регистрация / вход

Заочное разбирательство по уголовным делам

История возникновения и развития института заочного рассмотрения уголовных дел в российском уголовно-процессуальном законодательстве. Основания и процедура рассмотрения уголовного дела в отсутствие подсудимого. Проблема вынесения заочных приговоров.

Министерство образования Российской Федерации

Федеральный государственный университет

Юридический институт

Кафедра правосудия и прокурорского надзора

Реферат

на тему

Заочное разбирательство по уголовным делам

Владивосток

2009


Рассматриваемый институт имеет свою историю.

Институт заочного рассмотрения уголовных дел не является новым для российского уголовно-процессуального законодательства. Еще Устав уголовного судопроизводства 1864 г. предусматривал случаи заочного производства. Допускалось выносить заочные приговоры по делам, рассматриваемым мировыми судебными установлениями и влекущим за собою наказание не выше ареста (ст. 133 и 157), а также в Судебной палате при рассмотрении дела в порядке апелляционном и кассационном (ст. 879 и 917). Во всех остальных случаях как в мировых, так и в общих судебных установлениях при отсутствии подсудимого дело должно было быть отложено и приняты меры по явке последнего в следующее судебное заседание.

С принятием Закона от 15 февраля 1888 г. данная форма судебного разбирательства была распространена и на первую инстанцию общих судебных установлений. С этого момента в Окружном суде заочный приговор мог быть постановлен за неявкой без уважительных причин обвиняемого или его защитника по делам о преступлениях, за которые в законе установлены наказания, не соединенные с лишением или ограничением прав состояния. Если же рассматриваемые дела влекли лишение или ограничение права состояния, то подсудимые обязаны были явиться лично, независимо от наличия или отсутствия у них защитников (ст. 548, 583, 592 и 834).

Любопытно отметить, что в Уставе уголовного судопроизводства 1864 г. имелся процессуальный механизм обеспечения явки подсудимого в суд, который в некоторых ситуациях был весьма эффективным. В случае когда требовалась личная явка подсудимого, но он не являлся, а все меры по его розыску давали отрицательные результаты, суд по представлению судебного следователя, предложению прокурора или по собственному усмотрению направлял распоряжение об опубликовании информации о розыске лица в сенатских объявлениях и в ведомостях обеих столиц и местных губернских. Когда имелось основание предполагать, что обвиняемый находится за границей, то о вызове его в суд делалась публикация в ведомостях, издаваемых на иностранных языках. Одновременно с этим суд давал распоряжение о взятии имения подсудимого в опекунское управление. И если в течение шести месяцев после публикации о розыске обвиняемый не явился в суд и не был обнаружен, то суд, откладывая судебное разбирательство впредь до его явки или задержания, выносил определение о распоряжении имуществом подсудимого по правилам, установленным по отношению к безвестно отсутствующим (ст. 386, 846 - 852, 1279 и 1344)

Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1960 г. в ст. 246 предусматривал два случая разбирательства уголовного дела в отсутствие подсудимого:

1) если подсудимый находится вне пределов СССР и уклоняется от явки в суд;

2) если по делу о преступлении, за которое не может быть назначено наказание в виде лишения свободы, подсудимый ходатайствует о разбирательстве дела в его отсутствие.

С момента принятия Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (далее - УПК) содержал только одно основание для рассмотрения уголовного дела без участия подсудимого. Это допускалось, если по уголовному делу о преступлении небольшой или средней тяжести подсудимый ходатайствует о рассмотрении данного уголовного дела в его отсутствие (ч. 4 ст. 247).

Вплоть до 2006 г. заочное рассмотрение уголовных дел подсудимых, не являющихся по вызовам суда, вообще не допускалось. В отношении таких лиц объявлялся розыск, они подлежали задержанию, приводу, допускалось изменение меры пресечения на более строгую. Это соответствовало п. 3а ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г., ратифицированного Советским Союзом и действующего в современной России (правопреемнице), где сказано, что каждый "имеет право быть судимым а в его присутствии и защищать себя лично...". Это правило опиралось на принципы непосредственности в исследовании доказательств судом, полноты, всесторонности и объективности судебного следствия и право обвиняемого на защиту.

В соответствии с Международным пактом Конституция РФ, принятая в 1993 г., установила: "Заочное разбирательство уголовных дел в судах не допускается", но далее сделана оговорка "кроме случаев, предусмотренных федеральным законом" (ч. 2 ст. 123), хотя указанный Международный пакт такое исключение из общего правила не предусматривает. Воспользовавшись таким допущением, законодатель принял Федеральный закон от 27 июля 2006 г. N 153-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма" и Федерального закона "О противодействии терроризму"». Названный Федеральный закон от 27 июля 2006 г. дополнил ст. 247 УПК частями 5, 6, 7, допускающими заочное рассмотрение уголовных дел в судах не только в отношении террористов, но и вообще лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, уклоняющихся от явки по вызовам судов. Весьма популярна версия, что данная статья была усовершенствована исключительно для рассмотрения и решения дела Бориса Березовского.

Указанные изменения уголовно-процессуального закона следует оценивать, прежде всего, в аспекте их социального предназначения и правовой роли в системе российского уголовного судопроизводства. Как представляется, такая оценка должна осуществляться с двух позиций.

Во-первых, с позиции стороны обвинения и государства в целом заочное судебное разбирательство можно рассматривать как инструмент реализации принципа неотвратимости уголовной ответственности для лиц, скрывающихся от органов предварительного расследования и суда.

Роль ч. 5 ст. 247 УПК РФ при этом заключается в недопущении государством случаев, когда лицо, совершившее преступление на территории Российской Федерации и скрывшееся за ее пределами, если оно по каким-либо причинам не может быть выдано для уголовного преследования на территории Российской Федерации, либо иностранное государство, на территории которого данное лицо находится, отказывается от его уголовного преследования в рамках международного сотрудничества, оказывается фактически недостижимым для применения к нему мер уголовной ответственности.

Следует обратить внимание на то, что ч. ч. 4 и 5 ст. 247 УПК РФ проводят градацию в зависимости от тяжести вменяемого состава преступления. Категории преступлений определены ст. 15 УК РФ в зависимости от характера и степени общественной опасности деяния:

- преступлениями небольшой тяжести признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное Уголовным кодексом, не превышает двух лет лишения свободы;

- преступлениями средней тяжести признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное Уголовным кодексом, не превышает пяти лет лишения свободы, и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное Уголовным кодексом, не превышает двух лет лишения свободы;

- тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное Уголовным кодексом, не превышает десяти лет лишения свободы;

- особо тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых Уголовным кодексом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание.

Основания для рассмотрения уголовного дела в отсутствие подсудимого в законе указаны исчерпывающие. Оно проводится в исключительных случаях. Однако что понимать под исключительностью? Критерий этот довольно неопределенный. Думается, что невозможность рассмотреть дело с участием подсудимого и связанная с этим возможность утраты доказательств, смерти свидетелей, потерпевших, невыдачи подсудимого иностранным государством и т.д. уже само по себе является исключительным случаем.

В случаях, предусмотренных ч. 5 комментируемой статьи, закон допускает проведение судебного разбирательства в отсутствие подсудимого, если он: 1) обвиняется в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления; 2) находится за пределами территории РФ; 3) уклоняется от явки в суд или по иным причинам не может прибыть для участия в судебном разбирательстве; 4) не привлекался к уголовной ответственности и не осуждался по обвинению в совершении данного преступления в другом государстве (в силу ст. 12 УК лицо подлежит уголовной ответственности за преступление, совершенное вне пределов Российской Федерации, если оно не было осуждено за это преступление в иностранном государстве). Наличие этих оснований может приводить к рассмотрению уголовного дела в отсутствие подсудимого лишь в исключительных случаях, обусловленных, в частности, особой общественной значимостью преступления, особенностями личности подсудимого, необходимостью возмещения потерпевшему существенного вреда, причиненного преступлением, угрозой скорого истечения срока давности.

Для положительного решения вопроса о рассмотрении уголовного дела в отсутствие подсудимого, находящегося за границей, не имеет значения, является ли он гражданином Российской Федерации, иностранным гражданином или лицом без гражданства.

Решение о рассмотрении дел в указанных случаях в отсутствие подсудимого суд принимает по ходатайству сторон (см. ч. 4 ст. 253 УПК).

Отсутствующим подсудимым, согласно ч. 5 ст. 247 УПК РФ, признается лицо, находящееся за пределами территории Российской Федерации и уклоняющееся от явки в суд. Его доставка в суд невыполнима, хотя место нахождения известно. Второе основание для признания подсудимого отсутствующим является то, что он уклоняется от явки в суд, хотя может находиться как на территории России, так и за границей. Его местонахождение неизвестно. Нахождение подсудимого вне пределов Российской Федерации не во всех случаях обусловливает заочное рассмотрение уголовного дела. В частности, краткосрочный выезд подсудимого за границу в командировку, на отдых или с иными целями не может рассматриваться в качестве основания для заочного рассмотрения уголовного дела. Не может служить основанием и пребывание подсудимого за пределами Российской Федерации в связи с лечением психического расстройства или иного тяжелого заболевания: в таких случаях по смыслу ч. 3 ст. 253 УПК производство по уголовному делу подлежит приостановлению.

Указанные дополнения стали реализовываться в судебной практике. По данным статистики, органы внутренних дел в 2005 г. осуществляли розыск 583 610 лиц (преимущественно совершивших тяжкие преступления). Если допустить заочное рассмотрение в судах дел в отношении указанных лиц или хотя бы тех из них, кто вызывался в суд, но не явился и скрылся, то цифра будет внушительной и правосудие будет заменено расправой.

Политические соображения (попытки заочно осудить Березовского, Невзлина и других скрывающихся за границей лиц с последующей их передачей России), желание усилить борьбу с терроризмом не могут оправдать отступление от Международного пакта о гражданских и политических правах, запрещающего заочное рассмотрение уголовных дел в судах.

В отношении террористов, других преступников, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, необходимо организовать эффективный розыск преступников, их задержание или привод с последующей передачей дела в суд, а обвиняемых, скрывающихся за границей, надлежит вернуть в Россию, опираясь на законодательство о международном сотрудничестве.

Прокурор имеет право ходатайствовать перед судом о проведении судебного разбирательства в порядке, предусмотренном ч. 5 ст. 247 УПК РФ (о заочном слушании дела). Он имеет возможность заявить такое ходатайство при проведении предварительного слушания (п. 4.1 ч. 2 ст. 229 УПК РФ). Ходатайство является одним из обязательных оснований предварительного слушания дела - формально право заявления ходатайства принадлежит и представителям другой стороны, но фактически обвиняемый и защитник вряд ли будут просить суд о заочном рассмотрении уголовного дела (это не соответствует их интересам).

В ч. 3 ст. 234 установлено: предварительное слушание может быть проведено в отсутствие обвиняемого по его ходатайству либо при наличии оснований для проведения судебного разбирательства в отсутствие подсудимого по ходатайству одной из сторон. В данном случае также надо иметь в виду, что сторона защиты такого рода ходатайств не заявляет и, таким образом, акция заочного рассмотрения дела по основанию, предусмотренному ч. 5 ст. 247 УПК РФ, - прерогатива органов государства, и защита может лишь возражать против такого решения, но не инициировать его. В приведенной формулировке слова "по ходатайству одной из сторон" относятся к прокурору или лицам, обвиняемым в совершении преступлений небольшой и средней тяжести (ч. 4 ст. 247 УПК РФ).

Часть 4 ст. 253 УПК РФ предусматривает: при наличии оснований, указанных в ч. 5 ст. 247 УПК РФ (заочное рассмотрение дела), по ходатайству сторон судебное разбирательство производится в отсутствие подсудимого. Это положение никоим образом нельзя трактовать так, будто решение о заочном рассмотрении дела зависит от ходатайства сторон. Статья 253 УПК РФ называется "Отложение и приостановление судебного разбирательства", т.е. относится к случаям, если такое разбирательство уже началось, тогда как решение о слушании дела в отсутствие подсудимого, как уже указывалось, принимается раньше- в стадии предварительного слушания по ходатайству прокурора. Последний может подтвердить ранее заявленное им ходатайство. В крайне редких случаях защитник может заявить о согласии отсутствующего подсудимого на заочное рассмотрение дела, но это особая, теоретически возможная ситуация, не регулируемая законом (см. ниже).

Многочисленные ссылки на ходатайства сторон о рассмотрении уголовного дела в отсутствие подсудимого вуалируют одну из основных идей Закона РФ от 27 июля 2006 г., согласно которой независимо от такого рода ходатайств допускается широкое внедрение в практику судопроизводства недемократического института заочного рассмотрения уголовных дел в весьма широких масштабах.

Часть 7 ст. 247 УПК РФ устанавливает: в случае устранения обстоятельств, указанных в ч. 5 этой статьи, приговор или определение суда, вынесенные заочно, по ходатайству осужденного или его защитника отменяются в порядке надзора (гл. 48 УПК РФ), после чего разбирательство проводится в обычном порядке. Это положение носит утешительно-декларативный характер. Если приговор вынесен на основе закона в соответствии с ч. 5 ст. 247 УПК РФ, то он не может быть пересмотрен в порядке надзора в случаях, когда, например, осужденный вернулся из-за границы или перестал скрываться на родине и явился в суд. Но если в дальнейшем будет выявлено, что совершенное осужденным преступление не является тяжким, особо тяжким или данный случай не является исключительным, или осужденный не был надлежащим образом уведомлен о необходимости явки в суд, то приговор может быть отменен, но не в порядке надзора (для этого нет оснований, предусмотренных ст. 409 УПК РФ), а по вновь открывшимся обстоятельствам (гл. 49 УПК РФ).

Обвиняемый несет обязанность явиться в судебное заедание по требованию суда (ч. 1, 2 ст. 247 УПК РФ). При невыполнении этой обязанности он подлежит принудительному доставлении (приводу), а при наличии оснований - задержанию или аресту. Но, выполнив эту обязанность, подсудимый вправе не участвовать в судебном разбирательстве, т.е. не давать показаний, не отвечать на вопросы, не выступать в прениях и не произносить последнее слово. Молчание подсудимого - это его право, которым он свободно распоряжается. Но если обвиняемый заранее заявляет, что он не хочет и не будет участвовать в судебном разбирательстве, возникает вопрос: оправдан ли его вызов в суд, не следует ли в таких случаях освободить его от обязанности явки в суд? Ведь нет никакого толка в том, что обвиняемый будет сидеть молча в судебном заседании, не участвуя в нем. Поэтому возникает предложение освободить обвиняемого от обязанности явки в суд, если он ходатайствует об этом, не только по делам о преступлениях незначительной и средней тяжести, но и по всем остальным делам.

Предвижу возражение: подсудимый нужен для того, чтобы суд мог наилучшим образом разобраться в деле и вынести законный, обоснованный и справедливый приговор. Таким образом, публичный интерес в данном случае как бы преобладает над личным интересом подсудимого, отказывающегося от участия в судебном разбирательстве. Однако при полном молчании подсудимого публичный интерес не достигается, и на первое место выдвигается право обвиняемого на отказ от участия в суде. Понимая, что изложенная точка зрения является спорной, можно предложить компромиссный вариант: суд вправе (но не обязан)удовлетворить ходатайство обвиняемого о рассмотрении уголовного дела в его отсутствие, независимо от тяжести инкриминируемого ему преступления, если ходатайство не было вынужденным, подсказанным, недобровольным; при этом участие защитника при рассмотрении такого дела обязательно.

Отказ обвиняемого от участия в судебном разбирательстве довольно часто может являться выражением протеста против беззакония на предварительном следствии и свидетельством недоверия к суду. Такую позицию обвиняемого вряд ли нужно категорически отвергать.

Во-вторых, заочное судебное разбирательство можно рассматривать с позиции стороны защиты как способ реализации подсудимым своего права на защиту опосредованно. Значение заочного судебного разбирательства в этом случае заключается в возможности для подсудимого, полагающего, что предъявленное ему обвинение является незаконным и (или) необоснованным, реализовать свое право на защиту дистанционно, через своего защитника, и попытаться доказать свою невиновность вместо того, чтобы скрываться от органов правосудия.

Необходимо отметить, что законодателем в УПК РФ отражены оба рассмотренных подхода, но не в полной мере, односторонне. Так, ч. 4 ст. 247 УПК РФ, закрепляя возможность заочного судебного разбирательства по уголовным делам о преступлениях небольшой и средней тяжести только по ходатайству подсудимого, не предусматривает обязательного участия в таком разбирательстве защитника. В свою очередь, в ч. 5 ст. 247 УПК РФ предусмотрено требование об обязательном участии в заочном судебном разбирательстве по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях защитника, однако само разбирательство может проводиться независимо от ходатайства (а также осведомленности о нем) подсудимого.

Что касается процедуры рассмотрения уголовного дела без участия подсудимого, то она практически ничем не отличается от обычной, за исключением того, что подсудимый лишен возможности лично использовать свои права участника процесса. Это за него делает защитник. Исследование доказательств при заочном процессе происходит по общим правилам. Участие адвоката-защитника в судебном разбирательстве, проводимом в отсутствие подсудимого, обязательно. При этом защитник может быть приглашен самим подсудимым, а также другими лицами по его поручению или с его согласия или без его поручения и согласия. Подсудимый может иметь несколько защитников. В случае если приглашенный подсудимым защитник отсутствует, суд принимает меры по назначению защитника (ч. 6 ст. 247 УПК РФ с изменениями, внесенными Федеральным законом от 27 июля 2006 г. N 153-ФЗ).

В этой ситуации защитник может не иметь ни свиданий с подзащитным, ни возможности общаться с ним каким-либо другим способом из-за незнания места его нахождения или нежелания самого подсудимого общаться с адвокатом. Защита подсудимого в таком судебном разбирательстве будет заочной, и защитник будет обязан осуществлять защиту исключительно прав и интересов отсутствующего подсудимого в установленном законом порядке без оказания ему лично юридической помощи в виде советов, рекомендаций, консультаций, разъяснений и т.п.

Не могут быть исключены случаи, когда при судебном разбирательстве уголовного дела в отсутствие подсудимого защитнику стало известно о местонахождении его подзащитного. И более того, они нашли приемлемый способ общаться между собой при помощи современных средств электронной связи. Вправе ли при таких обстоятельствах адвокат-защитник отсутствующего подсудимого сохранить в тайне эти сведения или обязан официально сообщить суду о месте пребывания его подзащитного?

В связи с тем что указанные сведения связаны с оказанием адвокатом юридической помощи отсутствующему подсудимому, а объективная сторона дела не исключает добровольной явки последнего в суд, следовательно, адвокат не только вправе сохранить в тайне указанные сведения, но обязан воздержаться от разглашения этих сведений. К этому обязывает адвокатская тайна.

"Адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю" (ч. 1 ст. 8 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации").

В случае устранения обстоятельств, указанных в ч. 5 ст. 247 УПК РФ, приговор или определение, вынесенные заочно, по ходатайству осужденного или его защитника отменяются в порядке, предусмотренном главой 48 УПК РФ, т.е. в порядке надзорного производства. Судебное разбирательство в таком случае проводится в обычном порядке.

Заочная защита подсудимого допускается также положением ч. 4 ст. 247 УПК РФ.

"Судебное разбирательство в отсутствие подсудимого может быть допущено в случае, если по уголовному делу о преступлении небольшой или средней тяжести подсудимый ходатайствует о рассмотрении данного уголовного дела в его отсутствие" (ч. 4 ст. 247 УПК РФ).

В данном положении какие-либо указания об обязательном участии защитника отсутствуют. Однако, если суд удовлетворил ходатайство подсудимого о рассмотрении уголовного дела без его участия, участие защитника в таком уголовном деле должно быть обязательным, по соглашению или по назначению. В противном случае разбирательство уголовного дела в отсутствие подсудимого и его защитника противоречило бы назначению уголовного судопроизводства.

Немаловажен вопрос об эффективности осуществления защиты подсудимого, дело в отношении которого рассматривается в заочном порядке. Так, при рассмотрении уголовного дела господина Саннино итальянским судом защитник данного лица завил самоотвод. В результате подсудимому был назначен другой защитник, который был информирован о дате и месте проведения следующего судебного заседания, но не уведомлен о том, что ему поручено представлять интересы обвиняемого. Данный адвокат, как следствие, не явился в судебное заседание. Далее защиту Саннино осуществляли различные адвокаты, назначаемые судом. Эти защитники в ходе заочного судебного разбирательства дела ни разу не заявили ходатайства о приостановлении дела в целях ознакомления с его материалами, не попытались установить контакт с подзащитным, в результате чего свидетели, о вызове которых заранее ходатайствовал последний, не были допрошены. Европейский суд, основываясь на том обстоятельстве, что государство, как правило, не может быть ответственно за неквалифицированное оказание юридической помощи представителями свободной профессии, все же пришел к выводу, что в тех случаях, когда упущения со стороны защиты являются очевидными, судебные органы должны предпринять соответствующие меры <4>. Более того, "по делу Годди против Италии", в рамках которого итальянские суды не уведомили защитника подсудимого о предстоящем судебном заседании и назначили ему другого адвоката, не знавшего в достаточном объеме о причинах неявки своего подзащитного, а также об обстоятельствах дела, была сформулирована следующая позиция: факт неявки подсудимого в судебное заедание, а также отсутствие уведомления его защитника требуют от суда проявления активности в целях достижения должной реализации процессуальных прав заинтересованного лица. Следовательно, суд должен был по собственной инициативе приостановить разбирательство дела ввиду необходимости уяснения причин неявки сторон, а также ознакомления вновь назначенного защитника с материалами дела. Эти решения позволяют в новом свете взглянуть на реализацию принципа состязательности в сфере заочного правосудия. Как видно, отсутствие подсудимого при судебном разбирательстве его дела может привести к тому, что его право пользоваться помощью защитника приобретет иллюзорный характер. Поэтому суд не только обязан обеспечить участие последнего в деле, но и предпринять иные меры в случаях очевидности его непрофессионализма. По крайней мере при замене защитника необходимо убедиться, что время, предоставленное ему в порядке ч. 3 ст. 248 УПК РФ для ознакомления с материалами дела и подготовки к участию в судебном разбирательстве, является достаточным. Более того, защитник, очевидно, в течение выделенного ему срока должен предпринять все возможные меры, направленные на установление контакта с подсудимым и выяснение причин его неявки, а также его позиции по делу.

Бесспорно, заочный порядок рассмотрения уголовных дел приводит к тому, что защитник подсудимого оказывается в довольно сложной ситуации. Конечно, находящийся, к примеру, на территории иностранного государства подсудимый в состоянии активно сотрудничать с защитниками, приглашенными им самим или назначенными ему судом. Однако не редки те случаи, когда наблюдается совсем иное развитие событий, обусловленное как позицией подсудимого, так и тем обстоятельством, что попросту неизвестно, где он находится. В частности, по уголовному делу Б. Березовского обвиняемый запретил своим защитникам участвовать в деле, а также отказался контактировать с назначенным ему защитником

Следует иметь в виду, что привлечение к уголовной ответственности в зарубежных уголовно-процессуальных системах может происходить по-разному, однако, как правило, оно также практически совпадает с начальным моментом уголовного преследования конкретного лица. Так, в Англии и США оно имеет форму обращения полиции в суд с заявлением об обвинении (information, англ.) или за получением ордера на арест (writ of capias), что, по сути, равнозначно возбуждению уголовного преследования в отношении конкретного лица. Во французском судопроизводстве первоначальное обвинение предъявляется при так называемом привлечении лица к рассмотрению дела (mise en examen, фр.), когда в отношении лица, привлекаемого к рассмотрению (personne a l'encontre de laquelle), собраны серьезные доказательства виновности, правдоподобно свидетельствующие о совершении им преступления, и оно вызывается либо доставляется к следственному судье. В немецком уголовном процессе обвиняемый появляется уже в силу формирования у органа, осуществляющего уголовное преследование, так называемого начального подозрения в совершении лицом преступления, что находит выражение в допросе этого лица как обвиняемого (подозреваемого) либо в результате применения к нему мер принуждения. Представляется, что названные действия и означают на территории соответствующих иностранных государств привлечение лица к уголовной ответственности, что исключает заочное рассмотрение уголовного дела в российском суде.

Проблема вынесения заочных приговоров должна быть решена на основе демократических начал уголовного судопроизводства и учитывать интересы как государства, так и подсудимого.


Список использованных источников и литературы

1. Конституция Российской Федерации // Система Консультант Плюс [Электронный ресурс].

2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (с изменениями и дополнениями) // Система Консультант Плюс [Электронный ресурс].

3. Федеральный закон от 27 июля 2006 г. N 153-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма" и Федерального закона "О противодействии терроризму"» (с изменениями и дополнениями) // Система Консультант Плюс [Электронный ресурс].

4. Воронов А. Некоторые проблемы защиты прав граждан в уголовном процессе / А. Воронов. - Мировой судья. – 2007. - №10.

5. Казаков, А.А. Осуществление защиты подсудимых в рамках заочного судебного разбирательства уголовных дел/ А.А.Казаков // Российская юстиция - 2009. - №3.

6. Капусткин, А.С. В УПК нарушена законодательная техника/ А.С., Капусткин. - Российский судья. – 2008. - №12.

7. Комментарий к Конституции Российской Федерации / под ред. В.Д. Зорькина, Л.В. Лазарева. – М.: Эксмо. – 2009.

8. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / науч. ред. В.Т. Томин, М.П. Поляков. - М.: Юрайт. – 2009.

9. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / отв. ред. И.Л. Петрухин. – М.: Велби, Проспект. – 2008.

10. Конституция Российской Федерации: доктринальный комментарий (постатейный) / под ред. Ю.А. Дмитриева. – М.: Деловой двор. – 2009.

11. Кукушкин, П., Курченко, В. Заочное судебное разбирательство П. Кукушкин, В. Курченко. – Законность. – 2007. - №7.

12. Мазюк, Р.В. Международное сотрудничество по уголовным делам и заочное уголовное преследование / Р.В. Мазюк // Вестник Омского государственного университета. – 2009. - №3.

13. Петрухин, И.Л. О заочном рассмотрении в судах уголовных дел / И.Л. Петрухин // Адвокат. – 2007.- №12.

14. Петрухин, И.Л. Оправдательный приговор и право на реабилитацию: Монография. – М.: Проспект. – 2009.

15. Прошляков, А., Пушкарев, А. Заочное судебное разбирательство и обратная сила уголовного закона/ А. Прошляков, А.Пушкарев // Уголовное право. - 2007. - №3.

16. Сероштан, В.В. Заочный приговор/ В.В. Сероштан // Российский судья.- 2009. - №4.

17. Трофимова, Е.В. Заочное разбирательство по уголовным делам: понятие и перспективы применения / Е.В. Трофимова // Вестник Воронежского государственного университета. Серия Право. – 2008.- №2.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему