регистрация / вход

Залог как мера пресечения

Характеристика залога и основания его использования в российском уголовном судопроизводстве. Эффективность залога в следственной и судебной практике и порядок его применения в уголовном процессе. Пути совершенствования залога как меры пресечения.

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОМСКАЯ АКАДЕМИЯ

КАФЕДРА ОРГАНИЗАЦИИ РАСКРЫТИЯ И РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

На тему: "Залог как мера пресечения"

Омск 2008


Содержание

Введение

1. Залог в системе мер пресечения

1.1 Понятие, содержание и значение залога

1.2 Предмет залога. Залоговая сумма, вносимая на депозит органов предварительного следствия или суда

1.3 Залогодатель как субъект обязательств обеспечения надлежащего поведения подозреваемого (обвиняемого)

2. Избрание залога в отношении обвиняемого (подозреваемого)

2.1 Основания и порядок избрания залога

2.2 Избрание залога в отношении лиц, обладающих служебным иммунитетом

2.3 Изменение залога на более строгую или более мягкую меру пресечения

Заключение

Список использованных источников

Введение

В системе мер, применяемых государством по обеспечению законности и укреплению правопорядка, одно из центральных мест занимает защита прав и свобод человека и гражданина. Особенно это касается уголовного судопроизводства, когда в отношении лица выдвинуто обвинение в совершении преступления, и к нему применяются меры процессуального принуждения. Для лица, привлекаемого в качестве обвиняемого, законность предварительного расследования и судебного производства в значительной мере определяется обоснованностью и целесообразностью применяемой к нему меры пресечения.

До недавнего времени применение конкретных мер пресечения на практике, как правило, не вызывало трудностей. Органами дознания, следователями, прокурорами и судами применялись, в основном две меры пресечения: подписка о невыезде и заключение под стражу. Хотя другие виды и были закреплены законодательством, их применение не носило столь же массового характера, а некоторые, например, личное и общественное поручительство, залог — практически не использовались.

Актуальность темы исследования заключается в том, что на сегодняшний день реформирование общественной и политической жизни страны реанимировало залог как меру пресечения, который с каждым годом стал использоваться все чаще. И это понятно, так как залог, будучи достаточно строгой, является, в то же время, наиболее щадящей мерой пресечения, из числа применяемых к лицам, обвиняемым в тяжких преступлениях. Залог не ущемляет непосредственно права и свободы человека, он действует опосредованно, через имущественные интересы последнего.

Однако проблемы применения залога не решены. Нет законодательного механизма точного и четкого использования залога, не определен круг объектов, представляемых в качестве залога, отсутствует нормативное закрепление порядка возвращения залога. Следовательно, необходима научная разработка этих вопросов и закрепление соответствующих нормативных предписаний в действующем законодательстве.

До настоящего времени эти вопросы в юридической литературе не были исследованы с надлежащей глубиной, ни в период судебных преобразований 1864 года, ни в советский, ни в современный периоды. Некоторые авторы обращались к теме залога, однако, их исследования, в основном, ограничивались комментарием норм, закрепленных уголовно-процессуальным законодательством.

В последние годы интерес к залогу как к мере пресечения заметно возрос, что сразу отразилось в научной литературе. Проблемы залога рассматривались в работах А.Е. Белоусова, А.Д. Бурякова, Л.И. Даныпиной, З.Д. Еникеева, З.Ф. Ковриги, В.А. Михайлова, И.Л. Петрухина, О.И. Цоколовой. В них, однако, затрагиваются лишь некоторые аспекты применения залога. Только В.А. Михайлов посвятил залогу отдельные работы, и предложил свое решение некоторых проблем залога. Однако и его исследования касались всей системы мер пресечения, что не позволило автору сосредоточиться на данной проблеме и всесторонне ее исследовать.

Цель исследования состоит в определении сущности и содержания залога в системе мер пресечения; в определении процессуального порядка применения залога. Достижение данных целей связано с решением теоретических и научно-практических задач , в числе которых: исследование правовой характеристики залога; определение оснований применения залога в российском уголовном судопроизводстве; исследование эффективности залога в следственной и судебной практике; исследование процессуального порядка применения залога в уголовном процессе; подготовка научно обоснованных предложений по совершенствованию залога как меры пресечения.

Предметом настоящей дипломной работы явились нормы уголовно-процессуального права, федеральных законов, решений Конституционного суда, Верховного суда, ведомственные нормативно-правовые акты, регулирующие отношения в сфере применения меры пресечения в виде залога.

Объект исследования – правовые отношения, возникающие при применении залога к обвиняемому или подозреваемому.

Теоретическую базу исследования составляют научные труды в области общей теории права, конституционного права, уголовного права, уголовного судопроизводства. Использованы общие и частные методы исследования , в том числе: исторический, системный, сравнительно-правовой, статистический. Изучены материалы исследований, касающиеся темы дипломной работы, ведомственные нормативные акты, материалы судебной и следственной практики.

Структура дипломной работы определяется поставленными задачами: состоит из введения, двух глав, заключения и списка нормативно-правовых актов и литературы.


1. Залог в системе мер пресечения

1.1 Понятие, содержание и значение залога

В уголовном процессе больше, чем в какой-либо иной области общественных отношений, проявляется несоответствие интересов личности подозреваемого, обвиняемого и интересов государства, так как именно в этой сфере противодействие личности действиям государственных органов достигает наивысшего предела.

В интересах правосудия и защиты общества от преступных посягательств необходимо, чтобы за каждое совершенное преступление наступало неминуемое наказание лица, его совершившего. Для реализации этой цели государство содержит аппарат, получивший в последнее время в юридической литературе название - правоохранительные органы. Вся деятельность правоохранительных органов направлена на раскрытие преступлений, изобличение виновных в нем лиц и закрепление доказательств, подтверждающих виновность лица, с тем, чтобы суд мог по справедливости разрешить вопрос о виновности или невиновности подсудимого.

Однако, лицо, признанное подозреваемым или привлекаемое в качестве обвиняемого, руководствуясь естественным чувством самосохранения, стремится избежать уголовной ответственности и с этой целью способно противодействовать успеху расследования, создавая различные помехи. Чтобы оценить характер этих противоречий, следует учесть, что, между совершением преступления и судебным разбирательством всегда имеется определенный период времени - период, когда действует конституционный принцип презумпции невиновности, согласно которому, вплоть до вступления приговора в законную силу, обвиняемый считается невиновным. Именно в этот период и осуществляют свои функции органы предварительного расследования, и задача законодателя, с одной стороны, заключается в том, чтобы обеспечить им максимальные возможности осуществления своих функций. С другой стороны, в соответствии с конституционными положениями, принципом презумпции невиновности, законодатель обеспечивает защиту прав и законных интересов гражданина, признаваемого подозреваемым, или привлекаемого в качестве обвиняемого. Поэтому ограничение его прав и свобод должно носить минимальный характер и применяться только в той степени, в какой это необходимо для выполнения правоохранительными органами своих функций.

Выравнивая данное противоречие, Уголовно-процессуальный Кодекс уравновешивает интересы обеих сторон и, закрепляя неприкосновенность личности, устанавливает единый порядок судопроизводства, включающий применение мер процессуального принуждения. При этом, для цивилизованного правосудия важно не то, чтобы за каждое совершенное преступление кто-либо понес наказание, а чтобы любое лицо, на которое пало подозрение или которому предъявлено обвинение, было признано виновным лишь при наличии достаточных оснований, при неуклонном соблюдении гарантий права на защиту.

Обвиняемый выступает как сторона в уголовном процессе. Он, как и подозреваемый, менее всего заинтересован в наказании за совершенное преступление, и задача законодателя заключается в том, чтобы обеспечить неуклонение обвиняемого от правосудия и пресечь его неправомерные действия. Реализуется эта задача через применение мер пресечения, прямое назначение которых - создание благоприятных условий для установления истины, раскрытия преступления и выявления виновных лиц. [1]

Меры пресечения являются не санкцией, не наказанием за совершенное действие, а лишь предупредительными мерами, применяемыми в случае, если есть опасения совершения обвиняемым каких-либо действий, мешающих установлению истины и выявлению виновных лиц.

В теории уголовного процесса меры уголовно-процессуального принуждения делят на:

1. меры обеспечения получения доказательств, к которым относят привод (ст. 113 УПК РФ); задержание (ст. 91, 92 УПК РФ); обыск и выемку (ст. 182 – 184 УПК РФ); освидетельствование (ст. 179 УПК РФ); наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотр и выемка (ст. 185 УПК РФ); контроль и запись переговоров (ст. 186 УПК РФ); получение образцов для сравнительного исследования (ст. 202 УПК РФ); временное отстранение от должности (ст. 114 УПК РФ); помещение обвиняемого или подозреваемого в медицинский или психиатрический стационар для производства судебной экспертизы (ст. 203 УПК РФ) и др.;

2. меры обеспечения гражданского иска или возможной конфискации имущества (ст. 115 УПК РФ – наложение ареста на имущество);

3. меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании (ст. 258 УПК РФ – удаление из зала суда либо наложение денежного взыскания на нарушителя);

4. меры пресечения (ст. 102 УПК РФ – подписка о невыезде и надлежащем поведении; ст. 103 УПК РФ – личное поручительство; ст. 104 УПК РФ – наблюдение командования воинской части; ст. 105 УПК РФ – присмотр за несовершеннолетним подозреваемым или обвиняемым; ст. 106 УПК РФ – залог; ст. 107 УПК РФ – домашний арест; ст. 108 УПК РФ – заключение под стражу).

Меры пресечения – это особая группа мер процессуального принуждения, представляющая собой процессуальные средства ограничения личной свободы обвиняемого, а в исключительных случаях – подозреваемого с целью предупреждения попыток скрыться от органов предварительного расследования и суда; воспрепятствовать производству по уголовному делу путем угроз свидетелям, уничтожения вещественных доказательств; продолжать преступную деятельность, а также для обеспечения исполнения приговора.[2]

Меры уголовно-процессуального пресечения ограничивают (а в ряде случаев и лишают) конституционные права и свободы граждан. Необходимы надежные процессуально-правовые гарантии, которые бы обеспечивали законность и обоснованность их применения. В правовом государстве важно, насколько применение мер процессуального принуждения вызвано действительной необходимостью ограничения прав граждан. Цели уголовного судопроизводства должны достигаться при наименьшем ограничении прав и свобод гражданина. УПК РФ устанавливает важные процессуальные гарантии этого. В частности:

1. установление в законе правила о том, что меры процессуального принуждения могут применяться только по возбуждённому уголовному делу.

2. наличие исчерпывающего круга должностных лиц, правомочных применять меры процессуального принуждения, круг лиц, в отношении которых они могут быть применены.

3. меры процессуального принуждения могут быть применены лишь при наличии указанных в законе оснований, под которыми понимаются конкретные обстоятельства, подтверждающие необходимость принудительного воздействия.

4. возможность обжалования судебных решений о применении мер процессуального принуждения имущественного характера.[3]

В уголовном процессе под залогом понимается мера имущественного пресечения, состоящая во внесении в соответствующий судебно-следственный орган денег, имущества и ценностей в обеспечение явки по вызовам и надлежащего поведения обвиняемого и подсудимого.

Залог – это установленное законом средство обеспечения надлежащего порядка производства по уголовным делам. Особенность залога как меры пресечения заключается в специфике воздействия на поведение лиц, против которых ведется уголовное преследование. Не ограничивая свободы выбора поведения непосредственно, залог определяет его через психологическое и материальное стимулирование. С учетом данной особенности следует признать, что применение залога к подозреваемым и обвиняемым в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, а также при наличии доказательств совершения преступления при таких отягчающих обстоятельствах, как совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой нецелесообразно.

Механизм эффективности данной меры пресечения верно определил П. Мытник: «цели применения данной меры пресечения достигаются путем воздействия на материальные интересы лица, в отношении которого она применяется, ибо залоговая сумма вносится им самим, а также путем воздействия и на его моральные стимулы, когда залог вносится третьим лицом и обвиняемый (подозреваемый), не желая причинить затраты залогодателю, выполняет обязанности, возложенные на него в связи с применением залога».[4]

Государственное принуждение в процессе применения залога порождается реальной угрозой утраты обвиняемым (подозреваемым), залогодателем денежных средств. Залог является мерой пресечения, рассчитанной на создание у обвиняемого (подозреваемого) достаточно сильного эгоистического мотива к неуклонению от явки и тем самым к сохранению как своих имущественных прав и интересов, так и залогодателя.

В русском праве эта мера пресечения впервые появилась в Уставе уголовного судопроизводства 1864г., а до того в качестве схожей меры предусматривалось личное ручательство (отдача на поруки), т. е. надежное поручительство в том, что обвиняемый по преступлениям, наказуемым кратковременным арестом, денежным взысканием, выговором в присутствии суда и т. п., не скроется и явится в суд, когда будет приказано.

В пореформенном российском праве под залогом было принято понимать публично-имущественное обязательство, заключавшееся в принимаемой на себя известным лицом конфискации внесенного им залога в случае уклонения обвиняемого от следствия и суда.

Залогом также оплачивалась жалоба подсудимого на окончательное решение мирового судьи (1 руб.), окружного суда (5 руб.), судебной палаты (25 руб.). От внесения этой формы залога освобождались подсудимые, находящиеся под стражей или подлежащие заключению. Подсудимый, подавший жалобу на приговор к лишению свободы, мог быть оставлен на свободе только при выплате залога. Залог по неудовлетворённой жалобе обращался в казну. Правительствующий Сенат мог вернуть залог по неудовлетворенной жалобе, применив к подавшему её право бедности. Не требовалось предоставление кассационного залога при жалобах, подаваемых на окончательные приговоры с участием присяжных заседателей.

В отличие от УПК РСФСР 1922, 1923, 1960 гг. Устав уголовного судопроизводства предусматривал детальную регламентацию применения залога при производстве в мировых судах и общих судебных установлениях, при кассационном пересмотре, судопроизводстве по преступлениям и проступкам административного управления и по делам смешанной военной и гражданской подсудности (ст. 77, 79-83, 125, 175, 416, 418, 423-429 и др.). В этой связи следует согласиться с мнением о необходимости заимствования опыта дореволюционной России по установлению формализованных критериев, наличие которых давало бы право органу расследования и суду избрать ту или иную меру пресечения.[5]

УПК РСФСР 1922 и 1923 гг. в качестве имущественных мер пресечения помимо залога предусматривали еще и имущественное поручительство, которое состояло в получении от организации или лица, достаточно для этого состоятельного, подписки, что они обязуются уплатить известную сумму в случае неявки обвиняемого к следователю или в суд. Залог представлялся в денежной форме или в виде иного имущества, которое могло быть внесено в суд самим обвиняемым или другим лицом, или организацией в обеспечение явки обвиняемого к следователю или в суд. Сумма имущественного поручительства или залога определялась следователем в соответствии с тяжестью обвинения, с силой улик, имевшихся по делу против обвиняемого, имущественным положением поручителя или залогодателя и другими обстоятельствами (ст. 154 УПК 1922 г., ст. 157 УПК 1923г).

В случае побега обвиняемого или уклонения его от следствия и суда согласно ст. 156 УПК РСФСР 1923 г. внесенный залог обращался в доход государства или в доход государства взыскивалась сумма имущественного поручительства. Понятие уклонения отождествлялось не только с неявкой к следователю или в суд (что влекло применение привода или возможное взыскание судебных издержек), но и с действиями, равносильными побегу или попытке побега, создающими невозможность привода обвиняемого.[6]

В УПК РСФСР залогу была посвящена статья 99 УПК. Залог составляли деньги или ценности, вносимые в депозит суда обвиняемым (подозреваемым) либо другим лицом или организацией для обеспечения явки обвиняемого, подозреваемого по вызову лица, производящего дознание, следователя, прокурора, суда (ст. 99 УПК). Постановление об избрании этой меры пресечения санкционировалось прокурором. Сумма залога определялась органом, избравшим эту меру пресечения, в соответствии с обстоятельствами дела. Ее могли вносить кроме обвиняемого (подозреваемого) его родственники, друзья, организации. При внесении залога залогодатель ставился в известность о сущности дела, по которому избрана данная мера пресечения. О принятии залога составлялся протокол, копия которого вручается залогодателю. В случае уклонения обвиняемого (подозреваемого) от явки по вызову лица производящего дознание, следователя, прокурора, суда, внесенный залог обращался в доход государства определением суда.

В УПК РФ залогу тоже отводится всего лишь одна статья, в которой предусматривается, что залог состоит во внесении подозреваемым (обвиняемым) либо другим физическим или юридическим лицом на депозитный счет органа, избравшего эту меру пресечения, денег, ценных бумаг или ценностей в целях обеспечения явки к следователю или в суд подозреваемого, обвиняемого и предупреждения совершения им новых преступлений. Вид и размер залога определяются органом или лицом, избравшим эту меру пресечения, с учетом характера совершенного преступления, данных о личности подозреваемого, обвиняемого и имущественного положения залогодателя. Если внесение залога применяется вместо ранее избранных мер пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста, то подозреваемый, обвиняемый остается под стражей или домашним арестом до внесения на депозитный счет суда залога, который был определен органом или лицом, избравшим данную меру пресечения. О принятии залога составляется протокол, копия которого вручается залогодателю. Если залог вносится лицом, не являющимся подозреваемым, обвиняемым, то ему разъясняются существо подозрения, обвинения, в связи с которым избирается данная мера пресечения, а также связанные с ней обязательства и последствия их невыполнения или нарушения. В случае невыполнения или нарушения подозреваемым, обвиняемым обязательств, связанных с внесенным за него залогом, залог обращается в доход государства по судебному решению (ст. 106).

В цепочке мер пресечения залог является звеном, предполагающим решение сразу нескольких проблем, среди которых разгрузка пенитенциарных учреждений и возможность для определенной категории граждан избежать предварительного заключения под стражу. Ежегодно в отношении очень многих подсудимых избирается мера наказания, не связанная с лишением свободы, и их освобождают из-под стражи в зале суда. Значит, не представляя общественной опасности, эти люди находились в ожидании приговора под стражей. Хотя значительная часть из них могла быть выпущена под залог. С другой стороны, тысячи предполагаемых преступников объявлены в розыск. Но ко многим из них была применена подписка о невыезде. Если бы хотя бы к части из них был применен залог, разыскиваемых, вне всякого сомнения, было бы гораздо меньше. Ну а тот, кто все же решился избежать правосудия, волей-неволей пополнил бы государственную казну.

Залог отличается от присмотра за несовершеннолетним подозреваемым или обвиняемым и поручительства тем, что в случае ненадлежащего поведения обвиняемого или подозреваемого залогодатель отвечает всем внесенным в качестве залога имуществом. А в случае избрания в качестве меры пресечения поручительства или присмотра за несовершеннолетним подозреваемым или обвиняемым соответствующие лица будут нести ответственность дифференцировано, в пределах, предусмотренных ст.ст. 103 и 105 УПК РФ.

Ещё в Постановлении Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 г. № 1801-1 «О концепции судебной реформы в РСФСР» было рекомендовано «существенно облегчить условия содержания под стражей до суда, ввести новую меру пресечения - домашний арест, шире практиковать залог как меру, альтернативную заключению под стражу»[7] .

Поддерживая необходимость расширения существующего перечня мер пресечения за счет домашнего ареста, следует все же указать на большую эффективность залога как меры пресечения по сравнению с домашним арестом, а также с имущественным поручительством. Домашний арест, как мера пресечения, практически не применялся даже в эпоху расцвета либерального уголовного процесса, сформулированного в Судебных Уставах 1864 г. А при поручительстве возможно уклонение от уплаты по причине несостоятельности, путем перевода имущества поручителя на другое имя, продажи или сокрытия имущества, переезда или побега самого поручителя. Залог же в большинстве случаев вносится самим обвиняемым или подсудимым (владельцем имущества или ценности), а сам обвиняемый поручителем быть не может.

В этой связи хотелось бы изложить точку зрения Шаповаловой Т.И., которая приписывает залогу несвойственные ему как мере пресечения функции. Так, Т.И. Шаповалова считает, что залог гарантирует: «а) отбытие осужденным назначенного наказания; б) взыскание штрафа, назначенного судом в качестве уголовного наказания; в) удовлетворение предъявленного гражданского иска; г) конфискацию имущества; д) взыскание судебных издержек...»[8] Такая позиция явно противоречит действующему российскому законодательству. Статья 106 в качестве цели применения залога указывает обеспечение явки по вызовам и предупреждение совершения обвиняемым (подозреваемым) новых преступлений. Иных целей в законе не предусмотрено. А в обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 1997 г. практика признания за залогом каких-либо иных целей, кроме целей мер пресечения, признана незаконной: «Залог, внесенный в порядке ст. 99 УПК РСФСР в обеспечение явки обвиняемого, подозреваемого по вызовам лица, производящего дознание, следователя, прокурора, суда, является мерой пресечения и обращается в доход государства только в случае уклонения лица от явки в указанные органы. Обращение судом залоговых сумм в счет возмещения ущерба признано не основанным на законе, и кассационной инстанцией приговор в этой части изменен. Из него исключено указание о конфискации залоговых сумм в доход государства. Внесенные залоговые суммы постановлено возвратить законным представителям осужденных».[9] Следовательно, за счет залога не допускается возмещать ущерб, причиненный преступлением, осуществлять конфискацию заложенных ценностей по приговору или иному решению суда или решать какие бы то ни были иные материальные вопросы, возникающие в уголовном процессе.

Если рассматривать залог именно так, как предлагает Т.И. Шаповалова, и законодательно это закрепить, то его эффективность как меры пресечения резко снизится. Во-первых, уменьшится число третьих лиц, желающих поручиться за обвиняемого (подозреваемого), если они будут знать, что суммой залога будут покрываться все расходы по данному делу. Во-вторых, сами обвиняемые (подозреваемые) будут умалчивать о своих возможностях внести залог и будут настаивать на применении менее эффективных мер пресечения. Поэтому позиция российского законодателя, рассматривающего залог лишь как средство обеспечить явку обвиняемого (подозреваемого) и предупреждения совершения им новых преступлений представляется более способствующей достижению целей мер пресечения.[10]

Действующее уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает специальных оснований применения залога, его минимальный и максимальный размеры или порядок исчисления суммы, перечень преступлений, при обвинении в совершении которых возможно применение этой меры пресечения, максимальный срок применения, гарантии прав залогодателя, ответственность за незаконное удержание залога и т д. Естественно, все это служит причинами недостаточного применения залога, несмотря на то, что необходимость расширения его использования в целях замены более строгих мер пресечения неоднократно подчеркивалась в научной литературе. Столь редкое применение залога в качестве меры пресечения вряд ли оправданно. Ведь, по данным научных исследований, число скрывшихся из лиц, освобожденных под залог в РФ, обычно составляет всего лишь 2%. Результаты применения залога за 6 месяцев 2008 г., как меры пресечения мне бы хотелось представить в виде таблицы. [11]

Таблица № 1. Результаты применения залога за период январь-август 2008 г.

Стадия уголовного процесса Избрана мера пресечения в виде залога Обращено залогов в доход государства в порядке ст. 106 УПК РФ.
По числу лиц Сумма внесенного залога (руб.) По числу лиц Сумма внесенного залога (руб.)
На стадии дознания, предварительного следствия 283 38 269 540 70 9 518 000
На стадии судебного рассмотрения 124 40 200 690 24 1 600 000

Как видно из таблицы, на стадии предварительного расследования залог как мера пресечения была применена чаще, чем на стадии судебного рассмотрения уголовного дела, так же четко прослеживается процесс обращения залога в доход государства при нарушении обвиняемым (подозреваемым) обязательств.

Несмотря на то, что данная мера пресечения может быть применена не только судом, но также следователем или дознавателем, следует отметить, что роль суда в применении этой меры пресечения достаточно велика. Судья может применить или отменить эту меру пресечения при назначении судебного заседания (п.6 ч. 2 ст. 231), при постановлении приговора (п. 3 ч 1 ст. 306; п. 10 ч. I ст. 308), при подготовке заседания суда апелляционной инстанции (п. 3 ч. 1 ст. 364), при рассмотрении кассационной жалобы (п. 8 ч. 1 ст. 388).

Статья 106 УПК также обязывает суд при вынесении приговора, а также определения, постановления о прекращении уголовного дела решать вопрос о возвращении залога залогодателю.

Мера пресечения в виде залога в соответствии с упоминавшейся концепцией судебной реформы в РСФСР должна рассматриваться как альтернатива заключению под стражу. Оформляя ходатайство об избрании меры заключения под стражу, должностное лицо, ведущее предварительное расследование, обязано рассмотреть вопрос об избрании залога.

Возбуждая ходатайство о продлении срока содержания обвиняемого под стражей, следователь, дознаватель также обязан рассмотреть вопрос о замене данной меры пресечения на залог (об освобождении под залог). Если основания для отмены меры пресечения или изменения ее на более мягкую, чем залог, в данном случае отсутствуют, но из материалов дела следует, что цели мер пресечения могут быть достигнуты и в случае пребывания обвиняемого на свободе, правоприменитель обязан изменить меру пресечения в виде заключения под стражу на залог. Такая возможность появилась у него в связи с принятием Федерального закона от 04.07. 2003г. № 92-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации».[12] До этого органы предварительного расследования не могли отменить или изменить меру пресечения, назначенную судом.

