регистрация / вход

Использование результатов изучения психологических особенностей обвиняемого для решения уголовно-правовых и уголовно-процессуальных задач расследования

Криминалистическое изучение личности обвиняемого. Решение уголовно-правовых вопросов на основе данных о психологических особенностях личности обвиняемого. Определение формы вины. Установление эмоционального состояния обвиняемого в момент преступления.

Криминалистическое изучение личности обвиняемого осуществляется следователем главным образом в целях выбора тех или иных тактических приемов при производстве следственных действий в том объеме, который следователь считает необходимым. Установление целого ряда сведений о личности обвиняемого для правильного решения уголовно-правовых и уголовно-процессуальных задач является строго обязательным, так как непосредственно вытекает из требований закона.

На необходимость изучения психологических особенностей личности обвиняемого в этих целях обращал внимание видный русский юрист А. Ф. Кони: «Изучение его (т. е. обвиняемого. — Автор) на суде может быть только полезно для правосудия, если им разъясняются такие свойства обвиняемого, которыми вызваны движущие побуждения его преступного деяния, или наоборот, с которыми это деяние находится в прямом противоречии».

Решение уголовно-правовых вопросов на основе данных о психологических особенностях личности обвиняемого

К числу уголовно-правовых задач, для решения которых особенно необходимы данные о психологии обвиняемого, относится в первую очередь установление вменяемости (т. е. способности быть виновным), формы вины (умысел или неосторожность), мотивов преступления, эмоционального состояния обвиняемого в момент совершения преступления, обстоятельств, влияющих на степень и характер ответственности.

Вопрос о вменяемости решается с помощью судебно-психиатрической экспертизы. Основанием для ее назначения является сомнение следователя в психической полноценности обвиняемого.

Поэтому следователю необходимо с самого начала расследования уголовного дела обращать внимание на факты, свидетельствующие о наличии странностей в поведении обвиняемого.

Анализ характера и способа совершения преступления, целей, которые оно преследовало, сведений о поведении обвиняемого до и после совершения преступления, отношении обвиняемого к людям, его образе жизни способствует формированию представления о степени психической полноценности субъекта.

Иногда странными представляются действия обвиняемых, составляющие содержание уголовного дела. Например, при расследовании уголовного дела о многочисленных мелких кражах, совершенных у сослуживцев лаборанткой одного из высших учебных заведений, было установлено, что обвиняемая похищала не только попадавшиеся на глаза предметы, имеющие некоторую материальную ценность (губную помаду, пудреницы и т. п.), но и старые почтовые открытки, сломанные шариковые ручки и другие предметы, которые никак не могли быть ею использованы. Эти факты вызвали у следователя предположение, что обвиняемая страдает психическим заболеванием и невменяема. Предположение следователя нашло подтверждение в заключении судебно-психиатрической экспертизы.

Другой обвиняемый нанес телесные повреждения незнакомому человеку, пытавшемуся вслед за ним войти в кабину лифта. Следователь узнал от свидетелей, что с некоторых пор они стали замечать странности в поведении этого человека. Он никогда не входил в лифт, если там уже находились люди, подолгу ждал, когда ему представится возможность подниматься или опускаться в лифте одному, старался ни с кем не встречаться на лестницах, возвращался с половины пути, если слышал, что кто-то идет по лестнице ему навстречу. При судебно-психиатрическом обследовании было установлено, что обвиняемый страдает манией преследования: считает, что именно на лестнице или в лифте на него могут напасть.

Основаниями для сомнения в психической полноценности обвиняемого могут служить сведения о том, что его родители или близкие родственники страдали психическими заболеваниями, сам он с детства отставал в развитии от сверстников, плохо усваивал учебную программу, с трудом адаптировался к школьному режиму, не мог овладеть специальностью, а также некоторые факты, относящиеся к образу жизни: бездумное отношение к будущему, склонность к бродяжничеству, аномалии в сексуальном поведении и др. Признаками психического заболевания могут быть такие интеллектуальные особенности, как несоответствие запаса знаний возрасту, полученному образованию, низкий уровень обобщения, замедленность, поверхностность мышления, трудности в понимании относительно простых ситуаций.

Форма вины (умысел или неосторожность) определяется путем выявления психического отношения обвиняемого к деянию в момент его совершения.

Для констатации таких признаков умысла в преступлении, как осознание человеком общественной опасности своих действий и предвидение наступления их общественно опасных последствий, необходимо иметь представление об уровне и особенностях интеллектуального развития обвиняемого. Используя эти данные, можно ограничить умышленные, злостные действия от поступков, совершенных в силу непонимания сложившейся ситуации или заблуждения.

Желание или сознательное допущение наступления общественно опасных последствий деяния связано с некоторыми особенностями направленности личности и чертами характера.

Мотивы преступления, т. е. побуждения, которыми руководствовался обвиняемый при его совершении, должны устанавливаться при расследовании каждого уголовного дела.

Мотив — это признак, характеризующий субъективную сторону преступления. Его установление необходимо для разграничения составов, имеющих сходные признаки (например, хулиганство и причинение легких телесных повреждений). В ряде случаев выяснение мотива имеет значение для доказывания виновности. Кроме того, мотив преступления может учитываться как отягчающее или смягчающее ответственность обстоятельство, свидетельствовать об отсутствии в действиях обвиняемого общественной опасности.

Представления о том, что такое мотив поведения, в юридических науках и психологии совпадают не полностью.

В психологии под мотивом понимается побуждение к деятельности, направленной на удовлетворение потребностей субъекта, предмет (материальный или идеальный), ради которого деятельность осуществляется.

Уголовное право для обозначения мотивов поведения оперирует такими обобщенными понятиями, как месть, корысть, хулиганские побуждения, низменные побуждения, ревность, неприязненные отношения и др. Некоторые из этих понятий могут включать в себя самые различные психологические мотивы. Например, корыстные действия с психологической точки зрения могут быть мотивированы стремлением к обогащению, потребностью к самоутверждению, завистью, желанием вести праздный образ жизни, страстью к развлечениям или азартным играм, потребностью в удовлетворении труднопреодолимых влечений (например, к алкоголю или наркотикам). Исследование психологических мотивов деяния углубляет познание юридически значимых побуждений, лежащих в основе правонарушения.

При расследовании уголовного дела о нескольких ограблениях и разбойных нападениях, совершенных группой взрослых и несовершеннолетних преступников, было установлено, что мотивы участия в преступлениях были у членов группы весьма различны. Одни из них стремились завладеть имуществом и деньгами, другие — показать свою смелость, наконец, третьи боялись, что с ними расправятся, если они не будут помогать совершать преступления.

Изучение психологических мотивов совершения преступлений каждым участником группы позволило точно квалифицировать их деяния, оценить степень их общественной опасности и роль каждого преступника в функционировании преступной группы.

Все психологические мотивы можно разделить на устойчивые, превратившиеся в силу этого в свойство характера, и ситуативно возникающие. Для установления мотивов, относящихся к первой категории, требуется детальное изучение условий жизни обвиняемого, его образа жизни, направленности его личности, свойств и черт характера. Ситуативно возникающие мотивы чаще всего связаны с устойчивыми, являются как бы производными от них. В отдельных же случаях ситуативные мотивы не совпадают с устойчивыми и даже противоречат им. На возникновение подобных мотивов в сильной степени влияет, как правило, эмоциональное состояние человека. Поэтому для установления ситуативно возникающих мотивов следует располагать данными о некоторых особенностях эмоциональности обвиняемого.

Сложность установления мотива преступления иногда приводит к утверждению о безмотивности, немотивированности преступления (что принципиально неверно, поскольку всякое сознательное поведение побуждается осознанными или неосознанными мотивами) или подмене мотива мотивировкой события обвиняемым, т. е. его ретроспективными словесными объяснениями совершенного. Поэтому попытки установления мотива преступления только со слов обвиняемого, без учета его основных психологических особенностей, анализа поведения могут приводить к серьезным ошибкам.

Установление эмоционального состояния обвиняемого в момент преступления необходимо для квалификации преступлений, совершенных в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения Диагностика аффекта, необходимая для решения вопроса о том, находился ли обвиняемый в момент совершения преступления в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, составляет специальную задачу, решаемую часто с помощью судебно-психологической экспертизы. Результаты изучения психологических особенностей обвиняемого не могут служить прямым ответом на вопрос, находился ли обвиняемый в момент преступления в состоянии аффекта.

Известно, однако, что предрасполагающими к возникновению аффекта являются такие особенности человека, как высокая, но неустойчивая самооценка, легкая возбудимость, повышенная чувствительность, малая выносливость к сильным раздражителям, склонность к длительному переживанию отрицательных эмоций. Установление у обвиняемого названных особенностей может служить основанием для назначения судебно-психологической экспертизы и оказать помощь экспертам.

Знание психологии обвиняемого, в частности особенностей направленности личности, самооценки, эмоциональной устойчивости, иногда необходимо для оценки действий потерпевшего, признания их тяжким оскорблением, насилием над личностью обвиняемого.

Особенности эмоциональности обвиняемого могут быть учтены при оценке действия на обвиняемого угрозы или принуждения, а также при расследовании уголовных дел о транспортных и иных происшествиях, связанных с управлением техникой.

Особенности психологии обвиняемого могут и должны рассматриваться в числе обстоятельств, влияющих на степень и характер его ответственности. Говоря об основаниях освобождения от уголовной ответственности, закон оперирует понятием общественной опасности лица, совершившего преступление. В это понятие включаются прежде всего особенности направленности личности обвиняемого и наиболее устойчивые черты характера, повлиявшие на совершение преступления и способствующие или препятствующие совершению новых общественно опасных действий

Например, о высокой общественной опасности могут свидетельствовать такие психологические особенности обвиняемого, как нежелание трудиться, стремление к обогащению путем получения нетрудовых доходов, агрессивность, жестокость, убежденность в правильности избранного преступного образа жизни и др.

О снижении общественной опасности виновного можно судить по тем изменениям в его психологии, которые произошли после совершения преступления.

Развитие у обвиняемого неудовлетворенности прожитой жизнью, убежденности в неправильности прежнего образа жизни, возникновение планов на будущее, связанных с нормальной трудовой деятельностью, пересмотр системы ценностей, стремление приобрести профессию или повысить квалификацию, заботливое отношение к близким, желание порвать отношения с людьми, повлиявшими на совершение преступления, оказать помощь правоохранительным органам в расследовании — все это может служить признаком снижения общественной опасности обвиняемого.

Оценка изменения степени общественной опасности обвиняемого должна основываться на фактических данных о поступках, конкретных действиях, а не на декларативных заявлениях.

В числе смягчающих и отягчающих ответственность обстоятельств закон называет жизненные ситуации, побуждения и признаки действий, для правильной оценки которых требуется учитывать психологические качества обвиняемого.

К числу смягчающих ответственность обстоятельств закон относит влияние на обвиняемого угрозы, стечение тяжелых личных или семейных обстоятельств, различного рода зависимость.

Ни одно из этих обстоятельств не может быть установлено только по объективным признакам без учета субъективных особенностей обвиняемого

Влияние угрозы на обвиняемого зависит не только от ее содержания, реальности, направленности, но и от психологических качеств того, кому угрожают: твердости его характера, смелости, эмоциональной устойчивости, уверенности в своих силах, отношения к запретам и правоохраняемым ценностям.

Обвиняемый по одному из уголовных дел, объясняя причины совершенных им преступлений, ссылался на то, что его соучастники оказывали на него давление, угрожали расправой. Было установлено также, что обвиняемый обладал большой физической силой, много раз участвовал в драках и действовал в этих ситуациях хладнокровно и расчетливо, в общественных местах провоцировал ссоры и столкновения, как правило, первым наносил удары, постоянно имел при себе нож. При наличии таких данных нельзя было признать, что угроза, исходившая от людей, которых обвиняемый привык держать в подчинении, могла полностью подавить его волю, лишить возможности самостоятельно принимать решения.

В другом случае группа преступников требовала от восемнадцатилетнего молодого человека его участия в совершаемых ими преступлениях, угрожая в случае отказа убить его мать и сестру. Обвиняемому было известно, что участниками преступной группы уже совершено несколько тяжких насильственных преступлений, поэтому он воспринимал угрозу как вполне реальную. Сам обвиняемый был слабоволен, труслив, в семье и среди товарищей всегда занимал подчиненное положение, быстро терял самообладание и впадал в состояние растерянности, при возникновении внутреннего напряжения становился пассивным, трудности вызывали у него ощущение безвыходности из создавшегося положения. С учетом объективных признаков ситуации (реальность и тяжесть угрозы) и субъективных особенностей обвиняемого следствие пришло к выводу, что обвиняемый действовал под влиянием угрозы.

В зависимости от психологических свойств людей одинаково трудные личные или семейные обстоятельства могут восприниматься одними как терпимые, другими как непереносимые.

Как на смягчающие ответственность обстоятельства Закон прямо указывает на психические состояния — сильное душевное волнение, чистосердечное раскаяние

Среди отягчающих ответственность обстоятельств закон называет корыстные и низменные побуждения, особую жестокость или издевательство, проявившиеся при совершении преступления, т. е. диктует необходимость исследования такой важной стороны психологии человека, как содержание побуждений и целей поступков .

Закон не раскрывает и не ограничивает содержание понятия низменных побуждений, подразумевая, очевидно, что к этой категории, могут быть отнесены любые побуждения, противоречащие социалистической морали, например зависть, месть, корысть и др. Таким образом, перед следователем стоит задача не только установить содержание побуждения, но и дать ему морально-этическую оценку.

Одна из особенностей психической деятельности людей заключается в том, что мотивы (побуждения) и цели действий (поступки) далеко не всегда совпадают. Это положение определяет важный методический прием в установлении содержания мотивов: каждое действие должно изучаться поэтапно от определения его цели к установлению мотива.

Цель умышленного преступного действия всегда представлена в криминальной ситуации и устанавливается в результате ее анализа. Например, целями преступления могут быть завладение материальными ценностями, лишение жизни, нанесение телесных повреждений и др.

Содержание мотива (побуждения) преступления составляет то, ради чего достигается цель. Поэтому мотив преступления следует искать не только в ситуации его совершения, но чаще всего за пределами криминальной ситуации. Иными словами, после того, как выявлена цель преступления, должен быть поставлен вопрос, ради чего обвиняемый стремился к достижению этой цели.

Ответить на вопрос об истинных мотивах преступления помогает изучение круга интересов, увлечений обвиняемого, его жизненных планов и других особенностей направленности личности и характера.

Следует иметь в виду, что мотивами преступлений часто являются побуждения, сформировавшиеся задолго до совершения противоправного действия и проявлявшиеся в других преступных или правомерных действиях обвиняемого, т. е. вошедшие в число наиболее упрочившихся мотивов поведения. Например, данные о том, что обвиняемый в прошлом руководствовался корыстными побуждениями, постоянно отыскивал возможности получения дополнительных доходов (занимался с этой целью огородничеством, ремонтом в частном порядке автомобилей, квартир, мелкой спекуляцией и т. п.), хотя и не являются прямым указанием на корыстные побуждения преступника, но могут быть использованы для выдвижения и проверки предположения об их наличии в инкриминируемых обвиняемому действиях.

Особая жестокость и издевательство над потерпевшим характеризуют способ совершения преступления, обусловленный отношением обвиняемого к жизни, здоровью, человеческому достоинству потерпевшего. В Комментарии к УК к объективным признакам особой жестокости и издевательства относят: «...применение при совершении преступления способа, особо мучительного для потерпевшего, либо хладнокровное доведение преступного замысла до конца, несмотря на просьбы потерпевшего пожалеть его, либо длительное изощренное издевательство над человеком и т. п. ...глумление над потерпевшим во время совершения преступления или причинение ему каких-либо дополнительных физических и моральных страданий».

Главными субъективными признаками особой жестокости и издевательства следует считать способность обвиняемого в момент совершения преступления понимать, что его действия причиняют потерпевшему особые моральные или физические мучения, желание или допущение их наступления, пренебрежение страданиями потерпевшего при их осознании или способности осознавать, если даже обвиняемый не стремился специально к их причинению.

Преступление может быть квалифицировано как совершенное с особой жестокостью или издевательством над потерпевшим только в результате исследования обеих сторон (объективной и субъективной) отягчающих ответственность обстоятельств.

Например, множественность нанесенных потерпевшему ранений, применение для совершения преступления орудий, увеличивающих длительность и тяжесть физических страданий, и подобные объективные признаки особой жестокости не дают достаточных оснований для признания преступления совершенным с особой жестокостью. В состояниях физиологического аффекта, сильного нервно-психического напряжения, вызывающих сужение сознания и снижение способности контролировать свои действия, обвиняемый может быть лишен способности оценивать страдания потерпевшего, осознавать, что ему причиняются особые мучения, выбирать способы и орудия действий. В подобных случаях даже при наличии формальных внешних признаков, особой жестокости преступление не может считаться совершенным с особой жестокостью, так как отсутствуют ее субъективные признаки.

Особая жестокость и издевательство над потерпевшим могут иметь две функции: служить только способом совершения преступления или дополнительной целью преступления. В первом случае в отягчающих ответственность обстоятельствах находят выражение такие черты обвиняемого, как безразличие, нечувствительность к чужим страданиям; во втором — причиняемые потерпевшему страдания доставляют обвиняемому удовлетворение, входят в его планы. Эта вторая функция особой жестокости порождается низменными побуждениями и поэтому представляет повышенную общественную опасность.

Для понимания происхождения особой жестокости и издевательства над потерпевшим, их функций в конкретном преступлении необходимо исследование таких психологических особенностей обвиняемого, как отношение к другим людям, способность к сопереживанию и состраданию, эмоциональная возбудимость, мстительность, злобность, враждебность к окружающим, и других свойств направленности личности, эмоциональности, характера обвиняемого.

Решение уголовно-процессуальных вопросов на основе изучения психологии обвиняемого

Данные о психологических особенностях обвиняемого требуются для решения следующих уголовно-процессуальных задач: избрания меры пресечения; определения момента допуска к участию в деле защитника; определения целесообразности проведения судебно-психиатрической или судебно-психологической экспертизы; получения информации, имеющей доказательственное значение.

Меры пресечения преследуют цели воспрепятствовать обвиняемому: а) скрыться от следствия и суда; б) помешать установлению истины по уголовному делу; в) продолжать преступную деятельность. Других оснований для применения мер пресечения не существует.

Для избрания меры пресечения наиболее важны сведения, характеризующие направленность личности обвиняемого и его образ жизни. Эти сведения могут быть использованы при выборе конкретной меры пресечения.

Например, такая мера пресечения, как поручительство коллектива трудящихся, может быть применена, если известно, что обвиняемый добросовестно относится к труду, привязан к семье, не имеет антиобщественных склонностей и привычек, не находится под влиянием людей, ведущих аморальный образ жизни.

Определение момента допуска к участию в деле защитника связано с оценкой способности обвиняемого самостоятельно осуществлять свое право на защиту.

Пункт 3 ст. 49 УПК и соответствующие статьи УПК других союзных республик предусматривают обязательное участие защитника с момента предъявления обвинения по делам немых, глухих, слепых, а также лиц, которые в силу своих физических или психических недостатков не могут сами осуществлять свое право на защиту.

Психическими недостатками, препятствующими осуществлению права на защиту, нужно считать: все психические заболевания, так как любое из них отрицательно влияет на полноту отражения действительности в сознании человека; такие особенности психической деятельности, как быстрая утомляемость, расстройства внимания, ослабление памяти.

В подавляющем большинстве случаев вопрос о допуске защитника с момента предъявления обвинения может и должен решаться следователем на основании материалов, имеющихся в деле, или необходимых документов (справок) из медицинских и иных учреждений, компетентных в установлении психических недостатков и оценке их тяжести.

Защитник может быть допущен к участию в деле с момента предъявления обвинения, если: есть документально подтвержденные факты, что подозреваемый или обвиняемый страдает психическим заболеванием, является инвалидом любой группы, установленной по поводу психического заболевания или психических недостатков, обусловленных дефектами зрения, речи, слуха; есть решение суда в отношении подозреваемого или обвиняемого, признающее его недееспособным в связи с душевным заболеванием или слабоумием; он стоит на учете в психоневрологическом диспансере; обучался в школе для умственно отсталых детей; признан медицинским учреждением хроническим алкоголиком; у подозреваемого или обвиняемого обнаружены такие явно выраженные физические недостатки, как ослабление зрения или слуха, недостаточно восполненное очками, слуховым аппаратом, дефекты речи, создающие помехи в установлении контактов с окружающими и изложении своих мыслей.

В исключительных случаях, например при настойчивых жалобах обвиняемого на быструю утомляемость, расстройство внимания, при наличии свидетельских показаний о низком интеллектуальном уровне обвиняемого, различных недостатках его познавательной деятельности, может быть назначена комплексная психолого-психиатрическая или судебно-психиатрическая экспертиза для определения способности самостоятельно осуществлять свое право на защиту.

На разрешение экспертизы могут быть поставлены вопросы:

1. Есть ли у обвиняемого психические недостатки, препятствующие полноценному осуществлению познавательной деятельности?

2. Ограничивают ли особенности психики обвиняемого его возможности в осуществлении своего права на защиту?

Данные о психических особенностях обвиняемого могут иметь доказательственное значение. На практике они нередко играют роль косвенных доказательств.

Хорошая репутация человека еще не служит бесспорным свидетельством невозможности совершения преступления, равно как дурная слава не доказывает того, что подозреваемый это преступление совершил. Но установленные и доказанные сведения о личности обвиняемого имеют значение для оценки того или иного факта как улики, надежности доказательств. Нравственно-психологические особенности личности, взятые изолированно, ничего доказать не могут; они приобретают вес лишь в системе доказательств, как любые иные фактические данные.

Так, установленный ранее вынесенным приговором факт совершения преступных действий определенным способом, в котором проявились специальные знания, привычки, умения, вкусы, наклонности, образ жизни, отношение к охраняемым правом ценностям, может служить доказательством по новому делу. Например, совершение в прошлом подделки денежных знаков и наличие необходимых для этого преступных навыков сыграет роль улики в случае задержания того же лица при сбыте фальшивых денег. И напротив, отсутствие таких способностей может противоречить обвинению в непосредственном изготовлении фальшивых денег.

Известно также, что ценность и вес доказательства тем выше, чем специфичнее и определеннее его связь с доказываемым, фактом. Это общее правило распространяется и на оценку доказательственного значения сведений о психическом облике обвиняемого.

Доказательственное значение имеют те данные о личности, которые проявились или могут проявиться в совершенном преступлении (например, злобность, жестокость, жадность, вспыльчивость, подчиняемость и т. д.). С учетом этих особенностей производится предварительная оценка и других доказательств. В процессе расследования такая оперативная оценка стимулирует поиск новых доказательств.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий