Внешний долг Российской Федерации: проблемы управления (стр. 6 из 13)

Целями Всемирного Банка Реконструкции и Развития являются оказание помощи в развитии экономики стран-членов и её структурной перестройке, содействие частным иностранным инвестициям путём предоставления гарантий или участия в займах и иных капиталовложениях, предоставляемых частными инвесторами, содействие перспективному сбалансированному росту международной торговли и поддержание равновесия платёжных балансов. Уставный капитал Банка составляет 142 млрд. долл. Основные направления его деятельности включают средне- и долгосрочное кредитование инвестиционных объектов в различных отраслях экономики стран-заёмщиков. Он также принимает активное участие в подготовке проектов, их техническом и финансово-экономическом обосновании.

В 1992 г. на Совете директоров МБРР было одобрено решение о выделении России первого кредита на сумму 600 млн. долл.. Кроме того, с МБРР согласовано предоставление России под различные проекты в рамках среднесрочной программы кредитного сотрудничества на 1993-1997 г. около 8 млрд. долл. Российский портфель займов Всемирного банка можно разбить на 12 разделов: бюджетозаменяющие реабилитационные займы (14,7 %); секторные займы структурной перестройки (23,3 %); промышленность (большей частью нефтяная), энергетика и строительство (19,6 %); транспорт и связь (12,0 %); жилищно-коммунальное хозяйство (9,0 %); развитие рыночной инфраструктуры (5,0 %); здравоохранение (5,0 %); образования (3,8 %); сельское хозяйство (3,6 %); государственное управление (2,0 %); охрана окружающей среды (1,3 %); социальная политика (0,7 %). Все займы, за исключением реабилитационных и секторных (составляющих почти половину портфеля), являются связанными, т.е. предназначенными для финансирования конкретных проектов, и их средства могут быть использованы только по целевому назначению. Всего же Всемирным банком России было предоставлено 38 займов на общую сумму более 9 млрд. долларов

Россия сейчас имеет дело с тремя группами кредиторов: официальными кредиторами, в основном входящими в Парижский клуб, коммерческими банками, или Лондонским клубом, и, наконец, коммерческими фирмами и банками, входившими ранее в Токийский клуб. Совокупный долг по этим трем группам составляет почти 70 млрд. долларов.

В 2003 г. исполнилось 11 лет с момента вступле­ния России в Международный валютный фонд. Пе­реговоры о присоединении к нему были начаты еще Советским Союзом и явились составной час­тью политики "нового мышления", интеграции в мировое хозяйство и мировую валютную систему, деидеологизации международных экономических и валютно-финансовых отношений. Однако стрем­ление СССР стать полноправным участником ор­ганизации, определяющей контуры мировой ва­лютной системы, не встретило адекватной под­держки со стороны США и других ведущих стран Запада. Вступление в МВФ на полноправной осно­ве стало возможным лишь для постсоветской Рос­сии, которая сразу же приобрела статус заемщика.

Важным преимуществом кредитов МВФ, до­ступных для России в первой половине 90-х годов, была их низкая стоимость по сравнению с рыноч­ным ресурсами. Как известно, кредитные ресур­сы Фонда почти целиком состоят из взносов стран-участниц, источником которых выступают бюджетные ассигнования, то есть "бесплатные" средства налогоплательщиков. В то же время в первые годы самостоятельности для постсовет­ской России с ее денежно-кредитной системой, обремененной серьезными проблемами гиперин­фляции и нестабильности банков, стагнации про­изводства, доступ к внешним частным ресурсам был практически закрыт. Не случайно первый кредит, полученный Россией от Фонда, совпал по времени со вступлением в эту организацию. Все­го за 90-е годы Фонд предоставил России креди­тов на сумму 32.1 млрд. долл., в том числе резерв­ных кредитов (стэнд-бай) - 7.8 млрд., кредитов в рамках механизма финансирования системных преобразований - 3, механизма расширенного финансирования - 13.1, дополнительного резерв­ного финансирования - 5.3, компенсационного финансирования - 2.9 млрд. долл.

Кредитование России приостановлено Фондом в 1999 г. Получение ресурсов было поставлено в зависимость от выполнения ряда весьма жестких условий. Практически это были "недовыполнен­ные" условия программы, разработанной еще правительством Е. Примакова. Они включали увеличение доли платежей "живыми деньгами" в энергетике, тепло- и водоснабжении до 40%, на железнодорожном транспорте - до 65%, приня­тие поправок к законам о банкротстве предприя­тий и банков, реформирование Банка России в сторону большей прозрачности его операций, "акционирование" заграничных банков, незави­симый международный аудит Сбербанка РФ и всех внебюджетных фондов, коммунальную ре­форму с доведением оплаты гражданами жилищно-коммунальных услуг до их реальной стоимос­ти, земельную реформу и принятие закона, гаран­тирующего свободную куплю-продажу земли.

С 2000 г. отношения России с МВФ вступили в новый этап, отличающийся двумя особенностя­ми. Первая состоит в значительном изменении взаимосвязи кредитов Фонда и процедуры приня­тия решений об их предоставлении с реструкту­ризацией российской внешней задолженности. Вторая связана со стабилизацией валютно-финансового положения России, которая послужила формальным основанием для свертывания Фон­дом финансовой помощи.

На протяжении 90-х годов в кредитных отно­шениях с Фондом сложился стандартный поря­док. Правительство РФ согласовывало с ним экономическую программу и получало часть денег. Не достигнув целевых показателей, оно стреми­лось аргументировано это оправдать. Затем сле­довал новый визит миссии Фонда, корректировка программы и открытие транша. Однако в конце 1999 г. под политическим нажимом США МВФ по сути отказались возобновить кредитование.

У российского правительства возникли про­блемы, поскольку в проекте бюджета на 2001 г. был учтен предполагаемый кредит от Фонда в 1.75 млрд. долл. В случае высокого уровня цен на нефть и благоприятного баланса платежей Рос­сия могла получить дополнительные бюджетные доходы от экспорта и обойтись без этого кредита. Однако согласие МВФ на выдачу кредита было весьма важно для начала переговоров с Парижским клубом о реструктуризации долга.

В обзоре российской экономики, подготовлен­ном Фондом в 2001 г., отмечалось, что, несмотря на "очень сильный" платежный баланс России, в течение ближайших трех лет в нем ожидаются "финансовые разрывы" и поэтому страна не смо­жет обойтись без внешней финансовой поддерж­ки. Однако, по словам директора-распорядителя Фонда X. Келлера, "Россия получает выгоды от низкого обменного курса рубля и высоких цен на нефть. Поэтому продолжение наблюдающегося сейчас в стране экономического роста не гаран­тировано, пока он не обеспечен структурными реформами”.

Руководство МВФ неоднократно заявляло в 2000 г., что в отношении России возможно приня­тие только так называемой профилактической программы, которая предполагает выполнение страной взятых обязательств; Фонд же, в свою очередь, должен проводить поквартальный мо­ниторинг их реализации. Единственным и суще­ственным отличием "профилактической" про­граммы от стандартных является то, что страна-заемщик получает доступ к кредитным ресурсам МВФ только в "экстренных случаях".

Однако переговоры миссии МВФ с россий­ским правительством в ноябре 2000 г. о согласо­вании экономической программы закончились безрезультатно. Фонд не был заинтересован в со­глашении, которое предусматривало бы возмож­ность дальнейшей корректировки. Он был согла­сен изменять некоторые параметры в процессе реализации экономической программы, но тре­бовал, чтобы денежно-кредитная политика была определена изначально.

Взаимосвязь между кредитами МВФ и систе­мой реструктуризации российской внешней за­долженности существенно изменилась с начала 2001 г. "Чтобы Фонд мог предоставить кредит стране, у которой есть просроченная задолженность, — говорилось в заявлении директора от России в Фонде А. Можина, сделанном 12 января 2001 г., - он должен услышать от кредиторов, что страна проводит переговоры и что у нее действи­тельно есть трудности, наличие которых призна­ют кредиторы". Вслед за заявлением А. Можина, по сути отра­жавшим интересы Фонда, директор департамен­та внешних связей МВФ Т. Доусон объявил, что Россия может рассчитывать на кредиты МВФ только в том случае, если Парижский клуб под­твердит факт "конструктивных переговоров" с Россией. Это означало, что право вето по креди­тованию России Фондом принадлежит уже не только США как главному его кредитору, но и ФРГ как главному кредитору РФ в Парижском клубе. Статс-секретарь МФ ФРГ К. Кох-Вейзер пригрозил даже отстранить Россию от встреч "большой восьмерки", если она не будет выпла­чивать в полном объеме свои долги. Консультации России с Парижским клубом на­чались 29 января 2001 г. в условиях отсутствия за­явления МВФ о намерении выдать РФ кредит. "Если Москва сейчас выплатит все что требуют кредиторы, - утверждал глава российской делега­ции заместитель министра финансов С. Колотухин в открытом письме, опубликованном в "Берлинер цайтунг". – то, в стране возникнет дефицит финансов, который приведет к тому, что в буду­щем Россия вообще не сможет обслуживать свои долги".

Необходимость реструктуризации российская делегация мотивировала тем, что в соответствии с прогнозом падения цен на энергоносители пра­вительство страны ожидало ухудшения состоя­ния платежного баланса. Фактически платежи по внешнему долгу должны были составить 25% бюджетных расходов и превысить совокупные расходы на образование, здравоохранение и соци­альные программы. В бюджет 2001 г. платежи Парижскому клубу в 3 млрд. долл. не были заложены.


ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]
перед публикацией все комментарии рассматриваются модератором сайта - спам опубликован не будет

Ваше имя:

Комментарий

Хотите опубликовать свою статью или создать цикл из статей и лекций?
Это очень просто – нужна только регистрация на сайте.

Copyright © MirZnanii.com 2015-2018. All rigths reserved.