Залог - мера пресечения посягает не столько на личность, сколько на имущество обвиняемого (залогодателя), ограничивает не столько личные, сколько экономические права. Он не лишает обвиняемого физической возможности скрыться либо иным образом уклониться от органов расследования и суда - он связывает его свободу действий угрозой имущественных потерь. Применением этой меры пресечения он вынуждается к неуклонению боязнью, страхом имущественной ответственности своей или залогодателя.

Понятно, что основные положения о залоге уголовно-процессуальным законодательством заимствованы из гражданско-правового законодательства. С учетом гражданско-правовых положений о сущности залога в уголовном судопроизводстве залог состоит во внесении подозреваемым (обвиняемым, другим физическим или юридическим лицом) на депозитный счет органа, избравшего данную меру пресечения, денег, ценных бумаг или ценностей.

Целями залога являются обеспечение явки к следователю или в суд подозреваемого, обвиняемого, а также предупреждение совершения им новых преступлений.[13]

Представляется, что нет оснований искусственно снижать пресекательные возможности данного вида мер пресечения. Правильно избранная (с учетом всех обстоятельств), она способна обеспечить все цели, поставленные перед подобными мерами — пресечь желание обвиняемого скрыться, помешать суду и следствию, продолжить преступную деятельность или уклониться от исполнения приговора.

До настоящего времени залог не находил достаточного распространения в правоприменительной практике. Освобождение из-под стражи под залог является прогрессивной мерой пресечения. Она решает сразу несколько задач. Это, во-первых, освобождение государства от бремени затрат на содержание подозреваемых или обвиняемых в следственных изоляторах, их лечение, перевозку и др. расходы. Во-вторых, разгрузка переполненных следственных изоляторов. В-третьих, мера пресечения - залог - при ее применении и правильном использовании будет иметь и позитивные экономические критерии. Деньги, которые будут поступать на соответствующие расчетные счета, влившись в общую денежную массу, начнут приносить доход в виде процентов, которые должны иметь целевое назначение и использоваться, например, на реконструкцию и строительство пенитенциарных учреждений.

Таким образом, в условиях малой распространённости залога как меры пресечения в настоящий момент создание специального органа, который занимался бы только определением стоимости закладываемого имущества, представляется нецелесообразным. Правильнее для определения реальной стоимости закладываемых ценностей в каждом конкретном случае назначать товароведческую экспертизу.

1.2 Предмет залога. Залоговая сумма, вносимая на депозит органов предварительного следствия или суда

Большое значение имеет определение размера залоговой суммы. Согласно российскому уголовно-процессуальному законодательству, она определяется исходя из:

1) характера совершенного преступления;

2) данных о личности обвиняемого (подозреваемого);

3) имущественного положения залогодателя.

УПК РФ не ограничивает залоговые суммы ни минимальным, ни максимальным пределом. Я считаю, что сумма залога должна быть определена таким образом, чтобы стать действительно серьезным препятствием для нарушения подозреваемым (обвиняемым) процессуальных обязанностей. Сделать это сможет со временем лишь практика активного применения данной меры пресечения. Во всяком случае, для обеспечения обвиняемому (подозреваемому) их прав и законных интересов представляется необходимым предусмотреть возможность обжалования им или его защитником суммы залога в суд, для ограждения его от назначения чрезмерно высоких сумм.

Одной из важных проблем, встающей перед судьёй при выборе меры пресечения в форме залога, является определение вида залога (предмета). Предметом залога может быть различное имущество, за исключением изъятого из оборота (ч. 1 ст. 336 ГК РФ). Залог может состоять:

1) В деньгах. Деньги могут быть взяты в залог в рублях путем наличных и безналичных расчетов. Денежный залог вносится в валюте Российской Федерации в виде банковских билетов (банкнот) и монет, а также в иностранной валюте в виде банкнот, казначейских билетов и монет, находящихся в обращении и признаваемых платежным средством на территории РФ.

2) В ценных бумагах. Ценной бумагой является документ, удостоверяющий с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении. Исходя из приведенного определения, можно сделать вывод, что по своей правовой природе залог ценных бумаг следует расценивать как залог имущественных прав. Например, сберегательная книжка на предъявителя сама по себе не имеет никакой ценности (как бумага), а имеет ценность право требования к банку о предоставлении определенной денежной суммы. С передачей ценной бумаги переходят все удостоверяемые ею права в совокупности. В случаях, предусмотренных законом, или в установленном им порядке для осуществления и передачи прав, удостоверенных ценной бумагой, достаточно доказательств их закрепления в специальном реестре - обычном или компьютеризованном (ст. 142 ГК РФ). К ценным бумагам относятся: государственная облигация, облигация, вексель, чек, депозитный и сберегательный сертификаты, банковская сберегательная книжка на предъявителя, коносамент, акция, приватизационные ценные бумаги и др. (ст. 143 ГК РФ). Ценная бумага – такой вид имущества, который существенным образом видоизменяется, причем независимо от воли залогодателя. Может меняться (увеличивается или уменьшается) ее номинальная стоимость. Ценная бумага одного вида в соответствии с условиями ее выпуска и обращения может конвертироваться в ценную бумагу другого вида (обыкновенная акция – в привилегированную; облигация – в акцию). Ценная бумага погашается и заменяется другим имуществом, например, денежными средствами. При залоге имущественного права, удостоверенного ценной бумагой, она передается залогодержателю либо в депозит нотариуса, если иное неустановленно договором (п. 4 ст. 338 ГК РФ). В теме залога ценных бумаг нельзя не коснуться вопроса о распространении залога на доходы по ним. Нормы ст. 340 ГК РФ относят право залога на доходы (продукцию, плоды), полученные в результате использования заложенного имущества, только в случаях, предусмотренных договором залога. Доходы от использования ценных бумаг могут выражаться: в ценных бумагах, денежной и иной форме. В связи с этим в договоре залога ценных бумаг, доходом с которых являются денежные средства, не рекомендуется указывать, что залог распространяется и на доходы. Правда, можно применить положения ст. 346 ГК РФ в части определения: кто – залогодатель или залогодержатель могут воспользоваться ценными бумагами и получить доходы по ним.[14]

3) В иных ценностях, к которым можно отнести; ювелирные и другие бытовые изделия из драгоценных металлов и драгоценных камней; произведения искусства; антиквариат и иные предметы, представляющие ценность. В соответствии со ст. 1 Федерального закона «О драгоценных металлах и драгоценных камнях», принятого Государственной Думой РФ 4 марта 1998 года; к драгоценным металлам относятся: золото, серебро, платина и металлы платиновой группы в самородном или рафинированном виде, а равно и сырье в сплавах, полуфабрикатах, промышленных продуктах, химических соединениях, ювелирных и иных изделиях, ломе, отходах производства и потребления, а драгоценными камнями считаются алмазы, изумруды, рубины, сапфиры и александриты, природный жемчуг, уникальные янтарные образования.[15]

4) Предмет залога может составлять и иное имущество, представляющее ценность: автомашина, оргтехника и бытовая техника.

Специалисты расходятся во мнениях о том, может ли быть предметом залога недвижимость. Так, авторы комментария к УПК под редакцией В.И. Радченко «не может быть предметом залога недвижимость, так как залог недвижимости образует самостоятельный институт ипотеки».[16]

Вероятно, речь здесь идёт об аналогии между уголовно-процессуальным институтом залога и соответствующим институтом гражданского законодательства. Мнение о возможности аналогии между этими двумя отраслями по вопросам залога высказано и другими учёными. Т.И. Шаповалова категорично утверждает, что органам, применяющим меру пресечения в виде залога «необходимо действовать в соответствии с нормами гражданского законодательства, устанавливающими и регулирующими предмет залога, правовое положение залогодателя, содержание и форму договора о залоге, порядок обращения взыскания на заложенное имущество, основания и последствия прекращения залога и многое другое, применяя указанные гражданско-правовые законоположения в уголовно-процессуальных отношениях по аналогии». [17]

Но такая аналогия невозможна. Обязательства, в обеспечение которых принимается залог в уголовном процессе, существенно отличаются от гражданско-правовых обязательств, обеспечиваемых залогом. И, кроме того, вряд ли возможна аналогия между отраслями публичного и частного права (а именно к публичному и частному праву относятся уголовно-процессуальное и гражданское право соответственно). Прекрасно по этому вопросу высказались ещё в 1928 г. М.С. Строгович и Д.А. Карницкий: «...залог - односторонне обязательство какого-либо физического или юридического лица, данное судебно-следственным органам, т.е. органам, исполняющим публично-правовые функции по поводу исполнения обвиняемыми публично-правовых обязанностей, а потому при толковании этого специфического обязательства нужно руководствоваться духом и смыслом уголовно-процессуального, а не гражданского кодекса».[18] Это положение не утратило своей актуальности и сегодня.

Составители другого комментария к УПК РФ (под редакцией IIЛ. Петрухина) полагают, что «в залоговую массу могут входить и другие ценные предметы, а также недвижимость».[19]

Учёные предлагают различные варианты решения этой проблемы. Так Т.Н. Шаповалова утверждает, что «для уменьшения трудозатрат, а также временных и материальных затрат процессуальных органов, связанных с применением залога в качестве меры пресечения необходимо вменить в обязанность обвиняемому, подозреваемому, залогодателю производить оценку предлагаемого в качестве залога имущества и представлять следователю соответствующие финансовые документы».[20]

Я полагаю, что указанные люди, которым вменяется в обязанность производить оценку закладываемого имущества - это заинтересованные лица, которые могут «организовать» нужную им оценку закладываемого имущества. Другой учёный, П. Мытник полагает, что «для решения вопросов, связанных с предметом залога, было бы правильным, если бы закон определил лицо или орган, призванный следить за тем, чтобы заложенное имущество по стоимости отвечало избранной залоговой сумме и уведомлять лицо или орган, избравших меру пресечения, о происходящих изменениях. В случаях, если экономическая обстановка изменяется, орган, ведущий уголовный процесс, переизбирает предмет залога, эквивалентный сумме».[21]

Определённые сложности представляет также определение залоговой суммы. Законодательство стран СНГ пошло разными путями, регулируя этот вопрос. В частности, в республиках Беларусь, Молдова, Казахстан[22] размер залога колеблется в зависимости от размера минимальной заработной платы. Так, в Молдове определяется как верхний, так и нижний предел залоговой суммы: 300 - 50 000 минимальных зарплат (от 5 400 до 900 000 леев). В Беларуси установлена только минимальная сумма залога: не менее пятисот минимальных заработных плат (ч. 1 ст. 124 УПК РБ).[23] Республика Казахстан восприняла опыт дореволюционного российского законодателя: для преступлений различной категории тяжести установлены различные минимальные суммы залога, а максимальная сумма не предусмотрена: стократный размер месячного расчетного показателя - при обвинении в совершении преступлений небольшой тяжести; трехсоткратный размер месячного расчетного показателя - при обвинении в совершении неосторожного преступления средней тяжести; пятисоткратный размер месячного расчетного показателя - при обвинении в совершении умышленного преступления средней тяжести; тысячекратный размер месячного расчетного показателя - при обвинении в совершении тяжкого преступления (ч. 3 ст. 148 РК). [24]

Российский законодатель решил вопрос об определении залоговой суммы по-другому: вид и размер залога определяются органом или лицом, избравшим эту меру пресечения, с учетом характера совершенного преступления, данных о личности подозреваемого, обвиняемого и имущественного положения залогодателя. Именно по этой причине в нынешней практике суммы залога определяются от нескольких тысяч российских рублей до нескольких тысяч долларов США как по одной статье, так и по одному уголовному делу без каких-либо объективных различий.

Норма УПК об определении суммы залога получила различные оценки учёных-процессуалистов и практиков. Так, Т.И. Шаповалова поддерживает позицию российского законодателя: «к определению размера залоговой суммы следователь должен подходить дифференцированно в каждом конкретном случае, с учетом всех обстоятельств дела, в том числе имущественного положения обвиняемого, подозреваемого и залогодателя. Иной подход к решению данного вопроса неизбежно приведёт к нарушению одного из основополагающих принципов уголовного процесса - равенства граждан перед законом и судом».[25] В.В. Коряковцев придерживается той же точки зрения, что и дореволюционный российский законодатель и законодатель Республики Казахстан и считает «более верным определение размера залога в зависимости от вида совершенного преступления с установлением, по общему правилу, минимального размера. Например, по преступлениям небольшой тяжести — не менее 3 МРОТ, по преступлениям средней тяжести не менее 10, по тяжким — не менее 30, по особо тяжким — не менее 50».[26]

Так же, теоретически можно определять сумму вносимого залога по методикам, предлагаемым для определения суммы возмещения морального вреда в уголовном процессе, хотя это совершенно разные правовые институты.

А.М. Эрделевский, например, предлагает действительный моральный вред определять из сумм презюмируемого морального вреда, степени вины причинителя вреда, коэффициента индивидуальных особенностей потерпевшего, коэффициента учета фактических обстоятельств дела, степени вины потерпевшего.[27] В.Я. Понарин предлагает более простой посанкционный показатель определения морального вреда из соотношения одного месяца возможного лишения свободы к одному МРОТ.[28] Очевидно, данные методики могут быть вполне эффективны в случае преступлений против собственности, учитывая их широкую распространенность (почти 70%) и возможность возмещения ущерба потерпевшим за счет залога, который является собственностью подсудимого.

Тем не менее, все-таки представляется более верным определение размера залога в зависимости от вида совершенного преступления с установлением, по общему правилу, минимального размера. Например, по преступлениям небольшой тяжести — не менее 3 МРОТ, по преступлениям средней тяжести — не менее 10, по тяжким — не менее 30, по особо тяжким — не менее 50. Верхним пределом залога в каждом конкретном случае может быть, например, сумма гражданского иска потерпевшего, включающая возмещение морального вреда или размер причиненного ущерба. Думается, что данная градация может примерно соответствовать тяжести санкции статей Особенной части УК РФ в их денежном эквиваленте, за исключением такого наказания, как штраф.

В случае внесения залога в виде ценных бумаг или ценностей необходимо определять их стоимость на момент внесения залога и основываться именно на рублевом выражении залога, необходимо исходить не из минимального размера оплаты труда (МРОТ), сумма которого минимизирована, а, к примеру, из прожиточного минимума, размер которого определяется Правительством Российской Федерации.[29]

В нынешней судебно-следственной практике суммы залога определяются от нескольких тысяч российских рублей до нескольких тысяч долларов США как по одной статье, так и по одному уголовному делу без каких-либо объективных различий. Так, в сентябре 1998 г. судья Кировского районного суда в отношении подсудимого Г., обвиняемого в мошенничестве в крупном размере, затребовала залог в размере 5 тыс. долл. США (вместо подписки о невыезде, так как подсудимому было необходимо выехать за пределы РФ). Надо полагать, что на размер залога повлияло мнение судьи о достаточной материальной обеспеченности Г., агента по недвижимости, без учета наличия у него трех несовершеннолетних детей, неработающей жены, предполагаемой переквалификации (при возможном осуждении) на менее опасный вид мошенничества. Само уголовное дело находится в Кировском районном суде с осени 1997 г., очередное слушание (после дополнительного расследования) было назначено на осень 2000 г. При внесении требуемой суммы получается, что семья человека, не признанного виновным по приговору суда, на весьма длительный срок лишается значительных денежных средств.[30]

Применение залога не нарушает самое дорогое и ценное, чем располагает человек, - его личную свободу, неприкосновенность личности. За личную свободу человек платит материально - залогом. Кроме того, общество не лишается рабочей силы. Понятно, что сотни тысяч обвиняемых, будучи заключенными под стражу, оторваны от общественного производства и иной общественно полезной деятельности. Мало того, что производство, общество лишаются рабочих рук, к тому же общество вынуждено этих арестованных кормить, содержать в тепле, охранять, затрачивая на это огромные средства. Немаловажным обстоятельством является и то, что семьи лишаются кормильца, дети - родителей. Следует учитывать и то, что, находясь на свободе, подозреваемый (обвиняемый) не постигает "тюремных университетов", не происходит дальнейшей деформации личности (либо темпы ее снижаются).

Таким образом, возвращаясь к вопросу о возможности признать предметом залога недвижимость, следует отметить то, что в ст. 106 УПК хотя и не употребляется термин «ипотека» вовсе не следует, что предметом уголовно-процессуального залога не может быть недвижимость, поскольку законодатель не обязан в регулировании уголовно-процессуального залога пользоваться терминологией гражданского права.

Другой проблемой, возникающей при применении этой меры пресечения как судом, так и другими органами, является принятие в качестве залога иных предметов помимо денежных средств (ценных бумаг и ценностей). Проблема в том, что данные предметы не обладают устойчивым стоимостным выражением. Их цена может колебаться или в сторону уменьшения, тогда теряется нужная залоговая сумма, или в сторону увеличения, что тоже не должно происходить.

1.3 Залогодатель как субъект обязательств обеспечения надлежащего поведения подозреваемого (обвиняемого)

Согласно УПК РФ (ч. 1 ст. 106) залоговую ценность могут вносить любые физические или юридические лица. Основным критерием по установлению рассматриваемого круга лиц является, с одной стороны, степень ответственности обвиняемого (подозреваемого) перед залогодателем, с другой стороны, степень влияния залогодателя на самого обвиняемого (подозреваемого). Нельзя сказать, что этому критерию могут соответствовать лишь межличностные отношения, отношение «личность — юридическое лицо» также может характеризоваться устойчивыми социальными связями. Кроме того, нельзя забывать, что речь идет об имущественной мере пресечения, и зачастую именно юридические лица способны выделить, а тем более в короткие сроки, значительную сумму. Поэтому списывать со счетов юридического лица представляется нецелесообразным. [31]

Как уже было сказано выше, в действующем законодательстве отсутствуют правовые нормы, регламентирующие правовое положение залогодателя в уголовном процессе, поэтому считаю, что необходимо указать (хотя бы в общей форме), что залогодатель — третье лицо должен отвечать определенным положительным требованиям: отсутствие судимости, наличие постоянного места жительства и работы, положительных характеристик, известного источника дохода и т.д. Выдвижение определенных требований к залогодателю, если им не является сам обвиняемый или подсудимый, может пресечь попытки внесения залога членами преступных групп, оставшимися на свободе, внесение в качестве залога преступно или незаконно добытого имущества и т. п.

Необходимо пояснить, может ли ограничиваться имущественная ответственность залогодателя и можно ли конфисковать залог, если залогодатель докажет, что сделал все возможное для обеспечения правомерного поведения обвиняемого.

Еще в 1920-е годы поднимался вопрос, требуется ли для конфискации залога известная виновность залогодателя или же конфискация наступает в силу чисто объективных последствий, например, побега. Предлагалось освобождать залогодателя от имущественной ответственности, если последний укажет место нахождения обвиняемого и даст возможность его задержать и подвергнуть приводу. Безусловно, что залогодатель должен иметь право на подобные действия, но, думается, что дача осмысленного согласия на внесение залога вместо обвиняемого охватывает возможные последствия этого внесения, естественно, при официальном разъяснении этих последствий и обязанности контролировать поведение обвиняемого. Безусловно, что залогодателю должна быть предоставлена возможность отказаться от принятых на себя обязательств до избрания судебно-следственным органом новой меры пресечения или замены залогодателя.[32]

В любой системе судопроизводства главным этическим и материальным вопросом применения залога является возможность его внесения малоимущими обвиняемыми. Еще в начале XX в. была высказана интересная и, вероятно, правильная мысль, что малоимущие слои населения, дающие наибольший контингент преступников, особенно блюдут свои материальные интересы, в частности возможность потери залога.

Представляется, что из круга залогодателей должны быть исключены лица недееспособные, несовершеннолетние, находящиеся под следствием, судимые, участвующие в расследовании и рассмотрении дела со стороны защиты или обвинения, юридические лица, в уставном капитале которых имеется доля государства.

Если же залогодатель не является подозреваемым или обвиняемым, то в соответствии с УПК РФ ему разъясняются существо подозрения или обвинения, в связи с которым избирается данная мера пресечения, а также связанные с ней обязательства и последствия их невыполнения или нарушения.[33]

Таким образом, серьёзный вопрос, возникающий в практике применения меры пресечения в виде залога, это вопрос о том, какие именно требования должны быть предъявлены к залогодателю, т.к. в действующем уголовно-процессуальном законодательстве отсутствуют нормы, регулирующие правовое положение залогодателя.


2. Избрание залога в отношении обвиняемого (подозреваемого)

2.1 Основания и порядок избрания залога

Залог относиться к мерам уголовно-процессуального пресечения, ограничивающий имущественные права граждан. Имущественное принуждение нужно рассматривать как систему объективно обусловленных целями и задачами уголовного судопроизводства ограничений имущественных прав его участников, а также иных лиц, выраженных в правовых нормах. Имущественное принуждение реализуется путем применения мер принуждения имущественного характера.

Имущественное принуждение в российском уголовном процессе основано на совокупности правовых норм, регулирующих общественные отношения в сфере защиты имущества от противоправных посягательств путем определения правового режима закрепления и использования материальных ценностей, организации их охраны специальными субъектами.

Специфический характер мер процессуального принуждения имущественного характера выражается в том, что их реализация при расследовании и разрешении уголовных дел приводит к ограничению имущественных прав граждан, ограничивает или лишает гарантированного Конституцией Российской Федерации права владения, пользования, а также распоряжения принадлежащим им имуществом. В основе применения мер процессуального принуждения имущественного характера лежит принцип имущественной ответственности гражданина за совершенное правонарушение.

Ограничение или лишение имущественных прав граждан и наступление неблагоприятных последствий для лица возможно только по решению суда.

Классификация мер процессуального принуждения имущественного характера может быть проведена по нескольким основаниям:

1. Цель применения меры процессуального принуждения имущественного характера. На этом основании меры процессуального принуждения имущественного характера подразделяются на меры пресечения и иные меры процессуального принуждения. К мерам пресечения относится залог , а также, влекущие имущественную ответственность в случае нарушения соответствующих условий личное поручительство и присмотр за несовершеннолетним подозреваемым или обвиняемым. Иными мерами процессуального принуждения являются наложение ареста на имущество и денежное взыскание.

2. Процессуальное положение лица, к которому применяется мера процессуального принуждения. По данному основанию меры процессуального принуждения имущественного характера можно подразделить на применяемые к обвиняемому или подозреваемому и меры процессуального принуждения имущественного характера, применяемые к иным участникам уголовного судопроизводства . К первым относятся залог , поручительство, присмотр за несовершеннолетним подозреваемым или обвиняемым и наложение ареста на имущество (когда имущество не находится у иных лиц). Во вторую группу следует отнести денежное взыскание.

3. Время наступления ограничений имущественного характера. Ограничение имущественных прав происходит с момента применения меры процессуального принуждения (залог, наложение ареста на имущество) либо когда ограничение имущественных прав наступает в случае неисполнения участником уголовного судопроизводства или иным лицом процессуальных обязанностей (поручительство, присмотр за несовершеннолетним подозреваемым или обвиняемым, денежное взыскание).

4. Характер наступивших последствий: ограничивающие право собственности (наложение ареста на имущество); лишающие этого права. В этой классификации целая группа мер принуждения имущественного характера занимает промежуточное положение. Их применение на первом этапе ведет к ограничению, а затем, при наступлении условий, указанных в УПК РФ, к лишению прав. Сумма залога может быть возвращена, а может быть взыскана в доход государства.[34]

Определённые рекомендации по ограничению применения залога высказывают отечественные учёные-процессуалисты. Т.И. Шаповалова считает, что «к основаниям применения залога необходимо отнести выдвижение подозрения или предъявление лицу обвинения в преступлении, за которое уголовным законом Российской Федерации предусмотрена имущественная ответственность (штраф, конфискация имущества), а также предъявление или возможность предъявления гражданского иска по уголовному делу»[35]

Необходимо отметить, что залог не может быть применен к лицу, в отношении которого имеются достоверные, проверенные и подтвержденные объективными доказательствами, полученными в соответствии с нормами Уголовно-процессуального кодекса, данные о том, что оно пыталось скрыться от следствия и суда, находясь на свободе, продолжало заниматься преступной деятельностью, угрожало свидетелю или иным участникам процесса или принимало меры к уничтожению доказательств. Необходимо оговориться, что это должны быть не "достаточные основания полагать", а конкретные сведения о фактах совершения указанных действий. Соответственно основаниями избрания меры пресечения как залог послужат правомерное поведение подозреваемого (обвиняемого), а именно: не пыталось скрыться от следствия и суда, не проложило свою преступную деятельность, не применяло физического или психологического давления на свидетелей или потерпевших, а так же не предприняло меры к уничтожению доказательств по уголовному делу.

При решении вопроса об избрании меры пресечения в виде залога должны учитываться (как и при избрании любой иной меры пресечения): характер совершённого преступления; данные о личности подозреваемого или обвиняемого; возраст и состояние здоровья; род занятий, семейное и имущественное положение; наличие постоянного места жительства и другие обстоятельства. Соблюдение этих условий необходимо как для обеспечения явки подозреваемого (обвиняемого) по вызовам органа уголовного преследования, так и для определения судом оптимальной суммы залога.

Кроме того, тяжесть совершенного преступления не является основанием для отказа в избрании залога.

Например, Т. обвиняется в: заранее не обещанном укрывательстве особо тяжких преступлений; незаконном приобретении и сбыте официальных документов; организации покушения на убийство К.Р., группой лиц по предварительному сговору; организации приготовления к убийству Ц., группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, по найму; незаконном приобретении, хранении, ношении, перевозке и сбыте огнестрельного оружия и боеприпасов.

В судебном заседании государственный обвинитель заявила ходатайство о приостановлении производства по делу в отношении Т. и Б. в связи с невозможностью окончания рассмотрения дела в отсутствие возможности оценки показаний С.

Сторона защиты с ходатайством согласилась, при этом адвокатом Р. заявлено ходатайство об изменении Т. меры пресечения на залог.

Суд удовлетворил ходатайства государственного обвинителя и адвоката. В части меры пресечения Т. суд указал на возможность ее изменения на залог с учетом его личности, состояния здоровья, исключения возможности помешать производству по делу.

В кассационной жалобе потерпевшие просили отменить постановление, ссылаясь на опасность преступлений, которые инкриминируются Т., считают невозможным его пребывание вне мест содержания под стражей.

Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ не нашла оснований для удовлетворения жалобы указав, что мера пресечения Т. судом изменена с учетом данных о его личности, отсутствия возможности воспрепятствовать производству по уголовному делу.[36]

Так же, неуважительная причина неявки обвиняемого на судебные заседания может являться основанием для изменения меры пресечения с денежного залога на заключение под стражу.

28.01.2005 г. мера пресечения в отношении Б. судебным решением была изменена с заключения под стражу на залог в сумме 20000 рублей. При этом залогодателю и обвиняемому были разъяснены последствия нарушения данной меры пресечения. С 12.04.2005 г. начато судебное разбирательство по делу. Б., будучи надлежаще уведомленным об объявлении перерыва в судебном заседании до 10 час. 13.04.2005 г., в судебное заседание не явился.

Согласно телефонограмме из городской больницы Б. поступил в наркологическое отделение в состоянии алкогольного опьянения 13.04.2005 г. только в 18 час. 20 мин.

Таким образом, выводы суда о том, что Б. не явился в судебное заседание по неуважительной причине, сорвал судебное заседание, являются обоснованными.

«Ссылки адвоката на уважительность причины неявки Б. в судебное заседание и нахождение его в больнице не могут быть признаны состоятельными. Поскольку Б., будучи уведомленным о необходимости явиться в судебное заседание, в суд не явился, алкоголизировался, сам привел себя в состояние, по поводу которого был доставлен родственниками в городскую больницу, наркологическое отделение. При указанных обстоятельствах следует признать не противоречащим требованиям закона рассмотрение судом вопроса об изменении Б. меры пресечения в его отсутствие»[37]

В соответствии ч. 4 ст. 106 УПК РФ в случае невыполнения или нарушения подсудимым обязательств, связанных с внесенным за него залогом, залог по судебному решению обращается в доход государства.

Например, как установлено материалами дела, К., будучи надлежащим образом извещенным о времени и месте судебного заседания, не явился в суд 11 и 18.11.2004 г.

Доводы осужденного о том, что явке в суд препятствовало заболевание, судом тщательно проверены и обоснованно отвергнуты как несостоятельные.

Предоставленная стороной защиты справка об оказании медицинской помощи осужденному 17.11.2004 г. не свидетельствует о наличии у осужденного заболевания, препятствующего явке в суд, тем более что ранее он не явился и 11.11.2004 г.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия не нашла оснований для отмены постановления об обращении суммы залога в доход государства.[38]

Среди ученых встречаются мнения как «против», так и «за» применение залога. Практика, между тем, свидетельствует: при его правильном применении он оказывается довольно эффективной мерой. Несмотря на то, что залог как мера пресечения в настоящее время используется крайне редко, его роль в обеспечении надлежащего поведения обвиняемых в процессе ведения уголовного дела должна постепенно усиливаться. Если раньше, в период существования СССР, упор в основном делался на сознательность граждан, на их личную ответственность, то теперь, в соответствии с изменением экономической ситуации в стране, где имущественные отношения регулируются, в основном, нормами свободного рынка, эффективность имущественных рычагов, будет, несомненно, повышаться.

Преимущество залога в том, что при его применении не нарушается личная свобода обвиняемого, не ограничивается его право свободного передвижения, он не ограничивается в общении с другими членами общества, не прекращает трудовую деятельность. При уклонении от следствия лица, к которому была применена данная мера пресечения, залог обращается в доход государства, что в определенной степени компенсирует затраты по дальнейшему розыску обвиняемого в случае, если он скроется от следствия и суда. Кроме того, не связанные с лишением свободы меры пресечения избавляют государство от необходимости затрат на содержание лица, способствуют устранению переполненности в СИЗО. Тем более, что мировая практика показывает — достижение целей уголовного судопроизводства может быть обеспечено в большинстве случаев без применения заключения под стражу.

Избрание и применение меры пресечения в виде залога сопровождается, по существу, заключением двустороннего, а в ряде случаев и трехстороннего акта, своеобразного соглашения (договора) судом, с одной стороны, обвиняемый и залогодателем - с другой стороны. Данный договор считается заключенным, когда между указанными субъектами уголовного судопроизводства достигнуто соглашение по всем существенным пунктам, предусмотренным ст. 106 УПК РФ или вытекающим из смысла этой статьи, а именно:

1. Суд принимает решение об избрании залога в качестве меры пресечения и устанавливает по согласованию с залогодателем залоговую сумму и предмет залога;

2. Залогодатель в лице обвиняемого либо иного лица ставится в известность о сущности дела, по которому избрана данная мера пресечения, обязуется внести залог определенной суммы и вносит его на депозитный счёт суда в порядке имущественного обеспечения явки обвиняемого по вызовам;

3. Залогодатель дает согласие на обращение залога в доход государства постановлением (определением) суда в случае нарушения обвиняемым принятых на себя обязательств.

Кроме того, выясняется, кто будет вносить залог: сам подозреваемый (обвиняемый) или же третье лицо - залогодатель. В зависимости от этого определяется дальнейший ход действий.

Если подозреваемый (обвиняемый) будет вносить залог сам, то суд выносит постановление (определение) о применении залога, которое должно быть мотивировано, содержать указание на преступление, в котором подозревается или обвиняется лицо, и обоснование необходимости применения залога. Причем необходимо указывать в постановлении мотивацию избрания именно такого вида и такого размера залога. Это предотвратило бы необоснованное назначение вида и размера залога.

Если залог будет вносить третье лицо, то порядок его применения почти такой же, за тем исключением, что залогодателю разъясняется сущность подозрения или обвинения лица, в отношении которого применяется эта мера пресечения, а также связанные с ней обязательства и последствия их невыполнения. Факт разъяснения этих обстоятельств, на наш взгляд, должен быть удостоверен подписью залогодателя в постановлении (определении).

Применяя меру пресечения в виде залога с залогодателем - третьим лицом (лицами), суд должен установить характер взаимоотношений между обвиняемым (подозреваемым) и этими лицами, чтобы не допустить противозаконную сделку; оказание содействия обвиняемому его соучастниками или членами организованной преступной группы; отмывание денежных средств, полученных незаконным путём.

В постановлении (определении) об избрании залога в качестве меры пресечения должны получить отражение обязательства обвиняемого, даваемые им во исполнение данной меры пресечения: своевременно являться по вызовам; не скрываться от следствия и суда; не препятствовать расследованию и судебному разбирательству; не совершать новых преступлений; не уклоняться от исполнения приговора. В протоколе должно быть зафиксировано следующее: обвиняемый (подозреваемый) предупрежден, что в случае нарушения этих обязательств будет применена более строгая мера пресечения, а залог будет обращен в доход государства.

О принятии залога составляется протокол, копия которого вручается залогодателю.

Если обвиняемый не содержится под стражей, то оформление залога производится с вызовом в суд обвиняемого (его доверенных лиц).

Залогодатель после внесения залога через отделение Сбербанка на указанный ему номер счета предоставляет судье квитанцию об оплате (юридическое лицо - копию платежного поручения со штампом банка), копия которой подшивается в дело.

Постановление об изменении меры пресечения не позднее следующего рабочего дня направляется для исполнения администрации места предварительного заключения. Копии протокола о принятии залога вручаются залогодателю.

Залог обращается в доход государства по судебному решению в следующем порядке. Согласно ст. 118 УПК о допущенном нарушении составляется протокол, в котором указывается время и место его составления; данные о личности нарушителя, обстоятельства нарушения, статья УПК, предусматривающая ответственность (в нашем случае это ст. 118 УПК). Протокол подписывается лицом, его составляющим, нарушителем. В случае отказа подозреваемого, обвиняемого от подписи протокола в нем делается запись об этом. Протокол о нарушении направляется в районный (городской) суд и подлежит рассмотрению судьей единолично в течение пяти суток с момента его поступления в суд. В судебное заседание вызываются нарушитель и лицо, составляющее протокол, или прокурор. Неявка нарушителя без уважительных причин не препятствует рассмотрению протокола. Необходимо обо всем сообщать защитнику подозреваемого или обвиняемого, если он имеется.

Представляется, что в законе необходимо отразить вменение суду обязанности по уведомлению залогодателя о его праве на участие в деле. Огласив протокол, судья выслушивает объяснения подозреваемого или обвиняемого, а также мнение лица, составившего протокол, либо прокурора и выносит мотивированное постановление об обращении залога в доход государства или об отказе в этом.

Копия постановления направляется лицу, составившему протокол, и нарушителю. В законе не определено, кто будет рассматривать протокол, если меру пресечения в виде залога применил районный (городской) суд.[39]

Так же необходимо отразить такую точку зрения, высказанную по вопросу правового основания обращения залога в пользу потерпевшего. Она состоит в аресте залога внесенного виновным в совершении преступления или другим лицом, внесшим от имени виновного и впоследствии если не достигнуто соглашение между сторонами о возмещении морального и материального вреда или невозможности исполнения судебного решения по такому иску в обращении взыскания на залог.[40] Для юридического обеспечения возможности наложения ареста на залог следует учитывать положение ГПК РФ, в котором сказано, что мерой по обеспечению иска может быть наложение ареста на имущество или денежные суммы, принадлежащие ответчику и находящиеся у него или у других лиц. Таким образом, видно, что если в момент внесения залога обвиняемый находится под стражей, то, следовательно, внести от своего имени залог он не мог, и даже если впоследствии арест все таки будет наложен, то при рассмотрении иска о взыскании вреда, причиненного преступлением, будет поднят вопрос о снятии ареста с залога, как с имущества, не при надлежащего ответчику. Для того чтобы избежать такой ситуации, автор считает, что в ч.1 ст. 106 УПК РФ необходимо внести изменения: «в качестве меры пресечения предусматривает залог, который состоит во внесении подозреваемым или обвиняемым либо другим физическим или юридическим лицом от имени подозреваемого и с его согласия...». Но автором не исключаются и другие формулировки как указывающие на принадлежность залога обвиняемому, так и предоставление другими лицами залога при достаточно четких указаниях в законе на правомерность взыскания этой суммы. «В ч. 3 дополнить, что лицу, внесшему залог от имени подозреваемого или обвиняемого также разъяснено, что залог по судебному решению может быть обращен в пользу потерпевшего от преступления и право регрессного требования.»

Арест целесообразно накладывать при наличии залога в момент подачи искового заявления в досудебных стадиях процесса, а в случае отсутствия иска до начала судебного заседания при ходатайстве стороны обвинения о наложении ареста на имущество подсудимого. Теоретическая сторона этого вопроса представляется довольно определенной, в том числе и для третьих лиц, внесших залог. Залог они вносят для того, чтобы избежать более суровой меры пресечения - заключения под стражу. Такими же мотивами для этих лиц будет объясняться и взыскание залога в пользу потерпевшего. Ни для кого не секрет, что потерпевший, скорее всего, использует свое право выступать в прениях и высказываться по мере наказания прежде всего исходя из своих личных соображений и компенсации вреда от преступления. При достижении такого результата, вероятно, снизится и процент обжалования приговоров потерпевшими вследствие их чрезмерной мягкости. Нельзя упускать из внимания и наметившуюся тенденцию в политике государства - не прибегать без лишней необходимости к лишению свободы по преступлениям небольшой и средней тяжести, где среди прочих критериев при назначении наказания суд обращает внимание на мнение потерпевшего. Внесение залога в уголовном процессе не должно рассматриваться только как мера пресечения, но и как возможность исполнения приговора. Приговора не только как кары за совершенное преступление, но и как акта правосудия, который восстанавливает справедливость и устраняет последствия преступления, хотя бы в части возмещения морального и материального вреда для потерпевшего. [41]

От себя хочу добавить, что данный вопрос является дискуссионным и наложение ареста на залог в части обеспечения гражданского иска по уголовным делам является действенной мерой и только лишь в некоторых случаях будет способствовать к возмещению ущерба от преступления, когда подозреваемый (обвиняемый) будет стремиться все таки сохранить залог путем возмещения вреда, причем здесь необходимо отработать механизм суммы внесения залога и размера вреда от преступления, каким образом они будут соразмеряться между собой.

Таким образом, было бы правильным установить гражданскую ответственность обвиняемого (подозреваемого) перед залогодателем. Это добавило бы к моральному мотиву неуклонения еще и материальный, а также привлекло бы большее количество желающих стать залогодателем, что расширило бы сферу применения залога и сделало бы его более действенным. Гражданскую ответственность следует установить на тот случай, если обвиняемый (подозреваемый) уклонился от явки по вызову органа уголовного преследования и суда, и залог, внесенный третьим лицом, изымается в доход государства. Причем договор о согласии понести гражданскую ответственность должен заключаться до внесения залога на стадии ознакомления залогодателя с сущностью подозрения или обвинения лица, в отношении которого применяется эта мера пресечения.


2.2 Избрание залога в отношении лиц, обладающих служебным иммунитетом

По Конституции РФ процессуальной неприкосновенностью обладают: Президент Российской Федерации (ст. 91), члены Совета Федерации и депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации (ст. 98), судьи (ст. 122).

Уголовно-процессуальный кодекс расширил круг лиц, в отношении которых осуществляется особый порядок производства по уголовным делам (ст. 447 УПК). К ним закон относит: 1) члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы, депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ, депутата, члена выборного органа местного самоуправления, выборного должностного лица органа местного самоуправления; 2) судью Конституционного Суда РФ, судью федерального суда общей юрисдикции или федерального арбитражного суда, мирового судью и судью конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации, присяжного и арбитражного заседателя в период осуществления им правосудия; 3) Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и аудиторов; 4) Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации; 5) Президента Российской Федерации, прекратившего исполнение своих полномочий, а также кандидата в Президенты Российской Федерации; 6) прокурора; 7) следователя; 8) адвоката.

Производство по уголовным делам в отношении этих лиц проводится по нормам, установленным УПК, с изъятиями, предусмотренными главой 52, а также статьями уголовно-процессуального закона, определяющими: подследственность (п. "б" ч. 2 ст. 151 УПК) и подсудность уголовного дела (ч. 4 ст. 31 УПК); право на свидетельский иммунитет (ч. 3 ст. 56 УПК); временное отстранение от должности высшего должностного лица субъекта РФ (ч. 5 ст. 114 УПК) и др.

Следует отметить, что Президент Российской Федерации обладает неприкосновенностью, но в случае отрешения его от должности Советом Федерации на основании выдвинутого Государственной Думой обвинения в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления, подтвержденного заключением Верховного Суда РФ о наличии в действиях Президента признаков преступления и заключением Конституционного Суда РФ о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения (ст. 93 Конституции РФ), он не входит в перечень лиц, в отношении которых на основании ст. 447 УПК применяется особый порядок производства по уголовным делам.

Особенности производства в отношении отдельных категорий лиц заключаются в особых правилах возбуждения уголовного дела; задержания лица, избрания меры пресечения и производства отдельных следственных действий; направления уголовного дела в суд.

Уголовно-процессуальный закон устанавливает особые правила задержания лиц, перечисленных в ст. 447 УПК, применения к ним мер пресечения и производства отдельных следственных действий.

Особенности применения к лицам, указанным в ст. 447 УПК, мер пресечения и производства отдельных следственных действий заключаются в следующем. Применение в качестве меры пресечения заключения под стражу, а также обыск (за исключением задержания на месте преступления), выемка, наложение ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию, прослушивание телефонных и иных переговоров производятся в порядке, установленном главами 13 и 25 УПК, но с применением правил, определяемых в ст. 448 УПК для возбуждения уголовного дела в отношении этих лиц.

Решение о применении мер пресечения и производстве следственных действий на основании положений ч. 2 ст. 29 УПК принимается теми же органами (должностными лицами), которые решали вопрос о возбуждении уголовного дела.

Например, член Совета Федерации, депутат Государственной Думы обладают неприкосновенностью в течение всего срока своих полномочий. Они без согласия соответствующей палаты Федерального Собрания РФ не могут быть: а) задержаны, арестованы, подвергнуты обыску (кроме случаев задержания на месте преступления) или допросу; б) подвергнуты личному досмотру, за исключением случаев, когда это предусмотрено федеральным законом для обеспечения безопасности других людей.

Неприкосновенность члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы распространяется на занимаемые ими жилые и служебные помещения, используемые ими личные и служебные транспортные средства, средства связи, принадлежащие им документы и багаж, на их переписку.

Одной из особенностей следственных действий в отношении члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы является их право на отказ от дачи свидетельских показаний, закрепленное в ст. 21 Федерального закона от 8 мая 1994 г. "О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания РФ". Член Совета Федерации, депутат Государственной Думы вправе отказаться от дачи свидетельских показаний по уголовному делу об обстоятельствах, ставших им известными в связи с осуществлением ими своих полномочий.

Согласно п. 2 ст. 12 Федерального конституционного закона "Об уполномоченном по правам человека в Российской Федерации" в случае задержания Уполномоченного по правам человека на месте преступления должностное лицо, произведшее задержание, немедленно уведомляет об этом Государственную Думу, которая должна принять решение о даче согласия на дальнейшее применение этой процессуальной меры. При неполучении в течение 24 часов согласия Государственной Думы на задержание Уполномоченный должен быть немедленно освобожден.

Неприкосновенность Уполномоченного распространяется на его жилые и служебные помещения, багаж, личное и служебное транспортные средства, переписку, используемые им средства связи, а также на принадлежащие ему документы.

Председатель Счетной палаты, его заместитель, аудиторы не могут быть задержаны, арестованы, без согласия Генерального Прокурора РФ. Судебное решение в отношении Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и аудиторов, Уполномоченного по правам человека РФ, Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, а также кандидата в Президенты РФ об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, о производстве обыска, выемки, наложения ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию, прослушивания телефонных и иных переговоров принимается соответствующим судьей по ходатайству Генерального прокурора.

Решение об избрании в отношении Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, Уполномоченного по правам человека в РФ в качестве меры пресечения заключения под стражу или о производстве обыска исполняется с согласия Совета Федерации или Государственной Думы. Получения такого согласия на производство других следственных действий в отношении данных лиц (выемки, наложения ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию, прослушивание телефонных и иных переговоров) УПК не требует.

Судебное решение в отношении депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ о производстве названных следственных действий принимается судебной коллегией, состоящей из трех судей суда субъекта РФ, на основании ходатайства прокурора субъекта Российской Федерации.

Аналогичные решения в отношении следователя, адвоката, прокурора, депутата представительного органа местного самоуправления, члена и выборного должностного лица органа местного самоуправления принимается судьей районного суда. При этом в отношении следователя, адвоката ходатайство в суд направляет прокурор соответствующего уровня, а в отношении остальных лиц – прокурор субъекта Российской Федерации.

В соответствии с п. 2 ст. 42 Федерального Закона от 17 января 1992 г. "О прокуратуре Российской Федерации" не допускаются задержание, привод, личный досмотр прокурора и следователя, досмотр их вещей и используемого ими транспорта, за исключением случаев, когда это предусмотрено федеральным законом для обеспечения безопасности других лиц, а также задержания при совершении преступления.

После принятия судебного решения об избрании в отношении члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы, судьи Конституционного Суда РФ, судей иных судов в качестве меры пресечения заключения под стражу или о производстве обыска Генеральный прокурор или прокурор субъекта РФ направляет соответственно в Совет Федерации, Государственную Думу, Конституционный Суд РФ либо в соответствующую квалификационную коллегию судей представление вместе с судебным решением для получения согласия на исполнение этого решения (ч. 2 ст. 450 УПК). Порядок рассмотрения данного представления аналогичен порядку возбуждения уголовного дела в отношении этих лиц и производится в соответствии с регламентом органов, в которых оно рассматривается. Мотивированное решение Конституционного Суда РФ, квалификационной коллегии судей о даче согласия на избрание в отношении судьи в качестве меры пресечения заключения под стражу или о производстве обыска принимается в срок не позднее пяти суток со дня поступления представления Генерального прокурора РФ и соответствующего судебного решения (ч. 4 ст. 450 УПК).

В случае, когда уголовное дело было возбуждено либо привлечение в качестве обвиняемого состоялось в порядке, установленном ст. 448 УПК, после окончания предварительного расследования уголовное дело в отношении такого лица направляется в суд, которому оно подсудно (ст. 451 УПК).

Уголовное дело в отношении члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы, судьи федерального суда по их ходатайству, заявленному до начала судебного разбирательства, рассматривается Верховным Судом РФ (ст. 452 УПК). Ходатайство указанных лиц может быть заявлено на любом этапе уголовного процесса, но до начала судебного разбирательства. Положения ст. 452 УПК не распространяются на мировых судей и судей конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации.

Все субъекты уголовного процесса, имеющие одинаковый процессуальный статус, наделены равными процессуальными правами и обязанностями. Однако для определенного ограниченного круга субъектов, закрытый перечень которых содержит ч. 1 ст. 447 УПК, гл. 52 УПК РФ, предусмотрена усложненная процедура привлечения к уголовной ответственности и применения других видов процессуального принуждения.

Особенности уголовного судопроизводства, определяемые гл. 52 УПК, обусловлены статусом привлекаемых к ответственности субъектов, необходимостью предоставления гарантии независимости при осуществлении определенных видов профессиональной деятельности (в УПК имеются другие виды особого порядка разбирательства, но обусловлены они иными основаниями — в гл. 50 специфика обусловлена возрастом обвиняемого, а в ч. 3 ст. 1 УПК предусмотрена специфика применения норм международного права). В частности, разного объема изъятия из общего порядка судопроизводства распространяются на членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы, а также на депутатов, членов выборного органа и выборных должностных лиц органов местного самоуправления, судей всех уровней, присяжных или арбитражных заседателей в период осуществления ими правосудия, первых лиц Счетной палаты РФ, Уполномоченного по правам человека в РФ, прекратившего исполнение своих полномочий Президента РФ, кандидата в Президенты РФ, а также следователя, адвоката и члена избирательной комиссии, комиссии референдума с правом решающего голоса. [42]

Усложнение процедуры возбуждения уголовного дела в отношении определенных ст. 447 УПК РФ лиц обусловлено реалиями нашей жизни. К сожалению, все чаще наблюдаются попытки в корыстных, политических и даже криминальных целях использовать возможности правоохранительных органов. Глава 52 УПК РФ призвана в определенной мере нейтрализовать подобное негативное воздействие, а потому она не освобождает виновных от ответственности, а лишь предъявляет дополнительные требования к обвинителям. «Такой порядок установлен в целях обеспечения беспрепятственного исполнения указанными лицами своих профессиональных либо иных обязанностей, их независимости и самостоятельности, исключения попыток необоснованного привлечения к уголовной ответственности. Повышенные гарантии неприкосновенности этих лиц обусловлены их особым правовым статусом и являются важным условием защиты публичных интересов, связанных с характером выполняемых ими профессиональных функций»[43]

Особенности привлечения к уголовной ответственности лиц, названных в ч. 1 ст. 447 УПК, учитываются и при избрании в отношении них меры пресечения. Избрание залога в отношении лиц, указанных в ч. 1 ст. 447 УПК, осуществляется в общем порядке (разумеется, после того как они были привлечены к уголовной ответственности), установленном гл. 13 УПК.

В остальном расследование ведется в обычном порядке, усложняясь лишь при возникновении необходимости проведения в отношении таких субъектов следственных действий, требующих судебного разрешения. Так, судебное решение в отношении члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы, Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, Уполномоченного по правам человека в РФ исполняется с согласия соответственно Совета Федерации или Государственной Думы.[44]

Таким образом, говоря об эффективности залога - меры пресечения, мы вовсе не стремимся к тому, чтобы лица, совершившие преступления, вовсе не лишались свободы. Подчеркну лишь, что применять любую меру пресечения (в том числе и залог) следует грамотно, то есть с учетом тяжести совершенного преступления, нанесенного ими материального ущерба, других обстоятельств дела, дифференцированного подхода к личности преступника.

Вместе с тем приходится констатировать, что залог как мера пресечения относится к наименее разработанным научным проблемам, хотя уголовно-процессуальному праву издавна известны такие имущественные гарантии неуклонения подозреваемого (обвиняемого, подсудимого) от органов правосудия, как залог и имущественное поручительство.

2.3 Изменение залога на более строгую или более мягкую меру пресечения

Ввиду того, что вопрос о наличии оснований для избрания меры пресечения рассматривается по каждому уголовному делу, принятие решения о применении меры пресечения и его процессуальное оформление следует рассматривать в качестве самостоятельного этапа стадии предварительного расследования. Этот этап начинается непосредственно после привлечения лица в качестве обвиняемого. Его содержание составляют изучение и анализ фактических данных с позиции наличия оснований к избранию в отношении обвиняемого конкретной меры пресечения, принятие решения о применении меры пресечения и процессуальное оформление принятого решения. Названный этап стадии предварительного расследования урегулирован нормами уголовно-процессуального права.

Применение мер пресечения как этап стадии предварительного расследования имеет самостоятельное уголовно-процессуальное значение и свои задачи. Значение этапа состоит в том, что он следует сразу за появлением в уголовном процессе такого участника со стороны защиты, как обвиняемый. Цель этого этапа стадии предварительного расследования состоит в обеспечении выполнения задач уголовного судопроизводства.

В связи с вышеизложенным, важное значение приобретает также момент избрания меры пресечения. Уполномоченное лицо избирает меру пресечения в отношении обвиняемого, т.е. лица, в отношении которого вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого. Мера пресечения может быть избрана либо одновременно с вынесением постановления о привлечении в качестве обвиняемого, либо до того, как обвинение было предъявлено, либо после предъявления обвинения; либо, наконец, после допроса обвиняемого.[45]

Представляется, что предпочтителен последний порядок: уполномоченное лицо выносит постановление о привлечении в качестве обвиняемого, вызывает обвиняемого, допрашивает его и после всего этого решает вопрос о мере пресечения, уже зная об отношении обвиняемого к предъявленному обвинению и выслушав все объяснения обвиняемого. Это дает возможность уполномоченному лицу наиболее осторожно и вдумчиво подойти к разрешению вопроса о мере пресечения, избрать именно ту меру, которая по обстоятельствам дела действительно необходима.

Однако может случиться, что уполномоченному лицу придется избирать меру пресечения до допроса обвиняемого, а иногда и до предъявления обвинения. Последний порядок допускается лишь при наличии действительной к тому необходимости – по делам об особо тяжких преступлениях, при опасении, что данное лицо, узнав о том, что его привлекают к ответственности, скроется.

Итак, наличие фактических данных, выступающих основаниями избрания мер процессуального пресечения, и соответствие их определенным законом критериям должно быть установлено при строгом соблюдении процессуальных норм.

Достоверность оснований обеспечивается процессуальным порядком доказывания и закрепления в материалах уголовного дела. Соответствие фактических данных предусмотренным законом критериям устанавливается при принятии компетентным органом процессуального акта (постановления, определения, приговора). Его роль состоит в том, что в нем воплощается индивидуальное предписание должного поведения конкретных лиц, интегрируется значение всех фактических данных, влияющих на применение мер процессуального пресечения.

Мера пресечения отменяется, когда в ней отпадает дальнейшая необходимость, или изменяется на более строгую или более мягкую.

Отмена и изменение меры пресечения может происходить в той же стадии, где она была применена, или последующих стадиях.

Мера пресечения изменяется на более строгую в случае, если обвиняемый ведет себя ненадлежащим образом. Мера пресечения изменяется на более мягкую, если обвинение изменено на менее тяжкое либо степень вероятности ненадлежащего поведения обвиняемого (подозреваемого) становится незначительной. Если вина арестованного лица доказана, он активно помогает следствию, раскаивается, возмещает ущерб, возникает основание для изменения меры пресечения, на не связанную с содержанием под стражей, до вынесения приговора судом.

Закон не содержит каких-либо ограничений изменения меры пресечения на более или менее строгую при возвращении дела на дополнительное расследование прокурором (ст. 221 УПК РФ) или при направлении дела судом прокурору для устранения препятствий его рассмотрения (ст. 237 УПК РФ). Изменить меру пресечения может суд или судья, либо лицо, производящее дознание, следователь.

Мера пресечения, избранная в ходе досудебного производства следователем, дознавателем может быть отменена или изменена только на основании постановления. Мера пресечения, избранная на основании судебного решения, может быть отменена или изменена только судом.

Если внесение залога применяется вместо ранее избранных мер пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста, то подозреваемый, обвиняемый остается под стражей или домашним арестом до внесения на депозитный счет суда залога, который был определен органом или лицом, избравшим эту меру пресечения. О принятии залога составляется протокол, копия которого вручается залогодателю (ч. 2 ст. 106 УПК).

По общему правилу, вопрос о применении меры пресечения решается после привлечения лица в качестве обвиняемого. Правильное избрание меры пресечения имеет важное значение для обеспечения надлежащего поведения обвиняемого.

Процессуальный порядок применения, изменения и отмены мер уголовно-процессуального пресечения строго регламентирован законодательством Российской Федерации. Основания и процессуальный порядок изменения меры пресечения определены в ст. 110 УПК РФ. Данная статья устанавливает общее правило отмены (изменения) меры пресечения, суть которого заключается в том, что отменить (изменить) меру пресечения может то должностное лицо или тот орган, которые принимали решение об ее избрании, и в случаях, когда изменяются основания, обусловившие избрание данной меры пресечения. Из этого положения и вытекает соответствующий уровень процессуальной самостоятельности следователя и дознавателя. Существует много различных мнений об уровне процессуальной самостоятельности следователя и дознавателя. В частности некоторые считают, что оговоренные уголовно-процессуальным законом ограничения процессуальной самостоятельности не играют никакой роли, особенно это касается взаимоотношений следователя и прокурора. Вот что по этому поводу пишет известный адвокат А. Кучерена: «Почему я утверждаю, что санкцию прокурора на избрание меры пресечения в отношении подозреваемого следователь может получить без особого труда? Как правило, следователь принимает решение о применении меры пресечения на основании данных, предоставленных ему оперативными работниками. Если они показались ему убедительными, он как бы визирует их и обращается за санкцией к прокурору. А тот, в свою очередь, рассуждает примерно так: раз следователь данные оперативных работников считает убедительными, почему я должен ему не верить? Внимательно изучать эти данные у него нередко нет ни времени, ни желания»[46]

Ни для кого не секрет, что уровень коррупции в российском обществе достаточно высок. И поэтому нарушения законности могут произойти на любом уровне: следователем, прокурором, судьёй. Вот пример из практики, когда в результате судебного решения об изменении меры пресечения было разрушено уголовное дело.

Сотрудниками УБОП Свердловской области был задержан криминальный авторитет С., в отношении которого прокурором города Нижний Тагил было вынесено постановление о заключении под стражу (в то время действовал ещё УПК РСФСР), т.к. для этого было достаточно оснований. Адвокаты задержанного обратились в суд с ходатайством изменить данную меру пресечения на более мягкую. Судья Н. вынесла определение на изменение меры пресечения с содержания под стражей на внесение залога в размере 80 тыс. рублей, хотя состояние задержанного составляло по оперативным данным несколько миллионов долларов. Залог был внесён сразу же после оглашения определения, а квитанция была предоставлена через 5 минут после оглашения определения прямо в зал суда. С. скрылся от следствия. Предварительное следствие было приостановлено ввиду того, что обвиняемый скрылся.[47]

Данный пример говорит о том, что помимо реализации прав и обязанностей при осуществлении своей деятельности субъекты правоприменения должны обладать ещё и соответствующими моральными качествами. Можно сделать следующий вывод, что необходимость ограничения процессуальной самостоятельности следователя при избрании меры пресечения, выражающаяся в необходимости согласования с прокурором ходатайства в суд о применении этих мер пресечения, нецелесообразна, т.к. это является лишней бюрократической инстанцией.[48]

Избрание более строгой меры пресечения возможно при появлении дополнительных обстоятельств, устанавливающих: а) возможность совершения обвиняемым (подозреваемым) процессуального нарушения; б) неспособность прежней меры пресечения обеспечить надлежащее поведение обвиняемого или подозреваемого. Изменение меры пресечения на более мягкую допускается при наличии общих оснований, условий и мотивов ее избрания, когда прежняя более строгая мера пресечения отменяется в связи: а) с отменой вышестоящей инстанцией; б) с отпадением необходимости в применении; в) с отпадением специальных условий. Например, вместо заключения под стражу избирается залог.

Мера пресечения изменяется на другую, более строгую или более мягкую, когда это вызывается поведением подозреваемого или обвиняемого и обстоятельствами дела, определяющими основания и условия применения мер уголовно-процессуального принуждения в виде мер пресечения. Изменение меры пресечения производится по мотивированному постановлению дознавателя, следователя или судьи либо по мотивированному определению суда.

При наличии к тому достаточных оснований мера пресечения может быть изменена на более строгую или на более мягкую мотивированным постановлением (определением) лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело.

Копия постановления судьи, следователя, дознавателя или определения суда об изменении меры пресечения вручается под расписку лицу, в отношении которого была изменена мера пресечения. Одновременно с вручением копии постановления (определения) об изменении меры пресечения лицом, вынесшим данный процессуальный документ, разъясняются право и порядок его обжалования. Процессуально изменение меры пресечения залога на иную оформляются соответствующими постановлениями. Закон не указывает прямо об обязанности вручения обвиняемому или подозреваемому копии постановления или определения об изменении или отмене меры пресечения. Статья 101 УПК РФ обязывает должностных лиц вручать постановление или определение об избрании меры пресечения лицу, в отношении которого оно было вынесено, а по просьбе защитника или законного представителя предоставлять постановление или определение и им. Таким образом, есть определенные основания, обязывать соответствующих должностных лиц вручать копию постановления или определения об изменении или отмене меры пресечения.

В случае уклонения подозреваемого или обвиняемого от явки по вызову суда или совершения им нового преступления, мера пресечения изменяется на более строгую (домашний арест или заключение под стражу).[49]

При изменении меры пресечения в отношении лица, содержащегося под стражей на залог по поручению судьи вызываются в суд его доверенные лица (залогодатели), которым разъясняются существо обвинения, в связи с которым избирается данная мера пресечения, а также связанные с ней обязательства и последствия их невыполнения или нарушения, сообщается номер счета, на который должны быть зачислены залоговые средства.

Если внесение залога применяется вместо ранее избранных мер пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста, то подозреваемый (обвиняемый) остается под стражей или домашним арестом до внесения на депозитный счет суда залога, который был определен органом или лицом, избравшим эту меру пресечения.[50]

Таким образом, залог - мера пресечения посягает не столько на личность, сколько на имущество обвиняемого (залогодателя), ограничивает не столько личные, сколько экономические права. Он не лишает обвиняемого физической возможности скрыться либо иным образом уклониться от органов расследования и суда - он связывает его свободу действий угрозой имущественных потерь. Применением этой меры пресечения он вынуждается к неуклонению боязнью, страхом имущественной ответственности своей или залогодателя.


Заключение

Проведенное исследование позволяет сформулировать следующие выводы.

1. Учитывая положения законодательства зарубежных стран и рекомендации учёных, избирать залог необходимо при следующих обстоятельствах. При совершении обвиняемым (подозреваемым) преступлений в сфере экономики, избирая меру пресечения, обязательно следует рассмотреть возможность применения залога. При совершении обвиняемым (подозреваемым) тяжких и особо тяжких преступлений (особенно преступлений против жизни и здоровья, против половой неприкосновенности и половой свободы личности) залог в качестве меры пресечения применять лишь в крайних случаях: когда материалами дела действительно обосновано отсутствие необходимости изоляции обвиняемого от общества.

2. Следует отметить, что в уголовно-процессуальном законодательстве практически без внимания остался вопрос о происхождении денег или иных ценностей, вносимых в качестве залога. Между тем он представляется весьма важным. Его произвольное решение может не только создать условия для использования в качестве залога «грязных» денег, но послужить своеобразной формой их отмывания. Необходимо отразить в нормах о залоге положения, которые дают возможность установить легальность происхождения закладываемых денег и ценностей:

2.1. Должностное лицо, применяющего залог, обязано проверить законность происхождения внесённых сумм денег или иных ценностей.

2.1. В случае, если сумм залога не превышает валового совокупного годового дохода физического лица, облагаемого подоходным налогом по минимальной ставке, ограничиться устными объяснениями о происхождении и источниках получения внесённых на депозит суда сумм.

2.1. Если сумма залога превышает размер валового совокупного годового дохода физического лица, облагаемого подоходным налогом по минимальной ставке, необходимость документального подтверждения её легальности обвиняемым (подозреваемым), другим лицом.

3. В действующем законодательстве необходимо также указать (хотя бы в общей форме), что залогодатель — третье лицо должен отвечать определенным положительным требованиям: отсутствие судимости, наличие постоянного места жительства и работы, положительных характеристик, известного источника дохода. Выдвижение определенных требований к залогодателю, если им не является сам обвиняемый или подсудимый, может пресечь попытки внесения залога членами преступных групп, оставшимися на свободе, внесение в качестве залога преступно или незаконно добытого имущества.

4. Размер залога в каждом конкретном случае должен устанавливаться с учётом тяжести деяния, в совершении которого изобличается подозреваемый, обвиняемый, размера его дохода или имущества, а также причиненного ущерба. В любом случае сумма залога должна быть для подозреваемого, обвиняемого значительна, а возможность его утраты серьёзно затруднять уклонение от возложенных обязательств.

Таком образом, изменения уголовно-процессуального закона и судебно-следственной практики позволят повысить эффективность применения залога в качестве меры пресечения, а в перспективе определить более точные законодательные критерии его применения, круг участников, размеры и виды залога, разрешить другие проблемные вопросы.


Список использованных источников

Нормативные акты

1.Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.), с дополнениями по состоянию на 21.07.2007.

2.Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18.12.2001 г. № 174-ФЗ, с последними изменениями и дополнениями по состоянию на 24.07.2007.

3.Гражданский кодекс РФ от 21.10.1994 г. с изменениями и дополнениями по состоянию на 01.01.2008 г.

4.Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь 16 июля 1999 г. N 295-3 // Internet. www. vlevonevslti.by.ru/pravo/kodeksy7upk/. 02.06.2003.

5.Уголовно-процессуальный кодекс республики Казахстан от 13. 12. 1997. № 206-1 // Internet. www.finance.co.kz/zakon/index.html?dok=00147&all=04018. 01.06. 2003.

6.Федеральный закон от 04.07.2003 № 92-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации»//Собрание законодательства РФ. 07.07.2003. №27. ст. 2706.

7.Федеральный закон «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» от 4.03.1998 // Российская газета. 1998. 7 апреля.

Научная литература

1. Борисов А.Б. Комментарий к ГК РФ ч. 1, ч. 2, ч. 3. – М., 2003.

2. Вандышев В.В. Уголовный процесс: курс лекций. – СПб., 2004.

3. Закурдаев Ю.Ф. Правовые основания обращения залога в пользу потерпевшего от преступления.//Воронежский адвокат. – 2004. - № 8.

4. Карницкий Д.А. Рогинский А.Л. Строгович М.С. Уголовный кодекс РСФСР. Постатейный комментарий. - М., 1928.

5. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред И.Л. Петрухина.- М. 2002.

6. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.И. Радченко. - М, 2003.

7. Коряковцев В.В. Залог как мера пресечения в уголовном процессе Российской Федера-ции// Правоведение. - 2000.- №1.

8. Люблинский П.И. Меры пресечения. - М., 1923.

9. Михайлов В.А. Меры пресечения в российском уголовном процессе. - М.,2006.

10. Мытник П.Залог как мера пресечения // Юстиция Беларуси. - 2001.- № 3.

11. Никульшина О.Г. Залог и уголовно-правовые аспекты// Нотариус. – 2005. - № 4.

12. Пикулик Г.П. Ваш уголовный процесс. Серия «Закон и общество». - Ростов-на-Дону: «Феникс», 2000.

13. Петрикин В.Ю. Некоторые проблемы применения меры пресечения в виде залога // Информационный бюллетень. Расследование преступлений. Теория и практика. Выпуск 1-2. Краснодар. - 2005.

14. Понарин В.Я. Защита имущественных прав личности в уголовном процессе России. - Воронеж, 1994.

15. Попов К.В. Проблемы участия суда в применении мер пресечения. - Краснодар, 2004.

16. Трунов И.Л. Трунова Л.К. Меры пресечения в уголовном процессе. - СПб, 2007.

17. Трунова Л.К. Меры пресечения в новом УПК Российской Федерации//Адвокатские вести. – 2002. - №8.

18. Трунова Л.К. Современные проблемы применения мер уголовно-процессуального пресечения.// Адвокатские вести. - 2002. - №8.

19. Шаповалова Т.И. Залог как мера пресечения в уголовном процессе и его применение следователями органов внутренних дел. Автореф. дисс. кандидата юрид. наук.- Санкт-Петербург, 2001.

20. Цоколова О.И. Применение органами предварительного следствия и дознания мер процессуального принуждения под судебным контролем: Автореф. дисс....кандидатаюрид. наук. - М., 2005.

21. Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда в России и за рубежом. - М., 1997.

22. Уголовный процесс. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов. //Под ред. К.Ф. Куценко. - М. 2006.

Материалы практики

1. Постановление Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 г. № 1801-1 «О концепции судебной реформы в РСФСР» // Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1991, № 44, ст. 1435.

2. Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 1997 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ, 1997. № 8.

3. Определение Конституционного Суда РФ от 6 февраля 2004 г. № 264О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса губернатора Эвенкийского автономного округа о проверке конституционности положений ст. 447 Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации».

4. По данным судебного департамента при Верховном Суде РФ. Интернет. http://www.cdep.ru.

5. Архив Кировского районного суда Санкт-Петербурга. 2000 г. Уголовное дело №1-2099.

6. Кассационное определение ВС РФ от 12.05.2006 г., уголовное дело № 66-005-36.

7. Кассационное определение ВС РФ от 14.07.2006 г., уголовное дело № 66-005-68.

8. Кассационное определение ВС РФ от 21.07.2006 г., уголовное дело № 73-005-26.


[1] Белоусов Е.А. Вопросы теории и практики применения мер уголовно-процессуального пресечения по законодательству Российской Федерации. – Ижевск, 2005. – С. 66–72.

[2] Уголовный процесс : учеб.-метод. пособие / под ред. Г.П. Химичевой. – М., 2004. – С. 176.

[3] Вандышев В.В. Уголовный процесс: курс лекций. – СПб., 2004. – С. 77–82.

[4] Мытник П.Залог как мера пресечения // Юстиция Беларуси. – 2001. – №3. – С. 2.

[5] Михайлов В.А. Меры пресечения в российском уголовном процессе. – М., 2006. – С. 40.

[6] Люблинский П.И. Меры пресечения. – М., 1923. – С. 41–42.

[7] Постановление Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 г. №1801–1 «О концепции судебной реформы в РСФСР» // Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1991, №44, ст. 1435.

[8] Шаповалова Т.И. Залог как мера пресечения в уголовном процессе и его применение следователя­ми органов внутренних дел. Автореф. дисс. кандидата юрид. наук. – Санкт-Петербург, 2001. – С. 5.

[9] Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 1997 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ, 1997. №8.

[10] Попов К.В. Проблемы участия суда в применении мер пресечения. – Краснодар, 2004. – С. 160–180.

[11] По данным судебного департамента при Верховном Суде РФ. Интернет. http://www.cdep.ru.

[12] Федеральный закон от 04.07.2003 №92-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголов­но-процессуальный кодекс Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 07.07.2003. №27. ст. 2706.

[13] Цоколова О.И. Применение органами предварительного следствия и дознания мер процессуального принуждения под судебным контролем: Автореф. дисс. …кандидатаюрид. наук. – М., 2005. – С. 67–80.

[14] Борисов А.Б. Комментарий к ГК РФ ч. 1, ч. 2, ч. 3. – М., 2003. – С. 277.

[15] Федеральный закон «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» от 4.03.1998 // Российская газета. 1998. 7 апреля.

[16] Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.И. Радченко. – М, 2003. – С. 245

[17] Шаповапова Т.Н. Залог как мера пресечения в уголовном процессе и его применение следователями органов внутренних дел. Автореф. дисс. кандидата юрид. наук. – Санкт-Петербург. 2001. – С 7.

[18] Карницкий Д.А. Рогинский А.Л. Строгович М.С. Уголовный кодекс РСФСР. Постатейный комментарий. – М., 1928. – С. 79–81.

[19] Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред ИЛ. Петрухина. – М. 2002. – С. 168.

[20] Шаповалова Т.И. Залог как мера пресечения в уголовном процессе и его применение следователями органов внутренних дел. Автореф. дисс. …кандидата юрид. наук. – Санкт-Петербург, 2000. – С. 7.

[21] Мытник П. Залог как мера пресечения // Юстиция Беларуси. – 2001. – №3. – С. 30.

[22] Уголовно-процессуальный кодекс республики Казахстан от 13. 12. 1997. №206–1 // Internet. www.finance.co.kz/zakon/index.html? dok=00147&all=04018. 01.06. 2003.

[23] Уголовно-процессуальныйкодексРеспубликиБеларусь 16 июля 1999 г. №295–3 // Internet. www. vlevonevslti.by.ru/pravo/kodeksy7upk/. 02.06.2003.

[24] Уголовно-процессуальный кодекс республики Казахстан от 13. 12. 1997. №206–1 // Internet. www.finance.co.kz/zakon/index.html? dok=00147&all=04018. 01.06. 2003.

[25] Шаповалова Т.Н. Залог как мера пресечения в уголовном процессе и его применение следователя­ми органов внутренних дел. Автореф. дисс. …кандидата юрид. наук. – Санкт-Петербург, 2001. – С. 8.

[26] Коряковцев В.В. Залог как мера пресечения в уголовном процессе Российской Федера-ции // Известия Вузов. Правоведение. – 2000. – №1. – С. 128

[27] Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда в России и за рубежом. – М., 1997. – С. 134 – 140.

[28] Понарин В.Я. Защита имущественных прав личности в уголовном процессе России. – Воронеж, 1994. – С. 84–88.

[29] Трунова Л.К. Современные проблемы применения мер уголовно-процессуального пресечения. // Адвокатские вести. – 2002. – №8. – С. 8–11.

[30] Архив Кировского районного суда Санкт-Петербурга. 2000 г. Уголовное дело №1–2099. Интернет: www.practic.unit.com //

[31] Пикулик Г.П. Ваш уголовный процесс. Серия «Закон и общество». – Ростов-на-Дону: «Феникс», 2000. – С. 384.

[32] Трунова Л.К. Меры пресечения в новом УПК Российской Федерации //Адвокатские вести. – 2002. – №8. – С. 8–11.

[33] Никульшина О.Г. Залог и уголовно-правовые аспекты // Нотариус. – 2005. – №4. – С. 17–23.

[34] Петрикин В.Ю. Некоторые проблемы применения меры пресечения в виде залога // Информационный бюллетень. Расследование преступлений. Теория и практика. Выпуск 1–2. Краснодар. – 2005. – С. 114–117.

[35] Шаповалова Т.И. Залог как мера пресечения в уголовном процессе и его применение следователями органов внутренних дел. Автореф. дисс. …кандидата юрид. наук. – Санкт-Петербург, 2001. – С. 7.

[36] Кассационное определение ВС РФ от 12.05.2006 г., уголовное дело №66–005–36.

[37] Кассационное определение ВС РФ от 14.07.2006 г., уголовное дело №66–005–68.

[38] Кассационное определение ВС РФ от 21.07.2006 г., уголовное дело №73–005–26.

[39] Михайлов В.А. Меры пресечения в российском уголовном процессе. – М., 2006. – С. 69–77.

[40] Закурдаев Ю.Ф. Правовые основания обращения залога в пользу потерпевшего от преступления. //Воронежский адвокат. – 2004. – №8. – С. 2–3.

[41] Закурдаев Ю.Ф. Правовые основания обращения залога в пользу потерпевшего от преступления. //Воронежский адвокат. – 2004. – №8. – С. 2–3.

[42] Уголовный процесс. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов. //Под ред. К.Ф. Куценко. – М. 2006. – С. 608.

[43] Определение Конституционного Суда РФ от 6 февраля 2004 г. №264О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса губернатора Эвенкийского автономного округа о проверке конституционности положений ст. 447 Уголовно – процессуального кодекса Российской Федерации».

[44] Уголовный процесс. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов. //Под ред. К.Ф. Куценко. – М. 2006. – С. 608.

[45] Михайлов В.А. Меры пресечения в Российском уголовном процессе. – М. 2006. – С. 31, 32.

[46] А. Кучерена. «Кто Вы? Господин следователь». www.argument.ru. 2002 г.

[47] Проблемы истины на предварительном следствии / Печников Г.А. – Волгоград; Изд-во Волгогр. акад. МВД России, 2001. – 216 с.

[48] Самостоятельность следователя: быть или не быть? (Д.Ю. Гончаров, «Журнал российского права», №9, сентябрь 2002 г.)

[49] Трунов И.Л. Трунова Л.К. Меры пресечения в уголовном процессе. – СПб., 2007. – С. 77–82.

[50] Коряковцев В.В. Залог как мера пресечения в уголовном процессе Российской Федерации // «Правоведение». – 2000. – №1. – С. 120–131.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему