регистрация / вход

Замена судьи в гражданском процессе РФ

Понятие, основания и условия замены судьи в гражданском процессе. Порядок разрешения вопроса о замене судьи и последствия данной процедуры. Рекомендации и предложения по совершенствованию гражданско-процессуального права в рассматриваемой сфере.

Содержание

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ, ОСНОВАНИЯ И УСЛОВИЯ ЗАМЕНЫ СУДЬИ В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ

1.1 Понятие замены судьи в гражданском процессе

1.2 Основания и условия для замены судьи в гражданском процессе

ГЛАВА 2. ПОРЯДОК И ПОСЛЕДСТВИЯ ЗАМЕНЫ СУДЬИ В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ

2.1 Порядок разрешения вопроса о замене судьи в гражданском процессе

2.2 Последствия замены судьи в гражданском процессе

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы. Судьи, наделенные полномочиями по осуществлению правосудия, выступают в процессе от имени суда - главного, контролирующего и решающего субъекта судопроизводства. Возможность их отвода является важнейшей гарантией независимости, объективности и беспристрастности суда, осуществления им судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон. Институт отвода способствует правильному рассмотрению и разрешению дела, достижению конечных целей правосудия, и прежде всего его основной конституционной цели - защиты неправомерно нарушенных или оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов граждан и организаций (ст. 2, 17, 18, 46 Конституции РФ).

Судья не вправе рассматривать дело, если при предыдущем его рассмотрении он принимал по нему участие в каком-либо ином процессуальном качестве. Это связано не только с тем, что суд как орган правосудия занимает в судопроизводстве особое положение, но и с наличием у каждого субъекта гражданского процесса процессуальных прав и обязанностей, строго определенных законом в соответствии с задачами и целями участия каждого в судебном разбирательстве, а также с их процессуальными функциями. Очевидна в связи с этим и недопустимость одновременного выполнения судьей в том же процессе других процессуальных функций, например, секретаря судебного заседания, переводчика, эксперта и т.д.

Судья подлежит отводу и в тех случаях, когда ему как очевидцу известны какие-либо обстоятельства, относящиеся к делу, хотя он формально и не вызывался в суд в качестве свидетеля. В противном случае нельзя исключить наличие у него заранее сформировавшейся определенной позиции о том, как следует разрешить возникший спор.

Основанием для отвода судьи является также наличие родственных отношений с лицами, участвующими в деле, или представителями. Поскольку закон в данном случае ничего не говорит о степени родства, препятствующего судье участвовать в рассмотрении дела, таким основанием является любая его степень при наличии родственных отношений.

Состояние научной разработки темы составляют работы Н.Н. Аверченко, М.Л. Башкатова, В.А. Белова, Т.Б. Замотаевой, С.А. Степанова, а также труды других исследователей.

Объект исследования - совокупность общественных отношений, складывающихся в процессе замены судьи в гражданском процессе РФ.

Предметом работы является гражданско-процессуальные нормы, касающиеся замены судьи в гражданском процессе РФ, положения гражданско-процессуальной доктрины, судебная практика.

Цель исследования в курсовой работе рассмотреть замену судьи в гражданском процессе РФ. Задачами исследования является:

1. рассмотреть основания замены судьи в гражданском процессе,

2. охарактеризовать порядок разрешения вопроса о замене судьи в гражданском процессе, а также последствия, связанные с этим,

3. сформулировать рекомендации и предложения по совершенствованию гражданско-процессуального права в рассматриваемой сфере.

Положения, выносимые на защиту:

1. При рассмотрении дела в гражданском процессе может иметь место замена одного, нескольких или всех судей. Она производится либо по инициативе стороны процесса (удовлетворение ходатайства об отводе судьи или всего состава суда), либо по другим причинам (болезнь судьи, занятость его в другом процессе и т.п.). Правовые последствия при этом не зависят от того, по какой причине был заменен судья (состав суда).

2. При замене судьи (состава суда) новый суд вправе по собственной инициативе пересмотреть все процессуальные действия, совершенные в процессе. Такой пересмотр может быть произведен в первом новом судебном заседании. Для участников процесса все процессуальные действия, совершенные до замены судьи (состава суда), являются обязательными и сохраняют свою силу.

3. Представляется, что, исходя из общего смысла норм, содержащихся в ГПК РФ, целесообразно было бы придерживаться следующего правила: «При замене судьи (состава суда) новый суд вправе по собственной инициативе пересмотреть все процессуальные действия, совершенные в процессе. Такой пересмотр может быть произведен в первом новом судебном заседании. Для участников процесса все процессуальные действия, совершенные до замены судьи (состава суда), являются обязательными и сохраняют свою силу».

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ, ОСНОВАНИЯ И УСЛОВИЯ ЗАМЕНЫ СУДЬИ В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ

1.1 Понятие замены судьи в гражданском процессе

Судьи, наделенные полномочиями по осуществлению правосудия, выступают в процессе от имени суда - главного, контролирующего и решающего субъекта судопроизводства. Возможность их отвода является важнейшей гарантией независимости, объективности и беспристрастности суда, осуществления им судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон. Институт отвода способствует правильному рассмотрению и разрешению дела, достижению конечных целей правосудия, и прежде всего его основной конституционной цели - защиты неправомерно нарушенных или оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов граждан и организаций (ст. 2, 17, 18, 46 Конституции РФ).

Судья не вправе рассматривать дело, если при предыдущем его рассмотрении он принимал по нему участие в каком-либо ином процессуальном качестве. Это связано не только с тем, что суд как орган правосудия занимает в судопроизводстве особое положение, но и с наличием у каждого субъекта гражданского процесса процессуальных прав и обязанностей, строго определенных законом в соответствии с задачами и целями участия каждого в судебном разбирательстве, а также с их процессуальными функциями. Очевидна в связи с этим и недопустимость одновременного выполнения судьей в том же процессе других процессуальных функций, например, секретаря судебного заседания, переводчика, эксперта и т.д.[1]

Судья подлежит отводу и в тех случаях, когда ему как очевидцу известны какие-либо обстоятельства, относящиеся к делу, хотя он формально и не вызывался в суд в качестве свидетеля. В противном случае нельзя исключить наличие у него заранее сформировавшейся определенной позиции о том, как следует разрешить возникший спор.

1.2 Основания и условия для замены судьи в гражданском процессе

Основанием для отвода судьи является также наличие родственных отношений с лицами, участвующими в деле, или представителями. Поскольку закон в данном случае ничего не говорит о степени родства, препятствующего судье участвовать в рассмотрении дела, таким основанием является любая его степень при наличии родственных отношений.

Прежде всего, это супруг и близкие кровные родственники - родители, дети, полнородные (имеющие общих отца и мать) и неполнородные (имеющие одну мать и разных отцов либо одного отца и разных матерей) братья и сестры, дед, бабка, внуки. К ним приравниваются усыновители, усыновленные, мачеха, отчим. Степень родства может быть более отдаленная - дядя, тетя, племянники, двоюродные братья и сестры и т.д.[2]

Равным образом основанием для отвода являются и отношения свойства, т.е. когда лицо, участвующее в деле, или представитель являются родственником супруга судьи. Уже само по себе наличие родственных отношений с лицами, участвующими в деле, и представителями ставит под сомнение беспристрастность судьи[3] .

Для правильного применения ст. 16 ГПК РФ нужно обратить внимание на ряд обстоятельств:

а) понятием судья охватываются лица, осуществляющие правосудие и исполняющие свои обязанности на профессиональной основе в составе судов общей юрисдикции (вплоть до Верховного Суда РФ) (ст. 11-16 Закона о судебной системе), а также:

мировые судьи (ст. 28 Закона о судебной системе, ст. 1, 3 Закона о мировых судьях);

судьи гарнизонного, окружного (флотского) и иных военных судов (ст. 22 Закона о судебной системе, ст. 10-24 Закона о военных судах);

б) не может участвовать в суде и лицо, которое до введения в действие ГПК РФ участвовало в деле в качестве народного заседателя. При этом имеется в виду заседатель не только в составе районного суда, но и в составе любого вышестоящего суда общей юрисдикции, а также в составе военного суда, рассматривавшего гражданское дело по первой инстанции;

Анализ положений ст. 16 ГПК РФ показывает, что они:

а) относятся только к случаям отвода судьи, в т.ч. и председательствующего;

б) не исчерпывающим образом устанавливают основания для отвода судьи: о других основаниях отвода (или самоотвода):

в) запрещают лицам, состоящим в родстве между собой, входить в состав суда, рассматривающего гражданское дело. При этом:

речь идет не только о членах семьи (к последним относятся родители, дети, супруги, усыновленные), но и о других родственниках, как относящихся к числу близких (например, братья, сестры), так и нет (например, племянник, дядя, тетя);

речь идет только о лицах, входящих в состав суда (например, о судье - председательствующем, о двух членах областного суда, рассматривающего дело в кассационном порядке, и т.д.), но не о прокуроре, экспертах, о лицах, участвующих в деле. Тем не менее, систематический анализ правил ч. 2 ст. 16 и ст. 18 позволяет сделать важный вывод: родственные отношения между членом суда и, например, прокурором, экспертом могут послужить основанием для отвода (ибо налицо одно из "иных обстоятельств, вызывающих сомнение в их беспристрастности", упомянутых в ст. 16 ГПК РФ).

Судья не вправе участвовать в рассмотрении дела, если:

а) он участвовал в рассмотрении данного дела:

в ходе предыдущего рассмотрения. Речь идет о случаях, когда судья областного суда участвовал также при рассмотрении дела по первой инстанции: судья, слушающий дело в порядке надзора, до этого рассматривал его в первой или кассационной инстанции и т.д.;

в качестве прокурора, эксперта, переводчика, секретаря судебного заседания;

в качестве свидетеля, т.е. лица, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, относящиеся к делу;

в качестве представителя (в т.ч. законного).;

б) он является родственником:

сторон в гражданском деле;

других лиц, участвующих в деле;

представителей;

в) он лично (т.е. сам судья непосредственно, а не его брат, друг и т.д.) заинтересован в исходе дела:

прямо, например, он желает, чтобы спор был решен в пользу сына (истца по делу);

косвенно или, например, чтобы ответчик, являющийся начальником его близкого знакомого, смог уйти от имущественной ответственности за ущерб, причиненный истцу;

г) имеются "иные обстоятельства" (прямо не названные в ст. 16 ГПК РФ), вызывающие сомнения в беспристрастности судьи. Возможно, эти сомнения и беспочвенны (т.к. судья, несмотря на наличие таких обстоятельств, и не собирался принимать их во внимание). Тем не менее закон (в целях принятия объективного решения) предусматривает возможность отвода судьи и по такому основанию[4] .

На практике наиболее частыми основаниями для заявления отвода судье являются его личная, прямая или косвенная, заинтересованность в исходе дела либо наличие иных обстоятельств, вызывающих сомнение в беспристрастности судьи. Лицо, заявляющее отвод, должно привести конкретные факты, свидетельствующие о заинтересованности и пристрастности судьи, поскольку голословное утверждение основанием для удовлетворения заявления об отводе являться не может[5] .

Прямая заинтересованность означает наличие непосредственного материального, практического или иного интереса в результате разрешения дела. При обнаружении и подтверждении фактов об этом они с достаточной очевидностью позволяют сделать однозначный вывод о заинтересованности судьи. Более скрытой является косвенная заинтересованность, требующая для ее выявления учета факторов, как правило, находящихся за пределами данного дела.

К числу иных обстоятельств, вызывающих сомнение в беспристрастности судьи, следует относить его дружественные или, напротив, неприязненные отношения с кем-либо из лиц, участвующих в деле, и т.п.

Одной из гарантий объективного и беспристрастного рассмотрения и разрешения гражданского дела является и запрет вхождения в состав рассматривающего дело суда лиц, состоящих в родственных отношениях. Разрешение всех вопросов, возникающих при разбирательстве дела, осуществляется по большинству голосов судей. Наличие между ними родственных отношений может повлиять на результат такого голосования[6] .

Требование о недопустимости повторного участия судьи в рассмотрении дела распространяется лишь на производства в разных инстанциях. После отмены решения суд кассационной инстанции вправе направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в том же или ином составе (ст. 361 ГПК РФ). Суд надзорной инстанции вправе отменить решение суда первой, второй или надзорной инстанций полностью или в части и направить дело на новое рассмотрение (п. 2 ч. 1 ст. 390 ГПК РФ). При этом закон не содержит запрета для повторного рассмотрения дела теми же судьями этих инстанций.

Правило о недопустимости участия судьи в рассмотрении одного и того же дела в судах разных инстанций является одной из гарантий беспристрастного и объективного разрешения дела.

Проверяя законность судебных постановлений в апелляционном, кассационном или надзорном порядке, соответствующие суды выполняют функции судебного надзора за деятельностью нижестоящих судов. Указания судов кассационной и надзорной инстанций, изложенные в пределах их компетенции в определениях, обязательны для судов при новом рассмотрении дела (ст. 369, ч. 2 ст. 390 ГПК РФ). Нельзя допустить, чтобы судья осуществлял надзор за своими действиями либо выполнял свои же указания[7] .

При рассмотрении дела в порядке надзора в президиуме суда докладчиком по делу может быть судья, не входящий в состав президиума и не принимающий участия в голосовании. Тем не менее закон запрещает рассматривать дело в президиуме суда по докладу судьи, если он принимал участие в рассмотрении дела в составе суда другой инстанции (ч. 2 ст. 386 ГПК РФ). Системное толкование ст. 16, 17, 386 ГПК РФ позволяет сделать вывод, что судья-докладчик после отмены решения или иного постановления президиумом не вправе участвовать в рассмотрении этого же дела в судах первой и кассационной инстанций[8] .

В Верховном Суде РФ гражданские дела в порядке надзора могут рассматриваться Судебной коллегией по гражданским делам и Военной коллегией, а затем Президиумом этого суда. Судья, принимавший участие в рассмотрении дела в порядке надзора в составе Судебной коллегии по гражданским делам или Военной коллегии, не вправе участвовать в рассмотрении этого же дела Президиумом, и наоборот[9] .

Мировой судья, рассмотревший дело в первой инстанции, может быть назначен федеральным судьей в районный суд. В таком случае он не вправе будет рассматривать это же дело в апелляционном порядке. Если же мировой судья будет назначен в суд более высокого уровня, выступающий для вступивших в законную силу постановлений мирового судьи в качестве надзорного суда, он в соответствии с комментируемой статьей не вправе будет принимать участие в рассмотрении того же дела в составе суда надзорной инстанции.

Не исключается возможность рассмотрения кассационной инстанцией дела, которое ранее рассматривалось мировым судей, а затем было передано для рассмотрения по первой инстанции в федеральный суд. Кроме предусмотренного ч. 1 ст. 21 ГПК РФ случая передачи дела в районный суд от мирового судьи при удовлетворении его отвода возможны и другие ситуации. Например, при рассмотрении дела выяснилось, что оно было принято к производству с нарушением правил подсудности, в связи с чем мировой судья передал его на рассмотрение районного или иного федерального суда, решение которых в кассационном порядке проверяется вышестоящими по отношению к ним судами (ст. 337 ГПК РФ). Если мировой судья назначен судьей соответствующего вышестоящего суда, он не вправе будет участвовать в рассмотрении этого же дела в составе кассационной инстанции[10] .

Запрет повторного участия судьи в рассмотрении дела в судах разных инстанций закон не связывает с разрешением дела по существу. Поэтому судья не вправе принимать повторное участие в рассмотрении дела и в тех случаях, когда ранее он участвовал в разрешении лишь каких-либо промежуточных процессуальных вопросов. Например, при назначении экспертизы, приостановлении производства по делу, разрешении вопроса об отводе и т.п.

Нарушение требований закона о недопустимости повторного участия судьи в рассмотрении дела является существенным нарушением норм гражданского процессуального права, влекущим отмену судебного постановления.

Наличие обстоятельств, препятствующих судье участвовать в рассмотрении гражданского дела, возлагает на них процессуальную обязанность заявить самоотвод. При этом предполагается, что указанные участники судопроизводства в первую очередь осведомлены о таких обстоятельствах и своевременное устранение их из процесса не только предупреждает вынесение судом незаконного решения, но и способствует более быстрому разрешению дела в полном соответствии с требованиями закона[11] .

При отсутствии самоотвода право заявить отвод судье предоставляется лицам, участвующим в деле. Пользуется таким правом и представитель, поскольку полномочия на ведение дела в суде дают ему право на совершение от имени представляемого всех процессуальных действий, кроме специально оговоренных в законе действий по распоряжению материальными правами представляемого и процессуальными средствами их защиты (ст. 54 ГПК).

Отвод должен быть мотивированным, что предполагает приведение в заявлении соответствующих обстоятельств, препятствующих, по мнению заявителя, судье участвовать в рассмотрении дела. Немотивированный отвод, а также отвод по основаниям, не предусмотренным законом, удовлетворению не подлежит. Мотивированным должен быть и самоотвод[12] .

Заявление о самоотводе или об отводе должно быть сделано до рассмотрения дела по существу, как правило, в подготовительной части судебного заседания, когда председательствующий объявляет состав суда, называет лиц, которые могут заявить самоотвод и которым может быть заявлен отвод, и разъясняет лицам, участвующим в деле, их право заявлять самоотводы и отводы (ст. 165 ГПК РФ). Не исключается возможность заявления соответствующими участниками процесса самоотвода и отвода и в стадии подготовки дела к судебному разбирательству, т.е. до назначения дела к рассмотрению. Например, это возможно при проведении предварительного судебного заседания (ст. 152 ГПК РФ).

Порядок разрешения заявления о самоотводе и последствиях его удовлетворения такие же, как при заявлении отвода. Однако на практике вопрос о неучастии судьи и секретаря судебного заседания в рассмотрении дела при наличии оснований для их самоотвода и отвода нередко решается внепроцессуальным путем, что не противоречит задачам и целям гражданского судопроизводства. Например, исковой материал передается другому судье до вынесения определения о принятии заявления, судья вышестоящего суда не включается в состав судебной коллегии, секретарь судебного заседания не привлекается к составлению протокола судебного заседания и т.п.


ГЛАВА 2. ПОРЯДОК И ПОСЛЕДСТВИЯ ЗАМЕНЫ СУДЬИ В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ

2.1 Порядок разрешения вопроса о замене судьи в гражданском процессе

Закон четко определяет порядок разрешения заявленного самоотвода и отвода как при единоличном рассмотрении дела судьей, так и при рассмотрении дела коллегиальным составом суда. Вопрос о самоотводе или об отводе разрешается только в совещательной комнате независимо от того, заявлен отвод (самоотвод) в судебном заседании или при совершении отдельного процессуального действия, например при назначении экспертизы в стадии подготовки дела к судебному разбирательству.

До удаления суда (судьи) в совещательную комнату выслушивается мнение лиц, участвующих в деле, а также заслушивается лицо, которому заявлен отвод, если оно желает дать такое объяснение. В объяснении обосновывается позиция относительно заявленного отвода, однако отводимое лицо вправе отказаться от такого обоснования, даже если оно не согласно с мотивами заявленного отвода[13] .

Определение по вопросу об отводе (самоотводе) всегда выносится в виде отдельного процессуального документа с приведением подробных мотивов принятого решения (ст. 224, 225 ГПК РФ). Оно не преграждает возможность дальнейшего движения дела и отдельно от решения в суд второй инстанции не обжалуется, но возражения против этого определения могут быть включены в апелляционную или кассационную жалобу при обжаловании решения (ст. 331, 371 ГПК РФ). Это не исключает пересмотра определения в порядке судебного надзора.

Указанные правила применяются не только при рассмотрении дела судом первой инстанции, но и в случаях заявления отвода (самоотвода) при производстве в судах вышестоящих инстанций и в других производствах.

Под составом суда, которому заявлен отвод, понимаются все судьи коллегиального суда, рассматривающие данное дело. На практике встречаются случаи заявления и удовлетворения отвода всем судьям, состоящим в штате того или иного суда как юрисдикционного органа, деятельность которого распространяется на определенную территорию. Такая практика противоречит требованиям закона[14] .

Правила ч. 1 ст. 20 ГПК РФ (в отличие от правил других частей ст. 20 ГПК РФ) касаются порядка разрешения отвода во всех случаях независимо от того, какому участнику судебного разбирательства заявлен отвод. Они императивно устанавливают, что:

а) получив заявление об отводе, суд обязан:

выслушать мнения лиц, участвующих в деле. Эти мнения излагаются устно, хотя лицо может довести свое мнение до суда и письменно (в этом случае оно оглашается судом);

заслушать лицо, которому отвод заявлен. Последний вправе (но не обязан) дать устные объяснения по поводу отвода;

б) после того как суд заслушает мнение лиц, участвующих в деле, и отводимого, он обязан удалиться в совещательную комнату. Заявления об отводе разрешаются определениями суда с соблюдением тайны совещания судей;

в) принятое определение оглашается в зале судебного заседания. При необходимости определение может быть выслано лицам, участвующим в деле (в копиях);

г) даже если прокурор участвует в деле, он в настоящее время уже не вправе давать заключение по поводу отвода (как это было предусмотрено в ст. 41, 156 ГПК 1964 г.).

Правила абз. 1 ч. 2 ст. 20 ГПК РФ имеют определенную специфику:

а) они подлежат применению, если отвод заявлен судье (в т.ч. мировому судье);

б) систематический анализ ст. 19 и 20 ГПК РФ позволяет сделать вывод о том, что эти правила применяются и в случаях, когда судья заявляет о самоотводе;

в) они запрещают присутствие отводимого в совещательной комнате (при решении вопроса об отводе). Если отвод заявлен судье районного суда в коллегиальном составе, этот вопрос решают остальные судьи (их должно быть не менее двух). Аналогично решается вопрос и в вышестоящих судах;

г) в них установлено важное изъятие из общих правил ст. 15 ГПК РФ (о том, что все вопросы, возникающие при разбирательстве дела, решаются судьями большинством голосов): при равном количестве голосов, поданных за и против отвода, судья считается отведенным. В случае отвода мирового судьи, всего состава судей районного (городского) суда дело рассматривается в том же суде, но в ином составе, либо передается на рассмотрение в другой районный (городской) суд другому мировому судье (при невозможности замены судьи). При этом разбирательство должно быть произведено с самого начала[15] .

Анализ правил ст. 20 ГПК РФ, кроме того, позволяет сделать следующие выводы:

а) они подлежат применению и в случаях, если:

отвод заявлен нескольким судьям, участвующим в разбирательстве данного гражданского дела. Например, если из трех членов краевого суда отвод был заявлен двум из судей, которые рассматривали дело;

отвод заявлен всему составу суда;

б) в них содержится важное изъятие из общих правил:

вопрос об отводе суд решает в полном составе, удалившись в совещательную комнату. Определение суда по заявлению об отводе всего состава суда (нескольких судей) принимается простым большинством голосов (при этом в голосовании участвуют и отводимые).

Применяя правила ст. 20 ГПК РФ, особо необходимо обратить внимание на то, что они регулируют ситуацию:

а) когда дело рассматривается судьей единолично;

б) при этом ему заявлен отвод;

в) в подобной ситуации судья также принимает определение в совещательной комнате и затем оглашает его в зале судебного заседания.

Характеризуя правила последнего абз. ст. 20 ГПК РФ, необходимо учитывать следующие обстоятельства:

а) они применимы лишь при отводе прокурора, эксперта, переводчика, специалиста, секретаря судебного заседания. При этом следует также руководствоваться правилами ч. 1 ст. 20 ГПК РФ;

б) именно суд, рассматривающий дело, должен вынести определение об отводе упомянутых лиц. Оно принимается простым большинством голосов в совещательной комнате и оглашается в зале судебного заседания;

в) ни в ст. 20 ГПК РФ, ни в ст. 21 ГПК РФ прямо не говорится о последствиях отвода прокурора, специалиста, эксперта, переводчика, секретаря судебного заседания. Однако систематическое толкование норм ст. 20, 21, 168 ГПК РФ позволяет сделать следующие выводы:

отвод любого из упомянутых лиц (если он удовлетворен) влечет те же последствия, что и неявка этого лица в судебное заседание;

в связи с этим разбирательство дела откладывается. Новое разбирательство (после его отложения) начинается сначала, но уже с новым переводчиком, экспертом, прокурором или секретарем судебного заседания.

Возникает вопрос: противоречит ли ст. 20, 21, 168, 169 ГПК РФ практика отдельных судов, при которой разбирательство дела в таких случаях не откладывается, а прерывается, продолжаясь после явки нового эксперта, прокурора и т.п.? Нет, не противоречит, если заявление об отводе было сделано в соответствии со ст. 19 и не нарушены правила ст. 157 ГПК РФ[16] .

Правосудие по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах. Право на справедливое судебное разбирательство признается за каждым человеком и гражданином[17] .

Из требования справедливости судопроизводства вытекает право каждого на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Это право закреплено в ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ст.10 Всеобщей декларации прав человека и ст.14 Международного пакта о гражданских и политических правах.

Органическая связь понятий "справедливый" и "беспристрастный" очевидна, ибо беспристрастный - чуждый пристрастию, т.е. беспристрастность является важной предпосылкой справедливости.

Независимость судьи, гарантированная ч.1 ст.120 Конституции РФ, предполагает и его беспристрастность. Принцип беспристрастности, включенный в "Основные принципы, касающиеся независимости судебных органов" (утверждены резолюцией Генеральной ассамблеи ООН 6 сентября 1985 г.), понимается как обязанность судебных органов решать переданные им дела на основе фактов и в соответствии с законом, без каких-либо ограничений, неправомерного влияния, побуждения, давления, угроз или вмешательства, прямого или косвенного, с чьей бы то ни было стороны и по каким бы то ни было причинам[18] .

В развитие конституционного принципа равенства всех перед законом и судом (ч.1 ст.19 Конституции РФ) Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. "О судебной системе Российской Федерации" предписывает судам не отдавать предпочтения каким-либо органам, лицам, участвующим в процессе сторонам по признакам их государственной, социальной, половой, расовой, национальной, языковой или политической принадлежности либо в зависимости от их происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, места рождения, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а равно и по другим, не предусмотренным федеральным законом основаниям (ст.7).

Таким образом, беспристрастность является одним из важнейших условий обеспечения объективного, непредвзятого и всестороннего рассмотрения дела и вынесения по нему справедливого и обоснованного решения.

Гражданско-процессуальное законодательство, учитывая возможность заинтересованности судьи в исходе дела либо его предвзятости, порожденной какими-либо обстоятельствами рассматриваемого спора, предусмотрело институт отвода судей по инициативе участников процесса либо по инициативе самих судей.

Согласно п.3 ч.1 ст.16 ГПК РФ "мировой судья, а также судья не может рассматривать дело и подлежит отводу, если он... лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе дела либо имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнения в его объективности и беспристрастности".

При наличии обстоятельств, указанных в приведенной статье, судья обязан заявить самоотвод. По тем же основаниям отвод может быть заявлен лицами, участвующими в деле (ч.1 ст.19 ГПК). В соответствии с ч.2 ст.20 ГПК вопрос об отводе, заявленном судье, рассматривающему дело единолично, разрешается тем же судьей[19] .

Очевидно, что если судья действительно заинтересован в исходе дела либо имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнения в его объективности, справедливости и способности рассмотреть дело в соответствии с законом, то он не сможет беспристрастно разрешить вопрос и о своей беспристрастности.

По сути, удовлетворение такого отвода будет равносильно признанию в совершении проступка, позорящего честь и достоинство судьи, умалившего авторитет судебной власти, что должно повлечь для него наступление неблагоприятных последствий, в частности прекращение его полномочий.

Небеспристрастному рассмотрению вопроса о своей небеспристрастности способствует и тот факт, что определение, вынесенное судьей по результатам рассмотрения заявленного ему отвода, не может быть обжаловано отдельно от решения суда. Лицо, заявившее отвод, может лишь включить в кассационную жалобу возражения против этого определения.

При этом последующая проверка решения суда, в том числе на предмет соблюдения принципа объективности и беспристрастности, осуществляемая в вышестоящих судебных инстанциях, не устраняет данную проблему. Ведь гражданину принадлежит право на рассмотрение его дела беспристрастным судом на всех стадиях гражданского судопроизводства. Соответственно, на каждой стадии должны существовать реальные процессуальные механизмы, обеспечивающие это право[20] .

Если исходить из того, что беспристрастность судьи при рассмотрении дела в суде первой инстанции может быть обеспечена контролем вынесенного решения, осуществляемым на последующих стадиях судопроизводства, то наделение лиц, участвующих в деле, правом заявления отвода такого судьи становится вообще ненужным.

При выявлении небеспристрастности судьи, единолично рассмотревшего дело, только на следующей стадии процесса (после вынесения решения по делу) правам лица может быть причинен невосполнимый на последующих стадиях ущерб. Зачастую гражданские дела рассматриваются годами. За это время в результате отказа небеспристрастного судьи в истребовании доказательств они могут быть утрачены, свидетели, в допросе которых также было отказано таким судьей, переехать в другой город, умереть и т.п. В определенных случаях решение, вынесенное необъективным судьей, подлежит немедленному исполнению (ст.211 ГПК).

При таких обстоятельствах контроль беспристрастности судебного разбирательства на следующем этапе производства не является эффективным средством восстановления нарушенных прав.

Необходимо учитывать, что при заявлении отвода по основаниям, указанным в п.3 ч.1 ст.16 ГПК, речь идет не о легко проверяемых фактах участия судьи в предыдущем рассмотрении дела в качестве свидетеля, эксперта, переводчика, представителя, прокурора, секретаря судебного заседания или наличия родственных, а также свойственных отношений с лицами, участвующими в деле или их представителями (пп.1 и 2 ч.1 ст.16 ГПК), а в большинстве случаев об оценочных обстоятельствах, свидетельствующих о его небеспристрастности[21] .

В случае единоличного разрешения судьей отвода, заявленного ему по указанным выше основаниям, должно презюмироваться наличие особо обоснованного подозрения в небеспристрастной оценке собственных действий. Существует общеправовой запрет на направление жалобы для разрешения по существу тому лицу, чьи действия обжалуются, так как подобное решение вопроса делает обжалование бессмысленным. Он основан на правиле, сформулированном еще древнеримскими юристами, о том, что никто не может быть судьей в собственном деле (nemo iudex in causa sua)[22] . При рассмотрении отвода самому себе судья перестает быть арбитром, отстраненно оценивающим доводы спорящих перед ним сторон. Он вынужденно совмещает функцию лица, приводящего доводы в защиту правомерности собственных действий, и функцию разрешения поставленного перед ним вопроса. С точки зрения психологии это сложно. Человек по своей природе склонен к самооправданию своих поступков. Защитная аргументация (рационализация) является распространенным защитно-адаптивным механизмом психики личности и состоит в том, что человек придумывает на первый взгляд логичные суждения для ложного объяснения своих действий, давая им такое толкование, которое согласуется с его представлением о себе, о своих жизненных принципах, о своем идеальном образе. Это является средством сохранения самоуважения личности - собственного положительного представления о себе, а также того положительного представления, которое, по его мнению, другие имеют о его личности.

Таким образом, указанные нормы ГПК РФ в принципе не предполагают другого решения по вопросу об отводе небеспристрастного судьи, чем отказ такого судьи в удовлетворении данного отвода. Итак, данные нормы не гарантируют соблюдения основополагающего принципа осуществления правосудия - принципа беспристрастности и объективности суда. Подобное правовое регулирование разрешения заявленного отвода нарушает конституционное право гражданина.

Представляется, что вовсе не случайно в арбитражно-процессуальном законодательстве отвод судье, рассматривающему дело единолично, разрешается председателем арбитражного суда, заместителем председателя арбитражного суда или председателем судебного состава (п.2 ст.25 АПК РФ).

И нет ни малейших оснований для различного правового регулирования института отвода судьи в арбитражном и гражданском процессе.

В практике Европейского Суда по правам человека сложились определенные принципы, касающиеся независимости и беспристрастности судов. Суд установил, что требование "беспристрастности" имеет два аспекта.

Во-первых, судья должен быть субъективно свободен от личных предубеждений или пристрастий. Во-вторых, он должен быть объективно беспристрастен, т.е. гарантированно исключать какие-либо обоснованные сомнения в этом отношении.

Европейский Суд также указал, что для веры в независимость и беспристрастность суда важны их внешние признаки, поскольку под вопросом находятся уважение и авторитет, которые суды в демократическом обществе должны внушать общественности. Для этого следует учитывать также и вопросы их внутренней организации. Решающим является вопрос: могут ли опасения заявителя считаться объективно обоснованными[23] .

По делу Демиколи против Мальты в отношении соблюдения при рассмотрении дела заявителя требований ст.6 (1) Конвенции Европейский Суд по правам человека, установив, что Палата представителей исполнила судебную функцию при определении вины г-на Демиколи в деле по вменяемому правонарушению, пришел к выводу, что участие в разбирательстве двух членов парламента, чье поведение было подвергнуто критике в инкриминируемой статье, было достаточно для того, чтобы беспристрастность органа, выносящего решение, была поставлена под сомнение. По этим основаниям Суд пришел к выводу, что нарушение права заявителя на справедливое судебное разбирательство имело место.

Россия, ратифицировав Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, в соответствии с ее ст.46 ipso facto и без специального соглашения признала юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случаях предполагаемого нарушения Россией положений этих договорных актов.

Если судья разрешает отвод, заявленный по основаниям его небеспристрастности, существуют серьезные и обоснованные подозрения, что по указанным выше причинам такой отвод он будет рассматривать также небеспристрастно.

Таким образом, институт отвода, призванный служить обеспечению объективности суда, создан так, что реально не способен работать должным образом.

Закон не содержит достаточных гарантий с тем, чтобы исключить разумное сомнение в этом отношении.

Перечисленные выше доводы равно справедливы и в отношении отвода судьи в рамках уголовного процесса, где существуют аналогичные нормы (ч.2 ст.61 и ч.4 ст.65 УПК РФ). Разница лишь в том, что здесь отложение проверки беспристрастности судьи, единолично рассматривающего дело по первой инстанции, до следующей стадии процесса чревато еще более тяжкими последствиями.

2.2 Последствия замены судьи в гражданском процессе

В случае удовлетворения самоотвода или отвода мирового судьи дело через районный суд должно быть передано мировому судье другого судебного участка, расположенного на территории того же судебного района. При выборе конкретного мирового судьи должно учитываться мнение лиц, участвующих в деле. При невозможности замены мирового судьи в данном районе дело через областной или соответствующий ему по уровню суд в субъекте Российской Федерации передается мировому судье другого района.

После решения вопроса об отводе (самоотводе) судьи районного суда при единоличном рассмотрении дела оно передается для рассмотрения другому судье этого же суда. При отводе судьи или всего состава суда при коллегиальном рассмотрении дела оно рассматривается в том же суде, но в ином составе с соответствующей заменой отведенных лиц[24] .

При невозможности замены судьи (все судьи принимали участие в рассмотрении дела и им также заявлен отвод, который удовлетворен, в суде нет других судей и т.п.) выносится определение о передаче дела в другой районный суд через областной и соответствующий ему по уровню суд в субъекте Российской Федерации (п. 4 ч. 2 ст. 33 ГПК РФ).

Таким же образом должен решаться вопрос об отводе судьи или всего состава суда в гарнизонном военном суде при рассмотрении им гражданского дела. При невозможности замены судьи соответствующего суда дело передается в другой гарнизонный военный суд через окружной (флотский) военный суд.

Определение о передаче дела выносится не только судом, удовлетворившим заявление об отводе, но и соответствующим вышестоящим судом. На необходимость оформления действий вышестоящего суда по передаче дела мотивированным определением указал Конституционный Суд РФ в постановлении от 16 марта 1998 г. «По делу о проверке конституционности ст. 44 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР и ст. 123 ГПК РСФСР». Как правило, с учетом мнения сторон и других лиц, участвующих в деле, дело направляется в ближайший суд или в суд, наиболее удобный для участников процесса.

В судах более высокого уровня отведенный судья должен быть заменен другим судьей того же суда. Однако по отношению к этим судам (за исключением Верховного Суда РФ) закон предусматривает иные последствия для случаев, когда после удовлетворения отводов или по причинам, указанным в ст. 17 ГПК РФ, невозможно образовать новый состав суда. В таких случаях дело передается в Верховный Суд РФ, и его судьба определяется в зависимости от того, в какой инстанции подлежит рассмотрению данное дело[25] .

Дело по первой инстанции, подсудное областному и соответствующему ему суду в субъекте Российской Федерации, подлежит передаче на рассмотрение суда того же уровня в другом субъекте Федерации. Дело, подсудное окружному (флотскому) суду, передается другому окружному (флотскому) суду. В этих случаях вопрос о передаче дела оформляется Верховным Судом также мотивированным определением.

Анализ ст. 21 ГПК РФ позволяет сделать ряд важных выводов:

а) правила ч. 1 ст. 21 ГПК РФ впервые подробно регулируют процедуру рассмотрения заявления об отводе или самоотводе, заявленного мировому судье.

При его отводе дело передается на рассмотрение другого мирового судьи этого же судебного района, а если это невозможно (например, из-за того, что в судебном районе один мировой судья), дело передается мировому судье другого района. Передача в районный суд на территории того судебного района, где функционирует мировой судья теперь, невозможна (этот вывод основан на систематическом толковании ст. 21 ГПК РФ, а также ст. 24 ГПК 1964, Закона о судебной системе, ст. 1, 3 Закона о мировых судьях);

б) правила ч. 2 ст. 21 ГПК РФ исходят из того, что дело подлежит рассмотрению:

прежде всего, в том же районном суде, судья которого был в установленном порядке отведен. Однако в этом случае дело должно быть рассмотрено в ином составе суда (т.е. в таком, где отведенный принимать участие не будет);

в другом районном суде, если замена судьи становится невозможной (например, из-за того, что в этом суде один профессиональный судья);

в) если отвод будет удовлетворен в отношении всего состава районного суда, дело должен рассматривать полностью обновленный состав данного суда, а если это невозможно (из-за невозможности замены судьи) - другой районный суд. Вопрос об этом решает суд, удовлетворивший заявление об отводе;

г) во всех случаях, когда в соответствии со ст. 21 ГПК РФ дело рассматривается новым составом суда, разбирательство дела должно начинаться заново.

Правила ч. 3 ст. 21 ГПК РФ:

а) подлежат применению лишь постольку, поскольку:

отведен член суда, либо весь состав, суда субъекта России;

отведен член Верховного Суда РФ (речь идет о судье Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ);

отведен член суда окружного (флотского) военного суда либо член суда Военной коллегии Верховного Суда РФ;

б) касаются дел, рассматриваемых как по первой, так и по кассационной инстанции или в порядке судебного надзора;

в) императивно устанавливают, что дело рассматривается в этом же суде (т.е. суде субъекта России, военном суде, Верховном Суде РФ), но в другом составе. Если отведен лишь один член суда, то "другим" считается состав суда, не включающий отведенного. Если же отведен весь состав суда, то "другим" будет считаться состав суда, полностью состоящий из судей, не участвовавших в первоначальном рассмотрении дела[26] .

Особые правила установлены в ч. 4 ст. 21 ГПК РФ. Они применяются, если:

дело первоначально рассматривалось в суде субъекта России или в окружном (флотском) военном суде. Этот вывод основан на систематическом толковании ст. 21 и ст. 15 Закона о военных судах;

дело не может быть рассмотрено в упомянутых судах потому, что вследствие отводов невозможно образовать новый состав судей (например, неотведенными остались только два члена суда).

Нужно обратить внимание на ряд важных обстоятельств:

а) дело передается соответственно в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда РФ или в Военную коллегию Верховного Суда РФ;

б) правила ч. 4 ст. 21 ГПК РФ применяются и в случаях, когда члены суда:

ранее принимали участие в рассмотрении данного дела в суде первой инстанции либо в порядке судебного надзора;

рассматривали дело в суде первой или кассационной инстанции;

рассматривали дело в суде кассационной инстанции или в порядке судебного надзора;

в) последствия, указанные в ст. 21, наступают и в случаях, когда удовлетворено заявление о самоотводе.

В судебной практике встречаются случаи, когда дело после его разрешения районным судом или гарнизонным военным судом в первой инстанции не может быть проверено в кассационном порядке вышестоящим на соответствующей территории судом в субъекте Российской Федерации или окружным (флотским) военным судом из-за невозможности образовать состав судей для рассмотрения данного дела. Такое дело после поступления его в Верховный Суд РФ не должно передаваться для рассмотрения в вышестоящий суд в другом субъекте Российской Федерации или в другой окружной (флотский) суд, к юрисдикции которых не относится надзор за судебной деятельностью соответствующих нижестоящих судов. Оно подлежит рассмотрению непосредственно Судебной коллегией по гражданским делам или соответственно Военной коллегией Верховного Суда РФ, поскольку согласно ст. 126 Конституции РФ именно этот суд осуществляет надзор за судебной деятельностью всех судов Российской Федерации. Под надзором в данном случае следует понимать и проверку законности и обоснованности не вступившего в силу решения или определения суда первой инстанции.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

При рассмотрении дела в гражданском процессе может иметь место замена одного, нескольких или всех судей. Она производится либо по инициативе стороны процесса (удовлетворение ходатайства об отводе судьи или всего состава суда), либо по другим причинам (болезнь судьи, занятость его в другом процессе и т.п.). Правовые последствия при этом не зависят от того, по какой причине был заменен судья (состав суда).

Последствия замены одного из судей указаны в ГПК РФ: «В случае замены одного из судей в процессе разбирательства дела оно должно быть произведено с самого начала». Хотя это правило предусмотрено только на случай замены одного из судей, нет сомнений, что оно должно применяться и при замене всего состава суда, и при замене судьи, рассматривающего дело единолично.

Практика исходит из того, что все ранее вынесенные прежним составом суда определения сохраняют свою силу. Вместе с тем нельзя исключить, что по требованию лица, участвующего в деле, новый состав суда пересмотрит ранее решенный вопрос и вынесет по нему новое определение. Однако последнее имеет место очень редко. Таким образом, на практике ранее вынесенные определения считаются действительными, но могут быть пересмотрены.

Подобный правовой статус вынесенных ранее определений как «условно действительных», прежде всего, неизвестен действующему законодательству. Кроме того, он порождает дополнительные проблемы.

Во-первых, остается неясным, в течение какого срока может быть поставлен вопрос о ревизии ранее вынесенных определений - сразу же после замены судьи (состава судей) или и позже - вплоть до вынесения судебного решения (в понятие "решение" здесь и далее включаются также "постановления" апелляционной и кассационной инстанций арбитражных судов и "определения" второй инстанции судов общей юрисдикции).

Второй возникающий при этом вопрос еще более серьезен. Некоторые вынесенные судом определения, как известно, могут быть обжалованы. Если исходить из статуса этих определений как «условно действительных», то необходимо признать, что при новом составе суда любая сторона может заявить повторное ходатайство по предмету такого определения и после принятия нового определения обжаловать его, причем независимо от того, обжаловалось ли ранее принятое по этому предмету определение. В этих ситуациях несовершенство законодательства и практики становится очевидным.

В-третьих, сложные вопросы возникают и в том случае, если стороны после замены судьи (состава суда) не ходатайствуют о пересмотре определений, ранее вынесенных прежним составом суда (а это самое обычное развитие судебного разбирательства), после чего по делу выносится решение.

Нет сомнений в том, что на эти вопросы можно ответить только так: указанные определения были приняты прежним составом суда, и они повлияли на решение, принятое новым составом. Поскольку это так, следует признать, хотя это и звучит парадоксально, что прежний состав суда принимал участие в принятии решения и что после замены судьи (состава суда) разбирательство не было произведено с самого начала. Отсюда должен быть сделан вывод: судья, принявший участие в рассмотрении дела на первом этапе и вынесший хотя бы одно определение по делу, косвенно принимает участие в вынесении решения, даже если этот судья был до принятия решения заменен другим судьей, при условии, что указанное определение не было отменено или заменено новым.

Практика исходит из того, что при этом новом разбирательстве суд не может пересматривать ранее принятые данным судом определения, а повторные ходатайства участников процесса, если они содержат ранее заявлявшиеся и рассмотренные мотивы и основания, должны автоматически отклоняться судом. Иными словами, при новом разбирательстве дела после его отложения применяется правило: все действия, совершенные в процессе до того, как рассмотрение дела было отложено, сохраняют свое правовое значение. Кстати сказать, это правило вполне заслуживает включения в ГПК РФ или в постановления пленумов высших судебных инстанций.

Однако к случаям замены судьи (состава суда) это правило не должно применяться. Рассмотренное правило, состоящее в том, что все ранее принятые процессуальные действия являются действительными, но могут быть пересмотрены (т.е. являются «условно действительными»), также далеко от совершенства. В этой связи представляется, что, исходя из общего смысла норм, содержащихся в ГПК РФ, целесообразно было бы придерживаться следующего правила: «При замене судьи (состава суда) новый суд вправе по собственной инициативе пересмотреть все процессуальные действия, совершенные в процессе. Такой пересмотр может быть произведен в первом новом судебном заседании. Для участников процесса все процессуальные действия, совершенные до замены судьи (состава суда), являются обязательными и сохраняют свою силу».

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

Нормативно-правовые акты

1. Гражданский кодекс РФ часть первая от 30 ноября 1994 года № 51 ФЗ (с последними изм. от 06.12.2008 г.) // СЗ РФ. – 1994. - № 11. - Ст. 410.

2. Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ (ГПК РФ) (с изм. и доп. от 30 июня 2003 г., 7 июня, 28 июля, 2 ноября, 29 декабря 2004 г., 21 июля, 27 декабря 2005 г., 5 декабря 2006 г., 24 июля, 2, 18 октября, 4 декабря 2007 г.) // СЗ РФ. – 2002. - № 12. – Ст. 1723.

Литература

3. Алимова Н.А. Участие гражданина в гражданском процессе - Система ГАРАНТ, 2006 г. – 103 с.

4. Алиэскеров М.А. Метод гражданского процессуального права // Журнал российского права. – 2007. - № 7. – С. 67.

5. Борисова Е.А. Сочетание единоличного и коллегиального начал в апелляционном производстве в гражданском и арбитражном процессах // Апелляция. Арбитражные споры. – 2007. - № 1. – С. 23-29.

6. Воронов А.Ф. Эволюция принципа непосредственности судебного разбирательства в гражданском процессе // Законодательство. – 2007. - № 4. – С. 37-41.

7. Воронов А.Ф. О понятии, значении и нормативном закреплении принципов гражданского и арбитражного процессуального права // Законодательство. – 2008. - № 12. – С. 33-36.

8. Гаврилов Э. Замена судьи в гражданском и арбитражном процессе // Российская юстиция. – 2007. - № 7. – С. 33-39.

9. Гражданский процесс: Учебник (отв. ред. проф. В.В. Ярков). - "Волтерс Клувер", 2004 г. – 741 с.

10. Гетьман Н. Жалуйтесь: «старшие» поправят // эж-ЮРИСТ. – 2006. - № 1. – С. 41-45.

11. Гуев А.Н. Постатейный комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации. (2-е изд., доп. и перераб.) - "Экзамен", 2006 г. – 839 с.

12. Грудцына Л.Ю. Конституционные гарантии судебной защиты прав и свобод и особенности их реализации в гражданском судопроизводстве // Законодательство и экономика. – 2005. - № 2. – С. 33-37.

13. Жуйков В. Принцип диспозитивности в гражданском судопроизводстве // Российская юстиция.- 2003. - № 7. – С. 41-44.

14. Егорова Н.Е., Иванюк О.А., Потапенко В.С. Проблемы противоречий в законодательстве и пути их решения // Журнал российского права. – 2007. - № 11. – С. 23-27.

15. Ерофеев А. Предварительное судебное заседание // Кадровое дело. – 2006. - № 9. – С. 31-36.

16. Иваненко Ю.Г. Противоречия и конкуренция отдельных норм ГПК // Судебно-арбитражная практика Московского региона. Вопросы правоприменения. – 2006. - № 3. – С. 22-26.

17. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) (под ред. Г.А. Жилина). - "ТК Велби", 2004 г. – 928 с.

18. Рогожин Н.А. Судебная практика по спорам в сфере исполнительного производства: Сборник судебных актов с комментариями. - "Юстицинформ", 2007 г. – 83 с.

19. Сайкин Л., Грузд Б. Невозможно быть беспристрастным, рассматривая отвод самому себе // Российская юстиция. – 2007. - № 11. – С. 45-49.

20. Справочник по доказыванию в гражданском судопроизводстве (под ред. д.ю.н., проф. И.В. Решетниковой) (2-е изд., перераб.) - "Норма", 2005 г. – 67 с.


[1] Алиэскеров М.А. Метод гражданского процессуального права // Журнал российского права. – 2007. - № 7. – С. 67.

[2] Борисова Е.А. Сочетание единоличного и коллегиального начал в апелляционном производстве в гражданском и арбитражном процессах // Апелляция. Арбитражные споры. – 2007. - № 1. – С. 23-29.

[3] Ярков В.В. Гражданский и арбитражный процесс. Исполнительное производство. Обязательственные отношения: Образцы документов с комментариями - "Волтерс Клувер", 2005 г. – С. 25.

[4] Воронов А.Ф. О понятии, значении и нормативном закреплении принципов гражданского и арбитражного процессуального права // Законодательство. – 2008. - № 12. – С. 33-36.

[5] Воронов А.Ф. Эволюция принципа непосредственности судебного разбирательства в гражданском процессе // Законодательство. – 2007. - № 4. – С. 37-41.

[6] Гаврилов Э. Замена судьи в гражданском и арбитражном процессе // Российская юстиция. – 2007. - № 7. – С. 33-39.

[7] Гетьман Н. Жалуйтесь: «старшие» поправят // эж-ЮРИСТ. – 2006. - № 1. – С. 41-45.

[8] Сайкин Л., Грузд Б. Невозможно быть беспристрастным, рассматривая отвод самому себе // Российская юстиция. – 2007. - № 11. – С. 45-49.

[9] Ерофеев А. Предварительное судебное заседание // Кадровое дело. – 2006. - № 9. – С. 31-36.

[10] Гражданский процесс: Учебник (отв. ред. проф. В.В. Ярков). - "Волтерс Клувер", 2004 г. – С. 87.

[11] Ерофеев А. Предварительное судебное заседание // Кадровое дело. – 2006. - № 9. – С. 31-36.

[12] Практика применения ГПК РФ (под ред. Жуйкова В.М.). - "Юрайт", 2006 г. – С. 45.

[13] Практика применения ГПК РФ (под ред. Жуйкова В.М.). - "Юрайт", 2006 г. – С. 45.

[14] Кузнецова Н. Состав суда и подсудность дел о совокупности преступлений // Российская юстиция. – 2006. - № 6. – С. 18-22.

[15] Егорова Н.Е., Иванюк О.А., Потапенко В.С. Проблемы противоречий в законодательстве и пути их решения // Журнал российского права. – 2007. - № 11. – С. 23-27.

[16] Егорова Н.Е., Иванюк О.А., Потапенко В.С. Проблемы противоречий в законодательстве и пути их решения // Журнал российского права. – 2007. - № 11. – С. 23-27.

[17] Стрельцова Н. Предупредить судебную ошибку // эж-ЮРИСТ. – 2007. - № 23. – С. 18-24.

[18] Иваненко Ю.Г. Противоречия и конкуренция отдельных норм ГПК // Судебно-арбитражная практика Московского региона. Вопросы правоприменения. – 2006. - № 3. – С. 22-26.

[19] Грудцына Л.Ю. Конституционные гарантии судебной защиты прав и свобод и особенности их реализации в гражданском судопроизводстве // Законодательство и экономика. – 2005. - № 2. – С. 33-37.

[20] Филатова М.А. Фундаментальные гарантии сторон в гражданском процессе: способы закрепления и тенденции развития // Журнал российского права. – 2007. - № 5. – С. 31-35.

[21] Фурсов Д. Законная сила судебного решения: понятие и пределы действия // Корпоративный юрист. – 2006. - № 9. – С. 27-32.

[22] Грудцына Л.Ю. Конституционные гарантии судебной защиты прав и свобод и особенности их реализации в гражданском судопроизводстве // Законодательство и экономика. – 2005. - № 2. – С. 33-37.

[23] Юдин А.В. Инсценировка процессуальных действий в гражданском судопроизводстве // Российская юстиция. – 207. - № 10. – С. 43-48.

[24] Грудцына Л.Ю. Конституционные гарантии судебной защиты прав и свобод и особенности их реализации в гражданском судопроизводстве // Законодательство и экономика. – 2005. - № 2. – С. 33-37.

[25] Жуйков В. Принцип диспозитивности в гражданском судопроизводстве // Российская юстиция.- 2003. - № 7. – С. 41-44.

[26] Воронов А.Ф. О понятии, значении и нормативном закреплении принципов гражданского и арбитражного процессуального права // Законодательство. – 2008. - № 12. – С. 33-36.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий