Защита прав ребенка в международном праве

История возникновения международно-правовой базы в области защиты прав ребенка. Формирование системы и международно-правовые источники, регулирующие защиту прав ребенка. Конвенция ООН "О правах ребенка" как основной документ в формировании прав ребенка.

Глава 1 Формирование системы международно-правовой защиты прав ребенка

§ 1 История возникновения международно-правовой базы в области защиты прав ребенка

Международная защита прав человека является одной из важнейших отраслей современного международного права. Ее становление складывалось не просто. История защиты прав человека уходит далеко в прошлое. Первые нормы, регулирующие правовой статус индивида, присутствовали в национальных законодательствах Древнего Рима и Древней Греции, в Англии в период феодализма (Великая Хартия вольностей 1215 года, акт о лучшем обеспечении свободы поданного и о предупреждении заточений за морями 1679 года, Билль о правах 1689 года), в США ( Декларация независимости 1776 года, Конституция США 787 года, билль о правах 1789 года), во Франции в результате достижений Великой французской революции (Декларация прав человека и гражданина 1789 года). Сама же концепция прав человека и основных свобод как категории появилась в XIII веке в Европе. Она была сформулирована в трудах таких известных мыслителей, как Гуго Гроций, Джон Локк, Эдмонд Бурк, в XIII же веке, получила свое развитие в трудах Томаса Пейна.[1]

Вопрос о необходимости регулирования прав детей возник сравнительно недавно. Роль в этом сыграли и последствия Первой мировой войны в отношении гражданского населения, и растущий интерес к проблеме защиты детей в большинстве стран Европы и Северной Америки. В 1919 году Лигой Наций был создан Комитет детского благополучия. Комитет занимался разработкой мер, которые необходимо было принять в отношении беспризорных детей, рабства, детского труда, торговле детьми и проституции несовершеннолетних.

В 1924 году по предложению Международного союза спасения детей в Женеве Лигой Наций была принята Декларация прав ребенка. Декларация стала первым международно-правовым документом в области охраны прав и интересов ребенка и впервые сформулировавшая цели и принципы защиты прав ребенка. Но, к сожалению, декларация не смогла сплотить государства для международного сотрудничества в этой области, главным образом из-за отсутствия единых принципов взаимодействия и механизмов реализации норм. Государства обращались к этой декларации лишь фрагментарно по отдельным вопросам в области охраны прав ребенка. Поэтому можно сделать вывод о том, что в то время «международная защита прав ребенка как система международно-правовых норм еще не сформировалась»[2] .

Как составная часть защиты прав человека система международной защиты прав ребенка сложилась только после Второй мировой войны в рамках Организации Объединенных наций, одним из основополагающих принципов которой было провозглашение уважения к правам и свободам человека без какой-либо дискриминации. Этот принцип был закреплен в преамбуле Устава этой организации.

10 декабря 1948 года генеральной Ассамблеей ООН была принята Всеобщая декларация прав и свобод человека и гражданина, в преамбуле к которой говорится, что признание человеческого достоинства, равных и неотъемлемых прав является основой свободы, справедливости и всеобщего мира.

В ходе дальнейшего развития прав человека произошло выделение в данной отрасли права отдельных институтов, одним из которых в современном международном праве является институт международно-правовой защиты прав ребенка. Развитие и становление данного аспекта прав человека в качестве самостоятельного правового института имеет достаточно длинную историю. Ребенок не рассматривался как представитель отдельной социальной категории достаточно долгое время. В правовом смысле ребенок не существовал вовсе , а в отдельных государствах, где в законодательных актах шла речь о ребенке, он воспринимался как собственность своего отца, и отношение к нему было таким же, как к другой собственности. В дальнейшем, уже в XIII веке, в эпоху Просвещения, дети стали рассматриваться как отдельная социальная группа. В начале XX века в ряде западных стран появились законы о защите детей и об обязательном образовании. Ребенок перестал восприниматься как собственность родителей и стал частью государства, а его задачей было готовиться к настоящей, взрослой жизни. Данное восприятие ребенка как категории макросоциальной нашло свое отражение и в уже упомянутой Женевской Декларации 1924 года. Уже Всеобщая декларация прав человека не дифференцирует права в зависимости от возраста человека: « Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах» (ст.1).[3]

Выделению международно-правовой защиты прав ребенка способствовало дальнейшее провозглашение Декларации прав ребенка 1959 года, принятая Генеральной Ассамблеей ООН. Декларация стала специальным документом, впервые полностью посвященным правам детей. Ее преамбула гласит, что «ребенок, ввиду его физической и умственной незрелости, нуждается в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту как до, так и после рождения». В Декларации говорится о недопущении в отношении детей дискриминации по каким бы то ни было признакам; о праве ребенка на нормальное развитие; о праве на получение образования. Согласно Декларации ребенок должен быть защищен от жестокости и эксплуатации; ему должно предоставляться право на надлежащее питание, жилище, развлечения и медицинское обслуживание. Один из принципов Декларации устанавливает обязанность общества осуществлять особую заботу о детях, неполноценных в физическом, психическом или социальном отношении . Последний принцип посвящен вопросам воспитания ребенка. Таким образом, Декларация прав ребенка 1959 года сформулировала принципы, на которых должна базироваться государственная политика по обеспечению прав ребенка.

Но несмотря на продуктивность и многоаспектность нормотворческой деятельности в области защиты прав ребенка, к концу 70-ч гг. стало очевидным, что существующие нормы по правам человека уже не являются больше адекватными для того, чтобы отвечать специальным нуждам детей. К тому же со времени принятия Декларации прав ребенка были выработаны новые подходы, касающиеся концепции прав детей и методов их защиты. Требовался единый международный документ, который соединил бы в себе весь предшествующий опыт нормотворчества и новые представления о защите прав ребенка. Таким документом стала Конвенция о правах ребенка, принятая 20 ноября 1989 года Генеральной Ассамблеей ООН резолюцией № 44/25. Конвенция явилась плодом десятилетней работы многих специалистов. Первый проект Конвенции был представлен в Комиссию по правам человека ООН в 1978 году. В разработке документа принимали участие не только представители государств и межправительственных организаций структуры ООН, но и ученые, а также неправительственные организации, но только спустя десять лет, 20 ноября 1989 года Генеральная ассамблея ООН одобрила резолюцию № 44/25, приняв тем самым Конвенцию о правах ребенка. В день открытия Конвенции к подписанию, 26 января 1990 года (ее подписала 61 страна), что явилось своего рода рекордом

Нельзя не отметить, что Конвенция о правах ребенка близка к тому, чтобы стать первым в мире договором по правам человека, который ратифицируют все страны мира.

Принятие Конвенции стало значительным событием в области защиты прав детей: ребенок впервые рассматриваются не только как объект, требующий специальной защиты, но и как субъект права, которому предоставлен весь спектр прав человека.

Конвенция, состоящая из 54 статей, охватывает как гражданско-политические, так и социально-экономические и культурные права детей от их рождения и до достижения совершеннолетия (18 лет), если национальным законодательством не предусмотрен более ранний возраст достижения совершеннолетия . С принятием Конвенции был введен ряд новых прав ребенка: на выживание и развитие ( ст.6), на сохранение индивидуальности (ст.8), на право свободно выражать свои взгляды ( ст.12), на неучастие в военных действиях ( ст.38), на физическое и психологическое восстановление и социальную реинтеграцию жертв злоупотреблений и эксплуатации (ст.39). В Конвенции особо оговорена роль средств массовой информации: государства-участники обязуются поощрять средства массовой информации к распространению информации и материалов, полезных для ребенка в социальном и культурном отношении, чтобы ребенок имел доступ к информации из различных национальных и международных источников. Государства-участники обязуются «широко информировать о принципах и положениях Конвенции как взрослых, так и детей».

Идеи Конвенции непосредственно касаются общечеловеческих проблем. Ее называют «Великой хартией вольностей для детей», «Мировой Конституцией прав ребенка».

Предполагается, что стандартами, установленными Конвенцией, станут пользоваться все те, кто заинтересован в решении проблем, связанных со здоровьем, развитием и защитой детей. Конвенция, в качестве всеми признанного и авторитетного документа, будет выступать в защиту детей во всем мире. Для России как международный договор, к которому она присоединилась, этот документ, согласно ч. 4 ст. 15 Конституции российской Федерации имеет приоритетное значение.[4]


§ 2 Международно-правовые источники, регулирующие защиту прав ребенка

Наиболее распространённым и значимым на сегодняшний день источником международного права являются многосторонние международные договоры. Среди них будет целесообразно выделить в первую очередь универсальные международные договоры, то есть договоры с неограниченным количеством участников. Важную роль в международно-правовой защите прав ребенка имеют акты общего характера, предоставляющие защиту прав человека в целом. Несмотря на то что подобные международные международно-правовые соглашения практически не предоставляют особую защиту ребенку как представителю отдельной социальной группы, все же их положения имеют значение и для защиты прав ребенка. Среди них можно выделить Международные пакты 1966 года об экономических, социальных и культурных правах, а также о гражданских и политических правах. [5]

Таким образом, Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах предусматривает, что семье, которая рассматривается как естественная и основная ячейка общества, должна «предоставляться по возможности самая широкая охрана и помощь, особенно при ее образовании и пока на ее ответственности лежит забота о несамостоятельных детях и их воспитании» (п. 1 ст. 10). [6] В ст. 23 Международного пакта о гражданских и политических правах указывается на то, что семья имеет право на защиту со стороны общества и государства.

Пакт об экономических, социальных и культурных правах также провозглашает, что особые меры охраны и помощи должны приниматься в отношении всех детей и подростков без какой бы то ни было дискриминации по признаку семейного происхождения или по иному признаку. Дети и подростки должны быть защищены от экономической и социальной эксплуатации ( п. 3 ст. 10).[7]

Более конкретные положения, непосредственно касающиеся прав и интересов детей, были записаны в Пакте о гражданских и политических правах. Устанавливалось, что «каждый ребенок без всякой дискриминации по признаку расы, цвета кожи, пола, языка, религии, национального или социального происхождения, имущественного положения или рождения имеет право на такие меры защиты, которые требуются в его положении как малолетнего, со стороны его семьи, общества, государства; каждый ребенок должен быть зарегистрирован немедленно после рождения и должен иметь имя; каждый ребенок имеет право на приобретение гражданства".[8]

Несмотря на абстрактность и декларативный характер отдельных положений обоих Пактов, следует признать значимость данных документов с точки зрения обеспечения интересов документа. Признание ребенка субъектом, обладающим правами и правом на защиту со стороны семьи, общества и государства, подтверждает и признание интересов ребенка.

К международно-правовым актам универсального характера, гарантирующим защиту прав человека в общем, и ребенка в частности, относятся и все другие международно-правовые договоры о правах человека: Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или уничижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 года, международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1956 года, а также Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин 1979 года, в особенности в той части, где речь идет о равных правах на получение образования, в том числе дошкольного и общего школьного образования.

Наряду с универсальными международными договорами следует отметить значение международных договоров регионального характера, гарантирующих защиту прав человека в целом. Среди них можно выделить договоры, заключенные в рамках Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, Совета Европы, Европейского Союза.

«Огромное значение для защиты прав человека имеет подписанная в рамках Совета Европы в 1950 году Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод, а также обе Европейские социальные хартии – 1961 года и Пересмотренная европейская социальная хартия 1996 года. В рамках ОБСЕ необходимо упомянуть о Заключительном акте СБСЕ 1975 года, закрепляющем существование самостоятельного принципа международного права – принципа уважения прав человека, а также итоговый документ Венской встречи СБСЕ 1989 года, который уделил особое внимание решению проблем воссоединения несовершеннолетних детей с их родственниками, упрощая для них процедуры пересечения государственных границ, наложив при этом на государства – участников организации обязательство следовать при рассмотрении ходатайств о поездках за границу принципу недискриминации, в том числе по признаку возраста».[9] Говоря о договорах Европейского союза, следует отметить подписание Амстердамского договора 1997 года, одной из основных целей которого было названо сосредоточение усилий Евросоюза на проблемах занятости и прав человека. При этом в данном договоре речь идет, в частности , о средствах борьбы с дискриминацией по возрастному признаку. Среди договоров, предоставляющих защиту прав человека в общем смысле, в рамках СНГ следует отметить Конвенцию о правах и основных свободах человека 1995 года, закрепившую, наряду с основными правами человека и гражданскими правами, право на охрану здоровья, социальное обеспечение со стороны государства и др.

Следующую ступень в классификации источников международного права, регулирующих институт защиты прав ребенка, образуют международные договоры, имеющие непосредственное отношение к детям. Их также подразделяют на договоры универсального и регионального характера.

Центральное место здесь, безусловно, занимает Конвенция ООН по правам ребенка 1989 года. Данная Конвенция является наиболее распространённым и широко признанным международно-правовым актом по правам человека. Ее ратифицировали и присоединились к ней 192 государства. Пятьдесят четыре стать Конвенции закрепляют гражданские, политические, экономические, социальные и культурные права, призванные удовлетворять особым нуждам ребенка, которым в соответствии со ст. 1 Конвенции является « каждое человеческое существо до достижения 18-летнего возраста, если по закону, применимому к данному ребенку, он не достигает совершеннолетия раннее». Конвенция 1989 года объединила разнообразные права ребенка в тексте одного документа, преследуя три основные цели: 1) вновь подтвердить в отношении детей права, которые уже предоставлены людям вообще в рамках других договоров по правам человека в целом; 2) закрепить некоторые права человека, предоставляя в связи с особым статусом ребенка особые гарантии их защиты (условия труда, лишения свободы); 3) закрепить специальные нормы, касающиеся защиты тех прав, которые относятся непосредственно к ребенку, как то: вопросы усыновления/удочерения, доступ к начальному образованию, защита от насилия и отсутствия должной заботы в семье, а также вопросы о взыскании алиментов.[10]

Среди международных договоров регионального характера, предоставляющих гарантии прав ребенка, особого внимания заслуживает принятая в 1990 году в рамках Организации Африканского Единства Африканская Хартия о правах и благополучии ребенка, вступившая в силу в 1999 году. Данный документ содержит все основные права и свободы ребенка, подразделяя их на общие и специальные, то есть такие права, которые присущи отдельным категориям детей. При этом одним из важнейших достижений в рамках данного документа является безоговорочное определение ребенка как человека в возрасте до 18 лет.

Следующим пластом в классификации международно-правовых источников защиты прав ребенка являются международно-правовые акты, предоставляющие специальную защиту прав ребенка. Среди них существуют как документы, гарантирующие права ребенка как части человечества, уделяющие лишь в отдельных положениях особое внимание ребенку, так и документы, имеющие непосредственное отношение к правам ребенка. В связи с тем, что все они предоставляют гарантии защиты специальных прав ребенка, то их не принято делить по данному признаку. Именно поэтому целесообразным будет объединить данные источники в одну категорию классификации лишь по признаку характеристики прав, которые они гарантируют.

К международно-правовым источникам универсального характера, предоставляющим особую защиту прав ребенка, следует отнести Женевские конвенции 1949 года и Дополнительные протоколы к ним 1977 года.

Особое внимание непосредственной защите уделяет IV Женевская конвенция о защите гражданского населения во время войны 1949 года, содержащая ряд статей, имеющих отношение исключительно к детям. В данной сфере большое значение имеет также.

Второй дополнительный протокол 1977 года, касающийся защиты жертв вооруженных конфликтов немеждународного характера, так как в последнее время количество таких конфликтов сильно возросло и именно они характеризуются наибольшим количеством жертв среди гражданского населения, в особенности среди детей.[11]

«Среди иных актов, предоставляющих особую защиту ребенку, следует отметить Конвенцию о статусе беженцев 1951 года, а также Протокол 1967 года, касающийся статуса беженцев, который отменил ограничение действия Конвенции во времени, вследствие чего она стала носить универсальный характер».[12]

К этой же группе источников относится Международная конвенция о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей 1990 года, которая в своем тексте опирается на выработанные МОТ стандарты и принципы в области защиты прав соответствующей части населения.

Международно-правовым актом, принятым на уровне международной организации, значение которого также невозможно переоценить, является Конвенция МОТ № 182 о запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда. Данная конвенция обязывает государства предпринять незамедлительные и эффективные меры для того, чтобы обеспечить запрет и ликвидацию наихудших форм детского труда. Конвенция также запрещает работу, которая по свое природе или в силу условий, в которых она производится, способна нанести ущерб здоровью, безопасности или нравственности детей, однако оставляет государствам возможность самим определить, после консультаций с профсоюзами и нанимателями, какая работа должна подпадать под такой запрет. При этом понятие «ребенок» относится ко всем лицам до 18 лет. Вместе с тем в Конвенции предусмотрено, что в любом случае государства должны распространить ее на любое участие детей в военных действиях и военный призыв лиц, не достигших 18 лет.[13]

Отдельную категорию в классификации составляют многочисленные акты, которые можно отнести к разряду актов «мягкого» права, т.е., акты ненормативного содержания, носящие рекомендательный характер, но вместе с тем имеющие большое значение для института международно-правовой защиты прав ребенка. Среди актов «мягкого» права можно отметить прежде всего акты, принятые ООН по правам ребенка, включая резолюции и доклады Генеральной Ассамблеи, доклады Генерального Секретаря ООН, доклады Экономического и Социального Совета, резолюции Совета Безопасности.

Наиболее известной и обсуждаемой является Резолюция ГА от 26 июня 2000 года. Она приурочена к десятой годовщине встречи на высшем уровне в интересах детей и вступления в силу Конвенции о правах ребенка. В резолюцию включены тексты двух факультативных протоколов к Конвенции о правах ребенка от 25 мая 2000 года: касающегося участия детей в вооруженных конфликтах и касающегося торговли детьми, детской проституции и детской порнографии. Данные протоколы содержат ряд положений, предоставляющих особую защиту детям, столкнувшимся или затронутым соответствующими обстоятельствами. К сожалению, ни один из них не вступил пока в силу, однако их значение для прав ребенка достаточно велико, так как многие международные организации, занимающиеся защитой прав ребенка, в своей деятельности опираются на положения этих Протоколов и часто ссылаются на них в принимаемых внутри организаций актах.[14]

В отношении защиты прав ребенка особого внимания заслуживают также акты, принимаемые Комитетом ООН по правам ребенка. В особенности следует выделить так называемые Замечания общего порядка, которые содержат результаты работы Комитета по отдельным аспектам защиты прав ребенка, а также выводы о ситуации в мире по отношению к конкретным правам или группам прав, определяют направления и цели дальнейшей работы Комитета. Примерами таких документов могут служить: Замечание общего № 6 (2005) «Обращение с несопровождаемыми и разлученными детьми за пределами страны их происхождения», Замечание общего порядка № 7 (2005) «Осуществление прав ребенка в раннем детстве», Замечание общего порядка № 9 «Права детей-инвалидов». Кроме замечаний общего порядка, Комитет по правам ребенка, рассматривая доклады государств – участников Конвенции, отвечает на них итоговыми замечаниями и Рекомендациями, которые призваны направлять действия этих государств на улучшение положения детей в стране.[15]

«Исходя из того, что мы рассматриваем защиту прав ребенка в международном праве как отдельный институт международно-правовой защиты прав человека, к источникам можно причислить также отраслевые принципы защиты прав человека в международном праве. К ним относятся: принцип универсальности, недискриминации, а также принцип неделимости, взаимозависимости и взаимосвязанности прав человека. Все они имеют отражение в приведенных примерах источников анализируемого международно-правового института, отсылая к обязанности государств соблюдать все общепризнанные международно-правовые нормы в области прав человека в отношении любых лиц, находящихся под их юрисдикцией, без какой бы то ни было дискриминации, предоставляя им гарантии осуществления присущих им гражданских, политических, экономических и социальных прав».[16]

Подводя итог следует привести еще раз классификацию источников, регламентирующих международно-правовой институт прав ребенка:

1) Принцип уважения прав человека в международном праве.

2) Универсальные и региональные международно-правовые договоры, предоставляющие защиту прав человека в общем смысле.

3) Универсальные и региональные международно-правовые договоры, гарантирующие защиту прав ребенка.

4) Международно-правовые акты, предоставляющие специальную защиту прав ребенка.

5) Акты рекомендательного характера.

6) Отраслевые принципы международно-правовой защиты прав человека.

Соответственно из предложенной классификации можно сделать вывод о том, что международно-правовая защита прав ребенка сформировалась как полноценный самостоятельный институт международного права.


Глава 2. Система и механизмы международного права по защите прав ребенка

§1. Конвенция ООН «О правах ребенка» как основной документ в формировании прав ребенка

20 ноября 1989 года Генеральной Ассамблеей ООН была принята Конвенция о правах ребенка – универсальный договор, в котором закреплены международные стандарты прав ребенка и обязательства государств уважать и гарантировать эти права.

В 1970 году впервые обсуждался вопрос и возможности и необходимости создания в рамках ООН конвенции, посвященной правам ребенка. Мнения по этому вопросу были далеко неоднозначными. С одной стороны существовали Международные пакты о правах человека, предоставляющие права каждому, включая ребенка. В тот же период в рамках ООН, ЮНЕСКО, МОТ были приняты конвенции и декларации, посвященные отдельным правам ребенка.

Таким образом появилась острая необходимость в принятии особого международного договора, посвященного правам ребенка.

Во-первых, не все государства являлись участниками Международных пактов и других документов.

Во-вторых, не все права в том виде, в котором они сформулированы в международных пактах, применимы к ребенку с учетом его физического и психического развития. Одни права могут принадлежать только лицу, достигшему совершеннолетия ( право голосовать и быть избранным, на доступ к государственной службе, на свободу передвижения и выбора места жительства и т.д), другие – лицу, достигшему определенного возраста ( права на труд, на равенство перед законом, на свободное выражение своего мнения и т.д.)[17] В ст. 3 обоих Пактов говорится об обязательствах государств обеспечить равное для мужчин и женщин право пользования всеми экономическими, социальными, культурными, гражданскими и политическими правами, т.е. сделан акцент на интересах взрослого населения без учета интересов детей.

В-третьих, положения международных договоров, касающиеся детей, формулируются по принципу «забота и защита», например: « Особые меры охраны и защиты должны приниматься в отношении всех детей и подростков…» ( п.3 ст. 10 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах) ; « Каждый ребенок должен быть зарегистрирован немедленно после его рождения и должен иметь имя» ( п. 2 ст. 24 Международного пакта о гражданских и политических правах).

В-четвертых, существовал определенный вакуум в правовом положении ребенка, поскольку Международные пакты не учитывали его специфику как развивающейся личности. То есть, ребенок не имеет права вступать в брак и создавать семью, но ему необходимо право знать своих родителей и право на их заботу, на семейные связи. Также, ребенок не имеет права принимать участие в ведении государственных дел, но он должен иметь право выражать свое мнение при решении вопросов, касающихся его собственной жизни.

Из этого следует, что с одной стороны, ребенок в сути человек и ему непосредственно должны принадлежать права, а с другой стороны – он нуждается в поддержке родителей и лиц, их заменяющих, общества, государства, поскольку является социально уязвимым и не может обладать полной дееспособностью. Именно поэтому требовалось создание комплексного юридически обязательного международного документа, посвященного правам ребенка.[18]

На 34 сессии Комиссии по правам человека ООН польская делегация представила проект резолюции, которая содержала текст Конвенции о правах ребенка, основанный на положениях Декларации по правам ребенка 1959 года. Проект был рассмотрен, после чего в него были включены две дополнительные статьи. В таком виде его приняла Комиссия по правам человека 8 марта 1978 года. Генеральный секретарь обратился к государствам – членам ООН, специализированным учреждениям, региональным правительственным и неправительственным организациям с просьбой изложить свое мнение, замечания, предложения относительно проекта. Правительства некоторых стран сочли неприемлемым «язык» проекта. Например, правительство Дании обосновало свое возражение отсутствием в проекте точности и определенности, которые требуются при формулировании положений юридически обязательного документа. Другие, в большинстве своем правительства западных государств, видели недостатки, во-первых, в том, что в проекте закреплены преимущественно экономические и социальные права и мало внимания уделено гражданским и политическим правам; во-вторых, в отсутствии механизма имплементации.

Поскольку проект вызвал ряд существенных замечаний, Комиссия ООН по правам человека в 1979 году создала рабочую группу по вопросам Конвенции о правах ребенка.

Важно отметить ряд факторов, повлиявших на закрепление в Конвенции индивидуальных прав ребенка. Прежде всего, в отличие от Всеобщей декларации прав человека 1948 года и международных пактов по правам человека 1966 года, Конвенция не основывалась на глубоких «философско-гуманитарных традициях»[19] . На время ее создания существовали две теории относительно сущности прав ребенка, которые возникли во второй половине ХХ века – протекционизм и либерализм.[20]

Протекционизм ( патернализм) рассматривает детство как период полной зависимости и крайней беспомощности, либерализм же, наоборот, - как период самостоятельности ребенка. Протекционизм противопоставляет ребенка взрослому, подчеркивая зависимость первого от последнего как на физическом ( средства к существованию, защита от насилия), так и на психическом уровне ( процесс принятия решений, взаимоотношения с другими людьми), в то время как либерализм делает основной акцент на том, что и тот и другой по сути человек. Протекционизм настаивает на органической связи ребенка с семьей, либерализм предоставляет ребенку право выбора семейного окружения.

В результате создатели Конвенции, действующие без какой-либо правовой и философской основы, были вынуждены выработать собственную концепцию прав ребенка – либеральный патернализм. Данный подход не был абсолютно новым. Он представляет собой сочетание некоторых положений патернализма и либерализма, поскольку, несмотря на представленные антитезисы, обе теории имеют рациональное зерно.

Либеральный патернализм рассматривает детство как поэтапный процесс развития ребенка от сильной зависимости ( период младенчества) к самостоятельности ( период взросления). Задача взрослого заключается в том, чтобы помочь ребенку постепенно обрести независимость в мыслях и поступках. Таким образом власть родителей и лиц, осуществляющих заботу о ребенке, имеет целевой характер, т.е. направлена на развитие у него самосознания и способности к самоопределению. В основе либерального патернализма лежит достижение согласия между детьми и взрослыми. Благодаря идеям этой концепции, воплотившимся в Конвенции, ребенок признается полноправным членом общества.[21] Был положен конец господствующему на протяжении столетий тезису о том, что ребенок принадлежит родителям или другим лицам, которые о нем заботятся. В то же время в ней отражена специфика ребенка как такового.

«Другим фактором послужило то, что в рабочую группу входили представители различных министерств и ведомств: специалисты в области права, социальной защиты, внешней политики. В составе делегатов не наблюдалось постоянства: один и тот же представитель обычно присутствовал на двух или трех сессиях. Эти обстоятельства способствовали тому, что в качестве образца была взята модель предшествующих комплексных международных документов в области гуманитарного права, сфокусированных на индивидуальных правах человека.

Также нельзя не отметить активное участие в работе группы таких неправительственных организаций, как «Международная защита детей» и особенно adhoc группа НПО по созданию Конвенции о правах ребенка, в которую вошли примерно тридцать НПО. Используя исследования своих членов, НПО имели возможность оказывать значительное влияние на процесс обсуждения документа, в частности на содержание окончательного текста. В начале 1983 года процесс создания Конвенции стал развиваться, и в к 1985 году число работающих над ней представителей государств и НПО увеличилось вдвое. 20 ноября 1989 года Конвенция была одобрена Генеральной Ассамблеей ООН.»[22]

Анализируя деятельность рабочей группы, следует отметить трудности, которые возникали в процессе достижения консенсуса.[23]

Фактически без споров были приняты статьи, защищающие ребенка от употребления наркотиков (ст.33), сексуального и иного вида эксплуатации (ст.34, 36), похищения и торговли детьми (ст.35). небольшую дискуссию вызвали нормы, касающиеся права ребенка на неприкосновенность частной жизни (ст.16), индивидуальность 9ст.8), отдых (ст.31), необходимый уровень жизни (ст.27), защиту от злоупотребления и пренебрежения ( ст.19).

Некоторые противоречия возникли, когда несколько делегатов предприняли последнюю попытку изменить содержание ст.1 и 6, чтобы обеспечить защиту прав нерожденного ребенка. Против этого положения выступило преобладающее число представителей. Оппозиция включению в Конвенцию прав внутриутробного плода была настолько сильна, что п. 9 преамбулы, содержащий ссылку на Декларацию прав ребенка, которая устанавливает, что ребенок должен иметь « правовую защиту как до, так и после рождения», был принят, но только с содержащимся в докладе рабочей группы положением, согласно которому эти слова не влияют на толкование Конвенции.

Статьи о свободе вероисповедания ( ст.14), передаче на воспитание и усыновление ( ст.20 и 21), участии детей в вооруженных конфликтах ( ст.38) были приняты только после достаточно напряженного обсуждения.

К сожалению, несколько предложений в силу различных причин не были включены в Конвенцию. Одно из них касалось ограничений на проведение медицинских опытов над детьми. Вопреки общему признанию необходимости данного положения оно было отклонено из-за отсутствия консенсуса относительно его содержания. Другое предложение, затрагивающее права так называемых незаконных детей, вообще осталось без внимания большинства делегатов. Противоречия, как правило, возникали из-за различий в правовых и культурных традициях государств, участвовавших в создании Конвенции. Трудно шло обсуждение вопросов о свободе вероисповедания и праве на усыновление, которые противоречат законам исламских государств.[24] При определении минимального возраста, по достижении которого ребенок может участвовать в вооружённых конфликтах, тоже сыграли роль национальное право, этические ценности и этнические обычаи.

Несмотря на все трудности, вызванные как правовыми, так и культурными традициями, рабочая группа признала ребенка субъектом права.

При разработке Конвенции был взят за основу ведущий принцип Декларации ООН «О правах ребенка» (1959 г.) – наилучшее обеспечение интересов ребенка. Тот факт, что именно через этот принцип раскрываются все права ребенка, является признанием возможности возникновения противоречия между некоторыми правами ребенка и правами и обязанностями родителей/опекунов и даже государства. В силу этого Конвенция не только утверждает приоритет интересов детей, но и рассматривает как принцип соблюдение прав и интересов всех детей без каких-либо исключений или какой-либо дискриминации. Так, согласно, ст.5,12 Конвенции, реализация ряда прав ребенка зависит от его возраста, зрелости и степени его развития; а согласно ст.20,23, особые потребности признаются Конвенцией за инвалидами и детьми, постоянно или временно лишенными семьи.

К основным принципам Конвенции также относится принцип относительности обязательств и прав в рамках Конвенции. В то время как основной смысл Конвенции заключается в том, что государства обязаны уважать и обеспечивать права каждого ребенка в пределах своей юрисдикции (ст. 2 Конвенции) , их обязательства ограничены реальными возможностями их выполнения. Так, например, выполняя свое обязательство согласно ст.3 по обеспечению защиты и заботы, необходимых для благосостояния ребенка, государства должны также принимать во внимание права и обязанности родителей ребенка или других лиц, несущих юридическую ответственность за ребенка.[25]

Текст Конвенции состоит из трех частей: преамбула, в которой излагаются принципы и соотношение с другими международными документами в области прав человека; основная часть, посвященная правам ребенка (ст.1-41); нормы, регламентирующие процесс имплементации (ст.42-54). Статьи основной части ( за исключением 1,4 и 41) содержат полный перечень прав человека, зафиксированных в других международных документах: социальные, эконмические, культурные, гражданские и политические. [26]

На 2010 год 193 страны стали участниками Конвенции в результате ратификации, принятия и присоединения к ней. Из членов ООН только США и Сомали не присоединились к Конвенции. СССР ратифицировал данную Конвенцию (дата ратификации Верховным Советом СССР13 июня 1990 года), Конвенция вступила в силу для РСФСР 15 сентября 1990 года. После ратификации тем или иным государством Конвенция приобретает на его территории статус закона, контроль за соблюдением которого осуществляет в государствах-участниках комитет в составе десяти экспертов.

Международное сообщество высоко оценило Конвенцию как выдающийся гуманистический документ нашего времени. Исполнительный Совет ЮНИСЕФ на своей ежегодной сессии в июне 1992 года предложил государствам ежегодно 20 ноября отмечать Всемирный день детей. Конвенция – документ особого социально-нравственного значения, так как она утверждает признание ребенка частью человечества, недопустимость его дискриминации.

Конвенция – правовой документ высокого международного стандарта. Она провозглашает ребенка полноценной и полноправной личностью, самостоятельным субъектом права. Такого отношения к ребенку не было нигде и никогда. Таким образом, определяя права детей, которые отражают весь комплекс гражданских, политических, экономических, социальных и культурных прав человека, Конвенция устанавливает и правовые нормы ответственности государства, создает специальный механизм контроля – Комитет ООН по правам ребенка – и наделяет его высокими полномочиями.


[1] См. Никонов К. Современные теоретические аспекты института международно-правовой защиты и поощрения правовой защиты и поощрения прав ребенка//Московский журнал международного права. № 1. М., 2009. С. 83.

[2] Агушева Г.Г., Баданин Д. Защита прав ребенка: Международно-правовой аспект//Ювенальное право. -Архангельск: Поморский университет. 2005. С. 10.

[3] См. Никонов К. Современные теоретические аспекты института международно-правовой защиты и поощрения правовой защиты и поощрения прав ребенка//Московский журнал международного права. № 1. М., 2009. С. 84-85.

[4] См. Долинская Л.М. Права ребенка, охрана материнства и детства в международных документах// Цивилист № 4. М., 2008 г. С. 76.

[5] См. Никонов К. «Современные теоретические аспекты института международно-правовой защиты и поощрения прав ребенка» // Московский журнал международного права. № 1. 2009. С. 92.

[6] Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах// Международная защита прав и свобод человека: сборник документов. 1990. С.20.

[7] Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах// Международная защита прав и свобод человека: сборник документов. 1990. С.20.

[8] Международный пакт о политических и гражданских правах// Международная защита прав и свобод человека: сборник документов. 1990. С. 32

[9] Бобылев Г.В. Сотрудничество в гуманитарной области в рамках ОБСЕ // Европейское международное право. М., 2005 С. 327-330

[10] См. Никонов К. «Современные теоретические аспекты института международно-правовой защиты и поощрения прав ребенка» // Московский журнал международного права. № 1. 2009. С. 95-96.

[11] См. Никонов К. «Современные теоретические аспекты института международно-правовой защиты и поощрения прав ребенка» // Московский журнал международного права. № 1. 2009. С. 97.

[12] Иванов Д.В. Беженцы в современном международном праве/ Д.В Иванов М., 2006 С. 34-35.

[13] См. Никонов К. «Современные теоретические аспекты института международно-правовой защиты и поощрения прав ребенка» // Московский журнал международного права. № 1. 2009.С. 98.

[14] См. Никонов К. «Современные теоретические аспекты института международно-правовой защиты и поощрения прав ребенка» // Московский журнал международного права. № 1. 2009. С. 99.

[15] См. Никонов К. «Современные теоретические аспекты института международно-правовой защиты и поощрения прав ребенка» // Московский журнал международного права. № 1. 2009. С. 99.

[16] Колосов Ю.М. , Кривчикова Э.С. М., 2005 С. 534-535.

[17] См. Титова Т.А. Развитие международно-правовой защиты ребенка// Российский юридический журнал № 1. 2000 г. С. 47-48.

[18] См. Титова Т.А. Развитие международно-правовой защиты ребенка// Российский юридический журнал № 1. 2000 г. С. 48.

[19] Титова Т.А. Развитие международно-правовой защиты ребенка// Российский юридический журнал № 1. 2000 г. С. 49.

[20] См. Титова Т.А. Развитие международно-правовой защиты ребенка// Российский юридический журнал № 1. 2000 г. С. 49.

[21] См. Титова Т.А. Развитие международно-правовой защиты ребенка// Российский юридический журнал № 1. 2000 г. С. 49.

[22] Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1990. №45. Ст.955.

[23] См. Титова Т.А. Развитие международно-правовой защиты ребенка// Российский юридический журнал № 1. 2000 г. С. 51.

[24] См. Титова Т.А. Развитие международно-правовой защиты ребенка// Российский юридический журнал № 1. 2000 г. С. 51.

[25] См. Кравчук Н.В. Конвенция о правах ребенка ООН как инструмент защиты семейных прав ребенка в России// Государство и право. 2006. № 4. С.49.

[26] См. Титова Т.А. Развитие международно-правовой защиты ребенка// Российский юридический журнал № 1. 2000 г. С. 52.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