Исторические и культурные места в Геленджике (стр. 3 из 5)

Тонкий мыс. Голубая бухта.

Чудесны прогулки на катерах по Геленджикской бух­те. Веселая песня экскурсантов обрывается, стихает ба­ян, когда вдруг из васильковой воды выныривает стая дельфинов с лакированными черными спинками...

У Толстого мыса—белые буруны. Это разбиваются о подводные скалы волны открытого моря. Катер, слегка покачиваясь, пересекает широкие воро­та бухты, огибает плоскую оконечность Тонкого мыса и вскоре замирает у причала. Начинается новое, интерес­ное путешествие.

Шоссейная дорога ведет нас к южной окраине мыса; На берегу— белые корпуса, полуоткрытый аэра­рий, небольшие рощицы, молодые посадки. Здесь нахо­дится пансионат «Тонкий мыс». За небольшой рощей—площадь. На ней высокий обелиск—памятник морякам, павшим в боях с фашист­скими оккупантами на Малой земле при героической за­щите Новороссийска.

Тут же чуть поодаль—другой обелиск—памятник трудящимся Солнцедара, зверски замученным в 1918 го­ду белогвардейцами.

Вправо от дороги небольшая каменная церковь с вы­сокой шатровой крышей — архитектурный памятник. Церковь построена в конце XIX века по мотивам древне­русского шатрового зодчества.

На Тонком мысу свой микроклимат. Лето почтибездождей. Воздух чистый, сухой, много солнца — больше, чем в Геленджике, почему поселок и получил название — Солнцедар. Растительность бедная—колючие кустарни­ки и редкие рощицы грабинника с примесью боярышника, скумпии и кривого дубняка. Большая часть равнины — под виноградниками. Они лежат зеленым ковром и ухо­дят по склону на северо-восток. Еще поворот. Винзавод совхоза «Геленджик».

Дорога постепенно поднимается в гору. По обеим ее сторонам виноградные план­тации. А вот и Голубая бухта. Здесь находится санато­рий. Прекрасные виды. Берега бухты обрывистые. Справа внизу течет река Ашампе, покрытая густымизарослями ив. В долине находится Черноморская экспери­ментальная научно-исследовательская станция Институ­та океанологии Академии наук СССР.

Пляж здесь из крупного галечника, у самой воды — песок. Дно глубокое, обрывистое. Вода прозрачная, голу­бая, от нее и название: Голубая бухта.

На берегу приютился домик рыболовецкой бригады. С давних пор Голубая бухта служит излюбленным ме­стом рыбаков. Прежде она даже называлась Рыбац­кой.

Отсюда тропинка ведет нас лесом в гору. Дальше она вьется по краю обрывистого берега. Все чаще попадаюся кусты можжевельника. Неожиданно тропа обрывается. Впереди горная щель, поросшая стройными пицундскими и крымскими соснами. Далеко внизу виден кло­чок моря и слышно, как глухо бьются волны.

На высоком верхнем плато бухты расположен сана­торий «Голубая бухта» для больных малыми формами активного туберкулеза легких. По оборудованию и архитектурному оформлению са­наторий «Голубая бухта» является одним из лучших санаториев Геленджикской курортной группы.

Дивноморск или Фальшивый Геленджик

Самый удобный и приятный путь в поселок Дивноморск — морем. Вас провожают чайки, ласкает бриз. Берег на всем пути обрывистый, высокий, сложен пластами глинистых известняков—мергелей. Между бе­регом и водой—узкая полоса пляжа. Прибрежная часть покрыта лиственными лесами с примесью можжевель­ника и сосны.

Дивноморсквиден с моря. Он находится в живописной долине двух сливающихся рек—Мезыби и Адербы.

На морских картах-лоциях в начале 40-х годов прошлого столетия этот живописный уголок побережья получил название—Фальшивый Геленджик. Со стороны моря бухта здесь своими очертаниями напоминает Геленджикскую, что не раз, особенно в туман, заводило в заблуждение мореплавателей. Они вместо Геленджика попадали в «Фальшивый».

Дивноморск расположен в 12 километрах от Геленджика. Долину, богатую растительностью, за­нимают дом отдыха Министерства обороны «Дивноморск» и дом отдыха «Энергетик». В летнее время здесь работают два пионерских лагеря.

На склоне горы приютился дом отдыха «Голубая даль». Отсюда хорошо видны живописные горные тесни­ны, затянутые прозрачной дымкой, сады, виноградники и бескрайние дали синего моря. Проемы спальных комнат в главном корпусе дома отдыха сделаны из стекла. Они могут раздвигаться и этим обеспечивается лечебный «сон на воздухе». На плоской крыше — солярий и аэрарий. Под навесами-фильтрами из желтого прозрачного стекло­пласта отдыхающие принимают воздушные ванны.

Фальшивый Геленджик—излюбленное место тури­стов и отдыхающих. Отсюда они обычно едут в Джанхот.

Джанхот

Джанхот—чудесный уголок Геленджикской курорт­ной зоны. Расположен он в трех километрах от Дивноморска, в горной щели, заполненной самой раз­нообразной растительностью. Внизу лиственные деревья, а склонах—хвойные—пицундская и крымская сосны, по дну сбегает речка Хоцетай. К морю щель расширяется я заканчивается крутыми скалистыми обрывами, на ко­торых чудом удерживаются высокие, стройные сосны. Воздух насыщен испарениями сосновой смолы. Джанхот—лучшее место для отдыха детей.

В начале второй половины XIX столетия это урочище принадлежало богатому черкесскому узденю (дворяни­ну) Джанхоту. Джанхот (в переводе на русский язык «счастливый человек») славился гостеприимством. Бе­жавшие от кровной мести горцы находили убежищев его усадьбе.

В конце XIX столетия царская казна начала прода­вать здесь участки под застройки. С Джанхотом тесно связана жизнь и творчество за­мечательного русского писателя Владимира Галактионовича Короленко. У писателя был младший брат Илла­рион Галактионович. Братья вместе росли, вместе учи­лись, вместе отбывали ссылки. В конце XIX столетия Ил­ларион Галактионович заболел и попросил брата поды­скать для него участок земли на Черноморском побе­режье Кавказа. В 1898 году Владимир Галактионович выехал в Геленджик. Его очаровал Джанхот своей дев­ственной красотой. В письмах к брату он назвал это ме­сто «корзиной зелени».

В 1901 году Владимир Галактионович прибыл в Джанхот вместе с семьей. Летние месяцы 1902 года пи­сатель и его семья снова провели в Джанхоте. Отсюда 25 июля Владимир Галактионович направил в Академию изящных искусств и литературы письмо с отказом от звания почетного академика. Письмо явилось выражени­ем протеста против произвола царя Николая II, которыч потребовал отменить выборы в почетные академики А.М. Горького.

В 1904 году В. Г. Короленко с семьей проводит лето на даче брата, пишет воспоминания о Чехове. Летом 1908 года он закончил здесь многолетний труд: последнюю главу первой части повести «История моего совре­менника».

Дальнейшее пребывание В. Г. Короленко в Джанхо-те относится к 1909, 1912 и 1915 годам.

Дача брата писателя В. Г. Короленко стоит на левом склоне горной щели в семистах метрах от берега. Это красивое двухэтажное здание, украшенное деревянным» верандами и балконами с резными плафонами. Построе­но оно по чертежам и рисункам В. Г. Короленко и под его наблюдением в 1902 году. На стене с парадной сто­роны — мемориальная доска.

В нижнем этаже дома—музей В. Г. Короленко. Собранный материал рассказывает о жизни и творчестве писателя.

Очаровательны окрестности Джанхота. От домика рыбаков, что приютился возле правого склона щели, вьется тропка. По ней можно подняться на вершину горы. Отсюда открывается прекрасный вид на море. Внизу— бездна. Синее небо, отражаясь в воде, создает впечатле­ние колоссальной глубины. Это место получило романти­ческое название «Голубая бездна».

Недалеко от Джанхота на берегу — скала-парус. Тол­щина — не более метра. На ее вершине хлопотливые пти­цы вьют гнезда, растет трава, снизу «парус» неумолимо - подтачивают волны. Большое круглое отверстие в скале пробито стрелками горной артиллерии во время Кавказ­ской войны.

В ста метрах от скалы - парус песчаный пляж Прасковеевской щели. Открытое море непрерывно выбрасывает на него песок, наращивая песчаный вал; за валом реч­ная лагуна, поросшая кустарником. Вода, обойдя, вал,. стекает в море по камням широкой прозрачной струёй.. Правый мыс щели—высокая скала из песчаника, иссе­ченная трещинами.

Криница и Бетта

Это небольшие приморские поселки южнее Джанхо­та, окруженные горами с хвойным и лиственным лесом. В устье реки Пшада, где расположена Криница, нахо­дился черкесский аул Пшад. В 1886 году в этом глухом месте осела небольшая группа русских интеллигентов, искавших новых путей к жизни. Они организовали трудо­вую колонию «Криница». Им удалось разбить на неболь­шой площади виноградник, фруктовый сад, огород. В условиях царского времени колония терпела неудачи и переживала трудности.

В Бетте — дом отдыха. Спуск к пляжу идет по мно­гочисленным ступенькам красиво оформленной бетонной лестницы.

По южным склонам гор в окрестностях этих поселков раскинулись виноградники совхоза «Михайловский пе­ревал».

От Геленджика до Архипо-Осиповки

Широкое шоссе, обсаженное по обочинам грецким орехом, стелется ровной лентой. Слева — всегда нахму­ренный Маркотх. Дорога рассекает виноградною план­тации, оставляет в стороне винзавод совхоза. На четвертом километре «Криница»—родник, в бетонном каптаже. Из него струится прозрачная вода. Чудесное - место для короткой остановки туристов.

Многочисленные петли, подъемы и спуски, длинные «тещины языки», огибающие горные щели и ложбины, ушли в прошлое, они остались по сторонам дорожной магистрали и зарастают лесом. Мощные бульдозеры, экска­ваторы, механические буры, громадные чугунные катки, самосвалы, камнедробилки — вся эта техника, управ­ляемая человеком, выправила старую дорогу. Впереди долина реки Адербы. Река Адерба имеет широкую пойму. Ее русло состо­ит из мелкого скатанного галечника, местами — песча­ное. Берега покрыты лесом, пойма—кустарником. В зим­нее время, в период обильных осадков Адерба заполняет свою пойму. Летом река становится почти безводной.

От моста влево, в гору, ведет лесная дорога. Места­ми она вьется по крутому склону. При подъеме на вер­шину от дороги отходит тропка. Пойдем по ней. Обогнув щель, тропа упирается в поляну, покрытую душистым чебрецом, шалфеем, метелками полыни. Здесь, в седло­вине, два дольмена. Это гробницы, сооруженные во вто­ром тысячелетии до нашей эры. Один из них сложен из «уголков» и прямоугольных плит, вытесанных из глыб песчаника. Крыша — огромная обомшелая плита. Она вдавила стены в землю, сделала их низкими. Внутри на стенах резной орнамент. К памятникам древности часто приходят туристы, учащиеся и студенты. К сожалению бывают здесь и людишки с грязной совестью. Это они разрушили боковую стену дольмена и банальными над­писями осквернили рисунки, дошедшие до нас через ты­сячелетия...