и группам лиц направлять петиции непосредственно в суд. Для рассмотрения дел Суд учреждает комитеты из трех судей, палаты из семи судей и большие палаты из семнадцати судей. Вопросы о приемлемости жалоб будут решаться комитетами из трех судей. Это вызвано тем, что поток жалоб постоянно возрастает, особенно в связи с ростом членов Совета Европы, и комитеты смогут быстро и эффективно решать вопросы о приемлемости индивидуальных жалоб. Сами же дела решаются палатами. Большие палаты обсуждают наиболее серьезные вопросы интерпретации Конвенции, а также дела, переданные ей по требованию участвующих в споре сторон. Решения Суда обязательны для государств-участников, и за их осуществлением наблюдает Комитет министров Совета Европы. [12] Таким образом, созданный в соответствии с Европейской конвенцией и протоколом № 11 механизм является, по сути дела, наднациональной властью. Его учреждение потребовало от государств-членов Совета Европы отказаться от сложившихся стереотипов и абсолютизации государственного суверенитета. Решения Суда, имеющие значение прецедента, оказывают значительное влияние на формирование и развитие доктрины европейского права. Ими в повседневной практике руководствуются судебные органы государств-участников. Члены Совета Европы постоянно корректируют свое законодательство и административную практику под влиянием решений Суда. Отвергая законность национальных судебных решений, Европейский суд побуждает законодателя пересматривать действующее законодательство и практику его применения. Любое государство, вступающее отныне в Совет Европы, должно не только присоединиться к Европейской конвенции, но и внести в свое законодательство необходимые изменения, вытекающие из прецедентного права, создаваемого решениями Суда по правам человека. Деятельность контрольного механизма, созданного в рамках Совета Европы на основании многочисленных европейских конвенций, способствует унификации юридических систем всех стран Европы в области защиты основных прав и свобод человека. Сейчас, когда Россию приняли в Совет Европы, особенно важно привести российское законодательство и правоприменительную практику в полное соответствие с европейскими стандартами. Принятие России в Совет Европы, несомненно, ускорит этот процесс.[13] Вместе с тем, необходимо учитывать негативный опыт Советского Союза, когда наша страна ратифицировала международные соглашения и в течение многих лет так и не приводила свое законодательство и правоприменительную практику в соответствие со взятыми на себя международными обязательствами. Поэтому сейчас, после ратификации нашей страной Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, следует, на наш взгляд, Совету Европы и России по взаимной договоренности установить строго определенный срок, в течение которого российское законодательство и правоприменительная практика будут приведены в соответствие с европейскими стандартами. И наконец, чтобы избежать наплыва частных жалоб в Европейский суд, необходимы четко работающие эффективные механизмы защиты прав и свобод человека, а также система гарантий реализации принимаемых законов.

Наряду с механизмом обсуждения индивидуальных жалоб, учрежденным в системе ООН, принята и функционирует процедура их рассмотрения в ряде региональных организаций. Наиболее эффективной, как уже отмечалось, является европейская система защиты прав человека. Созданный на основе Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод Европейский суд по правам человека – уникальное явление в международных отношениях.[14] Судебное решение, принятое органом, состоящим из независимых и беспристрастных судей, гарантирует объективное рассмотрение и решение дела по поданной жалобе, свободное от каких-либо политических соображений. Такая объективность не всегда присуща членам различных конвенционных комитетов, многие из которых избираются из числа дипломатов и государственных деятелей и зачастую выражают интересы определенных политических сил. Особенно важными являются различия в правовых последствиях решений, выносимых судебными и несудебными органами, а также в порядке рассмотрения индивидуальных жалоб. Комитет по правам человека, как и другие органы, учрежденные на основании международных конвенций в области прав человека, рассматривают и изучают только письменную информацию, а их решения носят исключительно рекомендательный характер. В судебном органе состязательный процесс включает устное и письменное судопроизводство, слушание носит публичный характер, в нем выступают не только истец и ответчик, но и свидетели, эксперты и другие лица, чьи показания могут быть полезны для установления обстоятельств дела. Вынесенное Европейским судом решение (и это очень важно) носит обязательный характер, является окончательным и обжалованию не подлежит. В процессе, происходящем в международном судебном органе, применяются нормы международного права и на их основе выносится решение. Исполняется же такое решение государством в соответствии со своим правом, нормы которого трансформированы или совпадают с международно-правовыми обязательствами. Если же международные нормы, содержащиеся в договоре, на основании которого вынесено судебное решение, не трансформированы, то, выполняя решение суда, государство обязано их трансформировать в свое законодательство или признать приоритет международных норм.[15]

Заключение

Независимо от уровня и характера норм, подлежащих толкованию, в практике Европейского Суда по правам человека происходит процесс сближения или даже совпадения правил толкования как внутригосударственных, так и международно-правовых норм. И этот процесс следует признать естественным, поскольку такое сближение содействует цели защиты прав человека.Исходя из принципов и норм, провозглашенных в международных документах о правах человека (Всеобщая декларация прав человека – ст. 29 и 30; Международный пакт о гражданских и политических правах – ст. 5, 46, 47; Европейская конвенция – ст. 16, 17, 60 и др.), известный австрийский юрист, занимавший до своей кончины в апреле 1995 г. пост Председателя Европейской комиссии по правам человека Совета Европы, Ф. Эрмакора сформулировал следующие универсальные принципы интерпретации в защиту прав человека, которые утвердились и использовались в практике не только Европейской комиссии и Суда, но и характерны для решений конституционных судов многих европейских стран (Австрия, ФРГ, Испания, Италия и т. д.Запрет злоупотреблений правами человека, означающий, что ни одна норма о правах человека не может быть истолкована таким образом, чтобы обосновать за государством, группой лиц или отдельным лицом право со ссылкой на основные права ограничивать или отменять права других лиц. Подобный запрет одновременно означает требование уважать права других (требование терпимости). Среди стран, придерживающихся этого принципа толкования, можно упомянуть и ФРГ, хотя в системе ее конституционного правосудия предусмотрен своеобразный институт лишения основных прав, который применяется в качестве санкции в отношении лиц, использующих права и свободы в целях свержения или нанесения вреда существующему демократическому строю. В таком оформлении подобный институт встречается в других странах довольно редко и скорее как исключение, ибо чаще всего подобные запреты предусматриваются уголовным законодательством (запрет национал-социалистической деятельности, запрет пропаганды войны, фашизма и расовой нетерпимости, запрет дискриминации по различным основаниям и т. д.). Рассмотрим этот особый институт лишения прав и свобод более подробно на примере ФРГ, где ст. 18 Основного Закона предусматривает: "Тот, кто злоупотребляет свободой выражения мнений, в особенности свободой печати (абз. 1 ст. 5), свободой преподавания (абз. 3 ст. 5), свободой собраний (ст. 8), свободой объединения (ст. 9), тайной переписки, почтовых и телеграфных сообщений (ст. 10), собственностью (ст. 14) или правом убежища (абз. 2 ст. 16) против свободного демократического строя, лишается этих основных прав. Факт и пределы лишения определяются решением Федерального конституционного суда". Таким образом, санкции этой статьи применяются по всем, кто злоупотребляет своими правами; в дополнение к ст. 21 и 9 Основного Закона, в которых речь идет о применении санкций и запретов в отношении политических партий и объединений, круг субъектов таких санкций расширяется и распространяется и на физические лица. Согласно ст. 18 Основного Закона злоупотребление правами карается со стороны государства введением запрета или пользования, т. е. лишением этих прав. Миссия эта возложена на Федеральный конституционный суд, и только он правомочен ее выполнить. Следует отметить, что все процедуры, связанные с использованием института лишения прав и свобод, подробно изложенные в законе о Федеральном конституционном суде, до сих пор почти не применялись в отношении отдельных граждан. Многие ходатайства и заявления с требованием о лишении основных прав конкретных физических лиц, поданные в Суд, не были приняты к рассмотрению. Статья 18 не применялась и в отношении юридических лиц, хотя такая возможность предусмотрена в § 39 Закона о Федеральном конституционном суде, а оснований для таких санкций в отношении, например, неонацистских объединений и с ними связанных различных учреждений более чем достаточно. Суд как бы дистанцируется и не реагирует на явные и очевидные злоупотребления основными правами, соблюдая политический нейтралитет. Некоторые юристы объясняют занятую Судом позицию тем, что он, по всей вероятности, исходит из факта достаточной и надежной защищенности существующего в ФРГ конституционного строя от реальной угрозы для него со стороны отдельных лиц и даже отдельных политических группировок. Однако по мнению такого авторитетного конституционалиста ФРГ и бывшего члена Федерального конституционного суда, как К. Хессе, главная сложность, да и опасность, состоит в том, чтобы демократически корректно проводить различия между легальной, допустимой по Основному Закону оппозицией, с одной стороны, и противозаконной (антилегитимной) оппозицией, которая, используя законные формы, пытается реализовать антиконституционные цели. В такой ситуации возникает опасность двойного злоупотребления как со стороны противозаконной оппозиции, которая маскирует свои подлинные цели, так и со стороны государственных структур, которые под предлогом противодействия злоупотреблениям стремятся расправиться с неугодной им оппозицией, обвиняя ее в подрыве конституционных устоев и злоупотреблении правами. Видимо, исходя из этого, Федеральный конституционный суд отклонил два запроса (ходатайства) о лишении основных прав. Следующим не менее значимым принципом, который используется в процессе толкования и одновременно играет роль важного правового критерия при оценке конституционными судами соответствия законов конституции и международно-правовым стандартам в области прав человека, является принцип пропорциональности или соразмерности законодательной или правоприменительной деятельности целям и задачам, которые выражены в законе. Этот принцип получил широкое признание в теории и практике в качестве наиболее важной институциональной гарантии основных прав от нарушения со стороны государства и его органов. Эти органы обязаны руководствоваться принципом соразмерности постольку, поскольку они своими действиями затрагивают субъективные права граждан.Согласно немецкой юридической доктрине и позиции Конституционного Суда ФРГ принцип соразмерности (пропорциональности) имеет три слагаемых: требование соответствия, т. е. использования таких средств, с помощью которых может быть достигнут желаемый результат; требование оптимальности, которое предполагает, что применяемые меры вовсе не нанесут или нанесут минимальный ущерб правам и свободам по сравнению с возможным применением других средств, и наконец, требование пропорциональности в узком смысле, согласно которому "вторжение в сферу прав и свобод должно находиться в уместном (разумном) соотношении с их ценностью и значением". Из взаимодействия названных составных принципа соразмерности слагается его основная функция – препятствовать чрезмерным ограничениям прав человека, которая получила признание как принцип запрета чрезмерных ограничений прав человека. Оба эти принципа широко применяются в практике Европейского суда по правам человека (Страсбург). Они требуют от судов проверки принятых мер, затрагивающих права и свободы, не только с точки зрения их необходимости, но и относительно их соразмерности публичным интересам, ради которых такие меры предпринимаются, интересам индивида. Запрет чрезмерных ограничений прав и свобод в процессе законодательной или правоприменительной деятельности государственных органов адресован государству и означает, что допустимые ограничения прав человека (как это имеет место согласно ст. 8–11 Европейской конвенции) должны быть по своему содержанию и объему соразмерны целям таких ограничений. Тем самым устанавливается требование содержательной связи и соразмерности ограничений и исключается узаконение чрезмерных ограничений или эксцессов в области законодательного регулирования прав и свобод человека и гражданина и правоприменительной деятельности.

Библиографический список

1. Аметистов Э. М. Современные тенденции развития права Европейского Сообщества.//,, Сов. государство и право.”- 1985.- № 7;

2. Берман Г. Дж., Рейд Ч. Дж. Римское право и общее право Европы.// ,, Государство и право.’’ -1994.- № 12;

3. Гренендейк К. Применение права Европейского Сообщества в странах-членах ЕС: на примере допуска к государственной службе.// Вестник МГУ.’’- Сер.11 "Право", 1996, № 2;

4. Договор о Европейском Союзе. Извлечения. Комментарий

Г. П. Толстопятенко.//,, Московский журнал международного права. ’’- 1995.- № 2;

5. Б. Н. Топорнин, А. И. Ковлер, М. М. Славин, И. С. Крылова. Европейская интеграция: правовые проблемы.- М.:,, Элит’’, 1992 г.

6. Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод.// ,,Государство и право. ’’-1993.- № 4;

7. В. Г. Головин. Европейский Союз: новый этап интеграции.- М. ,,Эксмо’’,1996 г.;

8. И. П. Скворцов. Право Совета Европы и Россия (сборник документов и материалов).- Краснодар, 1996 г.;

9. Костенко М. Л., Лавренева Н. В. ЕС после Маастрихта: федерация, конфедерация или международная организация? //,,Государство и право.’’- 1994.- № 4;

10. Крылова Е. С. Европейский парламент (правовой статус).- М.:,, Проспект’’, 1987 г.;

11. Маклаков В. В. Европейские сообщества и права человека.- М.: ,, Норма’’,1993 г.;

12. Топорнин Б. Н. Европейские Сообщества: право и институты (динамика развития).- М.:,, Норма-Инфра’’, 1992 г.;

13. Энтин М. Л. Международные гарантии прав человека. Практика Совета Европы.- М.:,, Проспект”, 1992 г..

14. Энтин М. Л. Суд Европейских сообществ: правовые формы обеспечения западноевропейской интеграции.- М.:,, Эксмо’’, 1997 г;

15. Юмашев Ю.М. Правовое регулирование прямых иностранных капиталовложений в ЕЭС.- М.:,, Юрист’’, 1988 г.


[1] Б. Н. Топорнин, А. И. Ковлер, М. М. Славин, И. С. Крылова. Европейская интеграция: правовые проблемы.- М.:,, Элит’’, 1992 г.

[2] Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод.// ,,Государство и право. ’’-1993.- № 4;

[3] Аметистов Э. М. Современные тенденции развития права Европейского Сообщества.//,, Сов. государство и право.”- 1985.- № 7;

[5] Маклаков В. В. Европейские сообщества и права человека.- М.: ,, Норма’’,1993 г.;

[6] В. Г. Головин. Европейский Союз: новый этап интеграции.-М. ,,Эксмо’’,1996 г.;

[7] Маклаков В. В. Европейские сообщества и права человека.- М.: ,, Норма’’,1993 г.;

[8] Энтин М. Л. Международные гарантии прав человека. Практика Совета Европы.- М.:,, Проспект”, 1992 г..

[9] Топорнин Б. Н. Европейские Сообщества: право и институты (динамика развития).- М.:,, Норма-Инфра’’, 1992 г.;

[10] Юмашев Ю.М. Правовое регулирование прямых иностранных капиталовложений в ЕЭС.- М.:,, Юрист’’, 1988 г.

[11] Аметистов Э. М. Современные тенденции развития права Европейского Сообщества.//,, Сов. государство и право.”- 1985.- № 7;

[12] Энтин М. Л. Суд Европейских сообществ: правовые формы обеспечения западноевропейской интеграции.- М.:,, Эксмо’’, 1997 г;

[13] И. П. Скворцов. Право Совета Европы и Россия (сборник документов и материалов).- Краснодар, 1996 г.;

[14] Гренендейк К. Применение права Европейского Сообщества в странах-членах ЕС: на примере допуска к государственной службе.// Вестник МГУ.’’- Сер.11 "Право", 1996, № 2;

[15] Энтин М. Л. Суд Европейских сообществ: правовые формы обеспечения западноевропейской интеграции.- М.:,, Эксмо’’, 1997 г;

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий