регистрация / вход

Законность и порядок в юридической науке

Понятие законности как исполнения норм права. Реальное выражение права в законах государства. Принцип верховенства закона, особенности обеспечения и охраны законности и правопорядка. Конституционная законность и судебный конституционный контроля.

Содержание

Введение

1. Понятие законности и правопорядка

2. Обеспечение и охрана законности и правопорядка

3. Конституционная законность и судебный конституционный контроль

Заключение

Cписок использованной литературы

Введение

В советской юридической науке сложилось и стало господствующим понимание законности как строгого и неуклонного исполнения законов и подзаконных нормативных актов всеми субъектами советского права - государственными органами, общественными организациями, должностными лицами и гражданами.

Данное понимание понятия законности предполагает исполнение норм права и обходит вопрос о самом их содержании. И это не случайно, поскольку оценка содержания закона с позиции общепринятого понимания законности в то время, как правило, не допускалась, была рискованной для господствующей партийно-государственной элиты. На первое место при характеристике законности ставился принцип верховенства закона, под которым понималась его высшая юридическая сила в иерархической системе правовых нормативных актов. Законы рассматривались как акты, выражающие возведенную в закон государственную волю, под которой декларировалась воля пролетариата в союзе с трудящимся крестьянством, либо волю всего народа.

Для понимания законности как неотъемлемого качества правовой системы в целом, особого состояния общественной и государственной жизни, режима функционирования правового государства существенное значение имеет содержательная характеристика самих норм права (конституции, законов, подзаконных, включая ведомственные, актов и др.), их аксиологическая оценка. Содержание законности составляет не само наличное законодательство, а такое законодательство, которое адекватно воплощает правовые принципы, общечеловеческие идеалы и ценности, насущные потребности и интересы человека, объективные тенденции социального прогресса. Цель работы - рассмотреть понятия законности и правопорядка в юридической науке, особенности их обеспечения и охраны.

1. Понятие законности и правопорядка

Законность означает идею, требование и систему (режим) реального выражения права в законах государства, в самом законотворчестве.

Закон занимает особое место в системе нормативно-правовых актов. Он обладает рядом юридических и иных свойств, не присущих другим нормативным актам. Нивелирование закона в системе нормативно-правовых актов государства следует преодолеть и признать, что законность есть исполнение закона и только закона. Это требование в равной мере относится как к органам всех ветвей государственной власти, принимающим в рамках своей компетенции законы и подзаконные акты, так и к непосредственным исполнителям законов - должностным лицам.

Профессор М.С. Строгович полагал, что сущность законности составляет соблюдение и исполнение именно законов. Из этого, по его мнению, вытекает и необходимость соблюдения и исполнения подзаконных актов, соответствующих законам, изданным на основе закона, в соответствии с законом и во исполнение закона[1] . В юридической науке были робкие попытки найти компромиссное решение. Суть его заключалась в предложении различать два понятия законности - широкое и узкое. Узкое понятие законности означает требование соблюдать законы государства, широкое - не только законы, но и все подзаконные акты.

Сущностное понимание законности и правопорядка связано еще с одним важным критерием их отграничения друг от друга. Это касается определения субъектов законности и правопорядка.

В свете традиционного понимания законности ее субъектами являются все субъекты права. Должностные лица, следовательно, поставлены в один ряд с гражданами и другими лицами, т.е. здесь нивелируется повышенная опасность нарушения закона со стороны должностного лица в сравнении с опасностью нарушения закона, совершаемого гражданином.

В свое время профессор Н.Г. Александров предлагал компромиссное решение. Он не ставил в один ряд нарушения закона, допускаемые гражданами и должностными лицами. Законность в широком аспекте, по его мнению, означает требование соблюдать законы всеми субъектами права. Законность, понимаемая в узком аспекте, означает соблюдение законов именно должностными лицами государства, т.е. законность распространяется только на деятельность государственного аппарата[2] .

Законность как раз и состоит в том, что должностные лица выполняют требования законов, выявляют нарушения закона, пресекают их, восстанавливают нарушенные права и привлекают виновных к юридической ответственности. Законность поэтому обязательно должна характеризоваться наличием эффективного механизма защиты действия законов государства, в том числе защиты прав и законных интересов граждан, других субъектов права.

Нарушения законов, совершенные гражданами и другими лицами, не означают, что эти лица выступают в качестве нарушителей законности. В этом случае речь идет о нарушениях правопорядка в обществе. Это, разумеется, не освобождает граждан от юридической ответственности за любое правонарушение. Граждане могут участвовать в выявлении нарушений должностными лицами закона и, следовательно, законности, способствовать ее обеспечению и упрочению.

Законность, в том числе конституционная (конституционность), есть система реально действующего права. Это означает следующее:

1. Наличие в обществе и государстве правовой конституции, правового законодательства. Иными словами, это означает, что действующие Конституция и законы адекватно выражают идеальное право, правовые принципы, общечеловеческие ценности, правовые идеалы свободного демократического общества и правового государства. С этой точки зрения законность точнее было бы определить как правозаконность (правоконституционность). В плоскости практической государственной деятельности правозаконность наряду с прочим означает соответствие Конституции и других законов принципам и нормам международного права, международным стандартам, неотчуждаемым и неотъемлемым правам человека.

2. Наличие и действие строго иерархической правовой системы, в основе которой лежит принцип верховенства закона, т.е. соответствие закону всех подзаконных нормативных актов.

В иерархии системы правовых нормативных актов Конституция и другие законы обладают высшей юридической силой. Это качество диктует требование непротиворечивости подзаконных актов содержанию Конституции и других законов.

3. Полное и точное осуществление, реализация (в разнообразных формах) Конституции и других законов в действиях должностных лиц органов всех ветвей государственной власти, органов местного самоуправления, объединений граждан, как тех, которые призваны обеспечивать пользование гражданами и другими лицами предоставленными им правами и свободами, так и тех, кто по закону должен защищать указанные права и свободы в случае их нарушений либо при наличии конфликтов между гражданами и должностными лицами.

4. Всестороннее обеспечение (гарантирование) и эффективную защиту действия Конституции и других законов. Эта система юридической защиты включает как систему государственного контроля и надзора за действием законов, так и систему индивидуальной защиты со стороны граждан и других лиц своих прав и свобод, законных интересов[3] .

Наличие приведенных выше элементов и составляет содержание законности (правозаконности) как системы реально действующего права в свободном демократическом обществе и правовом государстве.

Конституционность (конституционная законность) означает идею, требование и систему (режим), во-первых, реального выражения права в Конституции общества и государства, в самом процессе подготовки, принятия, введения в действие, изменения и дополнения Конституции как правового нормативного акта высшей юридической силы в правовой системе государства; во-вторых, верховенство Конституции, т.е. соответствие Конституции всех законов и подзаконных нормативных актов; в-третьих, полной и точной реализации Конституции органами всех ветвей государственной власти, органами местного самоуправления, должностными лицами, объединениями граждан; в-четвертых, всестороннего обеспечения и эффективной охраны (защиты) действия Конституции.

Правопорядок - многоаспектное, многоуровневое понятие и представляет собою урегулированность общественных отношений, участниками которых могут выступить физические лица (граждане и др.), разнообразные органы всех ветвей государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, объединения граждан и т.д.

Такая урегулированность осуществляется компетентными органами, прежде всего в самом законе, во всем массиве правовых нормативных актов. Это есть идеальная конструкция (модель) урегулированности общественной и государственной жизни. Без реализации юридических норм эта конструкция урегулирования остается на бумаге. Реализация юридических норм есть процесс формирования правопорядка. Реализация юридических норм не происходит автоматически. Она требует известного обеспечения и охраны (защиты) в случаях правонарушений. Правопорядок может быть рассмотрен как конечный результат действия юридических норм, как выражение правомерного поведения субъектов общественных отношений. Тесно связаны с правопорядком понятия конституционности и законности. Они в значительной части по своему содержанию пересекаются, но полностью содержание правопорядка не исчерпывают[4] .

Правопорядок означает также идею, требование и систему (режим) реально действующего права. Однако в отличие от законности (конституционности) правопорядок означает следующее.

1. Наличие в обществе и государстве правового массива подзаконных нормативных актов, а также соблюдение принципов права в самом подзаконном (ведомственном) нормотворчестве.

Главное в содержании правопорядка применительно к сфере ведомственного нормотворчества заключается не только в его полноте, беспробельности, непротиворечивости, но и в оценке его с точки зрения последовательной реализации и воплощения в нем права, адекватно отраженного в нормах конституций и других законов, направленных на обеспечение неотъемлемых прав и свобод человека, на достижение социальной справедливости, сочетания личных, общественных и иных интересов.

Нарушением правопорядка является принятие ведомственных актов (приказов, инструкций, положений и др.), которые противоречат правовым принципам подзаконного (ведомственного) нормотворчества. К сожалению, в условиях тоталитарного режима такая практика получила широкое распространение. Она была связана с ущемлением интересов и прав граждан в угоду ведомственным интересам. К примеру, в системе МВД СССР и республик нередко издавались ведомственные акты, не соответствующие (как в целом, так и в отдельных частях) Конституции и законам, и даже законы не распространяли своего действия на личный состав органов внутренних дел до тех пор, пока не принимался соответствующим министром внутренних дел приказ о введении закона в действие в подчиненной ему системе подразделений и служб внутренних дел.

Ведомственные акты конкретизировали нормы закона, создавая по существу новые правила поведения как материального, так и процессуального характера. Ведомства не были заинтересованы в инициировании законодательной инициативы. Они восполняли пробелы в нормативном регулировании самостоятельно. Сфера ведомственного регулирования была обширной и имела тенденцию к расширению.

2. Наличие и действие принципа иерархии по юридической силе в подсистеме подзаконных нормативных актов.

3. Полное и точное соблюдение, исполнение и использование конституционных положений и норм законов российскими гражданами, иностранными гражданами и лицами без гражданства. Правопорядок включает осуществление, реализацию подзаконных нормативных актов всеми субъектами права - органами всех ветвей государственной власти, органами местного самоуправления, объединениями граждан, должностными лицами, гражданами и другими физическими лицами.

4. Всестороннее обеспечение и эффективную охрану (защиту) действия всего массива подзаконных нормативных актов.

2. Обеспечение и охрана законности и правопорядка

Различие между "обеспечением" и "охраной (защитой)" состоит в том, что обеспечение законности, правопорядка связано с гарантированием положительной реализации законов (юридических норм), с их упрочением, профилактикой возможных правонарушений, а охрана (защита) законности, правопорядка - с нарушениями последних, с восстановлением законности, правопорядка.

Обеспечение законности, правопорядка. Система обеспечения законности, правопорядка представляет собой структуру мер, направленных на гарантирование (создание условий) положительной реализации законов (юридических норм) как должностными лицами, так и гражданами, на упрочение законности, правопорядка и, наконец, на профилактику нарушений законности, правопорядка, т.е. состоит из трех блоков: а) гарантирование законности, правопорядка, б) упрочение законности, правопорядка, в) профилактика нарушений законности, правопорядка. Такое деление обусловлено характером системы влияющих на функционирование должностного лица и поведение граждан условий и факторов социальной среды, которые могут быть как положительными (гарантии), так и отрицательными (причем самого разного свойства и содержания - материально-производственные, экономические, политические, духовные, правовые и др.).

Гарантирование и упрочение законности, правопорядка предполагает формирование, создание и совершенствование, развитие гарантий законности, правопорядка в деятельности органов государственной власти, органов местного самоуправления, объединений граждан, их должностных лиц. Под гарантиями законности, правопорядка понимаются положительно действующие условия, факторы и средства как внутри той или иной госструктуры, так и вне ее.

Следует различать общие ( экономические, политические и духовно-культурные) и специальные ( правовые, психологические и управленческие) гарантии. Правовые гарантии как вид специальных гарантий включают: а) меры по совершенствованию законодательства; б) меры выявления правонарушений законности; в) меры защиты; г) меры ответственности; д) меры надзора и контроля за состоянием законности, правопорядка; е) меры профилактики нарушений законности, правопорядка.

Надзор и контроль за состоянием законности, правопорядка включают: контроль в системе органов государственной власти, в том числе внутриведомственный контроль; конституционный и другие виды судебного контроля; прокурорский надзор; общественный контроль.

Профилактика нарушений законности, правопорядка означает выявление причин и условий правонарушений, устранение указанных причин и условий, ликвидацию всех тех негативных факторов, явлений и процессов, которые ведут к правонарушениям. В числе такого рода факторов - экономическая и политическая нестабильность, низкая правовая культура населения, должностных лиц, деформация профессионального правосознания, установка должностных лиц на приоритет целесообразности перед законностью и т.д.

Система охраны (защиты) законности, правопорядка включает выявление несоответствий праву (правовым принципам, международным стандартам) законов и подзаконных нормативных актов, правонарушений в законо (нормо) творчестве и в правоприменении, их немедленное пресечение, приведение в действие средств защиты и восстановления права, законности и правопорядка, привлечение к юридической ответственности виновных правонарушителей.

Нарушения законности, правопорядка. Не всякое нарушение закона, а тем более подзаконного нормативного акта, можно квалифицировать как нарушение законности. Свидетельством этого служит ряд положений действующего российского законодательства. Например, не влекут отмену приговора суда несущественные нарушения норм уголовно-процессуального законодательства[5] . В Гражданском процессуальном кодексе предусмотрены ситуации, когда нарушение норм процессуального и материального права не является основанием к отмене решения[6] .

Законность не исключает возможности судебных ошибок, равно как и ошибок в других видах правоприменительной деятельности. Однако в научной литературе вопрос о природе допускаемых правоприменительной практикой ошибок, как правило, не рассматривался и широко не обсуждался (проблема судебных и иных ошибок в правоприменении обычно ставится лишь на страницах периодической печати). В теории права этот вопрос решался так: ошибки недопустимы, и всякая ошибка есть нарушение законности. Тем самым создавалась иллюзия безошибочности "социалистического" судопроизводства[7] .

Нарушением законности следует признавать не просто нарушение закона, которое может быть ошибкой в правоприменении, а тенденцию, линию в противозаконном поведении должностного лица. Поэтому, к примеру, определение меры административного взыскания без учета личности правонарушителя (вынесение штрафа в максимальном размере) в конкретном случае не будет составлять нарушение законности, но аналогичные факты, взятые в единстве, могут вскрыть определенную тенденцию, линию поведения должностного лица при определении меры административного взыскания без учета личности правонарушителя. Именно эта закономерность противозаконного поведения должностного лица и явится нарушением с его стороны законности.

Нарушение законности всегда означает причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан и других лиц, общественным и государственным интересам.

Нарушениями закона и одновременно нарушениями законности сотрудниками государственных, в том числе правоохранительных органов, органов местного самоуправления являются: нарушения норм Конституции и других законов (наиболее распространенным видом здесь выступают нарушения конституционных прав, свобод и законных интересов граждан и других лиц, незаконное предоставление гражданам и другим лицам льгот и преимуществ, незаконное освобождение граждан и других лиц от несения обязанностей); преступления должностных лиц, совершенные при исполнении служебных обязанностей (получение взятки, злоупотребление должностным положением и др.) [8] .

В то же время отдельные нарушения закона должностными лицами, как представляется, не следует признавать нарушениями законности, а именно: несущественные нарушения норм закона, например, процедурного характера; преступления и другие правонарушения, совершенные должностными лицами вне связи с исполнением ими своих служебных обязанностей, т.е. когда они выступают в качестве граждан. Такого рода преступления, к примеру, в практике органов внутренних дел и других правоохранительных органов квалифицируются как чрезвычайные происшествия[9] .

Также не являются нарушениями законности: нарушения должностными лицами норм, содержащихся в ведомственных актах; нарушения служебной дисциплины, т.е. нарушения правил несения службы и невыполнение приказов начальников; отдельные случаи проявления грубости, нетактичности, невнимания должностных лиц к людям и т.д., т.е. нарушения норм морали, этики должностного поведения и т.п.

Однако если подобные явления - грубость, чванство, равнодушие к судьбе человека и т.п. - становятся нормой поведения сотрудника государственного органа либо органа местного самоуправления, то в Российской Федерации это уже является нарушением конституционных обязанностей со стороны государственных органов, органов местного самоуправления, объединения граждан, их должностных лиц, относится к человеку, его жизни и здоровью, личной неприкосновенности и безопасности, другим правам и свободам, чести и достоинству как к высшей ценности. Согласно действующей Конституции Российской Федерации, "человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства" (ст.2) [10] .

Правонарушения органов, объединений граждан, их должностных лиц, не являющиеся одновременно нарушениями законности, посягают на правопорядок, являются нарушениями правопорядка. Они также недопустимы, как и более тяжкие правонарушения - нарушения законности.

С управленческих позиций организация системы обеспечения и защиты законности, правопорядкам означает, во-первых, определение состояния законности, правопорядка в той или иной структуре государственного аппарата, звене местного самоуправления, во-вторых, выработку мер, направленных на профилактику правонарушений, защиту законности, правопорядка и их упрочение. Речь идет о планировании, координации, об осуществлении принятых решений и контроле за их выполнением.

Большое теоретическое и практическое значение имеет выработка единых критериев оценки состояния законности, правопорядка, а также системы показателей для ее определения применительно к деятельности государственного аппарата и его отдельных органов, подразделений и служб, звеньев местного самоуправления. Следует знать и уметь пользоваться разнообразными источниками информации о правонарушениях, выявлять их, если они не были учтены официально, к примеру, в статистической отчетности. Для анализа динамики и структуры правонарушений важно выработать методику обнаружения, выявления в ходе инспектирования, контрольных и иных проверок такого рода нарушений со стороны руководителей подразделений.

Организация системы обеспечения законности в деятельности государственных органов включает также: анализ допущенных нарушений законности, причин и условий их совершения, разработку мер по профилактике таких нарушений; совершенствование мер защиты законности в деятельности государственных органов; разработку мер по укреплению законности: совершенствование служебной подготовки, управленческой деятельности; включение в перспективные и годовые планы комплексных мер по обеспечению законности в служебной деятельности; формирование практических навыков и умений обеспечения законности в процессе как обучения, так и выполнения служебных обязанностей. Нужно отметить, что отраслевая система управления в целом, как и составляющие ее органы и подразделения, не всегда заинтересованы в раскрытии объективной картины состояния законности, тем более - в выявлении ее нарушений, т.е. в самоизобличении. Поэтому очень важное значение в защите и упрочении законности имеет внешний по отношению к отраслевой системе надзор и контроль, осуществляемый органами государственной власти, прокуратуры, суда и др. В то же время объективная необходимость упрочения отраслевой системы требует, чтобы с нарушениями законности внутри нее велась борьба собственными силами и средствами.

Система обеспечения и охраны (защиты) правопорядка в целом наряду с системой обеспечения и охраны (защиты) законности должна быть дополнительно сориентирована на граждан и других физических лиц.

3. Конституционная законность и судебный конституционный контроль

Конституционная законность (конституционность) есть система реально действующего права, предполагающая наличие правовой конституции, ее полное действие, верховенство, прямое действие на всей территории государства, обеспечение и охрану (защиту).

Признаки конституционной законности (конституционности):

А. Правовой характер самой конституции как основного (высшего) закона государства.

Содержание конституционной законности составляет не сам по себе факт существования конституции, а наличие такой конституции, которая адекватно воплощает правовые принципы, общечеловеческие идеалы и ценности, насущные потребности и интересы человека, объективные тенденции социального прогресса.

Иными словами, наличие в обществе и государстве правовой конституции означает, что действующая конституция адекватно выражает идеальное право, правовые принципы, общечеловеческие ценности, правовые идеалы свободного демократического общества и правового государства. Отсюда конституционную законность здесь точнее было бы определить как правоконституционность.

Правоконституционность наряду с прочим означает соответствие конституции принципам и нормам международного права, международным стандартам, прежде всего неотчуждаемым и неотъемлемым правам человека.

В ряду основ конституционного строя Российской Федерации и конституционных принципов организации и функционирования правового государства положение о человеке, его правах и свободах как высшей ценности обладает приоритетом, первенством. Принцип приоритетности ценности человека, его прав и свобод пронизывает буквально все содержание Конституции Российской Федерации (см. ст.6 (ч.2), 17 (ч.1 и 2), 18, 55 и др.) [11] . Это конституционная реальность, которая должна определять практику законотворчества и применения законодательства. Все остальные конституционные принципы - равноправия и самоопределения народов, государственного суверенитета и безопасности, государственной целостности и территориального единства и др. - могут рассматриваться как однопорядковые, но подчиненные конституционному принципу признания человека, его прав и свобод в качестве высшей ценности.

Из конституционного принципа признания человека в качестве высшей ценности вытекает ряд обязанностей государства: признание прав и свобод человека и гражданина, их соблюдения и защиты.

Права и свободы человека и гражданина, неотчуждаемые от человека, общепризнанные мировым сообществом, являются непосредственно действующими, на что указывает ст.18 Конституции Российской Федерации. При этом следует иметь в виду, что в деятельности всех ветвей государственной власти - законодательной, исполнительной и судебной, органов и должностных лиц местного самоуправления признание, обеспечение и защита прав и свобод человека и гражданина имеет приоритетное значение. Из этого вытекает требование, согласно которому все органы государственной власти и местного самоуправления должны сверять свою деятельность с непосредственно действующими правами и свободами граждан.

Б. Верховенство конституции в правовой системе государства. Это означает, что в системе правовых норм и актов Конституция имеет высшую юридическую силу. Верховенство Конституции диктует требование непротиворечивости законов и подзаконных актов содержанию Конституции.

Все законы и иные акты органов государственной власти и органов местного самоуправления издаются на основе и в соответствии с Конституцией. Законы и подзаконные (в том числе ведомственные) акты, противоречащие Конституции, не должны применяться судами и другими правоприменителями.

Часть 1 ст.15 Конституции Российской Федерации, закрепляя высшую юридическую силу Конституции Российской Федерации, устанавливает, что "законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации".

Согласно ч.1 ст.5 Федерального конституционного закона "О судебной системе в Российской Федерации" от 31 декабря 1996 г. суды осуществляют судебную власть самостоятельно, независимо от чьей бы то ни было воли, подчиняясь только Конституции Российской Федерации и закону. Это положение находит свое развитие в ч.3 ст.5 указанного Закона: "Суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа, а равно должностного лица Конституции Российской Федерации, федеральному конституционному закону, федеральному закону, общепризнанным принципам и нормам международного права, международному договору Российской Федерации, конституции (уставу) субъекта Российской Федерации, закону субъекта Российской Федерации, принимает решение в соответствии с правовыми положениями, имеющими наибольшую юридическую силу"[12] . В конечном счете, Конституция Российской Федерации, конституции (уставы) субъектов Российской Федерации являются решающими юридическими критериями определения правомерности решений и действий государственных органов, органов местного самоуправления, их должностных лиц, поведения граждан и их объединений.

В. Прямое действие Конституции. Правоприменительная практика всех государственных органов, органов местного самоуправления должна соответствовать конституции. Все должностные лица государственных органов и органов местного самоуправления независимо от их ранга и положения ответственны за нарушение ее требований.

Непосредственное применение Конституции Российской Федерации обращено ко всем судам, прежде всего в области прав и свобод граждан, обеспечиваемых правосудием (ст.15), в котором реализуется их судебная защита (ст.46), Гражданин, который считает нарушенными свои права, может обратиться в суд, ссылаясь исключительно на соответствующую статью Конституции, и суд не вправе отказать в рассмотрении дела, ссылаясь на то, что нет конкретизирующих данную норму законов или подзаконных актов.

Верховный Суд Российской Федерации в своем постановлении "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" от 31 октября 1995 г. [13] подчеркнул, что судам при рассмотрении дел следует оценивать содержание закона или иного нормативного правового акта, регулирующего рассматриваемые судом отношения, и во всех необходимых случаях применять Конституцию Российской Федерации в качестве акта прямого действия. Суд, разрешая дело, применяет непосредственно Конституцию, в частности, в следующих случаях:

а) когда закрепленные нормой Конституции положения, исходя из ее смысла, не требуют дополнительной регламентации и не содержат указания на возможность ее применения при условии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы и обязанности человека и гражданина и другие положения;

б) когда суд придет к выводу, что федеральный закон, действовавший на территории Российской Федерации до вступления в силу Конституции Российской Федерации, противоречит ей;

в) когда суд придет к убеждению, что федеральный закон, принятый после вступления в силу Конституции Российской Федерации, находится в противоречии с соответствующими положениями Конституции;

г) когда закон либо иной нормативный правовой акт, принятый субъектом Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Федерации, противоречит Конституции Российской Федерации, а федеральный закон, который должен регулировать рассматриваемые судом отношения, отсутствует.

Как отмечено в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 16 июня 1998 г. по делу о толковании отдельных положений ст.125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации[14] , обязанность судов в случаях, если они приходят к выводу о неконституционности закона, для официального подтверждения его неконституционности обращаться в Конституционный Суд Российской Федерации не ограничивает непосредственное применение ими Конституции Российской Федерации, которое призвано обеспечивать реализацию конституционных норм, прежде всего при отсутствии их законодательной конкретизации. Если же закон, который должен был бы быть применен в конкретном деле, по мнению суда, не соответствует Конституции Российской Федерации и тем самым препятствует реализации ее положений, то для обеспечения непосредственного действия Конституции Российской Федерации во всех случаях, в том числе и когда дело разрешено судом на основании конкретной конституционной нормы, требуется лишение такого закона юридической силы в предусмотренном ст.125 Конституции Российской Федерации порядке конституционного судопроизводства.

Г. Действие конституции на всей территории государства. В условиях федеративного устройства государства федеральная Конституция действует во всех субъектах (членах) федерации, а конституции субъектов (членов) федерации - на всей территории соответствующих субъектов федерации.

В федеративных государствах одновременно с действием федеральной конституции действуют основные законы (конституции, уставы и т.п.) субъектов (членов) федерации при соблюдении обязательного правила: конституции субъектов федерации не должны противоречить конституции федерации.

Следовательно, конституционная законность в федеративных государствах имеет два уровня: конституционная законность в рамках всего федеративного государства и конституционная законность в границах соответствующих субъектов федерации.

Дискуссионным является вопрос о соответствии конституций субъектов федерации, кроме федеральной конституции, федеральным законам. Этот вопрос должен решаться на основе разграничения законодательной компетенции между федерацией и ее субъектами.

Конституция Российской Федерации из общей массы законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации выделяет конституции республик (государств) и уставы других субъектов Российской Федерации[15] . Конституции и уставы субъектов Российской Федерации являются актами особой правовой природы, они носят учредительный, основополагающий характер в правовой системе Федерации и ее субъектов и находятся в одном ряду с Конституцией Российской Федерации.

Согласно ст.76 (ч.5) Конституции Российской Федерации законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым по предмету ведения Российской Федерации и предмету совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Как видно, данное положение Конституции Российской Федерации не указывает на конституции (уставы) субъектов Российской Федерации, так как они занимают особое место в иерархии правовых нормативных актов Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Проверка конкретных положений конституций (уставов) субъектов Российской Федерации на их соответствие Конституции Российской Федерации, в том числе через призму федеральных конституционных законов или федеральных законов, допустима лишь в случаях, если Конституция Российской Федерации предусмотрела их издание по оспариваемому предмету регулирования.

Д. Полное осуществление, реализация (в разнообразных формах) Конституции, всех ее положений в действиях должностных лиц органов государственной власти, органов местного самоуправления и общественных объединений.

Нивелирование конституции в системе нормативно-правовых актов государства следует преодолеть и признать, что конституционная законность есть исполнение конституции и только конституции. Это требование в равной мере относится как к органам государственной власти, так и к органам местного самоуправления, принимающим в рамках своей компетенции законы и подзаконные акты, а также к непосредственным исполнителям конституции - должностным лицам.

Конституционное право составляют не только нормы конституции как основного источника конституционного права, но и другие нормы конституционно-правового содержания, содержащиеся в иных источниках конституционного права. Следует признать, что их полная и последовательная реализация есть требование конституционного правопорядка.

Е. Эффективная система обеспечения действия Конституции и ее охраны (защиты).

В правовом государстве не только провозглашается первичность, верховенство, прямое действие Конституции и конституционного права в целом, но и реально обеспечивается их действие специальной системой мер обеспечения и охраны (защиты). Различие между обозначенными явлениями, по нашему мнению, состоит в том, что система обеспечения действия Конституции включает гарантии положительной наиболее полной реализации конституционных положений, усиливающих действие положительных факторов, повышающих эффективность реализации Конституции, меры и средства профилактики конституционных правонарушений, направленные на устранение причин такого рода правонарушений, на ослабление действия негативных факторов, влияющих на действие норм конституции, а охрана (защита) конституционной законности связана с нарушениями последней и с ее восстановлением.

Обеспечение конституционной законности представляет собой систему мер, направленных на гарантирование и ее упрочение, на профилактику нарушений конституционной законности.

Гарантирование и упрочение конституционной законности предполагает формирование и совершенствование, развитие положительных условий и факторов внешней среды в деятельности органов государственной власти, органов местного самоуправления, их должностных лиц.

Профилактика нарушений конституционной законности означает выявление причин и условий нарушений норм конституции, устранение указанных причин и условий, ликвидацию всех тех негативных факторов, явлений и процессов, которые ведут к нарушениям конституционной законности.

Защита конституционной законности. Принципы верховенства Конституции в системе нормативных актов, ее прямого, непосредственного действия не реализуется автоматически. Их действие может быть нарушено умышленно либо в силу правоприменительной ошибки. Иными словами, действие принципа конституционной законности может дать сбои. Для их ликвидации существует система правовых средств охраны конституции.

Конституционная законность как раз и состоит в том, что должностные лица не только полно выполняют требования Конституции, но и выявляют нарушения Конституции, пресекают их, восстанавливают нарушенные права и привлекают виновных к юридической ответственности. Конституционная законность поэтому обязательно должна характеризоваться наличием эффективного механизма защиты действия Конституции государства, в том числе защиты основных прав и законных интересов граждан, других субъектов права.

Нарушения Конституции, совершенные гражданами и другими лицами, не выступают в качестве нарушений конституционной законности, они суть нарушения конституционного правопорядка в обществе. Это, разумеется, не освобождает граждан от юридической ответственности за любое правонарушение, в том числе за нарушение конституции.

Система охраны (защиты) конституционной законности включает выявление нарушений Конституции в право (законо-) творчестве и в правоприменении, их немедленное пресечение, приведение в действие средств защиты Конституции, привлечение к ответственности должностных лиц, виновных в нарушениях Конституции.

Система защиты Конституции включает как систему государственного контроля и надзора за действием конституционных норм, так и систему индивидуальной защиты со стороны граждан и других лиц своих конституционных прав и свобод, законных интересов.

Важным средством охраны (защиты) Конституции, конституционной законности служит институт конституционной ответственности. В литературе подчеркивается необходимость четкого закрепления оснований конституционной ответственности нормами самой Конституции Российской Федерации, причем в отношении всех субъектов конституционных деликтных правоотношений[16] .

В действующей Конституции Российской Федерации вопросам конституционной ответственности уделено незначительное внимание, что, как свидетельствует практика, ослабляет действие Конституции, эффективное функционирование конституционных институтов, конституционных принципов и норм. Поэтому актуальной является проблема разработки механизмов действия института конституционной (уставной) ответственности на уровне как Федерации, так и субъектов Федерации.

Организация системы обеспечения и защиты конституционной законности в принципе не отличается от принципов организации системы защиты и обеспечения законности в целом. Специфическим институтом обеспечения и охраны действия Конституции и конституционной законности, принципа верховенства Конституции служит контроль. Контроль за состоянием конституционной законности включает: контроль в системе органов государственной власти, в том числе внутриведомственный контроль; конституционный и другие виды судебного контроля; прокурорский надзор; общественный контроль.

Конституционный контроль означает специализированный механизм охраны конституции государства как нормативного правового акта высшей юридической силы. Конституционный контроль есть специфическая функция компетентных государственных органов по обеспечению конституционной законности, верховенства Конституции в системе нормативных актов, ее прямого, непосредственного действия в деятельности субъектов общественных отношений на всей территории государства.

Государственными органами, осуществляющими конституционный контроль, как показывает мировая практика, являются:

глава государства, парламент, правительство, которые осуществляют конституционный контроль в процессе осуществления своих основных функций либо наряду с другими своими функциями;

специализированные органы конституционного контроля в виде органов конституционного надзора (квазисудебные органы);

судебные органы[17] .

Конституционный контроль, осуществляемый главой государства, парламентом, правительством, другими государственными органами (исключая судебные), в значительной степени испытывает влияние проводимой ими политики. Его можно квалифицировать как общий (общеполитический) конституционный контроль.

Для осуществления данного вида конституционного контроля указанные государственные органы могут создавать специальные вспомогательные органы и учреждения (комитеты, советы, комиссии и т.п.) либо специализированные органы подобно парламентскому институту омбудсменов (уполномоченных по правам человека, народных защитников).

Органы конституционного надзора (квазисудебные органы) осуществляют конституционный контроль на постоянной основе, решения которых, как правило, не являются окончательными. Они обычно носят предварительный, консультативный характер (Конституционный Совет Франции, бывший Комитет конституционного надзора СССР, Конституционный Совет Казахстана и др.).

Судебный конституционный контроль есть проверка на соответствие конституции объектов такого контроля судебными органами. Конституционный контроль могут осуществлять как суды общей юрисдикции, включая специализированные суды (административные, арбитражные и др.), так и специализированные суды конституционного контроля - конституционные суды. Существует две разновидности судебного конституционного контроля:

1) конституционный контроль, осуществляемый судами общей юрисдикции, и 2) конституционный контроль, осуществляемый специализированными - конституционными - судами.

Особенность первой разновидности судебного конституционного контроля заключается в том, что конституционность объектов контроля проверяют суды общей юрисдикции при рассмотрении конкретных дел в соответствии с обычной процедурой (децентрализованный контроль) либо Верховные (Высшие) суды или их специальные палаты по особой процедуре (централизованный контроль) [18] .

В США, Аргентине, Норвегии любой суд общей юрисдикции может признать закон неконституционным. Если дело доходит до Верховного Суда и он также признает закон не соответствующим Конституции, то это решение Верховного Суда становится уже обязательным для всех судов. В Австралии, Индии, на Мальте конституционность закона вправе проверять только Верховный Суд после того, как дело поступит к нему, будучи рассмотрено нижестоящими судами, которые проверять законы на их соответствие Конституции не могут. Формально закон, признанный Верховным Судом неконституционным, продолжает действовать. Но действие его блокировано судом: ни один суд применять его не станет. Неконституционный закон, таким образом, лишается судебной защиты, фактически он утрачивает юридическую силу. Парламент в таких случаях, как правило, подобный закон вскоре отменяет. Для осуществления конституционного контроля в Верховных Судах ряда государств создаются специальные конституционные коллегии, палаты (конституционная палата Верховного Суда правосудия Коста-Рики, конституционная коллегия Национального Суда Эстонии и др.)[19] .

Особенность второй разновидности судебного конституционного контроля заключается в том, что конституционность объектов контроля проверяют специальные конституционные суды (централизованный контроль). Они обладают специальной конституционной юрисдикцией, осуществляемой посредством самостоятельного судопроизводства - конституционного судопроизводства. Судебная конституционная юрисдикция и соответствующее конституционное судопроизводство составляют конституционную юстицию, т.е. конституционное правосудие.

Признание органами конституционного правосудия, например, закона неконституционным означает прекращение действия этого закона, то есть по существу его отмену. Дополнительного решения парламента по вопросу действия неконституционного закона не требуется.

Конституционное правосудие представляет собою синтез, сплав двух начал: сущности конституционного контроля и формы конституционного судопроизводства, в результате чего мы имеем дело с самостоятельным видом государственно-властной контрольной деятельности в специализированной форме конституционного правосудия. Таким образом, конституционное правосудие есть высшая форма конституционного контроля.

Есть все основания говорить об особой политико-правовой природе конституционного суда как органа государственной власти. Исходным для характеристики Конституционного Суда в качестве органа государственной власти является осуществление им конституционного контроля как самостоятельного направления государственно-властной деятельности.

Конституционный Суд обеспечивает конституционную законность, верховенство и прямое действие конституции на всей территории государства и применительно ко всем субъектам права. Решения конституционного суда выносятся от имени государства, действуют на всей территории государства и имеют общеобязательную юридическую силу. Решения конституционного суда могут быть преодолены только путем принятия новой конституции или внесением изменений и дополнений в действующую[20] .

Конституционный Суд как орган государственной власти стоит в одном ряду с такими органами государственной власти, как глава государства, парламент и правительство, что подчеркивается наличием специального раздела (главы) в Конституции, посвященной Конституционному Суду, не привязанного обязательно к судебной системе, судебной власти. Конституционный Суд может оказывать через осуществление конституционного контроля существенное воздействие на деятельность главы государства, высший орган законодательной и исполнительной власти, прежде всего в сфере их нормотворчества (законодательства). Конституционный Суд содействует представительным (законодательным) органам в осуществлении их законодательных полномочий, давая рекомендации посредством правовых позиций относительно будущего правового регулирования, отменяя противоречащие конституции законы, другие нормативные акты, их отдельные положения, пользуясь правом законодательной инициативы, толкуя конституционные нормы при разрешении конкретных дел и давая официальное толкование Конституции, обязательное для всех субъектов права. Он одновременно развивает и создает конституционно-правовую доктрину, мотивируя принятие своих решений. Конституционный Суд играет особую роль в обеспечении принципа разделения властей, в системе сдержек и противовесов. Решая конфликты, споры между законодательной и исполнительной властью, Конституционный Суд выступает как орган компромисса, примирения, как гарант политического мира и стабильности в обществе и государстве, как хранитель конституционных ценностей, стоящий на страже конституционного строя в стране.

Укреплению конституционной законности могут служить послания и доклады конституционных судов о состоянии конституционной законности в стране, о результатах осуществления конституционного правосудия и перспективах его развития и повышения эффективности осуществления (Россия, Молдова и др.). Конституционный Суд является органом правосудия, составной частью судебной власти, но занимает особое место в судебной системе государства. Это место определяется не иерархической подчиненностью ему других видов судов, а его компетенцией, характером деятельности, оказывающей существенное влияние на правотворчество и правоприменение. Конституционный Суд не рассматривает гражданские, административные, уголовные и другие категории дел. Это входит в компетенцию судов общей юрисдикции, специализированных судов (административных, арбитражных (коммерческих) и др.). Однако решения Конституционного Суда обязательны и для других судебных органов.

Заключение

Таким образом, мы пришли к следующим выводам:

Законность означает идею, требование и систему (режим) реального выражения права в законах государства, в самом законотворчестве.

Законность, в том числе конституционная (конституционность), есть система реально действующего права. Ее признаки: наличие в обществе и государстве правовой конституции, правового законодательства; наличие и действие строго иерархической правовой системы, в основе которой лежит принцип верховенства закона; полное и точное осуществление, реализация Конституции и других законов в действиях должностных лиц органов всех ветвей государственной власти, органов местного самоуправления и объединений граждан; всестороннее обеспечение (гарантирование) и эффективную защиту действия Конституции и других законов.

Правопорядок - многоаспектное, многоуровневое понятие и представляет собою урегулированность общественных отношений, участниками которых могут выступить физические лица, органы всех ветвей государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, объединения граждан и т.д.

Признаки и характерные черты: наличие в обществе и государстве правового массива подзаконных нормативных актов, а также соблюдение принципов права в самом подзаконном (ведомственном) нормотворчестве; наличие и действие принципа иерархии по юридической силе в подсистеме подзаконных нормативных актов; полное и точное соблюдение, исполнение и использование конституционных положений и норм законов российскими гражданами; осуществление, реализация подзаконных нормативных актов всеми субъектами права - органами всех ветвей власти, органами местного самоуправления, объединениями граждан, должностными лицами, гражданами и другими физическими лицами; всестороннее обеспечение и эффективная охрана действия всего массива подзаконных нормативных актов.

Cписок использованной литературы

1. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12.12.1993 // "Российская газета", № 237, 25.12.1993.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть 1: Федеральный закон от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ (с изменениями и дополнениями) // СПС "Гарант".

3. Гражданско-процессуальный кодекс РФ от 14.11.2002 № 138 ФЗ // СПС Гарант.

4. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18.12.2001. № 174-ФЗ // СПС Гарант.

5. Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г "О судебной системе Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) // СПС Гарант.

6. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1996. № 1.

7. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 16 июня 1998 г. по делу о толковании отдельных положений ст.125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации // СЗ РФ. 1998. № 25. Ст.3004.

8. Александров Н.Г. Право и законность в период развернутого строительства коммунизма. М., 1961. С.105-106.

9. Артемов В.М. Правопорядок в современном российском обществе: концептуальные обоснования и инновации. М., 2005.

10. Блинов В.М. Законность и правопорядок в советском обществе. М., 1971.

11. Дулов А.В. Основы расследования преступлений, совершенных должностными лицами. - Минск, 2005.

12. Дьяков СВ. Государственные преступления (против конституционного строя и безопасности государства) и государственная преступность. М., 1999.

13. Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России: учеб. - 4-е изд., перераб. и доп. - М: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2008.

14. Конституционное право зарубежных стран: учебник - М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2007.

15. Кудрявцев В.Н. Правовое поведение: норма и патология. М., 1982.

16. Марченко М.Н. Теория государства и права: Учебник / М.Н. Марченко - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2004.

17. Общая теория государства и права: Академический курс: В 3 т. Т 1.2-е изд. / Отв. ред. М.Н. Марченко М., 2006.

18. Постатейный комментарий к Конституции Российской Федерации / Под ред.В.Д. Карповича. - М.: Юрайт-М; Новая Правовая культура, 2007.

19. Рабинович П.М. Упрочение законности - закономерность социализма. Вопросы теории и методологии исследования. Львов, 1975.

20. Савюк Л.К. Правоохранительные органы: учебник / Л.К. Савюк. - 2-изд., перераб. и доп. - М.: Норма, 2007.

21. Социалистическая законность и государственная дисциплина. М., 1975.

22. Становление правового порядка в российском государстве: реальность и перспектива (социально-правовые проблемы). Сб. научных статей / Под ред. В.И. Новоселова. Саратов, 2005.

23. Строгович М.С. Проблемы общей теории права // Избранные труды. Т.1.М., 1990. С.111.

24. Теория государства и права: Курс лекций / Отв. ред. Н.И. Матузов, А.В. Малько. М., 2006.

25. Теория государства и права: Учебник / Под ред. В.К. Бабаева. - М.: Юристъ, 2006.


[1] Строгович М.С. Проблемы общей теории права // Избранные труды. Т. 1. М., 1990. С. 111.

[2] Александров Н.Г. Право и законность в период развернутого строительства коммунизма. М., 1961. С. 105-106.

[3] Козлова Е. И., Кутафин О.Е. Конституционное право России: учеб. – 4-е изд., перераб. и доп. – М: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2008. С. 51.

[4] Артемов В.М. Правопорядок в современном российском обществе: концептуальные обоснования и инновации. М., 2005. С. 21-22.

[5] Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18.12.2001. № 174-ФЗ //СПС Гарант.

[6] Гражданско-процессуальный кодекс РФ от 14.11.2002 № 138 ФЗ //СПС Гарант.

[7] Рабинович П.М. Упрочение законности — закономерность социализма. Вопросы теории и методологии исследования. Львов, 1975. С. 65.

[8] Савюк Л.К. Правоохранительные органы: учебник. – 2-изд., перераб. и доп. – М.: Норма, 2007. С. 217.

[9] Дулов А.В. Основы расследования преступлений, совершенных должностными лицами. – Минск, 2005. С. 65.

[10] Постатейный комментарий к Конституции Российской Федерации / Под ред. В.Д. Карповича. – М.: Юрайт-М; Новая Правовая культура, 2007. С. 321.

[11] Постатейный комментарий к Конституции Российской Федерации / Под ред. В.Д. Карповича. – М.: Юрайт-М; Новая Правовая культура, 2007. С. 124.

[12] Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г «О судебной системе Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями) // СПС Гарант.

[13] Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1996. № 1.

[14] Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 16 июня 1998 г. по делу о толковании отдельных положений ст. 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации //СЗ РФ . 1998. № 25. Ст. 3004.

[15] Постатейный комментарий к Конституции Российской Федерации / Под ред. В.Д. Карповича. – М.: Юрайт-М; Новая Правовая культура, 2007. С. 327.

[16] Постатейный комментарий к Конституции Российской Федерации / Под ред. В.Д. Карповича. – М.: Юрайт-М; Новая Правовая культура, 2007. С. 329.

[17] Козлова Е. И., Кутафин О.Е. Конституционное право России: учеб. – 4-е изд., перераб. и доп. – М: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2008. С. 341.

[18] Савюк Л. К. Правоохранительные органы: учебник / Л. К. Савюк. – 2-изд., перераб. и доп. – М.: Норма, 2007. С. 245.

[19] Конституционное право зарубежных стран: учебник – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2007. С. 24.

[20] Савюк Л.К. Правоохранительные органы: учебник / Л.К. Савюк. – 2-изд., перераб. и доп. – М.: Норма, 2007. С. 247.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий