регистрация / вход

Интеллектуальная собственность

В современном международном частном праве объекты авторского и патентного права объединены в одну общую группу, получившую наименование "интеллектуальная собственность". Юридическое толкование авторского и патентного права в международном частном праве.

Курсовая работа

Предмет: Международное частное право

Тема: «Интеллектуальная собственность в международном частном праве»

Москва 2007

Содержание

Введение…………………………………………………………………………...3

1. Интеллектуальная собственность в международном частном праве

1.1. Общее положение……………………………………………………………4

1.2. Авторское право в международном частном праве………………………11

1.3. Патентное право…………………………………………………………….28

Заключение……………………………………………………………………….30

Список литературы………………………………………………………………34


Введение

В современном международном частном праве объекты автор­ского и патентного права стали объединяться в одну общую группу, получившую наименование «интеллектуальная собственность». Это связано с заключением Стокгольмской конвенции 1967 г., учреждаю­щей Всемирную организацию интеллектуальной собственности (ВОИС). Согласно ст. 2 Конвенции, интеллектуальная собственность включает права, относящиеся к литературным, художественным и на­учным произведениям; исполнительской деятельности артистов, зву­козаписи, радио- и телевизионным передачам; изобретениям во всех областях человеческой деятельности, научным открытиям; промыш­ленным образцам; товарным знакам, знакам обслуживания, фирмен­ным наименованиям, коммерческим обозначениям; защите против не­добросовестной конкуренции, а также все другие права, относящиеся к интеллектуальной деятельности в производственной, научной, лите­ратурной и художественной областях.[1]

Таким образом, перечень объектов, о которых говорится в Конвен­ции, не является исчерпывающим. Термин «интеллектуальная собст­венность» стал в дальнейшем применяться и во внутреннем законода­тельстве России, являющейся членом этой авторитетной международ­ной организации, прежде всего в Конституции РФ (ст. 44, 71) и в ГК (часть первая). В ст. 44 Конституции РФ говорится о том, что ин­теллектуальная собственность охраняется законом. Согласно п. «о» ст. 71 Конституции, к исключительной компетенции Российской Фе­дерации относится правовое регулирование интеллектуальной собст­венности.

Статья 138 ГК РФ («Интеллектуальная собственность») признает исключительное право (интеллектуальную собственность) граждани­на или юридического лица на результаты интеллектуальной деятель­ности и приравненные к ним средства индивидуализации юридичес­кого лица, индивидуализации продукции, выполняемых работ или услуг (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания и т.п.).

1. Интеллектуальная собственность в международном частном праве

1.1. Общее положение

Слова «интеллектуальная собственность» поставлены ГК в скобки не случайно. Объясняется это тем, что указанное понятие имеет соби­рательное и в то же время условное значение. Право на интеллекту­альную собственность – это не одна из категорий права собственнос­ти. Право на результаты творческой деятельности отличается от права на вещи, на материальный предмет, в котором воплощен этот резуль­тат. Например, право собственности на картину или книгу принадле­жит собственнику этой картины или экземпляра книги, а право интел­лектуальной собственности принадлежит создателю картины (худож­нику) или автору книги (писателю).

Точно так же условный характер носит другой широко применяемый в международных отношениях термин – «промышленная собствен­ность». Согласно ст. 1 Парижской конвенции по охране промышлен­ной собственности 1883 г. (далее – Парижская конвенция), объектами охраны промышленной собственности являются патенты на изобрете­ния, полезные модели, промышленные образцы, товарные знаки, знаки обслуживания, фирменные наименования и указания проис­хождения или наименования места происхождения, а также пресече­ние недобросовестной конкуренции.

Наряду с Парижской конвенцией, которая неоднократно пере­сматривалась (в послевоенный период в Лиссабоне в 1958 г., в Сток­гольме в 1967 г.), действуют Договор о патентной кооперации 1970 г., ряд региональных соглашений, в частности Евразийская патентная конвенция, применяемая государствами – участниками СНГ с 1 янва­ря 1996 г.

Основным международным многосторонним соглашением в об­ласти авторского права является Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений 1886 г. (была пере­смотрена в Стокгольме в 1967г., Париже в 1971 г., далее – Берн­ская конвенция). Другим многосторонним соглашением в этой об­ласти является Всемирная конвенция об авторском праве 1952 г., заключенная в Женеве, дополненная на конференции в Париже в 1971г. Россия участвует в этих и в ряде других многосторонних со­глашений, с отдельными государствами Россия заключила двусто­ронние соглашения по вопросам международной охраны интеллек­туальной собственности. Когда говорят о международной охране в этой области, имеют в виду не создание какого-то международного Патента на изобретение или единой для всего мира охраны литера­турного или музыкального произведения, а создание условий для обеспечения прав на результаты интеллектуального творчества, независимо от того, в какой стране они были первоначально созданы или защищены.

Благодаря участию России в международных соглашениях обеспе­чивается охрана авторских прав ее граждан в большом числе Госу­дарств. Возможности для патентования российских изобретений и ох­раны иных объектов (товарных знаков и др.) в результате участия в международных соглашениях обеспечиваются почти во всех государ­ствах мира.

Из многосторонних соглашений, заключенных в последние деся­тилетия, наиболее широким охватом возможных объектов интеллек­туальной собственности отличается заключенное в рамках Уругвай­ского раунда ГАТТ в декабре 1993 г. Соглашение об относящихся к торговле аспектах прав интеллектуальной собственности. В междуна­родной практике оно обычно именуется сокращенно ТРИПС (TRIPS – от названия Trade-RelatedAspectsofIntellectualPropertyRights). Соглашение вступило в силу с 1 января 1995 г. Оно обяза­тельно для всех членов Всемирной торговой организации (ВТО), в которой участвуют 144 государства. Предметом этого соглашения яв­ляются: авторские права и смежные права, товарные знаки, указания происхождения товаров, промышленные образцы и модели, изобрете­ния, топологии интегральных микросхем, защита производственных секретов. В соглашении содержатся также положения о контроле в от­ношении условий лицензионных договоров, нарушающих правила антимонопольного законодательства. Впервые в многосторонней меж­дународной практике в соглашении содержатся обязательства госу­дарств-участников в отношении соблюдения международных стандар­тов охраны, защиты прав интеллектуальной собственности от всякого рода нарушений, а также правила о разрешении споров.

Целый ряд мер по унификации авторского и патентного законода­тельства, а также по борьбе с пиратством был осуществлен в рамках Европейского Союза.

К двусторонним соглашениям России в отношении широкого круга объектов интеллектуальной собственности относится Соглаше­ние о торговых отношениях с США 1990 г.

Современное состояние международных соглашений в области ин­теллектуальной собственности свидетельствует о том, что эти соглашения устанавливают единые материально-правовые нормы, способствующие унификации права в этой области, предоставляют для ино­странных обладателей этих прав равный режим с отечественными, об­легчают защиту их прав от всевозможных нарушений. Но они не со­держат коллизионных норм. Исключение представляет собой в этом отношении Кодекс Бустаманте 1928 г., который исходит из того, что интеллектуальная собственность и промышленная собственность ре­гулируются постановлениями специальных международных конвен­ций, «действующих или могущих быть принятыми в будущем. Если таких конвенций нет, то приобретение, регистрация и использование этих прав подчинены предоставляющему их местному праву» (ст. 115).

Конкретное регулирование отношений, возникающих в связи с созданием, использованием и охраной произведений науки, литерату­ры, искусства и иных результатов интеллектуальной деятельности, осуществляется в подавляющем большинстве государств мира не за­конодательством об интеллектуальной собственности, а патентным законодательством, законами об авторском праве, о товарных знаках. В России это Закон РФ от 9 июля 1993 г. «Об авторском праве и смежных правах», Патентный закон РФ от 23 сентября 1992 г. (в ред. от 7 февраля 2003 г.), Закон РФ от 23 сентября 1993 г. «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» (в ред. от 11 декабря 2002 г.), Закон РФ от 23 сентября 1992 г. «О правовой охране программ для электронных вычислитель­ных машин и баз данных», Закон РФ от 23 сентября 1992 г. «О право­вой охране топологий интегральных микросхем».

В соответствии с Законом об авторском праве и смежных правах 1993 г., а также Законом о правовой охране программ для электрон­ных вычислительных машин и баз данных 1992 г. охрана этих объ­ектов осуществляется нормами авторского права: программы охра­няются как литературные произведения, а базы данных как сбор­ники.

В последующие годы в приведенные выше законы вносились изме­нения и дополнения, связанные в основном с необходимостью учета новых международных многосторонних соглашений, в которых в свою очередь, отражались новые технические достижения (примене­ние Интернета и др.). Наряду со специальными законами разделы об интеллектуальной собственности в ряде стран СНГ были включены в гражданские кодексы (Белоруссии, Грузии, Киргизии, Туркмениста­на, Узбекистана). Так, Книга 4 «Право интеллектуальной собствен­ности» ГК Грузии содержит 90 статей, в основном посвященных ав­торским правам и смежным правам. Ряд соглашений был заключен между странами СНГ.

В рамках ВОИС в последние годы были заключены в области ав­торского права Договор ВОИС по авторскому праву 1996 г. и Договор ВОИС по исполнениям и фонограммам 1996 г., Договор ВОИС о международной регистрации аудиовизуальных произведений 1989 г., в области охраны промышленности собственности – Договор ВОИС о законах о товарных знаках 1994 г.

Положения по вопросам интеллектуальной собственности содер­жатся также в Соглашении о партнерстве и сотрудничестве 1994 г. Оно вступило в силу с 1 декабря 1997 г. и содержит обязательство России продолжать совершенствование механизмов охраны прав ин­теллектуальной собственности с целью обеспечить к концу пятого года после вступления этого Соглашения в силу уровня защиты, ана­логичной существующему в Европейском сообществе, включая эф­фективные средства обеспечения соблюдения прав (п. 1 Приложения № 10). Кроме того, с момента вступления в силу настоящего Соглаше­ния Россия будет предоставлять компаниям и физическим лицам Со­общества в отношении признания и охраны интеллектуальной собст­венности режим не менее благоприятный, чем тот, который предо­ставлен ею любой третьей стране по двусторонним соглашениям. Это правило не применяется в отношении преимуществ, предоставленных Россией любой третьей стране на основе эффективной взаимности, а также преимуществ, предоставленных Россией другой стране – рес­публике бывшего СССР.

Коллизионные вопросы в области интеллектуальной собствен­ности остаются не урегулированными в законодательном порядке в большинстве государств. Однако соответствующие положения име­ются в законах о международном частном праве Австрии (1978), Швейцарии (1987), Италии (1995), которые исходят из принципа применения к правам на интеллектуальную собственность права стра­ны, на территории которой испрашивается охрана этих прав (lexlociprotectionis). В законах некоторых других государств (например, Пор­тугалии, Румынии) в области авторского права применяется коллизи­онная привязка к праву страны происхождения произведения (lexoriginis). В эстонском законодательстве предусмотрено, что к интел­лектуальной собственности, к ее возникновению, содержанию, пре­кращению и защите применяется право того государства, на террито­рии которого такая защита испрашивается (ст. 23 Закона о междуна­родном частном праве 2002 г.). Во французской судебной практике обычно проводится различие следующего порядка: в отношении опре­деления прав первого обладателя авторского права применяется право страны происхождения, а в других случаях – право страны охраны. В Германии судебная практика следует общему принципу применения права страны, в которой испрашивается охрана. В США в Законе об авторском праве, как и в иных актах, не содержится каких-либо коллизионных норм в этой области.

Наибольший интерес представляет решение коллизионных вопро­сов в Законе о международном частном праве Швейцарии 1987 г. Этот закон предусматривает следующие положения:[2]

- к правам интеллектуальной собственности применяется право государства, на территории которого испрашивается охрана;

- к договорам в этой сфере применяются положения о примене­нии права к договорным обязательствам;

- в случае предъявления требования о причинении вреда стороны могут договориться о применении права страны суда;

- признаются иностранные решения но делам о нарушении прав в этой области, вынесенные в государстве места жительства ответчика или в государстве, на территории которого испрашивается охрана, если ответчик не имел места жительства в Швейцарии;

- иностранные решения по поводу наличия, действительности и регистрации прав в этой области признаются только в том случае, если они вынесены или признаются в государстве, на территории ко­торого испрашивается охрана.

В основном по тому же пути решения вопроса пошел и Модель­ный гражданский кодекс государств – участников СНГ. Согласно ст. 1232 этого Кодекса, к правам на интеллектуальную собственность применяется право страны, где испрашивается защита этих прав, а договоры, имеющие своим предметом права на интеллектуальную собственность, регулируются правом, определяемым положениями о применении права к договорным обязательствам.

В разд. VI «Международное частное право» ГК РФ не содержатся коллизионные нормы по вопросам интеллектуальной собственности. Соответствующие положения, сформулированные в соответствии с Модельным кодексом, включены в гражданские кодексы Армении (ст. 1291), Белоруссии (ст. 1132), Казахстана (ст. 1120), Узбекистана (ст. 1180) и ряда других стран СНГ. В Законе о международном част­ном праве Грузии 1998 г. имеются отдельные положения о компетен­ции грузинских судов по искам, кассациям, регистрации патентов, то­варных знаков, а также о применении права в отношении неимущест­венных прав и в отношении фирменных наименований юридических лиц, недобросовестной конкуренции.

Можно сформулировать два положения общего характера:

- общая особенность прав на произведения литературы, науки и искусства, как и прав на технические достижения, заключает­ся в том, что они, в отличие от других прав, носят строго территори­альный характер. Если, например, российская организация вывозит какое-либо имущество за границу, и право на это имущество возникло у данной организации по нашим законам, то пересечение товаром гра­ницы не лишает ее права собственности на имущество. Точно так же имущественные и иные права, возникшие в иностранном государстве на основании законов этого государства, признаются на территории нашего государства.

Прямо противоположное явление наблюдается в области автор­ского и патентного права, что объясняется причинами исторического порядка. Еще в период феодализма право автора признавалось актом власти суверена. Действие этого акта ограничивалось территорией княжества или государства;

- регулирование в области интеллектуальной собствен­ности в международных отношениях осуществляется не Конвенцией об учреждении ВОИС 1967 г., а соответствующими многочисленными международными соглашениями в области авторского и патентного права, регулирующими охрану конкретных объектов.

1.2. Авторское право в международном частном праве

Авторское право можно определить как совокупность международных и внутригосударственных правовых норм, которые регулируют отношения по использованию про­изведений науки, литературы и искусства. В свою оче­редь основное предназначение норм патентного права зак­лючается в регламентации процесса претворения в жизнь технических открытий, изобретений и иных достиже­ний промышленного характера. Авторское и патентное право в субъективном смысле можно также рассматри­вать в качестве совокупности отдельных правомочий, при­надлежащих автору конкретного литературного произве­дения или технического достижения.[3]

Статья I Всемирной конвенции указывает в качестве объектов охраны литературные, научные и художественные произведения, выраженные в следующих основ­ных формах: письменной, музыкальной, кинематографической, изобразительной (произведения живописи, графики, скульптуры) и др. Бернская конвенция раскрывает термин «литературные и художественные произведения» как «все произведения в облас­ти литературы, науки и искусства, каким бы способом и в какой бы форме они ни были выражены», и дает весьма широкий от­крытый перечень таких основных форм (п. 1 ст. 2). При этом отмечается, что произведения, не закрепленные в той или иной материальной форме, могут быть национальным законодательст­вом стран Союза изъяты из охраны (п. 2 ст. 2). Российский за­кон например, требует, чтобы произведение существовало в объ­ективной (т.е. воспринимаемой иными, кроме автора, лицами) форме (п. 2 ст. 6 Закона об авторском праве).

Охраняются как опубликованные произведения, так и неопуб­ликованные (ст. 3 Бернской конвенции), по терминологии Все­мирной конвенции, «выпущенные в свет» и «не выпущенные в свет» произведения (ст. II Всемирной конвенции). В связи с этим необходимо раскрыть содержание терминов (в российском законодательстве синонимы – «обнародованные» или «опублико­ванные»). Бернская конвенция наиболее полно раскрывает поня­тие «опубликованное произведение» (п. 3 ст. 3), под которым сле­дует понимать «произведения, выпущенные с согласия их авторов, каков бы ни был способ изготовления экземпляров, при условии, что эти экземпляры выпущены в количестве, способном удовле­творить разумные потребности публики...». Подчеркивается, что не является опубликованием представление драматического, музы­кально-драматического или кинематографического произведения, исполнение музыкального произведения, публичное чтение литера­турного произведения, сообщение по проводам или передача в эфир литературных или художественных произведений, показ произведения искусства и сооружение произведения архитектуры.

Ключевым в данном определении является упоминание об эк­земплярах произведения. То есть само по себе публичное сообще­ние произведения, если не были изготовлены в сравнительно большом количестве и не распространялись его копии, не являет­ся «опубликованием». Важно также подчеркнуть, что произведе­ние, дабы считаться «опубликованным», должно быть опублико­вано с согласия автора.

Определение понятия «выпуск в свет», которое дано в ст. VI Всемирной конвенции, похоже на рассмотренное определение «опубликование произведения», но с одним существенным отличи­ем: под ним понимается «воспроизведение в какой-либо матери­альной форме и предоставление неопределенному кругу лиц экзем­пляров произведения для чтения или ознакомления путем зритель­ного восприятия». Таким образом, из объема данного понятия выпадают любые звукозаписи. Как следствие, в соответствии с Всемирной конвенцией не подлежат охране зву­козаписи и иные произведения, не воспринимаемые зрительно.

В отношении отдельных видов произведений установлен ряд дополнительных правил. Во-первых, переводы, адаптации, музы­кальные аранжировки и другие переделки литературных и худо­жественных произведений охраняются как оригинальные произве­дения, но только при условии соблюдения прав автора первона­чального произведения (п. 3 ст. 2 Бернской конвенции). Иными словами, пользуются охраной только те переводы и переделки, которые осуществлены с разрешения обладателей прав на ориги­нальное произведение. Вместе с тем охрана переводов имеет су­щественные особенности, выражающиеся в возможных ограниче­ниях исключительного права автора переводить или разрешать перевод своих произведений, о чем будет подробнее изложено да­лее. Аналогичное правило существует и в отношении кинемато­графических произведений (п. I ст. 14 bis Бернской конвенции).

Во-вторых, сборники произведений пользуются охраной при условии, что по подбору и расположению материалов они пред­ставляют собой результат интеллектуального творчества и при их создании соблюдены права авторов составляющих их произве­дений (п. 5 ст. 2 Бернской конвенции). Аналогичные правила ус­тановлены Законом РФ от 9 июля 1993 г. № 5351 г. «Об авторском праве и смежных правах» (ст. 7), который, кроме того, подчеркивает, что сборники охраняются вне зависимости от того, охраняются ли входящие в них произведения.

Ни в Бернской, ни во Всемирной конвенциях не упоминают­ся такие объекты авторского права, как компьютерные программы и базы данных, хотя в настоящее время их экономическое значение огромно. Впрочем, отсутствие прямого упоминания о них не означает, что они не пользуются охраной на основании указанных конвенций. Как уже указывалось выше, перечень объ­ектов авторского права в обеих конвенциях не исчерпывающий. Сложившаяся практика заключается в том, что компьютерные программы охраняются как литературные произведения, а базы данных – как сборники. В 90-е годы в международных договорах появились специальные положения об их охране. В ст. 10 Согла­шения ТРИПС и ст. 5 и 6 Договора ВОИС по авторскому праву закреплен подобный подход, правда, упоминается, что базы дан­ных охраняются «как таковые». Впрочем, их правовой режим ни­чем не отличается от правового режима иных составных произве­дений. Соглашение ТРИПС специально упоминает то, что базы данных могут существовать в «машиночитаемой» форме.

В Бернской конвенции также указан ряд видов произведений, которые не пользуются охраной, либо таких, которые могут быть изъяты из охраны национальным за­конодательством государств-участников. Полностью исключается авторская охрана только одной категории произведений (очевид­но потому, что труд по их созданию не носит творческого харак­тера). Это сообщения о новостях дня или иные сообщения чисто информационного характера (п. 8 ст. 2). Подобное положение со­держится и в российском законодательстве. Впрочем, если сооб­щение содержит анализ, комментарий текущих событий, пред­ставляет собой иной результат творческой деятельности, то оно должно пользоваться охраной. Договор ВОИС по авторскому пра­ву в ст.2 дополнительно устанавливает, что исключаются из охра­ны идеи, процессы, методы или математические концепции как таковые. Аналогичное положение содержит и российское законо­дательство.

В отличие от отечественного законодательства Бернская кон­венция не исключает возможности предоставления авторской охра­ны официальным документам и их официальным переводам, оста­вив этот вопрос на усмотрение национального законодателя (п. 4 ст. 2 Бернской конференции). Правда, в мире подобная охрана практически не применяется, что вызвано принципиально иной целью создания указанных «произведений» – они по своей природе предназначены для неограниченного публичного использования. Аналогичным является правовой режим политических речей и ре­чей, произнесенных в ходе судебных процессов. Страны Союза также могут изъять их из охраны полностью или частично, что, однако, не лишает автора исключительного права на издание таких речей в сборниках (п. 1 и 3 ст. 2 bis Бернской конвенции).

Страны Союза в своем национальном законодательстве могут предусмотреть условия, на которых лекции, обращения и аналогичные публично произнесенные произведения могут воспроизво­диться в прессе, передаваться в эфир и сообщаться для всеобще го сведения по проводам, если это использование оправдывается информационной целью (п. 2 ст. 2 bis Бернской конвенции).

Наконец, ст. 6 Бернской конвенции допускает ограничение охраны произведений, авторами которых являются граждане государств, не участвующих в Бернской конвенции, если эта последняя страна не обеспечивает достаточной охраны произведением авторов – граждан стран Союза.

Международные договоры в сфере охраны авторских прав определяют круг произведений, пользующихся конвенционной охраной, на основании двух критериев: гражданства автора и территориального критерия.

На основании критерия гражданства автора подлежат охране как выпущенные, так и не выпущенные в свет произведения, авторы которых либо являются гражданами государств – участников соответствующих конвенций, либо имеют свое обычное местожительство на их территории (п. 1 (а) и 2 ст. 3 Бернской конвенции). При этом не играет роли, в каком государстве произведение было опубликовано (если оно выпущено в свет). Аналогичное положение содержится в ст. II Всемирной конвенции.

Территориальный критерий предоставления охраны применятся только в отношении произведений авторов, не являющихся гражданами стран-участниц и не имеющих в них основного места жительства. В таком случае охрана предоставляется, только если произведение впервые выпущено в свет в одной из стран – участниц соответствующего договора (п. 1 (b) ст. 3 Бернской конвенции п. 1 ст. II Всемирной конвенции). Бернская конвенция разъясняет, что сюда же относятся ситуации, когда произведение одновременно (в течение 30 дней после первого выпуска) вышло в свет в стране-участнице и третьем государстве.

Бернская конвенция в ст. 4 устанавливает «льготные» основания для предоставления охраны на основании территориального критерия отдельным категориям произведений. В отношении кинематографического произведения нужно, чтобы его изготовитель имел обычное местожительство или штаб-квартиру в одной из стран Бернского союза. Для произведения же архитектуры достаточно того, чтобы такое произведение было сооружено какой-либо стране Союза, а для иных произведений, являющихся частью здания или сооружения, – того, чтобы это было расположено в какой-либо стране Союза.

Соглашение ТРИПС и Договор ВОИС по авторскому праву в отношении критериев для предоставления охраны отсылают к Бернской конвенции.

К общим положениям конвенционной охраны можно отнести: принцип национального режима, предоставление охраны вне за­висимости от соблюдения формальностей, срочный характер ох­раны и отсылка к праву страны, где испрашивается защита, в ка­честве основного коллизионного начала.

Принцип национального режима в соответствии со ст. II Всемир­ной конвенции означает, что охраняемые произведения пользуются на территории другого государства-участника той охраной, которая предоставляется государством произведениям своих авторов, впер­вые выпущенным в свет на собственной территории, или не выпу­щенным в свет произведениям своих авторов. Бернской конвенци­ей (п. 1 ст. 5) также закрепляется принцип национального режима, но уточняется при этом, что авторы пользуются в странах Союза «правами, которые предоставляются в настоящее время или будут предоставлены в дальнейшем (курсив авт.) соответствующими зако­нами этих стран своим гражданам». При этом обе конвенции до­бавляют, что авторы обладают также правами, особо предоставляе­мыми соответственно каждой конвенцией.

Таким образом, Бернская и Всемирная конвенции закрепляют не только национальный режим охраны, т.е. полностью уравни­вают в правах иностранных авторов с авторами государства-участ­ника, но и предоставляют им все права, которые предусмотрены в конвенции. В результате автор произведения, выпущенного за рубежом, может иметь даже более высокий уровень охраны его прав, чем автор произведения, выпущенного на собственной тер­ритории страны-участницы. Такая ситуация возникает, когда на­циональным законодательством не предусмотрено какое-либо из прав, упомянутых в конвенциях. Названное дополнение к нацио­нальному режиму особо значимо для государств – участников Бернской конвенции, поскольку она содержит материально-пра­вовые нормы, предусматривающие наиболее широкий перечень авторских прав.[4]

Статья 3 Соглашения ТРИПС также устанавливает националь­ный режим в качестве основного принципа охраны прав интел­лектуальной собственности. Кроме того, ст. 4 ТРИПС содержит нетипичное для права интеллектуальной собственности положе­ние о режиме наибольшего благоприятствования: в том случае, если в отношении охраны интеллектуальной собственности госу­дарство–участник ТРИПС предоставит гражданам и юридиче­ским лицам любого третьего государства какую-либо льготу или иную привилегию, такая же льгота или привилегия должна быть немедленно и безусловно предоставлена гражданам и юридиче­ским лицам всех государств-участников. В ст. 4 установлен и ряд исключений из этого правила.

Конвенции исходят из охраны авторских прав вне зависимости от соблюдения формальностей. Бескомпромиссно это положение закреплено в Бернской конвен­ции, п. 2 ст. 5 которой предусматривает, что пользование конвен­ционными правами и осуществление их «не связаны с выполне­нием каких бы то ни было формальностей». Данное положение отражено и в отечественном законодательстве, а именно в п. 1 ст. 9 Закона об авторском праве, и в законодательстве подавляю­щего большинства государств. Впрочем, есть ряд стран, в кото­рых для признания произведения охраняемым необходимы его регистрация, нотариальное удостоверение, оговорка о сохранении авторского права или соблюдение иных обязательных процедур.

Учитывая это, Всемирная конвенция предусмотрела компро­миссное правило: если по внутреннему законодательству государ­ства-участника соблюдение формальностей является обязатель­ным, то формальности считаются выполненными в отношении всех охраняемых на основании данной Конвенции произведений при условии, что все экземпляры таких произведений, начиная с первого выпуска в свет, будут носить знак охраны авторского права. Данный знак представляет собой значок © с указанием имени правообладателя и года первого выпуска в свет. Он должен быть размещен «таким способом и на таком месте, которые ясно показывали бы, что авторское право сохраняется» (п. 1. ст. III). Разумеется, такая «формальность» является чрезвычайно простой и отвечает интересам автора.

Это правило имеет два исключения (п. 2 ст. III): во-первых, оно не распространяется на авторов – граждан государства, зако­нодательство которого требует соблюдение каких-либо формально­стей; во-вторых, оно не распространяется на произведения, впер­вые выпущенные в свет на территории такого государства. Следо­вательно, рассмотренные положения Всемирной конвенции не должны пониматься как требования отмены формальных процедур. Формальные процедуры не отменяются для произведений своих граждан вне зависимости от места выпуска их в свет, а также для любых произведений, впервые выпущенных в свет в данном госу­дарстве. В отношении не выпущенных в свет произведений любые материально-правовые формальности запрещаются (п. 4 ст. III).

Процессуальные формальности при производстве в судах по спорам из авторских отношений (например, депонирование эк­земпляра произведения в суде) международными договорами не затрагиваются. Впрочем, процессуальные формальности должны быть одинаковыми для собственных граждан и граждан других государств-участников (п. 3 ст. III Всемирной конвенции).

Срочный характер охраны авторских прав. Данный подход обу­словлен необходимостью сочетания частных и публичных интере­сов при использовании результатов интеллектуальной деятельно­сти и их исключительной важностью для экономического и куль­турного развития общества.

В соответствии со ст. IV Всемирной конвенции срок охраны произведения устанавливается законодательством государства, в котором предъявляется требование к охране, однако он не мо­жет быть меньше 25 лет после смерти автора. В определенных случаях и в отношении некоторых категорий произведений допус­кается исчисление срока с момента первого выпуска в свет или с момента регистрации произведения. Сокращенный срок–10 лет установлен для фотографических произведений и произведе­ний прикладного искусства.

В странах Бернского союза (в том числе в РФ) действуют иные правила о сроках. Статья 7 Бернской конвенции устанавли­вает срок охраны в 50 лет после смерти автора либо с момента смерти последнего из соавторов (ст. 7 bis). Пункт 3 ст. 7 закреп­ляет особый порядок исчисления сроков для произведений, выпу­щенных анонимно или под псевдонимом. В таком случае течение срока начинается с момента правомерного обнародования произ­ведения, кроме случаев, когда псевдоним не вызывает сомнений в личности автора или когда автор раскрыл свою личность до ис­течения срока охраны. Тогда применяется обычный порядок. Пункт 2 ст. 7 Бернской конвенции допускает установление осо­бого порядка исчисления сроков охраны кинематографических произведений. Они могут исчисляться с момента обнародования либо создания (для необнародованных – в течение 50 лет после создания произведений). Наконец, допускается установление со­кращенного срока охраны фотографических произведений и про­изведений прикладного искусства – 25 лет, причем исчисляться он может с момента создания такого произведения (п. 4 ст. 7 Бернской конвенции). Необходимо отметить, что в российском Законе об авторском праве (ст. 27 Бернской конвенции) не пре­дусмотрено каких-либо особых правил относительно сроков охра­ны кинематографических, фотографических или прикладных про­изведений.

Исчисление всех вышеуказанных сроков начинается с 1 янва­ря года, следующего за наступлением юридического факта, лежа­щего в основании начала течения сроков (п. 5 ст. 7 Бернской конвенции).

В соответствии с п. 6 ст. 7 страны Бернского союза могут в национальном законодательстве устанавливать повышенные сроки охраны произведений по сравнению с конвенционными. В настоящее время намечена тенденция увеличения сроков охра­ны до 70 лет. Подобные правила применяются в странах ЕС в со­ответствии с Директивой ЕС от 29 октября 1993 г. «О согласова­нии сроков охраны авторского права и отдельных смежных прав».

В п. 4 ст. 4 Всемирной конвенции и п. 8 ст. 7 Бернской кон­венции зафиксировано правило о сравнении сроков охраны ав­торских прав, представляющее собой изъятие из общего принци­па национального режима. Данное положение заключается в том, что хотя срок охраны авторских прав также определяется нацио­нальным законодательством страны, в которой предъявляется тре­бование об охране, но если законодательством специально не предусмотрено иное, этот срок не может быть более продолжи­тельным, чем срок, установленный в стране происхождения про­изведения. Например, произведение, страной происхождения ко­торого является Россия, будет охраняться в государствах – членах ЕС не в течение 70 лет после смерти автора, а в течение 50 лет, как это предусмотрено законодательством России.

Основные права авторов. Бернская конвенция, как уже отмеча­лось, в отличие от Всемирной содержит значительное число уни­фицированных материально-правовых норм и в первую очередь норм, предусматривающих подробный перечень прав авторов в отношении их произведений.

Все права, принадлежащие авторам произведений, подразделя­ются на две основные группы: личные неимущественные («мо­ральные») права и имущественные права.

К правам первой группы относятся: право требовать призна­ния авторства (которое объединяет в себе право признаваться ав­тором произведения и право на имя); право противодействовать всякому извращению, искажению или иному изменению произве­дения, противодействовать любому другому посягательству на произведение, способному нанести ущерб чести или репутации автора (п. 1 ст. 6 bis Бернской конвенции). Такие права существу­ют независимо от имущественных прав автора и полностью со­храняются в случае их уступки. После смерти автора они имеют силу по крайней мере до прекращения имущественных прав. Ра­зумеется, личные права не переходят в порядке правопреемства, а только осуществляются лицами или учреждениями, уполномо­ченными на это законом государства.

Следующая группа прав имеет особое экономическое значение для автора и его правопреемников. Это имущественные права. На практике в подавляющем числе случаев нарушения авторских и смежных прав нарушаются именно имущественные права.

Первым в ряду имущественных прав автора Бернская конвен­ция называет исключительное право автора - переводить и разрешать переводы своих произведений (ст. 8 Бернской конвенции). Право на перевод является единственным правомочием автора, закреплен­ным во Всемирной конвенции в редакции 1952 г. (ст. V). В отли­чие от Бернской конвенции Всемирная конвенция допускает право государств-участников устанавливать ограничения исключительного права автора разрешать перевод письменного произведения. В соот­ветствии с ней внутренним законодательством договаривающегося государства может быть разрешена выдача принудительной1 лицен­зии на перевод произведения гражданину (или юридическому лицу) данного государства при условии, что:

- перевод произведения на национальный язык (языки) не был выпущен в свет обладателем права перевода (т.е. автором или иным правообладателем) либо с его разрешения в течение семи лет с момента первого выпуска в свет данного письменного произведения;

- перевод был опубликован в течение семи лет, но весь ти­раж на национальном языке уже распродан.

Такая лицензия выдается «компетентным органом» договари­вающегося государства и носит неисключительный характер. По­следнее означает, что она может быть выдана нескольким лицам, работающим самостоятельно, а также никоим образом не препят­ствует автору или иному правообладателю самому перевести или выдать разрешение на перевод на соответствующий язык и опуб­ликовать его.

Выдача принудительных лицензий может быть осуществлена, только если ходатайствующий о ее выдаче в установленном по­рядке докажет, что он обращался к обладателю права перевода с просьбой о разрешении перевода и публикации произведения, но ему либо было отказано, либо, несмотря на принятые им меры, его просьба не была вручена правообладателю. Конвенция четко определяет такие меры. Если ходатайствующий о выдаче принудительной лицензии не мог вручить свою просьбу обладате­лю права перевода, он должен направить ее копии издателю, имя которого обозначено на произведении, а если известно граждан­ство обладателя права перевода, – также дипломатическому или консульскому представителю государства его гражданства либо организации, которая может быть указана правительством этого государства (имеется в виду национальная организация, осуществ­ляющая коллективное управление авторскими правами). На полу­чение ответа от правообладателя отводится два месяца с момента отправки указанных документов. Лицензия не может быть выдана до истечения этого срока.

Несмотря на то, что лицензия выдается без разрешения обла­дателя права перевода, в ст. V Всемирной конвенции предусмот­рен ряд важных мер по обеспечению интересов обладателя. Во-первых, сохраняются неимущественные права автора: название и имя автора оригинального произведения должны быть указаны на всех экземплярах опубликованного перевода; если же автор изъял из обращения свое произведение, лицензия вообще не мо­жет быть выдана ни при каких обстоятельствах. Кроме того, должна быть гарантирована правильность перевода произведения.

Во-вторых, внутренним законодательством государств, допус­кающих выдачу принудительных лицензий, должны быть приняты меры для того, чтобы обеспечить обладателю права перевода справедливое вознаграждение, причем соответствующее междуна­родной практике (а не местным стандартам), а также его выплату и перевод за рубеж.

Наконец, выдаваемая лицензия имеет территориальный харак­тер – она действительна в отношении выпуска в свет перевода лишь на территории того государства, в котором она испрашивает­ся. Ввоз экземпляров в другое договаривающееся государство и их продажа там допускаются только при одновременном соблюдении следующих условий: национальным языком в этом государстве так­же является язык перевода; законодательство этого государства так­же допускает выдачу принудительных лицензий на перевод, нако­нец, ввоз и продажа переводов, сделанных на основании принуди­тельной лицензии, не противоречит внутреннему законодательству этого государства. Российское законодательство выдачи принуди­тельных лицензий на перевод не допускает.

Следующим имущественным правом автора является право на воспроизведение – исключительное право разрешать воспроизведе­ние произведений любым образом и в любой форме (ст. 9 Берн­ской конвенции). Любая звуковая или визуальная запись призна­ется воспроизведением (п. 3 ст. 9). Таким образом, под воспроиз­ведением понимается создание копии произведения вне зависимости от способа ее создания и материального носителя, используемого для этой цели.

Данное право автора также может быть ограничено: страны Союза сохраняют право разрешать воспроизведение на основании закона без согласия автора, если это не наносит ущерба его за­конным интересам и не нарушает нормальной эксплуатации произведения. Примером таких ограничений может служить право частной копии – признаваемое практически во всех странах право на воспроизведение правомерно обнародованного произведения исключительно в личных целях, причем без согласия автора и без выплаты авторского вознаграждения (ст. 18 Закона РФ об автор­ском праве).

Всемирная конвенция в редакции 1971 г. в самой общей фор­ме закрепляет исключительное право автора «разрешать воспроиз­ведение независимо от его способа» (ст. IVbis).

Право на передачу в эфир. Данное имущественное право авто­ра закреплено в ст. 11 bis Бернской конвенции. В соответствии с ней авторы пользуются исключительным правом разрешать:

- передачу своих произведений в эфир или публичное сооб­щение этих произведений любым другим способом беспроволоч­ной передачи знаков, звуков или изображений;

- всякое публичное сообщение, будь то по проводам или средствам беспроволочной связи, повторно передаваемое в эфир произведение, если такое сообщение осуществляется иной орга­низацией, нежели первоначальная. (Имеется в виду право разре­шать ретрансляцию. Так что если автор разрешил одной радиове­щательной организации использование своего произведения, это не означает, что оно может потом бесконтрольно использоваться остальными организациями для передачи в эфир.);

- публичное сообщение переданного в эфир произведения с помощью громкоговорителя или любого другого аппарата, пере­дающего звуки, знаки или изображения.

Пункт 3 ст. 11 bis специально подчеркивает, что разрешение на передачу произведения в эфир не включает в себя разрешение на запись передаваемого произведения. Такая запись представляет собой воспроизведение, и потому для ее осуществления нужно отдельное разрешение правообладателя (по правилам о праве на воспроизведение). Законодательство стран Союза может разре­шать радиовещательным организациям осуществлять без согласия автора лишь так называемые записи краткосрочного пользования и их хранение в архивных целях (ст. 24 Закона РФ об авторском праве).

Что касается Всемирной конвенции в редакции 1971 г., то она также предоставляет автору это право, но в самой общей форме – «исключительное право разрешать... передачу в эфир» (ст. IVbis). Таким образом, по Всемирной конвенции гораздо шире круг во­просов, которые оставлены для решения в национальном законо­дательстве.

Право долевого участия на оригиналы произведений искусства и рукописей (ст. 14 ter Бернской конвенции). Данное право за­ключается в том, что в отношении оригиналов произведений ис­кусства и оригиналов рукописей (в том числе музыкальных про­изведений) автор, а после его смерти правопреемники, имеют не­отчуждаемое право на долю от цены при каждой последующей продаже произведения, следующей за его первой уступкой. Дан­ное право может быть реализовано, только если законодательство страны, к которой принадлежит автор (если он не является граж­данином страны – участницы Бернской конвенции), предусматри­вает такое право, и в объеме, допускаемом законодательством страны, в которой истребуется эта охрана. Порядок взимания и суммы, причитающиеся автору, устанавливаются национальным законодательством.

Право ни переделку произведений. В соответствии со ст. 12 Бернской конвенции авторы пользуются исключительным правом разрешать переделки, аранжировки и иные изменения своих про­изведений. Такие произведения охраняются как оригинальные при условии соблюдения прав автора первоначального произведения.

Статья 14 Бернской конвенции специально закрепляет одну из разновидностей права на переделку: исключительное право разрешать, во-первых, кинематографическую переделку и воспро­изведение своих произведений, а также распространение переде­ланных или воспроизведенных таким образом произведений и, во-вторых, публичное представление и исполнение переделанных и воспроизведенных таким образом произведений и сообщение их по проводам для всеобщего сведения. Как следствие, на каж­дое из перечисленных действий нужно специальное разрешение автора оригинального произведения. Например, при создании фильма на основе книги нужны отдельные разрешения автора книги на ее переделку в сценарий, на создание фильма на основе сценария, на его воспроизведение, на публичное представление (прокат в кинотеатрах), на передачу в эфир или сообщение по кабелю.

Наконец, переделка в любую другую художественную форму кинематографической постановки, производной от литературного или художественного произведения, требует разрешения не только ее автора, но и автора оригинального произведения (п. 2 ст. 14).

Выше были перечислены права, которыми обладают авторы любых литературных и художественных произведений. Кроме них Бернская конвенция выделяет группу прав, которыми наделены авторы отдельных категорий произведений.

Авторы драматических и музыкально-драматических произведений в соответствии со ст. 11 Бернской конвенции имеют исключитель­ное право разрешить публичное представление или исполнение своих произведений и их переводов любыми средствами или способами, а также передачу любым способом их постановок и исполнений для всеобщего сведения. Аналогичные права предоставляются авто­рам литературных произведений (ст. 11 ter Бернской конвенции в отношении публичного чтения их произведений и переводов их произведений). Что касается Всемирной конвенции в редакции 1971 г., то она в самой общей форме закрепила исключительное право автора разрешать публичное исполнение произведения (не­зависимо от вида произведения). Дальнейшая конкретизация ос­тавлена на усмотрение национального законодательства.

Соглашение ТРИПС и Договор ВОИС по авторскому праву расширили перечень исключительных прав автора по сравнению с Бернской конвенцией, закрепив право на распространение про­изведений, право проката и право на публичное сообщение про­изведения. Право на распространение (rightofdistribution) закреп­лено в ст. 6 Договора ВОИС. Оно определено как исключитель­ное право автора разрешать действия по продаже или иной передаче права собственности на оригинал или копии произведе­ния, которые делают произведение доступным для всеобщего све­дения. Данное право может быть ограничено законодательством договаривающихся государств первой продажей оригинала или копии произведения с согласия автора – «исчерпание прав».

Право проката (право разрешать прокат) закреплено в ст. 11 Соглашения ТРИПС и в ст. 7 Договора ВОИС. Оно принадлежит авторам компьютерных программ и кинематографических произ­ведений. Договор ВОИС добавляет к ним «произведения, вопло­щенные в фонограммах (worksembodiedinphonograms), как это определено национальным законодательством сторон». Данное право не применяется в отношении компьютерных программ в том случае, если программа сама по себе не является основным объектом проката (т.е. арендуется, например, компьютер). В от­ношении же кинематографических работ право проката применя­ется только при условии, что их коммерческий прокат привел к широкому копированию таких произведений, и это нанесло су­щественный вред праву автора на воспроизведение.

Наконец, право на публичное сообщение произведений (ст. 8 До­говора ВОИС) означает право разрешать любое сообщение произ­ведения для всеобщего сведения по проводам или средствам бес­проволочной связи, включая такой способ, при котором публика имеет доступ к произведению из любого места и в любое время по своему выбору. Таким образом, право, закрепленное в ст. 8 Договора, шире по своему содержанию, чем право на передачу произведения в эфир, предусмотренное Бернской конвенцией.

Кроме вышеназванных прав Бернская конвенция содержит ряд положений относительно защиты охраняемых прав. Общее правило заключается в том, что правообладатель имеет право возбу­ждать судебное преследование против контрафакторов (п. 1 ст. 15). Статья 16 устанавливает, что контрафактные экземпляры подле­жат аресту в любой стране Союза, в которой это произведение пользуется правовой охраной. То же относится и к воспроизведе­ниям охраняемого произведения, происходящим из страны, в ко­торой данное произведение не охраняется или перестало пользо­ваться охраной.

Соглашение ТРИПС в ст. 41–66 содержит в отличие от Берн­ской конвенции очень подробный перечень средств правовой за­щиты авторских прав, а также основные требования к процедуре их применения. Прочие международные договоры почти целиком оставляют этот вопрос на усмотрение национального законодателя.

Статья 41 Соглашения ТРИПС устанавливает общую обязан­ность государств-участников обеспечить в своем национальном законодательстве эффективное применение против любых нару­шений прав интеллектуальной собственности установленных Со­глашением мер правовой защиты. Такие меры должны включать эффективные средства для предотвращения нарушений и для пресечения длящихся нарушений. Процедуры их применения должны быть такими, чтобы не создавать препятствий законной торговле и обеспечивать гарантии от злоупотребления ими. Под­черкивается также, что процедуры, связанные с защитой прав на интеллектуальную собственность, не должны быть излишне ус­ложненными или дорогостоящими, влечь необоснованные за­держки (что особенно важно для российского правосудия).

Далее устанавливаются общие требования к судебной и адми­нистративной процедуре по данной категории дел. Кроме того, вводятся специфические таможенные меры защиты, заключаю­щиеся во временном задержании (до выяснения обстоятельств) предположительно контрафактных экземпляров на таможенной границе с целью предотвращения введения их в оборот (ст. 51–60 ТРИПС).

1.3. Патентное право

Охрана изобретений во всем мире осуществляется на основе норм патентного права. В отношении изобретений территориальный характер соответствующих прав проявляется еще более ярко, чем в отношении произведений литературы и искусства. Технические до­стижения признаются в качестве изобретений только в результате принятия решения соответствующим государственным органом (патентным ведомством; в России – Федеральным органом исполни­тельной власти по интеллектуальной собственности, функции которо­го осуществляет Роспатент), и права на изобретения возникают у ка­кого-либо лица лишь в случае выдачи ему охранного документа (па­тента). Такой документ действует только на территории государства, в котором он был выдан. Поэтому для приобретения права на это изо­бретение в другом государстве требуются подача заявки и самостоя­тельная выдача патента или иного охранного документа в этом ино­странном государстве.[5]

Признание предложения изобретением и выдача патента осущест­вляются в каждом государстве на основе норм его внутреннего законода­тельства. К изобретению предъявляется требование новизны, а в ряде стран – также требование полезности. Предложенное решение должно быть новым, т.е. не известным ранее во всем мире (так называемая миро­вая новизна) или в данной стране (локальная новизна). Новизна уста­навливается путем проведения специальной экспертизы на новизну (прежде всего по патентной и научно-технической литературе).

Охрана осуществляется путем выдачи патента на изобретение (имеются различные виды патентов).

Обычно в случае выдачи патента исключительное право на изо­бретение предоставляется патентообладателю, в качестве которого чаще всего выступают крупные фирмы. Имея патент, патентообла­датель может разрешить кому-либо использовать это изобретение, Использовать его сам или вообще никому его не предоставлять для Использования. Без согласия патентообладателя изобретение не может быть использовано. Если кто-либо сделает это, т.е. нарушит патент, то по решению суда с нарушителя можно будет взыскать Убытки, связанные с нарушением патента, и наложить арест на изделие, созданное с использованием патента, например при ввозе его в страну.

Лицо, нарушившее исключительное право патентовладельца, обя­зано прекратить нарушение и возместить причиненный ущерб в по­рядке, предусмотренном гражданским законодательством.

Основным международным соглашением, регулирующим во­просы охраны прав на изобретения и товарные знаки, является Па­рижская конвенция по охране промышленной собственности. Главная цель Конвенции состоит в создании более льготных условий для па­тентования изобретений организациями и гражданами одних госу­дарств в других.

Парижская конвенция не предусматривает создания международ­ного патента, который, будучи выдан в одной стране – участнице Конвенции, действовал бы во всех других странах. В любой другой стране изобретение может свободно использоваться без выплаты воз­награждения, если оно там не запатентовано.

Одним из основных принципов Парижской конвенции является принцип национального режима. Конвенция предусматривает предо­ставление гражданам и фирмам любой страны – ее участницы такой же охраны промышленной собственности, какая предоставляется или будет предоставляться в будущем своим гражданам законодательст­вом данного государства (ст. 2).

Практически наиболее важным правилом Парижской конвенции яв­ляется правило о конвенционном приоритете. Введение правила о приоритете в Конвенцию объясняется следующим: патент получает тот, кто первым подал заявку на изобретение. Первенство в подаче заявки обеспечивает новизну изобретения, которая является необхо­димым условием выдачи патента.

Заключение

Правовое регулирование интеллектуальной собственности отнесе­но Конституцией РФ (п. «о» ст. 71) к ведению Российской Федерации. В ст. 138 ГК РФ интеллектуальная собственность определяется как ис­ключительное право гражданина или юридического лица на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства Индиви­дуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выпол­няемых работ или услуг (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания и т.п.). Это право признается в случаях и порядке, уста­новленных Гражданским кодексом РФ, иными федеральными законами и международными договорами РФ. Общим для результатов интел­лектуальной деятельности и средств индивидуализации, относящихся к объектам исключительных прав, является то, что их использование может осуществляться третьими лицами только с согласия правообла­дателя. Следует заметить, что в доктрине обращается внимание на тенденцию к расширению сферы действия исключительных Прав за счет включения в нее таких нематериальных объектов, как неотчуж­даемые от личности права, не имеющие имущественной ценности.[6]

В Конвенции, учреждающей Всемирную организацию интеллекту­альной собственности, 1967 г. (ВОИС), указывается, что понятие «ин­теллектуальная собственность» включает в себя права, относящиеся к литературным, художественным и научным произведениям; исполни­тельской деятельности артистов, звукозаписи, радио- и телевизионным передачам; изобретениям во всех областях человеческой деятельности, научным открытиям; промышленным образцам; товарным знакам, знакам обслуживания, фирменным наименованиям, коммерческим обозначениям; защите против недобросовестной конкуренции, а также все другие права, относящиеся к интеллектуальной деятельности в произ­водственной, научной, литературной и художественной областях.

В Бернской конвенции об охране литературных и художествен­ных произведений, государства-участники которой образовали Бернский союз (административные функции Союза выполняет ВОИС), термин «литературные и художественные произведения» охватывает все произведения в области литературы, науки и искусст­ва, каким бы способом и в какой бы форме они ни были выражены, как-то: книги, брошюры и другие письменные произведения; лек­ции, обращения, проповеди и другие подобного рода произведения; драматические и музыкально-драматические произведения; хо­реографические произведения и пантомимы; музыкальные сочине­ния с текстом или без текста; кинематографические произведения, к которым приравниваются произведения, выраженные способом, аналогичным кинематографии; рисунки, произведения живописи, архитектуры, скульптуры, графики и литографии; фотографичес­кие произведения, к которым приравниваются произведения, выра­женные способом, аналогичным фотографии; произведения при­кладного искусства; иллюстрации, географические карты, планы, эскизы и пластические произведения, относящиеся к географии, то­пографии, архитектуре или наукам. Договор ВОИС по авторскому праву и Договор ВОИС по исполнениям и фонограммам 1996 г. со­держат положения об охране авторских и смежных прав в цифро­вых сетях.

В число многосторонних международных договоров, охватываю­щих широкий круг объектов интеллектуальной собственности, вклю­чая компьютерные программы, входит Соглашение об относящихся к торговле аспектах прав интеллектуальной собственности 1993 г., за­ключенное в рамках Уругвайского раунда ГАТТ. «Частью» интеллек­туальной собственности является промышленная собственность, под объектами охраны которой в Парижской конвенции по охране про­мышленной собственности 1883 г. понимаются патенты на изобрете­ния, полезные модели, промышленные образцы, товарные знаки, знаки обслуживания, фирменные наименования и указания проис­хождения или наименования места происхождения товаров, а равно пресечение недобросовестной конкуренции.

Еще нельзя считать преодоленным заблуждение относительно отождествления объектов творческой деятельности и объектов права собственности, что в определенной мере объясняется обращением к слову «собственность» для обозначения указанных прав (интеллектуальная собственность, промышленная собственность). Но объектами права собственности могут быть лишь материальные носители реше­ний, образов, идей[7] . Права на результаты творческой деятельности носят исключительный, а не вещный характер, и регулируются зако­нодательством об авторском праве и смежных правах, о патентах, по­лезных моделях, промышленных образцах и др. В.А. Дозорцев пишет: «Исключительное право – это абсолютное право на нематериальный объект. Исключительные права выполняют для нематериальных объ­ектов ту же функцию, что и право собственности для материальных объектов, хотя этим не исчерпываются. Поэтому можно констатиро­вать существование в гражданском праве двух видов соответствую­щих этим объектам исходных прав – права собственности и исключи­тельных прав. Разумеется, в рамках исключительных прав существует достаточное число разновидностей»[8] .

Список литературы

1. Бендевский Т. Международное частное право. – М., 2005.

2. Богуславский М.М. Международное частное право. – М., 2006.

3. Бужигаева Т.Е. Международное частное право. – М., 2005.

4. Гаврилов В.В. Международное частное право. – М., 2001.

5. Ерпылева Н.Ю. Международное частное право. – М., 2005.

6. Звеков В.П. Международное частное право. – М., 2004.

7. Канашевский В.А. Международное частное право. – М., 2006.

8. Международное частное право. / Под ред. Г.К. Дмитриевой. – М., 2004.

9. Нешатаева Т.Н. Международное частное право и международный гражданский процесс. – М., 2004.

10. Федосеева Г.Ю. Международное частное право. – М., 2005.

11. Суханов Е.Л. Российский закон о собственности. Комментарий. - М., 1993

12. Дозорцев В.Л. Вступительная статья // Права на результаты интеллектуальной деятельности. Сб. нормативных актов. - М., 1994.


[1] Богуславский М.М. Международное частное право. – М., 2006. С. 352.

[2] Богуславский М.М. Международное частное право. – М., 2006. С. 357.

[3] Гаврилов В.В. Международное частное право. – М., 2001. С. 167.

[4] Международное частное право. / Под ред. Г.К. Дмитриевой. – М., 2004. С. 306.

[5] Богуславский М.М. Международное частное право. – М., 2006. С. 375.

[6] Звеков В.П. Международное частное право. – М., 2004. С. 471.

[7] Суханов Е.Л. Российский закон о собственности. Комментарий. - М., 1993. С. 19.

[8] Дозорцев В.Л. Вступительная статья // Права на результаты интеллектуальной деятельности. Сб. нормативных актов. - М., 1994. С. 42.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий