регистрация / вход

Задачи и принципы уголовного процесса в свете проблем борьбы с преступностью

Задачи справедливости, всесторонности, полноты и быстроты исследования обстоятельств дела. Быстрота, полнота раскрытия преступлений. Задачи в области борьбы против преступности. Нарушения законности, допускаемые в ходе расследования преступлений.

Закон определяет, что задачами уголовного судопроизводства является быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных и правильное применение закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден.

Быстро и полно раскрыть преступление - значит в сроки, максимально приближенные ко времени обнаружения признаков преступления и возбуждения уголовного дела, установить фактические обстоятельства, входящие в предмет доказывания, все эпизоды преступной деятельности и всех лиц, причастных к преступлению; а изобличить виновного - значит доказать, что инкриминируемое (вменяемое в вину) преступление совершено именно этим лицом или лицами и никем другим.

При производстве по уголовному делу применяется как уголовно-процессуальный, так и уголовный закон (например, при квалификации преступления, назначении наказания по приговору суда).

Как известно, возникновение и функционирование уголовного процесса в истории человечества всегда было обусловлено необходимостью борьбы с преступностью путем претворения в жизнь уголовно-правовых норм. Это потому, что уголовно-правовые меры не могут сами по себе реализовываться и автоматически воздействовать на лиц, совершивших преступление. Соответственно и уголовно-процессуальное право, регулирующее уголовный процесс, детерминируется уголовным правом.

Отправляясь от марксова учения о том, что "процесс есть форма жизни закона", "преступник производит не только преступление, но и уголовное право… всю уголовную юстицию…и т.д.", следует констатировать, что уголовно-процессуальная процедура нужна для обеспечения задач, стоящих перед уголовным законом, для обслуживания уголовно-правовых отношений. Опираясь на историю, выдающийся русский ученый-юрист И.Я. Фойницкий писал: "уголовное судопроизводство находится в теснейшей связи с уголовным правом… преступление и наказание определяют построение уголовного процесса. В свою очередь, уголовный процесс существенно необходим для применимости уголовно-правовых норм… Правила уголовно-правовые и уголовно-процессуальные составляют как бы одно целое, две стороны или две части одного и того же понятия…Уголовный процесс строится не только в соответствии с нормами уголовного права, но также сообразуясь с преследуемыми им задачами раскрытия истины и с природой возникающих при этом отношений".

М.В. Духовский в 1905 году уголовный процесс определял как деятельность государственных или общественных органов, направленную к раскрытию совершившегося уголовного преступления и к выяснению, какие меры должны быть приняты для удовлетворения нарушенных им интересов потерпевшего и для законной ответственности виновного. По его мнению, процесс имеет одну цель - раскрыть истину.

О том, что уголовное право и уголовный процесс нерасторжимо связаны между собой, свидетельствуют законы России прошлого и настоящего времени. Так, первый УПК Российской Империи 1832 г. назывался "О судопроизводстве по преступлениям", и им в обязанность полиции вменялось собирание доказательств, открытие и обличение виновных, предписывалось вести следствие с возможной скоростью, полнотой и ясностью. По Уставу уголовного судопроизводства 1864 г. следователь обязан был принимать все меры для раскрытия преступления, а обличение виновных перед судом являлось обязанностью прокуроров.

Раскрытие преступления как цель производства следствия прописывалось в Положении о народном суде РСФСР от 21 октября 1920 г.6 УПК РСФСР 1922 г. (в новой редакции 1923 г.) от следователя требовал выяснить и исследовать обстоятельства как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а равно все обстоятельства как усиливающие, так и смягчающие степень и характер его ответственности (ст.111), председательствующему же судебным заседанием предписывал направление судебного следствия в сторону, наиболее способствующую раскрытию истины (ст. 257).

Взаимосвязь уголовного и уголовно-процессуального права четко прослеживалась в Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958 г. и УПК РСФСР 1960 г., развернуто установивших задачи уголовного судопроизводства (ст.2). Это быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных и обеспечение правильного применения закона с тем, чтобы каждый, совершивший преступление, был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден. В содержание задач также входило способствование укреплению законности и правопорядка, предупреждению и искоренению преступлений, охране интересов общества, прав и свобод граждан в духе соблюдения Конституции СССР, Конституции РСФСР и советских законов, уважения правил социалистического общежития.

Более того, ст. 3 этих Основ и УПК обязывала суд, прокурора, следователя и органы дознания в пределах своей компетенции возбудить уголовное дело в каждом случае обнаружения признаков преступления, принять все предусмотренные законом меры к установлению события преступления, лиц, виновных в совершении преступления, и их наказанию.

В действующих законах РФ "О милиции" (ст.2,8-10), "Об органах Федеральной службы безопасности в РФ" (ст.10,12), "О Федеральных органах налоговой полиции" (ст. 2,10) и "Об оперативно-розыскной деятельности" (ст. 2,11), Положении о координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью от 18 апреля 1996 г. (п. 1)8 выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений представлены в виде задач и обязанностей этих органов. Поэтому вполне правомерно некоторые авторы уголовно-процессуальное законодательство относят к законодательству о борьбе с преступностью, а уголовный процесс рассматривают как путь применения уголовного законодательства страны.9 Отсюда УПК составляет одну из правовых основ реализации политики борьбы с этим социальным злом, что нельзя не выразить в формуле задач уголовного судопроизводства.

Задачи, как и требования законности, справедливости, всесторонности, полноты, объективности и быстроты исследования обстоятельств дела, - это ориентиры деятельности органов уголовной юстиции, имеют значение, информационное, регулирующее, программирующее, организующе-направляющее данную деятельность по конкретным уголовным делам. Без таких ориентиров, без правовой информации о задачах и путях их решения уголовно-процессуальная деятельность слепа, равносильна движению корабля без компаса, способна породить произвол, необоснованное привлечение к уголовной ответственности людей, не причастных к преступлению, или, напротив, неоправданное освобождение от воздаяния лиц, подлежащих ответственности, а также иные нарушения, ущемляющие права и интересы граждан. Следовательно, отображение в задачах уголовного процесса и обязанностях лиц, ведущих его, процессуальных слагаемых парадигмы "борьба с преступностью" (выявление, предупреждение, пресечение, раскрытие преступлений, изобличение лиц, их совершивших, установление истины, правильное применение закона, своевременное, законное, всестороннее, полное, объективное и справедливое разбирательство и разрешение дела) есть объективная необходимость.

А.М. Ларин быстроту уголовного процесса назвал коренным условием построения и проведения всей процессуальной деятельности по уголовным делам, считал её, как и многие другие авторы, принципом уголовного судопроизводства.10 Прогрессивный итальянский юрист и великий гуманист Чезаре Беккариа ещё в 1766 году утверждал: "Чем скорее следует наказание за преступлением, чем ближе к нему, тем оно справедливее, тем оно полезнее…". Соблюдение быстроты во многих случаях оказывается решающим фактором в раскрытии преступления и установлении истины по делу. Как подчеркиваются в Рекомендации Комитета Министров Совета Европы от 17 сентября 1987 г. относительно упрощения уголовного правосудия, "задержка в раскрытии преступлений ведет к дискредитации уголовного права и сказывается на надлежащем отправлении правосудия".12 К тому же "быть судимым без неоправданной задержки" - это право обвиняемого в уголовном преступлении (ст.14 Международного пакта о гражданских и политических правах).

Поскольку уголовное и уголовно-процессуальное право составляют единство в деле борьбы с преступностью, а задачами УК РФ являются охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступлений (ст.2), на наш взгляд, эти положения должны найти разумное отражение и в тексте задач уголовного судопроизводства. Ведь уголовный процесс выступает не только формой, способом борьбы с преступностью, единственно возможным способом реализации уголовного закона, но и способом защиты личности, её прав и свобод, интересов общества и государства.

В этом отношении мы солидарны с высказываниями И.Л. Петрухина о том, что должен быть "баланс между двумя ценностями - правами человека и степенью контроля над преступностью… Система уголовной юстиции нацелена не только на усиление контроля над преступностью, но и на обеспечение прав человека… Раскрывая преступления, система защищает права потерпевших, настоящих и будущих… Минимум принуждения, минимум правоограничений при попытках раскрыть преступление… Не менее, чем установление истины, важна и охрана прав человека при расследовании преступлений и рассмотрении дела в суде… Конечно, эффективный контроль над преступностью невозможен без вынужденного ограничения прав личности… Но без полноценной защиты эффективно бороться с преступностью невозможно".

В том же духе пишет Э.Ф. Куцова, утверждая: "Задачи уголовного процесса должны отражать баланс интересов раскрытия преступлений и обеспечения прав и законных интересов граждан в уголовном процессе".

Говоря иначе, борьбу с преступностью и защиту личности, её прав и интересов нужно рассматривать как двуединую задачу уголовного процесса. Борьба с преступными проявлениями по существу есть борьба за права человека, за защиту государственных и общественных интересов.

Тем не менее, в новом УПК РФ нет статьи о задачах уголовного судопроизводства, служащих маяком, отправным началом осуществления этой весьма важной государственной деятельности. Появилась статья о его назначении, которое заключается в защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, защите личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения её прав и свобод (ч.1 ст.6). Здесь нет решения, как должна осуществляться эта защита, и не упоминаются другие задачи уголовного процесса, которые были предусмотрены в прежнем УПК РСФСР. Отсутствие указания о правовом механизме обеспечения данной защиты не дает основания считать это новшество в УПК РФ идеальным, прогрессивным. Наоборот, оно ущербно, регрессивно, повлечет множество отрицательных последствий в плане как уголовного преследования, так и защиты того, что названо в ст.6 УПК. Ибо этот УПК существенно ослабил правовые возможности правоохранительных органов по противодействию преступности.

Наше убеждение в сказанном усиливается тем, что УПК России исключил из системы принципов уголовного процесса всесторонность, полноту и объективность исследования обстоятельств дела, а значит, освобождает органы уголовного преследования и суд от обязанности установления истины по делу. Положение усугубляется тем, что в ст. 7 Кодекса, провозгласившей принцип законности при производстве по уголовному делу, отсутствует главное его требование - обязанность суда, прокурора, следователя, органа дознания, дознавателя точно соблюдать требования Конституции, УПК и другие законы. Это не согласуется с частью 2 ст. 15 Конституции РФ, которая гласит: "Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и другие законы". Правда, в части 4 ст.7 УПК РФ говорится, что "определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, дознавателя должны быть законными, обоснованным и мотивированными". Однако должны быть законными не только решения, но и действия этих органов и должностных лиц.

Изначальное предназначение уголовно-процессуального закона ранга Кодекса - создать правовые условия раскрытия преступных деяний и изобличения их виновников, обеспечения неотвратимости, законности и справедливости воздаяния за каждое совершенное преступление. Не раскрыв преступление, нельзя обеспечить неотвратимость ответственности виновного лица за содеянное им. Без торжества законности, всесторонности, полноты и объективности разбирательства немыслимо распознать путь к истине. А движение к истине неразрывно связано с деятельностью по раскрытию преступления и установлению лица, его совершившего, разумеется, если оно имело место. Если его не было, достижением истины по делу в таких случаях будет установление отсутствия преступления. В свою очередь, когда оно было совершено, без полного его раскрытия, включающего наряду с другими обстоятельствами, выявление причин и условий преступления, бессмысленно проводить действия, направленные на их устранение по конкретным уголовным делам. В сфере уголовного процесса эффективно защищать личность, ее права и свободы, публичные интересы можно лишь путем должного законодательного сформулирования и практического выполнения этих задач.

В отмеченном плане от УПК РФ выигрышно отличаются новые УПК республик Беларусь (в дальнейшем - УПК РБ), Казахстан (далее - УПК РК), Кыргызстан (УПК КР), Узбекистан (УПК РУ), в которых задачи уголовного процесса изображены достаточно полно и ясно. В них нет недостатков, которые присущи ст. 6, 7, 15 УПК РФ. К примеру, в ст. 7 УПК РБ задачами уголовного процесса признаются: "защита личности, ее прав и свобод, интересов общества и государства путем быстрого и полного расследования преступлений, общественно опасных действий невменяемых, изобличения и привлечения к уголовной ответственности виновных" (разрядка наша - З.Д.); обеспечение правильного применения закона с тем, чтобы каждый, кто совершил преступление, был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден" (ч. 1). В части 2-й этой статьи сказано: "Установленный настоящим Кодексом порядок производства по материалам и уголовному делу призван обеспечить законность и правопорядок, предупреждение преступлений, защиту от необоснованного обвинения или осуждения, незаконного ограничения прав и свобод человека и гражданина, а в случае обвинения или осуждения невиновного - незамедлительную и полную его реабилитацию, возмещение ему физического, имущественного и морального вреда, восстановление нарушенных трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав".

В УПК РБ к числу принципов отнесена публичность уголовного процесса (ст.15), означающая: "1. Государство гарантирует каждому защиту от преступных посягательств. 2. Государственные органы, должностные лица, уполномоченные осуществлять уголовное преследование, обязаны в пределах своей компетенции принимать необходимые меры по обнаружению преступлений и выявлению лиц, их совершивших, возбуждению уголовного дела, привлечению виновных к предусмотренной законом ответственности и созданию условий для постановления судом законного, обоснованного и справедливого приговора". Почти такие же предписания содержатся в ст. 27 УПК РБ под названием "Обязанность осуществления уголовного преследования".

Быстрота, полнота раскрытия преступлений и другие элементы задач уголовного процесса расписаны в УПК РК (ст.8), КР (ст.4), РУ (ст.2). Эти УПК и УПК РБ не только сохранили принцип всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела, а развили его дальше. Так, в ст. 24 УПК РК имеется 3-я часть, в которой записано: "Рассматривающий уголовное дело суд, сохраняя объективность и беспристрастность, создает сторонам обвинения и защиты необходимые условия для реализации их прав на всестороннее и полное исследование обстоятельств дела. Суд не связан мнением сторон и вправе по собственной инициативе принимать необходимые меры для установления истины по уголовному делу". Согласно ст.18 УПК РБ решения о виновности либо о невиновности обвиняемого суд выносит на основе достоверных доказательств, подвергнутых всестороннему, полному и объективному исследованию и оценке. А в УПК РУ данный принцип именуется даже "установлением истины" (ст.22).

Характерно, что УПК РБ не ограничивается закреплением упомянутого положения в числе принципов, а предусматривает его требования и в нормах, регулирующих полномочия прокурора, начальника следственного подразделения, следователя, начальника органа дознания и дознавателя, в виде их обязанности принимать все меры по всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств дела (ст. 34-36, 38-39,263).

Некоторые авторы хотя и оправдывают отсутствие в УПК РФ данного принципа следствием действия принципа состязательности сторон, 16 но он не компенсирует требований всесторонности, полноты и объективности разбирательства дела. Тем более, в УПК РФ этот принцип сконструирован так, что на суд не возлагается обязанность по доказыванию (ст. 29), в состязательном уголовном процессе он создает лишь необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав (ст.15). Пассивная роль суда в исследовании обстоятельств дела не может не сказаться негативно на исходе судебного разбирательства. В этой связи обращает на себя внимание мудрость авторов нового ГПК РФ, предусмотревших задачи гражданского судопроизводства и правильно определивших роль суда в состязательном процессе именно в плане обеспечения объективного, всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел (ст.2, 12).

В ключе этих положений надо отметить, что современное законодательство европейских государств развивает положения об активной роли суда в состязательном процессе, связывая это с необходимостью установления истины (ст. 310 УПК Франции, ст. 244 УПК ФРГ). В США судья не ограничивается фактами и доказательствами, представленными по выбору сторон, может вмешиваться в этот процесс во имя установления истины. И "английское право все более проникается идеей, что уголовный процесс не должен сводиться исключительно к противоборству двух сторон в суде. Его задачей прежде всего является не победа кого-то из "процессуальных противников", а выявление лиц, действительно виновных в совершении преступления…". По тому же пути идет практика Европейских суда по правам человека.

Сравнивая УПК РФ с указанными положениями зарубежных государств, мы убеждаемся, что в России роль суда в исследовании обстоятельств уголовного дела неоправданно принижена. Это перечеркивает верное положение Концепции судебной реформы в РФ о том, что "суд не только устанавливает, но и очеловечивает истину". А без истины нет правосудия, истина есть единственно незыблемая основа справедливости. Справедливость же включает в себя гарантированность законом прав и свобод человека, равную и эффективную защиту каждого со стороны закона.

В УПК РФ имеются и другие недоразумения, мешающие успешному уголовному преследованию и полнокровной защите означенных ценностей. Но приведенные достаточны для вывода о том, что этот закон во многом не адекватен реалиям жизни. Его авторы поступились теми положениями, полезность и жизненность которых неоспоримо подтверждаются многими международными актами, политико-правовыми документами РФ по вопросам борьбы с преступностью, укрепления законности и правопорядка, а также защиты прав и свобод людей, прогрессивной юридической мыслью, оправдавшим себя своим и зарубежным правовым опытом и самой уголовно-процессуальной практикой.

Так, в Руководящих принципах ООН в области предупреждения преступности и уголовного правосудия (1985), Руководстве по основным направлениям предупреждения преступлений (1990), Стандартных минимальных правилах в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийских правилах от 14 декабря 1990г.), в принятом 17 декабря 1979 г. Генеральной Ассамблеей ООН Кодексе поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка и некоторых других международных документах говорится о необходимости усиления работы по борьбе с преступностью, придания первостепенного значения её предупреждению, широкого участия общественности в этом деле, создания эффективного уголовного судопроизводства, применения новых методов раскрытия преступлений, расследования, судебного преследования и наказания. Причем общественные начала причисляются в них к основополагающим принципам. Отсюда видно, что Международные акты не отказываются от понятий "борьба с преступностью", "выявление и раскрытие преступлений" и рассматривают их в единстве с уголовным правосудием, к тому же в контексте развития прав и свобод человека.

Раскрытие преступления остается задачей как всего уголовного процесса, так и досудебной его стадии - предварительного расследования, в Концепции судебной реформы, одобренной постановлением Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 г. В ней утверждается также необходимость установления истины по делу. В УПК же РФ термины "раскрытие преступления", "истина" вообще отсутствуют.

Сложившееся за последние годы состояние преступности таково, что она стала реальной угрозой национальной безопасности страны, продолжает оказывать мощное отрицательное влияние на все сферы жизнедеятельности общества и государства, подрывает их социально-экономические и политические устои, вызывает рост недоверия людей в способность государства эффективно обеспечить их защиту от противоправных посягательств.

Поэтому как важнейшие задачи в области борьбы против преступности выдвинуты: выявление, устранение и предупреждение причин и условий, порождающих преступность; обеспечение неотвратимости ответственности; активное использование помощи граждан и общественных сил в предупреждении, пресечении, раскрытии преступлений и розыске преступников; создание эффективной правовой базы борьбы с преступностью как основы надежной защиты прав и законных интересов граждан и т.д.

Указывалось также на многочисленные нарушения законности, допускаемые в ходе расследования преступлений и судебного рассмотрения уголовных дел. При этих условиях новый УПК РФ должен был обладать оптимальным совершенством, свойствами высокой социальной ценности и эффективности, быть законом, во всем справедливым, правильно и предельно полно отражающим объективные потребности переживаемого периода. Ибо любой закон должен отвечать этим требованиям, а закон о борьбе с преступностью - отражать также политику, задачи в этой области, чего нет в УПК РФ.

Главным в деле противодействия преступности является прежде всего профилактика преступлений, которая в свое время считалась одной из функций уголовного судопроизводства, функций органов расследования, прокуратуры и суда. В отличие от прежнего УПК РСФСР в нынешнем УПК РФ не предусмотрены нормы о предупреждении преступлений. Нет также номы, обязывающей органы уголовной юстиции выявлять причины и условия преступления. Это при том положении, что ст. 241 Модельного УПК для стран СНГ (далее - МУПК), принятом на седьмом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств-участников Содружества Независимых Государств17 февраля 1996 г. в виде рекомендательного законодательного акта, предписывает следователю, дознавателю обязанность выяснения обстоятельств, способствовавших совершению преступлений, и внесения представления о принятии мер к их устранению.

В то же время УПК РБ (ст. 7, 38, 90, 199), РК (ст.8, 65, 66), КР (ст. 4,19) содержат нормы, регулирующие предупреждение и пресечение преступлений, выявление и устранение их причин и условий. В УПК РУ мерам предупреждения преступлений посвящен целый раздел, состоящий из пяти статей (ст.296 - 300). Примечательно, что в нем участие общественности в производстве по уголовным делам возведен на уровень принципа уголовного процесса, что соответствует Миланскому плану действий (1985г.), относительно обеспечения как можно более широкого участия общественности в предупреждении преступности и борьбе с ней, а также широкого её доступа к уголовному судопроизводству. По этому поводу уместно напомнить слова К. Маркса о том, что "мудрый законодатель предупредит преступление, чтобы не быть вынужденным наказывать за него".

УПК - фундамент уголовного процесса. Поэтому в нем не должно быть пробелов и неясностей. От того, насколько он конструктивен, совершенен, во многом зависит урегулированность процессуального порядка, необходимого для эффективной следственной, прокурорской и судебной деятельности по уголовным делам. Следовательно, качество и степень детализации законодательного регулирования уголовно-процессуальных отношений должны быть высокими, такими, чтобы УПК мог служить настольной книгой в информационном арсенале следователей, дознавателей, прокуроров, судей, адвокатов и всех тех, кто интересуется проблемами уголовного судопроизводства. По справедливому замечанию С.С. Алексеева, "там, где в процессе совершенствования права выясняется, что законодатель в состоянии детально регламентировать данные общественные отношения, дальнейшее развитие формальной определенности права следует признать вполне закономерным процессом". Чтобы устранить неясности, точнее сформулировать запреты и дозволения, полнее запрограммировать действия должностных лиц, ведущих процесс, оптимально сузить пределы их усмотрения в решении процессуальных вопросов, а также с точки зрения укрепления законности, успешного раскрытия преступлений и обеспечения прав личности, по словам В.М. Савицкого, "подробное, детальное, исчерпывающее законодательное регулирование судопроизводства представляется не только желательным, но и необходимым".

По природе своей закон должен быть высшим разумом, за что еще в древности ратовал Цицерон в своей книге "Диалоги". Особенно это касается принципов уголовного процесса, занимающих центральное, ведущее место в системе уголовно-процессуального права. По МУПК они носят основополагающий характер и определяют правомерность производства по каждому делу (ст.11). Принципы - это нормы общего и руководящего значения, образующие основу уголовного судопроизводства, очертающие построение всех его стадий, форм и институтов, отражающие фундаментальные свойства уголовного процесса, его гуманистическую и демократическую сущность. Они направлены на обеспечение выполнения задач этой сферы государственной деятельности. В этом смысле предпочтительно, во-первых, закрепление задач и принципов уголовного процесса в одной главе УПК, как это сделано в УПК РБ и РК (гл.2). Во-вторых, круг и содержание провозглашенных в УПК принципов должны соответствовать международным стандартам, Конституции РФ и объективным потребностям жизни.

В ракурсе их развития было бы правильно развернуто отразить в УПК РФ в системе принципов закрепленные в ст. 51,52 Конституции РФ принципы свободы от дачи показаний и обеспечения потерпевшим доступа к правосудию и компенсации причиненного ущерба. При этом необходимо иметь в виду Рекомендацию Комитета Министров Совета Европы от 28 июня 1985 г. "О положении потерпевшего в рамках уголовного права и процесса" в части того, что "основной функцией уголовного правосудия должно быть удовлетворение запросов и охрана интересов потерпевшего…, важно повысить доверие потерпевшего к уголовному правосудию…, следует в большей степени учитывать запросы потерпевшего на всех стадиях уголовного процесса". В УПК РК освобождение от обязанности давать показания предусмотрено в числе принципов уголовного процесса (ст.27). В МУПК этот принцип обозначен как свобода от самоизобличения (ст. 25). МУПК (ст.27), УПК КР (ст.21) к принципам относят также обеспечение прав пострадавших от преступлений, злоупотреблений властью и судебных ошибок, которое включает в себя право потерпевшего требовать возбуждения уголовного дела. Помимо этого, УПК КР как принцип отдельно предусматривает ещё обеспечение доступа к правосудию (ст.24), содержащее обязанность следователя и прокурора не только по реализации указанного права потерпевших, но и по возбуждению уголовного дела в каждом случае обнаружения признаков преступления, установлению события преступления и лица, его совершившего.

В УПК РУ (ст.15) в виде принципа сформулирована обязанность возбуждения уголовного дела, нацеливающая уголовную юстицию на раскрытие преступления, установление виновных лиц и обеспечение их наказания. Такое повышенное внимание к разоблачению и привлечению к законной ответственности виновных лиц в названных УПК оправдано тем, что воплощение в жизнь этого назначения уголовного процесса по конкретным делам выступает весомой гарантией реализации прав потерпевшего.

Есть резон ввести в систему принципов уголовного процесса и справедливость, основываясь на международных актах о необходимости эффективной её реализации органами государственной власти, в том числе правоохранительными, в своей деятельности. Как видно из Документа Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ от 29 июня 1990 г., справедливость имеет емкое содержание.33 Как и законность, она распространяется на весь уголовный процесс, все его стадии. Согласно МУПК (ст.3), УПК РБ (ст.2) уголовно-процессуальный закон призван способствовать утверждению справедливости.

Имплементация общеправового принципа справедливости в уголовное судопроизводство нужна и с точки зрения укрепления его нравственных основ, того, что задачи уголовного процесса могут проводиться в жизнь только законными, справедливыми способами и средствами.

Анализируя задачи и принципы уголовного процесса в свете проблем борьбы с преступностью, мы приходим к выводу, что УПК РФ нуждается в коренном улучшении. Чтобы избежать тех пробелов, которыми страдает нынешний его вариант, думается, следует трансформировать в него все то прогрессивное, которое наработано в международной, зарубежной практике, имеется в прежнем УПК РСФСР, проектах, теоретических моделях УПК РФ, а также в уголовно-процессуальной науке. Только при этом условии новый УПК РФ может стать истинным законом и подлинным инструментом как противодействия преступности, так и защиты личных и публичных интересов.

Во избежание ошибок, допущенных при его принятии, необходимо учесть, что отпечатавшаяся в нем концепция самоограничения государства в сфере уголовного процесса34 оказалась в немалой степени негативной для правоохранительных интересов. Об этом свидетельствуют практика и результаты обсуждения данного УПК на конференциях, "круглых столах" с участием дознавателей, следователей, прокуроров и судей.35

Литература

1. Маркс К. Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т.1. С. 158.

2. Маркс К. Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т.26. Ч. 1. С. 393.

3. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб. Т. 1 1996. С. 4.

4. Хрестоматия по уголовному процессу России. М.: Городец. 1999. С. 13, 49.

5. Об этом см.: Уголовный процесс. Учебник / Под. ред. В.П. Божьева. М.: Спарк.2002. С. 65, 68, 70.

6. СУ РСФСР. 1920.№ 83. Ст.407.

7. СУ РСФСР. 1923.№ 7. Ст. 106.

8. Международные акты о правах человека. Сборник документов. М.: Норма-Инфра.1998. С. 58.

9. Петрухин И.Л. Человек и власть (в сфере борьбы с преступностью). М.: Юристъ. 1999. С.112-113, 118, 140.

10. Куцова Э.Ф. Указ. соч. С. 72.

11. Гуценко Г.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Уголовный процесс западных государств. М. 2001. С.119.

12. Концепция судебной реформы в Российской Федерации. М.: Республика. 1992. С.44.

13. Маркс К. Энгельс Ф. Соч. Т.1. С. 131.

14. Алексеев С.С. Социальная ценность права в советском обществе. М. 1971. С. 101.

15. Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель. Под ред. и с предисловием В.М. Савицкого. М. 1990. С. 8-9.

16. Об этом см.: Нерсесянц В.С. Юриспруденция. Введение в курс общей теории права и государства. М.: Норма-Инфра. 1999. С. 185.

17. Мизулина Е. Уголовный процесс: концепция самоограничения государства. Тарту. 1991.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий