регистрация / вход

Захват заложника

Социальная опасность преступления "захват заложника". Характеристика состава преступления, субъективные признаки. Квалификация действий лиц, связанных с захватом заложников: посягательство на физическую свободу и нарушение общественной безопасности.

Оглавление

Введение

Социальная опасность преступления «захват заложника»

Характеристика состава преступления «захват заложника»

Объективные признаки состава преступления «захват заложника»

Субъективные признаки состава преступления «захват заложника»

Вопросы квалификации преступления «захват заложника»

Заключение

Список использованной литературы

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы обусловлена тем, что прокатившаяся в конце XX века волна захватов заложников на воздушном транспорте, в медицинских, образовательных и развлекательных учреждениях и других, как правило, общественных местах, заставила обратить на себя внимание все население страны. Так, например, захват заложника имеет место в Северо-Кавказском регионе, особенно в Чечне, Дагестане и Ставропольском крае, где целью преступников, как правило, выступает корысть. Ярким примером этого опаснейшего явления в современной России являются события в Москве в театральном центре на Дубровке в конце октября 2002 года, когда в результате преступных действий захватчиков погибли и получили вред здоровью несколько сотен ни в чем не повинных людей.

На современном этапе развития нашего государства, в условиях коренных изменений социально-политического и экономического устройства резко обострились противоречия в обществе, продолжается нарастание политической борьбы, осложняется криминогенная обстановка, зачастую выражающаяся в насильственных акциях. Качественный и количественный рост преступности подрывает устои государства и становится угрозой для его безопасности.

В последние годы особую тревогу и беспокойство среди населения вызывает преступление, широко распространившееся как в России, так и за ее пределами - захват заложника.

Захват заложника является одним из видов насильственных преступлений, которое совершается как самостоятельно, так и в совокупности с другими преступлениями. Развивающийся быстрыми темпами научно-технический прогресс предоставляет преступникам все более широкие возможности для осуществления своих преступных целей. Оснащенность современным оружием, взрывчатыми веществами, а также техническими средствами облегчает преступникам совершение захвата заложника.

Проявления этого опасного преступления в нашей стране вызвали значительный интерес правоведов. Он обусловлен как характером и степенью общественной опасности самого преступления, так и сложностью его содержания. Учеными-юристами, занимающимися проблемами уголовной ответственности, до сих пор ведутся дискуссии: по структуре уголовно-правовой нормы, предусматривающей ответственность за захват заложника; необходимости примечания; по квалификации в совокупности с другими преступлениями.

Существенным фактором, свидетельствующим о повышенной общественной безопасности захвата заложника, является то, что этот вид тесно смыкается с такими преступлениями, как терроризм, организация незаконных вооруженных формирований, бандитизм и похищение человека, а также с некоторыми другими деяниями, посягающими на конституционный строй и государственную безопасность.

Цель работы заключается в исследовании преступления «захват заложника».

Для достижения указанной цели в работе ставится ряд задач:

1. указать социальную опасность преступления «захват заложника»

2. рассмотреть характеристику состава преступления «захват заложника»

3. проанализировать объективные признаки состава преступления «захват заложника»

4. проанализировать субъективные признаки состава преступления «захват заложника»

5. изучить вопросы квалификации преступления «захват заложника»

Проблемам этого преступления посвящены работы А. В. Бриллианто-ва, Г. Габибовой, С.Н. Гаджиева, Л. Гаухмана, С. Максимова, И. А. Журавле­ва, В. Комиссарова, А.В. Наумова, Г. В. Овчинниковой, В. А. Осипова, Р. X. Рахимова, О. Ю. Резепкина, А. Н. Хоменко и многих других авторов.


СОЦИАЛЬНАЯ ОПАСНОСТЬ ПРЕСТУПЛЕНИЯ «ЗАХВАТ ЗАЛОЖНИКА»

Высокая степень социальной опасности обусловливается не только количественной характеристикой, но и внутренними свойствами самого преступления против общественной безопасности (особенностями объекта и деяния, разнообразным характером последствий).

Преступление «захват заложника» разрушает сложившиеся общественно полезные социальные связи, которые складываются между различными субъектами в процессе их деятельности. Они объективно вредны для неопределенно широкого круга общественных отношений, а их последствия достаточно тяжелы для общества. Повышенная общественная опасность данного преступления отражается и в факте признанием его преступлением международного характера. Преступность как социальное явление имеет межнациональный характер и в равной степени причиняет ущерб различным государствам и обществам, независимо от их социально-политического устройства. Борьба с национальной преступностью требует совместных усилий и повседневного сотрудничества государств. Это сотрудничество выражается в различных формах, в том числе в форме разработки и принятия многосторонних договоров, международных соглашений (конвенций). Ратификация последних налагает определенные обязательства на государства-участников соответствующих соглашений. Естественно, что в орбиту совместных интересов попадают прежде всего наиболее опасные преступления. Они подразделяются на две большие группы: международные преступления и преступления международного характера (международные уголовные преступления). Ответственность за первую группу деяний (агрессия, нарушение законов и обычаев войны, геноцид, апартеид и т.д.) для физических лиц наступает при условии, что их деяния связаны с преступной деятельностью государств. Преступления международного характера (терроризм, захват заложников, угон воздушного судна, пиратство и др.) непосредственно не связаны с преступной деятельностью конкретных государств, но они, наряду с причинением ущерба национальным интересам, посягают и на различные аспекты мирного сосуществования и сотрудничества государств. Ответственность за эти преступления наступает либо по специальным уставам (Нюрнбергский и Токийский процессы), либо по национальным уголовным законам.

ХАРАКТЕРИСТИКА СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ «ЗАХВАТ ЗАЛОЖНИКА»

Объективные признаки состава преступления «захват заложника»

Объект преступления, предусмотренного ст. 206 УК РФ, общественная безопасность. Общественная безопасность является наиболее существенным элементом объекта разд. IX УК РФ. Понятие "безопасность" широко употребляется в общей и специальной литературе (национальная безопасность, международная безопасность, государственная безопасность, общественная безопасность, безопасность движения, экологическая безопасность, безопасность личности, пожарная безопасность и др.).

Понятие безопасности впервые раскрыто в Федеральном законе от 5марта 1992 г. N 2446-1 "О безопасности" [1] .Она определяется в ст. 1 данного Закона как состояние защищенности общества и государства от внутренних и внешних угроз.

Общественную безопасность как объект уголовно-правовой охраны можно определить как совокупность общественных отношений, регулирующих безопасные условия жизни личности, общества и государства. Она заключается в создании таких условий, при которых человек и все население чувствуют себя социально защищенными. В этом смысле общественная безопасность является не только одной из потребностей общества, но и общим благом, общей ценностью, в сохранении и развитии которой заинтересовано и государство, и общество, и граждане. Однако главную ответственность за состояние безопасности в обществе несет, прежде всего, государство. Именно оно формирует систему обеспечения общественной безопасности, под которой следует понимать совокупность мер политического, правового, экономического, организационного, научно-технического и иного характера. Данная система имеет своей основной задачей поддержание социально приемлемого уровня общественной безопасности. В уголовном праве система обеспечения общественной безопасности носит нормативный характер и включает в себя правовые, технологические и организационные нормы, а также специальные правила безопасности.

В узком смысле общественная безопасность - это система общественных отношений по поводу создания и поддержания безопасных условий жизнедеятельности общества, функционирования и развития его институтов.

Дополнительным объектом преступления при захвате заложника является охраняемые уголовным законом общественные отношения, составляющие личную свободу, под которой понимается не только физическая свобода перемещения человека, но и свобода поведения, исключающая физическое принуждение.

Факультативными объектами по указанным выше причинам являются жизнь и здоровье личности (за исключением некоторых квалифицированных и особо квалифицированных составов), а также отношения собственности и т.д. Например, в результате захвата заложника может быть уничтожен или поврежден автомобиль, воздушное или водное судно. Однако в случае совершения захвата заложника с применением насилия, опасного для жизни и здоровья (п. «в» ч. 2 ст. 206 УК), а также повлекшего по неосторожности смерть человека (ч. 3 ст. 206), здоровье и жизнь из факультативного переходят в разряд дополнительного обязательного объекта преступления.

Содержание объективной стороны составляют: захват заложника (или заложников), удержание заложника в целях понуждения третьих лиц (государства, организации, физического лица) совершить или воздержаться от совершения каких-либо действий как условия освобождения заложника.

В первую очередь необходимо ответить на вопрос: кто является заложником. В соответствии с Федеральным законом "О борьбе с терроризмом" под заложником понимается физическое лицо, захваченное и (или) удерживаемое в целях понуждения государства, организации или отдельных лиц совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия как условия освобождения удерживаемого лица[2] . Таким образом, заложником может выступать любое лицо независимо от возраста, гражданства, социального статуса и др. (малолетний и взрослый, гражданин РФ и гражданин иностранного государства и т.д.).

Так, например, заложником могут быть как случайные люди, например, посетители банка, так и конкретные лица, например ребенок бизнесмена или политика, высокопоставленное лицо, представитель иностранного государства и т.д. Чеченскими террористами были захвачены в качестве заложников: представитель президента в Чечне В. Власов, глава представительства верховного комиссара ООН по делам беженцев в Северной Осетии гражданин Франции В. Коштель. Иногда захваченным может быть собственный ребенок или иной родственник: например, отец захватил детей, закрылся в доме и под угрозой расправы выдвигает различные требования.

В случае захвата заложников в местах лишения свободы или содержания под стражей потерпевшими могут быть сотрудники медсанчасти, учителя, контролеры, руководители учреждений, другие осужденные или лица, содержащиеся под стражей[3] .

Более развернутое, но по смыслу идентичное определение «заложника» и понятие «захвата заложника» содержится в Международная конвенция о борьбе с захватом заложников: Любое лицо, которое захватывает или удерживает другое лицо и угрожает убить, нанести повреждение или продолжать удерживать другое лицо (именуемое как "заложник") для того, чтобы заставить третью сторону, а именно: государство, международную межправительственную организацию, какое-либо физическое или юридическое лицо или группу лиц - совершить или воздержаться от совершения любого акта в качестве прямого или косвенного условия для освобождения заложника, совершает преступление захвата заложников по смыслу Конвенции.

Захват заложника может осуществляться открыто либо тайно, с применением насилия или угрозы его применения либо без такового. Его сущность заключается в завладении человеком с последующим ограничением свободы его передвижения, которое сопровождается в последующем открытым сообщением об этом и выдвигаемых условиях его освобождения (выдвижением ультиматума). Удержание заложника - это насильственное осуществление контроля над его действиями и воспрепятствование выходу удерживаемого на свободу. Оно может совершаться как лицом, захватившим заложника, так и другими лицами [4] .

Особенность угрозы при понуждении, в целях которого совершается захват или удержание заложника состоит в том, что она фактически адресуется третьим лицам, а по направленности причинения вреда - заложнику. Угрожают именно с целью понуждения третьих лиц к выполнению определенных требований. Угроза может быть словесной, в демонстрации предметов, которые могут быть использованы для реализации высказанной угрозы, и т.д. Вместе с тем во всех случаях угроза (психическое насилие) должна быть реальной и осуществимой, чтобы выступить в качестве средства, парализующего возможное сопротивление заложника и иных лиц.

Обратим внимание на то, что при исследовании объективной стороны, для вынесении решения по делу, судебными органами нередко допускаются ошибки. Так, например, Бугаев и Хозяинов, наряду с другими преступления­ми, признаны виновными в захвате и удержании лиц в качестве заложников в целях понуждения государства совершить какое-либо действие как условие освобождения заложников и - в терроризме. Рассмотрев материалы дела и обсудив изложенные в кассационных жалобах доводы, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации решила, что приговор в отношении указанных лиц подлежит изменению по следующим основаниям. Действия Бугаева и Хозяинова, связанные с захватом и удержанием заложников, предъявлением при этом требований предоставить оружие и самолет, высказанными угрозами расстрела заложников и созданием угрозы для жизни людей путем взрыва канистр с бензином, наряду со ст.206 УК РФ, квалифицированы также и по ст.205 УК РФ как терроризм. Между тем из материалов дела усматривается, что высказанные Мальсаговым (материалы уголовного дела в отношении которого выделены в отдельное производство для применения принудительных мер медицинского характера) и Бугаевым угрозы расстрела заложников и производство выстрелов из автоматов в воздух не были направлены на нарушение общественной безопасности, устрашение населения или оказание воздействия на принятие решения органом власти, а преследовали цель добиться от командования выполнения требований о предоставлении оружия и самолета, чтобы вылететь с острова. При таких обстоятельствах Военная коллегия пришла к выводу о том, что вышеуказанные действия Бугаева и Хозяинова охватываются составом преступления, предусмотренного ст.206 УК РФ, в совершении которого они признаны виновными, и не требуют дополнительной квалификации по ст.205 УК РФ[5] .

Как правило, насилие при захвате или удержание заложника является неотъемлемым элементом. Однако необходимо отличать насилие опасное и не опасное для жизни и здоровья. Опасное для жизни и здоровья насилие является квалифицирующим признаком, соответственно, нами будет рассмотрено насилие не опасное для жизни и здоровья, Однако уяснение содержания насилия, не опасного для жизни и здоровья, на практике представляет значительную сложность и в первую очередь в связи с отсутствием законодательной дефиниции насилия, опасного для жизни и здоровья, что будет рассмотрено ниже, при изложении вопросов квалификации захвата заложника. По негласному правилу насилием, не опасным для жизни или здоровья, признается такое, которое не повлекло причинение легкого, средней тяжести или тяжкого вреда здоровью[6] .

Захват, сопровождающийся насилием, не опасным для жизни и здоровья, не повлекший наступление последствий, указанных в ст. ст. 115, 112 или 111 УК РФ, может сопровождаться побоями, причинением физической боли, заламыванием рук, связыванием, запиранием в помещение и т.д., однако при этом такое насилие не должно нести угрозу жизни человека. Одним из видов насилия, применяемого при захвате заложника, можно признать насильственное доведения потерпевшего до состояния опьянения или применения одурманивающих веществ.

Преступление, предусмотренное ст. 206, признается оконченным при совершении хотя бы одного из альтернативных действий: захвате либо удержании заложника. Причем угроза убийством, причинением тяжкого вреда здоровью в процессе захвата или удержания заложника охватывается объективной стороной этого преступления, и поэтому дополнительной квалификации по другим статьям не требуется. Оконченным преступление считается с момента фактического захвата, т.е. насильственного лишения свободы человека, или начала его удержания в качестве заложника. В последнем варианте деяние приобретает форму продолжаемого преступления.

В заключение необходимо осветить вопросы добровольного освобождения заложника. В примечании к ст. 126 УК РФ законодатель предусмотрел, что лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления. Смысл данной нормы в ее содержании. Она имеет принципиальное значение для борьбы с преступностью, ибо в ней находит отражение идея, согласно которой важно не только и не столько наказание виновного, а в значительно большей степени - возможность предотвращения негативных последствий, возникающих в связи с насильственным изъятием человека из среды его обитания[7] .

Добровольное освобождение заложника - это освобождение, которое осуществлено лицом, его захватившим, по собственной инициативе, несмотря на имевшуюся у этого лица возможность удерживать захваченного и далее. Добровольность в данном случае характеризуется тем, что виновный окончательно отказался удерживать находившегося в его власти заложника, по своей воле прекратил совершенное им длящееся преступление. Освобождение не может считаться добровольным, если захватчик в процессе оказания сопротивления законным властям вынужден был пойти на освобождение заложника, опасаясь за собственную судьбу, ибо считал дальнейшее сопротивление безнадежным.

Освобождение заложника по требованию властей имеет место в случаях выполнения виновным требования властей, его отказа от сопротивления властям и добровольного освобождения им потерпевшего. Мотивы, которыми руководствовалось виновное лицо при принятии решения об освобождении заложника для квалификации значения не имеют.

Субъективные признаки состава преступления «захват заложника»

Субъектом захвата заложника является вменяемое физическое лицо, достигшее 14-летнеого возраста. По мнению ряда ученых[8] , произошло неоправданное снижение возраста уголовной ответственности за захват заложника с 16 до 14 лет. Указание на повышенную общественную опасность захвата заложника вряд ли является весомым аргументом для снижения возраста уголовной ответственности. Умысел виновного при захвате заложника направлен создание обстановки страха, неуверенности у населения, чтобы таким образом оказать давление на власть, ее органы или должностных лиц с целью изменения их деятельности в интересах преступников. Вряд ли несовершеннолетние в возрасте от 14 до 16 лет могут преследовать указанные в диспозиции ст. 206 УК РФ цели. Кроме того, как показало исследование следственно-судебной практики, ни одно преступление (захват заложника) не совершено в возрасте от 14 до 16 лет.

Исходя их этого, было бы логичным установить уголовную ответственность за захват заложника с 16 лет.

Субъективная сторона захвата заложника характеризуется виной в форме только прямого умысла. Виновный при захвате заложника осознает общественную опасность своих действий и желает их совершить. Умысел виновного при захвате заложника направлен создание обстановки страха, неуверенности у населения, чтобы таким образом оказать давление на власть, ее органы или должностных лиц с целью изменения их деятельности в интересах преступников.

Прямым умыслом применительно к захвату заложника, является осознание виновным общественной опасности своих действий и желания их совершения. Осознание виновным общественной опасности захвата заложника предполагает фактическое понимание им характера и социальной значимости тех общественных отношений, на которые он посягает, совершая преступление, понимание содержания своих действий, а также фактических обстоятельств совершенного (место, время, обстановка, орудия и средства совершения преступления и т.д.). Виновный при этом не может не осознавать и противоправности совершаемых им действий, однако это необязательно, главное - осознание именно общественной опасности.

Желание - это воля, мобилизованная на достижение определенной цели. Совершая захват заложника, виновный желает именно совершения указанных действий, что является необходимым и достаточным для квалификации его действий по указанной статье УК РФ. Также лицо не может не желать результата своего деяния (например, получение выкупа или освобождение родственника), однако это не имеет значение для оценки его действий.

Данное преступление не может быть совершено с косвенным умыслом, что характерно для преступлений в формальным и усеченным составами, так как волевое содержание данного вида умысла закон связывает с сознательным допущением или безразличном отношении исключительно к наступлению общественно опасных последствий, входящих в объективную сторону только материальных составов.

Субъективная сторона захвата заложников, повлекшего по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия (ч. 3 ст. 206), характеризуется двойной формой вины (см. ст. 27) - прямым умыслом по отношению к действиям, указанным в ч. 1 ст. 206 УК, и неосторожностью (как в виде легкомыслия, так и небрежности) к указанным в ч. 3 ст. 206 последствиям.

Видами неосторожности применительно к наступившим последствиям могут быть как преступное легкомыслие, так и небрежность, предусмотренные в ст. 26 УК РФ. Причем действия виновного в случае причинения смерти потерпевшему по неосторожности подпадают под признаки ч. 3 ст. 206 УК РФ только в том случае, если они непосредственно связаны с захватом заложника или его удержанием. Если же смерть наступила в результате иных действий, не связанных непосредственно с захватом или удержанием заложника, они подлежат самостоятельной оценке по ст. 109 УК РФ.

Субъективная сторона предполагает обязательное осознание виновным обстоятельств, отягчающих данное деяние: совершение данного преступления группой лиц по предварительному сговору, применение насилия, опасного для жизни или здоровья, применение оружия, захват или удержание в качестве заложника несовершеннолетнего, захват или удержание в качестве заложника женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, захват или удержание в качестве заложника двух или более лиц, захват или удержание лица в качестве заложника из корыстных побуждений или по найму.

Цель при захвате заложника выступает в качестве основного признака и выражается в выполнении или, наоборот, невыполнении со стороны конкретных адресатов определенного действия, нужного для виновного.

Цели захвата заложников могут быть самыми различными: политическими, общеуголовными, национально-освободительными, религиозными и т.д. При этом они могут быть осознаваемыми или неосознаваемыми (скрытыми), совпадать и не совпадать с предъявленными требованиями, например в случае невозможности или нереальности их выполнения.

К числу правомерных целей можно отнести стремление оградить себя от преступных действий, проведение реформ, строительство больниц, школ, улучшение содержания заключенных, защита права на жилище и т.д. Иногда цели могут носить и нейтральный характер, например, предоставление возможности, проживать на территории определенной страны, требования остановки разработки полезных ископаемых.

Целью может быть обмен заложника (заложников) на других лиц. Так, группа чеченских террористов, захватившая российских милиционеров из Пермской области, потребовала обменять их на полковника Российской армии Буданова, подозреваемого в изнасиловании и убийстве чеченской девушки[9] .

В качестве цели может быть освобождение лиц, находящихся под стражей или отбывающих наказание. Целью может быть изменение внутренних территориальных границ.

Мотивы, лежащие в основе действий виновных, в этом случае, в отличие от цели, на квалификацию влияния не оказывают. Однако в случае захвата заложника по мотивам национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды, из мести за правомерные действия других лиц, а также с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение данное обстоятельство в соответствии с п. «е» ч. 1 ст. 63 УК РФ может рассматриваться как отягчающее наказание.

Захват или удержание лица в качестве заложника из корыстных побуждений или по найму является квалифицирующим признаком данного преступления, характеризующим его субъективную (корыстные побуждения) и объективную (по найму) стороны. Следует отметить, что совершение данного преступления по найму в отдельных случаях может быть видовым понятием по отношению к корыстным побуждениям, и в этой ситуации будет характеризовать как субъективную, так и объективную составляющую данного преступления. При этом значительную сложность вызывает то обстоятельство, что обязательными признаками субъективной стороны являются как специальная цель, прямо указанная в диспозиции данной нормы, так и наличие специального мотива, которым являются корыстные побуждения. Только совокупность указанной цели и корыстного мотива позволяют квалифицировать деяние виновного по п. «з» ч. 2 ст. 206 УК. Отсутствие же последнего свидетельствует о совершении преступления, предусмотренного не квалифицированным, а общим составом данного преступления.

ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ «ЗАХВАТ ЗАЛОЖНИКА»

Квалификация действий лиц, связанных с захватом заложников представляет определенные трудности для практических работников, что обусловлено особенностями объективных и субъективных признаков, характеризующих этот состав. Анализ действующей правовой нормы (ст. 206 УК РФ), а также иных нормативных актов и мнений ведущих специалистов уголовного права позволяет выделить ряд особенностей квалификации захвата заложников в зависимости от характера преступного деяния.

Во-первых, если захват заложника (заложников) происходит в процессе совершения определенного преступления, например, разбоя, побега из мест лишения свободы или из-под стражи и т.п., действия виновных квалифицируются по правилам совокупности преступлений. Такие ситуации могут возникнуть в случае начала совершения преступления, не связанного с захватом заложника, а затем в силу неудачного для преступника стечения обстоятельств, вынужденности его дальнейших действий с целью удержания похищенного имущества, получения возможности скрыться или выехать за пределы государства и т.д. Во - вторых, если в процессе захвата заложника насилие применяется в отношении работника милиции, охраняющего общественный порядок или осуществляющего общественную безопасность, в отношении представителя власти, в отношении лица, осуществляющего служебную деятельность или выполняющего общественный долг, квалифицировать действия виновного необходимо по п. «в» ч. 2 ст. 206, п. «б» ч. 2 ст. 112, п. «б» ч. 2 ст. 111,ч. 2 ст. 318 УК РФ.

В-третьих, особенности имеются и при квалификации захвата заложника в соучастии. При квалификации захвата заложника, если в процессе преступления принимали участие два или более лица, следователю, а затем и суду, необходимо четко разграничивать виды преступных групп, которых в соответствии со ст. 35 УК РФ может быть четыре: группа лиц без предварительного сговора, группа лиц по предварительному сговору, организованная группа, преступное сообщество (преступная организация).

Кроме того, отметим, что в судебной практике имелись случаи, когда виновный угрожал не настоящим оружием, а его макетом или заведомо негодным оружием, не намереваясь реально его использовать. В данном случае преступник не хотел и физически не мог применить указанные предметы в качестве оружия, в связи с чем такие действия также должны быть квалифицированы по ч. 1 ст. 206 УК РФ при отсутствии иных квалифицирующих обстоятельств. Если же применяемое при совершении захвата заложников оружие ранее было похищено, действия виновного подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 206 и 226 УК РФ. Если оружие было незаконно изготовлено, либо приобретено, сбывалось и хранилось, действия виновного также квалифицируются по совокупности преступлений (ст. 206 и 222 УК), однако при этом суд не может инкриминировать виновному также и незаконные ношение и (или) перевозку оружия, поскольку данная уголовно-правовая норма поглощает это преступление. Если сознанием всех виновных охватывалось наличие и использование оружия, хотя бы одним из членов группы, им необходимо инкриминировать п. «г» ч. 2 ст. 206 УК РФ.

Захват заложника имеет сходство с рядом преступных деяний, в первую очередь связанных с посягательством на физическую свободу человека и с нарушением общественной безопасности. К числу таких преступлений относят: похищение человека и незаконное лишение его свободы (ст. 126 и 127 УК), терроризм (ст. 205 УК) захват судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава (ст. 211 УК), пиратство (ст. 227 УК) и т.д.

Наибольшее количество совпадающих признаков захвата заложника с такими деяниями, направленными на свободу человека, как похищение человека и незаконное лишение свободы, о чем свидетельствует судебно-следственная практика.

По данным В. А. Осипова, 30% уголовных дел, возбужденных по ст. 206 УК РФ, в суде переквалифицируются на ст. 126 УК[10] .

Захват заложника следует отграничивать от похищения человека (ст. 126 УК РФ) и незаконного лишения свободы (ст. 127 УК РФ) по следующим признакам[11] :

а) по наличию при захвате заложника либо отсутствию при не законном лишении свободы и похищении человека цели воздействия на третьих лиц для выполнения этими лицами требований захватчиков;

б) при захвате заложника присутствует демонстративность действий и придание огласке виновными своих намерений. При похищении же человека и незаконном лишении свободы этот факт является либо тайным вообще, либо известным лишь в узком кругу лиц (родственникам, партнерам по коммерции и т.д.)[12] ;

в) в отличие от похищения человека и незаконного лишения свободы, где имеет место заинтересованность виновных в личности похищенного, при захвате заложника такой заинтересованности нет, так как заложник выступает в качестве средства давления на адресат.

Близким к захвату заложника по объективным и субъективным признакам относится терроризм. Специалисты захват заложников относят к одному из видов терроризма, понимаемого в широком смысле слова, наряду с политическими убийствами, совершением взрывов, поджогов и т.д. Методы терроризма: угрозы или причинение материального ущерба собственникам, захват заложников, похищение людей, заказные убийства т.д.

Основное отличие захвата заложника от терроризма, предусмотренного ст. 205 УК РФ, производится по признакам объективной стороны: совершение взрыва и иных действий при терроризме; захват или удержание человека в случае совершения преступления, предусмотренного ст. 206 УК. Также отличие (во вторую очередь) производится по целям совершения указанных деяний: понуждение государства, организаций и гражданина совершить какое либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия. Однако захват заложника также может быть совершен с целью «оказания воздействия на принятие решений органами власти», под которым можно понимать понуждение государства совершить действие или воздержаться от его совершения. Такими целями терроризма, как и при захвате заложника, могут быть получение выкупа, освобождение сообщников и т.д. Ряд квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков сравниваемых преступлений идентичен: группой лиц по предварительному сговору, неоднократно (ч. 2); совершение преступления организованной группой, наступила смерть по неосторожности либо наступили иные тяжкие последствия (ч. 3).

Кроме того, в ст. 206 УК РФ отсутствуют такие квалифицирующие признаки, как посягательство на объекты использования атомной энергии либо использование ядерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения, предусмотренные в качестве особо квалифицирующих признаков терроризма. И, наоборот, в случае совершения терроризма не являются квалифицирующими такие признаки, как применение насилия, опасного для жизни и здоровья, в отношении несовершеннолетних, беременной женщины, двух или более лиц, а также из корыстных побуждении или по найму [13] .

Сходными признаками с захватом заложника имеет угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава, а также захват такого судна или состава с целью его угона (ст. 206 УК). В подавляющем большинстве случаев при угоне судна в качестве заложников оказываются члены экипажа, а иногда и пассажиры. Нередко угон или захват с целью угона судна является продолжением захвата заложников. Практике известны случаи, когда преступники предварительно захватывали пассажи­ров автобусов, учащихся школ, иных лиц и с последующим требованием предоставить самолет, вертолет или другое транспортное средство.

Родовым объектом данного преступления является общественная безопасность в широком смысле слова и общественный порядок. Непосредственный объект - общественные отношения в сфере функционирования воздушного, водного или железнодорожного транспорта. Данный состав преступления в отличии от захвата заложника является предметным преступлением, где предметом выступают: воздушные суда (гражданские или военные летательные аппараты - самолеты, вертолеты, планеры и т.д.), водные суда (теплоходы, буксиры, баржи и т.д.), а также железнодорожный транспорт (тепловозы, электровозы, мотодрезины и т.д.). Таким образом, отличие состава угона воздушного или водного судна, а также подвижного железнодорожного состава от захвата заложника производится по непосредственному объекту преступления, а также по наличию предмета преступления в составе, предусмотренном ст. 211 УК РФ.

Рассматривая квалифицирующие признаки данного преступления, отметим, что в ч. 2 ст. 206 УК РФ предусмотрено совершение преступления:

- группой лиц по предварительному сговору - п. "а ".

В соответствии с ч. 2 ст. 35 преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления;

- с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, - п. "в".

Под насилием, опасным для жизни или здоровья, следует понимать умышленное причинение легкого вреда здоровью, умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, истязание, умышленное причинение тяж­кого вреда здоровью;

- с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, - п. "г".

Применение оружия создает реальную возможность причинения серьезного вреда здоровью потерпевшего, а в отдельных случаях и более тяжкого последствия - смерти потерпевшего. По п. "г" ч. 2 квалифицируется применение не только огнестрельного, газового или холодного оружия, но и "других предметов, используемых в качестве оружия". Таковыми могут быть не только предметы, специально изготовленные или приспособленные для нанесения телесных повреждений, но и любые предметы, фактически использованные виновным при нападении (топор, камень, молоток, отвертка и т. п.), даже если они были взяты на месте преступления;

- в отношении заведомо несовершеннолетнего - п. "д".

Захват заведомо малолетнего или несовершеннолетнего в качестве заложника предусмотрен законодателем в числе квалифицированных видов по той причине, что как малолетний, так и несовершеннолетний по своему физическому и психическому развитию значительно слабее взрослого человека. Кроме того, в результате совершения преступления виновное лицо знает о возрасте заложника и использует это обстоятельство; — в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, - п. "е".

Захват в качестве заложника женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности - это преступление повышенной степени общественной опасности, так как виновный может причинить вред не только самой женщине, оказавшейся заложницей, но еще и не родившемуся ребенку. В качестве обязательного признака для применения п. «е» ч. 2 выступает обязательная осведомленность виновного о беременности женщины, заведомость такого знания[14] ;

- в отношении двух или более лиц - п. "ж";

- из корыстных побуждений или по найму - п. "з".

Содержание понятия "из корыстных побуждений" определяется тем, что захватившее заложника лицо преследовало цель материальной выгоды. Корыстный мотив учитывается, если он возник до захвата заложника, а не после него. Поскольку квалифицирующим является именно корыстный мотив, фактического извлечения материальной выгоды не требуется. Если виновный преследовал иные личные выгоды неимущественного характера, данный квалифицирующий признак не может быть ему вменен.

Особо квалифицированными видами захвата заложника являются деяния, предусмотренные ч. 1 или 2 ст. 206 УК РФ, если они совершены: организованной группой, либо повлекли по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия. Совершение преступления организованной группой означает совершение захвата заложника «устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений». Устойчивость при этом характеризуется такими признаками, как высокая степень организованности группы, длительность ее существования (времен­ный фактор), стабильность состава, специфичность индивидуальных форм и методов деятельности и т.д.

Причинение по неосторожности смерти человека или иных тяжких последствий в результате совершения захвата заложника будет иметь место только в том случае, если виновный причинил смерть потерпевшему по неосторожности.

К иным тяжким последствиям относятся: срыв работы особо важных объектов жизни общества, объектов с повышенной степенью риска, самоубийство потерпевшего, возникновение межнациональных конфликтов и т.д.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Захват заложника не является новым видом преступления, появившимся в последнее время. Древние обычаи, бытовавшие в первобытных племенах, укоренились впоследствии на многие века. Уголовная ответственность за захват заложников существует с античных времен, и в настоящее время она включена в УК большинства стран мира.

XX в. оказался особенно богатым как на количество случаев захвата заложников, так и на многообразие целей, которые при этом достигались, что не только двумя прошедшими мировыми войнами, но и значительным количеством локальных войн и конфликтов в разных частях планеты. Причем тяжесть последствий таких действий постоянно увеличивается, что в определенной степени связано с захватом заложников на воздушном и водном транспорте.

Захват заложника относится к числу транснациональных, конвенционных преступлений, поэтому оно может причинять вред не только общественной безопасности, жизни и здоровью людей, личной свободе, безопасности и неприкосновенности человека, но и отношениям Российской Федерации с другими государствами. Учитывая повышенную общественную опасность, законодатель относит захват заложника к числу тяжких преступлений, а при квалифицирующих обстоятельствах - к особо тяжким.

Захват заложника - это противоправное завладение человеком, сопровождающееся лишением его свободы. Он может совершаться различными способами: тайным, открытым, насильственным, ненасильственным.

Рассматриваемая статья 206 УК РФ состоит из трех частей, соответствующих основному, квалифицированным и особо квалифицированным составам данного преступления. Деяние, указанное в ч. 1 ст. 206 УК РФ, относится к категории тяжких преступлений, деяния, указанные в ч. 2 и 3 ст. 206, - к преступлениям особой тяжести. В ст. 206 УК РФ по сравнению со ст. 126-1 УК РСФСР значительно расширен перечень отягчающих и особо отягчающих обстоятельств.

Объект преступления - общественная безопасность. Прежде всего, по этому элементу состава преступления захват заложника следует отграничивать от таких сходных преступлений, как похищение человека (ст. 126) и незаконное лишение свободы (ст. 127).

Объективная сторона анализируемого состава преступления носит сложный характер и выражена действием в захвате заложника (заложников) или его (их) насильственном удержании.

Субъект преступления - физическое вменяемое лицо, достигшее 14 лет, которое приняло участие в захвате заложника, либо в удержании его, будучи осведомленным о характере этих действий.

Субъективная сторона исследуемого состава преступления характеризуется умышленной формой вины в виде прямого умысла и наличием специальных целей. Данное преступление не может быть совершено с косвенным умыслом.

В примечании к ст. 126 УК РФ законодатель предусмотрел, что лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления. Смысл данной нормы в ее содержании. Она имеет принципиальное значение для борьбы с преступностью, ибо в ней находит отражение идея, согласно которой важно не только и не столько наказание виновного, а в значительно большей степени - возможность предотвращения негативных последствий, возникающих в связи с насильственным изъятием человека из среды его обитания.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. О безопасности: Закон РФ от 5 марта 1992 г. N 2446-1 (с изм. от 7 марта 2005 г.) // Российская газета от 6 мая 1992 г. N 103.

2. О борьбе с террориз­мом (с изм. от 7 марта 2005 г.):Федеральный закон от 25 июля 1998 г. N 130-ФЗ // Российская газета от 4 августа 1998 г.

3. Резепкин О. Ю. Захват заложника: Уголовно-правовая регламентация проблемы / О. Ю. Резепкин, И. А. Журавлев. - М.: Юнити-Дана, Закон и право, 2005.

4. Киселев Э. П. Использование лица в качестве заложника, не связанное с его захватом либо удержанием / Э. П. Киселев // Актуальные проблемы уголовного права в новом тысячелетии. - Рязань: Академия права и управления Минюста России, 2006. - С. 53-55.

5. Хоменко А. Н. Особенности объективной стороны захвата заложников / А. Н. Хоменко // Подходы к решению проблем законотворчества и правоприменения. - Выпуск 10. - Омск, 2003. - С. 63 - 71.

6. Гаджиев С.Н. Освобождение от уголовной ответственности при терроризме и захвате заложников / С.Н. Гаджиев // Адвокат. - 2003. - N 8. - С. 51 -53.

7. Рахимов Р. X. Криминологическая характеристика и уголовно-правовые меры противодействия захвату заложника: Автореф. дисс....к. ю. н./ Р. X. Рахимов. - СПб., 2007. - 24 с.

8. Осипов В. А. Захват заложника: Уголовно-правовой и криминологический аспекты: Автореф. дисс... .к. ю. н. / В. А. Осипов. - М., 2007. - С. 11.

9. О. Михаль Вопросы квалификации незаконного лишения свободы, похищения человека и захвата заложников / В. А. Осипов //Уголовное право. -2006. - № 4. - С. 48.

10. Габибова Г. Отграничение похищения человека от захвата заложника / Г. Габибова // Законность. -2005. - № 11. - С. 49 - 51.

11. Бриллиантов А. В. Уголовная ответственность за терроризм и захват заложника: Лекция / А. Бриллиантов

12. Хоменко А. Н. Квалификация торговли людьми, использование рабского труда, похищения человека и захвата заложника / А. Н. Хоменко // Новая редакция Уголовного кодекса России. - Омск, 2005. - С. 22 - 30.


[1] Закон РФ от 5 марта 1992 г. N 2446-1 "О безопасности" (с изм. от 7 марта 2005 г.) // Рос­ сийская газета от 6 мая 1992 г. N 103.

[2] Федеральный закон от 25 июля 1998 г. N 130-ФЗ "О борьбе с терроризмом" (с изм. от 7 марта 2005 г.) // Российская газета от 4 августа 1998 г.

[3] Резепкин О. Ю. Захват заложника: Уголовно-правовая регламентация проблемы / О. Ю. Резепкин, И. А. Журавлев. - М.: Юнити-Дана, Закон и право, 2005.

[4] Киселев Э. П. Использование лица в качестве заложника, не связанное с его захватом либо удержанием / Э. П. Киселев // Актуальные проблемы уголовного права в новом тысячелетии. - Рязань: Академия права и управления Минюста России, 2006. - С. 53.

[5] Определение ВК Верховного Суда РФ от 11 февраля 2000 г. N 2-0122/99 "Угроза рас­стрелом заложников и иные действия, совершенные в целях понуждения к выполнению каких-либо действий, охватываются составом преступления, предусмотренного ст.206 УК РФ, и дополнительной квалификации по ст.205 УК РФ не требуют" // СПС «Гарант»

[6] Хоменко А. Н. Особенности объективной стороны захвата заложников / А. Н. Хоменко // Подходы к решению проблем законотворчества и правоприменения. - Выпуск 10. -Омск, 2005.-С. 63.

[7] Гаджиев С.Н. Освобождение от уголовной ответственности при терроризме и захвате заложников / С.Н. Гаджиев // Адвокат. - 2007.- С. 52.

[8] Рахимов Р. X. Криминологическая характеристика и уголовно-правовые меры противо­действия захвату заложника: Автореф. дисс....к. ю. н./ Р. X. Рахимов. - СПб., 2007. - С.21.

[9] Овчинникова Г. В. Захват заложника: Уголовно-правовые, криминологические и кри­миналистические проблемы / Г. В. Овчинникова, М. Ю. Павлик, О. Н. Коршунова. - СПб.: Юридический центр Пресс, 2008. - С. 111.

[10] Осипов В. А. Захват заложника: Уголовно-правовой и криминологический аспекты: Автореф. дисс... .к. ю. н. / В. А. Осипов. - М., 2007. - С. 11.

[11] О. Михаль Вопросы квалификации незаконного лишения свободы, похищения человека и захвата заложников / В. А. Осипов //Уголовное право. -2006. - № 4. - С. 48.

[12] Габибова Г. Отграничение похищения человека от захвата заложника / Г. Габибова // Законность. -2005. - № 11. - С. 49 - 51.

[13] Бриллиантов А. В. Уголовная ответственность за терроризм и захват заложника: Лекция / А. Бриллиантов

[14] Хоменко А. Н. Квалификация торговли людьми, использование рабского труда, похи­щения человека и захвата заложника / А. Н. Хоменко // Новая редакция Уголовного ко­декса России. - Омск, 2005. -С. 22- 30.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий