регистрация / вход

Источники римского права

Обычное право. Законы. Магистратское право (эдикты магистратов). Деятельность юристов. Постановления императора. Современная Россия восстанавливает и развивает частно-правовые традиции, основанные на положениях римского права.

СОДЕРЖАНИЕ:

Страница

Введение. 2

1. Обычное право. 4

2. Законы. 6

3. Магистратское право (эдикты магистратов). 9

4. Деятельность юристов. 11

5. Постановления императора. 13

Заключение. 15

Список использованной литературы. 18

-2-

Введение

Римское право занимает в истории человечества исключительное место: оно пережило создавший его народ и дважды покорило себе мир.

Зародилось оно в далекой глубине времени — тогда, когда Рим представлял еще едва заметное пятно на территории земного шара, маленькую общину среди многих других подобных же общин средней Италии. Как и весь примитивный склад жизни этой общины, римское право являло собою тогда несложную, во многом архаическую систему, проникнутую патриархальным и узконациональным характером. И если бы оно осталось на этой стадии, оно, конечно, было бы давным-давно затеряно в архивах истории.

Но судьба вела Рим к иному будущему. Борясь за свое существование, маленькая civitasRoma постепенно растет, поглощая в себя другие соседние civitates, и крепнет в своей внутренней организации. Чем далее, тем все более и более расширяется ее территория, распространяется на всю Италию, захватывает близлежащие острова, перебрасывается на все побережье Средиземного моря, — и на сцене истории появляется огромное государство, объединяющее под своей властью почти весь тогдашний культурный мир; Рим стал синонимом мира.

Вместе с тем Рим изменяется и внутренне: старый патриархальный строй рушится, примитивное натуральное хозяйство заменяется сложными экономическими отношениями, унаследованные от древности социальные перегородки стесняют. Новая жизнь требует наивысшего напряжения всех сил, всех способностей каждого отдельного индивида. В соответствии с этим римское право меняет свой характер, перестраиваясь по началам индивидуализма: свобода личности, свобода договоров и завещаний делаются его краеугольными камнями.

Отношения военные и политические приводят Рим и к сношениям экономическим. Между тем, еще задолго до появления Рима на сцене всемирной истории на побережье Средиземного моря шел оживленный международный торговый обмен: Египет, Финикия, Греция, Карфаген давно уже находились друг с другом в постоянных торговых отношениях. Рим неизбежно втягивался в этот международный оборот, и по мере того, как он делался центром политической жизни мира, он становился также центром мирового торгового оборота. На его территории непрерывно завязывались деловые отношения, в которых принимали участие торговцы разных национальностей; римские магистраты должны были разбирать споры, возникающие из этих отношений, должны были вырабатывать нормы для разрешения этих споров. Старое римское национальное право для этой цели не годилось; необходимо было новое право, которое было бы свободно от всяких местных и национальных особенностей, которое могло бы

-3-

одинаково удовлетворить римлянина и грека, египтянина и галла. Нужно было не какое-либо национальное право, а право всемирное, универсальное. И римское право проникается этим началом универсальности; оно впитывает в себя те обычаи международного оборота, которые до него веками вырабатывались в международных сношениях; оно придает им юридическую ясность и прочность.

Так возникало то римское право, которое стало затем общим правом всего античного мира. По существу творцом этого права был, таким образом, весь мир; Рим же явился лишь тем лаборантом, который переработал рассеянные обычаи международного оборота и слил их в единое, поразительное по своей стройности, целое. Универсализм и индивидуальность - основные начала этого целого.

Мастерски разработанное в деталях беспримерной юриспруденцией классического периода, римское право нашло себе затем окончательное завершение в знаменитом своде - CorpusJurisCivilis императора Юстиниана, и в таком виде было завещано новому миру. Железный колосс, державший в своих руках судьбы мира, дряхлел, так как разнообразные народности, входившие в состав всемирного римского государства, тянулись в разные стороны; с границ напирали варвары новые претенденты на активное участие в мировой истории. Наступил момент, они хлынули могучими потоками и затопили весь античный мир. Настала беспокойная эпоха великого переселения народов, и кажется, что вся богатая культура древности погибла навсегда, что порвались все связи между старым и новым, что история вовсе зачеркивает страницы прошлого и начинает писать все заново.

Но это "кажется" — обманчиво. На некоторое время, действительно, ход культурного развития как будто приостанавливается; влившийся большой массой новый человеческий материал нуждается в предварительной обработке. Несколько веков проходит в беспрерывных передвижениях новых народов, в их взаимных столкновениях; пришельцы еще не могут освоиться на новых местах, двигаются, устраиваются. Много ценного, конечно, погибает при этом из античной культуры, но не все.

Мало-помалу беспокойный период переселения и устроения проходит. Новые народы начинают вести более или менее спокойную жизнь, развиваются, и еще через несколько столетий наступает момент, когда все, что было продумано и создано античным гением, делается понятным и ценным его наследникам. Наступает одно за другим возрождение античного права, античной культуры, античного искусства.

Естественное экономическое развитие новых народов приводит их также мало-помалу к международным торговым отношениям. Снова, как в старом мире, на почве международного обмена сходятся друг с другом представители разных национальностей, и снова для регулирования этого обмена возникает нужда в едином общем праве, праве универсальном. Снова экономический прогресс требует освобождения личности от всяких

-4-

феодальных, общинных и патриархальных пут, требует предоставления индивиду свободы деятельности, свободы самоопределения. И наследники вспоминают о заброшенном ими завещании античного мира, о римском праве, и находят в нем как раз то, что было нужно.

Признавая ценность римского права в формировании права многих государств позднего периода, в том числе России и влияние его на жизнь многих поколений людей, особый интерес вызывают источники формирования римского права. В современном понимании различают следующие источники:

1. Обычное право;

2. Законы;

3. Магистратское право ( эдикты магистратов );

4. Деятельность юристов древнего Рима;

5. Постановления императора.

Целью данной работы является раскрытие источников римского права.

1. Обычное право.

В институциях Юстиниана проводится различие между правом писаным (ius scriptum) и не писаным (ius non scriptum). Писаное право - это закон и другие нормы, исходящие от органов власти и зафиксированные ими в определенной редакции. Неписаное право - это нормы, складывающиеся в самой практике. Если такие сложившиеся в практике правила поведения людей не получают признания и защиты от государственной власти, они остаются простыми обычаями (так называемыми бытовыми); если обычаи признаются и защищаются государством, они становятся юридическими обычаями, составляют обычное право, а иногда даже воспринимаются государственной властью, придающей ей форму закона.

Само формирование обычаев является результатом их неоднократного применения, при котором правило приобретает типический характер и, если оно признано государством, то превращается в норму, обязательную для применения и на будущее время.

Правила поведения, складывающиеся в практике, имеются уже в догосударственной жизни, но тогда они, естественно, еще не имеют характера правовых. Обычное право представляет собой древнейшую форму образования римского права. Нормы обычного права обозначаются в римском праве терминами: mores maiorum (обычаи предков), usus (обычная практика); сюда же надо отнести: commentarii pontificum (обычаи, сложившиеся в практике жрецов); commentarii magistratuum (обычаи,

-5-

сложившиеся в практике магистратов) и пр., в императорский период применяется термин consuetudo (обычай).

В течение долгого времени писаных законов почти не было: при простоте хозяйственного строя и всей общественной и государственной жизни, при неразвитости оборота в законах не было необходимости, можно было обходиться обычным правом ( к тому же на первых этапах развития издание закона как общей нормы представляло большие трудности). Предание, будто еще в царский (дореспубликанский) период издавались leges regiae - царские законы (в частности, легендарному царю Сервию Туллию приписывается 50 законов о договорах и деликтах), недостоверно. Даже исторический памятник - законы XII таблиц (V в. до н.э.) - по существу представлял собой, по-видимому, преимущественно кодификацию обычаев (с некоторыми заимствованиями из греческого права). Для обычного права не характерна выраженность его требований в скрупулезно точных постановлениях. Поэтому нормы, вытекающие из обычного права - особые по содержанию и по характеру; главным образом это принципиальные предписания границ или типа дозволенного правового поведения. Закономерно вставал вопрос о критериях допустимости и применимости такой pei-уляции при помощи обычного права, и римская юридическая традиция выработала определенные указания по этому поводу.

Обычаи (mores) могут играть двоякую роль: во-первых, они заменяют указания других более определенных источников права, прежде всего, законов; во-вторых, обычаи свидетельствуют о способе применения законов и других источников права в юридической практике - и это второе значение обычаев не исчезает даже при полном переходе к чисто государственному нормированию права.

Обычаи признавались источником права в том случае, если отсутствуют конкретные требования, выраженные в других формах: “В тех делах, в которых мы не пользуемся писаными законами, нужно соблюдать то, что указано нравами и обычаями”. В этой ситуации требование обычая безусловно обязательно и равнозначно другому определенному указанию на содержание правового требования: “Укоренившийся обычай заслуженно применяется как закон и это есть право, о котором говорится, что оно установлено нравами”. Однако не всякий обычай мог признаваться имеющим правовую силу. Обычай не должен был противоречить закону, подразумевая, что он его дополняет и своего рода “оживляет”; безусловным считалось, что обычай не в силах отменять указание закона. Для своего признания в качестве правового требования, т.е. дающего основание для защиты судом, обычай должен отвечать некоторым дополнительным критериям:

1) он должен выражать продолжительную правовую практику, во всяком случае, в пределах жизни более одного поколения;

-6-

2) он должен выражать однообразную практику - причем безразлично, действия или бездействия;

3) он должен воплощать неотложную и разумную потребность в правовом именно регулировании ситуации, т.е. далеко не все обыкновения даже коммерческого оборота могут составить правовое требование обычая (например, не создают такового обыкновение “давать на чай”, разные принятые формы отчетности, обычаи делать подарки и т.п.).

Наконец, специфику правового применения обычая составляло то, что ссылающийся на обычай должен сам доказывать факт его наличия, обычай не презюмировался (предполагался) в суде, а доказывался.

Важную особенность римского правового обычая составила, особенно в классическом праве, неразрывность понимания обычая с нравами (что выражалось даже в терминологии). Предписания обычая - это “молчаливое согласие народа, подтвержденное древними нравами”. В силу этого обычай носил черты религиозного правила, опирающегося на авторитет жреческого толкования; в языческую пору глашатаем обычая нередко становилось обращение к оракулу, что само по себе подчиняло вытекающие из него правовые требования религиозной традиции. В христианскую эпоху аналогичный характер стали носить ссылки на Священное писание и евангелический канон.

По мере укрепления и расширения государства неписаное право становится неудовлетворительной формой ввиду неопределенности, медлительности образования и вообще затруднительности регулировать в этой правовой форме возрастающий оборот. Обычное право уступает дорогу закону и другим правообразованиям.

2. Законы.

Главным воплощением писаного права римская правовая культура считала законы - leges.

Для признания правового предписания в качестве закона необходимо было, чтобы он исходил от имеющего соответствующие полномочия органа, т.е. так или иначе воплощал весь римский народ, и чтобы он был надлежащим образом обнародован: тайный правовой акт не мог иметь верховной юридической силы. Сохранились полулегендарные сведения о законах, издававшихся от имени римского народа первыми царями - Нумой Помнилием, Сервием Туллием и др. Однако самым принципиальным

-7-

моментом в становлении римского законодательства стало издание в середине V в. до Н.Э. (в итоге длительного социально политического и религиозного кризиса римской общины, сопровождавшегося борьбой плебейских масс с жреческой и патрицианской аристократией)Законов XII Таблиц - свода, по словам римского историка Тита Ливия, даже спустя несколько веков признаваемого за “источник всего публичного и частного права”.3аконы были выставлены для обсуждения народом (по обычаю - на деревянных выбеленных досках), утверждены народным собранием и приняты в качестве главнейшего свода права. Несколько позднее законы были запечатлены в виде своеобразного памятника - двух (или трех) медных многогранных колонн, выставленных на римском форуме, но погибших, по-видимому, около века спустя во время галльского вторжения.

Подлинный и полный текст Законов XII Таблиц неизвестен, в традиции римского права существует несколько более или менее убедительных попыток их реконструкции и систематизации на основании цитат из других римских юридических источников классической эпохи. Значение подлинных признано за примерно 140 правоположениями, систематизируемыми по разделам:

«О вызове в суд» (Табл. I),

«О вершении исков» (Табл. II),

«О долговом рабстве» (Табл. Ш),

«О порядке манципации при сделках» (Табл. IV),

«О завещании и семейных делах» (Табл. V),

«О пользовании земельным участком» (Табл. VI),

«О воровстве» (Табл. VII),

«О личном оскорблении-обиде» (Табл. VIII),

«Об уголовных наказаниях» (Табл. IX),

«О порядке похорон и церемоний» (Табл. X),

«О публичных делах в городе» (Табл. XI),

«О неиспрашивании привилегий» (Табл. XII).

Многие нравоизложения древних законов были малопонятны уже в век Цицерона, но во всяком случае они охватили все важнейшие сферы юридической практики. По словам того же Цицерона, “для всякого, кто ищет основ и источников права, одна небольшая книжица законов «Двенадцати таблиц» весом своего авторитета и объемом пользы воистину превосходит все библиотеки философов”.

Однако законам Двенадцати таблиц присущи многие недостатки древнего права: казуистичность (изложение предписаний не в общем виде, а применительно к конкретным случаям), неполнота (многие положения закона подразумевались, не оспаривались и не требовали записи), недостаточная систематизированность (нормы частного и публичного нрава, процессуальные нормы могли быть изложены подряд), формализм

-8-

(требование произнесения некоторых фраз, запинка в которой влекла проигрыш дела в суде, недействительность договора и т.п.).

Законы XII Таблиц положили основание развитию того, что стало обобщенно называться римским общегражданским правом и складывалось из двух основных форм - понтификального истолкования и последующего законодательства - jus civile.

Законодательство не осталось только в рамках изданных XII Таблиц. Обновление и развитие принципов, которые почитались как бы священными и не подлежащими ни видоизменению, ни тем более отмене, стало осуществляться новыми законодательными актами. Со временем сложились два подвида римских законов: lex в собственном смысле как постановление народного собрания, т.е. всего римского народа, имеющее высшую юридическую силу, и plebiscitum - указ и распоряжение плебейской части римской общины - “впрочем плебейские постановления по изданию Гортензисва закона (в 258 г. до Н.Э.) стали иметь силу не меньше законов”.

Законом считалось постановление, принятое при соблюдении соответствующей процедуры и соответствующего содержания: “Законы - это имеющие предписывающий характер общие постановления, предложенные магистратом, принятые народным собранием и утвержденные Сенатом”. Закон для придания ему должной значимости мог исходить только от законно избранного магистрата и только в пределах его компетенции. Римские законы и получали, как правило, наименование по его инициатору: закон Корнелия, закон Аквилия и т д. Иногда наименование было двойным по двум именам, например, консулов: закон Валерия - Горация и т.п. Закон должен был содержать обязательные элементы:

1) введение, или указатель обстоятельств издания;

2) текст, который мог подразделяться на главки и т.п.;

3) sanctio, где постановлялись последствия нарушения закона и ответственность нарушителей.

Для его принятия закон должен был быть доведен до сведения граждан - выставлен магистратом заблаговременно на специальном месте форума. Приниматься закон мог только целиком, либо так же целиком отвергаться, частичные изменения в законе, не внесенные самим магистратом, римская практика не допускала.

В более позднее время, когда реальная деятельность народных собраний стала невозможной из-за количественного роста римских граждан, верховную санкцию на закон давал Сенат. Специальные определения Сената, равнозначные закону, назывались senatusconsultum.

Основная масса римских законов известна только по названиям и по общему содержанию в передаче другими юридическими источниками. Полных текстов сохранилось крайне немного.

-9-

3. Магистратское право.

( Эдикты магистратов)

Одной из форм правообразования, специфичной именно для римского права, являются эдикты магистратов.

Термин “эдикт” происходит от слова dico (говорю) и в соответствии с этим первоначально обозначал устное объявление магистрата по тому или иному вопросу. С течением времени эдикт получил специальное значение программного объявления, какое по установившейся практике делали (уже в письменной форме) республиканские магистры при вступлении в должность. Юрист Гай писал, что особенно важное значение имели эдикты:

1) преторов (как городского, ведавшего гражданской юрисдикцией в отношениях между римскими гражданами, так и перегринского, ведавшего гражданской юрисдикцией по спорам между перегринами, а также между римскими гражданами и перегринами) и (соответственно в провинциях) правителей провинций, а также

2) курульных эдилов, ведавших гражданской юрисдикцией по торговым делам (в провинциях - соответственно квесторов).

В своих эдиктах, обязательных для издававших их магистратов, эти последние объявляли, какие правила будут лежать в основе их деятельности, в каких случаях будут даваться иски, в каких нет и т.д. Эдикт, содержавший подобного рода годовую программу деятельности магистрата, называли постоянным в отличие от разовых объявлений по отдельным случайным поводам.

Формально эдикт был обязателен только для того магистра, которым он был издан, и, следовательно, только на тот год, в течение которого магистрат находился у власти (отсюда принадлежащее Цицерону название эдикта lex annua, закон на год). Однако фактически те пункты эдикта, которые оказывались удачным выражением интересов господствующего класса, повторялись и в эдикте вновь избранного магистрата и преобретали устойчивое значение (часть эдикта данного магистрата, переходившая в эдикты его преемников, называется edictum tralaticium).

В традициях римского государственного политического строя не существовало чисто административных функций должностных лиц государства; большинство из них имели и судебные, и собственно правительственные полномочия. Из этого права магистратов сформировалась вариация римского гражданского права, основанная на этом своеобразном источнике нормообразования, -магистратское право, или jus honorarium. Выраженный в наличии этой формы права, наряду с законом, дуализм права составил одну из важнейших черт всей римской юридической культуры,

-10-

особенно существенную для исторического приспособления формализовано-консервативных норм законов к обновляющимся условиям других времен.

Полномочия по изданию правоформирующих эдиктов имели только некоторые из римских должностных лиц - магистратов. Полномочия вытекали из:

- jurisdictio - права лично отправлять правосудие в определенной сфере,

- imperium собственно специального уполномочия высшего магистрата, согласно которому ему предоставлялась власть как судебная, так и административно-принудительная в целях общего блага, в том числе и “поддерживать, дополнять и улучшать jus civile”.

Только jurisdictio в чистом виде обладали курульные эдилы, в обязанность которых входило поддержание общественного порядка в узком смысле; вторым видом полномочий, помимо консулов, обладали начальники провинций (правители) и преторы. Соответственно важнейшими видами магистратских указов (edicta), формировавших магистратское, или должностное, право, стали: эдикты эдилов, провинциальные эдикты, преторские эдикты. (Первоначально распоряжения магистратов давались устно, откуда происходило и название e-dicta, затем они выставлялись на форуме, написанными на досках.)

Эдикты эдилов касались преимущественно вопросов правового регулирования торговли, прав и обязанностей участников гражданских сделок, исковых требований, вытекавших из рыночного оборота.

Провинциальные эдикты заключали в себе, как правило, предписания троякого рода: утверждение местных узаконений и правовых обычаев, нововведения собственно начальников провинций - главным образом в административной, и финансовой сфере, заимствования из преторских эдиктов, пригодные для того или другого города или 1гровииции по усмотрению начальника.

Важнейшими для формирования jus honorarium стали преторские эдикты. Право издания указов претором появляется одновременно с учреждением в 366 г. до н.э. самой преторской магистратуры. Поскольку в обязанности и полномочия городского претора входила “охрана мира и порядка” в городе, а тем самым и общий контроль за правоприменением, постольку в его функции вошли не только собственно личное отправление правосудия, но и дача рекомендательных указаний назначаемым судьям по вопросам применения права. При назначении на должность претор издавал указ, в котором декларировал те правоположения и принципы, которых будет держаться в течение года (срок преторских полномочий). Различались новые и перенесенные эдикты: в первых указывались новшества правоприменения и юридической практики, провозглашаемые претором в осуществление принципов законов; во вторых претор только заявлял, что будет держаться воззрений и практики своего предшественника, В другом отношении эдикты подразделялись на:

-11-

1) постоянные, где указывались правоположения, обязательные для юридической практики на протяжении всего срока полномочий;

2) непредвиденные, касавшиеся казусных обстоятельств, либо правоприменения в отношении отдельных личностей. Законом Корнелия (67 г. до Н.Э.) преторам было строго предписано держаться деклараций постоянного эдикта.

4. Деятельность юристов.

Большой вклад в разработку римской юриспруденции, истолкование принципов права внесли римские юристы. Вначале они действовали как своеобразные советники. Римляне перед тем, как отважиться на какие-то важные дела: купить или продать землю, заключить заем - шел за советом к юристу.

Составление таких документов требовало специальных знаний. Право Древнего Рима имело строгий формальный характер, несоблюдение формы документа, малейшая неточность лишали данный акт юридической силы. Сама юридическая процедура, формализм совершения сделок требовали неукоснительного знания ее словесной формулы и выполнение определенных жестов и символов. В таких делах консультация юриста, точность правовой формулы заключаемой сделки имели для клиента большое значение. Ошибки в таком деле могли иметь роковые последствия для участников сделки.

В своей деятельности римские юристы превосходно сочетали теорию и практику, отлично знали запросы жизни, правовые ситуации и конфликты, обусловленные всепроникающими воздействиями частной собственности. Они толковали право не по букве, а по смыслу, исходя из практической целесообразности, признания римских граждан равноправными по закону и справедливости. По Цицерону, деятельность юристов выражалась в трех формах:

а.) выработке образцовых форм для различных юридических сделок;

б.) консультациях по сложным вопросам;

в.) советах процессуального характера.

Разработанные юристами формулы и определения достигли уровня искусства. Четкость, лаконизм, афористичность правовых понятий поражали современников. Римские юристы относились к своей деятельности как к своего рода искусству. В отличии от ораторов, выступавших в судах за вознаграждение, юристконсульты Рима давали консультации бесплатно, их удовлетворяли слава, популярность, влияние, которое они приобретали в результате своей деятельности.

Римская юриспруденция включала в себя не только практическую деятельность по составлению исковых формул, обучению праву, но и

-12-

толкование законов, что весьма существенно. Это требовало в свою очередь не только разъяснения отдельных норм, взятых изолированно друг от друга, но и систематического сопоставления и даже сравнения с правом других народов. Такая потребность стала ощущаться особенно заметно после того, как преторы по делам перегринов вынуждены были все чаще обращаться к нормам права народов.

В процессе толкования права юристы, особенно в сфере имущественных отношений и судопроизводства, дополняли, изменяли, а порой фактически отменяли устаревшие нормы, составляли новые. Творимое юристами право по существу было таким же источником, как и обычное право.

Еще в древности юристы стали толковать, комментировать законы и обычаи с целью их наилучшего применения в судебной практике. Так появились первые примитивные систематизации и обобщения права - интерпретации и диспутации.

К концу третьего века до нашей эры юристпруденция перестала считаться тайным искусством жрецов. Понтифики были вытеснены из сферы толкования обычаев и права. Их место заняли светские юритсты.

С общим расширением юридической практики и переходом дела правовых консультаций из рук, вернее уст, понтификов к светским знатокам права примерно в III в. до н.э. началось формирование юриспруденции как самостоятельного и важного источника права.

Занятия юриспруденцией были в традиции римского общества одним из почетнейших и благородных видов деятельности. Настолько, что Цицерону в его время приходилось не раз обосновывать, что военные или политические заслуги занимают в кругу общественных ценностей никак не меньшее место. Юристы-знатоки выполняли консультационные функции в судах, выступали помощниками сторон в процессе, занимались правовыми исследованиями для целей правоприменения и правового образования.

Юридическое познание рассматривалось как нечто священное (от традиции понтификов), поэтому их труд был в правовом отношении бесплатным; однако помимо популярности и общественного уважения, они имели нравственное право претендовать на honorarium (благодарственный подарок) за их услуги, и считалось недостойным оставлять такие юридические услуги без вознаграждения.

В 426 г. был издан специальный закон, отрегулировавший значение деятельности юристов для судебной практики: согласно закону, только высказывания пяти юристов - Эмилия Паииниана, Гая, Павла, Ульпиана и Модестина - признавались обязательными для судей. Причем в случае разногласий приоритет принадлежал Папиниану, в прочих ситуациях соответствие праву решалось по условному “большинству голосов”.

Кроме этого, римские юристы составляли многочисленные юридические трактаты, монографии и учебные руководства. Наиболее авторитетными и известными стали т.н. “Фрагменты”Ульпиана, правоведа и администратора

-13-

III в. н.э., “Сентенции”Юлия Павла (III в- н.э.), а также учебное руководство для начинающих, или своего рода очерк права с точки зрения бытовой повседневности, правоведа и судьиГая (II в. н.э.) - “Институции”, получившие особое распространение в римских провинциях простотой изложения основ права. В римской юриспруденции сложились также две своеобразные научные тенденции - сабинианцы (по имени крупного правоведа 1 в. Сабина) и прокульяниы (но имени его современника Прокла). Разные воззрения на одни и те же правовые принципы и институты этих двух школ были настолько различными, что в юридической практике предписывалось до некоторого времени учитывать двойные толкования и сложности этих разных пониманий.

5. Постановления императора.

Укрепление императорской власти привело к тому, что единоличное распоряжение императора стало признаваться законом: “что угодно императору, то имеет силу закона”, а сам император “законами не связан” (legibus solutus est). Императорские распоряжения, носившие общее наименование “конституций”, существовали четырех видов:

1) эдикты - общие распоряжения, обращенные к населению (термин, уцелевший от республиканских времен, когда он имел совсем другое значение). Эдикт, или указ, (edictum) считался актом, изданным государем как высшим должностным лицом; в нем могли правоустанавливаться все нормы, отнесенные к компетенции вообще всех магистратов государства - т.е. как в сфере публичного, так и частного права. Поручение, или мандат, (mandatum) содержало инструкции должностным лицам, как правило, в отношении правоприменения. Главным образом, эти акты касались юрисдикции наместников и преторов, соответственно в них рассматривались самые разнообразные вопросы по преимуществу уголовного или частного права.

2) рескрипты - распоряжения по отдельным делам (ответы на возбуждавшиеся перед императором ходатайства). Рескрипт (rescriptum) был ответом императора на правовые запросы частных или должностных лиц. В первом случае ответ представлял простую резолюцию на прошении, написанную самим государем. Во втором - ответ на запрос магистрата составлялся в виде особого письма и имел специальное наименование epistola. Аналогичный ответ на запрос общины, города или корпорации квалифицировался как “прагматическая санкция”.

3) мандаты - инструкции, дававшиеся императорами чи-новникам. Поручение, или мандат, (mandatum) содержало инструкции должностным лицам, как правило, в отношении правоприменения. Главным образом, эти

-14-

акты касались юрисдикции наместников и преторов, соответственно в них рассматривались самые разнообразные вопросы по преимуществу уголовного или частного права.

4) декреты - решения по поступавшим на рассмотрение императора спорным делам. Декрет (decretum) был судебным решением государя по конкретному делу, имевшим по правилам аналогии распространительное значение. Его содержание предопределялось судебными полномочиями монарха как высшего судьи государства.

В период абсолютной монархии императорские законы стали именоваться leges; встречаются и новые термины: leges generales, sanctio pragmatica и др.

-15-

Заключение.

Римское право оказало большое влияние на Россию. Однако своеобразие этого влияния заключалось в том, что Кодекс и Дигесты Юстиниана проникли в Россию в Х-ХII вв. из Византии вместе с христианством.

Элементы византийского права начали проникать на Русь еще в начале Х века, в .связи с заключением русско-византийских договоров 911 и 945 гг. После 988 г. Князем Владимиром Святославовичем была предпринята попытка ввести в действие на Руси непосредственно византийского свода законов VIII века - Эклоги. В частности, именно этим документом предусматривалось введение системы физических наказаний за преступления, вплоть до смертной казни, взамен действовавших судебных штрафов -"вир". Однако попытка стремительного перехода к византийской системе уголовного наказания потерпела неудачу, возможно из-за опустения княжеской казны в связи с отсутствием важного источника дохода — вирных платежей. Позднее, римское право более осторожно вводилось с учетом русского обычного права - в Правде Ярослава и других документах.

Однако, если княжеские своды хотя и ссылались на греческие, т.е. византийские законы, но преимущественно опирались на местное, обычное право, то православная церковь была наиболее последовательным проводником римско-византийского права. Наиболее древние пласты брачного, обязательственного и налогового права именно в этот период активно заимствовались из Дигест и Кодекса Юстиниана. Многие судебники древней Руси прямо ссылаются на греческие переводы Corpus iuris civilis Юстиниана, заимствуя порой как систему, так и отдельные юридические нормы. Известны также древнейшие переводы на русский язык отдельных Новелл Юстиниана, выдержек из его Кодекса и Дигест, собранных, в частности, в знаменитом своде церковного права, так называемой “Кормчей книге” XII в. Вообще .известно, что церковные суды, напрямую руководсвовавшиеся нормами римско-византийского права, имели довольно обширную юрисдикцию, распространявшуюся и на лиц, не принадлежавших церкви, активно вмешиваясь таким образом в гражданское судопроизводство.

Вторая волна влияния римского права на Россию связана с падением Константинополя в 1453 г. и гибелью Восточной римской империи. Русскими царями были унаследованы некоторые принципы и положения публичного римско-византийского права. Хотя в XV-XVII вв. они в своих судебниках продолжали ссылаться на греческие законы как на один из основных источников права, однако о серьезной рецепции римского частного права в России можно говорить лишь с некоторой натяжкой. Традиционно

в древней Руси большее внимание уделялось публичному праву.

-16-

Лишь начиная с XVIII в. можно говорить о рецепции в России римского частного права в западно-европейском понимании этого слова. Это связано со стремлением Петра I и последующих императоров построить российские законы на принципах европейских гражданских институтов. Во второй половине XVIII в., во время царствования Екатерины II (Великой), находившейся, как известно, под сильным влиянием идей французских просветителей, начало формироваться в России частное право, понимаемое как законодательное ограничение произвольного вмешательства государства в частную, прежде всего в экономическую жизнь. В это время ее указами устанавливается понятие частной собственности как свободы в использовании своего имущества независимо от “казенного интереса”. Это, однако, было привилегией лишь одного сословия - дворян.

Только в 60-е гг. XIX в. во времена реформ Александра Ц, отменившего крепостное право, частная собственность и частное право получили окончательное признание для всего населения. С этим периодом связан и бурный рост научного интереса к римскому праву в России. В конце XIX-начале XX в. публикуются десятки пособий и учебников по римскому праву, многие из которых выдержали по несколько изданий в течении короткого промежутка времени. Во многих униниверситетах открываются кафедры римского права, на которых проводятся спецкурсы и семинары по римскому частному и публичному праву, по источникам римского права, подробно изучаются оригинальные латинские тексты Законов XII таблиц, Институций Гая, Дигест и Кодекса Юстиниана. Труды германских ученых, а именно "пандектная" школа права, оказали в тот период сильнейшее и по существу непреходящее до сих пор влияние на российское гражданское право. Построенная на использовании начал римского частного права, кодификация гражданского законодательства Германии стала своего рода “моделью” для проекта российского гражданского уложения (так и не принятого в качестве закона до Октябрьской революции 1917 г.). Тем не менее, многие законодательные решения, основанные на этих подходах, были затем закреплены в российских гражданских кодексах 1922, 1964 и 1994 гг. После революции 1917г. Советская власть вместе с буржуазным правом отказалась и от его основы - рецепции римского права. В 1922 г. при разработке первого в истории России Гражданского кодекса В. И. Ленин указал. что "мы ничего частого не признаем, для нас все в области хозяйства есть публично-правовое, а не частное", что и было положено в основу нового законодательства. Таким образом, период существования в России частного права в отношении всего гражданского коллектива, а не отдельных сословий, продолжался всего около 50 лет. В результате публичная власть в России практически никогда не испытывала никаких ограничений для любого произвольного вмешательства в дела своих подданных или граждан. Эти традиций, к сожалению, продолжаются и в настоящее время.

-17-

Современная Россия восстанавливает и развивает частно-правовые традиции, основанные на положениях римского нрава, с учетом современного мирового опыта. Яркое тому свидетельство - новый Гражданский кодекс Российской Федерации, закрепивший и развивший в своих правилах наиболее прогрессивные постулаты цивилизованного права. Общее построение Гражданского кодекса РФ в определенной мере совпадает с системой изложения в Институциях Гая и Юстиниана, т.е. материал изложен в последовательности, которая кратко обозначается формулой: "лица - вещи - обязательства" . Огромно влияние римских традиций на обязательственное право, практически сохранились все установленные римлянами основания возникновения обязательств (контракты, квази-контракты, деликты) и основные положения о конкретном содержании обязательств и т.д.

Материал, изложенный в данной работе, по моему мнению, свидетельствует о необходимости изучения римского права: не освоив таким образом историю, логику и систему современного частного права, не только нельзя считать себя широко образованным юристом высокой правовой культуры, но вряд ли можно стать просто хорошим специалистом в области гражданского права.

-18-

Список использованной литературы:

1. И.Б. Новицкий , "Римское право", М., изд. «ТЕИС» , 1996 г.

2. Р.Виппер. Очерки по истории Римской империи. - М., “Феникс”. 1995г.

3. Всеобщая история государства и права. /учеб. Под ред. М.Черниловского. - М., Издат. “Юристъ”. 1995г.

4. А.И. Косарев , “Основы Римского права” , Москва , 1995 г

5. Ю.М. Бирюков ,"Государство и право древнего Рима", Москва , 1969 г.

6. Пухан И., Поленак-Акимовская М., Римское право. М.: Зерцало, 1999г.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий