регистрация / вход

Законность и обоснованность приговора в российском уголовном процессе

Сущность, признаки и значение приговора. Влияние исторических традиций при принятии судебных решений. Формирование внутреннего убеждения судьи при постановлении приговора. Требование законности к порядку постановления приговора, к его форме и содержанию.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1 Судебный приговор как акт правосудия

1.1 Сущность, признаки и значение приговора

1.2 Влияние исторических традиций при принятии судебных решений

ГЛАВА 2 Соответствие приговора суда критериям законности и обоснованности

2.1 Понятие законности и обоснованности приговора

2.2 Требование законности к порядку постановления приговора, к его форме и содержанию

2.3 Формирование внутреннего убеждения судьи при постановлении приговора

ГЛАВА 3 Проверка законности и обоснованности приговора

3.1 Уголовно-правовая и уголовно-процессуальная характеристика нарушений, влекущих отмену или изменение приговора

3.2 Апелляционное, кассационное и надзорное производство

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

ПРИЛОЖЕНИЕ А Нагрузка по уголовным делам в Новосибирской области

ПРИЛОЖЕНИЕ Б Качество рассмотрения уголовных дел

ПРИЛОЖЕНИЕ В Качество работы судов по уголовным делам в Новосибирской области


АННОТАЦИЯ

Выпускная квалификационная работа написана по теме «Законность и обоснованность приговора в российском уголовном процессе» на материалах Первомайского районного суда г. Новосибирска и состоит из трех разделов, введения и заключения.

Во введении обосновывается актуальность избранной темы, определяется цель и задачи исследования, раскрыты методы исследования, эмпирическая база, показана практическая значимость.

В первой главе определена сущность, признаки и значение приговора, сформулирована его дефиниция, изложен ряд предложений по внесению изменений в действующее законодательство, проанализировано влияние исторических традиций при принятии судебных решений.

Во второй главе проанализированы понятия законности и обоснованности приговора, исследованы требования к порядку постановления приговора, к его форме и содержанию, выявлены факторы, влияющие на формирование внутреннего судейского убеждения, изложен ряд теоретических выводов и практических рекомендаций по усовершенствованию действующего законодательства.

В третьей главе исследованы уголовно-правовые и уголовно-процессуальные характеристики нарушений, влекущих отмену или изменения приговоров на материалах судебной практики Первомайского районного суда г. Новосибирска, выявлены причины судебных ошибок, рассмотрены апелляционная, кассационная и надзорная инстанции как дополнительная гарантия эффективности осуществления правосудия, вынесения законных и обоснованных приговоров.

В заключение изложен ряд теоретических выводов и практических рекомендаций, которые могут использоваться в целях дальнейшего повышения эффективности деятельности судов, улучшения качества постановляемых приговоров. Полученные выводы подкреплены рядом предложений по внесению изменений в действующее законодательство.

Работа написана на 76 страницах и содержит 3 приложения.


ВВЕДЕНИЕ

Приговор суда это важнейший акт правосудия, вершина процессуальной деятельности. Вопросы, относящиеся к постановлению законного и обоснованного приговора по уголовным делам, сегодня приобретают исключительно важное юридическое значение.

Для обеспечения эффективной защиты прав личности, нужна, прежде всего, оптимально совершенное законодательство и надлежащая правовая база. И хотя в 2001 году в России был принят новый Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, до настоящего времени острыми остаются вопросы правосудности судебных решений. Кроме того, возросло число прекращенных уголовных дел, оправдательных приговоров, апелляционных, кассационных, надзорных жалоб и представлений. Среди негативных факторов, влияющих на осуществление уголовного судопроизводства в России следует назвать некачественную работу органов предварительного расследования, судебные ошибки, вызванные недостаточной компетентностью судей, несовершенством отдельных уголовно-процессуальных институтов, в том числе института мировых судей, присяжных заседателей, нечеткой регламентацией порядка рассмотрения уголовных дел в судах, отсутствием в отдельных судах специализации судей, наличием пробелов и коллизий в процессуальных нормах, регулирующих порядок и условия постановления судебных приговоров. Немаловажной проблемой является социально-процессуальная обусловленность судейского усмотрения. Вместе с тем нарушение принципов уголовного процесса, несоблюдение порядка постановления приговора по уголовному делу приводят к его отмене, от чего, в конечном счете, страдает правосудие в целом, ставиться под сомнение справедливость закона.

Таким образом, актуальность темы сомнения не вызывает. Вопросы законности и обоснованности приговора, которые рассматриваются в настоящей работе, будут актуальны всегда. А та непосредственная зависимость, которая существует между законностью и обоснованностью приговора и успешной реализацией назначения уголовного судопроизводства подтверждает практическую важность и значимость темы.

Данный тезис подтверждается материалами судебной практики. Так в районные суды Новосибирской области в 2009 году поступило 17503 уголовных дела (против 17434 дел за тот же период в 2008 году и 18727 дел в 2007году). Количество оконченных дел составило в 2009году 17885дел , 2008 году-18140 дел, в 2007году-18600 дел (см. приложение А).

Если оценивать законность и обоснованность приговора по результатам их обжалования, либо опротестования в кассационном или надзорном порядке, то положение в целом продолжает ухудшаться. Если в 2008 году были обжалованы и опротестованы приговора в отношении 3644 лиц, то в 2009 году в отношении 3921лица (см. приложение Б, В).

Таким образом, наблюдается увеличение количества обжалованных и опротестованных приговоров при снижении числа оконченных дел.

Одной из приоритетных задач сегодня является повышение авторитета суда, а главное это, прежде всего, чтобы суды выносили исключительно законные, обоснованные, справедливые и мотивированные приговоры.

К качеству приговора предъявляют высокие требования не только практика, но и процессуальная теория. Проблемы приговора исследовались в работах различных ученных дореволюционного периода: И.Я. Фойницкого, А.Ф. Кони; ученых советской эпохи и современности: В.М. Бозрова, А.В. Буниной, Г.И. Бушуева, , В.А. Ворожцова, О.Ю. Гай, В. Горобца, Ю.Н. Грошевого, А.П. Гуськовой, И.В. Головинской, В.Я. Дорохова, В.Г. Заболоцкого, З.З. Зинатуллина, А.С. Кобликова, П.А. Лупинской, Е.Г. Мартынчика, М.Ф. Маликова, Т.Г. Моршаковой, С.Г. Мирецкого, В.П. Нажимова, В.С. Николаева, П.Ф. Пашкевич, И.Л. Петрухина, И.Д. Перлова, Н.Н. Полянского, В.М. Савицкого, А.В. Смирнова, М.С. Строговича, Ф.Н. Фаткулина и других. В основном эти работы были опубликованы до принятия нового Уголовно-процессуального кодекса. Однако за прошедшее время в законодательстве произошли существенные перемены, которые требуют новых подходов к проблемам, связанным с постановлением законного и обоснованного приговора.

Объектом исследования в нашей работе являются общественные отношения, возникающие в связи с разрешением уголовного дела в суде и вынесением законного, обоснованного и справедливого приговора.

Предметом исследования выступают теоретические и практические проблемы, касающиеся вынесения законного и обоснованного приговора в российском уголовном процессе.

Целью исследования явилось комплексное изучение на основе действующей Конституции РФ и уголовно-процессуального законодательства России, в том числе положений действующего УПК, сущности приговора суда как акта правосудия, его свойства и значения в рамках обеспечения защиты прав и свобод личности в уголовном судопроизводстве и на этой основе выработка рекомендации по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства.

В соответствии с данной целью в работе были поставлены конкретные задачи:

– определить понятие, содержание, правовую природу приговора и его значение;

– проследить влияние исторических традиций на принятие судебных решений;

– рассмотреть требования, предъявляемые к приговору;

– рассмотреть порядок постановления приговора;

– провести анализ содержания и формы приговора;

– рассмотреть особенности формирования внутреннего убеждения судьи при постановлении законного и обоснованного приговора;

– исследовать состояние нормативно-правовой базы, регулирующей применение норм данного института с целью выработки предложений по ее совершенствованию;

– исследовать судебную практику по рассмотрению уголовных дел судами первой и кассационной инстанции;

– сформулировать предложения по дальнейшему совершенствованию уголовно-процессуальных норм, регулирующих деятельность суда и практику их применения в процессе осуществления правосудия.

Методологическая основа исследования базируется на общенаучном диалектическом методе познания объективной действительности. Обоснованность выводов и рекомендаций, содержащихся в работе, достигается за счет комплексного применения диалектического и частно-научных методов: исторического, логико-юридического, сравнительно-правового, формально-логического, а также метода конкретно-социологических исследований.

Теоретическую основу работы составили научные труды по уголовному процессу, гражданско-процессуальному праву, теории государства и права, философии, логики, психологии и другим наукам.

Нормативной основой исследования стали исторические источники права, Конституция Российской Федерации, медународно-правовые и российские политико-правовые документы, российское и зарубежное уголовно-процессуальное законодательство, решения Конституционного Суда РФ, постановления Пленума Верховного суда РФ, относящиеся к теме исследования.

Эмпирическую базу исследования составили:

1) результаты проведенных автором анкетирования и интервьюирования 40 юридических работников Новосибирской области, в том числе 12 судей федерального суда общей юрисдикции и мировых судей, 7 прокуроров, заместителей и помощников прокуроров, непосредственно поддерживающих государственное обвинение в суде, 21 юридических работников иного статуса (следователей, дознавателей, адвокатов);

2) судебная практика:

– изученные автором приговоры и материалы 40 уголовных дел, рассмотренных и разрешенных судьями федерального суда общей юрисдикции и мировыми судьями Первомайского района г. Новосибирска за 2006 – 2009 гг.;

– опубликованная практика рассмотрения уголовных дел Верховным судом Российской Федерации, Новосибирским областным судом.


ГЛАВА 1 Судебный приговора как акт правосудия

1.1 Сущность, признаки и значение приговора

Неотъемлемой частью уголовно-процессуальной деятельности, как в досудебной, так и судебной стадии производства по уголовному делу является принятие правовых актов. К ним следует отнести определение, постановление, приговор. Основное различие данных актов заключается в правовых последствиях, наступающих с момента их постановления. Регламентируя порядок вынесения определения, постановления, приговоров, уголовно-процессуальный закон РФ оперирует термином «решение». Каждому из указанных видов присущи определенные субъекты, их принимающие, круг вопросов, которые в них могут быть разрешены, порядок их принятия, соответствующая процессуальная форма.

Уголовно-процессуальный закон РФ в п. 28 с. 5 определяет приговор – решение, вынесенное судом в судебном заседании по вопросу о виновности или невиновности подсудимого и о назначении ему наказания либо об освобождении его от наказания по результатам разбирательства впервой или апелляционной инстанции.

Вместе с тем, по нашему мнению, в комментариях к действующему УПК РФ недостаточно уделено внимание сущности и процедуре постановления приговора. Поэтому в контексте исследуемой темы представляется целесообразным проанализировать различные дефиниции термина «приговор», содержащиеся в юридической литературе.

Так, в Юридическом энциклопедическом словаре под редакцией О.У. Кутафина дается следующее определение рассматриваемого термина: « Приговор – акт правосудия по уголовному делу. Он выносится и провозглашается от имени государства и завершает судебное разбирательство по уголовному делу. Приговор должен быть законным, обоснованным и справедливым. Это означает, что приговор, как по существу, так и по форме, соответствует требованиям законодательства; выражает соответствие выводов суда фактам, имевшим место при совершении преступления и установленным в ходе расследования и судебного разбирательства дела; основан на доказательствах, рассмотренных судом в судебном заседании, выражает объективную истину. Приговор должен быть мотивирован» [37, с. 167].

Значение этого термина кратко раскрывается в Толковом словаре русского языка С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой: « Решение суда после слушания уголовного дела» [28, с. 208].

Согласно классификации приговоров, предложенной А.И.Ивенским и А.В. Орловым, приговоры можно подразделить: по результатам рассмотрения обвинения; судебной инстанции; составу суда; этапам вынесения решений, содержащихся в приговоре; объему исследования обстоятельств уголовного дела; порядку возможного обжалования и пересмотра [14, с. 8].

Мы согласны с предложенной классификацией и рассмотрим подробнее каждое из указанных оснований. По результатам рассмотрения обвинения в современном уголовном процессе закон различает обвинительный и оправдательный приговор.

По судебной инстанции в российском уголовном процессе приговоры постановляются: в первой инстанции и в апелляционной инстанции. Во всех прочих досудебных и судебных стадиях УПК постановление приговора не предусматривает.

По составу суда приговоры выносятся единолично и коллегиально. В суде первой инстанции рассмотрение уголовных дел осуществляется единолично и коллегиально (с участием присяжных заседателей, коллегией из трех профессиональных судей).

Единолично постановляются приговоры мировых судей и приговоры судей федерального суда общей юрисдикции в первой и апелляционной инстанции.

Коллегиально приговоры постановляются только в первой инстанции коллегией из трех профессиональных судей федерального суда и судом с участием присяжных заседателей, т.е. председательствующим судьей на основании вердикта.

Апелляционное производство и особый порядок судебного разбирательства (гл. 40 УПК) позволяют классифицировать приговоры по объему исследования обстоятельств уголовного дела на три вида.

1) Постановленные в общем порядке, при котором суд самостоятельно в судебном заседании исследует все обстоятельства уголовного дела.

2) Постановленные в особом порядке судебного разбирательства (гл. 40 УПК), когда судья ограничивается проверкой письменных материалов предварительного расследования, не исследуя доказательств самостоятельно, кроме обстоятельств, характеризующих личность подсудимого и смягчающих и отягчающих наказание (ст. ст. 61, 63 УК, ч. 5 ст. 316 УПК). Постановленный в особом порядке судебного разбирательства обвинительный приговор не может обжаловаться в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела (ст. 317, п. 1 ч. 1 ст. 379 УПК).

3) Постановленные судом апелляционной инстанции, обладающим полномочиями пересмотра приговора мирового судьи и постановления нового приговора.

По порядку возможного обжалования и пересмотра существуют три фазы (состояния) приговоров. Приговоры подразделяются на подлежащие обжалованию и пересмотру: 1) в апелляционном порядке; 2) в кассационном порядке; 3) в порядке надзора и в связи с новыми и вновь открывшимися обстоятельствами [14, с. 8].

Исходя из определения данного в п. 28 ст. 5 УПК РФ, можно вывести следующие признаки приговора:

– это процессуальный акт;

– выносится судом первой или апелляционной инстанции;

– постановляется с целью утверждения вины подсудимого или его невиновности;

– устанавливает подсудимому наказание или освобождает его от таковых.

Вместе с тем исследования содержания гл. 39 УПК РФ позволяет расширить перечень признаков рассматриваемого судебного акта.

В результате любого преступления нарушаются установленные законом права и интересы личности, организации, государства. Следовательно, преступления порождает правоотношения, субъектом которых выступает с одной стороны гражданин, а с другой государство. Правоотношение всегда обусловлено наличием прав и обязанностей сторон. Содержанием данного правоотношения является право государства объявить виновному в совершении преступления порицание от имени общества, подвергнуть его справедливому наказанию и соответствующая данному праву, обязанность осужденного подчиниться и понести заслуженное наказание [10, с. 9].

В случае если подсудимый оправдан, суть правоотношения заключается в том, что государство снимает все обвинения с гражданина и тем самым объявляет себя ответственным за ошибку или злоупотребление, допущенное его служащим, и должником перед реабилитированным гражданином. « В конечном счете, – пишет Безлепкин, – субъектом, управомоченным на осуждение, применение наказания, равно как и на оправдание, является не суд, а государство как таковое. Поэтому судебный приговор постановляется именем государства Российской Федерации (России)».

Согласно ст. 4, 5 Конституции РФ суверенитет Российской Федерации, состоящей из республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов, распространяется на всю ее территорию. Кроме того, в соответствии с п. «о» ст. 71 Конституции РФ вопросы уголовного и уголовно-процессуального законодательства находятся в федеральном ведении, все суды РФ, осуществляющие правосудие по уголовным делам на ее территории, выносят приговоры именем Российской Федерации.

Таким образом, постановление приговора от имени государства (Российской Федерации) является следующим существенным признаком судебного приговора. Это единственный правоприменительный акт в системе уголовно-процессуальных актов, выносимый именем суверенного государства. Вместе с тем следует отметить, что определение приговора, содержащееся в п. 28 ст. 5 УПК РФ, не содержит указания на вынесение приговора именем Российской Федерации. Полагаем, что данное уточнение должно быть включено в указанную норму.

Являясь властным актом, приговор, однако, не создает норм права. Он имеет индивидуальный, правоприменительный характер. По своей правовой природе приговор, как и другие решения в уголовном процессе, представляет собой акт применения нормы права к конкретным правоотношениям.

Являясь процессуальным актом, приговор должен соответствовать регламентированным законом требованиям, предъявляемым к его форме, содержанию, основаниям и процедуре постановления и вступления его в законную силу. В этом заключается еще один признак приговора как судебного решения. Согласно закону приговор должен быть законным, обоснованным, справедливым и мотивированным (ст. ст. 297, 379, 387 УПК); он признается таковым, если постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

Уголовно-процессуальный закон установил единые требования к его составным частям: вне зависимости от того, является ли приговор обвинительным или оправдательным, он должен содержать вводную, описательно-мотивировочную и резолютивную части.

Приговор – это процессуальный документ, который может быть постановлен только в совещательной комнате. Иные документы: постановления или определения, выносимые судом, в зависимости от круга разрешаемых вопросов, – могут быть приняты как в совещательной комнате, так и непосредственно в зале судебного заседания. Данное уточнение также отсутствует в содержащемся в п. 28 ст. 5 УПК РФ определении приговора. Считаем, что имеющуюся в УПК РФ формулировку необходимо дополнить указанием на то, что приговор может быть постановлен только в совещательной комнате.

Судебные решения в уголовном судопроизводстве можно подразделить на окончательные, в соответствии с которыми разрешение уголовного дела заканчивается, и промежуточные, т.е. те, которые разрешают определенные вопросы в ходе судопроизводства по уголовному делу, но не являются итоговыми, и согласно им рассмотрение уголовного дела не будет прекращено. Приговор в этом смысле является окончательным решением, направленным на достижение как внутренних, так и внешних задач процесса. И это еще один признак приговора – «окончательности».

Еще одним признаком приговора является его исключительность. Исключительность приговора означает, что недопустимо вынесение приговора в отношении лица, о котором уже имеется другой вступивший в законную силу приговор по тому же обвинению (п. 4 ч. 1 ст. 27 УПК). Только после отмены вступившего в законную силу приговора возможно повторное рассмотрение того же дела. При этом исключительность оправдательного приговора по действующему УПК не может быть поколеблена с момента его вступления в законную силу, поскольку оправдательный приговор уже не подлежит пересмотру (ст. 405 УПК).

Сущность приговора заключается в том, чтобы на основе представленных и изученных в судебном заседании доказательств констатировать следующее: имело ли место преступление, совершил ли его подсудимый, подлежит ли он наказанию за это преступление. В случае положительного ответа на указанные вопросы определяются виды и размер наказания. Никакой другой процессуальный документ ни может устанавливать виновность подсудимого и определять меру наказания. Этим приговор отличается от всех процессуальных актов.

Таким образом, в приговоре утверждается наличие состава преступления, который является основанием уголовной ответственности. Отсюда реализация последней возможна только при наличии вступившего в законную силу приговора суда, установившего вину подсудимого в совершении преступления [10, с. 14]. Следовательно, приговор является единственным процессуальным документом, устанавливающим основания реализации уголовной ответственности – наиболее жесткого вида юридической ответственности.

Рассматривая уголовное дело, суд должен максимально учесть особенности совершенного деяния, характеристику личности подсудимого, ряд других обстоятельств объективного и субъективного порядка с целью справедливого разрешения вопроса об уголовной ответственности и мере наказания.

Таким образом, приговор является средством фиксации оснований уголовной ответственности.

Приговор в уголовном процессе является итогом рассмотренного обвинительного заключения, это есть следующий признак судебного приговора.

Одним из вопросов, разрешение, которого входит в обязанность суда при постановлении приговора, является выяснение, подлежит ли удовлетворению гражданский иск, если он был заявлен в уголовном деле, в чью пользу и в каком размере. Никакое другое определение или постановление не дает ответа на вопрос о судьбе гражданского иска. В этом заключается следующий признак приговора.

Кроме того, признаком приговора является устное восприятие участниками уголовного процесса обстоятельств уголовного дела, выраженное в обязательном исследовании в судебном заседании доказательств, подтверждающих или опровергающих вину подсудимого.

В ходе судебного следствия должны быть соблюдены принципы состязательности, свободы оценки доказательств, презумпции невиновности.

Постановление приговора неотъемлемо сопровождается временем, предоставляемым на его обжалования. Без предоставления такого права и времени данный акт был бы неправомерным и не подлежал бы исполнению. Следовательно, одним из признаков приговора является свобода обжалования приговора – предоставленный судом срок для обжалования приговора в суд вышестоящей инстанции.

Таким образом, не обжалованный приговор, или приговор, прошедший проверку вышестоящим судом на соответствие требованиям законности, обоснованности и справедливости и не вызывающий сомнений в правильности его постановления, неизбежно вступает в законную силу и в этом заключается следующий признак приговора.

В отношении вступившего в законную силу приговора действует презумпция его истинности. Поэтому его отмена возможна только при строго ограниченных законом условиях. Всякий судебный приговор считается истинным до тех пор, пока он не отменен вышестоящей судебной инстанцией в установленном законом порядке.

Приговор приобретает силу закона для лиц, обязанных его исполнить, и для лиц, на которых лежит обязанность по долгу службы обеспечить его исполнение. И как бы ни оценивали приговор те, к кому он обращен, приговор исполняется. В этом заключается исключительность приговора и его преюдициальное значение.

По справедливому утверждению Т. Морщаковой преюдициальное свойство приговора «… заключается в том, что содержащиеся в нем выводы об установленных судом по делу фактах являются обязательными для судов, рассматривающих те же обстоятельства в порядке гражданского судопроизводства, и других правоприменительных органов [цит. по: 5, с. 20].

Помимо названных признаков приговор обладает социально-правовым значением, которое заключается в следующем:

1) содержит социально-правовую оценку от имени государства общественной опасности преступного посягательства и лица, его совершившего;

2) приговор отражает отношение общества (особенно в суде с участием присяжных) к преступным деяниям, учитывает социальную обоснованность их уголовного преследования и эффективность установленной уголовной ответственности;

3) провозглашаемые публично правосудные (т.е. законные, обоснованные и справедливые) приговоры способствуют формированию правового сознания в обществе, обеспечивают воспитательно-предупредительное воздействие на граждан в плане законопослушного поведения, укрепляют у населения уверенность в справедливости отечественного правосудия;

4) вынесение правосудных приговоров содействует восстановлению и поддержанию правопорядка путем осуждения виновных и защиты от уголовного преследования лиц, виновность которых не доказана;

5) обеспечивают охрану прав, свобод и законных интересов всех участников уголовного судопроизводства;

6) приговор выступает единственным уголовно-процессуальным документом, которым подсудимый может быть признан виновным в совершении преступления со всеми вытекающими из этого социально-правовыми последствиями.

Наряду с социально-правовым приговор имеет процессуальное значение:

1) является основным и окончательным процессуальным актом, в соответствии с которым завершается разрешение уголовного дела по существу;

2) дает оценку деятельности органов предварительного расследования и суда первой и апелляционной инстанции;

3) вступив в законную силу, обеспечивает его исполнение всеми заинтересованными учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами;

4) являясь процессуальным документом, служит основой для пересмотра уголовного дела в судах вышестоящих судебных инстанций.

Все выше изложенное позволяет сделать следующие выводы.

1) Сущность приговора заключается в том, чтобы на основе представленных и изученных в судебном заседании доказательств констатировать следующее: имело ли место преступление, совершил ли его подсудимый, подлежит ли он наказанию за это преступление. В случае положительного ответа на указанные вопросы определяются виды и размер наказания, в случае отрицательного ответа подсудимый признается невиновным и ему предоставляется право на реабилитацию.

2) Судебный приговор обладает рядом характеризующих его признаков: это процессуальный акт; постановляется только от имени Российской Федерации; может быть постановлен судом первой и апелляционной инстанции, единолично или коллегиально; должен соответствовать требованиям, предъявляемым к его форме, содержанию, основаниям и процедуре постановления и вступления его в законную силу; выступает окончательным решением по уголовному делу; является единым процессуальным актом, которым разрешаются вопросы права и факта по уголовному делу; постановляется с целью утверждения вины подсудимого или его невиновности; устанавливает подсудимому наказание или освобождает его от такового; является единственным процессуальным документом, устанавливающим основания реализации уголовной ответственности; считается процессуальным итогом рассмотренного в судебном заседании обвинительного заключения; постановляется только на основании устного и непосредственного исследования доказательств в судебном заседании; разрешает вопрос об удовлетворении или отказе в удовлетворении гражданского иска, если он был заявлен в уголовном деле; должен соответствовать требованиям законности, обоснованности и справедливости; может быть постановлен только в ходе судебного заседания и только в совещательной комнате; в ходе постановления применяются нормы уголовного, уголовно-процессуального и других отраслей права; наделен свободой обжалования до и после вступления в законную силу; не может быть отменен тем же или равнозначным судом первой инстанции; обладает законной силой, свойствами обязательности, исключительности, неизменности и преюдициальности; считается истинным до тех пор, пока он не отменен вышестоящей инстанцией в установленном законом порядке; обладает социально-правовым и процессуальным значением.

3) На основании вышеизложенного можно сформулировать следующую дефиницию судебного приговора: судебный приговор – это наделенное законной силой окончательно решение по уголовному делу, постановленное в судебном заседании судами первой и апелляционной инстанции именем Российской Федерации по вопросам утверждения вины или невиновности подсудимого в совершении преступления в пределах предъявленного обвинения и применения наказания к виновному или освобождения его от такового.

4) Определение приговора, содержащееся в п. 28 ст. 5 УПК РФ, не содержит указания на постановление приговора именем Российской Федерации, а также на необходимость его постановления только в совещательной комнате. Полагаем, что данные уточнения должны быть включены в указанную норму.

1.2 Влияние исторических традиций при принятии судебных решений

Уже давно в литературе обращается внимание на то, что первые законы в первую очередь касаются уголовного права. Причем уровень правового развития Руси был достаточно высок, во всяком случае, намного выше, нежели это представляло большинство историков и историков права. Еще во времена Олега существовала особая система права – Закон русский. Но трудно думать, что по всему пространству Руси сидели княжеские судьи и выносили приговоры по всем возбужденным делам. Можно полагать, что княжеские судьи сидели только в наиболее крупных центрах и решали только наиболее серьезные дела, например по обвинению в убийстве или в разбое. Князья, расширяя объем своей юрисдикции и организуя многочисленный судебный аппарат, были заинтересованы в ликвидации всякого рода самоуправных действий [35, с. 83].

Нормы, выработанные княжеской судебной практикой, и нормы обычной практики привели к возникновению такого памятника права, как Русская Правда. Русская Правда – памятник светского писаного права Руси XI – XII вв., открытый в XVIII в. русским историком В.Н. Татищевым и дошедший до нашего времени в трех редакциях: краткой, пространной и сокращенной.

По мнению учеников видного историка русского права С.В. Юшкова – В.М. Клеандровой и О.И. Чистякова, он, исследуя тексты Русской Правды, отмечал, что происходит развитие уголовно-правовых норм с усилением классовой дифференциации в законе. В Русской Правде продолжается развитие уголовного права и процесса, в частности возникают нормы об ордалиях [36, с. 20]. Ордалии – испытания железом, водой и пр. – получают распространение в период наибольшего развития состязательного процесса, который, в свою очередь, падает на период феодальной раздробленности, и чуть позже возникают сыск и розыск. Как верно отмечал С.В. Юшков, следственный процесс (сыск и розыск) возник в связи с развитием товарно-денежных отношений и ростом классовых противоречий. Ордалии стали уступать другим мерам принуждения – показаниям свидетеля, письменным доказательствам, а в сыске - повальному обыску и пытке [36, с. 20]. Эти исследования показали, что уровень правового развития в Киевской Руси был достаточно высок: киевские князья были готовы установить единую систему наказаний на территории всей Киевской Руси, т.е. единые размеры виры за убийство и другие виды взысканий [35, с. 83].

Следующим законодательным источником права на территории Древней Руси можно считать Псковскую судную грамоту – Свод законов Псковской феодальной республики, составленный в 1467 г. на базе отдельных постановлений псковского вече, господы (совета бояр), княжеских грамот, норм Русской Правды и обычаев [32, с. 7].

Под преступлением Псковская судная грамота впервые в русском праве понимает причинение ущерба не только частным лицам, но и государству. Судебное право регламентировалось в Псковской судной грамоте более обстоятельно, чем в Русской Правде. Процесс носил еще состязательный характер, но роль суда усилилась: лица вызывались на суд по повестке («позовнице») через судебного исполнителя ("позовника"). Наряду с известными по Русской Правде судебными доказательствами появляются новые: судебный поединок ("поле") и письменные доказательства, разделяющиеся на "доски" (частные расписки) и "записи" (официально заверенные документы). Возникает институт представительства в судебном поединке ("пособничество"), которым могли пользоваться только женщины, подростки, монахи, старые люди. Разрешенные судом дела пересмотру не подлежали [8, с. 279].

Приблизительно в это же время был создан другой памятник русского права – Новгородская судная грамота – судебный кодекс Новгородской феодальной республики XV в., дошедший до нас в редакции 1471 г. в единственном списке (без окончания). Сохранившийся фрагмент дает представление о судоустройстве и судопроизводстве. Судебными правами обладали все органы власти и управления: вече, посадник, тысяцкий, князь, боярский совет, архиепископ, сотский, староста. Судебными полномочиями наделялись купеческие и цеховые корпорации (братчины). Судебными чинами были дьяки, приставы, "позовники", писцы, межники, подверники и др. Особое внимание уделено разбору земельных тяжб [25, с. 810].

В XV - XVI вв. были созданы следующие крупные общероссийские законы: Судебник 1497 г. великого князя Ивана III (княжеский Судебник) и Судебник 1551 г. царя Ивана IV (царский Судебник) [18, с. 8].

Судебник Ивана III – первый русский общегосударственный судебник, важнейший памятник юридического характера Московской Руси конца XV в. Главным судьей являлся великий князь с детьми своими, но право суда он представляет также боярам, окольничим, наместникам или волостелям, которые, однако, не могли судить без старосты и "лучших людей". Судебник 1497 г. запрещал судьям (правда, без каких-либо санкций для них) всякое пристрастие и лихоимство, однако судьи были весьма заинтересованы в суде и его исходе не только из-за громадных судебных пошлин, но и потому, что после удовлетворения требований истца им отдавалось имущество осужденного. Усиливаются элементы розыскного процесса. Однако уголовные дела все еще решались поединком сторон ("полем"); в случае совершения убийства, поджога, разбоя, кражи церковного имущества побежденного в единоборстве считали виновным и казнили смертью; за первую простую кражу секли кнутом и лишали имущества [8, с. 339].

Судебник Ивана IV, или царский Судебник – сборник русского феодального права, был утвержден на Земском соборе в 1550 г. и одобрен Стоглавым церковным собором в 1551 г. Был обнаружен в 1734 г. и дошел до наших дней благодаря уже упомянутому выше историку В.Н. Татищеву. В царском Судебнике повторены почти все статьи княжеского Судебника, однако он отличается большей полнотой, так как включает в себя уже 100 статей. Его составление было направлено на укрепление царской власти Ивана IV. Состав судебной власти расширен. В Судебнике 1551 г. появляется понятие "крамолы", т.е. антигосударственного деяния. Право жаловаться на наместников и волостелей ограничивалось одним годом, что было практически равносильным отмене права жаловаться вообще, ввиду того, что в течение этого короткого срока у власти оставались одни и те же лица.

Анализ указанных памятников русского права показывает, что в Московском государстве единство процесса уже разрушается: возникает различие между "судом" (обвинительным процессом) и "розыском" (следственным процессом). Вначале, до Судебников 1497 и 1551 гг., всякий процесс был обвинительным, затем из общей нормы выделяется особый процесс для дел разбойных, а потом для дел по убийству и татьбе с поличным. Сначала это был не процесс, а лишь средство поимки и наказания ведомых лихих людей, но так как лихими считали не только пойманных на месте преступления, но и рецидивистов и "облихованных" общиной, то пойманных лихих людей стали расспрашивать, не совершали ли они прежде преступлений, стали доискиваться мнения общины через повальный обыск. Из расправы над преступником на месте преступления, таким образом, возникает следственный процесс. В эпоху Ивана IV Грозного эти оба порядка (состязательный и розыскной) существуют совместно и для гражданских дел, и для уголовных [17, с. 30]. Кроме того, пойманные начинают расспрашиваться о сообщниках, что свидетельствует о деятельности государства по уголовному преследованию лихих людей. Розыскной процесс, таким образом, становится независимым от обвинительного, и в конце концов при Петре Первом всякий процесс становится розыскным [6, с. 584]. Таким образом, функцию уголовного преследования и разрешения дела государство взяло на себя [19, с. 18]. При допросах шире стала применяться пытка как действенное средство принуждения, а если обвиняемый получал характеристику "лихого" человека, то он в любом случае допрашивался с применением пытки. Если под пыткой обвиняемый признавался, то его казнили, а если нет ("не скажет на собя сам") – то пожизненно заключали в тюрьму с обязательным возмещением за его счет иска [27, с. 18]. Исследуя исторические традиции отечественного права, нельзя не обратить внимание на Соборное уложение 1649 г., которое является крупнейшим памятником русского феодального права и представляет собой кодификацию всех основных отраслей русского законодательства. В эпоху Уложения 1649 г. розыскной порядок укрепляется, и Петр Первый доводит розыскное судопроизводство до крайних пределов: розыск чинил судья - и именно розыском Петр Первый повелевал решать все дела, не исключая гражданских. Розыскное начало проникает также в законодательство Екатерины II и Александра I, откуда переходит и в Свод законов. Против обвиняемого принимались меры для пресечения ему способов уклонения от следствия и суда (содержание в тюрьме и при полиции, домашний арест, полицейский надзор, отдание на поруки) [17, с. 30]. Например, по Своду законов 1835 г. маловажные дела ведались исключительно полицией (земским судом). Только по более серьезным делам органы следствия были отделены от органов суда.

Дальнейшим шагом на пути развития уголовного судопроизводства в нашей стране стал Свод законов, изданный в 1832, 1842 и 1857 гг. По нему судопроизводство делилось на три части: следствие, суд и исполнение.

Так как отделение следствия от суда произошло еще в царствование императрицы Екатерины II, то и распоряжения о порядке передачи следствий по уголовным делам из полицейских мест в судебные получили свое начало в ее царствование. "Кто задержан ради легких вин, да освободится; кто же приведен или пойман в проступке, суду подлежащем, или преступлении уголовном, да отошлется, буде исследовано, с делом, не выходя из присутствия, в суд, куда по законам надлежит", – говорилось в ст. 42 Устава благочиния 1782 г.

Началу Судебной реформы 1864 г. послужила отмена крепостного права, так как "уничтожился домашний, вотчинный суд для многих миллионов дотоле бесправных людей. 20 ноября 1864 г. были утверждены императором Александром II и вошли в силу четыре фундаментальных акта реформы: 1) Учреждение судебных установлений; 2) Устав гражданского судопроизводства; 3) Устав уголовного судопроизводства; 4) Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. Судебные уставы ввели стройную систему судебных органов со строго очерченной компетенцией. Реформа провозгласила новые принципы функционирования судов в империи: гласность, независимость, несменяемость судей, презумпцию невиновности, принцип свободной оценки доказательств судьей. Уголовное судопроизводство приобрело публичный характер. В уголовный процесс вводились такие принципы, как гласность, состязательность, право на защиту, а также понятие презумпции невиновности. Изменялось право обжалования приговоров, вступивших в законную силу и т.д. Но основным достижением Судебных уставов без сомнения следует признать введение суда присяжных заседателей [21 с. 10].

Следствием Судебной реформы 1864 г. стало коренное изменение всего судебного строя России того времени. В результате Судебной реформы 1864 г. впервые в истории русского права была провозглашена публичность судебных процессов, устность, право обвиняемого на защиту, разграничена деятельность полиции и судебного следователя. Установлены судебные прения, определен порядок обжалования приговоров, признано допустимым и целесообразным введение суда присяжных [19, с. 10].

Проанализировав выше изложенное, можно сделать следующие выводы:

1) Мысль современного уголовно-процессуального законодательства о том, что основанием применения процессуального принуждения является обеспечение установленного порядка уголовного судопроизводства, исторически обоснована.

2) Исторически в России сложилось такое положение, что судебная власть не была отделена от органов расследования.


ГЛАВА 2 Соответствие приговора суда критериям законности и обоснованности

2.1 Понятия законности и обоснованности приговора

В соответствии со ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым. Приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

Выполнение всей совокупности указанных в законе требований характеризует его как правосудный приговор.

Мы считаем, что категории законности, обоснованности и справедливости приговора не могут быть отнесены к его свойствам. На наш взгляд, правильнее рассматривать их как требования, предъявляемые к приговору. Полагаем, что разница между содержанием указанных терминов применительно к правосудности приговора заключается в том, что свойство входит в содержание самого предмета, является его постоянной и неотъемлемой составляющей. А требование – это обязанность судов применить все законные средства и способы для того, чтобы приговор был правосудным. При этом требования эти являются относительно постоянными (с учетом изменений в уголовно-процессуальном законодательстве), а их исполнение происходит не всегда. Практика знает немало случаев, когда суды выносят приговоры, не являющиеся законными, обоснованными или справедливыми. Об этом свидетельствуют многочисленные примеры уголовных дел, приговоры по которым были отменены вышестоящими судебными инстанциями.

Кроме того, не считаем возможным, согласиться с тем, что приговор должен считаться правосудным, если он принят на основе убеждения судей в правильности своего решения и который убеждает в своей правосудности окружающих. Полагаем, что убеждение судьи в своей правоте по вынесенному приговору – это лишь одна из составляющих такого процессуального действия, каким является составление приговора. Но это не может обозначать его правосудности. Судьям, как и всем другим, свойственно ошибаться.

Поэтому считаем, что правосудный приговор - это приговор, постановленный с соблюдением всей совокупности предписанных законом требований.

Следует заметить, что ни одно из вышеназванных требований к приговору, указанных в ст. 297 УПК РФ, не получило разъяснений в самом законе. На наш взгляд, отсутствие законодательного определения таких категорий, как законность и обоснованность приводит к произвольному их толкованию, а также субъективному мнению в ходе правоприменения уголовно-процессуального закона.

Одним из требований, предъявляемых УПК РФ к приговору, является требование законности.

Согласно Толковому словарю русского языка "законный" означает соответствующий закону, основывающийся на законе [28, с. 208].

Известно, что содержание законности приговора происходит от общего принципа законности, в соответствии с которым обязательно строгое соблюдение и исполнение Конституции и законов, а также изданных в соответствии с ними правовых актов всеми органами государственной власти, органами местного самоуправления, должностными лицами, гражданами и их объединениями. Принцип законности – важный элемент правового государства, так как способствует стабильному режиму законности. Это прежде всего верховенство Конституции и федерального закона, гарантии государственной защиты прав и свобод человека и гражданина и наличие конституционных прав граждан, призванных защитить граждан от произвольных действий государственных органов, в том числе и возможность судебного обжалования нарушенных прав [29, с. 167].

Отсутствие в законе определения законности приговора приводит ряд авторов к изложению собственных дефиниций. Так, М.С. Строгович, И.Д. Перлов в содержание законности приговора включали соблюдение требований уголовно-процессуального закона и правильное применение материальных законов при постановлении приговора [цит . по: 10, с. 19].

М.А. Чельцов относил к законности соблюдение требований уголовного и уголовно-процессуальных законов при расследовании и рассмотрении уголовных дел [цит . по: 10, с. 20].

Современные процессуалисты несколько расширили это понятие. Так, В.В. Вандышев отмечает, что "законность приговора – это соответствие порядка постановления, формы и содержания приговора общепризнанным принципам и нормам международного права, нормам уголовного и уголовно-процессуального и иных подлежащих применению в рамках конкретного уголовного дела отраслей права" [5, с. 628].

Кроме того, по мнению О.Ю.Гай, в ст. 297 УПК РФ не указаны такие важные элементы законности приговора, как соблюдение требований закона в процессе предшествующего производства по делу и постановления приговора законным составом суда. «Более точно содержание требования законности отражала бы следующая редакция: «Законность приговора означает вынесение этого судебного акта от имени государства с соблюдением требований закона в процессе производства по делу и при его разрешении, а также с правильным применением правовых норм законным составом суда» [цит. по: 10, с. 10] . В целом данное определение не вызывает принципиальных возражений. Однако следует заметить, что незаконный состав суда служит отменой приговора по уголовному делу. Следовательно, регламентация законного состава суда также должна входить в содержание уголовно-процессуальных норм.

Исходя из вышеизложенного, можно выделить следующие признаки законности приговора: приговор законен, если порядок его постановления, формы и содержания соответствует требованиям общепризнанных принципов и норм международного права, уголовного и уголовно-процессуального права, а также иных подлежащих применению в рамках конкретного уголовного дела отраслей права. Приговор может быть признан законным, только если в нем найдут подтверждение законности, т.е. соблюдения вышеназванных требований, все уголовно-процессуальные действия как в досудебной стадии судопроизводства по уголовному делу, так и в судебной, включая составление и провозглашение приговора.

Мы полагаем целесообразным внести дополнение в ст. 5 УПК РФ, включив в нее следующую дефиницию: "Законность приговора – это постановления приговора от имени государства в точном соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, нормами уголовного и уголовно-процессуального и иными подлежащими применению в рамках конкретного уголовного дела отраслями права в процессе производства по уголовному делу и при его разрешении".

Вторым требованием, предъявляемым УПК РФ к приговору, является обоснованность.

В юридической литературе под обоснованностью приговора обычно понимают соответствие выводов суда в приговоре фактическим обстоятельствам дела, установленным в ходе судебного разбирательства и закрепленным в протоколе судебного заседания [цит. по: 10, с. 39].

Обоснованный – значит подтвержденный фактами, серьезными доводами, убедительный, дает разъяснение Толковый словарь русского языка.

Таким образом, обоснованность приговора означает, что суд при его постановлении исходил из материалов дела, рассмотренных в судебном заседании; строил свои доводы на достоверных доказательствах; дал оценку доказательствам в совокупности, которая исключает другое решение, кроме принятого судом; глубоко проанализировал состав преступления и его квалифицирующие признаки; в случае признания лица виновным назначил наказание с учетом характера и степени общественной опасности преступления, личности подсудимого и обстоятельств дела, смягчающих и отягчающих ответственность; а в случае признания подсудимого невиновным – оправдал его [16, с. 634].

Так в ст. 380 УПК РФ изложены требования обоснованности к судебному приговору, в соответствии с которой приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой или апелляционной инстанции, если:

1) выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании;

2) суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда;

3) при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и отверг другие;

4) выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного или оправданного, на правильность применения уголовного закона или определение меры наказания.

Следовательно, необходимым условием постановления обоснованного приговора является достоверно доказанная виновность подсудимого в совершении преступления или опровергнутая его вина. Как отмечают И. Овсянников и А. Галкин, "достоверно доказанная виновность подсудимого немыслима без достоверно доказанного события преступления и участия подсудимого в совершении преступления – это также необходимые условия постановления обвинительного приговора. При наличии по данным обстоятельствам не достоверного, а только вероятного знания вынесение обвинительного приговора недопустимо" [27, с. 32].

Мы разделяем данное мнение и считаем, что в том случае, когда достижение истины в вопросе о причастности подсудимого к совершению преступления становится невозможным, постановление обоснованного обвинительного приговора также невозможно.

Многие процессуалисты рассматривают категории "законность" и обоснованность не раздельно, а во взаимосвязи [цит. по: 10, с. 32]. Мы поддерживаем такую точку зрения. Поскольку, как мы ранее определили, правосудным приговором может быть лишь приговор, удовлетворяющий требованиям законности, обоснованности и справедливости, то говорить о том, что приговор законен, но не обоснован, просто невозможно. Однако все три понятия имеют свое значение и содержание. Обоснованность определяет отношение к доказательственной базе, которая была исследована судом в процессе судебного следствия. Так, определение квалификации деяния должно быть обосновано нормами уголовного закона, при этом подтверждением возможности вменения подсудимому тех или иных норм УК РФ является достаточная совокупность доказательств, исследованных судом. Верным в этой связи представляется точка зрения О.Ю.Гай, согласно которой «две стороны законности процессуальных актов – соблюдение процессуального закона и правильное применение материального закона – теснейшим образом связаны с правильным разрешением дела по существу, то есть с обоснованностью этих актов» [цит. по: 10, с. 43].

Полагаем, что оценить достаточность доказательств возможно только путем логического умозаключения, сопоставив имеющиеся в деле материалы и доказательства, их подтверждающие. О.Ю.Александрова по этому поводу замечает, что, поскольку нет никаких критериев для установления достаточности доказательств, ее оценка осуществляется на основе внутреннего убеждения.

На основании изложенного, считаем возможным предложить авторскую дефиницию понятия "обоснованность приговора". И так, обоснованность приговора – это соответствие изложенных в приговоре выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, реальная действительность которых подтверждена совокупностью доказательств, исследованных и оцененных в ходе судебного следствия по уголовному делу. Полагаем, что ст. 5 УПК РФ должна быть дополнена таким или подобным определением.

Таким образом, проанализировав все вышеизложенное, мы пришли к следующим выводам.

1) Приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона. Выполнение всей совокупности указанных в законе требований характеризует его как правосудный приговор.

2) В связи с тем, что ни одно из указанных в ст. 297 УПК РФ требований к приговору не получило разъяснений в самом законе полагаем целесообразным внести дополнение в ст. 5 УПК РФ, включив в нее следующие дефиниции: Законность приговора – это постановления приговора от имени государства в точном соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, нормами уголовного и уголовно-процессуального и иными подлежащим применению в рамках конкретного уголовного дела отраслями права в процессе производства по уголовному делу и при его разрешении.

Обоснованность приговора – это соответствие изложенных в приговоре выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, реальная действительность которых подтверждена совокупностью доказательств, исследованных и оцененных в ходе судебного следствия по уголовному делу.

2.2 Требование законности к порядку постановления приговора, к его форме и содержанию

Постановление законного и обоснованного приговора обусловлено соблюдением процессуальной регламентации принятия окончательного решения по делу. Являясь важнейшей частью судебного разбирательства, процедура постановления приговора призвана обеспечить правильное разрешение уголовных дел, качественное правосудие, а значит, защитить права потерпевших, не допустить незаконного обвинения невиновных. Указанные цели отражены в уголовно-процессуальном законе, в соответствии с которыми нарушение законного порядка постановления приговора влечет за собой его отмену.

Постановление приговора включает в себя следующие этапы: совещание судей, в процессе которого обсуждаются все вопросы, подлежащие разрешению по делу (кроме постановления приговора судьями единолично); принятие решений по обсужденным вопросам; составление приговора и подписание приговора, его провозглашение.

Для постановления приговора, соответствующего всем требованиям УПК РФ, судьи обязаны, не только тщательно выполнить все уголовно-процессуальные предписания в ходе судебного разбирательства, но и правильно изложить выводы в окончательном по уголовному делу судебном акте, каким является приговор. Именно поэтому закон предписывает составлять и подписывать приговор в совещательной комнате, что позволяет оградить судей от незаконного воздействия со стороны посторонних лиц с целью склонить их к принятию определенного решения. Процедура совещания судей урегулирована таким образом, чтобы предупредить возможные попытки вмешательства в деятельность судьи по осуществлению правосудия.

Значение тайны совещания судей таково, что ее нарушение включено законодателем в круг безусловных оснований отмены судебного решения (п. 8 ч. 2 ст. 381 УПК). "Общение судей из совещательной комнаты с внешним миром либо оставление ее до оглашения приговора, а также воздействие на них извне, – писал И.В. Михайлов, – порождает сомнение в законности приговора, и в силу известного правила in dubio pro reo (всякое сомнение толкуется в пользу обвиняемого) он отменяется" [цит. по: 12, с. 20]. Как свидетельствует судебная практика, в последние годы случаев отмен судебных приговоров по данному основанию не установлено.

Приговор, согласно ч. 1 ст. 298 УПК, постановляется судом в совещательной комнате. В комнате, во время постановления приговора, могут находиться лишь судьи, которые входят в состав суда по данному уголовному де-

лу. Суд вправе сделать перерыв для отдыха с выходом из совещательной комнаты по окончании рабочего времени, а также в течение рабочего дня. Представляется, что таких перерывов может быть несколько, особенно если приговор постановляется по сложному, многотомному, многоэпизодному уголовному делу. Поэтому на наш взгляд, в ч. 2 ст.298 УПК РФ корректнее было бы указать не «перерыв», а «перерывы».

Суд в совещательной комнате разрешает вопросы, указанные в ст. 299 УПК РФ. При этом соблюдение их последовательности существенно влияет на качество приговора.

Все эти вопросы можно условно подразделить на три группы:

– вопросы, касающиеся доказанности состава преступления и виновности или невиновности подсудимого в его совершении (п. п. 1 – 4 ч. 1 ст. 299 УПК РФ);

– вопросы назначения наказания (п. п. 5 – 9 и 4 – 17 ч. 1 ст. 299 УПК РФ);

– вопросы, касающиеся судьбы гражданского иска, вещественных доказательств, размера и субъекта возмещения судебных издержек (п. п. 10 – 13 ч. 1 ст. 299 УПК РФ).

Первой и главной частью вопросов при постановлении приговора являются вопросы, изложенные в п. п. 1 – 4 ч. 1 ст. 299 УПК РФ. Они касаются установления состава преступления и личности, его совершившей.

Разрешению названных вопросов уделено особое внимание в Постановлении Пленума ВС РФ. Так, в силу ст. 297 УПК РФ приговор должен быть основан лишь на тех доказательствах, которые в соответствии со ст. 240 УПК РФ были непосредственно исследованы в судебном заседании. С учетом указанного требования закона суд не вправе ссылаться в подтверждение своих выводов на собранные по делу доказательства, если они не были исследованы судом и не нашли отражения в протоколе судебного заседания. Ссылка в приговоре на показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей, данные при производстве дознания, предварительного следствия или в ином судебном заседании, допустима только при оглашении судом этих показаний в случаях, предусмотренных ст. ст. 276, 281 УПК РФ. При этом фактические данные, содержащиеся в оглашенных показаниях, как и другие доказательства, могут быть положены в основу выводов и решений по делу лишь после их проверки и всестороннего исследования в судебном заседании [4]. Таким образом, разрешение указанной группы вопросов – необходимое условие постановления приговора. В противном случае приговор как судебное решение состояться не может.

Вторая часть вопросов касается назначения наказания подсудимому и напрямую зависит от ответов на вопросы, включенные в п. п. 1 – 4 ч. 1 ст. 299 УПК РФ. Другими словами, если суд признает доказанным виновность подсудимого в совершении преступления, то продолжит исследовать вопросы, предусмотренные п. п. 6 – 9 и 4 – 17 ч. 1 ст. 299 УПК РФ. В противном случае такая необходимость отпадает: он должен постановить оправдательный приговор.

Примечательно, что именно совокупность ответов на вопросы этой группы влияет на такое качество приговора, как справедливость. Вместе с тем несоразмерность наказания совершенному преступлению или неучет смягчающих или отягчающих обстоятельств, приводит к изменению приговора в части или его полной отмене.

Вопросы, касающиеся судьбы гражданского иска, его размера и субъекта возмещения судебных издержек (п. п. 10 – 13 ч. 1 ст. 299 УПК РФ), отнесены нами к третьей группе и могут быть разрешены только в случае признания подсудимого виновным.

Статья 303 УПК РФ гласит, что после разрешения всех вопросов, указанных в ст. 299, суд переходит к составлению приговора.

Приговор излагается на том языке, на котором проводилось судебное разбирательство, и состоит из вводной, описательно-мотивировочной и резолютивной частей. Требования к содержанию этих частей раскрываются в ст. ст. 304 – 309 УПК РФ.

Приговор подписывается всеми судьями, в том числе и судьей, оставшимся при особом мнении. Если приговор не подписан кем-либо из судей, то это является основанием к его отмене.

Приговор должен быть написан от руки или изготовлен с помощью технических средств одним из судей, участвующих в его постановлении. Приговор необходимо составлять в ясных и понятных выражениях. Исходя из этого, в приговоре недопустимо употребление неточных формулировок, использование непринятых сокращений и слов, неприемлемых в официальных документах, а также загромождение приговора описанием обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому делу. Приводимые в приговоре технические и иные специальные термины, а также выражения местного диалекта должны быть разъяснены.

Учитывая, что во всех случаях приговор провозглашается публично, суду при составлении приговора следует избегать изложения в нем не вызываемых необходимостью формулировок, в подробностях описывающих способы совершения преступлений, связанных с изготовлением наркотических средств, взрывчатых веществ и т.п., а также посягающих на половую неприкосновенность граждан или нравственность несовершеннолетних.

Необходимо неукоснительно соблюдать требования закона о том, что исправления в приговоре должны быть оговорены и оговорки подписаны всеми судьями в совещательной комнате до провозглашения приговора. Не оговоренные и не подписанные судьями исправления, касающиеся существенных обстоятельств (например, квалификации преступления, вида и размера наказания, размера удовлетворенного гражданского иска, вида исправительной колонии) являются основанием для отмены вышестоящей судебной инстанцией приговора полностью либо в соответствующей части.

После подписания приговора суд возвращается в зал судебного заседания, и председательствующий провозглашает приговор. Этим завершается последний этап судопроизводства судом, рассматривавшим уголовное дело. Во всех случаях приговор провозглашается публично. Присутствующие в зале судебного заседания, включая состав суда, выслушивают приговор стоя. Данная норма вызывает некоторые возражения. Безусловно, если прочтение приговора занимает непродолжительное время, то несложно заслушать его стоя всем присутствующим. Однако выполнение указанного требования в тех случаях, когда приговор оглашается в течение нескольких часов или дней, представляется затруднительным. Необходимо учитывать, что среди участников процесса могут быть граждане с плохим самочувствием или состоянием здоровья, тем более, что именно эта часть процесса вызывает наибольшее психологическое напряжение и сильнейший эмоциональный стресс. В связи с этим считаем, что в закон следует внести норму, в соответствии с которой стоя заслушивалась бы только резолютивная часть приговора. Представляется, что это никак не умаляет авторитет приговора как важнейшего акта правосудия.

Для лиц, не владеющих русским языком, обеспечивается синхронный перевод приговора на язык, доступный для понимания подсудимым.

По окончании провозглашения приговора суд разъясняет порядок его обжалования и вступления в законную силу.

Таким образом, в результате исследования требования законности к порядку постановления приговора, к его форме и содержанию, мы пришли к следующим выводам.

1) Процедура постановления приговора призвана обеспечить правильное разрешение уголовных дел, обеспечить качественное правосудие, а значит, защитить права потерпевших, не допустить незаконного обвинения невиновных. Нарушение законного порядка постановления приговора влечет за собой его отмену.

2) Постановление приговора включает следующие основные этапы: совещание судей, в процессе которого обсуждаются все вопросы, подлежащие разрешению по делу (кроме постановления приговора судьями единолично); принятие решений по обсужденным вопросам; составление приговора и подписание приговора, его провозглашение.

3) В связи с тем, что во время составления приговора может быть несколько перерывов, то в ч. 2 ст. 298 УПК РФ корректнее было бы указать не «перерыв», а «перерывы».

4) В УПК РФ необходимо включить норму, позволяющую стоя заслушивать только резолютивную часть приговора.

5) УПК РФ содержит конкретный перечень требований, предъявляемых к составлению вводной, описательно-мотивировочной и резолютивной частей приговора, каждая из которых является его обязательной и неотъемлемой составляющей. Отсутствие какой-либо из них делает приговор как акт правосудия ничтожным. Согласованность всех частей приговора является одним из условий его законности. Всякое несоответствие резолютивной части приговора вводной и описательно-мотивировочной делает приговор неправильным и ведет к его отмене.

6) Обвинительный приговор может быть постановлен только при наличии совокупности исследованных в судебном разбирательстве достоверных доказательств, подтверждающих событие преступления, признаки состава преступления в этом событии, виновность подсудимого.

7) Все содержащееся в описательно-мотивировочной и резолютивной части обвинительного приговора аргументы суда должны быть обоснованы ссылками на материалы уголовного дела.


2.3 Формирование внутреннего убеждения судьи при постановлении приговора

Одной из важных гарантий постановления законного и обоснованного приговора является оценка доказательств по внутреннему убеждению судей, сложившемуся в ходе судебного разбирательства. Обязанность судьи подчиняться только закону и принимать решения по своему внутреннему убеждению вытекает из независимости судей. Внутреннее убеждение судей рождается и формируется на основании фактических данных в процессе исследования доказательств в судебном следствии, являясь его результатом. Под внутренним убеждением судей следует понимать их уверенность в правильности решения, принимаемого ими по делу, основанную на проверке и оценке всей совокупности доказательств, исследованных ими в процессе судебного разбирательства. Отражение оценки доказательств судом происходит в описательно-мотивировочной части приговора в виде обоснования и мотивировки принятого решения.

Одним из факторов, влияющим на формирование внутреннего судейского убеждения, является изучение уголовного дела в стадии назначения судебного заседания. Как показал проведенный нами опрос, 96 % судей изучают дело, поступившее к ним от прокурора, в полном объеме, лишь 2 % опрошенных указали, что знакомятся только с обвинительным заключением и теми доказательствами, к которым оно отсылает.

Знакомство с письменными материалами дела неизбежно формирует мнение о доказанности фактических обстоятельств дела, влияя на последующее решение вопроса о виновности: 53 % опрошенных судей на вопрос о том, формируется ли у них убеждение в виновности или невиновности лица на стадии назначения судебного заседания, ответили положительно. Отрицательный ответ на этот вопрос дали 39 % опрошенных; число их уменьшается с увеличением стажа судьи: от 50% впервые назначенных судей до 0% среди судей с максимальным стажем.

По нашему мнению судье необходимо четко осознавать, что его убеждение основано на материалах, исследованных и проверенных другими лицами; изучение судьей материалов необходимо исключительно для решения вопроса о достаточности их для рассмотрения дела в судебном заседании, где уже и будет приниматься решение по существу. Вопрос о недопустимости для судьи руководствоваться своим убеждением, сложившимся на основе изучения поступившего дела, – это, в конечном счете, вопрос его правосознания и правовой культуры.

Еще одним из факторов, влияющим на формирование внутреннего судейского убеждения можно назвать судебную практику. Под судебной практикой обычно понимаются постановления и определения Конституционного Суда Российской Федерации, постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации, обзоры практики и определения (постановления) по конкретным делам. Практика, даже в той части, в которой она официально не является обязательной к применению, неизбежно воздействует на деятельность судей, а, следовательно, и на их внутреннее убеждение. Так говоря о ситуациях, когда решение ими принималось вопреки сформировавшемуся внутреннему убеждению, 28,2% респондентов причиной назвали сложившуюся судебную практику принятия других решений в подобных ситуациях. Практика и внутреннее убеждение неразрывно связаны, ибо первая есть не что иное, как обобщенные результаты оценки доказательств с анализом ошибок, допущенных в процессе такой оценки. Влияние судебной практики на формирование внутреннего судейского убеждения – это закономерный и естественный процесс, обусловленный стремлением судебной системы унифицировать применение правовых и процессуальных норм, как того требует общеправовой принцип справедливости и равенства всех перед законом и судом. Роль практики постоянно возрастает: почти в 30% кассационных определений есть ссылки на решения Конституционного Суда Российской Федерации. В 2006 г. только в 3% изученных нами кассационных определений встречались ссылки на постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации; в приговорах они не встречались вообще. В 2009 г. формулировки "в соответствии с Постановлением..." встречаются в 11% кассационных определений и в 2% приговоров.

Еще одним условием формирования внутреннего судейского убеждения является объективное и беспристрастное отношение суда ко всем участникам дела. Предвзятое отношение, "пристрастность" суда к одной из сторон неизбежно влечет одностороннюю оценку доказательств и, соответственно, неправильное формирование внутреннего судейского убеждения. То, что отечественные судьи более благосклонны к стороне обвинения, чем к стороне защиты, общеизвестно. Еще Л.Е. Владимиров подметил, что "ревнивое око судьи везде видит зло, преступление... Но самая главная беда от предвзятости мнения состоит в том, что все, обвиняющее подсудимого, кажется предубежденному судье вероятным, все же, оправдывающее, невероятным.

Обвинительный уклон детерминирован, помимо прочего, и отношением общества, которое значительно сильнее боится того, что лицо, совершившее преступление, избежит наказания, нежели того, что основополагающие права и свободы конкретной личности будут необоснованно ограничены государством. В такой ситуации система неизбежно ущемляет права индивида, ставя уровень их защищенности в зависимость от нравственного облика конкретных правоприменителей (следователей, прокуроров, судей), а ошибки соответствуют идеологии лучше осудить невиновного, чем отпустить виновного.

Сущность беспристрастности в процессе формирования внутреннего судейского убеждения составляет непредвзятое отношение к каждому субъекту уголовного судопроизводства и предоставленным им доказательствам. Моисеева Т.В. отмечает, что «объективность – это такое отношение к рассмотрению дела, которое позволяет выявить как уличающие, так и оправдывающие подсудимого, а также смягчающие и отягчающие его наказание обстоятельства. Эти два явления неразрывно связаны: суд, утративший беспристрастность, не может более оставаться подлинно объективным; необъективность суда, в свою очередь, исключает его беспристрастность, ибо необоснованное предпочтение доводам одной стороны говорит о предвзятом отношении к другой.

Итак, судья обязан предпринять все меры для того, чтобы исключить сомнения в своей пристрастности и необъективности. Необходимо выслушать всех свидетелей, изучить все предоставленные доказательства, принять обоснованное решение по всем заявленным ходатайствам участников уголовного процесса, максимально полно установить, не нарушая принципа состязательности, обстоятельства уголовного дела, отраженные в совокупности доказательств как основы формирования внутреннего судейского убеждения. Говорить об обоснованном внутреннем судейском убеждении можно только при условии его формирования в условиях объективности и беспристрастности, когда суд непредвзято относится ко всем участникам процесса и исследует как обвинительные, так и оправдательные доказательства.

Непосредственность и устность еще одни из условий судебного разбирательства. Непосредственность как общее условие судебного разбирательства заключается в том, что суд проводит исследование доказательств путем производства соответствующих судебных действий, судья, решающий дело, должен черпать доказательства из их первоначальных источников, т.е. выслушивать показания от самого свидетеля, обозревать вещественные доказательства. Устность, как частный случай непосредственности, означает, что все фактические доказательства в судебном следствии должны быть оглашены, озвучены и все разбирательство уголовного дела представляет собой судоговорение.

Непосредственность и устность устраняют излишних посредников, ограничивают субъективные элементы, стоящие между судьей и исследуемым событием; они позволяют суду, насколько это в принципе, возможно, встретиться с преступлением "лицом к лицу", проверить своими чувствами достоинства и недостатки собранных по делу доказательств, прочувствовать подлежащее обсуждению событие преступления во всех его фактических отношениях, предохраняя суд от заблуждений.

Чем больше, отмечает Н.А. Терновский, существует субъектов между судьей и судимыми действиями, тем больше существует источников для ошибочного их познания. Судья в интересах образования в нем внутреннего убеждения должен испытать на себе убеждение, которое производят на него, например, показания свидетеля и объяснения сторон, принимая во внимание все индивидуальные особенности, все мельчайшие подробности дела.

Роль эмоционального фактора в формировании внутреннего убеждения как частично неподвластной самому познающему субъекту сферы сознания крайне велика, на что указывали и сами судьи, отвечая на вопрос о влиянии поведения подсудимого на формирование их внутреннего убеждения. Именно требование непосредственности и устности, как составного элемента справедливого судебного разбирательства, обеспечивает необходимость личного допроса подсудимых, потерпевших и свидетелей. Это требование гарантирует как подсудимому, так и потерпевшему возможность задавать вопросы друг другу и свидетелям; позволяет установить неясности и противоречия и, возможно, устранить их, а также определить, насколько личность каждого из участников процесса заслуживает доверия и, следовательно, решить вопрос о достоверности показаний.

Только когда эти условия – непосредственности и устности – соблюдены, можно говорить об обоснованности сформировавшегося внутреннего судейского убеждения. На это ориентирует Верховный Суд Российской Федерации: в п. 2 Постановления Пленума от 29.04.1996 N 1 "О судебном приговоре", где разъяснено, что приговор может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были непосредственно исследованы в судебном заседании. Если эти требования по каким-то причинам нарушены, решение, основанное на внутреннем убеждении судьи, может оказаться основанным на неполно изученных доказательствах, а потому подлежит отмене.

Обобщая изложенное, приходим к выводу, что в процессе принятия любого процессуального решения и приговора в частности, судье необходимо знать и точно применять законы, как материального, так и процессуального права, досконально исследовать материалы уголовного дела в целях формирования внутреннего убеждения, руководствоваться совестью как критерием оценки собственных поступков и принимаемых решений.

Основу внутреннего убеждения судьи составляют беспристрастность и объективность. Данные категории являются субъективными, основанными на чувственном восприятии материалов дела. Беспристрастность обеспечивает справедливое правосудие, но вместе с тем она не должна исключать гуманности.


ГЛАВА 3 Проверка законности и обоснованности приговора

3.1 Уголовно-правовая и уголовно-процессуальная характеристика нарушений, влекущих отмену или изменение приговора

Уголовно-процессуальный закон наделяет правом отмены или изменения приговоров суды апелляционной, кассационной и надзорной инстанции. Согласно УПК РФ в качестве основных требований, предъявляемых к приговору, являются законность, обоснованность и справедливость. Постановленный с нарушением хотя бы одного из этих требований приговор подлежит отмене или изменению. Таким образом, под основаниями к отмене или изменению приговора суда первой инстанцией понимается совокупность достаточных данных, указывающих на его незаконность, необоснованность и (или) несправедливость.

Постановление приговора полностью зависит от человеческого фактора. В связи с этим существует множество субъективных и объективных причин, влияющих на результат рассмотрения уголовного дела. Следовательно, допущение судебных ошибок становиться неизбежным компонентом судопроизводства по уголовным делам. Для снижения их доли существует не только производство по пересмотру не вступивших в законную силу судебных решений, но и решений, которые обрели силу закона. Такие задачи призвана выполнять надзорная инстанция.

Законодатель не устанавливает различия оснований для отмены или изменения приговора апелляционной и кассационной инстанции. В соответствии со ст. 369 УПК РФ такими основаниями являются:

1) несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом апелляционной инстанции;

2) нарушение уголовно-процессуального закона;

3) неправильное применение уголовного закона;

4) несправедливость назначенного наказания.

Кассационные основания регламентируются ст. 379 – 383 УПК РФ. Основания, предусмотренные ст. 379 УПК РФ, положены в основу отмены или изменения судебных решений в порядке надзора. Кроме того, в соответствии со ст. 409 УПК РФ судебное решение подлежит отмене или изменению, если суд надзорной инстанции установит, что определение или постановление суда первой инстанции незаконно или необоснованно; определение или постановление вышестоящего суда необоснованно оставляет без изменения, отменяет или изменяет предшествующие приговор, определение или постановление по уголовному делу; определение или постановление вынесено с нарушением требований настоящего УПК РФ, которое повлияло или могло повлиять на правильность вынесенного судом определения или постановления.

Положения ст. 369 и 379 УПК РФ конкретизированы в ст. 380 – 383 УПК РФ.

Так, первым процессуальным основанием отмены или изменения приговора закон называет несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, если: выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании; суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда; при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и отверг другие; выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного или оправданного, на правильность применения уголовного закона или определения меры наказания.

Проанализируем приговор, отмененный коллегией по уголовным делам Новосибирского областного суда в связи с нарушением норм уголовно-процессуального закона.

По кассационной жалобе осужденного и кассационному представлению государственного обвинителя был отменен с направлением дела на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей со стадии судебного разбирательства приговор Первомайского районного суда, которым Н. осужден по ст. 264 ч. 2 УК РФ к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года.

Судебная коллегия указала, что суд признал установленным и указал во вводной части приговора, что 26.11.04 г. Н., управляя автомобилем «Хонда Инспайр», имея реальную возможность предвидеть наступление общественно опасных последствий, нарушил требования п. 10.1 ПДД, не проявил должной внимательности и предусмотрительности, своевременно не принял мер к торможению, применил маневр вправо перед двигающимся автомобилем, в результате чего совершил наезд на пешехода, который пересекал проезжую часть слева направо по ходу движения автомобиля.

Однако в описательно-мотивировочной части приговора суд исключил нарушение пунктов 10.1 и 8.1 ПДД, тем самым допустил существенное противоречие.

Указывая в описательно-мотивировочной части приговора, что маневр Н. вправо был безопасен для других участников движения, суд делает вывод, который не только не подтверждается доказательствами по делу, но и противоречат этим доказательствам и выводу самого суда о совершении наезда на пешехода Лысенко, являющегося участником дорожного движения. Таким образом, исключая из обвинения Н. нарушение им п. 8.1 ПДД, суд вновь, допустил существенное противоречие.

Допущенные судом нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными, повлияли на постановление приговора, который нельзя признать законным и обоснованным, а поэтому приговор подлежит отмене.

Следует отметить, что судебная практика признает выводы суда не соответствующими фактическим обстоятельствам дела, если приговор основан: на материалах предварительного расследования, нерассмотренных или не подтвержденных в судебном заседании; материалах, полученных с нарушением порядка собирания доказательств; доказательствах, противоречивых, опровергнутых или не подтвержденных другими доказательствами, немотивированно отвергнутых судом; доказательствах, достоверность которых вызывает обоснованные сомнения; признании вины обвиняемым в процессе расследования, не подтвержденном другими доказательствами и т.п. [10, с. 120].

Вторым основанием отмены или изменения судебного решения законодатель установил нарушении уголовно-процессуального закона. Их перечень дан в ст. 381 УПК РФ:

1) непрекращение уголовного дела судом при наличии оснований, предусмотренных статьей 254 УПК РФ;

2) постановление приговора незаконным составом суда или вынесение вердикта незаконным составом коллегии присяжных заседателей;

3) рассмотрение уголовного дела в отсутствие подсудимого, за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 и 5 ст. 247 УПК РФ;

4) рассмотрение уголовного дела без участия защитника, когда его участие является обязательным в соответствии с УПК РФ, или с иным нарушением права обвиняемого пользоваться помощью защитника;

5) нарушение права подсудимого пользоваться языком, которым он владеет, и помощью переводчика;

6) непредоставление подсудимому права участия в прениях сторон;

7) непредоставление подсудимому последнего слова;

8) нарушение тайны совещания коллегии присяжных заседателей при вынесении вердикта или тайны совещания судей при постановлении приговора;

9) обоснование приговора доказательствами, признанными судом недопустимыми;

10) отсутствие подписи судьи или одного из судей, если уголовное дело рассматривалось судом коллегиально, на соответствующем судебном решении;

11) отсутствие протокола судебного заседания.

Все названные основания являются безусловными. Суд вышестоящей инстанции всегда обязан отменить приговор, не вдаваясь в оценку их влияния на законность, обоснованность и справедливость судебного решения.

Проанализируем примеры отмены приговоров по некоторым из данных оснований, так определением Верховного суда от 17 сентября 2009 г. N 2-046/09 в отношении Г., который на основании вердикта коллегии присяжных заседателей оправдан по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п. "г" ч. 4 ст. 290 УК РФ.

Военная коллегия отменила приговор, и дело направила на новое рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 3 ст. 5 ФЗ от 20 августа 2004 г. N 113 – ФЗ "О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в РФ" списки кандидатов в присяжные заседатели составляются исполнительно-распоряди-тельными органами муниципальных образований на основе персональных данных об избирателях, входящих в информационные ресурсы Государственной автоматизированной системы РФ "Выборы", путем случайной выборки установленного числа граждан.

Из письма председателя избирательной комиссии Приморского края от 11 августа 2009 г., представленного государственным обвинителем, усматривается, что информация о присяжном заседателе Т., принимавшей участие в вынесении вердикта, в информационных ресурсах Государственной автоматизированной системы Российской Федерации "Выборы" отсутствует.

При таких обстоятельствах следует признать доводы кассационного представления о незаконном составе суда обоснованными.

При рассмотрении дела допущены и другие нарушения уголовно-процессуального закона.

Так, представленные сторонам списки кандидатов в присяжные заседатели не содержали достаточных сведений о кандидате (возраст, образование, социальный статус и др.), что повлияло на формирование коллегии присяжных заседателей.

В ходе формирования коллегии присяжных заседателей на вопрос председательствующего о наличии у кандидатов ранее судимых родственников или пострадавших от преступления кандидат N 15 заявил, что его племянник проходил военную службу по контракту и участвовал в судебном заседании военного суда. Однако в каком качестве его родственник участвовал в суде, и по какому делу, осталось не выясненным и кандидат N 15 вошел в состав коллегии присяжных заседателей.

Согласно ч. 22 ст. 328 УПК РФ скамья присяжных заседателей должна быть отделена от присутствующих в зале судебного заседания. При этом запасные присяжные заседатели занимают на этой скамье места, специально отведенные для них председательствующим.

Между тем, как усматривается из протокола судебного заседания и подтверждается сторонами, запасные присяжные заседатели в ходе рассмотрения дела находились в зале судебного заседания вне скамьи присяжных заседателей, что не исключало возможности воздействия на них других лиц, находящихся в зале.

В данном случае приговор отменен по основанию: постановление приговора незаконным составом суда или вынесение вердикта незаконным составом коллегии присяжных заседателей.

Постановлением суда надзорной инстанции Президиума Новосибирского областного суда от 30.01.2009 года с прекращением производства по делу за отсутствием состава преступления отменен приговор Первомайского районного суда г. Новосибирска от 25 января 2008 года, которым Р. осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 291 УК РФ к штрафу в размере 10 000 рублей в доход государства.

Согласно приговору, Р., признан виновным и осужден за покушение на дачу взятки должностному лицу – инспектору ОГИБДД Первомайского района г. Новосибирска П., находившемуся при исполнении служебных обязанностей, лично в сумме 50 рублей, совершенное в г.Новосибирске 14 марта 2007 г. Отменяя приговор, Президиум указал, что по смыслу ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 291 УК РФ покушение на дачу взятки должностному лицу лично, означает, что лицо, предлагая взятку, осознает, что склоняет должностное лицо к совершению таких действий в его пользу, которые он правомочен или обязан выполнить в соответствии с возложенными на него служебными полномочиями, и желает наступления конкретного результата таких действий, однако преступление не доводит до конца по не зависящим от него обстоятельствам.

Однако анализ, приведенных в приговоре доказательств, не подтверждает вывод суда о наличии у Р. прямого умысла на дачу взятки.

Из приведенных в приговоре доказательств, в том числе стенограммы разговора следует, что Р. настаивал на том, чтобы рассчитаться, то есть уплатить штраф в сумме 50 рублей за превышение скорости, на месте, а не стоять в очереди в сберкассе. А также из показании свидетеля П. о том, что Р. спрашивал о возможности оплатить штраф на месте и, настаивая на этом, держал в руке 50 рублей (т.е. именно ту сумму, которая и составлял штраф). Аналогичные показания были даны и свидетелем Б.

Таким образом, указанные доказательства свидетельствуют о том, что Р. пытался оплатить штраф на месте, что не соответствует лишь требованиям действующего КоАП РФ в части уплаты штрафа.

При таком положении осуждение Р. нельзя признать законным и обоснованным.

Кроме перечисленных в законе безусловных оснований отмены или изменения приговора, судебная практика признает таковыми: необеспечение права обвиняемого на ознакомление со всеми материалами дела; необоснованное отклонение ходатайств участников уголовного процесса об установлении обстоятельств, имеющих существенное значение для дела; нарушение прав обвиняемого при назначении и производстве судебной экспертизы; непредъявление обвинения; невручение обвиняемому копии обвинительного акта или обвинительного заключения.

Следует отметить, что нарушения уголовно-процессуального закона, которые не повлияли и не могли повлиять на правосудность приговора, признаются несущественными. Вместе с тем в судебной практике действует правило, согласно которому несколько процессуальных нарушений, в отдельности не являющихся существенными, в совокупности могут приобрести существенное значение и повлечь отмену приговора [10, с. 125].

Неправильным применением уголовного закона согласно ст. 382 УПК РФ являются: нарушение требований Общей части УК РФ; применение не той статьи или не тех пункта и (или) части статьи Особенной части УК РФ, которые подлежали применению; назначение наказания более строгого, чем предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ. Следует отметить, что указанные в ст. 382 УПК РФ основания рассматриваются исключительно в пределах требований жалоб или представлений только в отношении указанных в них лиц в пределах обвинения, по которому подсудимый был признан виновным или оправдан.

Так, кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Новосибирского областного суда от 08.02.2010 года, с направлением дела на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей, отменен приговор Первомайского районного суда г. Новосибирска от 18 декабря 2009 года, которым Б. осужден по ст. 158 ч. 2 п. «б» УК РФ и назначено наказание в виде штрафа в размере 2000 рублей по каждому эпизоду, на основании ст. 69 ч. 2 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено наказание в виде штрафа в размере 3000 рублей.

Судебная коллегия указала, что согласно ч. 1 ст. 60 УК РФ лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьёй Особенной части Уголовного кодекса РФ. Согласно же ч. 2 ст. 46 УК РФ штраф как вид уголовного наказания устанавливается в размере от двух тысяч пятисот до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух недель до пяти лет. Возможность назначения штрафа в твёрдой сумме менее двух тысяч пятисот рублей законом не предусматривается. С учётом указанных законодательных положений назначенное Б. наказание, в виде двух тысяч рублей за каждое преступление, не может быть признано отвечающим требованиям уголовного закона, что свидетельствует о наличии предусмотренного п. 1 ст. 382 УПК РФ основания к пересмотру приговора по уголовному делу.

Неправильная квалификация преступления, в совершении которого суд признал подсудимого виновным, как правило, является последствием несоблюдения органами предварительного следствия и судом требований уголовно-процессуального закона о всесторонности, полноте и объективности исследования обстоятельств дела и влечет неправильное назначение наказания.

Продемонстрируем последнее положение из практики судебной коллегии Новосибирского областного суда.

Судебной коллегией Новосибирского областного суда измен приговор Первомайского районного суда г. Новосибирска в отношении М., осужденной по ст. 160 ч. 3 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

Судебная коллегия указала, что суд обосновано, признал, что, работая продавцом торгового киоска, являясь материально-ответственным лицом, она совершила хищение денежных средств, путем присвоения, причинив материальный ущерб в сумме 18909 рублей.

Вместе с тем, правильно установив фактические обстоятельства дела, суд дал неверную оценку действиям осужденной, неправильно квалифицировал действия М. по ч. 3 ст. 160 УК РФ, как хищение, совершенное с использованием своего служебного положения. Продавец магазина, не является должностным лицом, а поэтому квалифицирующий признак хищения чужого имущества вверенного виновному, с использованием своего служебного положения в действиях М. отсутствует, в связи с чем, ее действия следовало квалифицировать по ст. 160 ч. 1 УК РФ.

По указанным основаниям приговор суда подлежит изменению, фактические обстоятельства дела установленные органами предварительного следствия и судом при этом не изменяются. В связи с тем, что действия М. переквалифицированы на более мягкий закон, подлежит смягчению назначенное ей наказание.

Одним из существенных оснований отмены или изменения приговора закон называет несправедливость назначенного наказания (п. 4 ч. 1 ст. 369 УПК РФ) или несправедливость приговора (п. 4 ч. 1 ст. 379 УПК РФ).

В основе назначения справедливого приговора лежит один из важнейших принципов уголовного права – индивидуализация наказания.

Мы согласны с мнением С.А. Велиевой и А.В. Савенкова, что «индивидуализация наказания в российском уголовном праве – это принцип, заключающийся в учете судом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, личности виновного, смягчающих и отягчающих обстоятельств, обстоятельств, влияющих на условия жизни осужденного, позволяющий посредством конкретной меры наказания добиться, в конечном счете исправления преступника, а также предупредить совершение новых преступлений как самим осужденным, так и другими лицами» [цит. по: 10, с. 130].

При назначении наказания всегда следует руководствоваться его целью. Являясь строго индивидуальным, наказание тогда достигает своих целей, когда оно целесообразно и справедливо. Если оно несправедливо, оно не способствует исправлению виновного, а наоборот, может озлобить, ожесточить его, то есть не достигнет цели частного предупреждения. Чтобы уголовное наказание достигло своей цели, оно должно быть понятно лицу, совершившему преступление, и являться средством его исправления.

Наказание должно быть признано несоразмерным, если суд назначает суровое наказание за незначительное преступление и если суровое наказание назначено хотя и за соответствующее преступление, но судом не учтены особые обстоятельства, относящиеся к личности виновного и требующие смягчения или ужесточения наказания.

В судебной практике встречается несоответствие наказания совершенному преступлению как отдельное основание к отмене или изменению приговора, так и в совокупности с неправильным применением уголовного закона, неправильной квалификацией.

Таким образом, в УПК РФ указаны основания (уголовно-процессуальные и уголовно-правовые) отмены или изменения судебных решений.

В юридической литературе неоднократно обращалось внимание на судебные ошибки и их причины, влекущие отмену или изменение судебных приговоров. В качестве причин судебных ошибок в литературе обычно указываются следующие обстоятельства: чрезмерная нагрузка на судей [14, с. 4]; нестабильность и отсутствие единообразия судебной практики, постоянное обновление законодательства, отсутствие информации о практике применения нового законодательства, концептуальное устарение действующих процессуальных законов [18, с. 3]; недооценка судьями требований процессуальных норм, устанавливающих сроки совершения судебных действий.

Односторонность, необъективность и неполнота предварительного и судебного следствия являются наиболее распространенными причинами судебных ошибок. В результате зафиксированы случаи, когда не был установлен предмет доказывания; имело место необоснованное осуждение либо оправдание. Некритическое отношение суда к материалам и выводам предварительного следствия. Значительная часть ошибок суда первой инстанции - это невыявленные следственные ошибки.

По мнению Н.В. Михалкина: "Знание логики составляет необходимый элемент общей духовной культуры судей. Их высокая логическая культура, умение стройно и убедительно излагать свои мысли являются важнейшим средством завоевания ими авторитета и уважения среди сослуживцев, руководства, специалистов различного профиля. От умения судей строить умозаключения и исследовать доказательства, принимать решения зависит во многом эффективность правосудия" [22, с. 19]. Следовательно, знание основных правил и законов логики в судебной правоприменительной деятельности будет способствовать уменьшению количества допускаемых ошибок.

К одной из причин нарушений уголовно-процессуального закона многие процессуалисты относят использование в УПК РФ оценочных терминов, которые предоставляют правоприменителю относительную свободу при принятии решений, а также при производстве следственных и иных процессуальных действий.

Так В.В. Игнатенко считает, что оценочные понятия – это «детально не разъясняемые законодателем и обобщающие в себе типичные признаки определенных правозначимых явлений понятия права, конкретизация которых осуществляется путем оценки в рамках конкретной правоприменительной ситуации» [цит. по: 10, с. 140].

Мы предполагаем, что невозможно заранее предугадать ситуации, при которых произойдет нарушение.

Предлагаем классификацию причин судебных ошибок по следующим группам:

1) причины субъективного характера:

– психологические особенности личности дознавателя, следователя, прокурора, судьи;

– низкая профессиональная подготовка или незначительный опыт работы лиц, производящих расследование уголовного дела или судьи, рассматривающего уголовное дело;

– неверное понимание и применение отдельных норм законодательства;

– влияние общественного мнения на возможный результат рассмотрения уголовного дела (общественный резонанс);

2) причины объективного характера:

– наличие пробелов и коллизий в правовых нормах;

– наличие оценочных понятий в уголовно-правовых и уголовно-процессуальных нормах;

– отсутствие своевременных рекомендаций ВС РФ по применению норм законодательства.

Таким образом, в результате исследования уголовно-правовой и уголовно-процессуальной характеристики нарушений, влекущих отмену или изменения приговоров, мы пришли к следующим выводам.

1) Под основаниями к отмене или изменению приговора суда первой инстанцией понимается совокупность достаточных данных, указывающих на его незаконность, необоснованность и (или) несправедливость.

2) Постановление приговора полностью зависит от человеческого фактора, вследствие чего возникает множество субъективных и объективных причин, влияющих на результат рассмотрения уголовного дела. Следовательно, допущение судебных ошибок становиться неизбежным компонентом судопроизводства по уголовным делам. С целью снижения их доли существует не только производство по пересмотру, не вступивших в законную силу судебных решений, но и решений, которые обрели силу закона.

3) Законодатель не устанавливает различий в основаниях для отмены или изменения приговора апелляционной и кассационной инстанции, закрепляя их в ст. 369 УПК РФ. Основания, предусмотренные ст. 379 УПК РФ, являются основаниями для отмены или изменения судебных решений в порядке надзора. Положения ст. 369 и 379 УПК РФ конкретизированы в ст. 380 – 383 УПК РФ.

4) Причины судебных ошибок, влекущих отмену или изменение приговора, можно квалифицировать по следующим группам: причины субъективного характера и причины объективного характера.

3.2 Апелляционное, кассационное и надзорное производство

Конституция РФ (ч. 3 ст. 50) определяет, что каждый осужденный за преступление имеет право на пересмотр приговора, вынесенного по его уголовному делу, вышестоящим судом в порядке, установленном федеральным законом, а также право просить о помиловании или смягчении наказания.

Пересмотр судебных решений не только обеспечивает конституционные права потерпевших, подсудимых и иных лиц, вовлеченных в сферу судопроизводства, но и служит публичным интересам, т.е. интересам правосудия [31, с. 6].

Вместе с тем общество и государство заинтересовано в том, чтобы каждый постановленный приговор был законным, обоснованным и справедливым. По мнению Н.Н. Полянского, интересы правосудия обеспечиваются тем, что суды, рассматривающие дела в первой инстанции, знают, что каждый постановленный ими приговор, а также условия и порядок расследования и рассмотрения дела, по которому приговор постановлен, могут стать предметом оценки со стороны вышестоящей инстанции.

Оценка вышестоящего суда законности принятого решения нижестоящим судом проявляется в возможности реализации права участников процесса обжаловать процессуальные действия (бездействие) и решения суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания и дознавателя, включая право осужденного на пересмотр приговора вышестоящим судом.

Апелляционный порядок пересмотра установлен для решений мирового судьи, не вступивших в законную силу. Решения же, вынесенные федеральными судьями районного, областного и Верховного Суда РФ, а также решения апелляционной инстанции пересматриваются в кассационном порядке. Надзорному обжалованию подлежат приговоры и иные судебные решения, вступившие в законную силу, от приговора или постановления мирового судьи до определения коллегии Верховного Суда РФ.

Основное отличие между апелляционным и кассационным порядком пересмотра судебных решений заключается в том, что суд апелляционной инстанции вправе повторно пересмотреть дело по существу. При этом он может вновь исследовать доказательства (допрашивать свидетелей, потерпевших, подсудимых и т.п.) и вынести новый приговор по делу. Кассационное производство не представляет собой нового судебного разбирательства. В апелляционном производстве основанием отмены или изменения судебного решения является несоответствие выводов, изложенных в нем, фактическим обстоятельствам дела, установленным судом апелляционной инстанции, поскольку производство в этом суде является новым судебным разбирательством. В кассационном производстве основанием отмены или изменения приговора является несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам, установленным этим же судом (судом первой или апелляционной инстанции), поскольку кассационное производство даже с апелляционными началами не представляет собой нового судебного разбирательства.

Апелляционная и кассационная проверка законности и обоснованности судебных решений служит средством выявления и устранения судебных ошибок еще до вступления решения суда в законную силу, важнейшей гарантией правильного осуществления правосудия, прав и законных интересов участников процесса.

Значение надзорного производства предопределяется тем, что оно дает возможность исправить судебную ошибку даже после вступления в законную силу судебного решения и позволяет вышестоящим судам обеспечить необходимое единство судебной практики.

Приговоры и иные решения, не вступившие в законную силу, в соответствии с требованиями ч. 4 ст. 354 УПК могут быть обжалованы осужденным, оправданным, их защитником и законным представителем, государственным обвинителем, вышестоящим прокурором, потерпевшим и его представителем. Гражданский истец и ответчик или их представители вправе обжаловать судебное решение в части, касающейся гражданского иска.

Требования к структуре и содержанию апелляционной жалобы закреплены в ст. 363 УПК РФ.

От апелляционной, кассационная жалоба (представление) отличается тем, что вместо доказательств, обосновывающих требования лица, ее подавшего, в кассационной жалобе должны быть указаны основания отмены или изменения судебного решения, предусмотренные ст. 379 УПК РФ. И адресована она должна быть в суд кассационной инстанции. Кроме того, в ней может быть отражено ходатайство осужденного об участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции. Структура и содержание надзорной жалобы аналогична структуре кассационной жалобы.

Существенным индикатором обоснованности и справедливости принятого решения при пересмотре уголовных дел в вышестоящем суде является вопрос о составе суда. Рассмотрение уголовных дел в апелляционном порядке осуществляется судьей районного суда единолично (ч. 3 ст. 30 УПК). Такое же требование ранее содержалось и в ст. 488 УПК РСФСР. В Концепции судебной реформы рассмотрение дел в апелляционном порядке предполагалось судом в составе трех профессиональных судей федерального районного суда. Как указывают некоторые авторы, и мы согласны с данным мнением, единоличное рассмотрение уголовных дел в суде апелляционной инстанции снижает уровень гарантий правосудия. Поскольку апелляционный суд – это суд второй инстанции, то по аналогии с кассационным судом следовало бы определить порядок рассмотрения уголовных дел в суде апелляционной инстанции в составе трех судей федерального суда. К данной мысли приводит исторический опыт России (дело в апелляционном порядке рассматривалось коллегиально на съезде мировых судей) [29, с. 47], а также опыт Франции, Германии, США и др., где уголовные дела рассматриваются коллегиально в апелляционном порядке.

В апелляционном и кассационном порядке проверяются законность, обоснованность и справедливость судебного решения лишь в той части, в которой оно обжаловано. Частью второй ст. 360 УПК пределы полномочий апелляционной и кассационной инстанции по уголовному делу ограничены доводами жалобы. Проверка судебных решений происходит только в сторону улучшения положения осужденных или оправданных. Если в процессе рассмотрения уголовного дела установлены обстоятельства, касающиеся интересов иных лиц, осужденных или оправданных по данному уголовному делу (в отношении которых жалоба или представление не поданы), то уголовное дело проверяется и в отношении указанных лиц, при условии, что не может быть допущено ухудшение их положения.

Суд не связан доводами надзорных жалоб или представления при рассмотрении уголовного дела в порядке надзора и вправе в полном объеме проверить все производство по уголовному делу. Суд надзорной инстанции вправе проверить уголовное дело в отношении всех осужденных, даже если по делу осуждено несколько лиц, а надзорные жалоба или представление принесены только одним из них или в отношении некоторых из них.

Надзорная инстанция, с одной стороны, должна проверить не только законность судебного решения, т.е. соблюдение при производстве по делу норм уголовно-процессуального и уголовного права, но и их обоснованность, то есть соответствие выводов суда, изложенным в судебном решении фактическим обстоятельствам дела и наличие доказательств, подтверждающих выводы нижестоящего суда. С другой стороны проверка судебного решения в надзорном порядке может не ограничиваться всего-навсего вопросами предъявленного обвинения. В случае необходимости исследованию должны подлежать все их части и составляющие.

Суд надзорной инстанции вправе проверить законность и обоснованность судебных решений в полном объеме, в отношении всех осужденных. С особой тщательностью необходимо проверить соблюдены ли нормы закона, как в ходе расследования, так и в ходе судебного рассмотрения дела, так как нарушение этих норм является основанием к отмене или изменению судебных решений. Если в отношении осужденных, о которых не было принесено жалобы (представления), таких оснований не установлено, в определении не должно указываться, что дело о них проверено, и что состоявшиеся в отношении их решения оставлены в силе.

Суд апелляционной инстанции может вынести одно из следующих решений: оставить приговор суда первой инстанции без изменения, а апелляционную жалобу или представление – без удовлетворения; отменить обвинительный приговор мирового судьи и оправдать подсудимого или прекратить уголовное дело; отменить оправдательный приговор мирового судьи и вынести обвинительный приговор; изменить приговор суда первой инстанции.

По результатам рассмотрения уголовного дела в кассационном порядке суд в совещательной комнате может принять одно из следующих решений: оставить приговор или иное обжалуемое судебное решение без изменения, а жалобу или представление без удовлетворения; отменить приговор или иное обжалуемое судебное решение и прекратить уголовное дело; отменить приговор или иное обжалуемое судебное решение и направить уголовное дело на новое судебное разбирательство в суд первой или апелляционной инстанции со стадии предварительного слушания, или судебного разбирательства, или действий суда после вынесения вердикта присяжных заседателей; изменить приговор или иное обжалуемое судебное решение.

Суд надзорной инстанции вправе: оставить надзорные жалобу или представление без удовлетворения, а обжалуемые судебные решения без изменения; отменить приговор, определение или постановление суда и все последующие судебные решения и прекратить производство по данному уголовному делу; отменить приговор, определение или постановление суда и все последующие судебные решения и передать уголовное дело на новое судебное рассмотрение; отменить приговор суда апелляционной инстанции и передать уголовное дело на новое апелляционное рассмотрение; отменить определение суда кассационной инстанции и все последующие судебные решения и передать уголовное дело на новое кассационное рассмотрение; внести изменения в приговор, определение или постановление суда.

Выделяя особое значение апелляционной инстанции в качестве института судебного контроля, отдельные ученые предлагают ввести ее по всем категориям уголовных дел. По мнению А. Победкина, апелляция необходима, когда недостаточно гарантий постановления законного и обоснованного приговора, например, когда подсудимому грозит суровое наказание (пожизненное лишение свободы или смертная казнь) [30, с. 47]. Н.Г. Муратова в обосновании идеи введения апелляции по всем категориям дел пишет, что, "во-первых, институт апелляции позволяет наиболее полно реализовать право каждого на судебную защиту в соответствии со ст. 46 Конституции РФ; во-вторых, институт апелляции позволит обеспечить быстроту определения судебных ошибок, так как апелляционное производство связано с исследованием новых доказательств и новой их оценкой; в-третьих, условия апелляции позволят сформировать единую правоприменительную судебную практику" [24, с. 198].

Вместе с тем пересмотр в апелляционном порядке лишь решений мировых судей является нарушением конституционного принципа равенства всех перед законом и судом, а также говорит об отсутствии стройной системы проверки судебных актов.

Противоположное суждение в отношении преимуществ апелляции по сравнению с другими формами контроля высказано Н.И. Газетдиновым. Он пишет, что появление новой инстанции привело в конечном итоге к затягиванию процесса, а введение института мировых судей и как следствие апелляционного производства решило лишь задачу доступности суда, а не правосудия, и то за счет усиления судебной волокиты и увеличения срока рассмотрения дел; по его мнению, усилия действующего уголовного судопроизводства должны быть направлены на создание дополнительных гарантий осуществления правосудия в рамках ранее существовавших традиционных форм судебного контроля, т.е. в рамках кассационной и надзорной инстанций [9, с. 9].

Таким образом, не вызывает сомнения необходимость дифференциации форм судебного контроля за судебными решениями нижестоящих судов. Следует обратить внимание не только на проблемы совершенствования апелляции, которая является важным средством соблюдения законных интересов, прав личности в уголовном судопроизводстве, но и развития других форм судебного контроля, таких как кассационная и надзорная инстанция. Они помогают формировать единую правоприменительную практику и способствуют усилению защиты прав участников уголовного судопроизводства, поскольку являются дополнительной гарантией эффективности осуществления правосудия, вынесения законных и обоснованных приговоров.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итоги, сделаем ряд теоретических выводов и практических рекомендаций, которые могут использоваться в целях дальнейшего повышения эффективности деятельности судов, улучшения качества постановляемых приговоров. Полученные выводы подкрепляются рядом предложений по внесению изменений в действующее законодательство.

Сущность приговора заключается в том, чтобы на основе представленных и изученных в судебном заседании доказательств констатировать следующее: имело ли место преступление, совершил ли его подсудимый, подлежит ли он наказанию за это преступление. В случае положительного ответа на указанные вопросы определяются виды и размер наказания, в случае отрицательного ответа подсудимый признается невиновным и ему предоставляется право на реабилитацию.

Судебный приговор обладает рядом характеризующих его признаков: это процессуальный акт; постановляется только от имени Российской Федерации; может быть постановлен судом первой и апелляционной инстанции, единолично или коллегиально; должен соответствовать требованиям, предъявляемым к его форме, содержанию, основаниям и процедуре постановления и вступления его в законную силу; выступает окончательным решением по уголовному делу; является единым процессуальным актом, которым разрешаются вопросы права и факта по уголовному делу; постановляется с целью утверждения вины подсудимого или его невиновности; устанавливает подсудимому наказание или освобождает его от такового; является единственным процессуальным документом, устанавливающим основания реализации уголовной ответственности; считается процессуальным итогом рассмотренного в судебном заседании обвинительного заключения; постановляется только на основании устного и непосредственного исследования доказательств в судебном заседании; разрешает вопрос об удовлетворении или отказе в удовлетворении гражданского иска, если он был заявлен в уголовном деле; должен соответствовать требованиям законности, обоснованности и справедливости; может быть постановлен только в ходе судебного заседания и только в совещательной комнате; в ходе постановления применяются нормы уголовного, уголовно-процессуального и других отраслей права; наделен свободой обжалования до и после вступления в законную силу; не может быть отменен тем же или равнозначным судом первой инстанции; обладает законной силой, свойствами обязательности, исключительности, неизменности и преюдициальности; считается истинным до тех пор, пока он не отменен вышестоящей инстанцией в установленном законом порядке; обладает социально-правовым и процессуальным значением.

На основе исследования сущности и признаков судебного приговора в работе сформулирована следующая его дефиниция. Судебный приговор – это наделенное законной силой окончательно решение по уголовному делу, постановленное в судебном заседании судами первой и апелляционной инстанции именем Российской Федерации по вопросам утверждения вины или невиновности подсудимого в совершении преступления в пределах предъявленного обвинения и применения наказания к виновному или освобождения его от такового.

Определение приговора, содержащееся в п. 28 ст. 5 УПК РФ, не содержит указания на постановление приговора именем Российской Федерации, а также на необходимость его постановления только в совещательной комнате. Полагаем, что данные уточнения должны быть включены в указанную норму.

Исторически обоснована мысль современного уголовно-процессуального законодательства о том, что основанием применения процессуального принуждения является обеспечение установленного порядка уголовного судопроизводства. Преемственность исторических традиций в отечественном праве прослеживается во всех типах и формах российского уголовного процесса, в том числе и в современном уголовном судопроизводстве, установленном УПК РФ 2001 г.

Согласно ст. 297 УПК РФ приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона. Выполнение всей совокупности указанных в законе требований характеризует его как правосудный приговор.

В связи с тем, что ни одно из выше названных требований к приговору не получило разъяснений в самом законе, мы попытались сформулировать дефиниции законности и обоснованности, которыми полагаем дополнить ст. 5 УПК РФ:

– законность приговора – это постановления приговора от имени государства в точном соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, нормами уголовного и уголовно-процессуального и иными подлежащим применению в рамках конкретного уголовного дела отраслями права в процессе производства по уголовному делу и при его разрешении.

– обоснованность приговора – это соответствие изложенных в приговоре выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, реальная действительность которых подтверждена совокупностью доказательств, исследованных и оцененных в ходе судебного следствия по уголовному делу.

Процедура постановления приговора призвана обеспечить правильное разрешение уголовных дел, обеспечить качественное правосудие, а значит, защитить права потерпевших, не допустить незаконного обвинения невиновных. Нарушение законного порядка постановления приговора влечет за собой его отмену.

Постановление приговора включает следующие основные этапы: совещание судей, в процессе которого обсуждаются все вопросы, подлежащие разрешению по делу (кроме постановления приговора судьями единолично); принятие решений по обсужденным вопросам; составление приговора и подписание приговора, его провозглашение.

В связи с тем, что во время составления приговора может быть несколько перерывов, то в ч. 2 ст. 298 УПК РФ корректнее было бы указать не «перерыв», а «перерывы».

Полагаем, что в УПК РФ следует включить норму, позволяющую стоя заслушивать только резолютивную часть приговора.

УПК РФ содержит конкретный перечень требований, предъявляемых к составлению вводной, описательно-мотивировочной и резолютивной частей приговора, каждая из которых является его обязательной и неотъемлемой составляющей. Согласованность всех частей приговора является одним из условий его законности. Всякое несоответствие резолютивной части приговора вводной и описательно-мотивировочной делает приговор неправильным и ведет к его отмене.

Обвинительный приговор может быть постановлен только при наличии совокупности исследованных в судебном разбирательстве достоверных доказательств, подтверждающих событие преступления, признаки состава преступления в этом событии, виновность подсудимого.

Все содержащееся в описательно-мотивировочной и резолютивной части обвинительного приговора аргументы суда должны быть обоснованы ссылками на материалы уголовного дела.

В процессе принятия любого процессуального решения и приговора в частности, судье необходимо знать и точно применять законы, как материального, так и процессуального права, досконально исследовать материалы уголовного дела в целях формирования внутреннего убеждения, руководствоваться совестью как критерием оценки собственных поступков и принимаемых решений.

Основу внутреннего убеждения судьи составляют беспристрастность и объективность. Данные категории являются субъективными, основанными на чувственном восприятии материалов дела. Беспристрастность обеспечивает справедливое правосудие, но вместе с тем она не должна исключать гуманности.

Под основаниями к отмене или изменению приговора суда первой инстанцией понимается совокупность достаточных данных, указывающих на его незаконность, необоснованность и (или) несправедливость.

Постановление приговора полностью зависит от человеческого фактора, вследствие чего возникает множество субъективных и объективных причин, влияющих на результат рассмотрения уголовного дела. Следовательно, допущение судебных ошибок становиться неизбежным компонентом судопроизводства по уголовным делам. С целью снижения их доли существует не только производство по пересмотру, не вступивших в законную силу судебных решений, но и решений, которые обрели силу закона.

Законодатель не устанавливает различий в основаниях для отмены или изменения приговора апелляционной и кассационной инстанции, закрепляя их в ст. 369 УПК РФ. Основания, предусмотренные ст. 379 УПК РФ, являются основаниями для отмены или изменения судебных решений в порядке надзора. Положения ст. 369 и 379 УПК РФ конкретизированы в ст. 380 – 383 УПК РФ.

Причины судебных ошибок можно квалифицировать по следующим группам: причины субъективного характера и причины объективного характера.

Апелляционная, кассационная и надзорная инстанция это формы судебного контроля, которые являются важным средством соблюдения законных интересов, прав личности в уголовном судопроизводстве. Они помогают формировать единую правоприменительную практику и способствуют усилению защиты прав участников уголовного судопроизводства, поскольку являются дополнительной гарантией эффективности осуществления правосудия, вынесения законных и обоснованных приговоров.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

Нормативные правовые акты

1. Конституция Российской Федерации. Государственные символы России. – Новосибирск: Сиб. унив. изд-во, 2009. – 64 с.

2.Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 09.03.2010) // Российская газета. – 2001. – 22 декабря.

3. Уголовный кодекс Российской Федерации от 24.05.1996 № 63 – ФЗ (ред. от 29.03.2010) // Российская газета. – 1996. – 25 июня.

4. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.04.1996 N 1 (ред. от 06.02.2007) // Российская газета. – 1996. – 22 мая.

Научная литература и материалы периодической печати

5. Бунина А.В. Приговор как акт правосудия. Его свойства: монография. – Оренбург: Издательский центр ОГАУ, 2006. – 168 с.

6.Вандышев В.В. Уголовный процесс: Курс лекций. – СПб.: Издательство Юридический центр Пресс", 2004. – 930 с.

7. Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. – Ростов-на-Дону: Феникс, 1995. – 890 с.

8. Всемирная история государства и права: Энциклопед. словарь / Под ред. А.В. Крутских. – М.: ИНФРА-М, 2001. – 670 с.

9. Газетдинов Н.И. О месте и роли апелляционной инстанции в системе судебного надзора // Российский судья. – 2007. – N 9. – С. 9 – 11.

10. Головинская И.В. Судебный приговор: монография / И.В. Головинская, И.А. Остапенко; Владим. гос. ун-т. – Владимир: Изд-во Владим. гос. ун-та, 2008. – 176 с.

11. Горева Е.Д. Факторы, влияющие на убеждение судьи // Мировой судья. – 2007. – № 5. – С. 13 – 18.

12. Гочияев М.К. Судебное следствие как объективная основа законного и обоснованного приговора: Автореф. дис. … к-та юрид. наук 12.00.09 / Кубан. гос. аграр. ун-т. – Краснодар, 2006. – 24 с.

13. Жеребцов А. Отбор кандидатов в судьи - актуальная задача // Российская юстиция. – 1999. – N 6. – С. 4.

14. Ивенский А.И., Орлов А.В. Многоосновная классификация приговоров // Российский судья. – 2006. – № 6. – С. 8 – 10.

15. История российского правосудия / Воротынцева А.А., Демичев А.А., Исаенкова О.В. и др. – М.: ЮНИТА-ДАНА, 2009. – 447 с.

16. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. И.Л. Петрухина. – М.: ТК Велби, 2003. – 956 с.

17. Куцова Э.Ф. Хрестоматия по уголовному процессу России: Учебное пособие. – М.: Городец, 1999. – 560 с.

18. Лебедев В. От концепции судебной реформы к новым идеям развития судебной системы // Российская юстиция. – 2000. – N 3. – С. 3 – 4.

19. Маликов М.Ф. Концептуальные основы изучения судебного приговора: монография. – Уфа: РИО БашГУ, 2003. – 258 с.

20. Маркелов А.Г. Производство по уголовному делу в суде кассационной инстанции. – Чебоксары: Изд-во Чуваш. ун-та, 2009. – 128 с.

21. Марасанова С.В. Летопись суда присяжных // Джаншиев Г.А. Основы судебной реформы: Сборник статей. – М.: Статут; РАП, 2004. – 57 с.

22. Михалкин Н.В. Логика и аргументация в судебной практике. – СПб.: Издательство "Юридический центр Пресс", 2004. – 80 с.

23. Моисеева Т.В. Обеспечение беспристрастности и объективности судей при рассмотрении уголовных дел // Журнал российского права. – 2003. – N 6. С. 10 – 12.

24. Муратова Н.Г. Система судебного контроля в уголовном судопроизводстве. – Казань: ООО АПК им. Е. Сурьянинова "Аделаида", 2007. – 250 с.

25. Муратова Н.Г., Подольский М.А. Судебные решения в досудебном производстве по уголовному делу (понятие, виды, содержание, механизм принятия). – Казань: ООО АПК им. Е. Сурьянинова "Аделаида", 2007. – 86 с.

26. Новиков С.А. Показания обвиняемого в современном уголовном процессе России. – СПб.: Издательский дом С.-Петерб. гос. ун-та; Издательство юридического факультета С.-Петерб. гос. ун-та, 2004. – 30 с.

27. Овсянников И., Галкин А. Вероятное и достоверное в обвинительном приговоре // Российская юстиция. – 2000. – N 9. – С. 32 – 36.

28. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80000 слов и фразеологических выражений. – 4-е изд., доп. – М.: Книга, 1999. – 845

29. Остапенко И.А. Приговор как итоговое решение по уголовному делу: Автореф. дис. … к-та юрид. наук: 12.00.09 / Владимир. юрид. ин-т. - Владимир, 2007. – 21 с.

30. Победкин А. Апелляционное производство в уголовном процессе России: проблемы становления // Государство и право. – 2001. – N 3. – С. 45 – 48.

31. Разинкина А.Н. Апелляция в уголовном судопроизводстве. – М.: Норма, 2004. – 87 с.

32. Титов Ю.П. Хрестоматия по истории государства и права России. – М.: Проспект, 2000. – 590 с.

33. Уголовно-процессуальное право (Уголовный процесс): Учебник для вузов Под ред. Г.П. Химичевой, О.В.Химичевой. – 3-е изд., пераб.и доп. – М.: Юнити-Дана, Закон и право, 2004. – 704 с.

34. Францифоров Ю.В., Пронин К.В. Апелляционное обжалование судебных решений, не вступивших в законную силу // Российский судья. – 2008. – № 12. – С. 11 – 14.

35. Чельцов-Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права. – СПб.: Издательство "Юридический центр Пресс", 1995. – 980 с.

36. Юшков С.В. Русская Правда. Происхождение, источники, ее значение / Под ред. О.И. Чистякова. – М.: ИКД "Зерцало-М", 2002. – 150 с.

37. Юридический энциклопедический словарь / Под редакцией О.Е. Кутафина. – М., 2002. – 559 с.

Материалы судебной практики

38. Определение Верховного суда Российской Федерации от 17 сентября 2009 г. N 2-046/09 // Бюллетень Верховного суда. – 2010. – № 1. – С. 8.

39. Дело № 1-275/06 от 01.11.2006 г. // Архив Первомайского районного суда г. Новосибирска.

40. Дело № 1-29/08 от 25.01.2008 г. // Архив Первомайского районного суда г. Новосибирска.

41. Дело № 1-64/08 от 12.03.2008 г. // Архив Первомайского районного суда г. Новосибирска.

42. Дело № 1-476/09 от 18.12.2009 г. // Архив Первомайского районного суда г. Новосибирска.


ПРИЛОЖЕНИЕ А

Нагрузка по уголовным делам в Новосибирской области

Рисунок А.1 – нагрузка по уголовным делам в Новосибирской области за три года


ПРИЛОЖЕНИЕ Б

Качество рассмотрения уголовных дел

Рисунок Б.1 – качество рассмотрения уголовных дел в лицах


ПРИЛОЖЕНИЕ В

Качество работы судов по уголовным делам в Новосибирской области

Таблица В.1 – Качество работы судов по уголовным делам за 12 месяцев 2009 года

№п\п Наименование судов Обжаловано приговоров (в лицах) Оставлено без изменения % Приговоры отменены Приговоры изменены Неправильно определен вид ИУ
За мягкостью наказания За необоснованны оправданием По другим основаниям С прекращением производства Наказание снижено с изменением квалификации преступления Наказание снижено Без изменения квалификации преступления
кассация надзор кассация надзор кассация надзор кассация надзор кассация надзор кассация надзор
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18
1 Калининский 219,0 192,0 87,7 3,0 - 1,0 - 8,0 - - - 10,0 - 5,0 - 2,0
2 Кировский 319,0 275,0 86,2 4,0 - 1,0 - 20,0 - - - 6,0 2,0 13.0 5.0 2.0
3 Дзержинский 246,0 224,0 91,1 - - - - 9,0 - - - 5,0 6,0 8,0 2,0 -
4 Железнодорожный 59,0 52,0 88,1 - - 2,0 - 5,0 1,0 - - - 3,0 - 2,0 1,0
5 Заельцоский 70,0 60,0 85,7 - - 1,0 - 4,0 1,0 - - 3,0 - 2,0 2,0 -
6 Ленинский 311,0 291,0 93.6 2,0 - - - 4,0 - 3,0 - 4,0 4,0 7,0 4,0 -
7 Октябрьский 420,0 374,0 89,0 - - 5,0 - 12,0 - - - 13,0 2,0 16,0 5,0 3,0
8 Первомайский 97,0 93,0 95,9 - - - - 1,0 - - 1,0 - - 3,0 1,0 -
9 Советский 173,0 152,0 87,9 1,0 - - - 6,0 1,0 1,0 2,0 10,0 - 3,0 - -
10 Центральный 137,0 121,0 88,3 1,0 - - - 5,0 - 1,0 - 3,0 - 6,0 1,0 -
Итого по городу 2051,0 1834,0 89,4 11,0 - 10,0 - 74,0 3,0 5,0 3,0 54,0 17,0 63,0 22,0 8,0
Итого по области 3921,0 3375,0 86,1 28,0 - 15,0 - 207,0 12,0 16,0 3,0 123,0 44,0 157,0 51,0 19,0
ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий