регистрация / вход

Кассационное производство

История развития законодательства о кассационном производстве. Понятие кассационного производства, как стадии гражданского процесса. Подача, процессуальный порядок рассмотрения кассационных жалоб и представлений. Основания к отмене судебных решений.

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ КАССАЦИОННОГО ПРОИЗВОДСТВА

1.1. История развития законодательства о кассационном производстве

1.2. Понятие кассационного производства, как стадии гражданского процесса

ГЛАВА 2. ПОРЯДОК И ПРОЦЕДУРА КАССАЦИОННОГО ПРОИЗВОДСТВА

2.1. Порядок подачи кассационной жалобы и представления

2.2. Процессуальный порядок рассмотрения кассационных жалоб и представлений

2.3. Основания к отмене судебных решений

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Конституция Российской Федерации, заложившая основы реформирования всех сторон общественной жизни страны, провозглашает, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, государство гарантирует их защиту.

На современном этапе развития правовой системы основное внимание должно быть сконцентрировано на совершенствовании существующих и создании новых процедур, институтов и механизмов, призванных обеспечить реальность конституционных прав и свобод гражданина, защиту субъективных прав и охраняемых законом интересов граждан, организаций (их объединений).

Обжалование судебных решений до вступления в законную силу рассматривается как один из основополагающих институтов гражданского процессуального права, форма обеспечения лицам, участвующим в деле, процессуальной возможности требовать от вышестоящей инстанции отмены или изменения ошибочного, необоснованного или несправедливого решения.

Степень научной разработанности темы. Наиболее обстоятельные разработки в данном направлении осуществлены Абрамов С.Н., Васильковским Е.В., Губиным А.М., Гурвичем М.А., Зайцевым И.М., Комисаровым К.И., Лесницкой Л.Ф., Мусиной В.А., Осиповым Ю.К., Перловым И.Д., Полумордвиновым Д.И., Треушниковым М.К, Чечиной Н.А., Чечот Д.М., Шакарян М.С., Шершеневичем Г.Ф., Юдельсон К.С., Ярковым В.В. и многие другие.

В своей совокупности работы названных ученых представляют солидную теоретико-методологическую базу для разработки проблем опеки, попечительства и патронажа.

Целями дипломного исследования являются:

рассмотрение кассационного производства, как стадии гражданского процесса;

выявление субъекта и предмета кассационного обжалования и опротестования;

рассмотрение процессуальных особенностей процедуры кассационного производства, оснований и порядка вынесения определений;

Эти основные цели выражены в комплексе взаимосвязанных задач, теоретический поиск решения которых обусловил структуру и содержание дипломной работы.

Исходя из названных целей, определены следующие основные задачи дипломного исследования:

анализ российского гражданско-процессуального законодательства, а также, а также практики применения норм об кассационном производстве;

обобщение исторического материала по проблеме кассационного производства;

комплексное изучение основных теоретических и практических вопросов механизма реализации норм об кассационном производстве;

оценка законодательной конструкции статей с точки зрения социальной обоснованности ее содержания и соответствия современным задачам;

Объектом исследования дипломной работы являются общественные отношения возникающие в области обеспечения защиты законных прав и интересов граждан при применении норм об кассационном производстве.

В прямой зависимости от объекта находится предмет исследования , который составляют:

• нормы гражданского и семейного законодательства, предусматривающий опеку, попечительство и патронаж;

• практика реализации норм, предусматривающей кассационное производство;

Методология и методика исследования . Проведенное исследование опирается на диалектический метод научного познания явлений окружающей действительности, отражающий взаимосвязь теории и практики. Обоснование положений, выводов и рекомендаций, содержащихся в дипломной работе, осуществлено путем комплексного применения следующих методов социально-правового исследования: историко-правового, статистического и логико-юридического.

Нормативную базу работы составили: Конституция РФ, гражданско-процессуальное законодательство РФ и РСФСР, проанализировано также законодательство дореволюционной России, зарубежных стран, материалы судебной практики.

Теоретической основой исследования явились научные труды отечественных ученых в области гражданско-процессуального права, а также иные литературные источники и материалы периодической печати, относящиеся к проблемам дипломной работы, в той мере, в какой они были необходимы для возможно более полного освещения вопросов избранной темы.

Структура и объем работы соответствует целям и задачам. Дипломная работа состоит из введения, двух глав, включающих в себя четыре параграфа, заключения и приложений.


ГЛАВА 1. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ КАССАЦИОННОГО ПРОИЗВОДСТВА

1.1 История развития законодательства о кассационном производстве

В каждом обществе система обжалования судебного решения строится в соответствии с экономическими, политическими и социальными интересами господствующих слоев населения. Российская кассация является новым и по существу, и по форме обжалования, в корне отличном от ранее существовавших форм обжалования решений.[1]

В мировой практике судебного строительства наиболее типичными являются апелляционная и кассационная формы обжалования.

Апелляционная система зародилась задолго до утверждения капитализма в Римской империи, где можно было последовательно жаловаться на решения нижестоящих судей вышестоящим вплоть до императора. Название этой формы обжалования происходит от латинского слова appellatio – обращение к кому-либо, в данном случае к вышестоящему судебному органу. Со временем количество апелляционных инстанций постепенно сократилось. В современной западной судебной системе существует два вида апелляционного пересмотра: полная апелляция допускает представление в суд второй инстанции новые доказательства; при неполной – стороны вправе оперировать лишь данными, рассмотренными в первой инстанции. При подаче апелляции дело переносится в соответствующий вышестоящий суд, который в пределах обжалованной части решения рассматривает его заново, действуя подобно суду первой инстанции, т.е. исследует доказательства, оценивает их, устанавливает фактические обстоятельства, применяет норму права и выносит свое решение. На практике, однако, апелляционная инстанция, как правило, ограничивается переоценкой материалов, собранных нижестоящим судом, вследствии чего действительная ценность ее работы, которая по идеи должна заключаться в полном и более квалифицированном пересмотре дела, сводится на нет.[2]

А.Ф. Кони по поводу буржуазного апелляционного производства писал, что ему свойственны застарелые и коренные недостатки, проявляющиеся в бесплодном повторении одной и той же работы, при которой исчезает элемент непосредственности и уменьшается объем обслуживаемых доказательств.[3]

Кассационная система пересмотра дел возникла во Франции и была предумострена французским гражданским процессуальным кодексом 1806 года ст.11, а затем Уставом гражданского судопроизводства царской России 1864 года. Она была принята и законодательством некоторых других стран. Название этой системы происходит от латинского слова cassare означающие «отменить, уничтожить».

С усилением центральной государственной власти происходило развитие не только судебных органов, но и формирование судебных инстанций, число их увеличивалось и в Своде законов их было установлено шесть. Большое количество инстанций приводило к замедлению рассмотрения дел, и при создании Устава гражданского судопроизводства наряду с вопросом об уменьшении количества инстанций ставился вопрос и о полной их ликвидации. Однако был воспринят опыт европейских стран, в первую очередь, Франции, и для рассмотрения дел по существу были сохранены только две судебные инстанции (ст.11 Устава гражданского судопроизводства).

Официально принципы кассационного обжалования были введены в российское законодательство судебными уставами 1864 г., которые во многом были заимствованы из французского законодательства. Наряду с другими способами чрезвычайного обжалования кассация была отнесена к "просьбам об отмене решений". Русскими процессуальными законами были установлены три формы просьб об отмене решений:

- просьба о кассации;

- просьба о пересмотре решений;

- просьбы третьих лиц, не участвовавших в деле.

Все эти просьбы различались по своей природе и основаниям, другим критериям, однако их объединял чрезвычайный способ достижения правосудия.

Процессуальное законодательство исчерпывающим образом определяло случаи, при которых возможна была подача той или иной просьбы об отмене решений. В соответствии со ст.793 Устава гражданского судопроизводства просьбы о кассации допускались:

1) в случае явного нарушения прямого смысла закона или неправильного его толкования;

2) в случае нарушения обрядов и форм судопроизводства столь существенных, что вследствие несоблюдения их невозможно признать в силе судебное решение;

3) в случаях нарушения пределов ведомства или власти, законом предоставленных судебной палате.

Просьбы о пересмотре решений допускались (ст.794):

1) в случаях открытия новых обстоятельств или в случае подлога, обнаруженного в актах, на которых решение основано;

2) в случае, когда решение судебной палаты постановлено против неявившегося к слушанию дела ответчика, место жительства которого не указано.

В отдельную группу были выделены просьбы третьих лиц, которые не участвовали в деле, но вступившее в законную силу решение нарушает их права (ст.795).

Все три формы просьб об отмене решений использовались для обжалования уже вступивших в законную силу решений, которые по этой причине уже не могли быть обжалованы путем апелляции. Таким образом, кассации могли подлежать лишь окончательные решения судов первой инстанции и все решения судов апелляционных.

Кассационное производство, указывалось в комментариях русских юристов к Уставу гражданского судопроизводства[4] , не есть продолжение разбирательства, происходившего в судебных инстанциях, и установлено не столько для ограждения интересов тяжущихся, сколько с целью охранить силу закона, его правильное толкование и применение. Орган кассации - Сенат - должен был судить не спор между сторонами о праве гражданском, а вопрос об истинном смысле закона и правильном применении его к фактам, установленным судебной инстанцией, и лишь настолько входить в рассмотрение существа дела, насколько это нужно для проверки приводимых просителем поводов кассации[5] .

Содержание власти Сената как кассационного суда характеризуется следующими чертами. Во-первых, Сенат никогда не решает дело по существу и, во-вторых, он не рассматривает факты дела. Из этого следует, что кассационный суд не решает дела в качестве суда, т.е. он не выносит решения по делу и не наделен властью для решения дела, - т.е. споров о праве, возникающих между гражданами. Кассационный суд, собственно, не следует называть судом, он рассматривает не дело, а судебное решение, выясняет, правильно ли вынесено решение.

Проводя сравнение судебных и кассационной инстанций, К. Анненков отмечает[6] , что существенное различие между ними состоит в том, что первые имеют дело с истцами и ответчиками, тогда как кассация - с одной стороны, с вынесенным решением, а с другой, - с законом. Судебные инстанции решают спор между истцами и ответчиками, а кассационный суд решает спор между решением и законом. Кроме того, суды рассматривают материальные споры, тогда как кассационный суд - только юридические вопросы. Задача кассационного суда - осуществлять надзор за правильным применением законов.

Вместе с тем, из того положения, в силу которого кассационный суд вообще не должен входить в рассмотрение фактической стороны дела, не следует вывод о том, что кассационный суд не имеет права обсуждать значение и силу доказательств в случаях, когда это определено самим законом; что кассационный суд не имеет права обсуждать значение признанных судом фактов в случаях, когда значение этих фактов определяется самим законом, или проверять правильность сделанных судом выводов из этих фактов.

Большинство юристов того времени сходились во мнении, что просьбы о кассации могли относиться только к решениям по существу[7] . Следовательно, постановления суда, относящиеся не к существу дела, а к частным вопросам, вытекающим из дела, предметом кассационных жалоб быть не могли.

Сама просьба о кассации должна базироваться на указанных в ст.793 Устава гражданского судопроизводства основаниях (явное нарушение прямого смысла закона или неправильное его толкование; нарушение существенных обрядов и форм судопроизводства; нарушение пределов ведомства или власти, законом предоставленных судебной палате). Такая классификация оснований кассации была заимствована из французского законодательства, однако, в сущности, по мнению ряда юристов[8] все эти основания сводятся к одному - к нарушению закона как общему основанию кассации, так как обряды и формы судопроизводства так же, как и пределы ведомства или власти судебных учреждений установлены законом и, следовательно, их нарушение есть нарушение закона.

Соглашаясь с приведенной точкой зрения, К. Анненков полагал, что необходимость разделения в законодательстве оснований кассации на три группы объясняется стремлением таким путем "лучше выяснить поводы кассации в отдельных случаях нарушения различных групп законов: в виду того, что не всегда и не всякое нарушение закона может быть принимаемо за достаточный повод кассации решения, вследствие того, что нарушения далеко не всегда всех законов могут оказывать влияние на правильность решения, к категории каковых законов, по самому существу их, не могут не относиться многие законы процессуальные, по каковой причине и представлялось небесполезным выделить, как основание кассации, случаи нарушения этих законов в особую группу"[9] .

Для правильного понимания сущности кассации в России ХIХ века необходимо выяснить, что же понималось в теории и практике под законом и под его нарушением. Анализ научных трудов того времени позволяет прийти к выводу, что считалось явным нарушением закона, если судья в своем решении:

- поступил вопреки запрещениям закона;

- не исполнил требований закона, не применив его или применив в превратном смысле;

- постановил противоположное предписаниям закона.

Само понятие закона трактовалось, как правило, в широком смысле. Так, Д. Азаревич полагал, что "под нарушенным законом следует понимать не только соответственные статьи Свода законов, но и каждое правовое положение, основанное на действующем законодательстве, если бы положение это и не было прямо и ясно выражено в законе".[10]

Исходя из этого тезиса, к нарушению закона приравнивались следующие случаи.

Установившееся в практике Сената толкование закона может служить впоследствии кассационным доводом и вести к отмене противоречащих ему решений. Основанием кассации в данной ситуации также считалось нарушение закона, который был разъяснен судебной практикой, а не игнорирование позиции, высказанной Сенатом, которая сама по себе не имеет силы закона. Такой подход к толкованию закона Сенатом объясняется ролью самого Сената, как органа, надзирающего за единообразным применением закона на всей территории страны.

Правительственные распоряжения, на которых основываются гражданские права, подлежащие рассмотрению суда. В отношении допустимости кассации решений вследствие их нарушения судом вопрос также решался положительно по тем соображениям, что суд под контролем Сената не только имеет право, но и обязан в каждом отдельном случае проверять законность правительственных распоряжений, компетентность учреждения или лица, от которого они исходят, правильность их с формальной стороны. В случае установления законности правительственных распоряжений суд не только вправе, но и обязан признать за ними ту обязательную силу, какая принадлежит им по закону. Нарушение судом этого правила рассматривается как кассационный повод к отмене решения.

Достаточно спорным являлся вопрос о том, допустима ли кассация в связи с нарушением законов иностранных. Одни процессуалисты (напр., Малышев) приходили к отрицательному выводу на том основании, что иностранные законы на территории России не действуют и, вследствие этого, не могут быть и нарушены. Другие (напр., Д. Азаревич) полагали в ряде случаев возможность кассации вследствие нарушения иностранных законов с учетом того, насколько частным международным правом определяется действительное их приложение в практике данного государства. Третьи (К. Анненков) относительно возможности кассации высказывались положительно, обосновывая свою позицию тем, что если сам закон вменяет в некоторых случаях судам в обязанность применять закон иностранный, то и решение суда, нарушающего этот закон, не может быть изъято из-под контроля Сената и, следовательно, нарушение этого закона также должно служить одним из оснований кассации.

Международные соглашения. Они приобретают форму закона, и их нарушение также рассматривается как основание для кассации.

Обычаи. В вопросе относительно возможности кассации в случае их нарушения единого мнения не существовало. Однако преобладающей являлась точка зрения о допустимости кассации решения вследствие нарушения или неправильного толкования обычая наравне с законом. Обосновывалась такая позиция тем, что в случаях, когда законами допускается применение обычая, обычай занимает место закона, вследствие чего и нарушение его должно сопровождаться теми же последствиями, как и нарушение самого закона.

Однако по вопросу о нарушении обычая, как основания для кассации, некоторые юристы[11] предлагали учитывать два возможных варианта таких нарушений. Во-первых, нарушение правил применения обычая, и, во-вторых, нарушение самого смысла обычая. В первом случае речь идет, по сути, о нарушении закона, предписывающего условия и пределы применения обычая. В России закон допускал применение обычая, в том числе и в общих судах, как правило, в тех случаях, когда общие суды обязывались применять торговые обычаи. Практика кассации допускала и в других случаях применение общими судами обычаев, если стороны на эти обычаи ссылались или если отсутствует соответствующий закон. Судебная практика исходила из того, что нарушение обычая, при действии которого совершен спорный акт, ведет к кассации.

Кроме того, некоторые юристы того времени высказывались за допустимость кассации вследствие нарушения судом правил, охраняющих обязательность и силу мировых сделок как таких актов, которые уставом приравниваются к вступившим в законную силу решениям.

Практика правительствующего Сената как кассационной инстанции подтверждает применение им основных начал и границ кассационного производства. Так, Сенат не входил в обсуждение существа дела, но проверял правильность применения судами закона к событиям, установленным судебным решением. По указанию самого Сената кассационными поводами к отмене решения являлись случаи:

- неправильной квалификации акта или договора;

- произвольного и противоречащего закону толкования акта или договора;

- неправильного и противоречивого толкования судебного решения;

- противоречия резолютивной части решения фактам, установленным его обстоятельственной частью;

- извращения судом фактического содержания дела[12] .

Чтобы можно было просить о кассации, закон (а также другие акты, о которых упоминалось ранее) должен быть нарушен. Нарушение закона происходит как в случаях явного нарушения прямого смысла закона, так и неправильного его толкования. Однако и это утверждение имеет определенные границы. Нарушение закона или неправильное его толкование может служить основанием кассации только тогда, когда оно затрагивает диспозитивную часть решения, иными словами, когда в силу нарушения само решение будет неправильным. Отсюда делался справедливый вывод о том, что неправильная ссылка на статью закона или неправильный мотив, которые не оказывают влияния на определительную часть решения, не могут служить поводом к кассации.

Второе установленное законом основание кассации - нарушение обрядов и форм судопроизводства, столь существенных, что вследствие их несоблюдения невозможно признать приговор в силе судебного решения. Иными словами, речь в данном случае идет о нарушении процессуальных норм. Процессуальные "обряды и формы" устанавливаются в качестве гарантии правосудия, а их нарушение может повлечь за собой и неправильность самого решения, в силу чего сторонам предоставляется право обжаловать такое решение в кассационном порядке.

Разумеется, не любое нарушение процессуальных законов может служить кассационным поводом, не любое нарушение имеет следствием неправильность самого решения. Именно поэтому Устав упоминает о нарушениях существенных. Однако, что же считается настолько существенным, какое нарушение форм и обрядов, в законе не указано.

Небезынтересно, что при подготовке проекта устава были предложения включить в него подробное перечисление тех форм и обрядов процесса, несоблюдение которых, как существенных процессуальных форм, всегда должно влечь за собой отмену решения. Однако перечисление всех случаев, подробное и исчерпывающее, оказалось невозможным, и разрешение этой проблемы было предоставлено практике самого Сената.

Кассационная практика того времени признавала существенными нарушениями:

- недостатки в органах процесса (некомпетентность суда, незаконный состав присутствия, неспособность к процессу тяжущихся);

- недостатки в условиях установления процесса: отсутствие исковой или апелляционной просьбы, несообщение прошения противной стороне;

- в стадии исследования нарушения основного начала процесса, начала гласности (рассмотрение дела в распорядительном заседании);

- применительно к решению - несоблюдение условий формы и содержания (решение не подписано, в нем отсутствуют существенные части, требуемые по закону, и т.п.).

Разумеется, этот перечень не являлся исчерпывающим, любое иное нарушение форм и обрядов, признаваемое кассационным сенатом существенным, могло послужить основанием для кассации.

Было распространено мнение, что причинная связь между несоблюдением обрядов и форм процесса и исходом решения дела не всегда существует в действительности, но всегда возможна, и для обеспечения правильного порядка судопроизводства следует предполагать такую связь. Предположение это вытекает из того основания, в соответствии с которым соблюдение обрядов и форм процесса рассматривается как гарантии правосудия, а там, где эти гарантии у сторон спора отсутствуют, возникают сомнения в законности и правильности самого решения.

В более общей форме позиция Сената сводилась к тому, что существенным нарушением обрядов и форм судопроизводства следует считать то, которое имеет существенное влияние на открытие истины в спорном деле и правильность решения, либо ограничивает право судебной защиты.

Таким образом, нарушение любого обряда и формы процесса в зависимости от обстоятельств может иметь существенное значение и, следовательно, может служить кассационным поводом к отмене решения, если допущенное судом отступление от законного порядка имело существенное влияние на правильность вынесенного решения.

Третье основание для кассации - нарушение пределов ведомства или власти, законом суду предоставленных. Основная проблема, существовавшая в отношении этого основания, состояла в том, сколько оснований кассации в нем содержится - одно или два. Иными словами, допускается ли кассация в случае только нарушения судебным органом пределов его ведомства, либо только нарушения пределов предоставленной ему законом власти. По мнению юристов того времени в данной норме установлены два основания кассации, поскольку закон придает не одинаковое значение терминам "пределы власти" и "пределы ведомства". Последний термин раскрывает "или территориальную компетенцию судебных учреждений по округам, или компетенцию по предметам, отнесенных уставом к ведомству различных судебных установлений", тогда как "термином "власть" имелось в виду обозначить вообще атрибуции всякого судебного установления в ряду других государственных учреждений".[13] Примером нарушения пределов власти могут служить случаи разрешения судом дел, отнесенных к ведомству какого-либо административного учреждения или какого-либо специального суда.

Приведенные основания кассации, установленные российским законодательством, были в основном восприняты из французского законодательства. Однако российское законодательство по этому вопросу все же содержало некоторые особенности. Так, в России кассация допускалась по всем рассмотренным основаниям только в интересах участвующих в деле лиц, тогда как французское законодательство допускало кассацию и в интересах охраны закона. Генерал-прокурору кассационного суда Франции предоставлялось право в случаях необжалования решения в кассационной инстанции самими участвующими в деле лицами доводить до сведения кассационного суда о допущенных этим решением нарушениях закона, на основании чего кассационный суд отменял решение суда только в интересах закона. В отношении сторон процесса это решение сохраняло силу.

Российский устав первоначально не допускал такой возможности, однако после 1899 года были внесены некоторые изменения и в деятельность Сената, и в кассационное производство. В частности, министру юстиции было предоставлено право предлагать на обсуждение Сената "о доходящих до его сведения вопросах, разрешаемых не единообразно в разных судебных местах, или же возбуждающих на практике сомнения".

Просьба о кассации могла подаваться как истцом, так и ответчиком. По общему правилу, движение дела всецело зависело от инициативы частного лица. Должностные лица прокурорского надзора имели право только в двух случаях просить о кассации:

- когда они сами выступали в качестве стороны в споре;

- когда они выступали в делах, связанных с интересом казенного управления.

Следует также отметить, что последняя из указанных категорий дел, в которой затрагивались интересы казенного управления, в силу присутствующих явных интересов государства, допускала более широкий круг лиц, имеющих право подать кассационную жалобу. Помимо упомянутых ранее должностных лиц прокурорского надзора, независимо от участвующих в деле лиц, кассационную жалобу могли подать также министры и "главноуправляющие" соответственных управлений, к которым принадлежит данное казенное управление, обер-прокурор святейшего синода и председатель департамента уделов.

На подачу просьбы об отмене окончательных решений Уставом гражданского производства устанавливались сроки, которые зависели от того, какой орган вынес это решение. Так, на подачу просьбы об отмене решений мировых судей, земских начальников, городских судей и уездных съездов был установлен месячный срок; на решения мирового съезда - двухмесячный, а на решения судебной палаты - четырехмесячный. Как видим, в данном случае отсутствует упоминание о судах коммерческих. Объясняется это тем, что суды коммерческие кассационным департаментам не подведомственны.

Все сроки исчислялись со дня объявления решения. При этом исчисление кассационных сроков, правила о пропуске и восстановлении пропущенных сроков каких-либо особенностей по сравнению с общими правилами не имели.

Все кассационные жалобы первоначально поступали в распорядительное заседание департамента. В дальнейшем дела, по которым необходимо было разъяснение точного смысла закона для руководства судебной практикой, направлялись в присутствие департамента. Дела, которые не требовали такого разъяснения, направлялись в присутствие отделения департамента. Сами стороны о дате слушания дела не извещались и не вызывались. По каждому делу один из сенаторов делал доклад.

Пределы рассмотрения дела Сенатом определялись исходя из пределов и существа самой просьбы, в силу состязательности Сенат не вправе был входить даже в обсуждение необжалованной части спора. Кассационный суд судил только о том, есть ли нарушение закона, подлежит ли решение кассации, но он не присуждал иска и не отказывал в нем. В завершение кассационный суд принимал мотивированное решение об отказе в просьбе об отмене обжалованного решения или отменял решение полностью или в части.

Заимствование идеи кассации из французского законодательства не означало отсутствие спорных вопросов при создании судебных уставов. В процессе становления кассации в России формировалась и теоретическая основа кассационного производства. Некоторые из особенно острых и затруднительных вопросов, по поводу которых в течение многих лет велись теоретические споры, не потеряли свою актуальность и в наше время. Остановимся на одном из них, а именно, на вопросе о единстве кассационного суда, несколько подробнее.

Этот вопрос активно обсуждался юристами того времени. Сама сущность кассационного производства, имеющая своей целью обеспечение в стране точного и неуклонного соблюдения законов, единство их толкования и применения, требует сосредоточения всего кассационного производства в едином органе, и во многих странах именно таким образом и устроено кассационное производство. Но такой строгий принцип устройства кассационного суда, абсолютно справедливый с точки зрения теории, на практике встречает массу затруднений в своей реализации.

Однако чрезмерная загруженность кассационных судей в России вызвала необходимость постановки вопроса о разделении кассационных функций между несколькими органами. Впервые этот вопрос встал в шестидесятых годах ХIХ века при формировании основных положений преобразования судебной системы. Предлагалось учредить в Москве особые кассационные департаменты Сената, а также передать кассацию окончательных решений мировых установлений судебным палатам. Несколько позже Министром юстиции был подготовлен проект об учреждении особых губернских мировых судов с кассационными функциями. Однако подобные предложения не были поддержаны, в первую очередь, в целях сохранения единства кассации.

Государственный Совет занял принципиальную позицию против раздробления кассации, и в качестве альтернативного выхода было принято решение об образовании в составе Кассационных Департаментов отделений, которые были призваны разрешать дела, не требующие разъяснения точного смысла законов. Поскольку данное решение не принесло ожидаемых результатов, законом 1889 г. о земских начальниках был изъят из ведения Сената, как кассационного суда, ряд категорий дел, однако и это не изменило ситуацию.

В продолжившейся дискуссии о единстве кассации сформировались две позиции. Первая позиция сводилась к тому, что сохранение единства кассационного суда вызывается самою сущностью кассационного производства, а рассмотрение всех без исключения кассационных жалоб в одном и том же суде - непременное условие для достижения той основной цели, ради которой введено само кассационное производство, - установления единства в толковании и применении законов. В качестве решения проблемы предлагалось при сохранении единства кассации увеличение личного состава суда и недопущение кассационных жалоб по делам маловажным.

Вторая позиция, получившая наибольшую поддержку, отрицала возможность решить проблему простым увеличением числа судей кассационного производства: при чрезмерном увеличении состава кассационного суда достижение единства в толковании законов было бы не менее затруднительным, чем при разделении кассации. Оптимальным решением признавалось изъятие из ведения Сената определенной части кассационных жалоб.

Критерии такого изъятия также вызывали большие дискуссии. Один из критериев - ограничение самих поводов кассации, однако поводы кассации, определенные в российском законодательстве того времени, настолько соответствовали самой сущности кассации, что дальнейшее сокращение их было признано нежелательным.

Кроме ограничения кассационных поводов предлагалось уменьшить число кассационных жалоб путем ограничения предлогов кассационного обжалования, устранив кассационное обжалование по определенным категориям дел (например, ограничив право кассации сравнительно высокой суммой кассационных требований). Однако такой способ ограничения был признан неприемлемым, поскольку он не соответствовал требованиям справедливости, создавая привилегию в пользу богатых тяжущихся в ущерб неимущим, а значительность или маловажность дела не может определяться в зависимости от размера требований.

Заслуживает внимания мнение о том, что в чистом виде единство кассации не существовало в России никогда, т.к. значительная часть кассационных производств изъята из ведения Кассационных Департаментов Сената. Что касается самого Сената, то разделение его Департаментов на отделения также позволяет утверждать, что и в едином кассационном суде единство толкования законов в определенной степени относительно.

Приведенная дискуссия представляет интерес и для наших дней, поскольку вопрос о единстве кассации не потерял актуальности и в наше время.

Такова в общем виде организация кассации в России в ХIХ веке, изучение которой, опыта ее создания и деятельности, теоретических ее основ может быть полезно при дальнейшем совершенствовании современного российского процессуального законодательства.

В последней четверти XIX столетия ряд стран в гражданском процессуальном законодательстве установили ревизионную систему обжалования (Германия, Австрия и др.).

Ревизионный суд располагает более широкими полномочиями, не связан с доводами, указанными в жалобе, в некоторых случаях может перерешить спор, не передовая дело на новое рассмотрение. Ревизионное рассмотрение жалоб отличается от кассационного тем, что ревизионная инстанция может сама вынести решение по существу дела в двух случаях:

Если решение отменено в следствии неправильного применения закона к правильно и полно установленным фактическим обстоятельствам и

Если решение, отменено ввиду неподсудности дела суду, вынесшему решение.[14]

Подача апелляционной и кассационной жалоб надолго затягивает окончательное разрешение спора, поэтому граждане часто оказываются не в состоянии выдержать такую волокиту и соглашаются на какое-либо невыгодное для себя решение, выбирая из двух зол меньшее.[15]

Характеризуя английское процессуальное право французский историк Франквиль писал: «теоретически оно, кажется, представляет … максимум защиты и гарантий … но впечатление меняется, если исследовать процесс таким, как он происходит в действительности. Богатые, которые последуют этим предписаниям, смогут найти спасение, но для бедных, не имеющих ни денег, ни средств к жизни, эти правила будут звучать горькой насмешкой».[16]

История советской системы обжалования, как история советского гражданского судопроизводства, начинается с Декрета о суде № 1, опубликованного 24 ноября (7 декабря) 1917 года.[17]

Декрет упразднил формы обжалования, существовавшие в России с 1984 года, и установил, что дело рассматривается по существу одним судом. Апелляция была отменена, и предусмотрена возможность кассационного обжалования решений. Однако характер этой формы обжалования Декретом о суде № 1 не был еще раскрыт. Впервые в истории суда была установлена система двух инстанций, воспринятая затем всеми бывшими социалистическими государствами. В период с 1918 по 1923 год постепенно раскрывалось содержание института обжалования. Согласно Декрету о суде № 2, принятому 7 марта 1918 года, основаниями к отмене судебных решений явились как «формальные нарушения, признанные кассационной инстанцией существенными, так и явная несправедливость обжалованного решения». Положение о народном суде РСФСР от 30 ноября 1918 года[18] детализировало основания к отмене решений, указов, что ими являются существенные нарушения или неправильное применение декретов, а также неполнота следствия и явная несправедливость обжалованного решения. Таким образом, в этот период суд кассационной инстанции не только проверял законность решений, но и анализировал их по существу; однако он был вправе лишь оставить решение в силе или отменить его и направить на новое рассмотрение.

Гражданский процессуальный кодекс 1923 года установил следующие поводы к отмене решения в кассационном порядке: а) нарушение или неправильное применение действующих законов; б) явное противоречие решения фактическим обстоятельствам дела, установленным разрешившим дело судом. Суд второй инстанции не был связан доводами к отмене решения, указанными в жалобе. В 1924 году суду второй инстанции было предоставлено право не только отменять решение, но и изменять судебные решения, не передавая дело на новое рассмотрение.

Закон о судоустройстве Союза ССР, союзных и автономных республик от 16 августа 1938 года сформулировал задачи вышестоящего суда: «При рассмотрении жалоб и протестов вышестоящий суд по имеющимся в деле и представленным сторонами материалам проверяет законность и обоснованность вынесенного нижестоящим судом приговора или решения».

Данный закон ввел категорию обоснованности решения, суть которой состоит в требовании истинности установленных судом обстоятельств.

Следующий этап развития института обжалования связан с принятием Основ гражданского судопроизводства (1961 год) и ГПК союзных республик (1963-1965 года). Основы и ГПК воспроизводили исторически сложившуюся систему обжалования, развивали ее, детализировали основания к отмене изменению решений, расширяли полномочия суда второй инстанции.[19]

Более 30 лет действовал Гражданский процессуальный кодекс РСФСР. За этот период проявились как фундаментальные положения, которые необходимо сохранить и закрепить в новом законодательстве, так и проблемы, требующие совершенствования судебной процедуры.

Федеральным законом от 7 августа 2000 года «О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР» многие статьи ГПК изменены и дополнены. Однако юристы по-прежнему ждали нового Кодекса, тем более, что изменения и дополнения ГПК лишь подправляют то, что устарело, вводят кое-что новое из того, что назрело, но полностью не устраняют, а порой порождают новые противоречия.[20]

В реализации конституционного принципа состязательности и расширении содержания принципа диспозитивности, закон не ограничился производством в суде первой инстанции и наделил суд второй – кассационный – инстанции рядом полномочий.

Теперь суд кассационной инстанции праве:

исследовать новые доказательства;

самостоятельно оценивать как имеющиеся в деле, так и новые доказательства;

устанавливать новые факты на основе своей оценки доказательств;

вынести новое решение не только, если суд первой инстанции допустил ошибку в применении норм материального права, как было раньше, но и когда признает, что суд первой инстанции неправильно установил фактические обстоятельства и сам установит новые факты;

проверять дело в пределах жалобы (протеста), а не, как раньше, в полном объеме (в обжалованной и необжалованной части в отношении лиц, не подавших жалобы).[21]

Суд кассационной инстанции может исследовать новые доказательства, - но при условии, что они не могли быть представлены в суд первой инстанции. Предоставляя новые доказательства необходимо обосновать причины, по которым эти доказательства не могли быть представлены в суд первой инстанции:[22]

- когда доказательства представлялись в суд первой инстанции, но суд незаконно отказал в их исследовании (посчитал, что доказательства являются недопустимыми, например, отказал в исследовании договора, заключенного в простой письменной форме, ошибочно полагая, что обстоятельства, в подтверждение которых сторона просила исследовать его, могут быть подтверждены только нотариально удостоверенным договором; посчитал, что доказательства являются неотносимыми, например, отказал в исследовании доказательств, ошибочно придя к выводу, что обстоятельства, для подтверждения которых сторона просила их исследовать, не имеют значения для дела и т.п.).

На практике возможны и иные ситуации, когда суд кассационной инстанции будет вправе исследовать новые доказательства. Это может быть связано не только с объективными, но и субъективными факторами и оценкой конкретной ситуации в собирании и представлении доказательств, сложившиеся в данном деле. Например, если сторона своевременно принимала меры к розыску в архивных учреждениях с целью представления в суд первой инстанции документов, имеющих значение для дела, но они были найдены уже после вынесения решения, то полагаю, при подтверждении этого, суд кассационной инстанции вправе исследовать эти доказательства.

Вывод о признании или непризнании этого обстоятельства, как имеющий значение для разбирательства дела, должен быть в определении суда.

Таким образом, подобные ситуации суд кассационной инстанции оценивает и разрешает в каждом конкретном случае индивидуально. Право суда кассационной инстанции на исследование новых доказательств, безусловно, порождает и его право на самостоятельную их оценку и право на установление новых фактов. Ранее гражданско-процессуальный кодекс запрещал суду кассационной инстанции устанавливать новые обстоятельства (факты), это было прерогативой суда первой инстанции[23] .

Установление новых фактов и на их основе изменение решения или вынесения нового решения связаны, как было отмечено, с самостоятельным исследованием и оценкой доказательств судом кассационной инстанции. Закон не устанавливает, что в суде кассационной инстанции могут исследоваться только определенные виды новых доказательств, что делает, в принципе, допустимым исследование не только письменных и вещественных доказательств, назначение экспертизы, но и допрос свидетелей, не допрошенных судом первой инстанции. Однако последнее зависит от возможностей суда кассационной инстанции, конкретных обстоятельств и прочих факторов, поскольку связано с вызовом дополнительных лиц, ведением протокола и т.д., что организовать в суде кассационной инстанции очень сложно.[24]

Необходимость принятия нового ГПК была обусловлена целым рядом причин. К ним, в первую очередь, следует отнести почти полное обновление законодательства, регулирующего материально-правовые отношения, и необходимость повышения эффективности правосудия, в том числе в плане фактора времени, «ибо только сроки, в течении которых защищается нарушенное право, наиболее точно отражают его социальную резулятивность».[25]

ГПК РСФСР, принятый в июне 1964 года, соответствовал потребностям общества и отражал уровень науки и практики на момент его разработки. Развитие общества и государства, изменения в различных отраслях законодательства и принятие новой Конституции России требовало пересмотра процессуального закона, хотя основная модель гражданского судопроизводства, его система (общие положения и стадии процесса) едва ли может быть существенно изменена. Все положения ГПК, выдержавшие испытание временем и соответствующие нынешнему уровню общественного развития были сохранены во вновь принятом ГПК РФ от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ. Речь идет, прежде всего, об основной ценности гражданского судопроизводства – строгой процессуальной форме, детальной регламентации порядка рассмотрения гражданского дела на всех стадиях – от момента возбуждения процесса в суде первой инстанции до исполнительного производства на основе конституционных принципов правосудия.

1.2 Понятие кассационного производства, как стадии гражданского процесса

Гражданский процесс есть предусмотренный нормами гражданско-процессуального права системный порядок возникновения и развития гражданско-процессуальных правоотношений, установленный для правильного и быстрого рассмотрения и разрешения судом гражданских дел.

Гражданское судоустройство развивается по стадиям. Под стадиями понимается совокупность ряда процессуальных правоотношений, объединенных ближайшей целью.

К.И. Комисаров выделяет следующие стадии:

Первая стадия – производство в суде первой инстанции, которая состоит из трех этапов:

а) возбуждение гражданского дела, путем подачи иска, жалобы или заявления;

б) подготовка дела к судебному разбирательству, целью которой является обеспечение своевременного и правильного разрешения дела;

Вторая стадия – производство в кассационной инстанции – обжалование и опротестование решений и определений, не вступивших в законную силу. Цель – проверка вышестоящим судом законности и обоснованности судебного решения или определения.

Третья стадия процесса – пересмотр в порядке надзора судебных решений, определений, постановлений, вступивших в законную силу;

Четвертая стадия – пересмотр, вступивших в законную силу решений, определений, постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам;

Пятая стадия гражданского процесса – исполнительное производство.[26]

В науке гражданского процессуального права существует мнение, что исполнительное производство не стадия гражданского процесса, а самостоятельная комплексная отрасль права. Ю.К. Осипов подразделяет процесс не на стадии, а на правоприменительные циклы, завершающиеся вынесением правоприменительного акта. В отличии от стадий правоприменительные циклы не предполагают строго чередования. К правоприменительным циклам, по мнению Ю.К. Осипова, относятся[27] :

производство в суде первой инстанции;

производство в суде второй инстанции;

пересмотр дел в порядке надзора;

пересмотр дел по вновь открывшимся обстоятельствам;

исполнительное производство.

Каждый из циклов включает три этапа: возбуждение, подготовку, рассмотрение вопроса по существу.

Кассационное обжалование и опротестование судебного решения является отдельным институтом и самостоятельной стадией гражданского процесса. Сущность и основные задачи кассационного обжалования определены ст. 336 ГПК.

В отличии от стадий, в которых пересматриваются постановления, вступившие в законную силу, кассационная стадия не является экстраординарной (исключительной). Она обязательна в том смысле, что законом предусмотрен специальный период после вынесения постановления для возбуждения кассационного производства. По общему правилу, в течение десяти дней постановление считается не вступившим в законную силу и может быть обжаловано или опротестовано в кассационном порядке.

В целях устранения возможных судебных ошибок закон представляет лицам, участвующим в деле, широкие права на обжалование судебного решения. Лицо, участвовавшее в деле, путем принесения жалобы может доказать ошибочность решения, требуя его проверки судом второй инстанции, указывая на неправильность решения по существу или ссылаясь на допущенные в ходе рассмотрения дела процессуальные нарушения[28] .

Кассационное обжалование является, таким образом, процессуальной гарантией защиты прав и законных интересов лиц, участвующих в деле.

Одновременно кассационное обжалование дает возможность суду проверять законность и обоснованность решения и тем самым руководить деятельностью судов первой инстанции и контролировать ее, обеспечивая единство применения и понимания материальных и процессуальных норм.

Проверка законности судебного решения означает выявление правильности его в правовом отношении, т.е. установление того, что суд первой инстанции с соблюдением всех требований гражданского процессуального права точно установил фактические обстоятельства дела и разрешил его в соответствии с действующим законодательством.

Проверка обоснованности судебного решения означает выявление соответствия его фактическим обстоятельствам дела. Кассационный суд должен установить, насколько выводы суда о фактических обстоятельствах дела основаны на достоверных доказательствах, рассмотренных в судебном заседании, насколько выяснены все факты, необходимые для правильного вывода о действительных взаимоотношениях сторон.

Суд второй инстанции в каждом рассмотрении дела должен одновременно проверить правильность применения материального и процессуального законов, а также выяснить, было ли дело полно, всестороннее и правильно исследовано и обоснованны ли выводы суда в решении.

Кассационная проверка решения, таким образом, заключается в проверке его как с юридической, так и с фактической стороны. Обязанность кассационного суда проверить обстоятельства дела не превращает его в суд первой инстанции, он проверяет лишь правильность решения, а не рассматривает дело заново.

Суд второй инстанции проверяет обоснованность решения не только на основании имеющихся в деле доказательств, но и на основании новых материалов, представленных в кассационный суд. «Проверка законности и обоснованности судебного решения…, - говорится в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 11 октября 1965 года – должна проводиться как по имеющимся в деле, так и дополнительно представленным сторонами и другими лицами, участвующими в деле, материалам, содержащим сведения о существенных для правильного разрешения дела фактах»[29] .

Вопрос о природе «новых материалов» в литературе и судебной практике является до сих пор спорным.

Одни процессуалисты относят к новым материалам лишь доказательства, другие же более широко толкуют понятие «материалов», включая сюда не только те, что является доказательством в процессуальном значении этого слова, но и письменные заявления граждан о тех или иных фактах, мнения компетентных лиц, изложенное в письменной форме, не имеющие процессуальной силы доказательств и т.д[30] .

В.М. Савицкий считает, что дополнительные материалы выполняют доказательственную роль для вышестоящих судов, но они не являются доказательствами в обычном понимании, а наряду с другими материалами дела служат лишь источниками сведений для проверки правильности обжалованных решений. Использование дополнительных материалов, с одной стороны, является способом максимального расширения процессуальных гарантий для тех лиц, которые оспаривают законность и обоснованность судебного решения. С другой стороны, особый процессуальный режим дополнительных материалов обеспечивает авторитет суда первой инстанции.

Поскольку законодатель употребляет термин «материалы», а не «документы», некоторыми юристами справедливо был сделан вывод о допустимости представления в вышестоящий суд также различных предметов – вещественных доказательств.[31]

В ч. 2 ст. 339 ГПК сказано, что право представлять новые доказательства в суд кассационной инстанции имеет лицо, подавшее кассационную жалобу.

Однако это не означает, что другие лица, участвовавшие в деле, которые решение не обжалуют, а возражают против поданной кассационной жалобы и оспаривают представленные в ней новые доказательства, лишены этого права.

Исходя из понимания принципа состязательности, который перенесен законом в суд второй инстанции и предполагает предоставление каждой стороне возможности оспаривать доводы и доказательства другой стороны, учитывая закрепленное в ст. 344 ГПК право лиц, участвующих в деле, не подавших кассационные жалобы, представлять возражения на жалобы других лиц (а, значит и возражения по поводу новых доказательств), в тех случаях, когда лицо подавшее кассационную жалобу, ссылается на новые доказательства и представляет их для исследования в суд кассационной инстанции, другие лица также вправе представить свои новые доказательства, которые, по их мнению, подтверждают выводы суда первой инстанции и опровергают новые доказательства, представленные с кассационной жалобой.[32]

Такой подход полностью соответствует конституционному принципу равноправия сторон, на основе которого осуществляется судопроизводство (ч. 3 ст. 123 Конституции РФ) и который означает, что каждая сторона в судопроизводстве должна обладать равными с другой стороной процессуальными правами. [33] В противном случае этот конституционный принцип в данной ситуации будет нарушен: у лица, подавшего кассационную жалобу, окажется больше процессуальных прав, чем у других лиц, участвующих в деле.

Новыми материалами могут быть: письменные объяснения сторон, содержащие новые сведения о фактах; письменные заявления лиц, не участвующих в процессе (в суде первой инстанции они должны быть допрошены в качестве свидетелей); заключения специалистов (по сообщенным ими фактам в суде может быть назначена экспертиза); материалы проверки прокуратуры и т.д.

Л.Ф. Лесницкая возражала против расширения прав суда второй инстанции и доказывала ненужность инициативы суда, который не может все равно сам разрешить дела по существу.[34]

И.М. Зайцев писал, что право представлять новые материалы дано сторонам и другим лицам, участвующим в деле. Суд же не относится к указанной категории участников процесса и следовательно, не имеет права собирать новые материалы.[35]

Суд второй инстанции использует новые материалы не для установления каких-либо новых фактов по делу и решения спора по существу, а для наиболее полной и всесторонней проверки судебного решения [36] . Поэтому новые материалы нельзя рассматривать в качестве средств доказывания. Новые материалы свидетельствуют лишь о том, что те факты, на которые указывает заявитель жалобы, возможно, имелись или имеются в действительности и установление их имеет существенное значение для дела. Такие материалы указывают на неполноту исследованных обстоятельств дела.

Суд второй инстанции оценивает новые материалы, а также доказательства собранные и исследованные судом первой инстанции. Кассационная инстанция оценивает доказательства с целью проверки правильности их оценки судом первой инстанции[37] .

Она не вправе на основании своей оценки доказательств считать установленными факты, которые суд первой инстанции признал недоказанными и наоборот. Если кассационная инстанция придет к выводу о том, что суд первой инстанции неправильно оценил доказательства, она обязана отменить решение и передать дело в суд первой инстанции для нового рассмотрения.

Делая вывод можно сказать, что в стадии кассационного производства вышестоящие суды общей юрисдикции, рассматривая жалобы и протесты, проверяют законность и обоснованность постановлений (решений и определений) судов первой инстанции, исправляют допустимые ими ошибки, способствуют правильному осуществлению правосудия и защите прав и законных интересов.

Проверив постановление по жалобе (протесту), кассационный суд вправе оставить постановление суда первой инстанции без изменения либо изменяет или отменяет его.

Кассационная инстанция, проверяя законность и обоснованность решения, не ограничена рамками кассационной жалобы, а также пределами содержащихся в ней доводов. Кассационный суд обязан проверить решение как в обжалованной, так и в не обжалованной части, а также в отношении лиц, не подавших жалобу.

Кассационное обжалование есть одна из стадий гражданского процесса, содержанием которого является проверка законности и обоснованности судебного решения, не вступившего в законную силу, вышестоящим судом по инициативе лиц, участвующих в деле, в целях устранения допущенных в решении ошибок и руководства нижестоящими судебными органами.

Таким образом, кассационное обжалование как институт гражданского процессуального права, основанный на началах законности, обеспечивает выполнение правосудием его задач по охране прав и интересов граждан, учреждений и организаций.


ГЛАВА 2. ПОРЯДОК И ПРОЦЕДУРА КАССАЦИОННОГО ПРОИЗВОДСТВА

2.1 Порядок подачи кассационной жалобы и представления

Право на обжалование судебного решения является гарантией защиты прав и законных интересов участвующих в деле лиц, обеспечивает возможность простым и доступным путем добиваться отмены или изменения неправильных судебных решений. Законодательное право кассационного обжалования судебных решений закреплено в ст. 336 ГПК РФ.

Право кассационного обжалования и опротестования судебных решений является правом возбуждения деятельности суда второй инстанции по проверке не вступившего в законную силу решения суда первой инстанции. Право обжалования возникает у лиц, участвующих в деле, а право опротестования – у прокурора с момента объявления судебного решения в окончательной форме и может быть осуществлено в течение установленного законом срока путем подачи кассационной жалобы или принесения кассационного протеста.[38]

Закон наделяет правом принесения кассационной жалобы широкий круг участников процесса. Статья 34 ГПК предусматривает перечень тех участников процесса, которые являются лицами, участвующими в деле, и следовательно, раскрывает состав субъектов права кассационного обжалования[39] .

В соответствии с данной статьей ГПК, право на кассационное обжалование судебных решений, не вступивших в законную силу, принадлежит сторонам, третьим лицам, гражданам, защищающим права других лиц, прокурором может быть подано кассационное представление. Говоря о лицах участвующих в деле, закон не предполагает их обязательное фактическое участие в рассмотрении дела, а имеет в виду лишь право на такое участие. Привлеченные или допущенные к участию в деле стороны и другие лица, участвующие в деле, вправе обжаловать в кассационном порядке решения независимо от фактического участия в судебном разбирательстве. Исключение закон предусматривает лишь для прокурора, который вправе и обязан принести протест на незаконное решение в том случае, когда он не участвовал в рассмотрении дела по первой инстанции.

Право обжалования принадлежит также лицам, которые формально не привлекались к участию в деле, но в действительности поставлены в положение сторон тем, что суд своим решением определил их права и обязанности. Например: нарушив правило об обязательном процессуальном соучастии, суд по иску о выселении привлек а качестве ответчика только одного из членов семьи, а решил выселить всю семью. В таком случае остальные совершеннолетние члены семьи становятся лицами, участвующими в деле, и в силу смысла судебного решения приобретают право на его обжалование[40] .

Предпосылкой реализации права на кассационное обжалование является гражданская процессуальная дееспособность лица, которым подается кассационная жалоба (ст. 37 ГПК). Лица, участвующие в деле, вправе поручить подачу кассационной жалобы представителю. Подача кассационной жалобы может затронуть материально – правовые интересы доверителя. Поэтому ст. 54 ГПК установила правило, согласно которому полномочие представителя на обжалуемое решение суда должно быть специально оговорено в доверенности выдаваемой доверителем.

Действия выходящие за пределы полномочий представителя, не влекут никаких юридических последствий для представляемого, в том числе и принесения кассационной жалобы, если, например, адвокат не имеет на это надлежащим образом оформленной доверенности[41] .

Наличие специального полномочия клиента на право принесения кассационной жалобы не создает для адвоката обязанности во всех случаях обжаловать судебное решение. Последний может отказаться от принятия поручения на составление и подачу кассационной жалобы, от выступления в кассационной инстанции, если убежден в законности и обоснованности судебного решения, на обжаловании которого настаивает доверитель.

Из соображения адвокатской этики адвокат не может принять поручение клиента на составление и принесение кассационной жалобы и в том случае, если он участвовал в суде первой инстанции в качестве представителя интересов другой стороны либо представителя по делу интересы одного из соучастников, правовая позиция которого противоречит интересам других соучастников.

Особое положение в процессе по сравнению с другими представителями занимают законные представители. Родители, усыновители, опекуны и попечители, выступающие в процессе в качестве законных представителей, вправе совершать все процессуальные действия, которые могли бы осуществлять в процессе сами представляемые, если бы обладали процессуальной дееспособностью[42] .

Законные представители самостоятельно решают вопрос о подаче кассационной жалобы. Разрешение органов опеки и попечительства необходимо только в тех случаях, когда процессуальные распорядительные действия законных представителей непосредственно связаны с ограничениями, перечисленными в семейном законодательстве. Например: при отчуждении имущества, принадлежащего представляемому; законный представитель вправе отказаться в кассационной инстанции от иска по наследственному делу лишь с согласия органов опеки и попечительства.[43]

Представителей общественности законодатель не отнес к числу участвующих в деле лиц и не наделил их правом принесения кассационной жалобы на судебное решение. Если представители общественности считают вынесенное решение незаконным или необоснованным, они могут ходатайствовать перед прокурором о принесении кассационного протеста, представлять материалы, обосновывающие необходимость опротестования решений.

В процессуальной литературе справедливо отмечалось, что право на обжалование судебного решения представляет собой по существу право на распоряжение предметом спора, в связи с чем, оно должно принадлежать лишь лицам, защищающим перед судом свои права или права и интересы других лиц в предусмотренных законом случаях.[44]

Право обжалования в пределах установленного срока принадлежит также правоприемникам сторон и третьих лиц. Согласно ст. 44 ГПК в случае выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением правоотношении (смерть гражданина, уступка требования, перевод долга) суд допускает ее замену правоприемником.

По этому правилу, например, если гражданин, подавший кассационную жалобу, умер, судебная коллегия (когда дело уже поступило в кассационную инстанцию) приостанавливает кассационное производство на 6 месяцев до установления правопреемника[45] .

Закон предусматривает право присоединения к кассационной жалобе. Однако, круг лиц, имеющих право присоединения к кассационной жалобе, ограничен. Такое право закон предоставляет только соучастникам и третьим лицам, выступающим на той же стороне, что и лицо, подавшее кассационную жалобу.

Присоединение к кассационной жалобе – это форма обжалования, не вступившего в законную силу решения, которая не носит самостоятельного характера. Зависимый характер присоединения к кассационной жалобе проявляется, в частности, в том, что лица, присоединяющиеся к ней, не могут выдвигать иные, нежели в кассационной жалобе, требования. Если же такие требования все таки содержатся, то заявление должно рассматриваться как самостоятельная кассационная жалоба, которая должна быть подана в суд на общих основаниях.

Например, если в заявлении о присоединении к жалобе третье лицо просит отменить решение суда, а в кассационной жалобе содержится требование об изменении его, то такое заявление следует рассматривать как самостоятельную кассационную жалобу, которая должна быть подана в срок и в порядке, указанном в законе[46] .

Заявление о присоединении может быть изложено в устной форме при разбирательстве дела кассационной инстанцией и не подлежит оплате государственной пошлиной.

Право на присоединение к поданной кассационной жалобе не ограничено десятидневным сроком. Оно может быть реализовано вплоть до удаления суда в совещательную комнату для вынесения решения. В заявлении о присоединении к кассационной жалобе соучастники и третьи лица могут приводить и другие, помимо изложенных в жалобе, доводы, свидетельствующие о незаконности и необоснованности.

Прокурор занимает особое положение по сравнению с другими субъектами права кассационного обжалования.

В настоящее время представляется, что прокурор должен пользоваться теми же правами, что и другие участники судебного заседания, согласно ГПК кассационное представление может внести только прокурор участвующий в рассмотрении дела[47] .

В п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 января 2003 года № 2 "О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" разъяснено, что прокурор вправе принести представление в суд второй и надзорной инстанций на судебное постановление лишь в случае, если он участвует в деле; правом на подачу указанных представлений в вышестоящие суды обладает прокурор, являющийся лицом, участвующим в деле, с точки зрения положений ст.ст. 34, 35, 45 ГПК РФ.

Анализ изложенного выше позволяет сделать вывод о том, что прокурором, участвующим в деле, является прокурор, участие которого в деле осуществляется на основании ст. 45 ГПК РФ, независимо от личного участия в деле прокурора или его помощника.

Таким образом, вне зависимости от того, участвовал в рассмотрении дела районный прокурор или его помощник, районный прокурор вправе принести кассационное представление на решение суда по делу, в котором он участвует на основании ст. 45 ГПК РФ. Помощник прокурора вправе принести кассационное представление только на решение суда по делу, в котором он лично участвовал, и только в том случае, если ст. 45 ГПК РФ предусмотрено участие прокурора в таком деле[48] .

Предметом кассационного обжалования и опротестования могут быть только не вступившие в законную силу решения, заочные решения и определения суда первой инстанции.

Так, могут быть обжалованы и опротестованы в кассационном порядке решения районных судов, решения гарнизонных военных судов - соответственно в верховный суд республики, краевой, областной суд, суд города федерального значения, суд автономной области, суд автономного округа, окружной (флотский) военный суд; решения верховных судов республик, краевых, областных судов, судов городов федерального значения, суда автономной области, судов автономных округов, окружных (флотских) военных судов - в Верховный Суд Российской Федерации; решения Судебной коллегии по гражданским делам и Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации - в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации.

Предметом кассационного обжалования может служить не только решение суда в целом, но и его часть. Например, резолютивная часть по вопросу распределения судебных расходов между сторонами, порядка и срока исполнения решения и по другим вопросам, разрешенным судом при рассмотрении дела. Самостоятельным предметом обжалования может быть и мотивировочная часть решения, независимо от того, повлияли ли изложенные в решении выводы о тех или иных фактах на разрешение дела по существу.

В науке гражданского процессуального права по этому поводу высказывались различные суждения. Так, С.Н. Абрамов, В.П. Чапутский, А. Штейнберг и другие считали, что в законную силу вступает не только резолютивная часть решения, но и мотивы решения в части установления фактического состава и что поэтому мотивы могут быть предметом самостоятельного обжалования.[49]

Другой точки зрения придерживался Д.И. Полумордвинов, полагавший, что мотивы судебного решения не вступают в законную силу и потому не могут быть обжалованы отдельно от резолютивной части.[50]

Следует, однако, что этот спор в значительной мере был высказан тем, что различные авторы в понятие мотивов судебного решения вкладывали различный смысл. Сторонники первой точки зрения понимали под мотивами судебного решения не только доводы и соображения суда, но и установленные судом факты и выводы о фактических взаимоотношениях сторон, т.е. фактическое основание решения. Что же касается Д.И. Полумордвинова, то он делил мотивы судебного решения на «мотивы в техническом смысле» и «мотивы в логическом смысле». Под первым он подразумевал содержание решения, излагаемое в мотивировочной части его текста, т.е. мотивировочную часть решения. К «мотивам в логическом смысле» он относил побудительные основания, которыми руководствуется суд при постановлении решения, независимо от того, в какой части решения они излагаются и, даже более того, излагаются ли они вообще в его тексте.[51]

Поскольку в понятие мотивов судебного решения входят выводы суда первой инстанции о фактах и фактических взаимоотношениях сторон, поскольку лишение сторон права обжаловать мотивы судебного решения в части установления фактического состава по делу в какой-то мере означало бы и стеснение их права обжаловать неправильность решения в следствии его необоснованности. Допустимость самостоятельного обжалования сторонами мотивов судебного решения объясняется еще и тем, что в законную силу наряду с резолютивной частью решения вступают также его мотивы в части установления фактов и правоотношений сторон, которые в дальнейшем могут иметь преюдициальное значение и обусловить содержание другого решения. Кроме того, не оспаривая правильности решения по существу, сторона в ряде случаев может быть заинтересована в исключении из мотивировочной части решения компрометирующих ее обстоятельств.

В тех случаях, когда кассационная жалоба подана на часть решения, не обжалованная часть решения, не вступает в законную силу, поскольку в соответствии со ст. 347 ГПК суд кассационной инстанции вправе проверить решение суда первой инстанции в полном объеме.

Помимо судебных решений, предметом обжалования и опротестования могут быть также определения суда первой инстанции. Деятельность кассационной инстанции по проверке законности и обоснованности вынесенных определений способствует правильному и единообразному пониманию и применению процессуальных норм права. Жалоба, принесенная на определение суда или судьи, в отличие от кассационной именуется частной жалобой, протест прокурора – частным протестом.

Закон, однако, устанавливает некоторые ограничения в праве обжалования (опротестования) судебных решений.

Законодательством вопрос о самостоятельном обжаловании и опротестовании определений решается с учетом их значения, характера и тех последствий, которые они влекут. В соответствии со ст. 224 ГПК к определениям, подлежащим обжалованию путем принесения частной жалобы или частного протеста, относятся: определения, допустимость обжалования которых прямо предусмотрена нормами ГПК; определения, преграждающие возможность дальнейшего движения дела.

Так, отказ в принятии встречного иска подлежит обжалованию. Но если в принятии этого же иска, поданного в обычном порядке, заявителю будет отказано, то определение об отказе может быть обжаловано.[52]

Остальные определения суда первой инстанции самостоятельному обжалованию не подлежат, но возражения против них могут быть включены в кассационную жалобу и протест.

Вопрос о круге определений, которые могут быть обжалованы отдельно от решения суда, по существу решался одинаково всеми гражданскими процессуальными кодексами.

В правовой литературе, например, указывалось на необоснованность запрещения обжалования определений об отсрочке и рассрочке исполнения решения либо об изменении способа и порядка исполнения решения; определений, выносимых судом по просьбе о сложении штрафа; определений об утверждении расчета судебного исполнителя о распределении взысканных сумм между кредиторами.[53] Все указанные ограничения сняты ныне действующим гражданским процессуальным кодексом.

В процессуальной литературе и судебной практике спорным был вопрос о допустимости обжалования частных определений. Против самостоятельного обжалования частных определений высказывался, например, П.Я. Трубников, В.К. Пучинский, напротив, полагал, что гарантией законности частных определений является предоставление права обжалования и опротестования такого рода определений в кассационном порядке независимо от принесения жалобы на решение суда.[54]

Круг субъектов, обладающих правом обжалования судебных определений, значительно шире, чем при кассационном обжаловании судебных решений. Право на принесение частной жалобы принадлежит лицам, права и законные интересы которых затронуты вынесенным определением. Поэтому к числу субъектов права обжалования относятся не только лица, участвующие в деле, но и другие участники процесса, например, свидетели, эксперты, переводчики, а также лица, не являющиеся участниками процесса, в случаях, указанных в законе.

Так, согласно ч. 2 ст. 106 ГПК лица, оштрафованные судом, могут подать частную жалобу на определение суда об отказе сложить штраф или уменьшить его размер.

В соответствии с действующим законодательством частные жалобы и протесты подаются и рассматриваются в порядке, установленном для кассационного обжалования и опротестования судебных решений.

Согласно ст. 237 ГПК, к объектам кассационного обжалования и опротестования относится и заочное решение, вынесенное судом первой инстанции. Однако здесь есть некоторые особенности, так как наряду с этим предусматривается пересмотр заочного решения по заявлению ответчика, осуществляемый тем же судом первой инстанции, который рассмотрел дело по существу с соблюдением установленного законом порядка разрешения споров в заочном производстве, но с особенностями, которые обуславливаются тем, что доказательства, исследованные при постановлении заочного решения и положенные в основу, не подлежат повторному исследованию и имеют силу установленных фактов. При пересмотре заочного решения не передопрашиваются свидетели, не изучаются документы, вещественные доказательства, которые изучены в заочном решении, т.е. такой пересмотр не являясь второй инстанцией (как кассационное производство), имеет с ней значительное сходство[55] .

Участвующие в деле лица реализуют принадлежащее им право обжалования (опротестования) судебных решений путем подачи кассационной жалобы или протеста. Подача жалобы (или протеста) влечет важные правовые последствия, являясь необходимым процессуальным действием, порождающим право и обязанность суда второй инстанции проверить законность и обоснованность решения суда, не вступившего в законную силу, а следовательно, и возможность его принудительного исполнения (за исключением случаев немедленного исполнения).

Однако поступление жалобы или протеста не возбуждает автоматически кассационное производство. Для осуществления права на обжалование необходимы определенные условия: а) соблюдение кассационного срока, установленного для подачи жалобы (протеста); б) подача жалобы или протеста лицом, обладающим правом кассационного обжалования или опротестования; в) принесение жалобы (протеста) на решения, подлежащие обжалованию.

Согласно ст. 338 ГПК РФ кассационная жалоба или протест могут быть поданы в течение 10 дней после вынесения решения, определения в окончательной форме. К выводу о начальном моменте течения кассационного срока нужно приходить путем применения общих правил исчисления процессуальных сроков. В соответствии со ст. 107 ГПК течение срока на подачу кассационной жалобы или протеста начинается на следующий день после вынесения решения. В тех случаях, когда после заслушивания дела суд в порядке ст. 199 ГПК объявляет лишь резолютивную часть решения, а составление мотивированного решения откладывает на срок не более пяти дней, кассационный срок исчисляется со дня, следующего за днем вынесения решения в окончательной форме.

Так определением верховного суда республики от 5 марта 2003 года кассационная жалоба на решение от 3 февраля 2003 года возвращена заявителям со ссылкой на пропуск ими срока на кассационное обжалование.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила определение от 5 марта 2003 года и возвратила дело в суд первой инстанции для выполнения требований ст. 343 ГПК РФ, указав следующее.

Как видно из материалов дела, 3 февраля 2003 года судом объявлена резолютивная часть решения по делу. В таком случае в силу требований ст. 199 ГПК РФ составление мотивированного решения суда может быть отложено на срок не более чем пять дней.

Однако мотивированное решение было изготовлено только 17 февраля 2003 года.[56]

Согласно ст. 338 ГПК РФ кассационная жалоба, представление могут быть поданы в течение десяти дней со дня принятия решения судом в окончательной форме.

Заявители подали кассационную жалобу 26 февраля 2003 года, поэтому срок на кассационное обжалование решения ими не пропущен. Исходя из этого, у суда первой инстанции не было законных оснований, предусмотренных ст. 342 ГПК РФ, для возвращения кассационной жалобы заявителям.

По действующему законодательству правила об исчислении кассационного срока распространяются на всех участвующих в деле лиц независимо от их присутствия в судебном заседании. Поэтому, если сторона (или другое участвующее в деле лицо) получит копию судебного решения после истечения кассационного срока, она вправе обжаловать судебное решение лишь в случае восстановления пропущенного срока на обжалование.

Однако существующее положение вряд ли можно признать правильным, поскольку лицо, отсутствовавшее в судебном заседании, узнает о содержании судебного решения лишь после получения его копии, а до этого оно практически лишено, возможности реализовать принадлежащее ему право на обжалование.

Для заочного решения закон определяет иной срок обжалования, чем у обычных решений. Статья 237 ГПК предусматривает два способа обжалования заочного решения, не вступившего в законную силу. Не присутствующий в судебном заседании ответчик имеет право в течение десяти дней после вынесения заочного решения подать кассационную жалобу в вышестоящий суд или в течение семи дней подать заявление, о его пересмотре в суд, постановивший такое решение.

В соответствии с ч. 2 ст. 237 ГПК заочное решение может быть обжаловано в общем кассационном порядке как ответчиком, так и истцом до истечения 10-дневного срока с момента вынесения судом решения. По смыслу действующего законодательства у ответчика имеется семь дней на принесение заявления о пересмотре заочного решения в суде первой инстанции (ч. 1 ст. 237 ГПК)[57] .

Статья 233 ГПК устанавливает, что заочное решение вступает в законную силу по общим правилам, предусмотренным для судебных решений, а именно: 10 дней, если оно не было обжаловано или опротестовано. Но ответчику предоставляется право обжаловать заочное решение в течение 17 дней (ст. 237 ГПК), а значит в течение 7 дней после вступления заочного решения в законную силу. В результате возможна ситуация, когда заочное решение по истечении 10 дней вступило в законную силу, а ответчик через 14 дней подает заявление, о его пересмотре в суд, его вынесший. Если допустить, что суд вправе пересмотреть вступившее в законную силу решение, им вынесенное, то тем самым подрываются свойства исключительности и неопровержимости законной силы решения.

Получается, ответчик, предъявив заявление о пересмотре заочного решения, тем самым колеблет его законную силу, и суд, постановивший решение, может его же и отменить после того, как оно уже вступило в законную силу[58] .

К обжалованию заочного решения в кассационном порядке вправе прибегнуть обе стороны (истец обращается в кассационную инстанцию, если не согласен с вынесенным заочным решением). Установленный для кассационного обжалования 10-дневный срок исчисляется в зависимости от действий ответчика. Если он подает заявление об отмене заочного решения, обратиться с кассационной жалобой можно в течение 10 дней с момента вынесения определения об отказе в удовлетворении такого заявления. В противном случае действует общий порядок: обжалование в кассационном порядке по истечении срока на подачу ответчиком заявления об отмене заочного решения. В приведенных нормах усматривается определенное преимущество ответчика: у него есть возможность последовательно использовать оба указанных способа обжалования. Такое положение можно объяснить, в частности, тем, что при заочном рассмотрении дела его обстоятельства при отсутствии ответчика воспринимаются несколько односторонне, а это в свою очередь может отразиться на судебном решении[59] .

В литературе высказано предложение об увеличении срока на кассационное обжалование всех судебных решений первой инстанции.

Установление пятнадцатидневного срока на обжалование или опротестование решений избавило бы лиц, участвующих в деле, от необходимости лишний раз обращаться в суд с просьбой о восстановлении пропущенного не по их вине кассационного срока, от подачи плохо мотивированных кассационных жалоб. В целом же упомянутая норма явилась бы дополнительной гарантией осуществления лицами, участвующими в деле, предоставленного им права на кассационное обжалование, об пишет Л.Ф. Лесницкая.[60]

При несоблюдении указанных условий жалоба или протест подлежат возврату. В тех случаях, когда отсутствие права на кассационное обжалование выявляется в судебном заседании, кассационное производство, должно быть прекращено.

Для возникновения кассационного производства необходимо также, чтобы сама кассационная жалоба отвечала требованиям, предусмотренным ст. 339 ГПК.

Ныне действующее законодательство значительно подробнее, чем ранее действовавшее, перечисляет сведения, которые должны содержаться в кассационной жалобе или протесте.

Согласно ст. 336 ГПК, кассационная жалоба может быть подана только лицами, участвующими в деле. Лица, подающие жалобу, должны указать в ней Если кассационную жалобу подает юридическое лицо, то указывается организационно-правовая форма, фирменное наименование и юридический адрес места нахождения организации[61] .

Далее следует изложить наименование данного процессуального документа (кассационная жалоба). После этого надо указать, какое конкретно решение обжалуется: когда (указать дату), каким судом и по какому делу оно вынесено (например, на решение Советского районного суда г. Самары области от 23 октября 2004 года по иску Иванова Петра Макаровича к Павлову Юрию Григорьевичу о взыскании 3 тысяч рублей).

Содержание кассационной жалобы (протеста) определяется конкретными обстоятельствами дела и содержанием вынесенного судом решения. В любом случае лицо, подающее жалобу, должно привести в ней мотивы, по которым оно считает вынесенное решение неправильным. Отсутствие в кассационной жалобе детального анализа ошибок со ссылкой на нарушение или неправильное применение соответствующих норм права не лишает жалобу ее процессуального значения. Независимо от того, насколько обоснованно и убедительно будет изложена кассационная жалоба, суд второй инстанции обязан в соответствии со ч.2 ст. 347 ГПК изучить и проверить все материалы дела в полном объеме.

Если жалоба подается адвокатом, юристконсультом, работником юридической фирмы, то в ней должны быть четко изложены основания жалобы и указаны ссылки на допущенные судом первой инстанции нарушения норм материального и процессуального права.

В кассационной жалобе, в зависимости от конкретных обстоятельств дела, может содержаться просьба об отмене или изменении решения суда первой инстанции.

Перечень прилагаемых к кассационной жалобе письменных материалов излагается в ней лишь в случае, если лицо, подающее жалобу, имеет намерения представить такие материалы в кассационную инстанцию. Во всяком случае в кассационной жалобе надо указать, что к ней прилагается копия (копии) жалобы[62] .

В ч. 2 ст. 286 ГПК закреплено новое правило, в соответствии с которым лицо, подающее кассационную жалобу, может ссылаться на новые доказательства, которые не были представлены в суд первой инстанции, только в случае обоснования им в жалобе невозможности их представления в суд первой инстанции. Введение данного правила в Кодексе объясняется новым содержанием принципа состязательности в гражданском процессе.

Кассационная жалоба должна быть подписана лицом, подающим ее. Кассационное представление подписывает прокурор. Если кассационная жалоба подана и подписана представителем, то к жалобе необходимо приложить доверенность, удостоверяющую полномочия представителя на подачу кассационной жалобы.

Согласно ст. 87 ГПК, кассационная жалоба оплачивается государственной пошлиной в размере 50% от размера государственной пошлины, взимаемой при подаче исковых заявлений (жалоб) неимущественного характера, а по спорам имущественного характера – от размера государственной пошлины, исчисленной от суммы, оспариваемой стороной или другим лицом, участвующим в деле[63] .

Несоблюдение предъявляемых к кассационной жалобе (протесту) требований влечет определенные правовые последствия. Жалоба (протест) оставляется без движения (ст. 341 ГПК), если нарушены те правила, которые приводят к фактической невозможности ее рассмотрения в кассационном порядке. К числу подобных нарушений относятся: неподписание жалобы или протеста подающими их лицами; подписание жалобы (протеста) лицом, не имеющим для этого необходимые полномочия оговоренные в доверенности; не приложение необходимых копий; не оплата государственной пошлины. Однако при применении правил об оставлении кассационной жалобы или протеста без движения нужно также учитывать, что на практике указанные недостатки кассационной жалобы или протеста иногда могут быть исправлены простым путем. Например, лицо, подающее кассационную жалобу, может в тот же день внести государственную пошлину либо снять все необходимые копии.

В тех случаях, когда исправить недостатки подобным образом не представляется возможным, должны быть применены правила ч.1 ст. 341 ГПК. Оставляя жалобу или протест без движения, судья выносит об этом определение, в котором указывает недостатки, допущенные в жалобе (протесте), пути их устранения, реальный срок для исправления недостатков, а также последствия неисполнения указаний судьи. Копия определения об оставлении жалобы (протеста) без движения направляется подавшему ее лицу.

Практическое значение оставления жалобы или протеста без движения состоит в том, что после устранения к назначенному в определении сроку недостатков жалоба (протест) считается поданной не в момент вторичного поступления в суд, а в день ее первоначального представления.

Кассационные жалобы и представления рассматривает вышестоящий суд соответствующего административного деления.[64]

По общему правилу, кассационная жалоба приносится в суд, вынесший решение по данному делу. Такой порядок подачи жалобы значительно сокращает сроки ее рассмотрения. По усмотрению лица, участвующего в деле, кассационная жалоба может быть подана лично или отправлена в суд по почте. Если жалоба подана лично, то судья или заведующий канцелярией должен отметить в ней время ее поступления, удостоверив это своей подписью. Время сдачи жалобы на почту удостоверяется штемпелем на конверте, а время поступления в суд – проставлением соответствующей даты на кассационной жалобе.

2.2 Процессуальный порядок рассмотрения кассационных жалоб и представлений

Производство в кассационной инстанции построено на тех же конституционных принципах, что и производство в суде первой инстанции, с теми лишь особенностями, которые вытекают из различия задач, стоящих перед названными судебными органами. В кассационной инстанции полностью осуществляются, например, такие принципы, как выборность, коллегиальность, независимость судей и подчинение их только закону, осуществление правосудия в точном соответствии с законом, принципы языка судопроизводства, гласности, непрерывности, диспозитивности и равноправия сторон. Что касается принципов устности, непосредственности, состязательности, то они действуют в суде второй инстанции с некоторыми ограничениями. Кассационная инстанция знакомится с большинством материалов по письменным документам, протоколам, имеющимся в деле; непосредственно воспринимает она лишь дополнительно представленные материалы, приобщенные к делу вещественные доказательства и объяснения, участвующих в деле лиц[65] .

Законом предусмотрены специальные сроки, рассмотрения дела в кассационной инстанции (ст. 348 ГПК)[66] . Верховный суд республики, краевой, областной суд, суд города федерального значения, суд автономной области, суд автономного округа, окружной (флотский) военный суд должны рассмотреть поступившее по кассационным жалобе, представлению дело не позднее чем в течение месяца со дня его поступления. Верховный Суд Российской Федерации должен рассмотреть поступившее по кассационным жалобе, представлению дело не позднее чем в течение двух месяцев со дня его поступления. Кассационные жалоба, представление по делам о защите избирательных прав или права на участие в референдуме граждан Российской Федерации, поступившие в ходе избирательной кампании или подготовки референдума на рассмотрение в суд кассационной инстанции, рассматриваются в течение пяти дней со дня их поступления.

Федеральными законами могут быть установлены сокращенные сроки рассмотрения кассационных жалоб, представлений по отдельным категориям дел в суде кассационной инстанции[67] .

В качестве примера могут служить положения ст. 30.5 и 30.9 КоАП РФ, когда федеральным законом установлены сокращенные сроки пересмотра дел. Так, постановление судьи о применении административного взыскания обжалуется в суд, при этом срок рассмотрения жалобы не может превышать 10 дней. И в тот же срок рассматривается дело по жалобе на решение суда, принятого по обжалуемому постановлению судьи[68] .

Процессуальный порядок рассмотрения дела судом второй инстанции регламентирован гражданским процессуальным кодексом. Он в основном совпадает с порядком, установленным законодательством применительно к рассмотрению и разрешению гражданских дел в суде первой инстанции. Например, принимая необходимые меры к обеспечению в судебном заседании надлежащего порядка, председательствующий согласно ст. 349 ГПК руководствуется ст. ст. 158 и 159 ГПК, регламентирующим порядок судебного заседания в суде первой инстанции. Имеющиеся в ст.349 ГПК отсылки к ст. ст. 158, 159 ГПК свидетельствуют о том, что в суде второй инстанции должен применяться тот же порядок в судебном заседании, что и в суде первой инстанции, а к нарушителям порядка могут быть применены такие же меры, что и при рассмотрении дела по существу (предупреждение, удаление из зала судебного заседания, наложение штрафа и т.п.).

В отличие от суда первой инстанции заседание суда второй инстанции принято делить на следующие три части: подготовительную, рассмотрение жалобы или представления, постановление и оглашение определения[69] .

Подготовительная часть начинается с открытия председательствующим в назначенный день и час судебного заседания кассационной инстанции. Лишь в исключительных случаях кассационная инстанция может перенести срок рассмотрения дела, но об этом должны быть заблаговременно извещены все участвующие в деле лица. Открытию судебного заседания не препятствует неявка сторон или других лиц, участвующих в деле, поскольку вопрос о возможности слушания дела в их отсутствие решается в самом судебном заседании[70] .

В кассационной инстанции не ведется протокол судебного заседания и нет секретаря судебного заседания. Поэтому в отличие от суда первой инстанции, где явку участников процесса проверяет секретарь до открытия судебного заседания, в кассационной инстанции проверку явившихся по делу лиц совершает председательствующий в судебном заседании. Согласно ст. 351 ГПК председательствующий выясняет, кто из лиц, участвующих в деле, и представителей явился; были ли извещены надлежащим образом неявившиеся и какие имеются сведения о причинах их неявки. Далее председательствующий устанавливает личность явившихся, а также проверяет полномочия должностных лиц и представителей, которые должны быть удостоверены соответствующими документами (доверенностью и т.п.)[71] .

Объявляя фамилии судей, рассматривающих данное дело, председательствующий разъясняет участвующим в деле лицам их право заявить отвод, как всему составу суда, так и отдельному судье, а также прокурору и переводчику.

Правила об отводе эксперта, секретаря судебного заседания на кассационную инстанцию не распространяются, поскольку названные лица в ней не участвуют. Кроме того, помимо оснований к отводу, о которых говорится в ст. ст. 16 ГПК, основанием для отвода судей в кассационной инстанции может служить их участие в рассмотрении данного дела в суде первой инстанции или в порядке судебного надзора (ч. 2 ст.17 ГПК). Нарушение указанного правила приводит к отмене вынесенного кассационного определения в надзорном порядке.

В соответствии со ст. 353 ГПК председательствующий разъясняет лицам, участвующим в деле, их процессуальные права и обязанности. Указанное правило является одной из существенных гарантий, обеспечивающих реальное использование названными лицами предоставленных им прав.

Помимо прав, указанных в ст. 35 ГПК, участвующие в деле лица пользуются в кассационной инстанции еще рядом процессуальных правомочий (правом присоединения к кассационной жалобе, отказа от кассационной жалобы и т.д.). К числу процессуальных прав, принадлежащих в кассационной инстанции лицам, участвующим в деле, относятся: право знакомиться с материалами дела, вести дело в суде лично или через представителей, заявлять ходатайства, представлять дополнительные материалы, давать объяснения по жалобе, возражать против доводов жалобы или протеста.

Закон (ст. 346 ГПК) предоставляет сторонам право закончить дело мировым соглашением, а истцу – право отказаться от иска не только в суде первой инстанции, но и при рассмотрении дела в кассационном порядке. Поэтому при пересмотре дела в кассационной инстанции суд должен разъяснить сторонам их право на окончание дела мировым соглашением, а истцу – право на отказ от иска. В соответствии со ст. 42 ГПК третьи лица, заявляющие самостоятельные требования на предмет спора, пользуются всеми правами истца и, следовательно, наравне с истцом могут отказаться от иска или заключить мировое соглашение в суде второй инстанции[72] .

Так кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации рассмотрела в открытом судебном заседании от 13 ноября 2003 года гражданское дело по жалобе Д. о признании незаконными решений Правительства Российской Федерации в части проведения Порядка предварительной компенсации вкладов, а также на действия Правительства Российской Федерации и Открытого акционерного общества "Акционерный коммерческий Сберегательный банк Российской Федерации", о взыскании денежных вкладов по частной жалобе Д. на определение судьи Верховного Суда РФ от 25 августа 2003 года.

Заявитель обратился с заявлением, в котором отказался от кассационной жалобы.

Лицо, подавшее жалобу, вправе отказаться от нее в письменной форме в суде кассационной инстанции до принятия им соответствующего судебного постановления. О принятии отказа от жалобы суд кассационной инстанции выносит определение, которым прекращает кассационное производство, если решение (определение) суда первой инстанции не было обжаловано другими лицами.

Поскольку заявитель обратился с письменным заявлением об отказе от частной жалобы, Кассационная коллегия нашла возможным принять отказ от частной жалобы, и прекратить кассационное производство[73] .

В связи с тем, что в кассационной инстанции протокол судебного заседания не ведется, заявления об отказе от иска или с изложением условий мирового соглашения, должны представляться в кассационную инстанцию в письменном виде.

Мировое соглашение или отказ от иска в суде второй инстанции утверждается после рассмотрения дела и вынесения решения судом первой инстанции. Поэтому, принимая отказ от иска либо утверждая мировое соглашение сторон, кассационная инстанция выносит определение, которым отменяет решение суда первой инстанции и прекращает производство по делу. В определении должны анализироваться условия утверждаемого судом мирового соглашения. По своим юридическим последствиям такое определение равнозначно вынесению судебного решения.

Принятие судом второй инстанции отказа истца от иска или утверждение мирового соглашения сторон влечет те же процессуальные последствия, что и совершение подобных действий в суде первой инстанции, - лишение истца права на обращение в суд с тем же иском.

В случае, если суд второй инстанции установит, что отказ от иска или заключение мирового соглашения противоречит закону или нарушает чьи-либо права и охраняемые законом интересы, он обязан отклонить отказ от иска или мировое соглашение и проверить в кассационном порядке законность и обоснованность решения, вынесенного судом первой инстанции. Аналогичным образом должна поступить кассационная инстанция, если стороны стремятся заключить мировое соглашение по такой категории дел, в которых характер правоотношений не допускает подобного рода распорядительных действий.

Как известно, к числу распорядительных действий сторон относится и признание иска. В суде кассационной инстанции ответчик также может совершать данное распорядительное действие. Но, учитывая, что признание иска является волеизъявлением ответчика, направленным на окончание процесса в пользу истца, а суд второй инстанции может вынести новое решение либо изменить решение лишь при неправильном применении судом первой инстанции норм материального права, процессуальным последствием такого действия может быть отмена решения с передачей дела на новое рассмотрение, где будут исследованы все обстоятельства, связанные с признанием иска, или вынесение кассационной инстанцией нового (противоположного) решения.

В практике возникает также вопрос о праве истца в кассационной инстанции изменить предмет или основание иска и о тех правовых последствиях, которые могут наступать в случае его положительного решения[74] .

Учитывая характер деятельности кассационной инстанции, а также то обстоятельство, что заявленное в суде первой инстанции требование разрешено по существу, представляется, что измененное требование истца может быть разрешено только путем предъявления нового иска. Другими словами, правом на изменение первоначального требования, а также изменением оснований иска истец может воспользоваться лишь в суде первой инстанции – судебном органе, призванном всесторонне разобраться во всех обстоятельствах дела, выяснить и установить все необходимые по делу факты.

Не может служить, на наш взгляд, исключением и тот случай, когда в кассационной инстанции истец вновь выдвигает требование, которое он в свое время изменил в суде первой инстанции. Например, в народном суде истец первоначально предъявил требование о восстановлении на работе и оплате за вынужденный прогул. Затем в судебном заседании суда первой инстанции он просит изменить формулировку увольнения. Суд удовлетворяет измененное требование истца. Но в кассационной инстанции истец вновь просит восстановить его на работе и взыскать зарплату за вынужденный прогул.

Вряд ли можно считать, что при подобной ситуации кассационная инстанция может вынести решение о восстановлении истца на работе. Прежде всего для этого понадобится выяснение ряда обстоятельств, поскольку изменение формулировки увольнения само по себе еще не свидетельствует о необходимости восстановления истца на работе. Истец уже реализовал предоставленное ему право на изменение предмета иска, а данный вопрос получил свое разрешение в суде первой инстанции, поэтому для рассмотрения нового требования необходимо самостоятельное обращение в суд.

В соответствии с п. 2 ст. 343 ГПК участвующие в деле лица извещаются о дне слушания дела в кассационной инстанции. Отсутствие у суда сведений о вручении лицам, участвующим в деле, или их законным представителям судебных повесток либо наличие данных о несвоевременном извещении является безусловным препятствием к слушанию дела. Рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из участвующих в деле (или их представителей), не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, служит основанием для отмены такого кассационного определения в надзорном порядке, поскольку здесь налицо существенное нарушение основных процессуальных прав лиц, участвующих в деле.

Неявка в судебное заседание кого-либо из лиц, извещенных в установленном порядке о дне слушания дела, как правило, не служит основанием для отложения рассмотрения дела. В отличие от суда первой инстанции, где неявка по уважительным причинам кого-либо из лиц, участвующих в деле, надлежащим образом извещенных о времени судебного заседания, всегда препятствуют разбирательству дела, закон не обязывает кассационную инстанцию в этих случаях непременно откладывать разбирательство дела. Признав причины неявки кого-либо из лиц, указанных в ст. 336 ГПК, уважительными, суд второй инстанции решает вопрос об отложении разбирательства дела, исходя из конкретных обстоятельств, учитывая, например, важность личных объяснений не явившегося лица для развития доводов кассационной жалобы, представленных объяснений на жалобу и т. п[75] .

Откладывая дело слушанием, суд выносит определение, которое подписывается всем составом суда. Об отложении дела слушанием кассационная инстанция извещает всех лиц, участвующих в деле.

Участвующие в деле лица вправе делать заявления и подавать различного рода ходатайства, связанные с разбирательством дела судом второй инстанции: об отводе судьи или всего состава суда, об отложении разбирательства дела, о приобщении к делу дополнительных материалов и т. п. Заявленные ходатайства должны быть обоснованными. Например, ходатайствуя о приобщении к делу дополнительных материалов, лица, участвующие в деле, должны привести доводы, свидетельствующие о значении этих материалов для решения вопроса о законности и обоснованности обжалованного или опротестовываемого судебного решения, а также указать обстоятельства в силу которых они не имели возможности представить их в заседание суда первой инстанции[76] .

Прежде чем приступить к обсуждению заявленного ходатайства, суд выясняет мнения участвующих в деле лиц и заслушивает заключение прокурора. В зависимости от характера и сложности сделанного заявления (поданного ходатайства) оно обсуждается судом либо в совещательной комнате (например, заявление об отводе судьи), либо в зале судебного заседания путем совещания судей на месте (например, заявление о приобщении к делу дополнительных материалов).

При обсуждении ходатайства (заявления) в совещательной комнате выносится определение, которое немедленно оглашается в зале суда. В тех случаях, когда ходатайство (заявление) рассматривается судом в зале судебного заседания, председательствующий после совещания судей на месте сразу же устно объявляет принятое определение. Так, при удовлетворении ходатайства о приобщении к делу дополнительных материалов последние приобщаются к делу, а в случае отклонения возвращаются участвующему в деле лицу, заявившему такое ходатайство[77] .

Рассмотрение дела в кассационной инстанции начинается докладом председательствующего или одного из членов суда (ст. 356 ГПК). Докладчик должен тщательно ознакомиться с делом, изучить кассационную жалобу (протест), объяснения на жалобу, дополнительно представленные материалы, подобрать необходимый для разрешения жалобы нормативный материал и подготовить краткий, но исчерпывающий доклад[78] .

Он излагает обстоятельства дела, содержание решения суда первой инстанции, доводы кассационной жалобы (протеста) и поступившие на нее объяснения, содержание представленных в суд новых письменных материалов. Кроме того, исходя из конкретных обстоятельств дела, докладчик излагает все данные которые, по его мнению, имеют значение для правильного разрешения жалобы или протеста. Например, если решение ранее отменялось, докладчик сообщает содержание определения кассационной инстанции, а также информирует о выполнении судом, пересматривавшим дело, указаний вышестоящего суда и т. д. Доклад должен быть объективным и не может отражать личную точку зрения члена суда, докладывающего дело. Стороны и другие участвующие в деле лица вправе в случае надобности дополнить доклад.

Другие члены коллегии, так же как и докладчик, должны быть знакомы с делом.

Лица, участвующие в деле, и представители, присутствующие в суде, вправе давать объяснения по делу. В своих устных объяснениях участвующие в деле лица могут дополнять кассационную жалобу (протест), объяснение на жалобу (протест) новыми доводами, представлять в судебное заседание новые дополнительные материалы, а также восполнять все те пробелы, которые вскроются в процессе рассмотрения дела.

Вместо лиц, участвующих в деле, объяснения могут давать их представители. Если при рассмотрении дела наряду с представителями присутствует и его доверитель, выступление представителя не лишает доверителя права давать дополнительные объяснения.

В отличие от ранее действовавшего законодательства, ГПК не предусматривает дачи прокурором заключения в письменной форме. Поэтому вряд ли можно признать правильным содержащиеся в некоторой учебной литературе указания на то, что заключение может быть дано прокурором как устно, так и письменно.

В своем заключении прокурор должен дать исчерпывающий анализ решения суда первой инстанции с точки зрения соответствия его фактическим обстоятельствам дела и нормам права, а также анализ доводов, приведенных в кассационной жалобе и в объяснениях на жалобы, дать оценку объяснениям лиц, участвовавших в судебном заседании, и дополнительно представленным материалам. Заключение прокурора должно содержать все то юридически существенное, что необходимо учесть при проверке правильности судебного решения, и вывод по поводу законности и обоснованности вынесенного по делу решения.

Заключение прокурора, поддерживающего кассационный протест и, следовательно, уже выступавшего в судебных прениях, несколько отличается от заключения прокурора, вступившего в процесс, начатый по кассационной жалобе других лиц, участвующих в деле. Поскольку, обосновывая кассационный протест, прокурор останавливается на анализе вынесенного решения и допущенных по делу ошибках, в своем заключении в этих случаях он в основном анализирует все те новые доводы, которые были приведены в судебном заседании кассационной инстанции, и высказывает мнение о правильности решения суда первой инстанции.

Заслушав объяснения лиц, участвующих в деле, исследовав новые доказательства, если они были представлены в кассационную инстанцию в предусмотренном законом порядке, выслушав заключение прокурора, суд удаляется в совещательную комнату для вынесения определения. Постановления суда кассационной инстанции о результатах пересмотра дела по жалобе или протесту всегда выносятся в форме определения (ст. 360 ГПК). Вынесением кассационного определения подводится итог рассмотрения дела в суде второй инстанции. Постановлению кассационного определения, так же как и вынесению решения в суде первой инстанции, предшествует совещание судей. В совещательной комнате суд решает, выяснены ли судом первой инстанции все существенные обстоятельства дела, доказаны ли эти обстоятельства; соответствует ли вывод суда, изложенный в решении, обстоятельствам дела; правильно ли применены нормы материального права и соблюдены ли при рассмотрении дела правила судопроизводства.

При наличии оснований суд обсуждает также вопрос о вынесении частного определения в соответствии со ст. 368 ГПК.

После решения этих вопросов суд кассационной инстанции приступает к изложению определения. Определение излагается в письменной форме председательствующим или одним из судей и подписывается всеми судьями, участвующим в постановлении определения.

Вынесенное определение оглашается в зале судебного заседания. Это правило на практике не применяется, если извещенные о времени и месте заседания лица, участвующие в деле, не явились в судебное заседание.

Определение вступает в силу немедленно. Так, Г. обратился в суд с заявлением о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам определения судебной коллегии по гражданским делам Оренбургского областного суда от 28 мая 2001 года о прекращении производства по его частной жалобе на определение судьи Дзержинского районного суда г. Оренбурга от 13 ноября 2000 года.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Оренбургского областного суда от 15 апреля 2003 года Г. в удовлетворении заявления отказано.

В частной жалобе Г. поставлен вопрос об отмене определения судебной коллегии по гражданским делам Оренбургского областного суда от 15 апреля 2003 года в связи с нарушением норм процессуального права.

Проверив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что кассационное производство по частной жалобе Г. подлежит прекращению по следующим основаниям.

Согласно ст. 367 ГПК РФ кассационное определение вступает в законную силу с момента его вынесения. Поскольку вынося определение 28 мая 2001 года и 15 апреля 2003 года судебная коллегия по гражданским делам Оренбургского областного суда не выступала в качестве суда первой инстанции, определение от 15 апреля 2003 года вступило в законную силу с момента его вынесения, поэтому на определение судебной коллегии по гражданским делам Оренбургского областного суда от 15 апреля 2003 года не могла подаваться частная жалоба.

На основании изложенного, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила кассационное производство по частной жалобе Г. на определение судебной коллегии по гражданским делам Оренбургского областного суда от 15 апреля 2003 года прекратить[79] .

Полномочия суда второй инстанции определяются ст. 361 ГПК. Закон наделяет суд второй инстанции определенной совокупностью процессуальных прав в отношении проверяемого им решения. Рассмотрев дело в кассационном порядке, вышестоящий суд вправе:

оставить решение суда первой инстанции без изменения, а кассационные жалобу, представление без удовлетворения;

отменить решение суда первой инстанции полностью или в части и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в том же или ином составе судей, если нарушения, допущенные судом первой инстанции, не могут быть исправлены судом кассационной инстанции;

изменить или отменить решение суда первой инстанции и принять новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение, если обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании имеющихся и дополнительно представленных доказательств;

отменить решение суда первой инстанции полностью или в части и прекратить производство по делу либо оставить заявление без рассмотрения.

Суд второй инстанции, рассмотрев дело в кассационном порядке, оставляет решение без изменения, а жалобу или протест без удовлетворения в том случае, когда приходит к выводу о том, что вынесенное судом первой инстанции решение законно и обоснованно, в связи с чем нет оснований для его изменения или отмены.

Закон возлагает на кассационную инстанцию обязанность реагировать на любые неправильности, допущенные судом первой инстанции при рассмотрении дела. Если по делу были допущены процессуальные нарушения, которые не повлияли и не могли повлиять на правильность вынесенного решения, кассационная инстанция, не отменяя такое решение, указывает о допущенных по делу ошибках в кассационном определении[80] .

Суд второй инстанции отменяет решение полностью или частично и передает дело на новое рассмотрение, если в решении имеются такие дефекты, которые не могут быть исправлены в кассационном производстве. Если при рассмотрении дела по существу суд первой инстанции не выяснил всех существенных обстоятельств по делу, не подтвердил обстоятельства необходимыми доказательствами, не сделал правильного вывода из установленных фактов, то кассационная инстанция должна отменить его решение и передать дело на новое рассмотрение, поскольку суд второй инстанции не может заниматься дополнительным собиранием доказательств и установлением новых фактических обстоятельств по делу. Аналогичным образом должна поступить кассационная инстанция также в случае обнаружения по делу существенных нарушений процессуальных норм, ибо в этом случае нарушения могут быть исправлены лишь при новом рассмотрении дела судом первой инстанции. Рассматриваемое полномочие кассационной инстанции часто реализуется на практике.

Суд второй инстанции вправе изменить или отменить решение суда первой инстанции и вынести новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение, если обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании имеющихся и дополнительно представленных доказательств. Следует отметить, что полномочия суда кассационной инстанции по изменению решения и вынесению нового решения различны по содержанию, но условия их применения одинаковы.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрела в открытом судебном заседании 20 апреля 2004 г. по надзорной жалобе К.А.М. на решение Калининского районного суда г.Челябинска от 24 января 2003 г. и определение президиума Челябинского областного суда от 2 июля 2003 г. дело по иску К.А.М. к К.Л.В., К.В.А., С.К.В, С.В.К. и С.В.А. об определении порядка пользования жилым помещением, выделе доли из общей долевой собственности.

Решением Калининского районного суда г.Челябинска от 24 января 2003 г. с ответчиков К-ых и С-ых в пользу К.А.М. в счет стоимости его доли в размере 1/5 части квартиры было взыскано всего 14 3307 руб. 49 коп. в равных долях.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

При рассмотрении дела судом было допущено существенное нарушение норм процессуального права, повлекшее за собой вынесение незаконного решения.

В соответствии со ст.106 ГПК РСФСР, действовавшего на момент рассмотрения дела, лица, участвующие в деле извещаются судебными повестками о времени и месте судебного заседания или совершения отдельных процессуальных действий.

Из материалов дела видно, что Калининский районный суд разрешил дело в отсутствии истца К.А.М.

Данных о том, что истец был извещен о времени и месте слушания дела в районном суде, в материалах дела не имеется, что подтверждает довод надзорной жалобы о нарушении судом норм процессуального права.

Права участвующего в деле лица, предоставленные истцу законом и закрепленные в ст.30 ГПК РСФСР, в частности, право заявлять отводы, представлять доказательства, заявлять ходатайства, давать устные и письменные объяснения суду, представлять свои доводы и соображения по всем возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам, возражать против ходатайств, доводов и соображений других лиц, участвующих в деле, были нарушены.

Это нарушение повлекло за собой вынесение незаконного решения, поскольку суд в отсутствии истца фактически рассмотрел не заявленные К.А.М., а измененные по собственному усмотрению требования.

Истец требовал взыскать с ответчиков денежную компенсацию за оставляемую в их пользовании принадлежащую ему долю квартиры, причем размер и порядок выплаты этой компенсации он мотивировал отсутствием у него другого жилья и необходимость взыскать с ответчиков 200 000 руб. именно солидарно.

В соответствии со ст.34 ГПК РСФСР право определять исковые требования принадлежит только истцу. Без его ведома и согласия суд не вправе изменять предмет и основания иска.

Взыскав в пользу истца денежную компенсацию за оставляемую в их пользовании долю истца в меньшем размере и в ином, чем просил истец, порядке, суд тем самым изменил предмет иска, хотя сам истец на это своего согласия не давал. По утверждению К.А.М., решением суда нарушены его жилищные права, поскольку взыскание 14 3307 руб. 49 коп. не позволит приобрести другое жилое помещение, а взыскание этой суммы с ответчиков в равных долях для него не имеет смысла, поскольку может затянутся на неопределенный срок из-за отсутствия у троих из ответчиков реальных денежных доходов.

При указанных обстоятельствах состоявшиеся по делу судебные постановления законными быть признаны не могут и подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, выяснить юридически значимые для дела обстоятельства и сих учетом рассмотреть заявленные истцом требования.

На основании ст.ст.388, 390 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, определила решение Калининского районного суда г.Челябинска от 24 января 2003 г. и определение президиума Челябинского областного суда от 2 июля 2003 г. отменить, дело по иску К.А.М. к К.Л.В., К.В.А., С.К.В., С.В.К. и С.В.А. об определении порядка пользования жилым помещением, выделе доли из общей долевой собственности направить для рассмотрения по существу в суд первой инстанции[81] .

Практика показывает, что суды второй инстанции весьма редко пользуются правом вынесения решения. В чем кроятся причины этого, трудно объяснить, некоторые юристы полагают, что одна из причин - отсутствие ведения протокола судебного заседания, в котором отражается процесс исследования доказательств.[82]

Наконец, кассационный суд вправе изменить решение или вынести новое решение, не передавая дела на новое рассмотрение, если обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании имеющихся, а также дополнительно представленных материалов, с которыми ознакомлены стороны (п.3 ст.361 ГПК).

Ранее закон не устанавливал различия между понятиями «изменение» и «вынесение нового решения».

В юридической литературе высказывались различные суждения по поводу того, что следует понимать под изменением и вынесением нового решения. Например, М.А. Гурвич и Г.Ф. Добровольская полагали, что неправильность решения только в следствии нарушения материального закона при правильно установленных фактических обстоятельствах дела всегда приводит лишь к необходимости изменения такого решения[83] . Приведенная точка зрения была обусловлена тем содержанием, которое вкладывали авторы в понятие нового решения. Под ним названные авторы понимали решение, основанное на фактических обстоятельствах, которые не были проверены судом первой инстанции, либо на новых доказательствах. Думается, однако, что М.А. Гурвич и Г.Ф. Добровольская слишком широко трактовали понятие судебного решения, относя сюда и случаи, когда нарушение материального закона приводит к необходимости постановления противоположного по содержанию решения. Но вряд ли можно говорить об изменении решения, а не о его отмене и вынесении нового решения, когда меняется основной вывод суда о правах и обязанностях сторон, когда первоначальное решение об отказе в иске заменяется решением о его удовлетворении и наоборот.

С.Н. Абрамов полагал, что «всякое изменение решения является не чем иным, как постановлением нового решения»[84] .

К.И. Комиссаров справедливо отмечал, что главное значение для сторон имеют правовые выводы суда, ибо именно они составляют цель обращения к суду с просьбой о разрешении спора. Поэтому принципиально различные выводы, даже если они сделаны на основе одних и тех же фактических обстоятельств, свидетельствуют о различных решениях по делу[85] .

Изменение судебного решения означает, что решение по сути осталось тем же и вывод суда об удовлетворении иска или об отказе в удовлетворении иска не поменялся на противоположный. Однако по своему содержанию решение может быть изменено в мотивировочной или резолютивной частях. Так, например, решение нуждается в изменении, если дополнительно указывается применяемый закон, увеличивается или уменьшается взыскиваемая сумма.

Изменение решения вышестоящим судом наступает при таких обстоятельствах, когда нарушение нормы материального права либо не сказалось на конечных выводах суда о правах и обязанностях сторон, либо не привело к изменению существа вынесенного судом первой инстанции решения.

Решение суда первой инстанции - то единый документ, части которого взаимосвязаны и представляют единое целое. Поэтому изменение может касаться не только резолютивной, но и мотивировочной части решения.

Право изменения решения или вынесение нового принадлежит суду второй инстанции независимо от того, по чьей жалобе дело поступило в кассационную инстанцию.

Так Президиум Верховного Суда Российской Федерации рассмотрел представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации З. по делу по заявлению О. об отмене регистрации кандидата в депутаты Законодательного Собрания Краснодарского края третьего созыва по Хостинскому одномандатному избирательному участку № 37 З.А.

В обоснование жалобы заявитель сослался на то, что кандидат З.А. в предвыборной агитации использовал служебное положение освобожденного председателя комитета по земельным вопросам Городского Собрания Сочи, направляя в адрес избирателей письма на служебных бланках, в которых содержались обещания улучшения жилищных условий, снижение платы за коммунальные услуги, что является подкупом избирателей.

В представлении заместителя Генерального прокурора РФ поставлен вопрос об отмене определения Судебной коллегии от 24.07.2003 г. в связи с существенными нарушениями норм материального и процессуального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы представления, Президиум находит определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 24.07.2003 г. подлежащими отмене.

Кассационная инстанция, в числе других выводов, признала неправильными выводы суда первой инстанции о том, что агитационный материал распространялся З.А. с нарушением требований, установленных ст.43 Федерального закона от 19.09.1997 г. "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями), в соответствии с которым были назначены выборы в Законодательное Собрание края: агитационный материал не был зарегистрирован окружной избирательной комиссией. По мнению Судебной коллегии, агитационный материал был зарегистрирован окружной избирательной комиссией в установленном порядке.

При этом кассационная инстанция сослалась на дополнительно представленные З.А. в кассационную инстанцию письменные доказательства.

Между тем, в силу ст.ст.347, 358 ГПК РФ суд кассационной инстанции в случае необходимости оглашает имеющиеся в деле доказательства, а также исследует вновь представленные доказательства, если признает, что они не могли быть представлены стороной в суд первой инстанции. О принятии новых доказательств суд выносит определение.

Кроме того, Судебная коллегия, оценивая дополнительные доказательства (в том числе датированные июнем и июлем 2003 года) не приняла во внимание, что дело Краснодарским краевым судом слушалось повторно и стороны располагали достаточным временем для подготовки к судебному разбирательству.

При таких обстоятельствах кассационная инстанция приняла и оценила дополнительно представленные доказательства вопреки требованиям ст.ст.347, 358 ГПК РФ, в связи с чем определение Судебной коллегии от 24.07.2003 г. подлежит отмене, а дело - направлению на новое кассационное рассмотрение для устранения указанных нарушений.

Руководствуясь ст.ст.387, п.2 ст.390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Верховного Суда Российской Федерации определил определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 24 июля 2003 г. отменить и направить дело на новое кассационное рассмотрение в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации[86] .

Отменяя решение, кассационный суд вправе ссылаться не только на имеющиеся, но также и на дополнительно представленные материалы. Но вынесение нового решения или изменение решения судом кассационной инстанции со ссылкой на дополнительно представленные материалы возможно лишь при выполнении двух условий. Во-первых, кассационный суд должен исследовать их и признать, что вновь представленные доказательства не могли быть представлены и исследованы в суде первой инстанции. Например, суд первой инстанции незаконно отказал в исследовании этих доказательств. Во-вторых, стороны ознакомлены с дополнительно представленными материалами. Ознакомление сторон с дополнительно представленными материалами может быть, в частности, осуществлено и при подготовке дела к рассмотрению судом кассационной инстанции. Положение следует толковать во взаимосвязи с другими нормами ГПК, раскрывающими содержание принципа состязательности в гражданском процессе[87] .

В какой бы стадии процесса ни обнаружилось отсутствие необходимых предпосылок для предъявления иска, дело прекращается производством, ибо дальнейшее продолжение процесса беспредметно.

Суд прекращает производство также в случае неподведомственности дела судебным органам. Именно по неподведомственности наиболее часто прекращается производство по делу со стороны вышестоящих судов[88] .

Помимо подведомственности это правило распространяется также на случаи, когда требования истца в силу прямого указания закона либо его общего смысла носят неправовой характер.

Если подведомственность дела судебным органам означает, что данный спор не может быть рассмотрен судом, но подлежит разрешению в каком либо другом государственном или административном органе, то неправовой характер спора свидетельствует о том, что это требование вообще не может быть осуществлено в принудительном порядке ни судебным органом, ни административным учреждением

Необходимой предпосылкой для закономерного возникновения процесса является наличие материально-правовой и процессуальной правоспособности у сторон. Поэтому отсутствие данного условия существования права на предъявление иска также свидетельствует о том, что дело не подлежит рассмотрению в судебных органах. Практически эта предпосылка имеет значение лишь в том случае, когда одной стороной по делу выступает какая-либо организация, так как правоспособностью обладают не все организации, а только юридические лица. Что касается граждан, то они обладают правоспособностью со дня рождения и до смерти.

Отмена решения с прекращением дела производством требуется и при отсутствии заинтересованности лица в конкретном деле. Всякое гражданское или юридическое лицо может защищать на суде только свое или законно порученное его защите право. Поэтому незаинтересованность будет иметься в тех случаях, когда лицо предъявляет иск в защиту чужого права, не будучи уполномоченным на то законом или не имея доверенности на ведение дела от субъекта права.

Также производство по делу прекращается, если истцом не соблюден установленный для данной категории дел порядок предварительного внесудебного разрешения спора и возможность применения этого порядка утрачена. Закон по некоторым правовым спорам требует обязательного предварительного обращения кредитора с претензией к должнику. И только в тех случаях, когда претензия отклонена или удостоверена не в полном объеме или сторона не получила ответа в установленный срок, суд может принять такие дела к производству.

Кроме перечисленных случаев, производство по делу должно быть прекращено также, если истец отказался от иска и отказ принят судом; если стороны заключили мировое соглашение и оно утверждено судом; если между сторонами заключен договор о передаче данного спора на разрешение третейского суда.

Наконец, суд прекращает производство по делу, если после смерти гражданина, являющегося одной стороной по делу, спорное правоотношение не допускает правопреемства.

Установленный в законе перечень оснований к прекращению дела производством на практике иногда расширяют, и суды прекращают производство либо отказывают в принятии заявлений по мотивам, не предусмотренным в законе, например в связи с пропуском срока исковой давности; предъявлением иска к ненадлежащему ответчику, в связи с погашением долга ответчиком и т.п., что по существу означает неправомерный отказ в правосудии[89] .

Как прекращение производством по делу, так и оставление заявления без рассмотрения предусматривает случаи окончания процесса без вынесения судебного решения. Однако существенное различие между этими двумя институтами гражданского процесса заключается в том, что при прекращении производства вторично дело не может быть начато, тогда, как оставление иска без рассмотрения не препятствует новому предъявлению тождественного иска и истец вправе вновь предъявить тот же иск в общем порядке после устранения условий, послуживших основанием для оставления иска без рассмотрения.

Так же как и прекращение дела производством, оставление иска без рассмотрения возможно лишь по основаниям, предусмотренным законом. Это положение неоднократно подчеркивалось в постановлениях вышестоящих судов[90] .

2.3 Основания к отмене судебных актов

Кассационная инстанция должна располагать определенными критериями, при помощи которых она могла бы проверить правильность решения нижестоящего суда. Такими критериями являются основания к отмене или изменению судебного решения.

Говоря об основаниях к отмене решения суда в кассационном порядке, ст. 306 ГПК устанавливает, что ими являются: неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела; их недосказанность; несоответствие выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального или процессуального права.

Приведенный перечень свидетельствует о том, что все основания отмены судебного решения в общей форме могут быть сведены к незаконности и необоснованности решения. Между фактической и правовой сторонами решений существует тесная связь, и, следовательно она существует и между понятиями незаконности и необоснованности решений. Поскольку сам закон содержит требования обоснованности судебного решения, постольку не соблюдение этого требования означает в тоже время и нарушение закона. Если незаконность решения понимать в таком широком плане, тогда любое необоснованное решение будет одновременно и незаконным[91] .

Классификация оснований к отмене решения в известной мере носит условный характер. Обычно дефекты, касающиеся фактических сторон дела, - результат нарушения судом правил судопроизводства. Вместе с тем неправильное установление фактических обстоятельств по делу в свою очередь может явиться причиной неправильного применения судом норм материального права. В этом случае решение будет одновременно и необоснованным и незаконным[92] .

Наличие связи между незаконностью и необоснованностью судебного решения не свидетельствует о тождественности этих понятий, что позволяет рассматривать отдельно вопросы незаконности и необоснованности решения.

Проверить законность судебного решения - значит, проверить правильность решения в правовом отношении, т.е. выяснить, вынесено ли оно с соблюдением норм процессуального и материального права, использована ли в необходимых случаях аналогия права или закона.

Понятие необоснованности решения включает в себя неполное выяснение судом всех существенных обстоятельств дела; неподтверждение выводов суда о фактической стороне дела доказательствами, недоброкачественность, недостоверность самих доказательств, а также неверный вывод суда о взаимоотношениях сторон на основе фактов, установленных судом. Существенными обстоятельствами дела являются прежде всего юридические факты, установление которых может повлиять на права и обязанности сторон. Совокупность юридических фактов, которые должны быть выяснены по делу, определяются правовой нормой, регулирующей релевантные отношения.

Полное выяснение обстоятельств дела еще не гарантирует обоснованности решения. Не менее важно обязательное подтверждение обстоятельств доказательствами. Необоснованность решения заключается в том, что суд признает факты установленными при отсутствии доказательств либо явной их недостаточности.

К.И. Комиссаров правильно отмечает, что недоказанность выводов суда по поводу фактических обстоятельств дела в основном происходит вследствие недостаточности доказательств, имеющих отношение к рассматриваемому делу, или когда суд ошибочно основывает решение не недостоверных доказательствах[93] .

При проверке обоснованности судебного решения вышестоящий суд проверяет полноту и правильность установления судом первой инстанции фактических обстоятельств дела. Незаконность судебного решения не порождает с неизбежностью его необоснованности.

Так, нарушение норм материального права, возможно и при полном, соответствующем объективной истине установлении фактического состава по делу, т. е. при правильном установлении фактических обстоятельств возможна их неправильная юридическая квалификация, которая приводит к незаконности судебного решения. Нарушение норм процессуального права также не всегда порождает необоснованность решения. Например, при отмене судебного решения вследствие незаконного состава суда, не подписания судебного решения или протокола судебного заседания указанными в законе лицами, вследствие нарушения каких - либо других процессуальных норм, относящихся к обязательным реквизитам судебного решения, при правильном и полном установлении фактической стороны дела нижестоящим судом, не приходится говорить о необоснованности решения. Такие решения отменяют лишь вследствие их незаконности.

Необоснованность решения свидетельствует о нарушении судом закона лишь в тех случаях, когда это отрицательно сказывается на установлении фактических обстоятельств по делу[94] .

Кассационная инстанция всегда в соответствии со ст. 294 ГПК проверяет правильность решения нижестоящего суда одновременно по двум направлениям - с точки зрения его законности и обоснованности. Но решение может быть отменено по какому - либо одному из оснований, в зависимости от характера нарушений, имеющихся в деле.

Проведение различия между правовой и фактической сторонами решения имеет не только теоретическое, но и существенное практическое значение. В то время, как нарушение судом закона при рассмотрении дела и вынесении решения в ряде случаев может повлечь не только отмену судебного решения, но и изменение его и вынесение по делу частного определения (п. 4 ст. 305, ч 4 ст. 308, ст. 310 ГПК), необоснованность решения во всех без исключения случаях влечет отмену такого решения с передачей дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Логическим последствием утверждения, что любое незаконное решение следует считать одновременно и необоснованным, явилась бы отмена решения с передачей дела в нижестоящий суд во всех случаях, когда судом допущено нарушение правил судопроизводства или неправильно применены нормы материального права[95] .

Новеллой кассационного производства является, предоставление суду кассационной инстанции права изменять решение суда первой инстанции или выносить новое решение, не передавая дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции, в случаях, если обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании имеющихся, а также дополнительно представленных материалов, с которыми ознакомлены стороны.

Данное полномочие кассационной инстанции, является новеллой потому, что действовавшая ранее норма о полномочиях суда кассационной инстанции запрещала в указанных случаях выносить новое решение, и обязывало суд кассационной инстанции возвращать дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Возможность вынесения нового решения составляет одну из основных особенностей российской кассационной системы.

Вынесением нового решения, суд кассационной инстанции, не ущемляя процессуальных прав участвующих в деле лиц, обеспечивает наиболее правильное и быстрое окончательное разрешение спора. Это полномочие используется судами кассационной инстанции довольно широко. Оно действует как эффективное средство против вредного формализма и волокиты, тем самым серьезно способствует успешному решению общих задач гражданского судопроизводства. Появление указанной нормы также обусловлено соображениями процессуальной экономии. Но оно способно оказать действительно большую услугу правосудию лишь при условии, если применяется с точным соблюдением рамок, обозначенных в законе. Перерешение вышестоящим судом спора в недозволенных случаях вызывает нарушение процессуальных гарантий, может надолго оттянуть окончательное разрешение дела.

Изменение обжалованного (опротестованного) решения и вынесение вышестоящим судом нового решения - это, в сущности, различные полномочия, несмотря на то, что возможность реализации их поставлена законодателем в зависимость от одного общего условия: «если обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании имеющихся, а также дополнительно представленных материалов, с которыми ознакомлены стороны»[96] .

Решение изменяется, когда спор по существу разрешен правильно, но нужно внести определенные уточнения, поправки. Новое же решение означает принципиально иное материально-правовое разрешение спора. Оно выносится, когда ошибка нижестоящего суда в применении норм материального права настолько значительна, что для ее устранения требуется не изменение, а замена обжалованного (опротестованного) решения.

При наличии необходимых оснований вышестоящий суд не только вправе, но и обязан вынести новое решение по делу. В этом вопросе он, строго руководствуясь законом, не должен допускать отклонений от нормы ни в сторону чрезмерно широкого использования этих своих полномочий, ни в сторону отказа от их применения. Перестраховка здесь нежелательна в такой же мере, как и превышение прав[97] .

Действующим законом расширены основания, при которых суд кассационной инстанции вправе вынести новое решение по всем категориям дел.

Изменения и дополнения, внесенные в п.3 ст.361 ГПК, прямо связаны с закреплением в ст. 358 ГПК новым правилом, предоставляющим суду кассационной инстанции право исследовать новые доказательства и устанавливать новые факты.

Так, суд второй инстанции может вынести новое решение в результате переоценки доказательств, собранных и соответствующим образом оцененных судом первой инстанции.

Суд второй инстанции располагает правом свободной оценки доказательств по делу. При неверной оценке доказательств судом первой инстанции суд второй инстанции вправе как отменить решение и передать дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, так и изменить или вынести новое решение, дав оценку доказательствам и установив на их основе новые факты.

Отменить решение и передать на новое рассмотрение в суд первой инстанции необходимо, например, в случаях, когда суд второй инстанции признал неверной оценку суда первой инстанции, данную в решении показаниями допрошенных свидетелей. Как справедливо отмечал В.М. Жуйков «давать этим показаниям иную оценку и устанавливать на их основе новые факты суд кассационной инстанции не вправе, поскольку в этом случае, будет нарушен принцип непосредственности, - суд кассационной инстанции свидетелей не допрашивал»[98] .

В случае признания судом кассационной инстанции неверной оценки, например, письменных или хранящихся в деле вещественных доказательств, можно дать иную оценку этим доказательствам, установить на их основе новые факты непосредственно в суде второй инстанции, не передавая дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Такое решение вопроса не противоречит принципу непосредственности, ускоряет процесс рассмотрения и разрешения дела, соответственно принципу процессуальной экономии.

Нарушение, указанное в п. 1,2 ст.362 ГПК имеет место в тех случаях, когда существенные для дела факты не подтверждены в решении указанными в законе доказательствами либо подтверждены недостоверными, противоречивыми, недопустимыми или неотносимыми доказательствами. Причиной недоказанности обстоятельств, имеющих значение для дела, нередко бывают и нарушения, допускаемые судом при оценке доказательств.

Недоказанность обстоятельств, имеющих значение для дела, является также результатом «ненадлежащей подготовки дела к судебному разбирательству и необоснованного отказа суда в помощи сторонам при сборе доказательств»[99] .

При необоснованном отказе суда первой инстанции в истребовании того или иного доказательства, суд кассационной инстанции вправе не передавая дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции, самостоятельно исправить эту ошибку, оказав необходимую помощь, например, обратившись в соответствующую организацию с соответствующим запросом. Более того, как уже отмечалось ранее, суд кассационной инстанции вправе исследовать новые доказательства и устанавливать новые факты.

Основанием для вынесения нового решения также может послужить несоответсвие выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела. Это может иметь место, в частности, в случаях, когда норма материального права, регулирующая спорные отношения, лишь в общей форме определяет обстановку, в которой наступают те или иные последствия, либо когда суду приходится работать с косвенными доказательствами (дела о расторжении брака, передаче ребенка на воспитание и др.). В такого рода делах чаще всего проявляется противоречие вывода о взаимоотношениях сторон установленным судом обстоятельствам.

Нарушение или неправильное применение норм материального права также может служить основанием для вынесения нового решения без передачи дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Гражданское процессуальное законодательство говорит о нарушении или неправильном применении законы, не указывая на соотношение этих понятий применительно к судебной деятельности. Между тем нарушение нормы материального права со стороны суда вряд ли можно противопоставлять неправильному применению закона, поскольку нарушение нормы материального права судом при разрешении дела всегда проявляется в ее неправильном применении, и наоборот, неправильное применение закона судом свидетельствует о его нарушении. Поэтому нарушение норм материального права как основание к отмене судебного решения и вынесения нового решения состоит в неправильном применении судом этих норм.

Правильное применение норм материального права возможно только тогда, когда суд применяет норму права не формально, а учитывая все конкретные особенности данного случая. Не допуская формализма в применении закона, суд вместе с тем не вправе разрешать спор, исходя лишь из целесообразности, а не требования закона.

Нормы материального права считаются нарушенными или неправильно примененными:

1) если суд не применил закона, подлежащего применению;

2) если суд применил закон, не подлежащий применению;

3) если суд неправильно истолковал закон.

Неприменение закона, подлежащего применению, имеет место в тех случаях, когда суд не только не указывает в решении подлежащего применению норму права, но и разрешает дело в противоречии с действующим законодательством. Если суд не указал в решении подлежащую применению норму материального права, но разрешил спор в соответствии с действующим законом, кассационная инстанция может лишь внести в него соответствующие изменения, не отменяя решение.

О неприменении закона, подлежащего применению, можно говорить, если суд применил отмененный закон либо нормы подзаконного акта, противоречащие закону или изданные с нарушением действующего законодательства[100] .

Нормы материального права считаются нарушенными, если суд применил закон, не подлежащий применению. Такое нарушение имеет место, когда суд при разрешении дела неправильно квалифицирует взаимоотношения сторон и применяет не ту норму, которая регулирует спорное отношение (например, норму семейного, а не гражданского права и др.).

Неправильное истолкование закона допускается судом в тех случаях, когда применяется закон, подлежащий применению, но содержание и смысл его понимается не верно, в следствии чего в решении суд делает неправильный вывод о правах и обязанностях сторон.

Совершенно очевидно, что если суд допустил ошибку только в применении закона, то вышестоящий суд вполне может самостоятельно устранить такую ошибку, окончательно разрешив спор в соответствии с законом[101] .

Таким образом, новое решение суда кассационной инстанции обеспечивает правильное и быстрое окончательное разрешение спора; способствует успешному решению задач гражданского судопроизводства; ускоряет процесс рассмотрения и разрешения дела. Кроме того, указанная новелла позволяет устранить ошибку, допущенную судом первой инстанции без передачи гражданского дела на новое рассмотрение. В конечном счете - это способствует вынесению законного и обоснованного решения в соответствии с действующими положениями Конституции РФ и Гражданским процессуальным кодексом.

Нарушение или неправильное применение норм процессуального права - основание для отмены решения суда первой инстанции при условии, если это нарушение привело или могло привести к неправильному разрешению дела. Из содержания ч. 1 ст. 364 комментируемой статьи следует, что нарушение норм процессуального права не всегда приводит к отмене судебного решения. Так, если нарушение правил подсудности или процессуальных сроков само по себе не влечет отмены, т.е. решение по существу правильное и соответствует нормам материального права. Однако в обратном случае, если рассмотрение дела с нарушением правил подсудности ведет к вынесению неправильного решения, оно подлежит отмене.

Решение суда первой инстанции подлежит отмене независимо от доводов кассационных жалобы, представления в случае, если:

дело рассмотрено судом в незаконном составе;

дело рассмотрено судом в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных о времени и месте судебного заседания;

при рассмотрении дела были нарушены правила о языке, на котором ведется судебное производство;

суд разрешил вопрос о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле;

решение суда не подписано судьей или кем-либо из судей либо решение суда подписано не тем судьей или не теми судьями, которые указаны в решении суда;

решение суда принято не теми судьями, которые входили в состав суда, рассматривавшего дело;

в деле отсутствует протокол судебного заседания;

при принятии решения суда были нарушены правила о тайне совещания судей.

Полностью исключить более или менее существенные погрешности в работе суда первой инстанции практически невозможно, поэтому судопроизводство и регулирующее его процессуальное право не могут обойтись без специального способа критики и устранения судебных ошибок. Специальным способом, рассчитанным на достижение такой цели, является кассационное обжалование не вступивших в законную силу актов правосудия.

Для лиц, участвующих в деле, право обжалования гарантирует возможность отстаивать свою позицию и после вынесения решения добиваться отмены судебного постановления, противоречащего их интересам.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Вопросы, рассмотренные в дипломной работе, позволили сделать следующие выводы и предложения.

Кассационное обжалование есть одна из стадий гражданского процесса, содержанием которого является проверка законности и обоснованности судебного решения, не вступившего в законную силу, вышестоящим судом по инициативе лиц, участвующих в деле, в целях устранения допущенных в решении ошибок и руководства нижестоящими судебными органами.

Возможность обжалования неправильного решения суда является гарантией достижения по делу объективной истины и права стороны на защиту.

Решение вопроса о праве суда кассационной инстанции исследовать новые доказательства, связано с объективными факторами - толкованием и применением норм материального и процессуального права, на основе которых им делается вывод о наличии или отсутствии нарушений закона в исследовании доказательств судом первой инстанции.

Право суда кассационной инстанции на исследование новых доказательств, безусловно, порождает и его право на самостоятельную их оценку и право на установление новых фактов. Установление кассационной инстанцией новых фактов на основе новых доказательств возможно только при наличии определенного условия, если с ними ознакомлены стороны. Новые факты по имеющимся в деле доказательствам суд вправе устанавливать и в отсутствие не явившихся в кассационную инстанцию сторон, извещенных о времени и месте разбирательства дела, поскольку они имели возможность ознакомиться с ними и участвовать в их исследовании в суде первой инстанции.

Наиболее эффективным способом своевременного ознакомления сторон с новыми доказательствами было бы использование суда первой инстанции, принимающим кассационную жалобу, права обязать подающее ее лицо представить и копии дополнительных документов по числу лиц, участвующих в деле, и заблаговременно направить им их вместе с копиями жалобы. Это же относится и к тем случаям, когда лицо, не обжалует решение, а подает возражения на кассационную жалобу и представляет новые доказательства, опровергающие доказательства представленные лицом, подавшим жалобу.

Необходимость принятия нового ГПК была обусловлена целым рядом причин. К ним, в первую очередь, следует отнести почти полное обновление законодательства, регулирующего материально-правовые отношения, и необходимость повышения эффективности правосудия, в том числе в плане фактора времени, «ибо только сроки, в течение которых защищается нарушенное право, наиболее точно отражают социальную результативность».

ГПК РФ сохраняет сложившуюся систему стадий гражданского процесса, исходя из положений ГПК РСФСР. Предусмотрено одновременное сосуществование кассационного и апелляционного производств.

Введение в ГПК РФ статьи - судебные прения в суде кассационной инстанции отражает стремление государства предоставить сторонам как можно больше возможностей для реализации своих прав в рамках судопроизводства.


СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Нормативно-правовые акты

1. Конституция РФ 1993 года. М. Велби. 2004.

2. Гражданско-процессуальный кодекс Российской Федерации. М. Велби 2005.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации ч.1-3. М. Велби. 2005.

4. Гражданско-процессуальный кодекс РСФСР. М. Кодекс. 2002.

5. Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 2 декабря 2003 г. № 51"Об обеспечении участия прокуроров в гражданском судопроизводстве".СПС. ГАРАНТ

6. СУ РСФСР 1917 г. № 4.

7. СУ РСФСР 1918 г. № 85

Специальная литература

1. С.Н. Абрамов. Гражданский процесс. Юриздат. М, 1948. 405 с.

2. Абрамов С.Н. Кодификация гражданского процессуального законодательства РСФСР. // Социалистическая законность. М., 1958. - № 12.

3. М.Г. Авдюков. Обжалование судебных определений в советском гражданском процессе.// Вестник МГУ. 1960. - № 3.

4. Азаревич Д. Судоустройство и судопроизводство по гражданским делам. Университетский курс. в III томах (издание 1900года). М. 2002. 456 с.

5. Анненков К. Опыт комментария к уставу гражданского судопроизводства (издание 1884 г.). СПб, 1994 . 540 с.

6. Гражданский процесс. Учебник./ Под ред. Ю.К. Осипова. М., 1996. 346 с.

7. Гражданский процесс. Учебник. /Под ред. К.С. Юдельсона. М., 1972. 430с.

8. Гражданское право. Учебник. / Под. ред. В.А. Мусина, Н.А. Чечиной, Д.М. Чечот. - М., 1998. 433 с.

9. Гражданско-процессуальное право. Учебник./Под ред. М.С. Шакарян. М. Проспект. 2004. 305 с.

10. Учебник гражданского процесса./Под ред. Е.В. Васильковский. М. Зерцало. 2003. 505 с.

11. Гражданский процесс. Учебник/Под ред. Треушникова М.К. М.ООО Гродец - издат. 2004. 479 с.

12. Гражданский процесс: Учебник (Отв. ред. проф. В.В. Ярков). - М.: Волтерс Клувер, 2004. 600 с.

13. Комментарий к постановлениям Пленумов Верховных Судов РФ (РСФСР) по уголовным делам (Рыжаков А.П.) - Система ГАРАНТ, 2001 г. 440 с.

14. Данилов Е.П. Справочник адвоката: Консультации, защита в суде, образцы документов - М.: Юрайт-Издат, 2004. 320 с.

15. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (Отв. ред. Г.П. Ивлиев), Юрайт-Издат, 2004. 560 с.

16. А.М. Губин Развитие института кассации в России в ХIХ веке// "Судебно-арбитражная практика Московского региона. Вопросы правоприменения".- 2003.-№ 6.

17. М.А. Гуревич. Лекции по советскому гражданскому праву. М., 1959. 340с.

18. О. Диордиева. Обжалование определений суда первой инстанции. // Российская юстиция. - 2000. - № 10.

19. Зайцев И., Медяков С. Основания к отмене судебных решений. Российская юстиция. 1996. № 5.

20. И.М. Зайцев. Кассационное определение в советском гражданском процессуальном праве. - Саратов, 1969. 120 с.

21. Жуйков В.М. О новеллах в гражданском процессуальном праве. М., 1996. 150 с.

22. А.Ф. Кони. Юридические полемики и основные течения в уголовном процессе Италии и Германии, СПб, 1895. 306 с.

23. Комиссаров К.И. Полномочия суда второй инстанции в гражданском процессе. М., 1961. 307 с.

24. Комиссаров К.И. Полномочия суда второй инстанции в гражданском процессе. М., 1998.256 с.

25. К.И. Комиссаров. Задачи судебного надзора в сфере гражданского судопроизводства. – Свердловск, 1971. 450 с.

26. Комментарий к КоАП РФ/Под ред. Салищева Н.Г.-М. ООО « Витрем». 2002.С.210.

27. Кейлин А.Д. Судоустройство и гражданский процесс капиталистических государств. Ч. 1. М., 1950.400 с.

28. Л.Ф. Лесницкая. Основания к отмене обжалованного судебного решения. - М., 1962. 349 с.

29. Л.Ф. Лесницкая. Пересмотр решения суда в кассационном порядке. М., 1984. 186 с.

30. Любинский П.И. Очерки уголовного суда и наказания в современной Англии. СПб., 1911. 305 с.

31. А.С. Муравьева, Ф.Ф. Никитинский, Н.А. Чечина. Участие общественности в рассмотрении судами гражданских дел. - М., 1993. 156 с.

32. Осипов Ю.К. Элементы и стадии применения норм советского гражданского процессуального права // Проблемы изменения норм гражданского процессуального права. -Свердловск, 1976. Вып. 48.

33. И.Д. Перлов. Кассационное производство в советском уголовном процессе. – М., 1995. 312 с.

34. Д.И. Полумордвинов. Мотивы судебного решения. // Советское государство и право. - 1987. - № 4.

35. В.К. Пучинский. Особые определения суда первой инстанции. //Социалистическая законность. - 1956. - № 1.

36. Решетников И. Новеллы в гражданском процессуальном праве.//Российская юстиция. - 2000. № 12.

37. Сахнова Т.В. Реформа цивилистического процесса: проблемы и перспективы // Государство и право. - 1977. - № 9.

38. Советский гражданский процесс. Учебник. / Под ред. Е.Л. Тюлина. - Ленинград, 1984. 243 с.

39. Советский гражданский процесс. / Под ред. К.И. Комиссарова, В.М. Семенова. - М., 1998. 510 с.

40. Советский гражданский процесс. Учебник. / Под ред. М.А. Гурвича. - М., 1976. 300 с.

41. Турусов А.А. Осторожно ГПК – защищайтесь -Ростов-на-Дону 1999. 175с.

42. Устав гражданского судопроизводства с законодательными мотивами, разъяснениями правительствующего Сената и комментариями русских юристов. Составитель Тютрюмов И.М. СПб., 1912. 627 с.

43. Цихоцкий А.В. Теоретические проблемы эффективности правосудия по гражданским делам. – Новосибирск, 1997. 132 с.

Материалы судебной практики

1. Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 января 2003 года № 2 "О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации"

2. Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1996. № 11.

3. Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2004 года (по гражданским делам) (утв. постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 23 и 30 июня 2004 г.)// Бюллетень Верховного Суда РФ №5.


[1] Советский гражданский процесс. Учебник. / Под ред. Е.Л. Тюлина. - Ленинград, 1984. С. 270.

[2] Гражданский процесс. Учебник./ Под ред. Ю.К. Осипова. М., 1996. С. 362.

[3] А.Ф. Кони. Юридические полемики и основные течения в уголовном процессе Италии и Германии, СПб, 1895. С. 16, 26, 30.

[4] Устав гражданского судопроизводства с законодательными мотивами, разъяснениями правительствующего Сената и комментариями русских юристов. Составитель Тютрюмов И.М. СПб., 1912. С.1097.

[5] Анненков К. Опыт комментария к уставу гражданского судопроизводства (издание 1884 г.). СПб, 1994 . С.197.

[6] Там же. С.499.

[7] Азаревич Д. Судоустройство и судопроизводство по гражданским делам. Университетский курс. в III томах (издание 1900года). М.2002. Т.3. С.225.

[8] Там же. С.227.

[9] Анненков К. Указ соч. С.493-494.

[10] Азаревич Д. Указ. соч. С.227.

[11] Азаревич Д. Указ. соч. С.228.

[12] Анненков К. Указ. соч. С.501-502.

[13] Анненков К. Указ. соч. С.511-512.

[14] Кейлин А.Д. Судоустройство и гражданский процесс капиталистических государств. Ч. 1. М., 1950. С. 73, 74.

[15] Гражданский процесс. Учебник. / Под ред. Ю.К. Осипова. М., 1999. С.343.

[16] Любинский П.И. Очерки уголовного суда и наказания в современной Англии. СПб., 1911. С. 96.

[17] СУ РСФСР 1917 г. № 4. - С.50.

[18] СУ РСФСР 1918 г. № 85. С. 889.

[19] Гражданский процесс. Учебник. / Под ред. К.С. Юдельсона. М., 1972. С. 112.

[20] Решетников И. Новеллы в гражданском процессуальном праве.//Российская юстиция. 2000. № 12. С.17.

[21] Жуйков В.М. О новеллах в гражданском процессуальном праве. М., 1996.С. 32.

[22] Турусов А.А. Осторожно ГПК – защищайтесь! Ростов-на-Дону 1999 С. 39.

[23] Гражданско-процессуальное право. Учебник./Под ред. М.С. Шакарян. М. Проспект. 2004. С.401.

[24] Жуйков В. М. Указ. Соч. С. 35.

[25] Цихоцкий А.В. Теоретические проблемы эффективности правосудия по гражданским делам. Новосибирск, 1997. С. 155.

[26] Комиссаров К.И. Полномочия суда второй инстанции в гражданском процессе. М., 1961. С. 12.

[27] Осипов Ю.К. Элементы и стадии применения норм советского гражданского процессуального права // Проблемы изменения норм гражданского процессуального права. -Свердловск, 1976. Вып. 48. С. 35.

[28] Гражданско-процессуальное право. Учебник./Под ред. М.С. Шакарян. М. Проспект. 2004. С.407.

[29] Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1996. № 11.С. 11.

[30] Гражданско-процессуальное право. Учебник./Под ред. М.С. Шакарян. М. Проспект. 2004. С.411.

[31] И.Д. Перлов. Кассационное производство в советском уголовном процессе. М., 1995. С. 267.

[32] Советский гражданский процесс. / Под ред. К.И. Комиссарова, В.М. Семенова. М., 1998. С. 56.

[33] Гражданский процессуальный кодекс РСФСР. / Под ред. К.И. Комиссарова, В.М. Семенова. М., 1998. С. 342.

[34] Л.Ф. Лесницкая. Основания к отмене обжалованного судебного решения. М., 1962. С. 112.

[35] И.М. Зайцев. Кассационное определение в советском гражданском процессуальном праве. Саратов, 1969. С. 123.

[36] Гражданское право. Учебник. / Под. ред. В.А. Мусина, Н.А. Чечиной, Д.М. Чечот. М., 1998. С. 327.

[37] Гражданско-процессуальное право. Учебник./Под ред. М.С. Шакарян. М. Проспект. 2004. С.416.

[38] Советский гражданский процесс. Учебник. / Под ред. М.А. Гурвича. М., 1976. С. 134.

[39] Гражданско-процессуальное право. Учебник./Под ред. М.С. Шакарян. М. Проспект. 2004. С.404.

[40] Л.Ф. Лесницкая. Пересмотр решения суда в кассационном порядке. М., 1984.С. 75.

[41] Гражданский процесс: Учебник (Отв. ред. проф. В.В. Ярков). - М.: Волтерс Клувер, 2004. С.337.

[42] Гражданское право. Учебник. / Под. ред. В.А. Мусина, Н.А. Чечиной, Д.М. Чечот. М., 1998. С 72-73

[43] Л.Ф. Лесницкая. Пересмотр решения суда в кассационном порядке. М., 1984. С. 39.

[44] А.С. Муравьева, Ф.Ф. Никитинский, Н.А. Чечина. Участие общественности в рассмотрении судами гражданских дел. - М., 1993. С. 33.

[45] М.А. Гуревич. Лекции по советскому гражданскому праву. М., 1959.С. 35.

[46] Решетников И. Новеллы в гражданском процессуальном праве.//Российская юстиция. - 2000. № 12. С. 20-21.

[47] Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 2 декабря 2003 г. № 51"Об обеспечении участия прокуроров в гражданском судопроизводстве".СПС. ГАРАНТ;Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 г. № 2 "О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации". П.18.

[48] Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2004 года (по гражданским делам) (утв. постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 23 и 30 июня 2004 г.)// Бюллетень Верховного Суда РФ-№5-С.20.

[49] С.Н. Абрамов. Гражданский процесс. Юриздат. –М, 1948. С. 227.

[50] Д.И. Полумордвинов. Мотивы судебного решения. // Советское государство и право. - 1987. - № 4. С. 39.

[51] Д.И. Полумордвинов. Указ. Соч. С. 32.

[52] О. Диордиева. Обжалование определений суда первой инстанции. // Российская юстиция. - 2000. - № 10. С. 67.

[53] М.Г. Авдюков. Обжалование судебных определений в советском гражданском процессе.// Вестник МГУ. - 1960. - № 3. С. 27-28.

[54] В.К. Пучинский. Особые определения суда первой инстанции. //Социалистическая законность. - 1956. - № 1. С. 42.

[55] Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (Отв. ред. Г.П.Ивлиев), Юрайт-Издат, 2002.С.200-202.

[56] Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за первый квартал 2003 г. (по гражданским делам) (утв. постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 9 июля 2003 г.)

[57] Комментарий к постановлениям Пленумов Верховных Судов РФ (РСФСР) по уголовным делам (Рыжаков А.П.) - Система ГАРАНТ, 2005.

[58] Гражданско-процессуальное право. Учебник./Под ред. М.С. Шакарян. М. Проспект. 2004. С.418.

[59] Данилов Е.П. Справочник адвоката: Консультации, защита в суде, образцы документов - М.: Юрайт-Издат, 2004. С.55-56.

[60] Л.Ф. Лесницкая. Пересмотр решения суда в кассационном порядке. - М., 1974. С. 54.

[61] Гражданский процесс: Учебник (Отв. ред. проф. В.В. Ярков). - М.: Волтерс Клувер, 2004. С.321.

[62] Куницын А.Р. Образцы заявлений и жалоб в суд (с комментариями законодательства и судебной практики). Практическое пособие - 2-е изд., переработанное и доп. – М., 2004.С. 37-39.

[63] Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (Отв. ред. Г.П.Ивлиев), Юрайт-Издат, 2002. С.86.

[64] Л.Ф. Лесницкая. Пересмотр решения в кассационном порядке. - М., 1974.- С. 69.

[65] Гражданский процесс. Учебник/Под ред. Треушникова М.ООО Гродец - издат. 2004. С.501.

[66] Комиссаров К.И. Полномочия суда второй инстанции в гражданском процессе. – М., 1998. С. 133.

[67] Л. Грудцына .С богатым не судись//Адвокат. № 9.С.15.

[68] Комментарий к КоАП РФ/Под ред. Салищева Н.Г.-М. ООО « Витрем». 2002.С.110.

[69] Р.В. Шакирьянов. Рассмотрение гражданских дел в апелляционном и кассационном порядке по новому ГПК РФ//Право и экономика, № 7.С.16.

[70] Гражданский процесс. Учебник/Под ред. Треушникова М.ООО Гродец - издат. 2004. С.410.

[71] Е. Борисова, Обжалование не вступивших в законную силу судебных решений в гражданском процессе //Российская юстиция.№ 10.С.27.

[72] Гражданский процесс. Учебник/Под ред. Треушникова М.ООО Гродец - издат. 2004. С.510.

[73] Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 13 ноября 2003 г. N KAC 03-527. СПС. ГАГАНТ. 2005.

[74] И. Гилазов .Производство в кассационной инстанции.//Российская юстиция. № 8. С.11.

[75] М. Пацация. К вопросу об обязательных указаниях.//эж-ЮРИСТ. № 42. С.32.

[76] Гражданский процесс. Учебник/Под ред. Треушникова М.ООО Гродец - издат. 2004. С. 498.

[77] Гражданско-процессуальное право. Учебник./Под ред. М.С. Шакарян. М. Проспект. 2004. С.410.

[78] Данилов Е.П. Справочник адвоката: Консультации, защита в суде, образцы документов - М.: Юрайт-Издат, 2004. С.111.

[79] Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 1 июля 2003 г. N 47-Г03-8. СПС.ГАРАНТ.

[80] Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (Отв. ред. Г.П.Ивлиев), Юрайт-Издат, 2002. С.213.

[81] Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 20 апреля 2004 г. N 48-В03-6. СПС. Гарант. 2005.

[82] Гражданско-процессуальное право. Учебник./Под ред. М.С. Шакарян. М. Проспект. 2004. С.417.

[83] М.А. Гуревич. Лекции по советскому гражданскому праву. - М., 1959. С. 182-192.

[84] Абрамов. Кодификация гражданского процессуального законодательства РСФСР. // Социалистическая законность. - М., 1958. - № 12. С. 30.

[85] К.И. Комиссаров. Полномочия суда второй инстанции в гражданском процессе. – М., 1998. С. 98.

[86] Определение Президиума Верховного Суда РФ от 24 декабря 2003 г. N 53пв-03. СПС .ГАРАНТ. 2005.

[87] Учебник гражданского процесса./Под ред. Е.В. Васильковский. М. Зерцало. 2003. С.289.

[88] Комментарий к постановлениям Пленумов Верховных Судов РФ (РСФСР) по уголовным делам (Рыжаков А.П.) Система ГАРАНТ, 2005.

[89] Гражданско-процессуальное право. Учебник./Под ред. М.С. Шакарян. М. Проспект. 2004. С.411.

[90] Ю.Г. Иваненко. Кассационное обжалование судебных определений по гражданским делам.// Законодательство. № 4. С.45.

[91] В.Анисимов. Действие принципа состязательности в кассационной инстанции.// Российская юстиция. №3. С.24.

[92] Учебник гражданского процесса./Под ред. Е.В. Васильковский. М. Зерцало. 2003. С.290.

[93] К.И. Комиссаров. Задачи судебного надзора в сфере гражданского судопроизводства. – Свердловск, 1971. С. 86-90.

[94] Е. Борисова. Обжалование не вступивших в законную силу судебных решений в гражданском процессе.// Российская юстиция.- № 10,. С.23.

[95] Учебник гражданского процесса./Под ред. Е.В. Васильковский. М. Зерцало. 2003. С.297.

[96] Учебник гражданского процесса./Под ред. Е.В. Васильковский. М. Зерцало. 2003. С. 301.

[97] Данилов Е.П. Справочник адвоката: Консультации, защита в суде, образцы документов - М.: Юрайт-Издат, 2004. С.115.

[98] Гражданско-процессуальное право. Учебник./Под ред. М.С. Шакарян. М. Проспект. 2004. С.418.

[99] Зайцев И., Медяков С. Основания к отмене судебных решений. Российская юстиция. 1996. № 5. С. 43-44.

[100] Учебник гражданского процесса./Под ред. Е.В. Васильковский. М. Зерцало. 2003. С.305.

[101] Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (Отв. ред. Г.П.Ивлиев), Юрайт-Издат, 2002. – С. 117.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему