регистрация / вход

Защита семейных прав ребёнка

Общая характеристика семейных прав и обязанностей. Административный порядок защиты нарушенных прав. Судебный порядок защиты нарушенных прав. Международная защита семейных прав. Ювенальная юстиция как средство защиты прав и интересов несовершеннолетних.

Содержание

Введение

1.Осуществление семейных прав

1.1 Общая характеристика семейных прав и обязанностей

1.2 Осуществление семейных прав через представителей

1.3 Ограничение семейных прав

2. Формы защиты семейных прав

2.1.Административный порядок защиты нарушенных прав

2.2.Судебный порядок защиты нарушенных прав

2.3.Международная защита семейных прав

3. Защита прав несовершеннолетних детей

3.1 Правовые основы защиты семейных прав детей

3.2 Ювенальная юстиция как средство защиты прав и интересов несовершеннолетних

Заключение

Список использованных источников


Введение

Актуальность темы исследования. Проблема обеспечения надлежащей защиты семейных прав - одна из важнейших проблем науки семейного права. Отсутствие должной защиты отрицательно сказывается на взаимоотношениях членов семьи, на устойчивости самого брака. Понимание каждым членом семьи того, что его права защищены должным образом, побуждает решать спорные вопросы, основываясь на чувствах любви, взаимопомощи и т.д.

Анализ семейного законодательства позволяет утверждать, что оно не в полной мере обеспечивает защиту прав и интересов детей, родителей, супругов. Нет должной защиты прав и интересов родителей и супругов. Отсутствует четкая регламентация отношений в части защиты личных неимущественных прав родителей. Нет адекватного решения вопроса о разрешении споров, возникающих между родителями по поводу воспитания детей, определения места их жительства. Защита имущественных прав детей, родителей и супругов также осуществляется противоречиво. Имеют место пробелы в законодательстве, что обусловливает трудности решения конкретных споров. Так, до настоящего времени проблематичным является понятие и содержание права на защиту семейных прав. В законодательстве не дифференцируются способы защиты нарушенных семейных прав. Более того, в СК РФ отсутствует перечень способов защиты нарушенных семейных прав. Неполно решен вопрос о защите личных неимущественных прав супругов. Целый ряд проблем характерен для защиты имущественных прав супругов, вытекающих из отношений совместной собственности, а также брачного договора. Следовательно, научные исследования, касающиеся защиты личных неимущественных прав детей, родителей и супругов, имеют как теоретическое, так и важное практическое значение. Вышеизложенное позволяет утверждать об актуальности темы настоящего исследования.

Степень разработанности темы. В юридической литературе последнего времени отсутствуют комплексные исследования по проблемам защиты семейных прав детей, супругов и родителей. При проведении исследования автор основывался на достижениях, представленных в работах советских и российских ученых - специалистов в области семейного и гражданского права: М.В. Антокольской, А.М. Беляковой, Ю.Ф. Беспалова, Г.В. Богдановой, Я.Р. Веберса, Е.М. Ворожейкина, В.П. Грибанова, В.И. Данилина, Н.М. Ершовой, М.М. Махмутовой, Л.Ю. Михеевой, А.М. Нечаевой, Л.М. Пчелинцевой, А.М. Рабец, В.А. Рясенцева и др.

Однако в указанных работах авторы исследуют проблемы защиты либо несовершеннолетних детей, либо супругов или родителей. В то же время нужно иметь в виду, что родители и супруги - члены одной семьи. В случае исследования проблем защиты названных лиц в отдельности могут остаться без рассмотрения важные вопросы, касающиеся взаимоотношений этих лиц в семье. Поэтому необходимо комплексное исследование проблемы защиты прав и интересов детей, родителей и супругов.

Цель работы состоит в комплексном изучении проблем защиты семейных прав детей, родителей и супругов, действующего законодательства, определяющего семейно-правовой и гражданско-правовой статус детей, родителей и супругов, и выработка на основе результатов исследования предложений, направленных на совершенствование законодательства.

Для достижения поставленной цели диссертантом были сформулированы следующие задачи:

- изучить семейное и гражданское законодательство, юридическую литературу и обобщить материалы семейной практики по проблематике исследования, определить степень и уровни теоретической разработанности темы;

- основываясь на результатах исследования, сформулировать понятие и раскрыть содержание права на защиту семейных прав; установить формы защиты семейных прав;

- выявить особенности содержания и защиты личных неимущественных, а также имущественных прав супругов; установить особенности содержания и защиты родительских прав;

- исследовать особенности содержания и защиты личных неимущественных, а также имущественных прав детей;

- решить наиболее значимые теоретические и практические проблемы, возникающие в связи с защитой прав и интересов детей, родителей и супругов;

- разработать предложения по совершенствованию действующего законодательства, регулирующего отношения в части защиты семейных прав детей, родителей и супругов.

Объектом исследования является совокупность правоотношений, возникающих в процессе защиты семейных прав детей. родителей и супругов.

Предметом научного исследования стали семейно-правовые и гражданско-правовые нормы, устанавливающие специфику защиты семейных прав детей, родителей и супругов.

Методологическая основа исследования. Для достижения поставленной цели и решения указанных задач дипломное исследование основывалось на положениях диалектического метода познания, позволяющего рассматривать институты права во взаимосвязи и развитии, частнонаучных (формально-логического, лингвистического, системного анализа и др.), а также специальных юридических методов (нормативного, сравнительно-правового, метода правового моделирования).

Нормативная и эмпирическая база исследования. Выводы и предложения, сформулированные в работе, основаны на исследовании и оценке норм Конституции РФ[1] , Семейного кодекса РФ[2] , Гражданского кодекса РФ[3] , Гражданско-процессуального кодекса РФ[4] , Федеральных законов РФ, Законов субъектов РФ и иных нормативно-правовых актов.

По структуре работа состоит введения, трех глав, заключения и списка использованных источников.


1.Осуществление семейных прав

1.1 Общая характеристика семейных прав и обязанностей

С момента, когда лица, заключившие брак (юридически оформленный свободный и добровольный союз мужчины и женщины, направленный на создание семьи и порождающий взаимные права и обязанности), становятся супругами, между ними возникают личные неимущественные права и имущественные права и обязанности.

Под личными правами и обязанностями понимаются те, которые затрагивают личные интересы супругов, не имеют экономического содержания и не носят материального характера, однако в то же время они являются определяющими, что обусловлено сущностью брака как добровольного союза мужчины и женщины с целью создания семьи на началах равенства супругов. В СК РФ[5] правовое регулирование личных неимущественных прав супругов сведено к минимуму, однако указанное регулирование нуждается в более детальной и расширенной регламентации.

Личные неимущественные права и обязанности супругов являются прямым следствием заключения брака и определяют основу взаимоотношений супругов в семье. К личным неимущественным правам супругов относятся права, затрагивающие их личные интересы. Личные неимущественные права супругов базируются на том, что они свободны от всяческого расчета, их основу составляют желательные и одобряемые государством действия и поступки, касающиеся личной жизни мужа и жены, они тесным образом связаны с правами, предусмотренными ст. 23 Конституции РФ[6] : на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Личные права и обязанности супругов, регулируемые семейным правом, также основываются на общеконституционных правах человека, составляющих государственно-правовой статус личности в Российской Федерации.

Личные неимущественные права супругов обладают рядом особенностей: они тесно связаны с личностью супругов, неотделимы от нее и не могут отчуждаться, не могут быть отменены или ограничены путем заключения между супругами какого-либо соглашения. На них не влияет факт совместного или раздельного проживания, каждый из супругов может пользоваться правами по своему собственному усмотрению.

Личные неимущественные права супругов не могут быть предметом каких бы то ни было сделок, не имеют денежного эквивалента. Указанный признак означает, что личные неимущественные права не могут быть предметом брачного договора, а также каких-либо иных сделок, что позволяет обеспечить принцип равенства супругов в семье и исключает возможность заключения соглашения, умаляющего в той или иной мере права и достоинство одного из супругов.

При необходимости защита личных неимущественных прав супругов осуществляется судом по правилам гражданского судопроизводства, а в случаях, предусмотренных Семейным кодексом РФ, государственными органами или органами опеки и попечительства.

Семейный кодекс РФ выделяет следующие виды личных прав супругов:

- право на свободный выбор рода занятий, профессии, места пребывания и жительства;

- право на совместное решение вопросов семейной жизни;

- право выбора супругами фамилии.

Столь небольшой объем личных прав супругов, закрепленных в законе, объясняется специфичностью семейных отношений, которые не всегда поддаются правовому регулированию со стороны государства.

Вмешательство в решение вопросов семьи извне, в том числе близких родственников или структур, обладающих властными полномочиями (органов государственной власти, органов местного самоуправления, руководителей предприятий, учреждений, организаций), недопустимо.

В соответствии с п. 1 ст. 31 СК РФ каждый из супругов свободен в выборе рода занятий, профессии, места жительства и пребывания. Речь идет о согласии или несогласии одного из супругов на выбор занятий и профессии другим супругом. При заключении брака за каждым из супругов сохраняется правоспособность в полном объеме, и никто не вправе ее ограничивать. Таким образом, каждый из супругов выбирает род занятий и профессию по своему собственному желанию, независимо от воли другого супруга, возможны лишь ограничения общепринятого характера, связанные с личными качествами, способностями, природными дарованиями и степенью квалификации гражданина, претендующего на занятие тем или иным видом деятельности. Какие-либо возражения другого супруга, связанные с таким выбором, никакого правового значения не имеют. Повлиять на выбор профессии супругом возможно лишь советами и рекомендациями. Право принятия окончательного решения принадлежит каждому из супругов индивидуально.

В реальной жизни супруги зачастую решают эти вопросы по взаимному согласию, исходя из интересов семьи. В противном случае разногласия супругов по поводу рода занятий и профессии могут служить причиной серьезных семейных конфликтов и даже расторжения брака.

Аналогичным образом решается вопрос и о месте пребывания и жительства супругов. Создание семьи предполагает совместное проживание мужчины и женщины. Однако никто не вправе ограничивать супругов в выборе места пребывания и жительства. Перемена места жительства одним из супругов не влечет за собой обязанности другого супруга также менять место жительства.

Согласно ст. 20 ГК РФ местом жительства гражданина признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает. Определение места жительства супругов имеет важное значение, поскольку по нему определяется место жительства их несовершеннолетних детей, не достигших 14-летнего возраста. В случае, если супруги проживают раздельно, вопрос о месте жительства их несовершеннолетних детей определяется соглашением супругов либо судом в соответствии с п. 3 ст. 65 СК РФ.

Другим личным правом каждого супруга является право выбора супругами фамилии в порядке ст. 32 СК РФ. При государственной регистрации заключения брака супруги вправе выбрать по своему желанию фамилию. Так, ими может быть выбрана фамилия одного из супругов в качестве общей либо каждый из супругов оставляет свою добрачную фамилию. В качестве общей фамилии супругов может быть записана и фамилия, образованная посредством присоединения фамилии жены к фамилии мужа. При этом общая фамилия супругов может состоять не более чем из двух фамилий, соединенных при написании дефисом (ст. 28 Федерального закона «Об актах гражданского состояния»[7] ).

Вопрос о сохранении или изменении фамилии решается при вступлении в брак каждым из супругов самостоятельно.

Возможность участия в решении данного вопроса иных лиц, включая родителей и других близких родственников супругов, законом не предусмотрена.

При регистрации брака супругам предоставляется право выбора фамилии после заключения брака. Так, каждый из супругов может оставить свою добрачную фамилию либо супругами выбирается общая фамилия. В качестве общей фамилии может быть названа фамилия одного из супругов или фамилия, образованная посредством присоединения фамилии жены к фамилии мужа. При этом общая фамилия супругов может состоять не более чем из двух фамилий, соединенных при написании дефисом.

Согласно п. 2 ст. 32 СК РФ перемена фамилии одним из супругов в период брака не влечет за собой автоматическую перемену фамилии, является личным правом супруга и может быть осуществлена только по его желанию (ст. 58 Закона об актах гражданского состояния).

При расторжении брака каждый из супругов вправе самостоятельно и независимо от мнения другого супруга решить вопрос о своей фамилии. В соответствии с п. 3 ст. 32 СК РФ при расторжении брака супруги вправе сохранить общую фамилию или восстановить свои добрачные фамилии. Важно, что согласия супруга, фамилия которого сохраняется другому супругу, для этого не требуется. Личное право супруга на сохранение фамилии после расторжения брака не может быть оспорено в судебном порядке.

Супруг, желающий, чтобы ему была присвоена добрачная фамилия, должен об этом заявить в органе загса при государственной регистрации расторжения брака перед выдачей свидетельства о расторжении брака. При этом добрачной фамилией считается фамилия, которую супруг носил до вступления в данный брак (это может быть как фамилия, полученная им при рождении, так и фамилия по предыдущему браку). О присвоении супругу добрачной фамилии орган загса производит соответствующую отметку в записи акта о расторжении брака.

Личному неимущественному праву каждого из супругов соответствуют обязанности другого супруга личного нематериального характера. Они заключаются в том, что супруг обязан не чинить препятствий другому супругу в осуществлении им личных неимущественных прав. К обязанностям супругов отнесена обязанность строить свои отношения в семье на основе взаимоуважения и взаимопомощи, содействовать благополучию и укреплению семьи, заботиться о благосостоянии и развитии своих детей. Указанная норма носит декларативный характер, но она в то же время создает необходимую среду для нормальной жизнедеятельности всех членов семьи путем как внутри нее, так и за ее пределами.

Разумный подход к использованию каждым из супругов предоставленных законом личных прав с одновременным исполнением обязанностей будет содействовать укреплению семьи и взаимопониманию супругов.

Санкций за неисполнение супругами обязанностей неимущественного характера не предусмотрено. Однако злоупотребление одним из супругов личными правами, неисполнение обязанностей, явное пренебрежение интересами семьи, а равно игнорирование и воспрепятствование осуществлению другим супругом его личных прав может послужить основанием для расторжения брака, а в ряде случаев влечет для супруга-правонарушителя отрицательные последствия (например, в имущественной сфере - уменьшение доли этого супруга в общем имуществе супругов при его разделе (ст. 39 СК РФ)).

Равенство прав и обязанностей супругов в решении семейных вопросов: материнства, отцовства, воспитания, образования детей - и других вопросов жизни семьи.

Семейный кодекс (п. 3 ст. 31) выделяет следующие личные обязанности супругов:

- строить свои отношения в семье на основе взаимоуважения;

- содействовать благополучию и укреплению семьи;

- заботиться о благосостоянии и развитии своих детей.

Перечисленные обязанности носят лишь декларативный характер и представляют одобряемую государством модель поведения супругов в семье. Объясняется это прежде всего сложностью правового регулирования личных семейных отношений. Предполагается, что указанные отношения должны строиться на взаимном уважении супругов и других членов семьи. Под благополучием в данном контексте понимается не только материальное обеспечение семьи, но и ее здоровая духовная атмосфера, способствующая укреплению семейных связей.

Пожалуй, единственная юридически значимая обязанность, возлагаемая на супругов, - это забота о благосостоянии и развитии своих детей. Так, родители обязаны воспитывать своих детей, заботиться об их здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии (п. 1 ст. 63 СК РФ). При этом родители не вправе причинять вред физическому и психическому здоровью детей, их нравственному развитию. В соответствии со ст. 65 СК РФ родители, осуществляющие родительские права в ущерб правам и интересам детей, несут ответственность в установленном законом порядке.

Родительские права и обязанности имеют определенные особенности. Во-первых, родители обладают равными правами и несут равные обязанности в отношении своих детей (п. 1 ст. 61 СК РФ). При этом не имеет значения, в зарегистрированном браке родился ребенок или нет, отцовство было признано в добровольном порядке или установлено судом. Принцип равенства родительских прав последовательно проводился в семейном законодательстве России в послереволюционный период. Конвенция о правах ребенка[8] (ч. 1 ст. 18) также предписывает всем государствам-участникам обеспечить признание общей и одинаковой ответственности обоих родителей за воспитание и развитие ребенка.

Во-вторых, родительские права ограничены во времени. По достижении ребенком совершеннолетия или при приобретении полной дееспособности несовершеннолетним родительские права и обязанности прекращаются. С этого момента гражданин становится полноценным членом общества, достигает необходимой степени зрелости, чтобы самому создавать и осуществлять права и обязанности. Если совершеннолетний ребенок нетрудоспособен, то на родителей возлагается обязанность по его содержанию. Однако данные правоотношения являются не родительскими, а отношениями между опекуном и совершеннолетним подопечным.

В-третьих, при осуществлении родительских прав и обязанностей должен соблюдаться приоритет интересов ребенка (п. 1 ст. 65 СК РФ). Это положение имеет принципиальное значение, поскольку нередки жизненные ситуации, когда интересы родителя противоречат интересам ребенка. Например, родители не оказывают должного внимания духовному развитию ребенка, ссылаясь на нехватку времени. Не занимаясь воспитанием ребенка, родители ущемляют права несовершеннолетнего. Приоритет прав и интересов ребенка является основополагающим при осуществлении родительских прав и обязанностей, он закреплен во многих нормах СК РФ.

Четвертая особенность родительских прав и обязанностей заключается в том, что родители имеют преимущественное право на воспитание своих детей перед всеми другими лицами (п. 1 ст. 63 СК РФ). Отступление от этого правила возможно только в случаях, когда нарушаются интересы ребенка.

В соответствии с п. 1 ст. 63 СК РФ родители имеют право и обязаны воспитывать своих детей. Право на воспитание своего ребенка является личным правом каждого родителя, заключается оно в возможности воспитывать своего ребенка лично, применяя всевозможные способы и методы семейного воспитания. Для осуществления этого права родителям со стороны государства должна оказываться всевозможная поддержка.

Так, в соответствии с Основными направлениями государственной семейной политики, утвержденными Указом Президента РФ № 712 от 14 мая 1996 г.[9] , государство гарантирует занятость на рынке труда для работников из семей, нуждающихся в повышенной социальной защите; дальнейшее развитие системы семейных пособий; расширение натуральных выдач, льгот и дополнительных целевых выплат семьям с детьми в субъектах РФ и др.

Право и обязанность родителей по воспитанию своих детей включает в себя:

- само право на воспитание и развитие своих детей;

- обязанность по заботе о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей.

Родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей. На них возложена обязанность по подготовке полноценной личности для общества. По сути, эта обязанность представляет собой ежедневный непрекращающийся труд обоих родителей, направленный на подготовку ребенка к взрослой жизни.

Обязанность родителей по заботе о ребенке предполагает прежде всего заботу о его здоровье, физическом и психическом развитии. Это во многом зависит от питания, занятий физкультурой и спортом, своевременного предоставления лечения в случае болезни, здорового микроклимата в семье, способствующего нормальному психическому развитию ребенка. Кроме того, родители обязаны заботиться о духовном и нравственном развитии ребенка. Исполнение этой обязанности во многом зависит от личных качеств родителей, их духовных ценностей. Реализуя это право, родители обладают преимуществом на личное воспитание своих детей перед всеми другими лицами.

Родители имеют право выбора образовательного учреждения и формы обучения детей до получения детьми основного общего образования (п. 2 ст. 63 СК РФ). Данное право основано на положении ст. 26 Декларации прав человека[10] о приоритетном праве родителей в выборе вида образования для своих малолетних детей. Закон РФ «Об образовании»[11] также предоставляет родителям право выбора образовательного учреждения, где будет обучаться их ребенок, а также формы обучения до получения ребенком основного общего образования. Следовательно, прежде всего от выбора родителей зависит, где и в какой форме их дети получат образование: очно, заочно, экстерном и т.п. Однако необходимо учитывать, что избранная форма образования должна соответствовать единому государственному образовательному стандарту.

Выбор учебного заведения и формы обучения ребенка зависит и от мнения самого ребенка. Так, в соответствии п. 2 ст. 63 СК РФ родители имеют право выбора образовательного учреждения и формы обучения с учетом мнения ребенка.

Семейный кодекс предусматривает также права и обязанности родителей по защите прав и интересов своих детей (ст. 64 СК РФ). Правовой защите со стороны родителей подлежит более широкий круг прав детей, чем содержащийся в СК РФ. Так, к ним относятся жилищные права ребенка, наследственные права, право на охрану его жизни и здоровья, право на социальное обеспечение, право на защиту чести и достоинства, а также другие права.

Родители имеют право требовать возврата своего ребенка от любого лица, удерживающего его у себя не на основании закона или судебного решения (п. 1 ст. 68 СК РФ). Это право взаимосвязано с правом родителей самим воспитывать своих детей. В случае незаконного удержания у себя ребенка родители или один из них могут обратиться с иском в суд с требованием о возврате им несовершеннолетнего ребенка.

В современных условиях развития рыночных отношений в России ощущается большая потребность общества в обеспечении устойчивых гарантий защиты своих имущественных прав, возникающих в семье, что в конечном счете должно благоприятно отразиться на стабильности имущественных отношений, а следовательно, и личных неимущественных отношений между супругами, родителями и детьми.

Кроме неимущественных прав членам семьи принадлежат имущественные права и обязанности. Семейный кодекс РФ не может существовать в отрыве от гражданского законодательства. Тем более круг объектов права собственности граждан значительно расширился. В настоящее время объектами права общей собственности супругов могут быть имущественные комплексы в сфере производства товаров, фермерские хозяйства, земельные участки по выращиванию овощей, фруктов, выпаса скота, организации бытового обслуживания, торговли, ценные бумаги, доли в уставном капитале хозяйственных товариществ и обществ, паенакопления в производственных кооперативах и многое другое.

Так, Е.А. Чефранова считает, что в соответствии с п. 2 ст. 34 СК РФ общим имуществом супругов является все имущество, нажитое в совместном браке, - это доходы каждого супруга от трудовой, предпринимательской, интеллектуальной и иной не запрещенной законом деятельности.

Полагаем, что мнение Е.А. Чефрановой носит сугубо обобщающий характер, так как судебная практика не всегда и не во всем соглашается с общепринятым в теории мнением об общем характере права общей собственности и, следовательно, равном положении супругов в случае, например, раздела имущества[12] .

Неудивительно, что Верховный Суд РФ, обобщая судебную практику по гражданским делам за второй квартал 2002 г., пришел к выводу о том, что если в договоре указан в качестве собственника только один супруг, органы, осуществляющие государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, должны зарегистрировать право собственности за лицом, указанным в договоре. Другой супруг в случае несогласия имеет право обратиться в суд за защитой своих нарушенных прав совместной общей собственности на приобретенное имущество[13] .

В то же время, несмотря на то обстоятельство, что, например, в налоговом, земельном, хозяйственном, о ценных бумагах и ином законодательстве нет норм, направленных на охрану и защиту прав и законных интересов супруга, не являющегося участником общества с ограниченной ответственностью, титульным собственником акций акционерного общества или объекта недвижимости, ученый Е.А. Чефранова продолжает настаивать «на презумпции общности супружеского имущества», мотивируя ст. 256 ГК РФ и ст. 34 СК РФ и общей доктриной отечественного семейного права[14] .

Опровергая собственную позицию чистоты охраны и защиты «права общей собственности», профессор Е.А. Чефранова ссылается на ученого М.Л. Шелютто[15] , который подтверждает обратное, что общая совместная собственность супругов, не отраженная в таком количестве в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, при недобросовестности одного из супругов воспринимается иными участниками гражданского оборота как его индивидуальная собственность, распоряжение которой осуществляется единственным собственником по своему усмотрению. Ссылка Е.А. Чефрановой на судебную защиту общей собственности[16] при подобных обстоятельствах отражает лишь единичные случаи гражданско-правовой защиты права общей собственности, но никак не тенденцию.

Следовательно, при такой разноречивой судебной практике в целях полновесной гражданско-правовой защиты права общей собственности необходимы законодательные изменения, т.е. приведение в соответствие всего комплекса законодательных актов в семейной, налоговой, хозяйственной сферах, в сфере ценных бумаг и т.п. нормам права, касающихся всеобщей охраны собственности каждого человека и гражданина, в данном случае супругов.

С нашей стороны полагаем, было бы вполне логичным п. 2 ст. 34 СК РФ изложить в четкой и определенной редакции о том, что юридически зарегистрированный брак порождает все права и обязанности на общее имущество независимо от его получения или приобретения. Исключая случаи, строго прописанные в законе, а также брачный договор.

Судья Верховного Суда РФ А.И. Зырянов[17] вполне справедливо полагает, что имущество может принадлежать на праве общей собственности двум и более лицам в силу различных обстоятельств: наследования, состояния в браке, образования крестьянского (фермерского) хозяйства, приватизации, совместной покупки вещи, совместной постройки дома, соединения и смешения вещей и т.д.

В своих рассуждениях А.И. Зырянов приходит к выводу о том, что «благодаря брачному договору» супруги могут установить выбранный ими режим имущества и тем самым исключить «различные конфликтные ситуации», о чем свидетельствует судебная практика. Последовательно оперируя ст. 31 СК РФ о равенстве супругов в семье, содержании семьи, автор приходит к мысли о том, что согласно п. 1 ст. 42 СК РФ супруги при жизни могут установить режим совместной собственности на имущество, нажитое до брака, а также имущество, полученное одним из супругов в дар, в порядке наследования или по иному безвозмездному основанию.

Понятие договорных имущественных отношений между супругами давно известно во многих странах мира, более того, законодательство таких государств подробно регламентирует порядок заключения брачных контрактов, четко определяет правовое положение их участников, основываясь на многолетней договорной практике взаимоотношений супругов.

По мнению В.В. Ананьева[18] , в этом случае «целесообразно закрепить в Семейном кодексе РФ понятие брака как союза мужчины и женщины с целью создания семьи», что позволит избежать правовых коллизий в случаях однополых браков и изменения пола одним из супругов.

В настоящее время имеется достаточное количество законодательных актов, которые требуют своей корректировки с целью упрочения регулирования имущественных отношений супругов.

Кроме отношений между супругами возникают отношения между детьми и родителями. В соответствии с действующим законодательством при рождении ребенка между ним и его родителями возникает целый комплекс прав и обязанностей. В частности, ребенок наделяется следующими правами:

- жить и воспитываться в семье, знать своих родителей, на заботу родителей, воспитание своими родителями (ст. 54 СК РФ);

- на общение с обоими родителями (ст. 55 СК РФ);

- на защиту своих прав и законных интересов (ст. 56 СК РФ),

- на свое мнение (ст. 57 СК РФ),

- на имя, отчество, фамилию (ст. 58 СК РФ).

В комплекс личных прав ребенка необходимо включать не только те, которые закреплены в Семейном кодексе РФ, но и те, которые предусмотрены Конвенцией о правах ребенка.

В соответствии с п. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотрены национальным законодательством, то применяются правила международного договора.

В соответствии с Конвенцией за ребенком признаются также права:

- на сохранение своей индивидуальности, включая гражданство, имя и семейные связи (ст. 8);

- определенный уровень жизни, необходимый для физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития (ст. 27);

- выражать свой взгляд по всем вопросам, затрагивающим его интересы, и др.

В связи с обилием вышеперечисленных прав предметом дальнейшего исследования станут лишь некоторые из них, представляющих, на наш взгляд, особый интерес как с теоретической, так и с практической точек зрения.

Для всех указанных выше прав детей общим является то, что они:

- являются личными, то есть могут принадлежать лишь конкретным субъектам родительского правоотношения и не могут кому-либо передаваться по воле родителей или по воле детей;

- не имеют и не могут иметь денежной оценки;

- возникают с момента рождения и прекращаются по достижении детьми возраста совершеннолетия, а также при вступлении несовершеннолетних детей в брак или приобретении детьми полной дееспособности вследствие эмансипации (ст. 61 СК РФ, ст. 21, 27 ГК РФ). Достижение полной дееспособности в данном случае является правопрекращающим юридическим фактом.

Право на перемену имени, фамилии ребенка (ст. 59 СК РФ), а также право на перемену имени, фамилии, отчества лицом, достигшим возраста 14 лет (ст. 58 Закона РФ «Об актах гражданского состояния»), - самостоятельное право. Оно реализуется в рамках административного правоотношения с участием органа записи актов гражданского состояния. Порядок рассмотрения заявлений граждан о перемене имени предусмотрен ст. 58 - 63 Закона РФ «Об актах гражданского состояния»[19] . Согласно п. 5 ст. 60 указанного Закона гражданину может быть отказано в перемене имени. Следует также отметить, что изменение имени и фамилии ребенка в возрасте до 14 лет может быть осуществлено лишь с разрешения органов опеки и попечительства. Таким образом, право на перемену имени, фамилии, отчества - это субъективное административное право. Однако в момент регистрации органами записи актов гражданского состояния нового имени у гражданина возникает субъективное гражданское право на новое имя.

Некоторые из перечисленных выше прав ребенка являются абсолютными. Другие же - относительными, но обладающими абсолютным характером защиты. Вопрос о характере личных прав и обязанностей родителей и детей до сих пор остается дискуссионным.

То обстоятельство, что согласно ст. 18 Закона РФ «Об актах гражданского состояния» при отсутствии соглашения между родителями имя ребенка и (или) его фамилия (при разных фамилиях родителей) записывается в записи акта о рождении ребенка по указанию органа опеки и попечительства, есть лишь свидетельство абсолютного характера защиты данного относительного права. В случае неисполнения обязанности родителями органы опеки и попечительства в интересах зашиты прав ребенка решают этот вопрос.

Весьма своеобразно трактуется также право ребенка на совместное проживание с родителями (ст. 54 СК РФ). Согласно п. 2 ст. 20 ГК РФ местом жительства несовершеннолетних, не достигших 14 лет, признается место жительства их родителей. У данных лиц нет даже самостоятельного места жительства. Родители обязаны вселить ребенка на занимаемую жилую площадь. В случае отказа родителей взять своего ребенка из родильного дома без уважительных причин они могут быть лишены родительских прав (ст. 69 СК РФ). При раздельном проживании родителей местом жительства несовершеннолетнего ребенка является место жительства того родителя, с которым он постоянно проживает[20] .

Данное право ребенка - относительное. Обязанной стороной в правоотношении являются родители ребенка. Однако право ребенка обладает абсолютной защитой, поскольку на вселение несовершеннолетних детей к родителям не требуется согласия ни членов семьи, ни наймодателя или собственника жилого помещения (292 и 679 ГК РФ).

Из всего объема личных прав и обязанностей родителей и личных прав ребенка особый интерес представляет право ребенка на его воспитание своими родителями и права и обязанности родителей на воспитание ребенка. Согласно п. 2 ст. 54 СК РФ ребенок имеет право на воспитание своими родителями. В то же время родители имеют право и обязаны воспитывать своих детей. Таким образом, со стороны родителей воспитание своих детей - это их и право и обязанность.

Если проанализировать содержание ст. 54 и 63 СК РФ, то можно прийти к выводу: поскольку за ребенком закреплено его право на воспитание своими родителями (ст. 54), то родители, согласно п. 1 ст. 63, обязаны воспитывать своего ребенка. Таким образом, между ребенком и родителями, матерью и отцом возникло два относительных правоотношения. С одной стороны, ребенок и мать, с другой - ребенок и отец. Следовательно, есть обязанность отца и обязанность матери на воспитание ребенка.

В соответствии со ст. 27 Конвенции государства-участники признают право каждого ребенка на уровень жизни, необходимый для физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития. Родители или другие лица, воспитывающие ребенка, несут основную ответственность за обеспечение в пределах своих способностей и финансовых возможностей условий жизни, необходимых для развития ребенка

Согласно ст. 18 Конвенции в целях гарантии и содействия осуществлению прав, закрепленных в Конвенции, государства-участники оказывают родителям и законным опекунам надлежащую помощь в выполнении ими своих обязанностей по воспитанию детей и обеспечивают развитие сети детских учреждений.

Этот документ пронизывает идея ответственности родителей перед государством за ненадлежащее воспитание ребенка. Кроме рассмотренных, в подтверждение сказанному можно было бы привести также содержание ст. 28, 29, 32 и др. Конвенции.

В ст. 47 действующего Семейного кодекса РФ говорится о правах и обязанностях родителей и детей, но в указанной норме отсутствует указание на взаимный характер этих прав и, обязанностей. Это позволяет утверждать об отсутствии в новом Кодексе взаимности в отношении личных прав и обязанностей родителей и детей.

Праву детей на воспитание их своими родителями корреспондирует обязанность родителей по их воспитанию, и тут, естественно, есть правоотношение. Но в противоположной ситуации, когда родители осуществляют обязанность перед детьми по их воспитанию, со стороны воспитуемых нет какой-либо встречной обязанности. Субъективное право родителей на воспитание своих детей адресовано не к детям, а к третьим лицам, к другому супругу (родителю). Поэтому в действующем Семейном кодексе нет нормы, предписывающей детям обязанность послушания, уважения, подчинения и т. д. (естественно, речь идет об юридической обязанности).

Ребенок обладает не только личными, но и имущественными правами. В СК РФ собственность ребенка достаточно четко отграничена от собственности родителей. Согласно п. 4 ст. 60 СК РФ ребенок не имеет права собственности на имущество родителей, а родители не имеют права собственности на имущество ребенка. В данной норме ничего не говорится о других членах семьи: братьях, сестрах и т. д. Однако очевидно, что дети в семье являются собственниками своего имущества и не вправе претендовать на имущество других.

Родители не вправе совершать сделки с несовершеннолетним ребенком, за исключением передачи ему имущества в качестве дара или в безвозмездное пользование, а также представлять ребенка (давать согласие) при заключении сделок между ребенком и близкими родственниками родителей (п. 3 ст. 60 СК РФ, ст. 37 ГК РФ). В то же время в п. 3 ст. 60 СК РФ не упоминается ст. 39 ГК РФ, предусматривающая ответственность опекуна или попечителя, в том числе при нанесении убытков ребенку, в связи с ненадлежащим исполнением родителями правомочий по распоряжению имуществом ребенка. Однако применение данной нормы (ст. 39 ГК РФ) возможно в случаях, когда родители в корыстных целях своими виновными действиями причинили убытки ребенку. Данное обстоятельство обусловлено тем, что родители так же, как и опекуны или попечители, являются законными представителями ребенка, и на них вполне могут быть распространены соответствующие нормы.

Таким образом, дети наделены широким кругом прав, а обязанности практически отсутствуют.

1.2 Осуществление семейных прав через представителей

Право представительства от имени и в интересах ребенка имеют, как правило, в равной степени оба родителя, отец и мать (если иное не установлено соглашением родителей), если ребенок родился в зарегистрированном браке или при его отсутствии отцовство установлено добровольно или по судебному решению (ст. 48, 49 Семейного кодекса РФ). Законным представителем будет только мать, если отсутствует зарегистрированный брак и отцовство не установлено.

Аналогичные положения распространяются на усыновителей и усыновленных. В случае усыновления ребенка двумя лицами оба усыновителя являются законными представителями ребенка. Если ребенок усыновлен одним лицом, то его законными представителями являются родитель по происхождению и усыновитель.

Одной из проблем законного представительства в семейном праве является проблема осуществления родительских прав при раздельном проживании родителей, прежде всего в тех случаях, когда родители расторгли брак. В соответствии со ст. 61 Семейного кодекса РФ родители имеют равные права и несут равные обязанности в отношении своих детей (родительские права). В то же время при раздельном проживании родителей отдельно от детей совместное осуществление родителями прав по законному представительству зачастую порождает практические сложности. Это имеет место прежде всего в тех случаях, когда один из родителей проживает в другом населенном пункте и не интересуется судьбой ребенка, не принимает участия в его воспитании, а иногда и содержании. При этом если родитель не лишен родительских прав, его место нахождения известно, то он не может быть ограничен в праве осуществлять родительские обязанности, что определено ст. 66 Семейного кодекса РФ. Установление места жительства ребенка с одним из родителей по соглашению сторон или по решению суда не означает, что законным представителем является только тот родитель, с которым проживает ребенок. Однако при этом родитель может, злоупотребляя своими правами, выступать в качестве законного представителя в ущерб интересам ребенка, например, при совершении сделок с имуществом ребенка, выезде ребенка за пределы страны и т.п.

Законодательством предусмотрено немало случаев, в которых необходимо волеизъявление родителя, проживающего отдельно, как законного представителя. К таким случаям относятся.

1. В соответствии с п. 1 ст. 28 Гражданского кодекса РФ родители как законные представители совершают сделки от имени малолетних, в соответствии с п. 1 ст. 26 несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет совершают сделки, за исключением названных в п. 2 настоящей статьи, с письменного согласия своих законных представителей - родителей, усыновителей или попечителя. Сделка, совершенная таким несовершеннолетним, действительна также при ее последующем письменном одобрении его родителями, усыновителями или попечителем.

Пункт 1 ст. 175 Гражданского кодекса РФ предусматривает, что сделка, совершенная несовершеннолетним в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет без согласия его родителей, усыновителей или попечителя, в случаях, когда такое согласие требуется в соответствии со ст. 26 настоящего Кодекса, может быть признана судом недействительной по иску родителей, усыновителей или попечителя.

При отчуждении имущества несовершеннолетних лиц, в том числе недвижимого, необходимо волеизъявление обоих законных представителей, о чем свидетельствует и правоприменительная практика[21] .

2. В соответствии с п. 1 ст. 27 Гражданского кодекса РФ несовершеннолетний, достигший шестнадцати лет, может быть объявлен полностью дееспособным, если он работает по трудовому договору, в том числе по контракту, или с согласия родителей, усыновителей или попечителя занимается предпринимательской деятельностью. Объявление несовершеннолетнего полностью дееспособным (эмансипация) производится по решению органа опеки и попечительства - с согласия обоих родителей, усыновителей или попечителя либо при отсутствии такого согласия - по решению суда.

3. Согласно п. 4 ст. 26 Гражданского кодекса РФ при наличии достаточных оснований суд по ходатайству родителей, усыновителей или попечителя либо органа опеки и попечительства может ограничить или лишить несовершеннолетнего в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет права самостоятельно распоряжаться своими заработком, стипендией или иными доходами, за исключением случаев, когда такой несовершеннолетний приобрел дееспособность в полном объеме в соответствии с п. 2 ст. 21 или со ст. 27 настоящего Кодекса.

4. В соответствии со ст. 152.1 Гражданского кодекса РФ после смерти гражданина его изображение может использоваться только с согласия детей и пережившего супруга, а при их отсутствии - с согласия родителей.

5. Согласно п. 2 ст. 172 Гражданского кодекса РФ в интересах малолетнего совершенная им сделка может быть по требованию его родителей, усыновителей или опекуна признана судом действительной, если она совершена к выгоде малолетнего.

6. Согласно п. 5 ст. 7 Федерального закона от 30 марта 1995 г. № 38-ФЗ «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)»[22] медицинское освидетельствование несовершеннолетних в возрасте до 14 лет и лиц, признанных в установленном законом порядке недееспособными, может проводиться по просьбе или с согласия их законных представителей, которые имеют право присутствовать при проведении медицинского освидетельствования.

7. Согласно п. 4 ст. 52 Закона РФ от 10 июля 1992 г. № 3266-1 «Об образовании»[23] родители (законные представители) имеют право дать ребенку начальное общее, основное общее, среднее (полное) общее образование в семье. Ребенок, получающий образование в семье, вправе на любом этапе обучения при его положительной аттестации по решению родителей (законных представителей) продолжить образование в образовательном учреждении.

8. В соответствии со ст. 32 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан[24] медицинское вмешательство в отношении несовершеннолетнего, не достигшего 15 лет, осуществляется только с согласия его законных представителей.

Поставленные проблемы породили необходимость внесения в Государственную Думу проекта о дополнении абз. 2 п. 1 ст. 64 Семейного кодекса РФ нормой, которая наделяет полномочиями по законному представительству прав и интересов ребенка того родителя, с которым установлено место жительства ребенка в порядке, предусмотренном п. 3 ст. 65 Семейного кодекса РФ. Это положение будет применяться в случае раздельного проживания родителей, если иное не установлено соглашением между родителями или решением суда (ст. 24 Семейного кодекса РФ). Таким образом, предлагается дополнить абз. 2 п. 1 ст. 64 СК РФ предложением третьим следующего содержания: «В случае раздельного проживания родителей законным представителем ребенка является родитель, с которым в соответствии с пунктом 3 статьи 65 настоящего Кодекса установлено место жительства ребенка, если иное не установлено соглашением между родителями или решением суда».

Предполагаемое нововведение позволит обеспечить в том числе и более оперативную защиту прав и законных интересов несовершеннолетних детей[25] .

В то же время внесение изменений в ст. 64 СК РФ в части установления в качестве законного представителя только того родителя, с которым проживает ребенок, способно ограничить права другого родителя, который может быть вполне добросовестным и иметь желание участвовать в воспитании ребенка. Кроме того, внесение изменений должно затрагивать не только ст. 64 СК РФ, но и некоторые другие статьи, а также нормативные правовые акты. Введение в силу нормы о законном представительстве родителя, с которым проживает несовершеннолетний ребенок, должно обеспечиваться также возможностью решения данного вопроса соглашением между родителями. При этом необходим механизм, который мог бы реализовать учет таких соглашений, а также решений суда. Для учета таких соглашений, а также решений суда необходимо определить государственный орган, который мог бы аккумулировать такую информацию и предоставлять ее заинтересованным лицам. В качестве такого органа следовало бы возложить на органы записи актов гражданского состояния обязанности по учету таких соглашений и решений суда, а также предоставлению соответствующей информации. Одной из проблем при осуществлении законного представительства родителями над несовершеннолетними детьми является проблема несовершеннолетних не состоящих в браке родителей, которые не обладают полной гражданской дееспособностью. При этом такие родители согласно п. 2 ст. 62 СК РФ вправе самостоятельно осуществлять родительские права по достижении ими возраста шестнадцати лет. До достижения несовершеннолетними родителями возраста шестнадцати лет ребенку может быть назначен опекун, который будет осуществлять его воспитание совместно с несовершеннолетними родителями ребенка. Таким образом, несовершеннолетние родители не могут самостоятельно совершать сделки с принадлежащим им имуществом, но вправе осуществлять права законного представителя в отношении имущества своих детей. Данная проблема неоднократно ставилась в научной литературе[26] . При этом выдвигались различные пути решения данной проблемы. Так, предлагается в качестве законного представителя рассматривать бабушку по материнской линии и внести изменения в п. 2 ст. 62 СК РФ, изложив его в следующей редакции: «До достижения несовершеннолетними родителями возраста 16 лет законным представителем ребенка таких родителей с правами опекуна является мать несовершеннолетней матери. В случаях, когда мать несовершеннолетней матери отсутствует либо не желает осуществлять свои функции, ребенку должен быть назначен опекун. Лица, на которых возлагается опека ребенка несовершеннолетних родителей, будут осуществлять его воспитание совместно с несовершеннолетними родителями»[27] . Несколько иной является позиция О.Ю. Ильиной. По ее мнению, «вряд ли предлагаемые изменения семейного законодательства будут способствовать урегулированию отношений и, что более важно, соответствовать интересам ребенка. Во-первых, целесообразно все-таки сохранить диспозитивность нормы п. 2 ст. 62 СК РФ и устанавливать опеку над ребенком несовершеннолетних родителей лишь тогда, когда этого требуют его интересы, когда осуществление родительских прав со стороны несовершеннолетних родителей невозможно в силу объективных или субъективных причин. Во-вторых, п. 2 ст. 62 СК РФ является специальной нормой по отношению к п. 2 ст. 146 СК РФ, устанавливающему правило: «При назначении ребенку опекуна (попечителя) учитываются нравственные и иные личные качества опекуна (попечителя), способность его к выполнению обязанностей опекуна (попечителя), отношения между опекуном и ребенком, отношение к ребенку членов семьи опекуна, а также, если это возможно, желание самого ребенка». Если согласиться с предлагаемыми изменениями редакции п. 2 ст. 62 СК РФ, то налицо будет противоречие: вовсе не обязательно мать несовершеннолетней матери отвечает обозначенным требованиям, и ребенок может быть нежеланным в их семье. Вместе с тем, может быть, мать несовершеннолетнего отца будет относиться к внуку более внимательно и заботливо и именно она обеспечит его воспитание. Все это свидетельствует о нецелесообразности внесения предлагаемых дополнений и изменений в семейное законодательство»[28] . Содержание представительства родителями ребенка раскрывается через различные формы, а именно через реализацию прав ребенка посредством реализации родителями своих прав (например, суммы, причитающиеся ребенку в качестве алиментов, пенсий, пособий, поступают в распоряжение родителей (лиц, их заменяющих) и расходуются ими на содержание, воспитание и образование ребенка), а также через реализацию прав ребенка путем совместного выражения волеизъявления ребенка и родителей (например, при совершении ряда действий необходимо согласие ребенка, если он достиг десяти лет, а для совершения большинства сделок несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет необходимо согласие родителей)[29] .

1.3 Ограничение семейных прав

Важнейшим признаком Российской Федерации как правового государства является провозглашение человека, его прав и свобод высшей ценностью (ст. 2 Конституции РФ). При этом права и свободы признаются непосредственно действующими независимо от того, существуют или еще нет законодательные акты, призванные при необходимости их конкретизировать, определять правила, механизмы и процедуры для их наиболее эффективного осуществления (ст. 18 Конституции РФ). Однако это не означает, что государство вовсе воздерживается от вмешательства в сферу прав и свобод граждан или во все возможные отношения, складывающиеся в обществе. Оно, не вмешиваясь без объективной потребности в означенную сферу, должно не допускать злоупотребления правами и свободами, ибо их осуществление не должно нарушать права и свободы других лиц, в том числе их всеобщие интересы.

«Ограничивая свободу каждого известными пределами, - писал Ильин И.А., - право обеспечивает ему зато беспрепятственное и спокойное пользование своими правами, то есть гарантирует ему свободу внутри этих пределов. Свобода каждого человека простирается лишь до той границы, от которой начинается свобода других людей. Стремясь установить эти границы, право содействует тому, чтобы в совместной жизни людей воцарился порядок, основанный на свободе»[30] .

«Противоправное поведение как раз и состоит в нарушении этих правовых рамок, разумных и целесообразных границ. Требовать ликвидации всяких ограничений человеческого поведения - значит, по существу, оправдывать противоправное и преступное поведение, допускать ущемление прав и интересов других лиц и общества в целом»[31] .

Нужно, однако, помнить о существовании так называемых абсолютных или основных прав и свобод, ограничение которых в любом демократическом государстве допустимым не является.

«Основные права, - утверждает Т. Маунц, - не создаются государством, не нуждаются в его признании, не могут быть ограничены или вовсе ликвидированы им. Они присущи индивидууму как таковому. Они охраняют свободу не только от незаконного, но и законного государственного принуждения»[32] .

Перечень не подлежащих ограничению ни при каких обстоятельствах прав приводится в ст. 4 Международного пакта о гражданских и политических правах, согласно которой таковыми являются право на жизнь, право не подвергаться жестокому, бесчеловечному обращению, право не подвергаться без свободного согласия медицинским или научным опытам, право не содержаться в рабстве или подневольном состоянии, право не подвергаться лишению свободы за невыполнение какого-либо договорного обязательства, право не привлекаться к ответственности за деяние, которое в момент его совершения не являлось уголовным преступлением, право на признание правосубъектности, свободу мысли, совести и религии.

Права граждан, возникающие из факта брака и принадлежности к семье, принято считать так называемыми семейными правами. Семейные права ставят в определенную личную зависимость одного члена семьи от другого, а равно создают для каждого из них определенное юридическое положение. Действующее законодательство не дает ни определения понятия брака, ни определения понятия семьи. И это вполне объяснимо, поскольку и то и другое представляют собой сложное комплексное явление, которое находится под воздействием не только правовых, но и этических и моральных норм. Думается, что сама по себе семья субъектом права все-таки не является. В правовых актах понятие семьи тесно связано с установлением круга членов семьи, образующих ее состав. Ввиду того что носителями семейных прав и субъектами соответствующих ограничений выступают члены семьи, остановимся на рассмотрении вопроса о них подробнее. Законодатель не счел возможным дать и универсального понятия члена семьи, предоставив тем самым конкретным законам возможность установить, какой состав лиц охватывает понятие члена семьи применительно к определенным видам общественных отношений, перед участниками которых ставятся самостоятельные цели. Так, семейное законодательство к членам семьи относит супругов, родителей или лиц, их заменяющих (усыновителей, опекунов, попечителей, приемных родителей), детей (в том числе усыновленных) и других лиц (дедушка, бабушка, внуки, родные братья и сестры, отчим, мачеха, пасынок, падчерица). Понятие члена семьи по семейному праву определяется, таким образом, личными неимущественными отношениями, каковыми прежде всего выступают отношения брака, родства, материнства, отцовства, усыновления, принятия ребенка на воспитание в приемную семью. В основу определения круга членов семьи применительно к жилищному законодательству не может быть положен только один факт брака, родства и других оснований, приравниваемых законом к родству, ибо для признания членства в семье необходим факт совместного проживания. Так, ст. 31 ЖК РФ предусматривает, что к членам семьи собственника относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы могут быть признаны членами семьи собственника, если они вселены собственником в качестве членов своей семьи. В наследственном законодательстве основанием наследования по закону являются семейные или родственные отношения, существовавшие между наследодателем и наследником. Наследники по закону призываются к наследованию в порядке очередности, исходящей из степени их родства с наследодателем (ст. 1141 ГК РФ). Представляется, что исходя из специфики правового регулирования в различных отраслях права установление единого перечня членов семьи не может не привести к неоправданному расширению круга членов семьи и ущемлению прав последних. В семейных правоотношениях гражданам предоставлена значительная самостоятельность в распоряжении принадлежащими им правами. Понятие «самостоятельность» есть выражение автономности гражданина, что предполагает возможность вступать в правоотношения независимо от других людей, действовать исключительно в соответствии со своей внутренней волей, но в установленных пределах. Одни из наиболее значимых семейных прав граждан урегулированы законодательством. Так, семейное законодательство устанавливает условия и порядок вступления в брак, прекращения брака и признания его недействительным, регулирует личные неимущественные и имущественные основания между членами семьи: супругами, родителями и детьми (усыновителями и усыновленными), а в случаях и в пределах, предусмотренных семейным законодательством, - между другими родственниками и иными лицами, а также определяет формы и порядок устройства в семью детей, оставшихся без попечения родителей (ст. 2 СК).

Другие же семейные права находятся под воздействием нравственных представлений и норм морали, ибо они, исходя из их существа, не могут быть регламентированы законодательством (это прежде всего духовные и психологические связи, взаимные чувства супругов и других членов семьи).

Важное значение имеет положение ч. 3 ст. 55 Конституции РФ (ч. 4 ст. 1 СК) о том, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Такие ограничения объективно детерминированы тем, что человек живет в обществе и свобода личности проявляется во взаимодействии с другими людьми. В этой связи свобода, права индивида не могут быть ничем не ограниченными. Каждый человек имеет обязанности перед другими людьми, обществом и государством. По смыслу вышеприведенных норм закона ограничение прав граждан признается допустимым при наличии трех взаимосвязанных условий: первое - права могут быть ограничены только федеральным законом; второе - в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства; третье - только в той мере, в какой это необходимо в указанных целях. Следует признать, что два последних условия сформулированы в весьма общей форме. Здесь требуется соблюдать адекватность меры ограничения права тем целям, во имя достижения которых устанавливаются ограничения, чтобы предотвратить возможный произвол и гарантировать правовую защиту от злоупотреблений.

Необходимость соблюдения совокупности всех трех упомянутых условий для применения соответствующего ограничения в полной мере подтверждается судебной практикой. Проиллюстрировать изложенное можно следующим примером. Так, В-ны обратились в суд с заявлением об установлении удочерения, также просили об изменении даты и места рождения ребенка. Решением Ишимского городского суда Тюменской области от 18 июня 2001 г. было установлено удочерение Х., родившейся 25 июня 1997 г., супругами В-ми. Девочке изменены фамилия и отчество, место рождения, в изменении даты рождения было отказано.

Президиум Тюменского областного суда 15 ноября 2002 г. протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ, в котором ставился вопрос об отмене решения в части отказа изменить дату рождения девочки в связи нарушением норм материального права, удовлетворил, указав, в частности, следующее. Согласно ч. 1 ст. 15 Конституции РФ Конституция РФ имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции РФ. Как видно из материалов дела, супруги В-ны воспитывают усыновленного Е., родившегося 8 сентября 1997 г., и установили удочерение в отношении Х., родившейся 25 июля 1997 г. В целях сохранения тайны удочерения они просили изменить дату ее рождения с 25 июля 1997 г. на 8 сентября 1997 г., чтобы дети могли считаться двойней.

Согласно п. 1 ст. 135 СК РФ для обеспечения тайны усыновления по просьбе усыновителя могут быть изменены дата рождения усыновленного ребенка, но не более чем на три месяца, а также место его рождения.

Однако в абз. 2 этого же пункта указано, что изменение даты рождения усыновленного ребенка допускается только при усыновлении ребенка в возрасте до одного года.

В связи с тем что на момент вынесения решения Х. исполнилось три года, в изменении даты ее рождения судом было отказано. Норма абз. 2 п. 1 ст. 135 СК РФ противоречит Конституции РФ (ч. ч. 1 и 2 ст. 19, ч. 1 ст. 23, ч. ч. 1 и 2 ст. 38, ч. 3 ст. 55), Конвенции о правах ребенка и Федеральному закону от 24 июля 1998 г. № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации»[33] , которыми гарантирована неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, а также государственная защита материнства, детства и семьи. При разрешении спора суд не учел, что предусмотренное ст. 135 СК РФ положение является ограничением гражданских прав. Установленное в абз. 2 п. 1 ст. 135 СК РФ ограничение не отвечает целям, указанным в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, и не подлежало применению в данном деле. Решение суда об отказе в изменении даты рождения ребенка не позволяет сохранить семейную тайну супругов В-ных, так как разница в возрасте усыновленных детей составляет 45 дней, и подлежит в этой части отмене как противоречащее Конституции РФ, которая не была применена судом как акт прямого действия. Президиум Тюменского областного суда решение Ишимского городского суда Тюменской области от 8 июня 2001 г. в части отказа в изменении даты рождения ребенка отменил, дело в этой части направил на новое судебное рассмотрение[34] .

Применительно к гарантированному каждому ст. 23 Конституции РФ праву на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну приведенный пример демонстрирует, что при развитии, конкретизации в законах конституционных положений не исключена опасность сужения сферы действия права, установления таких процедур и механизмов их реализации и защиты, которые в силу своей неполноты и ущербности могут затруднить осуществление этого права вовсе. Виды ограничений семейных прав разнообразны и проявляются в зависимости от критерия, положенного в основу их классификации.

Так, по субъектному составу можно разграничить:

- ограничения прав супругов (одного из них): ст. 42 СК запрещает включение супругами в брачный договор условий, ставящих одного из супругов в крайне неблагоприятное положение или противоречащих основным началам семейного законодательства; нетрудоспособный нуждающийся в помощи супруг может быть лишен права на получение помощи от другого супруга при наступлении нетрудоспособности нуждающегося в помощи супруга в результате злоупотребления им спиртными напитками, наркотическими средствами или в результате совершения умышленного преступления, непродолжительности пребывания супругов в браке, недостойного поведения в семье супруга, требующего выплаты алиментов (ст. 92 СК);

- ограничения прав детей: право ребенка жить и воспитываться в семье, насколько это возможно, право знать своих родителей, право на их заботу, право на совместное с ними проживание подлежит ограничению в том случае, если этого требуют интересы детей (ст. 54 СК);

- ограничения прав родителей (одного из них): родители (один из них) могут быть лишены родительских прав, если они уклоняются от выполнения обязанностей родителей, в том числе при злостном уклонении от уплаты алиментов (ст. 69 СК); ограничение родительских прав допускается, если оставление ребенка с родителями (одним из них) опасно для ребенка по обстоятельствам, от родителей (одного из них) не зависящим (психическое расстройство или иное хроническое заболевание, стечение тяжелых обстоятельств и другие) (ст. 73 СК); при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью орган опеки и попечительства вправе немедленно отобрать ребенка у родителей (одного из них); родители (один из них), лишенные родительских прав либо уклонявшиеся от выполнения своих обязанностей, утрачивают право на получение алиментов от совершеннолетних трудоспособных детей (ст. ст. 87, 88 СК);

- ограничение прав других лиц: усыновителями не могут быть лица, признанные судом недееспособными или ограниченно дееспособными (ст. 127 СК); не назначаются опекунами (попечителями) лица, больные хроническим алкоголизмом или наркоманией, лица, отстраненные от выполнения обязанностей опекунов (попечителей); усыновление ребенка может быть отменено в случаях, если усыновители уклоняются от выполнения возложенных на них обязанностей родителей, злоупотребляют родительскими правами, жестоко обращаются с усыновленным ребенком (ст. 141 СК).

В зависимости от того, в каком элементе правовой нормы расположены ограничения, можно разграничить:

- факты-ограничения. Они содержатся в таком структурном элементе нормы права, как гипотеза, в которой указывается на условия действия того или иного ограничения. Так, факт нахождения одного из вступающих в брак лица в другом зарегистрированном браке препятствует заключению брака (ст. 14 СК). Факт беременности жены лишает мужа права без ее согласия возбуждать дело о расторжении брака по время беременности и в течение года после рождения ребенка (ст. 17 СК). Факт признания одного из супругов, изъявивших желание быть усыновителями, недееспособным или ограниченно дееспособными препятствует реализации им права на усыновление ребенка (ст. 127 СК);

- запреты и обязанности. Эти ограничения содержатся в диспозиции правовой нормы, раскрывающей форму поведения субъекта права, которое влечет за собой определенные последствия. При этом запрет предполагает воздержание от совершения запрещенных действий, чтобы предотвратить возможные негативные последствия. Так, родителям запрещается представлять интересы своих детей, если органом опеки и попечительства установлено, что между интересами родителей и детей имеются противоречия (ст. 64 СК). Думается, что установленный законом запрет в отношении того или иного действия может одновременно рассматриваться и в качестве обязанности воздержаться от его совершения[35] .

- меры семейно-правовой ответственности. Они присутствуют в санкции правовой нормы и применяются при нарушении содержащегося в норме права предписания. Так, при жестоком обращении с детьми, в том числе насилии над ними, покушении на их половую неприкосновенность, родители (один из них) могут быть лишены родительских прав (ст. 69 СК). При уклонении от уплаты алиментов на детей, неосуществлении воспитания детей и заботы о них, отказе от совместного проживания с ребенком без уважительных причин родители могут быть лишены права на получение содержания от своих совершеннолетних детей (ст. 87 СК).

Ограничения могут быть классифицированы в зависимости от целей, во имя достижения которых они устанавливаются: в целях защиты нравственности, под которой понимается соблюдение гражданами установленных в обществе норм морали и правил поведения; в целях защиты здоровья, в том числе и духовного, прав и законных интересов членов семьи и иных граждан. Здесь уместно поддержать мнение о том, что запрет брака между близкими родственниками (ст. 14 СК) продиктован естественным отвращением цивилизованного современного общества к кровосмешению. Иной подход к рассматриваемому вопросу привел бы к полной дезорганизации семейных отношений и к подрыву семьи как воспитательной ячейки. К тому же, как правильно отмечает автор данного мнения, запрещение брака между близкими родственниками продиктовано заботой о здоровом потомстве супругов, поскольку в связи с накоплением патологических генов считается, что риск рождения детей с тяжелыми заболеваниями в результате подобных браков весьма значителен[36] .

Очевидно, что перечень возможных классифицирующих критериев не ограничивается вышеупомянутыми и каждый из таких критериев достоин быть предметом самостоятельного исследования.

Анализ всего вышеизложенного позволяет определить рассматриваемое ограничение как установленные федеральным законом границы (рамки) осуществления семейных прав в виде запретов, обязанностей либо санкций, оправдываемых необходимостью защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц.

Интерес вызывают специфические особенности, присущие ограничению семейных прав. Эти особенности заключаются прежде всего в существе семейных прав, их носителях и применяемых ограничениях.

Складывающиеся между членами семейного союза отношения носят лично-доверительный характер. Так, как правило, в основе заключения брака лежит доверие будущих супругов друг к другу, а в основе его расторжения - утрата такового доверия. Доверительные отношения детей и родителей служат предпосылкой прочности и качества семьи. Брачно-семейные отношения в желаемом варианте должны основываться на чувствах взаимной любви и уважения, взаимопомощи и ответственности перед семьей всех ее членов и недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи. В силу особых свойств этих отношений, больше моральных, чем юридических, мера и счет семейных прав крайне затруднительны. И даже имущественные отношения в семье производны от личных, так как возникают при наличии последних и призваны обслуживать личные (неимущественные) права.

Характер складывающихся в семье отношений объясняет содержание правовых норм, в которых присутствуют те или иные ограничения. Оно (содержание) как бы дано самой природой и включает в себя представления о справедливости и несправедливости, честности и бесчестности. По ст. 63 СК воспитание родителями своих детей является не только правом, но и обязанностью родителей. Родители, осуществляющие родительские права в ущерб правам и интересам ребенка, несут ответственность в установленном законом порядке. Лишение родительских прав является крайней мерой наказания родителей за ненадлежащее осуществление ими своих родительских прав, которое может выражаться в насилии, жестоком обращении с ребенком, покушении на убийство, побоях, истязаниях и т.д. Лишение родительских прав предполагает очень серьезные неблагоприятные последствия для родителей. В частности, они теряют все права, основанные на факте родства с ребенком, в отношении которого они были лишены родительских прав, в том числе право на получение содержания от ребенка в будущем, а также право на льготы и государственные пособия, установленные для граждан, имеющих детей. Однако лишение родительских прав не освобождает родителя от обязанности по обеспечению содержания ребенка.

Устанавливаемые законодателем ограничения характеризуются строгой индивидуализацией участников, то есть связаны с заранее известными лицами. Они адресованы исключительно физическим лицам и предназначены как для непосредственных участников семейных отношений, так и для тех, кто только намерен вступить в брак и создать семью. Отчуждение либо переуступка ограничений их субъектами ни в порядке универсального правопреемства, ни по соглашению сторон не допускаются.

Во всех случаях специфика проявляется во вторжении в глубоко личностную сферу отношений, складывающихся между людьми.


2. Формы защиты семейных прав

2.1 Административный порядок защиты нарушенных прав

В соответствии со ст.8 СК РФ зашита семейных прав осуществляется судом по правилам гражданского судопроизводства, а в случаях, предусмотрены Семейным кодексом, государственными органами или органами опеки и попечительства.

В ст.8 СК РФ не указаны государственные органы, осуществляющие защиту семейных прав. Соответствующие решение сформулированы в ряде специальных норм СК РФ. Например, в соответствии со ст.122 СК РФ в защите прав и интересов детей, оставшихся без попечения родителей, принимают участие органы исполнительной власти субъектов РФ и федеральные органы исполнительной власти, определяемые правительством РФ.

Согласно п.2 ст.79 СК РФ принудительное исполнение решений, связанных с отобранием ребенка и передаче его другому лицу производится с органом опеки и попечительства, а в необходимых случаях с участием представителя органов внутренних дел.

Защита семейного права, например права на расторжение брака между гражданином РФ, проживающим за пределами территории РФ с проживающим на территории РФ супругом не зависимо от его гражданства может быть осуществлена в дипломатическом представительстве или в консульском учреждении РФ (ст. 160 СК РФ). При усыновлении гражданина Российской Федерации в ряде случаев требуется предварительное разрешение на усыновление (удочерение) от органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации.

Данные пробелы в федеральном законодательстве восполняются законами субъектов РФ. В соответствии с Конституцией РФ семейное законодательство находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Поэтому законы субъектов российской Федерации могут регулировать отношения по вопросам, непосредственно, СК РФ не урегулированными, а также по вопросам, отнесенным к ведению субъектов РФ. Так, в соответствии с законом Самарской области от 07.07.2005 г. № 152-ГД «Об отдельных мерах по социальной поддержке детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей и лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей»[37] предусмотрена компетенция органов исполнительной власти Самарской области и органов местного самоуправления, осуществляющих защиту прав ребенка. В законе Самарской области «О комиссиях по делам несовершеннолетних и защите их прав на территории Самарской области»[38] от 30.12.2005 г. определена система государственных органов, осуществляющих защиту прав несовершеннолетних детей. Этим же законом решен вопрос о создании комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав при главе администрации Самарской области, а также администрации городов и районов, определена их компетенция и порядок деятельности.

Поскольку органы опеки и попечительства являются органами местного самоуправления, регламентация их деятельности осуществляется законами субъектов РФ, уставами муниципальных образований, а также СК РФ и ГК РФ. Так, Законом Самарской области «Об организации деятельности по осуществлению опеки и попечительства в Самарской области»[39] от 02.04.1998 г. предусмотрено, что органами опеки попечительства являются органы местного самоуправления. Функции по опеки и попечительству осуществляют: в отношении несовершеннолетних лиц - муниципальные органы управления образования. В отношении лиц, признанных судом недееспособными или ограниченно дееспособными - муниципальные органы управления здравоохранения; в отношении дееспособных лиц, нуждающихся в попечительстве по состоянию здоровья - муниципальные органы социальной защиты населения. Этим же законом определены полномочия органов опеки и попечительства и регламентируется порядок их деятельности. Несмотря на то, что органы опеки и попечительства также как и государственные органы осуществляют защиту семейных прав в административном порядке, они имеют выраженную направленность своей деятельности, поскольку защищают интересы и семейные права несовершеннолетних детей. Так, органы опеки и попечительства дают согласие на установление отцовства, если отец не состоит с матерью ребенка в браке, в случае смерти матери, признания её недееспособной, невозможности установления местонахождения матери (п. 3 ст.48 СК РФ). С согласия органов опеки и попечительства возможно установление отцовства в отношении лица, признанного недееспособным (п.4 ст.48 СК РФ). Органы опеки и попечительства обязаны принять необходимые меры по защите прав и законных интересов ребенка при установлении фактов их нарушения, например, невыполнение или ненадлежащее выполнение родителями обязанностей по воспитанию, образованию ребенка, злоупотреблении родительскими правами и др. Указанный орган также разрешает разногласия между родителями относительно имени (или) фамилии ребенка (ст.ст.56, 58 СК РФ).

Кроме того, орган опеки и попечительства осуществляет защиту семейных прав в следующих случаях:

- при возникновении разногласий между опекуном ребенка и несовершеннолетним родителем (ст.62 СК РФ);

- при возникновении противоречий между интересами родителей и детей (ст.64 СК РФ);

- при наличии разногласий между родителями по поводу воспитания ребенка;

- при отобрании ребёнка в связи с возникновением непосредственной угрозы жизни или здоровью ребенка (ст.77 СК РФ).

В некоторых случаях СК РФ устанавливает двухступенчатый порядок защиты, когда заинтересованные лица вначале должны обратиться в соответствующий компетентный орган, а уже потом в суд. Так, согласно п, 3 ст. 48 СК РФ отцовство лица, не состоявшего в браке с матерью ребенка, устанавливается путем подачи в органы записи актов гражданского состояния (загс) совместного заявления отцом и матерью ребенка. Однако в случае смерти матери, признания ее недееспособной, невозможности установления местонахождения матери или в случае лишения её родительских прав, отцовство может быть установлено в органах записи актов гражданского состояния по заявлению отца ребенка, но с согласия органов опеки и попечительства. Если же орган опеки и попечительства такого согласия не дает, установление отцовства осуществляется в судебном порядке[40] .

В СК РФ использован также альтернативный порядок определения компетентного органа, осуществляющего защиту семейных прав. Так, согласно ст. 65 СК РФ родители (один из них) при наличии между ними разногласий по вопросу воспитания и образования детей вправе обратиться за разрешением этих разногласий в органы опеки и попечительства или в суд.

В период существования СССР полномочия по опеке (попечительству) находились в ведении исполнительных органов государственной власти на местах. Компетенция указанных органов в РСФСР была предусмотрена Положением об органах опеки и попечительства РСФСР, утвержденным Постановлением Совета Министров РСФСР от 30 апреля 1986 г. № 175[41] .

Представляется, что для возложения обязанностей по организации опеки (попечительства) на местные органы исполнительной власти у государства на тот период имелись все основания, поскольку именно эти органы являлись властью, «наиболее близкой к народу», и могли организовать полноценную государственную защиту для нуждающихся в ней граждан на местном уровне, используя различные способы, предусмотренные законом (оказание адресной социальной помощи, выплаты пенсий и пособий и т.д.). Правовое положение органов, осуществляющих опеку и попечительство, изменилось с началом очередного этапа реформ, направленных на возрождение местного самоуправления в России.

С момента принятия Закона РФ от 6 июля 1991 г. № 1550-1 «О местном самоуправлении в Российской Федерации»[42] , который стал единым для страны нормативно-правовым актом, регулирующим отношения в данной сфере, обязанность по осуществлению опеки и попечительства была возложена на органы муниципальной власти, не входящих в систему органов государственной власти.

Кроме того, Гражданский кодекс Российской Федерации в ст. 34 закрепил обязанность органов местного самоуправления по осуществлению опеки и попечительства. Вместе с тем ни в одном нормативном акте не упоминалось о какой-либо государственной поддержке муниципалитетов при исполнении ими таких непростых обязанностей, как обеспечение прав и законных интересов граждан, нуждающихся в государственной социальной защите в форме опеки (попечительства)[43] .

Вместо этого Гражданский кодекс декларировал возложение на органы местного самоуправления ранее свойственных им (в качестве местных органов государственной власти, правопреемниками которых являются органы местного самоуправления) государственных функций.

В довершение этого вступивший в силу с 1 января 1996 г. Семейный кодекс Российской Федерации в части регулирования семейных отношений также обозначил органы местного самоуправления в качестве органов опеки и попечительства (ст. 121 СК РФ).

Таким образом, два основополагающих нормативно-правовых акта (ГК РФ и СК РФ), регулирующих основную и наиболее значительную область всех правоотношений, связанных с осуществлением социальной защиты, императивно закрепили за органами местного самоуправления государственные обязанности в виде опеки и попечительства.

Но невозможность полноценного осуществления функций по организации опеки и попечительства органами местного самоуправления привела к пересмотру модели и концепции осуществления организации опеки и попечительства.

Первым шагом в направлении усиления контроля со стороны государства над осуществлением поддержки малозащищенных категорий граждан стал пересмотр положений Федерального закона от 28 августа 1995 г. № 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»[44] при разработке концепции проведения широкомасштабной реформы местного самоуправления.

В этой связи был принят новый закон, регулирующий отношения в области местного самоуправления, - Федеральный закон от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»[45] (далее - Закон № 131-ФЗ), который своей новизной вызывает повышенный интерес у ученых, политиков и исследователей, порождая множество различных точек зрения на будущее местного самоуправления в России.

В настоящее время Закон № 131-ФЗ, определяя круг вопросов, входящих в компетенцию муниципальных образований, относит к их числу опеку и попечительство.

При этом организация опеки (попечительства) осуществляется муниципальными органами районов и городских округов (п. 13 ч. 1 ст. 15 и п. 21 ч. 1 ст. 16 Закона № 131-ФЗ), а оказание содействия в установлении опеки и попечительства осуществляется муниципальными органами поселений (п. 16 ч. 1 ст. 14 Закона № 131-ФЗ). Таким образом, законодатель в качестве одного из вопросов местного значения определил опеку и попечительство (т.е. осуществляемые органами местного самоуправления[46] ) и установил лишь самые общие направления их осуществления. В остальном же он самоустранился, предоставив указанным органам самостоятельно определять порядок осуществления опеки (попечительства) на каждой конкретной территории. В этом направлении сделаны нужные шаги - принятие Федерального закона от 24 апреля 2008 г. № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве» (далее - Закон о попечительстве)[47] также обусловлено развитием конституционных положений и определяет пути реформирования законодательства о защите законных прав и интересов граждан в данной сфере общественных отношений. Достаточно символичным является факт, что один из самых важных актов в области защиты прав и законных интересов отдельных категорий лиц, в первую очередь несовершеннолетних, принят в год, объявленный в России годом семьи[48] . Представляется, что именно такая система осуществления опеки отвечает сегодняшним потребностям в организации надлежащей защиты населения в связи со следующим. Согласно Конституции государственными являются полномочия не только Российской Федерации, но и ее субъектов. В этой связи Основной Закон разделяет предметы ведения Российской Федерации и предметы совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации (ст. 72 Конституции). Пункт «ж» ч. 1 ст. 72 Конституции гласит, что защита семьи, материнства, отцовства и детства, а также социальная защита и социальное обеспечение составляют предмет совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, а п. «к» ч. 1 указанной статьи, кроме того, относит к предметам совместного ведения и семейное законодательство. В этой связи необходимо констатировать, что органы опеки и попечительства могут исполнять как федеральные государственные полномочия, так и государственные полномочия субъектов РФ. В то же время, поскольку семейное законодательство, как уже упоминалось выше, находится в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов, ст. 3 Семейного кодекса РФ устанавливает, что семейное законодательство состоит из Кодекса, принимаемых в соответствии с ним других федеральных законов и законов субъектов Российской Федерации, а также определяет полномочия субъектов РФ в сфере семейного нормотворчества. Руководствуясь вышеуказанными положениями, представительные и исполнительные органы государственной власти регионов РФ, в развитие общих принципов семейного законодательства, принимают нормативно-правовые акты, содержащие нормы семейного права, которые часто касаются деятельности органов опеки и попечительства, и создают для них дополнительные обязанности. При определении компетенции субъектов РФ в данной сфере нам представляется целесообразным использование принципа централизации. Как отмечается в литературе, в настоящее время российский конституционализм приближается к централизованной модели, "что обусловлено, в определенной мере, особенностью развития правовой культуры России на современном этапе"[49] . При учете региональной специфики следует иметь в виду, что, к сожалению, акты нормотворчества субъектов РФ далеко не всегда по содержанию соответствуют федеральному законодательству[50] . Резюмируя вышеизложенное, необходимо отметить, что, несмотря на начавшиеся изменения в экономической и политической жизни государства и постепенное повышение уровня жизни людей, темпы роста благосостояния населения России еще далеки от желаемого. В этой связи представляется, что государству при осуществлении предусмотренной Конституцией РФ заботы о своих гражданах необходимо в полном объеме взять на себя обеспечение всесторонних мер социальной защиты населения, не перекладывая это на плечи муниципалитетов, а прибегая в случае необходимости лишь к их помощи. По нашему мнению, указанное выше в полной мере относится прежде всего к организации опеки (попечительства), являющейся одной из важнейших составляющих системы социальной защиты населения. В сравнительном плане необходимо отметить, что особенностью защиты субъективных гражданских прав в административном порядке является то, что решение, принятое в административном порядке может быть обжаловано в суд, в то время как в СК РФ нет указаний на то, что решения, принятые государственными органами или органами опеки и попечительства в связи с защитой семейных прав, могут быть обжалованы в суд правомочный вынести окончательное решение. Представляется, что правило ст.8 СК РФ не соответствует п.1 ст.146 Конституции РФ, согласно которому «каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод». Поэтому необходимо п. 1 ст. 8 СК РФ дополнить правилом следующего содержания: «Решение, принятое государственным органом или органом опеки и попечительства, может быть обжаловано в суд». Как справедливо утверждает Г.А. Свердлык и Э.Л. Страунинг «Любое решение или действие, а также бездействие государственных органов или должностных лиц, нарушающих права и законные интересы граждан, может быть обжаловано в суде. Это возводит судейскую защиту в ранг гарантии законности и обоснованности действий по защите нарушенного права, предпринятых в административной форме...»[51] .

2.2 Судебный порядок защиты нарушенных прав

В ст. 11 ГК РФ закреплена юрисдикционная форма защиты права. Согласно указанной норме защита нарушенных или оспариваемых прав осуществляется в судебном порядке. Защита гражданских прав в административном порядке осуществляется лишь в случаях предусмотренных законом. Решения, принятые в административном порядке, могут быть обжалованы в суд. В соответствии со ст.ст. 11,14 ГК РФ и ст. 8 СК РФ формой защиты семейных прав является юрисдикционная - судебная защита (общий порядок) и защита в административном порядке - специальный порядок. Весьма часто споры, возникающие в связи с нарушением или иными посягательствами на семейные права, рассматриваются в суде. Данное положение объясняется тем, что суды осуществляют правосудие, объективность деятельности которых обеспечивается тем, что согласно ст.1 Федерального Конституционного закона РФ «О судебной системе Российской Федерации»[52] судебная власть самостоятельно и независимо от законодательной и исполнительной власти.

Так, в судебном порядке, по общему правилу, рассматриваются споры по расторжению брака при наличии у супругов общих несовершеннолетних детей (ст. 21 СК РФ); признания брака недействительным (ст. 27 СК РФ); раздел в случае спора общего имущества супругов (ст. 38 СК РФ); изменение или расторжение брачного договора и признание его недействительным (ст.ст.43,44 СК РФ); установление отцовства и установление факта признания отцовства (ст.ст. 48,49,50 СК РФ); взыскание алиментов на содержание ребенка и иных членов семьи (ст.ст.60,81,83,87,89,91 и др. СК РФ); разрешение споров родителей о воспитании ребенка (ст.65 СК РФ); разрешение споров, связанных с отказом от предоставления информации родителю, проживающего отдельно от ребенка, о своем ребенке (ст.66 СК РФ); устранение препятствий к общению с ребенком (ст.67 СК РФ); рассмотрение споров о возврате ребенка, удерживаемого другими лицами (ст.68 СК РФ); споры о лишении родительских прав (ст.70 СК РФ); споры о восстановлении в родительских правах (ст.72 СК РФ); споры об ограничении родительских прав (ст.73 СК РФ); споры об отмене ограничений родительских прав (ст.76 СК РФ); споры об изменении или расторжении соглашения об уплате алиментов и признание его недействительным (ст.ст. 101,102 СК РФ); споры о привлечении к ответственности лиц, несвоевременно уплачиваемых алименты (ст.115 СК РФ); споры по индексации алиментов (ст. 117 СК РФ); усыновление детей и отмена усыновления (ст.ст. 125,141 СК РФ) и др. В случаях, предусмотренным СК РФ, защита семейных прав осуществляется государственными органами или органами опеки и попечительства, т.е. в административном порядке. Выше уже отмечалось, что в ст.8 СК РФ нет общего правила, допускающего обжалование в суд решений государственных органов или органов опеки и попечительства. В результате можно, казалось бы, сделать вывод, что решение государственных органов будет окончательным. Однако это представляется неправильным, поскольку в такой ситуации будут нарушены правила ст.46 Конституции РФ. Поэтому можно предположить что, несмотря на отсутствие соответствующих указаний в ст. 8 СК РФ, заинтересованные лица вправе обратиться в суд по поводу решения принятого в административном порядке. Вместе с тем, для устранения сомнений необходимо изменить содержание в ст.8 СК РФ. В связи с этим изложить п.1 ст.8 СК РФ в следующей редакции: «Защита семейных прав осуществляется судом по правилам гражданского судопроизводства, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом государственными органами или органами опеки и попечительства. Решения, принятые государственными органами или органами опеки и попечительства могут быть обжалованы в суд». На основе вышеизложенного, можно констатировать, что в семейном праве имеет место система форм защиты субъективных семейных прав, при этом данная система является более определенной, чем в гражданском праве. Если в ст. 11 ГК РФ перечислены судебные органы, суд, арбитражный суд или третейский суд и есть указание на возможность защиты в административном порядке, то в ст. 8 СК РФ и в других нормах данного кодекса система форм защиты конструируется в зависимости от того, чьи права нарушены: супругов, родителей или их несовершеннолетних детей; характера отношений: имущественные или личные неимущественные отношения; важности для общества решения вопроса о защите прав и др.

Указав в СК РФ на то, что суд является основным органом, защищающим семейные права, законодатель включает в систему органов защиты государственные органы, органы местного самоуправления (в ст.77 СК РФ указаны именно органы местного самоуправления, хотя в ст.8 СК РФ они не упоминаются) и, наконец, органы опеки и попечительства, основное предназначение которых при нарушении семейных прав состоит в защите прав и интересов несовершеннолетних детей. Системный характер форм защиты семейных прав обусловил наличие в законодательстве системного перечня лиц, имеющих право, а в ряде случаев обязанных, обращаться в вышеуказанные органы с требованиями о защите семейных прав. Право на обращение за защитой имеют, прежде всего, супруги, родители, прокурор, органы опеки и попечительства, комиссии по делам несовершеннолетних, учреждения для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, дошкольные образовательные учреждения, общеобразовательные учреждения и др. учреждения, близкие родственники ребенка[53] .

При этом законодатель четко определяет субъекта, управомоченного на обращение за защитой в зависимости от того, какое право нарушено. Так, по поводу расторжения брака, естественно, в суд могут обращаться только супруги (ст.21 СК РФ). В то же время требовать признания брака недействительным вправе: несовершеннолетний супруг, его родители (лица, их заменяющие), орган опеки и попечительства или прокурор (ст. 28 СК РФ). Установление происхождения детей вправе потребовать один из родителей, опекун (попечитель) ребенка, лицо, на иждивении которого находится ребенок, наконец, сам ребенок по достижению им совершеннолетия (ст.49 СК РФ).

Согласно ст. 70 СК РФ дела о лишении родительских прав рассматриваются по заявлению одного из родителей (лиц, их заменяющих одного из родителей) прокурора, а также по заявлению органов или учреждений, на которые возложены обязанности по охране прав несовершеннолетних детей (органов опеки и попечительства, комиссий по делам несовершеннолетних, учреждения для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и др.). Иск об ограничении родительских прав может быть предъявлен близкими родственниками, органами и учреждениями, на которых законом возложена обязанность по охране прав несовершеннолетних детей, дошкольными образовательными учреждениями, общеобразовательными учреждениями и др. учреждениями, а также прокурором (ст.73 СК РФ). Следует особо подчеркнуть, что в случаях указанных в законе, перечисленные выше лица обязаны обращаться в соответствующие органы с заявлением о защите семейных прав или же самому органу непосредственно принимать меры по защите прав. Так, согласно ст.23 СК РФ при расторжении брака супруги вправе представить на рассмотрение суда соглашение о детях, однако при отсутствии такого соглашения либо в случае, если соглашение нарушает интересы детей, суд обязан по своей инициативе принять меры по защите прав и интересов детей (ст.ст. 23, 24 СК РФ). При отобрании ребенка орган опеки и попечительства обязан в течение 7 дней после вынесения органом местного самоуправления акта об отобрании ребенка обратиться в суд с иском о лишении родителей родительских прав или об ограничении их в родительских правах (ст.77 СК РФ). Обязанность обращения в суд предусмотрена также для ряда лиц при лишении родителей родительских прав (ст.70 СК РФ) и при выявлении нарушений прав и интересов ребенка (ст.56 СК РФ).

Как видим, здесь исключена сама свобода выбора: обращаться по поводу защиты в компетентный орган или не обращаться. Но, несмотря на системность перечня лиц, обладающих правом обращаться за защитой прав ребенка отдельные положения законодательства нуждаются в совершенствовании, т.к. основаны на различных подходах при их конструировании. Если основное назначение органов опеки и попечительства состоит в том, чтобы защищать или инициировать защиту семейных прав несовершеннолетних детей, то возникает вопрос: почему органы опеки и попечительства при выявлении фактов непредставления родителями средств на содержание несовершеннолетних детей только вправе, но не обязаны предъявлять иск о взыскании алиментов к их родителям (ст. 80 СК РФ). Очевидно, это должно быть обязанностью органов опеки и попечительства и в связи с этим содержание указанной нормы нуждается в изменении. На наш взгляд, п.1 ст. 80 СК РФ должен быть изложен в следующей редакции: «При отсутствии соглашения родителей об уплате алиментов, при не предоставлении содержания совершеннолетним детям и при не предъявлении иска в суд орган опеки и попечительства обязан предъявить иск о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей к их родителям (одному из них)». Такое же ошибочное решение содержится и в ст. 42 СК РФ, согласно которой правом требовать отмены усыновления обладают его родители, усыновитель ребенка, сам усыновленный ребенок, достигший возраста 14 лет, органы опеки и попечительства и прокурор. Однако для прокурора и органов опеки и попечительства предъявление ими требований об отмене усыновления должно быть их обязанностью, а не правом, если только будет установлено наличие соответствующих обстоятельств[54] . В этой связи представляется необходимым внести изменения и в ст.142 СК РФ и изложить её в следующей редакции: «Правом требовать отмены усыновления ребёнком обладают его родители, усыновители ребёнка, усыновлённый ребёнок, достигший возраста 14 лет. При невыполнении или ненадлежащем выполнении усыновителям своих обязанностей в отношении усыновленного ребёнка органы опеки и попечительства обязаны обратиться в суд с иском об отмене усыновления».

Возникает также вопрос о причине повышения возраста для ребенка на его требование об установлении отцовства в судебном порядке. Согласно ст. 56 СК РФ ребенок по достижении возраста 14 лет вправе самостоятельно обратиться в суд с требованием о защите своих прав. Право требовать отмены усыновления также предоставлено ребенку, достигшего возраста 14 лет (ст. 142 СК РФ), но в таком случае представляется ошибочным решение вопроса о возрасте ребенка по требованиям об установлении отцовства в судебном порядке. Согласно ст. 49 СК РФ такое требование вправе предъявить ребенок по достижению им совершеннолетия. В связи с изложенным представляется необходимым наделить ребенка правом обращения с требованием об установлении отцовства по достижении им возраста 14 лет. В этой связи содержание ст. 49 СК РФ нуждается в уточнении. Её необходимо уточнить в следующей редакции: «В случае рождения ребёнка у родителей, не состоящих в браке между собой, и при отсутствии совместного заявления родителей или заявления отца ребёнка (пункт 4 статьи 48 настоящего Кодекса) происхождение ребёнка от конкретного лица (отцовство) устанавливается в судебном порядке по заявлению одного из родителей, опекуна (попечителя) ребёнка или по заявлению лица, на иждивении которого находится ребёнок, а также по заявлению самого ребёнка по достижению им возраста 14 лет. При этом суд принимает во внимание любые доказательства, с достоверностью подтверждающие происхождение ребёнка от конкретного лица».

Однако на практике дети, не получающие средств на содержание от своих родителей, по разным причинам, находятся на воспитании у близких родственников: дедушки, бабушки и пр. Какие основания для отказа в том, чтобы и эти лица были бы управомочены на предъявления таких требований. Тем более следует учесть, что в ряде случаев близкие, родственники ребенка управомочены на предъявление требований, связанных с защитой прав ребенка, в частности, иска об ограничении родительских прав (ст. 73 СК РФ). Наконец, каковы основания для отказа прокурору предъявить иск о взыскании алиментов в той же ситуации. Следует отметить, что в ст.80 СК РФ прокурор также не указан в качестве управомоченного лица. В связи с изложенным представляется, что ст.80 СК РФ нуждается в совершенствовании.

2.3 Международная защита семейных прав

Для середины XX в. были характерны ставшие очевидными идеи, имеющие прямое отношение к семье как таковой и определяющие подходы к ее правовой охране. Сюда входили такие положения, как непреходящая ценность семьи для человека; важность семьи в жизни общества, ее роль в воспитании будущих поколений; обеспечение общественной стабильности семьи, а следовательно, и прогресса в историческом развитии общества; необходимость учета интересов семьи и детей, принятие социальных мер, их поддержка в период социально-экономической трансформации общества, наступившей после Второй мировой войны. Вот почему в первые послевоенные годы и позднее в международно-правовых актах нашли свое отражение правовые позиции, связанные с охраной семьи. Например, ст. 16 Всеобщей декларации прав человека[55] , принятой 10 декабря 1948 г., провозглашает: «Семья является естественной и основной ячейкой общества и имеет право на защиту со стороны общества и государства».

Статья 23 Международного пакта о гражданских и политических правах[56] обращает внимание на право семьи на защиту со стороны общества и государства. Пункт 1 ст. 10 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах[57] рассматривает семью как естественную и основную ячейку общества; закрепляет положение о предоставлении ей, по возможности, самой широкой охраны и помощи, в особенности при ее образовании и пока на ее ответственности лежит забота о несамостоятельных детях и их воспитании. Наконец, 20 ноября 1989 г. ООН был принят еще один международно-правовой акт - Конвенция о правах ребенка, к которой вскоре (15 сентября 1990 г.) присоединилась Российская Федерация. Цель этой Конвенции была обозначена четко - забота о детях, которые имеют право на особую защиту и помощь. В преамбуле к Конвенции подчеркивалось, что семье как основной ячейке общества и естественной среде для роста и благосостояния всех ее членов и особенно детей, должны быть предоставлены необходимая защита и содействие с тем, чтобы она могла полностью возложить на себя обязанность в рамках общества. Кроме того, в Конвенции признается, что ребенку для полного и гармоничного развития его личности необходимо расти в семейном окружении, в атмосфере счастья, любви и понимания[58] .

Таким образом, в недрах международного сообщества созрела идея необходимости охраны (защиты) семьи, детей, ибо реальная действительность заставляет задумываться, в каком направлении будет развиваться человеческое общество как таковое, как сберечь его от гибели, деградации, вырождения. Вместе с тем обращает на себя внимание разнообразие терминов, употребляемых в названных международных актах: защита (со стороны общества и государства), возможность семье самой осуществлять охрану и помощь, необходимая защита и содействие и т.п. Между тем каждое из этих понятий имеет различный смысл. Охрана, в том числе правовая, означает создание предпосылок, условий для реализации права. Надобность в защите возникает в случае нарушения прав. Посягательство на охраняемый государством объект, выраженное в нарушениях предусмотренных законом охранительных мер, влечет за собой правовую защиту со стороны конкретных отраслей права. Такова, на наш взгляд, сложная взаимосвязь терминов «охрана» и «защита».

Правовой предпосылкой охраны семьи государством служит его конституция, где в том или ином виде формулируется задача охраны (защиты) семьи государством. Однако и здесь имеет место разнобой в употребляемых в тексте конституции терминах «охрана» и «защита». Причем такая неслаженность носит самое широкое распространение. Например, ст. 49 Конституции Китайской Народной Республики гласит: «Брак, семья, материнство и младенчество находятся под охраной государства»[59] . В то же время в общих положениях гражданского права КНР в ст. 104 гл. 4, посвященной личным правам, сказано: «Брак, семья, старость, материнство и младенчество охраняются законом»[60] .

Если обратиться к тексту конституций некоторых государств, входящих в Европейский союз, то нетрудно заметить: во-первых, налицо совпадение с общими положениями международно-правовых актов; во-вторых, имеет место употребление в разном контексте терминов «охрана» и «защита». Так, согласно п. 2 ст. 41 Конституции Ирландии, «государство гарантирует защиту Семьи, ее организацию и авторитет, как необходимую основу социального порядка, незаменимую для процветания народа и государства»[61] . И далее: «Государство берет на себя обязательство с особой тщательностью охранять институт брака, на котором основана семья, и защищать его от нападок»[62] .

В ст. 29 Конституции Италии зафиксировано: «Республика признает права семьи как естественного объединения, основанного на браке»[63] . Более подробно закрепляет положения, относящиеся к семье, Конституция Португалии: «Семья как основная ячейка общества имеет право на защиту со стороны общества и государства и на создание всех условий, которые позволили бы ее членам развиваться как личностям»[64] .

Основной закон Германии провозглашает: «Брак и семья находятся под особой защитой государства» (п. 1 ст. 6)[65] . Достаточно развернуты положения, касающиеся семьи, и в Конституции Греции. Так, согласно п. 1 ст. 21 семья рассматривается здесь как фундамент сохранения и развития нации; брак, материнство и детство находятся под охраной государства[66] . И далее: «многодетные семьи, инвалиды войны и мирного времени, жертвы войны, вдовы и сироты павших в войне, а также больные, страдающие неизлечимыми физическими и душевными болезнями, имеют право на особую заботу государства»[67] . В преамбуле Конституции Франции говорится о том, что нация обеспечивает личности и семье необходимые условия для их развития[68] .

Таким образом, далеко не все государства, входящие в Европейский союз, прямо определяют на конституционном уровне свое отношение к семье. Вместе с тем обращает на себя внимание использование международно-правовой идеи об охране (защите) семьи государством. Именно эта идея конкретизируется по-разному с акцентами либо на охране, либо на защите без проведения границ между ними, тогда как существующие различия между употребляемыми терминами можно увидеть благодаря тщательному анализу соответствующей статьи конституции.

Конституция Российской Федерации ограничивается констатацией заимствованного полностью из международно-правовых актов положения: "Материнство и детство, семья находятся под защитой государства" (п. 1 ст. 38). В Российской Федерации «обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства...» (п. 2 ст. 7).

Если же обратиться к тексту конституций стран СНГ, то можно наблюдать следующую картину. Конституция Азербайджана 1995 г. констатирует в ст. 17, посвященной семье и государству: «Семья как основная ячейка общества находится под особой опекой государства». Согласно ст. 32 Конституции Армении (1995 г.) «семья является естественной и основной ячейкой общества. Семья, материнство и детство находятся под опекой и защитой общества и государства». В Республике Беларусь Конституция 1996 г. гласит: «Брак, семья, материнство, отцовство и детство находятся под защитой государства» (ст. 32). В Грузии «государство содействует благосостоянию семьи. Права материнства и детства охраняются законом» (п. п. 2, 3 ст. 36 Конституции 1995 г.). Конституция Казахстана (1995 г.) провозглашает в п. 1 ст. 27: «Брак и семья, материнство, отцовство и детство находятся под защитой государства». По сути своей аналогично и закрепленное в п. 1 ст. 26 Конституции Киргизской Республики 1996 г. положение, из которого вытекает, что семья, отцовство, материнство и детство - предмет заботы всего общества и преимущественной охраны закона. В Молдове Конституция 1994 г. устанавливает, что «семья имеет право на защиту со стороны общества и государства» (ст. 48 (1)). И далее: «Государство экономическими и иными мерами способствует образованию семьи и выполнению ею своих функций». В п. 2 той же статьи сказано: «Государство покровительствует материнству и детству...»

Таким образом, и конституции стран СНГ по-разному воспринимают текст международно-правовых актов, либо полностью повторяя их, либо внося свои уточнения и добавления. Анализ конституционных предпосылок охраны (защиты) семьи позволяет объяснить причину возникновения в правовой теории споров относительно правового статуса семьи как самостоятельного субъекта охраны (защиты) со стороны государства. Еще задолго до возникновения подобного рода споров известные теоретики права О.С. Иоффе и М.Д. Шаргородский писали: «Семья - это определенный коллектив, который не признается единым субъектом ни в одной из отраслей права»[69] . Такой коллектив становится субъектом права лишь при определении у него установленных общественных и юридических качеств. А наличие правосубъектности такого коллектива означает, что последний рассматривается законом как единое лицо[70] .

В наше время семью как субъект права рассматривает директор Государственного научно-исследовательского института семьи и воспитания РАО и Минтруда России, доктор социологических наук, профессор С.В. Дармодехин. Он предлагает ввести в качестве основополагающих такие понятия, как правовой статус семьи, правоспособность семьи. По его мнению, охране семьи препятствуют следующее факторы: 1) недооценка правоспособности семьи; 2) отождествление «семейных» прав гражданина с правами семьи; 3) отсутствие полноценного социального статуса семьи.

Острота проблемы столь необходимой охраны семьи усугубляется тем, что, по мнению социологов, «у российской семьи, как малой группы, отсутствует право быть субъектом правовой действительности»[71] . «Это лишает семейную общность возможности не только нести всю меру социальной ответственности за свои действия, но и права быть объектом защиты своих интересов»[72] . Поэтому семья не может не только улучшить, но и сохранить на достигнутом уровне свое благосостояние[73] .

Не вносит ясности в проблему охраны семьи и утверждение о том, что ей мешает невнимание к «субъектной роли семьи», отсутствие стремления к формированию партнерских отношений семьи и государства, установление рационального баланса интересов в системе «семья - личность – государство». Вызывает недоумение мнение авторов, берущих за основу положение о том, что семья есть самостоятельный субъект охраны, их призыв к переходу семьи на условия «самообеспечения и развития». То же самое можно сказать об активизации роли семьи в части охраны здоровья ее членов: никто не сомневается, что члены семьи, нуждающиеся в медицинской помощи, к этому стремятся, но не все зависит от них, возможности государства в этом смысле шире.

Подобного рода рассуждения подпитываются и тем обстоятельством, что все чаще и чаще в средствах массовой информации звучит утверждение, что неблагополучное положение в семье, умаление ее авторитета объясняются недостатками семейного права, современного семейного законодательства, с чем трудно согласиться. Существует еще одно объяснение причин, подрывающих основы семьи, мешающих ее охране. Оно заключается в усилении противоречий между социумом и индивидом[74] .

Утверждение о том, что семья имеет свой правовой статус, означает, что она имеет определенные права и обязанности. На правовом языке это значит, что семья, семейный коллектив как таковой может совершать одобряемые (желательные) с точки зрения государства действия и поступки. Но эти действия совершают конкретные члены семьи, входящие в ее состав. Их поступки не носят коллективного характера. То же можно сказать и об обязанностях, обладателем которых в правовом смысле быть нельзя. Сколько бы ни говорили о правоспособности семьи, ее правах и обязанностях, ответственности семейного коллектива, они не существуют как правовые понятия, поэтому невозможно говорить о правовой охране семьи как таковой. Не случайно в теории права существует лишь две категории лиц как субъектов права - физические и юридические лица. Ни к тем, ни к другим семья не относится. Правовая охрана и защита семьи осуществляются благодаря охране, защите каждого ее члена. И не может быть ответственности семьи вообще, она существует лишь как нравственный постулат, и не более того. Ответственность - любую: гражданско-правовую, уголовную, семейно-правовую - несут только конкретные физические, а иногда и юридические лица.

Знакомство с конституционными предпосылками охраны (защиты) семьи позволило обратить внимание на ее особенности, разночтения упомянутых понятий, что, естественно, повлияло на Семейный кодекс. Так, СК РФ полностью воспроизводит текст ст. 38 Конституции РФ. Никаких добавлений на этот счет не делается, а внимание сосредоточено на осуществлении и защите семейных прав, исполнении семейных обязанностей граждан, а точнее - членов семьи, о чем бы ни шла речь - о браке, разводе, родительских правах и обязанностях, семейно-правовом статусе несовершеннолетнего, форме устройства тех, кто лишился родительского попечения.

Кодекс о браке и семье Республики Беларусь (1999 г.) относит к задачам семейного законодательства «укрепление семьи как естественной и основной ячейки общества на принципах общечеловеческой морали, недопущение ослабления и разрушения семейных связей» (ст. 1). Защите семьи государством посвящается специальная статья, где говорится: «Семья, являясь естественной и основной ячейкой общества, находится под защитой государства». И здесь же в развитие данного тезиса подчеркивается, что в сфере социальной политики государство считает приоритетной задачей защиту брака, семьи, охрану материнства, отцовства и детства (ст. 3).

Семейный кодекс Киргизской Республики (2003 г.) также ограничивается перечнем основных задач семейного законодательства, куда входят - как предмет особой заботы всего общества и преимущественной охраны государства - семья, отцовство, материнство и детство (ч. 1 ст. 1). В то же время уделяется внимание правам граждан в семье, отдельно провозглашается защита семейных прав как одна из основных задач семейного законодательства.

Семейный кодекс Республики Таджикистан (1998 г.) воспроизводит текст соответствующей статьи Конституции, т.е. относит к основным началам семейного законодательства тезис: «Семья, брак, материнство, отцовство и детство в Республике Таджикистан находятся под защитой государства» (п. 1 ст. 1). К основным началам семейного законодательства этот Кодекс причисляет и защиту семейных прав.

Кодекс о браке и семье Украины (2002 г.), отмечая, что семья является первичной и основной ячейкой общества, выделяет государственную охрану семьи, детства, материнства, отцовства, закрепляет положение о том, что государство создает условия для укрепления семьи (ст. 5). В отдельной статье специально говорится о защите семейных прав и интересов (ст. 18).

Закон Республики Казахстан о браке и семье (1998 г.) также провозглашает: «Брак и семья, материнство, отцовство и детство находятся под защитой государства» (п. 1 ст. 2). А ст. 4 Семейного кодекса Узбекистана (1998 г.) называется «Защита семьи, материнства, отцовства и детства». Раскрывая ее содержание, Кодекс провозглашает: «В Республике Узбекистан семья, материнство, отцовство и детство находятся под защитой государства. Материнство и детство в Республике Узбекистан пользуются почетом и уважением».

Таким образом, в семейные кодексы стран СНГ почти полностью «перекочевали» конституционные положения этих стран, поэтому они отличаются некоторой пестротой, использованием в разном контексте понятий «охрана» и «защита». Одновременно в некоторых кодексах как о задаче семейного законодательства говорится о создании условий для укрепления семьи, что, на наш взгляд, и есть охрана семьи государством. А, например, Семейный кодекс Украины, не ограничиваясь констатацией того факта, что семья находится под защитой государства, обращает внимание на то, что государство обеспечивает эту охрану. Вместе с тем следует отметить, что все семейные кодексы гораздо больше внимания уделяют защите прав членов семьи, посвящая ей значительную часть объема своего текста. Иначе говоря, налицо явный крен в сторону именно защиты прав физических лиц - членов семьи. Причем кроме правил общего порядка эти документы довольно подробно и конкретно излагают способы защиты нарушенных прав.

Другие кодексы (кроме семейных), регулирующие те или иные правоотношения, осуществляют охрану (защиту) семьи как таковой лишь косвенным образом, сообразуясь со своей спецификой, возможностями, пониманием термина «семья». Создавая с помощью своих норм (жилищных, наследственных, пенсионных и проч.) предпосылки более благоприятного существования, развития семьи, они тем самым служат ее правовой охране. Причем всякий раз это делается с учетом возможностей данной отрасли законодательства.


3. Защита прав несовершеннолетних детей

3.1 Правовые основы защиты семейных прав детей

Для выявления сущности принципа обеспечения приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних прежде всего необходимо выяснить: из чего исходил законодатель, устанавливая нормы, в которых находит выражение этот принцип, и что представляет собой «руководящая идея», определяющая в данном случае одну из особенностей правового регулирования семейных отношений с участием детей?

Поставленные вопросы обусловливают необходимость раскрыть специфику правовых терминов и категорий, включенных в наименование исследуемого принципа. В частности, это приоритетность, интерес, права ребенка и защита.

Термин «приоритетность» впервые включен в Семейный кодекс РФ 1996 года. Государство придает важное и первостепенное значение обеспечению прав и интересов детей, их защите. Оно берет детей под свою охрану, избирая пути удовлетворения потребностей ребенка. Критерием этих потребностей служит «интерес». Интерес - это осознанная потребность. Прежде всего он должен осознаваться самим обществом, самим государством и быть выраженным в соответствующих правовых средствах. Регулируя общественные отношения по охране детства, государство при помощи правовых норм устанавливает, какие интересы детей охраняются законом и какой путь удовлетворения потребностей ребенка избирается государством. Интересы ребенка в первую очередь предполагают позитивное закрепление в законе субъективных прав детей и обязанностей родителей, других лиц по отношению к детям, а также закрепление гарантированного законом поведения, которое предоставляет возможность осуществления этих прав и обязанностей. Как видно, речь должна идти об охране интересов детей.

Если же субъективное право ребенка нарушается, а возложенные на родителей и других лиц обязанности не исполняются, применяются меры защиты. Однако из содержания п. 3 ст. 1 СК РФ следует, что законодатель предусматривает только защиту прав и интересов детей. Поэтому в наименование данного принципа необходимо включить охрану наряду с защитой. Это объясняется тем, что удовлетворение интересов ребенка осуществляется в первую очередь созданием определенных условий его жизни и воспитания, даже если сам ребенок не осознает этого.

Придавая интересам детей приоритетное значение, законодатель возлагает в первую очередь на родителя обязанность выразить действительный интерес ребенка и обеспечить его удовлетворение, ибо ребенок, не достигший совершеннолетия, подчас не способен правильно понять и оценить свои поступки. Интерес такого ребенка будет им самим не осознан. Поэтому реализация конкретного интереса ребенка осуществляется в основном не носителями интересов, а другими лицами (родителями, усыновителями, опекунами, попечителями). Охраняемый законом интерес ребенка удовлетворяется непосредственно поведением этих лиц. Но обязанные лица могут неверно представлять себе интересы детей, преуменьшая их (тогда интерес нуждается в государственной защите) либо преувеличивая в ущерб интересам общества и личности самого ребенка (в этом случае требуется ограничительное воздействие).

Отнесение того или иного интереса к числу юридически значимых (охраняемых) влечет определенные правовые последствия: он берется под государственную защиту. Таким образом, понятие «интересы ребенка» имеет емкое и многогранное содержание. В связи с этим представляется оправданным отсутствие в семейном законодательстве нормативного определения интересов ребенка. Е.М. Ворожейкин справедливо отмечал, что «интересы детей не есть раз и навсегда определенная категория. Содержание данного понятия меняется в зависимости от возраста детей, от состояния их развития и других факторов»[75] .

Не все права и интересы охраняются государством. Но когда государство заинтересовано в наилучшем обеспечении удовлетворения признаваемых обществом потребностей лица, а удовлетворение интересов осуществляется средствами, не противоречащими интересам общества и других граждан, оно берет интерес этого лица под свою охрану. Такая охрана интересов осуществляется при помощи правового регулирования общественной жизни и проявляется в двух формах: путем наделения одних членов общества субъективными правами и возложения на других юридической обязанности и путем предоставления лицам права прибегнуть к помощи компетентного органа для удовлетворения своих интересов[76] .

В СК РФ указание на охрану содержится лишь в одной норме. Так, согласно п. 1 ст. 70 СК РФ дела о лишении родительских прав рассматриваются по заявлению одного из родителей (лиц, их заменяющих), прокурора, а также по заявлению органов или учреждений, на которые возложены обязанности по охране прав несовершеннолетних (органов опеки и попечительства, комиссий по делам несовершеннолетних, учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и др.). Сравнительный анализ приведенной нормы с правилами п. 1 ст. 145 СК РФ (речь идет о детях, над которыми устанавливается опека или попечительство) выявляет некоторые противоречия. В частности, в п. 1 ст. 145 СК РФ говорится о защите прав и интересов детей, а в п. 1 ст. 70 СК РФ предусмотрена охрана прав несовершеннолетних, хотя речь идет об одном и том же субъекте - органе опеки и попечительства. Между тем следует исходить из того, что охрана - это более широкое понятие и его необходимо рассматривать как основное положение семейного права. Однако законодатель пошел по пути преимущественного закрепления защиты семейных прав и интересов (см. статьи 8, 56, 64, 68, 121, 145, 148, 149 СК РФ). Считаем, что при таком подходе деятельность в обеспечении прав и интересов детей ограничена.

Как известно, при всей близости понятий «охрана прав» и «защита прав» они все же не тождественны. Целесообразно рассматривать их в качестве хотя и тесно связанных, но относительно самостоятельных явлений. Этот вопрос является предметом давних научных дискуссий.

Обеспечение защиты прав и интересов несовершеннолетних происходит прежде всего посредством добровольного соблюдения юридических норм, без всяких элементов принуждения со стороны государственных органов. Кроме того, охрана препятствует использованию права (например, родительского) не по назначению. Так, в соответствии с п. 2 ст. 56 СК РФ ребенок имеет право на защиту от злоупотребления со стороны родителей (лиц, их заменяющих). Анализ данной нормы позволяет сделать вывод о том, что злоупотребления предполагают наступление вредных последствий. Вместе с тем, когда речь идет о несовершеннолетних, их права и интересы подлежат охране независимо от вредного результата. Поэтому целесообразно внести изменения в п. 2 ст. 56 СК РФ, указав на обеспечение охраны и защиты прав и интересов несовершеннолетних. Дело в том, что акцент в охране детей переносится на активное содействие государства в осуществлении закрепленных в законе прав и обязанностей.

Следовательно, введение в СК РФ положений не только о защите, но и об охране прав и интересов несовершеннолетних свидетельствовало бы о том, что государство устанавливает меры, обеспечивающие фактическую возможность совершать определенные действия для удовлетворения интересов ребенка. Права и интересы несовершеннолетних охраняются и защищаются. Юридическая сущность защиты прав и интересов несовершеннолетних в рамках исследуемого принципа семейного права не может быть определена без анализа мер ответственности в семейном праве наряду с мерами защиты.

Защита имеет свои задачи, свои способы и свою сферу применения. Задача - восстановление нарушенных субъективных прав лица. Нарушение права является тем признаком, который свидетельствует о необходимости вмешательства юрисдикционных органов с целью устранения нарушения силами принудительного воздействия. На государственные органы возлагается обязанность принять специальные меры, направленные на создание управомоченному лицу (ребенку) обстоятельств, при которых возможно надлежащее осуществление им субъективных прав. И в этом основная цель защиты. Возможность применения мер защиты сама по себе способствует воздержанию от нарушения прав. В этом смысле меры защиты по своей цели являются и средствами предупреждения правонарушений.

Обычно защита вытекает из уже существующего правоотношения и не является результатом поведения лиц, не участвующих в нем (и в то же время средства защиты могут иметь абсолютный характер: например, возможность принудительного изъятия ребенка у любого лица, удерживающего его не на основании закона или судебного решения). Отсюда следует, что защита прежде всего распространяется на такие субъективные права, которые существуют в рамках конкретных правоотношений. Вместе с тем не следует рассматривать защиту как свойство самого субъективного права, которое в результате нарушения находится в особом состоянии. Защита - это реакция государства в лице его специальных органов на обращение управомоченного лица в интересах других лиц о невозможности осуществления права без вмешательства власти. Когда ставится вопрос о защите, ясно, что речь идет не об абстрактной возможности, а о конкретных спорах о праве. В действующем СК РФ впервые предусмотрены способы защиты нарушенных семейных прав конкретным лицом[77] .

Способы (меры) защиты прав и интересов детей весьма многочисленны. Они охватывают большую совокупность регулируемых семейным правом общественных отношений. Применение соответствующих мер защиты зависит от содержания нарушенного права и характера нарушения. Из содержания ст. 8 СК РФ следует, что способы защиты семейных прав имеют собирательное значение. Они могут быть выведены в результате анализа норм всех институтов семейного права (например, статьи 52, 64, 68 и 121 СК РФ). Совершенно очевидно, что личные права и интересы ребенка могут быть защищены путем признания этих прав (например, установление правовой связи между отцом и ребенком); пресечения действий, нарушающих право (требование о передаче ребенка лицу, имеющему преимущественное право на воспитание или лучшие условия для этого; отобрание ребенка в случае невиновного поведения родителя, если оставление ребенка опасно для него; лишение родителя права на общение с ребенком, если это отрицательно сказывается на ребенке при невиновном поведении родителя); восстановления положения, существовавшего до нарушения права (истребование ребенка у любого лица, удерживающего его у себя не на основании закона или судебного решения).

Защита имущественного права ребенка может производиться такими способами, как присуждение к исполнению обязанности в натуре (взыскание алиментов с родителей и других лиц) и изменение или прекращение правоотношения (отмена усыновления по вине усыновителя).

Перечисленные способы защиты конкретизируются нормами семейного права и составляют соответствующие охранительные институты. Они вполне соответствуют природе защищаемых субъективных прав ребенка.

Все способы защиты можно назвать формами материальной защиты, так как они означают признание органом, разрешающим спор, факта существования нарушенного субъективного права и предписание о принудительном восстановлении его. При этом не имеет значения, от кого это нарушение исходит. При реализации принципа обеспечения приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних защита прав не ставится в зависимость от желания или нежелания субъектов правоотношения. Когда речь идет о ребенке, праву свободного усмотрения нет места[78] .

Защита права допустима при наличии одного объективного факта нарушения. Вина правонарушителя здесь значения не имеет, т.е. в данном случае речь идет о необходимости обеспечения защиты прав и интересов ребенка, об устранении препятствий для осуществления управомоченным своего объективного права. Каких-либо дополнительных обязанностей на лицо, нарушившее или оспорившее право, не возлагается. Сложность отношений по защите прав детей определяется особенностями интересов ребенка, спецификой его субъективных прав и обязанностей. Наличие в семейном законодательстве соответствующих мер защиты расширяет сферу борьбы с правонарушениями, особенно в тех случаях, когда право ребенка нуждается в защите при отсутствии оснований для применения мер ответственности (например, при установлении отцовства).

Как известно, ответственность представляет собой один из охранительных правовых институтов, в рамках которого осуществляется защита прав и реализуется предусмотренное санкцией неблагоприятное для виновного лица последствие. Цель ответственности заключается, с одной стороны, в применении к правонарушителю определенной санкции, в результате чего виновный лишается имеющихся у него субъективных прав либо вынужден принять какие-то новые (дополнительные к имеющимся) обременительные обязанности, с другой - в обеспечении защиты прав управомоченного лица.

Доминирующей является трактовка ответственности как меры государственного принуждения, основанной на юридическом и общественном осуждении правонарушителя и выражающейся в установлении для него определенных отрицательных последствий в форме ограничений (лишений личного или имущественного характера)[79] .

Говоря об ответственности в семейном праве, следует заметить, что ее ядром также является общественное и государственное осуждение правонарушителя. В то же время ответственность в семейном праве обладает специфическими чертами. Она может быть оговорена соглашением сторон лишь в случаях, предусмотренных законом (например, соглашение об уплате алиментов). Здесь не может идти речи о компенсационно-восстановительном характере неблагоприятных последствий. Предметом семейно-правового регулирования обусловлен способ воздействия на правонарушителей. Ответственность может выражаться в лишениях как имущественного (лишение родителей права на получение содержания от своих детей), так и личного порядка.

Для привлечения правонарушителя к ответственности по нормам семейного законодательства не всегда требуется наличие полной совокупности элементов состава правонарушения. Ответственность в семейном праве может возникнуть и при так называемом усеченном, неполном составе правонарушения. Так, не требуется наступления вредных последствий для ребенка при лишении родительских прав (ст. 69 СК РФ), отмены усыновления (ст. 141 СК РФ). Задача применения мер принудительного воздействия состоит не в том, чтобы наказать правонарушителя, а прежде всего в том, чтобы обеспечить защиту прав и интересов ребенка. Сам по себе вредоносный результат настолько опасен, что меры ответственности должны применяться своевременно, до тех пор пока они не повлекли отрицательных последствий для ребенка.

Ответственность в семейном праве наступает только за виновное поведение родителей (усыновителей, опекунов, попечителей). Хотя термин «вина» в СК РФ не встречается, субъективное основание ответственности в семейном праве выражается в форме указания на характер виновного действия (бездействия). Так, в статьях 62, 56 и 69 СК РФ говорится о злоупотреблении правами и об уклонении от выполнения обязанностей родителей, в ст. 77 - об угрозе жизни ребенка или его здоровью, в ст. 121 - об уклонении родителей от воспитания детей или от защиты их прав и интересов.

Между юридической ответственностью и мерами защиты существуют качественные отличия, прослеживающиеся прежде всего по основаниям. Для применения мер защиты не требуется наличия вины. Институт защиты и институт ответственности имеют различные задачи и выполняют различные функции. Если первый направлен на восстановление нарушенных субъективных прав, то второй - на наказание виновного, стимулирование надлежащего исполнения родительских обязанностей в будущем.

Учитывая различия мер ответственности и мер защиты, следует подчеркнуть, что в семейном праве и юридическая ответственность, и меры защиты используются для защиты нарушенных прав и интересов детей. Оба вида государственного принуждения могут действовать одновременно. Тем не менее существует необходимость их разграничения - не только потому, что для применения одних не надо устанавливать вину, а для применения других вина выступает в качестве неотъемлемого условия, но и с точки зрения развития законодательства, ибо эти два института могут иметь разную судьбу.

Меры ответственности можно разделить на меры личного неимущественного и имущественного характера. К первым относятся:

а) лишение родительских прав;

б) отобрание ребенка у родителей при виновном поведении последних;

в) отстранение опекуна, попечителя от исполнения обязанностей по опеке (попечительству);

г) отмена усыновления вследствие виновного поведения усыновителя;

д) лишение родителя, уклоняющегося от воспитания ребенка, права дачи согласия на усыновление;

е) лишение права на общение с детьми родителя, дедушки, бабушки, если они оказывают на ребенка вредное влияние;

ж) отказ в возврате детей от другого лица родителю, поведение которого признано аморальным (антиобщественным).

К мерам имущественного характера относятся:

а) лишение родителей права на получение содержания от своих совершеннолетних детей;

б) лишение права на алименты отчима (мачехи).

Защита субъективных прав осуществляется средствами, которые предусмотрены охранительными нормами. Последние не являются самостоятельной структурой - они рассыпаны по всем институтам семейного права, что способствует должной реализации регулятивных норм.

Приведенное разделение мер принуждения условно, ибо меры ответственности в семейном праве, как и в некоторых других отраслях, выполняют роль средств защиты нарушенных субъективных прав. Имеются, однако, и такие меры (их в семейном праве большинство), которые являются исключительно мерами защиты, но не ответственности. Вместе с тем нельзя отрицать всякое практическое значение такой классификации мер принуждения, поскольку она облегчает работу административным и общественным органам, а также суду при выявлении конкретных нарушений прав ребенка, способов защиты, оснований их применения[80] .

В семейном праве, на наш взгляд, есть и меры превентивного характера, например: обязанность должностных лиц организаций и иных граждан, которым станет известно об угрозе жизни или здоровью ребенка, о нарушении его прав и законных интересов, сообщить об этом в орган опеки и попечительства по месту фактического нахождения ребенка (п. 3 ст. 56 СК РФ); медицинское обследование лиц, вступающих в брак (ст. 15 СК РФ), а также консультирование по медико-генетическим вопросам и вопросам планирования семьи.

Таким образом, санкции в семейном праве выступают прежде всего как способ обеспечения защиты прав и интересов детей. Они отличаются большим своеобразием. Многочисленность семейно-правовых санкций и их тесная взаимосвязь служат цели обеспечения свободного и беспрепятственного осуществления принципа приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних.

Семейный кодекс РФ закрепляет две основные формы защиты семейных прав: судебную и административную. Так, согласно п. 1 ст. 8 защита семейных прав осуществляется судом по правилам гражданского судопроизводства, а в предусмотренных СК РФ случаях - государственными органами или органами опеки и попечительства. Из данной нормы видно, что законодатель разграничивает судебную и административную подведомственность. Ведущая роль в защите прав несовершеннолетних отводится судебному порядку. Административная защита личных неимущественных прав несовершеннолетних имеет существенное значение, хотя не обладает той гарантированностью, которая присуща судебной форме защиты.

Анализ норм СК РФ позволяет сделать вывод о том, что все меры принудительного воздействия сводятся либо к исполнению добровольно невыполненной обязанности (ст. 115), либо к ограничению права (ст. 73), отказу в его защите (ст. 92), пресечению нарушения права (п. 3 ст. 66), восстановлению нарушенного права (ст. 72), либо к лишению права (ст. 69).

Расширение диспозитивного начала в СК РФ способствует более широкому применению норм Гражданского кодекса РФ, свободе распоряжения принадлежащими гражданам семейными правами, в том числе правом на защиту. Примером проявления этих положений являются алиментные правоотношения родителей и несовершеннолетних детей.

Права и интересы детей подлежат защите и тогда, когда брак признается недействительным. В законе четко определен круг лиц, которые могут обратиться с иском в суд о признании брака недействительным. Эти лица дифференцированы в зависимости от возраста (преимуществом обладают несовершеннолетние), характера нарушений условий заключения брака, наличия препятствий к заключению брака.

Важным проявлением приоритета защиты прав и интересов детей является правило о привлечении органа опеки и попечительства к участию при рассмотрении дела о признании недействительным брака, заключенного с лицом, не достигшим брачного возраста, либо с лицом, признанным судом недееспособным.

Таким образом, из анализа отдельных норм некоторых институтов семейного права следует, что законодателем значительно усилена защита прав и интересов несовершеннолетних, имеются определенные достижения в правовом регулировании судебной и административной подведомственности брачно-семейных споров, а также бесспорной юрисдикции.

3.2 Ювенальная юстиция как средство защиты прав и интересов несовершеннолетних

Согласно демографическим прогнозам к середине XXI в. люди моложе 30 лет будут составлять почти половину населения планеты. Причем уже сегодня этот показатель высок. Так, в России проживают более 30 миллионов человек в возрасте от 14 до 30 лет - это 20% населения страны[81] . Вместе с тем возрастает и степень опасности, которой подвергается ребенок в обществе, так как все большее ужесточение экономических и социальных условий, не всегда удачная молодежная политика государства, правовой нигилизм немалой части взрослого населения привели к естественной реакции молодого поколения - смещению в негативную сторону нравственных ценностей и, как следствие, приобщению большего числа молодежи к преступной деятельности[82] .

Однако уровень разрешения вопросов декриминализации несовершеннолетних в действующем законодательстве довольно низкий: существует неопределенность и незаконченность ряда норм, направленных на защиту прав и законных интересов несовершеннолетних. В этих условиях особую значимость приобретают специализированные государственные органы, чья деятельность предусматривает защиту прав детей, предупреждение преступности несовершеннолетних, профилактику безнадзорности и правонарушений[83] .

Такие органы в России действуют на всех уровнях публичной власти: на уровне государственной власти (федеральном и субъектов Федерации) и местного самоуправления. На федеральном уровне к таким органам относятся Уполномоченный по правам человека РФ; Совет при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека; Комитет по делам женщин, семьи и молодежи Государственной Думы Федерального Собрания РФ; Комиссия Совета Федерации Федерального Собрания РФ по делам молодежи и спорту; межведомственная комиссия по делам несовершеннолетних при Правительстве РФ; департамент медико-социальных проблем семьи, материнства и детства Министерства здравоохранения и социального развития РФ; в Министерстве образования и науки РФ - Управление по делам молодежи, Департамент по государственной молодежной политике, воспитанию и социальной защите детей, Федеральное агентство по образованию; Государственный НИИ семьи и воспитания РАО и Министерства здравоохранения и социального развития РФ; Российский детский фонд и его Институт.

Департаменты, комитеты, комиссии и отделы с аналогичными функциями действуют и на региональном уровне[84] .

К органам, направленным на защиту прав несовершеннолетних в Российской Федерации, следует отнести также комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав и институт социальных работников, которые занимают особое место среди субъектов системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних. Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав - головной орган, координирующий и контролирующий деятельность всех других органов и учреждений системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних[85] . Что касается социальных работников, они оказывают социальную, психологическую, юридическую помощь несовершеннолетним правонарушителям в рамках проводимого в отношении последних судопроизводства.

Таким образом, на сегодняшний день в России имеется целая группа государственных органов различного уровня, в компетенцию которых входит регулирование и разрешение вопросов социализации несовершеннолетних. В то же время одной из основных проблем в этой области является отсутствие взаимодействия между ними, нечеткость распределения компетенции в соответствии с ветвями и уровнями власти, дублирование и параллелизм в работе[86] . Кроме того, существует огромный массив нормативных актов различных отраслей права, так или иначе связанных с регулированием прав ребенка, накоплен большой объем знаний, содержащих рекомендации относительно реализации прав несовершеннолетних в различных сферах жизни общества, совершенствования институтов, связанных с детством. Однако слабо представлена межотраслевая и межпредметная связь, что, в свою очередь, приводит к коллизиям, декларированности многих норм или их слабой реализации[87] . Например, ст. 12 Основ законодательства Российской Федерации о культуре от 9 октября 1992 г.[88] гарантирует возможность лицам, не достигшим 18 лет, право бесплатного посещения музеев один раз в месяц в порядке, установленном Правительством РФ. Постановление Правительства РФ от 12 ноября 1999 г. № 1242 «О порядке бесплатного посещения музеев лицами, не достигшими восемнадцати лет»[89] определяет, например, что информация о порядке бесплатного посещения музея лицами, не достигшими 18 лет, размещается в доступных для посетителей зонах музейных зданий и в средствах массовой информации. Реализация этой нормы происходит крайне слабо.

Другой пример. «Семейный кодекс РФ в статье 56 также закрепляет право ребенка самостоятельно обратиться в суд для защиты собственных прав по достижении им 14 лет. Это право не может быть реализовано до принятия соответствующего федерального закона, предусматривающего механизм обращения ребенка в суд. Таким образом, реальных предпосылок для осуществления данного права в настоящее время не существует, так как действующее гражданско-процессуальное законодательство не определяет положения несовершеннолетнего участника гражданского процесса, утратившего родительское попечение или пытающегося защитить свои права именно от родителей»[90] .

В этой связи создание специализированного правосудия для несовершеннолетних (ювенальной юстиции) способствовало бы накоплению соответствующей судебной практики, которая стала бы базой для дальнейшей эволюции законодательства в данной области, привела бы к углублению связей различных отраслей права в сфере защиты прав несовершеннолетних.

Характерно, что именно Россия была одним из первых государств, внедривших еще в 1910 г. ювенальные суды. В свое время эта система считалась одной из наиболее передовых в Европе[91] . Таким образом, наблюдаемый в настоящее время в ряде субъектов Российской Федерации процесс дополнения системы общей юстиции специализированными элементами, которые позволили бы защитить права несовершеннолетних, а также максимально учесть при расследовании, определении и исполнении наказания особенности личности подростка, условия и причины совершенного им противоправного действия, имеет под собой собственно российский правовой опыт[92] .

В юридической науке и практике правосудие по делам несовершеннолетних (ювенальная юстиция) традиционно оценивается с двух позиций: как инструмент борьбы с преступностью молодежи и подростков и как средство охраны прав и законных интересов несовершеннолетних, защиты их от неблагоприятных условий жизни и воспитания. Эти два подхода отражают содержание и цели ювенальной юстиции. Поскольку на практике они не разделяются между собой, это приводит в определенном смысле к стиранию грани между функциями судебной защиты и задачами борьбы с преступностью[93] .

Несмотря на то что институт ювенальной юстиции для России не нов, в юридической науке не выработано единого подхода к нему.

Например, судья Ростовского областного суда, доцент кафедры уголовно-правовых дисциплин Российской академии правосудия (Ростовского филиала), соучредитель и член Совета общественной организации «Региональная ассоциация специалистов по поддержке судебно-правовой реформы и ювенальной юстиции в Ростовской области» («Ювенальный центр») Е.Л. Воронова определяет ювенальную юстицию как систему защиты прав и законных интересов несовершеннолетних, объединяющую вокруг специализированного суда по делам несовершеннолетних социальные службы (органы и учреждения государственной системы, профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних), общественные организации[94] .

Член Конституционного совета доктор юридических наук С.Ф. Бычкова отмечает несколько понятий ювенальной юстиции:

1) система особого судопроизводства по делам о правонарушениях несовершеннолетних, совершивших уголовно наказуемые деяния и достигших возраста уголовной ответственности;

2) система норм и институтов, связанных с ребенком как субъектом правонарушений, независимо от его возраста и категорий правонарушений;

3) система, включающая не только соответствующее законодательство, но и комплекс государственных и иных органов и организаций, имеющих своим назначением защиту прав и законных интересов несовершеннолетних; осуществляющих правосудие в отношении несовершеннолетних, реагирование на правонарушения несовершеннолетних[95] .

По мнению С.Ф. Бычковой, оптимальным представляется последнее определение, «так как в случае принятия его в качестве базового могут быть в максимальной мере реализованы принципы ювенальной юстиции, которые обусловливают выделение ее из общей юстиции: преимущественно охранительная ориентация, воспитание, социальная насыщенность, максимальный учет при осуществлении процессуальных действий и принятии процессуальных решений в отношении несовершеннолетних их индивидуальности»[96] .

В то же время анализ вышеприведенных определений позволяет сделать вывод о том, что они рассматривают только юридическую основу, т.е. правовые акты, регламентирующие деятельность ювенальных судов и нормативные акты, направленные на правовую защиту прав несовершеннолетних. С этим можно не согласиться, поскольку ювенальной юстиции присущ и социальный аспект, в который заложены идеи, направленные на воспитание, социальную защиту несовершеннолетнего, сокращение вредного влияния на детей и подростков судебного рассмотрения дел и строгости уголовных наказаний.

Так, С.В. Яровая, преподаватель кафедры уголовного и уголовно-исполнительного права Саратовской государственной академии права, отмечает, что «приверженцами ювенальной юстиции становятся в первую очередь не юристы, а представители иных областей знания: врачи, психологи, педагоги... В этом общественном процессе есть одна особенность - неюристы расширяют теоретическое и практическое пространство ювенальной юстиции, перенося акценты на соответствующие методико-психологические, социальные службы помощи детям и подросткам, забывая, что базовые правовые основы ее деятельности должны разрабатываться профессионалами-юристами... и основное содержание данного понятия - это прежде всего правосудие и центральным его звеном является суд»[97] .

Однако осуществление правосудия в отношении несовершеннолетних тесно связано с деятельностью специализированных органов и вспомогательных социально-психологических служб ювенального профиля, которые способствуют эффективности функционирования ювенальных судов «как до рассмотрения дела судом, так и после принятия им судебного решения»[98] . Иначе говоря, теоретический и практический вклад неюристов, т.е. различных методико-психологических, социальных служб помощи детям и подросткам, так же значителен, как и юристов.

Правовые и социальные основы ювенальной юстиции должны находиться в постоянном взаимодействии, которое составляет механизм защиты прав ребенка. Под таким механизмом следует понимать систему социальных и правовых средств, применяемых для обеспечения реализации его прав[99] .

Таким образом, в понятие ювенальной юстиции необходимо вкладывать как правовую, так и социальную основы, поскольку правовые нормы, касающиеся несовершеннолетних, устанавливаются исходя из особенностей личности несовершеннолетнего, которые исследуются социальными работниками. Социальный работник, по сути, является помощником судьи: он исследует социальную ситуацию и особенности личности правонарушителя, а также вырабатывает индивидуальные программы реабилитации. В связи с этим можно говорить, что социальная насыщенность ювенальной юстиции не может быть достигнута судом без привлечения к участию в процессе специалистов других служб и учреждений.

Необходимо отметить, что ювенальную юстицию отличают следующие специфические принципы, которых нет ни в одном институте права.

Преимущественно охранительная ориентация. Этот принцип специфичен, так как ювенальная юстиция создавалась и действует до настоящего времени преимущественно как уголовное правосудие, задачи которого чаще ассоциируются с уголовным преследованием, обвинением, осуждением, наказанием, а не с приоритетной защитой тех, кто совершил преступление. Однако исторически суд по делам несовершеннолетних создавался как суд, решающий двуединую задачу, - защиты прав детей и подростков и уголовного преследования несовершеннолетних преступников[100] .

Социальная насыщенность. Суть этого принципа - в широком использовании в судебном процессе по делам несовершеннолетних неюридических специальных знаний, в акценте на изучении социальных условий жизни несовершеннолетних, представших перед судом, социально-психологических признаков их личности. Использование таких специальных знаний в западной правовой науке носит название «непрофессиональный элемент»[101] .

Максимальная индивидуализация судебного процесса. Индивидуализация в рамках ювенальной юстиции является ее принципом потому, что в центре судебного процесса находится личность несовершеннолетнего, и именно ей в первую очередь подчинена вся судебная процедура, включающая правила, отсутствующие в общем правосудии. Так, концепция ювенальной юстиции предусматривает, что судопроизводство по делам несовершеннолетних имеет неформальный характер, но это не совпадает с традиционными представлениями о строго регламентированной в законе процедуре. Законодательство и судебная практика тех стран, где функционируют суды для несовершеннолетних, оценивают такую правовую ситуацию как самую эффективную применительно к подросткам[102] .

Исходя из вышеизложенного можно сделать вывод, что целью ювенальной юстиции является не наказание как таковое, а воспитание молодых людей путем сокращения вредного влияния на детей и подростков фактора вовлечения их в уголовное судопроизводство[103] .

Итак, при характеристике ювенальной юстиции необходимо выделять несколько аспектов: во-первых, ювенальная юстиция - система государственных органов, чья деятельность направлена на защиту прав и законных интересов несовершеннолетних, среди которых ведущее место занимают ювенальные суды; во-вторых, в ней наличествуют специфические принципы, на которых основываются судебные органы при осуществлении уголовного правосудия в отношении несовершеннолетних; в-третьих, присутствует определенный механизм, посредством которого государственные органы осуществляют защиту прав ребенка; в-четвертых, для нее обязательно взаимодействие судебных органов с различными социальными службами помощи детям и подросткам.

С учетом вышеизложенного представляется возможным предложить следующее определение. Ювенальная юстиция - это основанная на специфических принципах особая система защиты прав несовершеннолетних, включающая в себя совокупность государственных органов, деятельность которых осуществляется совместно с соответствующими методико-психологическими, социальными службами помощи детям и подросткам, посредством механизма защиты прав ребенка, применяемых для обеспечения реализации его прав.

По результатам данного исследования можно сделать следующие выводы.

1. Ювенальная юстиция - это основанная на специфических принципах особая система защиты прав несовершеннолетних, включающая в себя совокупность государственных органов, деятельность которых осуществляется совместно с соответствующими методико-психологическими, социальными службами помощи детям и подросткам посредством механизма защиты прав ребенка, применяемых для обеспечения реализации его прав.

Основной целью ювенальной юстиции представляется воспитание несовершеннолетних путем уменьшения вредного влияния на них фактора вовлечения в уголовное судопроизводство.

2. В понятие ювенальной юстиции необходимо вкладывать как правовую, так и социальную основы. Юридическую основу ювенальной юстиции составляют правовые акты, регламентирующие деятельность ювенальных судов, и нормативные акты, направленные на защиту прав несовершеннолетних.

В социальной основе ювенальной юстиции лежат идеи, направленные на воспитание, социальную защиту несовершеннолетнего, на минимизацию подавляющего влияния на детей и подростков процедуры судебного рассмотрения дел и снижение строгости уголовных наказаний.

Правовые и социальные основы ювенальной юстиции должны находиться в постоянном взаимодействии, которое и составляет механизм защиты прав ребенка.


Заключение

На основе проведенного исследования представляется возможным сформулировать следующие основные теоретические положения и рекомендации по совершенствованию действующего законодательства.

О праве на защиту в семейном праве можно вести речь только тогда, когда субъективное право оказалось нарушенным или же на него было осуществлено посягательство в какой-либо иной форме. Если такого посягательства еще не было, то правовую природу предусмотренных законодательством мер, направленных на предотвращение будущих неблагоприятных последствий, следует квалифицировать как меры по охране.

В семейно-правовых отношениях право на защиту может осуществляться самостоятельно, поэтому возможно его нарушение отдельно от субъективного права. Так, в случае уклонения родителей от выполнения обязанности защищать интересы и права детей, они могут быть лишены родительских прав.

Под правом на защиту семейного права следует понимать обеспеченную законом возможность самостоятельного обращения в суд или к иным компетентным органам с требованием о принятии предусмотренных законом мер, направленных на пресечение незаконных действий, признания или восстановление нарушенного семейного права.

Защита нарушенных семейных прав по общему правилу осуществляется в следующих формах: 1) судами; 2) государственными органами; 3) органами опеки и попечительства.

Особенность защиты субъективных гражданских прав в административном порядке состоит в том, что решение, принятое в административном порядке, может быть обжаловано в суд. Однако семейное законодательство такой порядок не предусматривает, в связи с чем, ст. 8 СК РФ противоречит п.1 ст.146 Конституции РФ, согласно которому «каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод».

На основании полученных теоретических выводов представляется целесообразным предложить следующие рекомендации по совершенствованию действующего законодательства:

1. Изложить п.2 ст.7 СК РФ в следующей редакции: «Семейные права защищаются законом, за исключением случаев, если они осуществляются в противоречии с назначением этих прав».

2. Изложить п.1 ст.8 СК РФ в следующей редакции: «Защита семейных прав осуществляется судом по правилам гражданского судопроизводства, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, государственными органами или органами опеки и попечительства. Решения, принятые государственным органом или органом опеки и попечительства могут быть обжалованы в судебном порядке».

3. Изложить п.4 ст.35 ГК РФ в следующей редакции: «Лицам, нуждающимся в опеке и попечительстве, и находящимся в соответствующих воспитательных, лечебных учреждениях, учреждениях социальной защиты населения и других аналогичных учреждениях, опекуны и попечители не назначаются. Выполнение их обязанностей возлагается на администрацию этих учреждений. Временное помещение лица опекуном (попечителем) в такое учреждение не прекращает прав и обязанностей опекуна (попечителя) в отношении этого лица».

4. Предлагается дополнить абз. 2 п. 1 ст. 64 СК РФ предложением третьим следующего содержания: «В случае раздельного проживания родителей законным представителем ребенка является родитель, с которым в соответствии с пунктом 3 статьи 65 настоящего Кодекса установлено место жительства ребенка, если иное не установлено соглашением между родителями или решением суда».

5. В качестве законного представителя ребенка несовершеннолетних родителей, не вступивших в брак следует рассматривать бабушку по материнской линии и внести изменения в п. 2 ст. 62 СК РФ, изложив его в следующей редакции: «До достижения несовершеннолетними родителями возраста 16 лет законным представителем ребенка таких родителей с правами опекуна является мать несовершеннолетней матери. В случаях, когда мать несовершеннолетней матери отсутствует либо не желает осуществлять свои функции, ребенку должен быть назначен опекун. Лица, на которых возлагается опека ребенка несовершеннолетних родителей, будут осуществлять его воспитание совместно с несовершеннолетними родителями».

6. На наш взгляд, п.1 ст. 80 СК РФ должен быть изложен в следующей редакции: «При отсутствии соглашения родителей об уплате алиментов, при не предоставлении содержания совершеннолетним детям и при не предъявлении иска в суд орган опеки и попечительства обязан предъявить иск о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей к их родителям (одному из них)».

8. В связи с изложенным представляется необходимым наделить ребенка правом обращения с требованием об установлении отцовства по достижении им возраста 14 лет. В этой связи содержание ст. 49 СК РФ нуждается в уточнении. Её необходимо уточнить в следующей редакции: «В случае рождения ребёнка у родителей, не состоящих в браке между собой, и при отсутствии совместного заявления родителей или заявления отца ребёнка (пункт 4 статьи 48 настоящего Кодекса) происхождение ребёнка от конкретного лица (отцовство) устанавливается в судебном порядке по заявлению одного из родителей, опекуна (попечителя) ребёнка или по заявлению лица, на иждивении которого находится ребёнок, а также по заявлению самого ребёнка по достижению им возраста 14 лет. При этом суд принимает во внимание любые доказательства, с достоверностью подтверждающие происхождение ребёнка от конкретного лица».

9. Необоснованно ущемлены права ребенка требовать отмены усыновлении (удочерения). Представляется необходимым внести изменения и в ст.142 СК РФ и изложить её в следующей редакции: «Правом требовать отмены усыновления ребёнком обладают его родители, усыновители ребёнка, усыновлённый ребёнок, достигший возраста 14 лет. При невыполнении или ненадлежащем выполнении усыновителям своих обязанностей в отношении усыновленного ребёнка органы опеки и попечительства обязаны обратиться в суд с иском об отмене усыновления».

10. Необходимо принятие разработанных законопроектов пакета по ювенальной юстиции (прежде всего принятого в 2002 г. Государственной Думой ФС РФ в первом чтении проекта Федерального конституционного закона «О внесении дополнений в Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» - в части введения ювенальных судов). Содействие реализации основных положений Федерального закона «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» и принятию Федерального закона «О комиссиях по делам несовершеннолетних и защите их прав». Всемерное способствование формированию комплекса мер по подготовке, переподготовке и повышению квалификации кадров для системы ювенальной юстиции.


Список использованных источников

1 Нормативные правовые акты

1.1 Всеобщая декларация прав человека [Текст]: [Принята Генеральной Ассамблеей ООН 10.12.1948 г.] // Профсоюзы и экономика. – 1995. – №4.

1.2 О правах ребенка [Текст]: [Конвенция ООН от 20.11.1989 г.] // Сборник международных договоров СССР. – 1993. – Выпуск XLVI.

1.3 Об экономических, социальных и культурных правах. [Текст]: [Международный пакт от 16.12.1966 г.] // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1994. – № 12.

1.4 О гражданских и политических правах [Текст]: [Международный пакт от 16.12.1966 г.] // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1994. – № 12.

1.5 О декларации прав и свобод человека и гражданина [Текст]: [Постановление ВС РФ № 1920-1, принят 22.11.1991 г.] // Ведомости СНД РСФСР и ВС РСФСР. – 1991. – № 52. – Ст. 1865.

1.6 Конституция Российской Федерации [Текст]: офиц. текст. // Российская газета. –1993. – 25 декабря.

1.7 О судебной системе Российской Федерации [Текст]: [Федеральный Конституционный закон № 1-ФКЗ, принят 31.12.1996 г.] // Собрание законодательства РФ. – 1997. – № 1. – Ст. 1.

1.8 Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) [Текст]: [Федеральный закон № 51-ФЗ, принят 30.11.1994 г.] // Собрание законодательства РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301.

1.9 Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) [Текст]: [Федеральный закон № 14-ФЗ, принят 26.10.1996 г.] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 5. – Ст. 410.

1.10 Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) [Текст]: [Федеральный закон № 146-ФЗ, принят 26.11.2001 г.] // Собрание законодательства РФ. –2001. – № 49. – Ст. 4552.

1.11 Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 138-ФЗ, принят 14.11.2002 г.] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 46. – Ст. 4532.

1.12 Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 95-ФЗ, принят 24.07.2002 г.] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 30. – Ст. 3012.

1.13 Жилищный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 188-ФЗ, принят 29.12.2004 г.] // Собрание законодательства РФ. – 2005. – № 1 (ч. 1). – Ст. 14.

1.14 Семейный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 223-ФЗ, принят 29.12.1995 г.] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 1. – Ст. 16.

1.15 О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием разграничения полномочий [Текст]: [Федеральный закон № 258-ФЗ, принят 29.12.2006 г.] // Собрание законодательства РФ. – 2007. – № 1 (1 ч.). – Ст. 21.

1.16 Об охране здоровья граждан. [Текст]: [Основы законодательства Российской Федерации № 5487-1 принят 22.07.1993 г.] // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. – № 33. – Ст. 1318.

1.17 О культуре [Текст]: [Основы законодательства Российской Федерации № 3612-1, принят 09.10.1992 г.] // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1992. – № 46. – Ст. 2615.

1.18 Об опеке и попечительстве [Текст]: [Федеральный закон № 48-ФЗ, принят 24.04.2008 г.] // Собрание законодательства РФ. – 2008. – № 17. – Ст.1755.

1.19 Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 131-ФЗ, принят 06.10.2003 г.] // Собрание законодательства РФ. – 2003. – № 40. – Ст. 3822.

1.20 О гражданстве Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 62-ФЗ, принят 31.05.2002 г.] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 22. – Ст. 2031.

1.21 Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 124-ФЗ, принят 24.07.1998 г.] // Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 31. – Ст. 3802.

1.22 Об актах гражданского состояния [Текст]: [Федеральный закон № 143-ФЗ, принят 15.11.1997 г.] // Собрание законодательства РФ. – 1997. – № 47. – Ст. 5340.

1.23 О предупреждении распространения в российской федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции) [Текст]: [Федеральный закон № 38-ФЗ, принят 30.03.1995 г.] // Собрание законодательства РФ. – 1995. – № 14. – Ст.1212.

1.24 О трансплантации органов и (или) тканей человека [Текст]: [Закон РФ № 4180-1, принят 22.12.1992 г.] // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. – № 2. – Ст. 62.

1.25 Об образовании [Текст]: [Закон РФ № 3266-1, принят 10.07.1992 г.] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 3. – Ст. 150.

1.26 О комиссиях по делам несовершеннолетних и защите их прав на территории Самарской области [Текст]: [Закон Самарской области № 246-ГД, принят 30.12.2005 г.] // Волжская коммуна. – 2006. – № 1 (25554).

1.27 Об отдельных мерах по социальной поддержке детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей и лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей [Текст]: [Закон Самарской области № 152-ГД, принят 07.07.2005 г.] // Волжская коммуна. – 2005. – № 125.

1.28 Об организации деятельности по осуществлению опеки и попечительства в Самарской области [Текст]: [Закон Самарской области № 2-ГД, принят 02.04.1998 г.] // Волжская коммуна. – 1998. – № 62 – 63.

1.29 О проведении в Российской Федерации года семьи. [Текст]: [Указ Президента № 761, принят 14.07.2007 г.] // СЗ РФ. - 2007. - № 25. - Ст. 3009.

1.30 Об основных направлениях государственной семейной политики [Текст]: [Указ Президента РФ № 712, принят 14.05.1996 г.] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 21. – Ст. 2460.

1.31 О порядке бесплатного посещения музеев лицами, не достигшими восемнадцати лет [Текст]: [Постановление Правительства РФ № 1242, от 12.11.1999 г.] // Собрание законодательства РФ. – 1999. – № 47. – Ст. 5702.

2. Специальная, научна и учебная литература

2.1. Абрамов В.И. Права ребенка и их защита в России: общетеоретический анализ [Текст]: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. / В.И. Абрамов Саратов, 2007. – 42 с.

2.2. Алексеев С.С. Право. Опыт комплексного исследования. [Текст] / С.С. Алексеев М.: Статут. 2002. – 784 с.

2.3. Ананьев В.В. Правовое положение имущества супругов по законодательству РФ. [Текст] / В.В. Ананьев М.: Юнити. 2008. – 478 с.

2.4. Борисова Н.Е. Конституционные основы защиты прав и интересов несовершеннолетних (теория, практика, проблемы совершенствования законодательства) [Текст] / Н.Е. Борисова М.: Юрайт. 2006. – 568 с.

2.5. Величкова О.И. Особенности реализации несовершеннолетними родителями права на участие в воспитании ребенка [Текст] / О.И. Величкова М.: Статут. 2004. – 432 с.

2.6. Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве. [Текст] / Р.Е. Гукасян Саратов.: СЮИ. 1970. – 438 с.

2.7. Долгова С.В., Осипова Е.В. Подростково-молодежные группировки (общественная опасность и типология) [Текст] / С.В. Долгова, Е.В. Осипова. // Организованная преступность: уголовно-правовые и криминологические проблемы: Сб. науч. тр. Калининград: Калинингр. ун-т. 1999. – 648 с.

2.8. Защита интересов семьи и прав несовершеннолетних: Сб. науч. ст. [Текст] / Под ред. М.В. Немытиной. Самара: Изд-во Самарский университет. 2000. – 672 с.

2.9. Зырянов А.И. Брачный договор и общая собственность супругов: проблемы теории и практики множественности лиц в гражданских правоотношениях. [Текст] / А.И. Зырянов. М.: Статут. 2006. – 478 с.

2.10. Ильина О.Ю. Интересы ребенка в семейном праве Российской Федерации. [Текст] / О.Ю. Ильина М.: Городец. 2008. – 536 с.

2.11. Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. Вопросы теории права. [Текст] / О.С. Иоффе, М.Д. Шаргородский. М.: Статут. 2004. – 832 с.

2.12. Конституции государств Европейского союза. [Текст] / Под ред. Л.А. Окунькова. М., Инфра-М. 2007. – 878 с.

2.13. Конституционное право зарубежных стран: Учебник для вузов [Текст] / Под общ. ред. М.В. Баглая, Ю.И. Лейбо, М.Л. Энтина. М.: Норма. 2008. – 784 с.

2.14. Конституция Китайской Народной Республики 1982 г. с последующими поправками [Текст] // Современное законодательство Китайской Народной Республики. / Под ред. Л.М. Гудошникова. М.: Зерцало-М. 2004. – 764 с.

2.15. Кудрявцев В.Н. Закон, поступок, ответственность. [Текст] / В.Н. Кудрявцев. М.: Юридическая литература. 1986. – С. 72.

2.16. Кудрявцева Н.И. Ювенальная юстиция в России и Франции: Сравнительная характеристика: Учебно-методическое пособие для студентов юридического факультета. [Текст] / Н.И. Кудрявцева М.: Омега-Л. 2008. – 642 с.

2.17. Летова Н.В. Усыновление в Российской Федерации: правовые проблемы [Текст] / Н.В. Летова М.: Волтерс Клувер. 2008. – 532 с.

2.18. Маунц Т. Государственное право Германии (ФРГ и ГДР). [Текст] / Т. Маунц. М.: Юрлитиздат. 1959. – 680 с.

2.19. Нечаева А.М. Семейное право: актуальные проблемы теории и практики [Текст] / А.М. Нечаева. М.: Юрайт-Издат. 2007. – 672 с.

2.20. Постатейный комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации [Текст] / Под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут. 2006. – 632 с.

2.21. Предеина И.В. Правовые и теоретические основы развития ювенальной юстиции в России [Текст] / И.В. Предеина. М.: Юристъ. 2008. – 576 с.

2.22. Свердлык Г.А., Страунинг Э.Л. Защита и самозащита гражданских прав: Учебное пособие. [Текст] / Г.А.Свердлык, Э.Л. Страунинг. М.: Лекс-книга. 2002. – 478 с.

2.23. Уханева И.С. Несколько слов о воспитании родителей [Текст] / И.С. Уханева. // Стратегия и приоритеты социальной политики региона. Материалы областной научно-практической конференции. Тула.: Автограф. 2003. – 568 с.

2.24. Черданцев А.Ф. Теория государства и права. [Текст] / А.Ф. Черданцев. М.: Юнити. 2008. – 834 с.

2.25. Чефранова Е.А. Охрана права совместной собственности супругов. [Текст] / Е.А. Чефранова. М.: Статут. 2006. – 486 с.

2.26. Чиквашвили Ш.Д. Проблемы гражданского, семейного и жилищного законодательства. Сборник статей. [Текст] / Ш.Д. Чиквашвили М.: Статут. 2005. – 578 с.

2.27. Шелютто М.Л. Оспаривание сделки по распоряжению общим совместным имуществом, нажитым в браке [Текст] / М.Л. Шелютто. // Комментарий судебной практики. Вып. 11. М.: Юрид. лит. 2005. – 784 с.

2.28. Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. [Текст] / Г.Ф. Шершеневич. М.: Статут. 2006. – 876 с.

2.29. Ювенальное право: учебник для вузов [Текст] / Под ред. А.В.Заряева, В.Д. Малкова М.: ЗАО Юстицинформ. 2005. – 712 с.

3. Периодические издания

3.1 Александров, И.Ф. Проблемы правового регулирования устройства в семью детей, оставшихся без попечения родителей, в современных условиях [Текст] / И.Ф.Александров. // Юрист. – 2008. – № 3. – С. 19-25.

3.2 Альжева, Н.И. Установление происхождения детей [Текст] / Н.И. Альжева. // Юридический мир. – 2008. – № 7. – С. 41-49.

3.3 Баранов, А.М. Проблемы законного представительства ребенка при раздельном проживании родителей [Текст] / А.М. Баранов. // Семейное и жилищное право. – 2008. – № 5. – С. 24-31.

3.4 Бычкова, С.Ф. Ювенальная юстиция в Республике Казахстан - перспективы развития [Текст] / С.Ф. Бычкова. // Юрист. – 2003. – № 11 (29). – С. 16-22

3.5 Васинцева, Л.М. Исторический путь ювенальной юстиции [Текст] / Л.М. Васинцева. // Вестник МГТУ. – 2006. – Т. 8. № 4. – С. 510-671.

3.6 Ворожейкин, Е.М. Обеспечение и защита прав и интересов несовершеннолетних субъектов семейных правоотношений [Текст] / Е.М. Ворожейкин. // Советская юстиция. – 1972. – № 16. – С. 13-22.

3.7 Воронова, Е.Л. Система защиты прав несовершеннолетних в регионах Российской Федерации: проблемы, тенденции, перспективы [Текст] / Е.Л. Воронова. // Вопросы ювенальной юстиции. – 2006. – № 3. – С. 6-14.

3.8 Гробец, В.Д. Права и свободы гражданина под охраной государства [Текст] / В.Д. Гробец. // Журнал российского права. – 2002. – № 9. – С. 161-173.

3.9 Гулидов, П.В. Органы местного самоуправления как органы опеки и попечительства: основные проблемы и перспективы реформирования [Текст] / П.В. Гулидов. // Право и политика. – 2008. – № 8. – С. 22-33.

3.10 Гюрджан, О.М., Григорян, Э.А. О некоторых вопросах, связанных с определением места жительства ребенка [Текст] / О.М.Гюрджан, Э.А. Григорян. // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2008. – № 5. – С. 23-31

3.11 Ильин, И.А. Общее учение о праве и государстве (фрагменты) [Текст] / И.А. Ильин. // Правоведение. – 1992. – № 3. – С. 86-101.

3.12 Кархалев, Д.Н. Понятие охранительного правоотношения в частном праве [Текст] / Д.Н. Кархалев. // Семейное и жилищное право. – 2008. – № 4. – С. 23-37.

3.13 Карцева, Л.В. Модель семьи в условиях трансформации Российского государства. [Текст] / Л.В. Карцева. // Социс. – 2003. – № 7. – С. 71-94.

3.14 Кравчук, Н. Защита прав ребенка в судебном порядке [Текст] / Н. Кравчук. // Государство и право. – 2004. – № 6. – С. 21-33.

3.15 Лагошина, Т., Хорьков, В. Комиссии по делам несовершеннолетних [Текст] / Т. Лагошина, В. Хорьков. // Законность. – 2005. – № 9. – С. 27-36.

3.16 Малышев, В.А. Ювенальная юстиция как средство защиты прав и законных интересов несовершеннолетних в Российской Федерации [Текст] / В.А. Малышев. // Адвокат. – 2008. – № 4. – С. 33-41.

3.17 Немытина, М.В. Защита прав несовершеннолетних в России: системный подход [Текст] / М.В. Немытина. // Правовая политика и правовая жизнь. – 2008. – № 2. – С. 51-64.

3.18 Салева, Н. Преступления, совершаемые несовершеннолетними, требуют особого рассмотрения в суде [Текст] / Н. Салева. // Российская юстиция. – 2008. – № 2. – С. 1-6.

3.19 Умнова, И.А. Совместное ведение Российской Федерации и ее субъектов как предмет конституционного регулирования [Текст] / И.А. Умнова. // Журнал российского права. – 2008. – № 11. – С. 23-31.

3.20 Урумова, Т.О. Эволюция правового статуса органов опеки и попечительства [Текст] / Т.О. Урумова. // Семейное и жилищное право. – 2007. – № 4. – С. 22-34.

3.21 Цуран, А.А. Проблемы классификации мер административно-правового принуждения [Текст] / А.А. Цуран. // Право и политика. – 2007. – № 11. – С. 23-31.

3.22 Шерстнева, Н.С. Семейно-правовая сущность принципа обеспечения приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних [Текст] / Н.С. Шерстнева. // Современное право. – 2006. – № 3. – С. 35-42.

3.23 Шерстнева, Н.С. Семейно-правовая сущность принципа обеспечения приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних [Текст] / Н.С. Шерстнева. // Современное право. – 2006. – № 3. – С. 31-43.

3.24 Эртманн, П. О структуре субъективных частных прав [Текст] / П. Эртманн. // Вестник гражданского права. – 2007. – № 3. – С. 22-31.

3.25 Яровая, С.В. Ювенальные суды: за и против [Текст] / С.В. Яровая. // Юрист. – 2008. – № 6. – С. 8-15.

4 Судебная практика

4.1 Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2002 года [Текст]: [Обзор судебной практики Верховного Суда РФ от 17.07.2002 г.] // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2002. – № 12. – С. 14.

4.2 Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14 января 2005 г. № 12-В04-8 [Текст]: // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2005. – № 9. – С. 4–5.

4.3 Решение Верховного Суда РФ от 15.08.2007 г. № ГКПИ07-737 [Текст] // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2008. – № 2. – С. 76.

4.4 Постановление Президиума Тюменского облсуда от 15.11.2002 г. [Текст] // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2003. – № 4. – С. 56.


[1] Конституция Российской Федерации // Российская газета. –1993. – 25 декабря.

[2] Семейный кодекс Российской Федерации. Федеральный закон № 223-ФЗ, принят 29.12.1995 г. // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 1.

[3] Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая). Федеральный закон № 51-ФЗ, принят 30.11.1994 г. // Собрание законодательства РФ. – 1994. – № 32.; Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая). Федеральный закон № 14-ФЗ, принят 26.10.1996 г. // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 5.; Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья). Федеральный закон № 146-ФЗ, принят 26.11.2001 г. // Собрание законодательства РФ. –2001. – № 49.

[4] Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации. Федеральный закон № 138-ФЗ, принят 14.11.2002 г. // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 46.

[5] Семейный кодекс Российской Федерации. Федеральный закон № 223-ФЗ, принят 29.12.1995 г. // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 1.

[6] Конституция Российской Федерации // Российская газета. –1993. – 25 декабря.

[7] Об актах гражданского состояния. Федеральный закон № 143-ФЗ, принят 15.11.1997 г. // Собрание законодательства РФ. – 1997. – № 47.

[8] О правах ребенка. Конвенция ООН 20.11.1989 г. // Сборник международных договоров СССР. – 1993. – Выпуск XLVI.

[9] Об основных направлениях государственной семейной политики Указ Президента РФ № 712, принят 14.05.1996 г. // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 21.

[10] О декларации прав и свобод человека и гражданина. Постановление ВС РФ № 1920-1, принят 22.11.1991 г. // Ведомости СНД РСФСР и ВС РСФСР. – 1991. – № 52.

[11] Об образовании. Закон РФ № 3266-1, от 10.07.1992 г. // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 3.

[12] Чефранова Е.А. Охрана права совместной собственности супругов. М.: Статут. 2006. – С. 208.

[13] Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2002 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2002. – № 12. – С. 14.

[14] Чефранова Е.А. Указ. соч. – С. 210.

[15] Шелютто М.Л. Оспаривание сделки по распоряжению общим совместным имуществом, нажитым в браке // Комментарий судебной практики. Вып. 11. М.: Юрид. лит. 2005. – С. 111 - 112.

[16] Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14 января 2005 г. № 12-В04-8 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2005. – № 9. – С. 4–5.

[17] Зырянов А.И. Брачный договор и общая собственность супругов: проблемы теории и практики множественности лиц в гражданских правоотношениях. М.: Статут. 2006. – С. 125.

[18] Ананьев В.В. Правовое положение имущества супругов по законодательству РФ. М.: Юнити. 2008. – С. 67.

[19] Об актах гражданского состояния. Федеральный закон № 143-ФЗ, принят 15.11.1997 г. // Собрание законодательства РФ. – 1997. – № 47.

[20] Гюрджан О.М., Григорян Э.А. О некоторых вопросах, связанных с определением места жительства ребенка // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2008. – № 5. – С. 27.

[21] Решение Верховного Суда РФ от 15.08.2007 г. № ГКПИ07-737 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2008. – № 2. – С. 76.

[22] О предупреждении распространения в российской федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции). Федеральный закон № 38-ФЗ, принят 30.03.1995 г. // Собрание законодательства РФ. – 1995. – № 14.

[23] Об образовании. Закон РФ № 3266-1, от 10.07.1992 г. // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 3.

[24] Об охране здоровья граждан. Основы законодательства Российской Федерации № 5487-1 принят 22.07.1993 г. // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. – № 33.

[25] Баранов А.М. Проблемы законного представительства ребенка при раздельном проживании родителей // Семейное и жилищное право. – 2008. – № 5. – С. 27.

[26] Постатейный комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / Под ред. Крашенинникова П.В. М.: Статут. 2006. – С. 105.

[27] Величкова О.И. Особенности реализации несовершеннолетними родителями права на участие в воспитании ребенка М.: Статут. 2004. – С. 406.

[28] Ильина О.Ю. Интересы ребенка в семейном праве Российской Федерации. М.: Городец. 2008. – С. 87.

[29] Ильина О.Ю. Интересы ребенка в семейном праве Российской Федерации. М.: Городец. 2008. – С. 89.

[30] Ильин И.А. Общее учение о праве и государстве (фрагменты) // Правоведение. – 1992. – № 3. – С. 96.

[31] Кудрявцев В.Н. Закон, поступок, ответственность. М.: Юридическая литература. 1986. – С. 72.

[32] Маунц Т. Государственное право Германии (ФРГ и ГДР). М.: Юрлитиздат. 1959. – С. 150.

[33] Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации. Федеральный закон № 124-ФЗ, принят 24.07.1998 г. // Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 31.

[34] Постановление Президиума Тюменского облсуда от 15.11.2002 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2003. – № 4. – С. 56.

[35] Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. М.: Статут. 2006. – С. 619 - 620.

[36] Чиквашвили Ш.Д. Проблемы гражданского, семейного и жилищного законодательства. Сборник статей. М.: Статут. 2005. – С. 39 - 40.

[37] Об отдельных мерах по социальной поддержке детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей и лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Закон Самарской области № 152-ГД, от 07.07.2005 г. // Волжская коммуна. – 2005. – № 125.

[38] О комиссиях по делам несовершеннолетних и защите их прав на территории Самарской области. Закон Самарской области № 246-ГД, принят 30.12.2005 г. // Волжская коммуна. – 2006. – № 1 (25554).

[39] Об организации деятельности по осуществлению опеки и попечительства в Самарской области. Закон Самарской области № 2-ГД, принят 02.04.1998 г. // Волжская коммуна. – 1998. – № 62 – 63.

[40] Альжева Н.И. Установление происхождения детей // Юридический мир. – 2008. – № 7. – С. 43.

[41] Об утверждении положения об органах опеки и попечительства РСФСР. Постановление Совмина РСФСР № 175 от 30.04.1986 г. // СП РСФСР. – 1986. – № 15.

[42] О местном самоуправлении в Российской Федерации. Закон РФ № 1550-1 принят 06.07.1991 г. // Ведомости СНД и ВС РСФСР. – 1991. – № 29.

[43] Урумова Т.О. Эволюция правового статуса органов опеки и попечительства // Семейное и жилищное право. – 2007. – № 4. – С. 28.

[44] Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации. Федеральный закон № 154-ФЗ, принят 28.08.1995 г. // Собрание законодательства РФ. – 1995. – № 35.

[45] Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации. Федеральный закон № 131-ФЗ, принят 06.10.2003 г. // Собрание законодательства РФ. – 2003. – № 40.

[46] Гулидов П.В. Органы местного самоуправления как органы опеки и попечительства: основные проблемы и перспективы реформирования // Право и политика. – 2008. – № 8. – С. 28.

[47] Об опеке и попечительстве.Федеральный закон № 48-ФЗ, принят 24.04.2008 г. // Собрание законодательства РФ. – 2008. – № 17. – Ст.1755

[48] О проведении в Российской Федерации года семьи. Указ Президента РФ № 761, принят 14 июня 2007 г. // Собрание законодательства РФ. - 2007. № - 25. Ст. 3009.

[49] Умнова И.А. Совместное ведение Российской Федерации и ее субъектов как предмет конституционного регулирования // Журнал российского права. – 2008. – № 11. – С. 27.

[50] Александров И.Ф. Проблемы правового регулирования устройства в семью детей, оставшихся без попечения родителей, в современных условиях // Юрист. – 2008. – № 3. – С. 21.

[51] Свердлык Г.А., Страунинг Э.Л. Защита и самозащита гражданских прав: Учебное пособие. М.: Лекс-книга. 2002. – С. 90.

[52] О судебной системе Российской Федерации. Федеральный Конституционный закон № 1-ФКЗ, принят 31.12.1996 г. // Собрание законодательства РФ. – 1997. – № 1.

[53] Шерстнева Н.С. Семейно-правовая сущность принципа обеспечения приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних // Современное право. – 2006. – № 3. – С. 37.

[54] Летова Н.В. Усыновление в Российской Федерации: правовые проблемы М.: Волтерс Клувер. 2008. – С. 105.

[55] Всеобщая декларация прав человека. Принята Генеральной Ассамблеей ООН 10.12.1948 г. // Профсоюзы и экономика. – 1995. – № 4.

[56] О гражданских и политических правах. Международный пакт от 16.12.1966 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1994. – № 12.

[57] Об экономических, социальных и культурных правах. Международный пакт от 16.12.1966 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1994. – № 12.

[58] Нечаева А.М. Семейное право: актуальные проблемы теории и практики М.: Юрайт-Издат. 2007. – С. 211.

[59] Конституция Китайской Народной Республики 1982 г. с последующими поправками // Современное законодательство Китайской Народной Республики. / Под ред. Гудошникова Л.М. М.: Зерцало-М. 2004. – С. 36.

[60] Там же.

[61] Конституции государств Европейского союза. / Под ред. Окунькова Л.А. М., Инфра-М. 2007. – С. 351.

[62] Там же.

[63] Конституции государств Европейского союза. / Под ред. Окунькова Л.А. М., Инфра-М. 2007. – С. 427.

[64] Конституционное право зарубежных стран: Учебник для вузов / Под общ. ред. Баглая М.В., Лейбо Ю.И., Энтина М.Л. М.: Норма. 2008. – С. 351 - 352.

[65] Конституции государств Европейского союза. / Под ред. Окунькова Л.А. М., Инфра-М. 2007. – С. 182.

[66] Там же. – С. 253.

[67] Там же

[68] Там же. – С. 683.

[69] Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. Вопросы теории права. М.: Статут. 2004. – С. 203.

[70] Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. Указ. соч. – С. 204.

[71] Карцева Л.В. Модель семьи в условиях трансформации Российского государства. // Социс. – 2003. – № 7. – С. 72.

[72] Там же.

[73] Эртманн П. О структуре субъективных частных прав // Вестник гражданского права. – 2007. – № 3. – С. 26.

[74] Карцева Л.В. Модель семьи в условиях трансформации Российского государства. // Социс. – 2003. – № 7. – С. 92.

[75] Ворожейкин Е.М. Обеспечение и защита прав и интересов несовершеннолетних субъектов семейных правоотношений // Советская юстиция. – 1972. – № 16. – С. 16.

[76] Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве. Саратов.: СЮИ. 1970. – С. 38.

[77] Кархалев Д.Н. Понятие охранительного правоотношения в частном праве // Семейное и жилищное право. – 2008. – № 4. – С. 27.

[78] Шерстнева Н.С. Семейно-правовая сущность принципа обеспечения приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних // Современное право. – 2006. – № 3. – С. 34.

[79] Черданцев А.Ф. Теория государства и права. М.: Юнити. 2008. – С. 316; Алексеев С.С. Право. Опыт комплексного исследования. М.: Статут. 2002. – С. 74.

[80] Цуран А.А. Проблемы классификации мер административно-правового принуждения // Право и политика. – 2007. – № 11. – С. 27.

[81] Уханева И.С. Несколько слов о воспитании родителей // Стратегия и приоритеты социальной политики региона. Материалы областной научно-практической конференции. Тула.: Автограф. 2003. – С. 178.

[82] Долгова С.В., Осипова Е.В. Подростково-молодежные группировки (общественная опасность и типология) // Организованная преступность: уголовно-правовые и криминологические проблемы: Сб. науч. тр. Калининград: Калинингр. ун-т. 1999. – С. 36.

[83] Салева Н. Преступления, совершаемые несовершеннолетними, требуют особого рассмотрения в суде // Российская юстиция. – 2008. – № 2. – С. 1.

[84] Защита интересов семьи и прав несовершеннолетних: Сб. науч. ст. / Под ред. Немытиной М.В. Самара: Изд-во Самарский университет. 2000. – С. 192.

[85] Лагошина Т., Хорьков В. Комиссии по делам несовершеннолетних // Законность. – 2005. – № 9. – С. 32.

[86] Немытина М.В. Защита прав несовершеннолетних в России: системный подход // Правовая политика и правовая жизнь. – 2008. – № 2. – С. 59.

[87] Абрамов В.И. Права ребенка и их защита в России: общетеоретический анализ: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. Саратов, 2007. – С. 31.

[88] О культуре. Основы законодательства Российской Федерации № 3612-1, принят 09.10.1992 г. // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1992. – № 46.

[89] О порядке бесплатного посещения музеев лицами, не достигшими восемнадцати лет. Постановление Правительства РФ № 1242, от 12.11.1999 г. // Собрание законодательства РФ. – 1999. – № 47.

[90] Кравчук Н. Защита прав ребенка в судебном порядке // Государство и право. – 2004. – № 6. – С. 25.

[91] Васинцева Л.М. Исторический путь ювенальной юстиции // Вестник МГТУ. – 2006. – Т. 8. № 4. – С. 541.

[92] Малышев В.А. Ювенальная юстиция как средство защиты прав и законных интересов несовершеннолетних в Российской Федерации // Адвокат. – 2008. – № 4. – С. 38.

[93] Борисова Н.Е. Конституционные основы защиты прав и интересов несовершеннолетних (теория, практика, проблемы совершенствования законодательства) М.: Юрайт. 2006. – С. 50.

[94] Воронова Е.Л. Система защиты прав несовершеннолетних в регионах Российской Федерации: проблемы, тенденции, перспективы // Вопросы ювенальной юстиции. – 2006. – № 3. – С. 8.

[95] Бычкова С.Ф. Ювенальная юстиция в Республике Казахстан - перспективы развития // Юрист. – 2003. – № 11 (29). – С. 18.

[96] Там же.

[97] Яровая С.В. Ювенальные суды: за и против // Юрист. – 2008. – № 6. – С. 9.

[98] Предеина И.В. Правовые и теоретические основы развития ювенальной юстиции в России М.: Юристъ. 2008. – С. 28.

[99] Гробец В.Д. Права и свободы гражданина под охраной государства // Журнал российского права. – 2002. – № 9. – С. 166.

[100] Кудрявцева Н.И. Ювенальная юстиция в России и Франции: Сравнительная характеристика: Учебно-методическое пособие для студентов юридического факультета. М.: Омега-Л. 2008. – С. 28.

[101] Кудрявцева Н.И. Ювенальная юстиция в России и Франции: Сравнительная характеристика: Учебно-методическое пособие для студентов юридического факультета. М.: Омега-Л. 2008. – С. 29.

[102] Кудрявцева Н.И. Ювенальная юстиция в России и Франции: Сравнительная характеристика: Учебно-методическое пособие для студентов юридического факультета. М.: Омега-Л. 2008. – С. 30.

[103] Ювенальное право: учебник для вузов / Под ред. Заряева А.В., Малкова В.Д. М.: ЗАО Юстицинформ. 2005. – С. 326.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий