Коммерческие организации

Особенности создания и деятельности акционерных обществ закрытого типа, обществ с дополнительной и ограниченной ответственностью, товариществ по законодательству Республики Беларусь. Простые и именные акции: понятие, порядок выпуска и реализации их.

Содержание

1. Понятие, особенности создания и деятельности акционерных обществ закрытого типа

2. Понятие, особенности создания и деятельности ООО и ОДО

3. Понятие, особенности создания и деятельности товариществ

4. Простые и именные акции: понятие, порядок выпуска и реализации их

Список использованных источников

1. Понятие, особенности создания и деятельности акционерных обществ закрытого типа

В праве Республики Беларусь акционерные общества разделены на открытые и закрытые. При этом в соответствии с п.1 ст.97 ГК под открытым акционерным обществом понимается общество, участник которого может отчуждать принадлежащие ему акции без согласия других акционеров неограниченному кругу лиц. Такое общество вправе проводить открытую подписку на выпускаемые им акции и свободную их продажу.

В отличие от открытого, закрытое акционерное общество характеризуется тем (п.2 ст.97 ГК), что его участники могут отчуждать принадлежащие им акции лишь с согласия других акционеров и (или) ограниченному кругу лиц, причем такое общество не вправе проводить открытую подписку на выпускаемые им акции либо иным образом предлагать их для приобретения неограниченному кругу лиц. Число участников закрытого акционерного общества не должно превышать пятидесяти. На это указывает и ст.66 Закона Республики Беларусь "О хозяйственных обществах".

Акционерное общество, участник которого может отчуждать принадлежащие ему акции только с согласия других акционеров и (или) ограниченному кругу лиц, признается закрытым акционерным обществом. Такое акционерное общество не вправе проводить открытую подписку на выпускаемые им акции либо иным образом предлагать их для приобретения неограниченному кругу лиц.

Число участников закрытого акционерного общества не должно превышать пятидесяти. В противном случае оно подлежит реорганизации в течение одного года, а по истечении этого срока - ликвидации в судебном порядке, если число участников не уменьшится до предела, установленного настоящей частью.

Наименование акционерного общества должно содержать слова "открытое акционерное общество" или "закрытое акционерное общество". Сокращенное наименование акционерного общества должно содержать аббревиатуру "ОАО" или "ЗАО".

Необходимо указать, что деление акционерного общества на открытое и закрытое не приводит к возникновению двух самостоятельных организационно-правовых форм, акционерное общество - это единая организационная форма, в рамках которой возможен свободный переход (с соблюдением требований законодательства) одного его вида в другой, т.е. открытое акционерное общество может становиться закрытым, и, соответственно, закрытое акционерное общество может переходить в открытое (что ни при каких условиях не может трактоваться как реорганизация в форме преобразования, так как новая организационно-правовая форма не возникает на базе старой, что подчеркивает также и нормативное регулирование - п.2 ст.104 ГК).

Рассматривая разграничительные признаки открытого и закрытого акционерного общества, необходимо указать, что законодатель Республики Беларусь установил в связи с этим два критерия.

Первый состоит в том, что участник открытого акционерного общества может свободно отчуждать принадлежащие ему акции любым лицам. Что же касается участника закрытого акционерного общества, то ему на это необходимо испросить соизволение иных акционеров, либо круг лиц, которым он может реализовать свои акции, заранее определен.

Второй критерий заключается в том, что закрытое акционерное общество создается строго определенным кругом лиц и увеличивает свой уставный фонд путем распространения акций среди своих акционеров. Что же касается открытого акционерного общества, то в связи с увеличением уставного фонда уже действующего общества подписка на акции проводится среди неограниченного круга лиц. Если же такое акционерное общество продает свои акции, то опять же в рамках открытой (свободной) продажи.

Рассматривая закрытое акционерное общество, нельзя не отметить, что по своим правовым признакам оно очень близко к обществу с ограниченной ответственностью. Исключения составляют, пожалуй, лишь стандартизация долей участия (хотя в правовых системах иных государств мы наблюдаем стандартизацию долей участия и в обществах с ограниченной ответственностью.

С точки же зрения правовой идентификации, закрытое акционерное общество выполняет функцию общества с ограниченной ответственностью, т.е. установление запрета на публичное обращение долей участия отличает его от открытого акционерного общества.

Таким образом, если проанализировать Гражданский кодекс и Закон, то в закрытом акционерном обществе уставом может быть предусмотрено, что акции отчуждаются в любой форме отчуждения, т.е. речь идет о купле-продаже, мене, дарении, безвозмездной (спонсорской) помощи, внесении вклада в уставный фонд и т.д., исключительно при наличии согласия иных акционеров. Причем в уставе может быть предусмотрено исключительное единогласие по указанному вопросу и при отсутствии согласия даже одного акционера, вне зависимости от количества принадлежащих ему акций (например, одной акции соответствующего общества), акции не могут быть подарены акционером иному лицу. Таким образом, устав общества может вообще предусмотреть фактические ограничения по обращению акций, причем такие значительные, что преодолеть их не представится возможным. Однако, по нашему мнению, в уставе общества может быть предусмотрена и относительная свобода по данному вопросу. А именно возможность "выражения согласия" на отчуждение акций иным лицам путем отказа акционера от реализации принадлежащего ему права преимущественной покупки акций.

Кроме того, в уставе соответствующего закрытого акционерного общества может быть предусмотрен ограниченный круг лиц, которым могут отчуждаться акции данного общества. При этом рассматриваемое ограничение также может представлять собой широкое либо узкое ограничение акционера по отчуждению принадлежащих ему акций. Например, в конкретном уставе акционерного общества может быть предусмотрено, что если соответствующее акционерное общество занимается переработкой сельскохозяйственной продукции, то его акционерами могут быть исключительно производители соответствующего вида сельскохозяйственной продукции и, следовательно, акционер такого общества вправе отчуждать свои акции исключительно субъекту, который производит указанную продукцию, а раз так, то ни банк, ни строительная организация и т.д. не вправе приобретать акции указанного общества. В рассматриваемом случае мы считаем, что ограничение по обращению акций такого общества является "узким". В случае же если в уставе общества предусмотрено, что акции не могут реализовываться иностранным субъектам, но любой субъект Республики Беларусь вправе приобретать акции соответствующего закрытого акционерного общества, то мы считаем указанное ограничение достаточно широким, так как в поле его действия не подпадают все белорусские субъекты, а раз так, то речь идет о всех белорусских гражданах, юридических лицах, непосредственно самой Республике Беларусь и ее административно-территориальных единицах.

Причем, по нашему мнению, из двух проанализированных ограничений по обращению акций закрытого акционерного общества последнее, безусловно, полностью корреспондируется с правом преимущественной покупки акций, продаваемых другими акционерами общества, которым наделили указанных акционеров п.5 ст.97 ГК РБ и ст.73 Закона Республики Беларусь "О хозяйственных обществах". Что же касается первого из ограничений, т.е. возможности установления в уставе общества отчуждения акций акционерам исключительно с согласия других акционеров, то данное ограничение не корреспондируется с правом преимущественной покупки акций, так как законодатель предусмотрел, что в случае, если ни акционеры, ни акционерное общество не приобретут акции, в том числе в связи с недостижением соглашения по их цене, то акции могут быть отчуждены любому третьему лицу.

В случае же если в акционерном обществе требуется согласие всех акционеров на отчуждение акционером своих акций, а ему такое согласие не дается, и при этом отсутствует механизм, в рамках которого акционер может каким-то образом вместо акций получить иное имущество, то таким образом права акционера ущемляются, так как в этом случае через устав его обязывают всегда оставаться участником общества без возможного получения адекватного имущественного удовлетворения за это. Кроме того, мы наблюдаем прямое противоречие в этом случае между п.2 ст.97 ГК и п.5 ст.97 ГК, которое "без вмешательства законодателя" разрешено быть не может, так как не ясно, какой норме отдать предпочтение. При этом, правда, совместить указанные положения можно таким образом, что если в уставе устанавливается ограничение по отчуждению принадлежащих участнику акций с согласия иных акционеров, то такое ограничение распространяется исключительно на безвозмездное отчуждение акций, т.е. акционер, например, не может подарить принадлежащие ему акции какому-нибудь иному лицу, а применительно к возмездному отчуждению (и прежде всего речь идет о продаже акций) действует норма о праве преимущественной покупки акций и механизм этой нормы, в рамках которого отказ иных акционеров и акционерного общества от покупки соответствующих акций означает возможность их реализации любому третьему лицу.

Однако изложенный выше вывод базируется исключительно на необходимости корреспонденции между собой двух норм Гражданского кодекса. В случае если в конкретном уставе все-таки будет установлено рассматриваемое ограничение по необходимости получения согласия всех акционеров на отчуждение одним из них принадлежащих ему акций, то совсем необязательно суд будет базировать свое решение на указанном выше выводе и исходить из того, что права соответствующего акционера таким образом нарушены. Суд вполне может занять позицию, в рамках которой указать на то, что раз устав утверждался единогласно всеми учредителями, среди которых был и указанный акционер, то он сам добровольно принял на себя соответствующие ограничения. То же относится и к любому иному лицу, которое приобрело акции соответствующего закрытого акционерного общества уже после его учреждения, так как, приобретая соответствующие акции, оно должно было знать, какое имущество и с какими последствиями оно приобретает. Однако, на наш взгляд, несмотря на возможность наличия подобного подхода к решению указанной задачи, он не представляется нам верным в силу того, что в этом случае "акционер становится запертым в определенном акционерном обществе", т.е. он не может каким-либо путем прекратить свою правовую связь с указанным обществом, если того же не пожелают иные акционеры, т.е. если они не дадут ему согласия на отчуждение акций. И если ранее в соответствии с Законом Республики Беларусь "Об акционерных обществах, обществах с ограниченной ответственностью и обществах с дополнительной ответственностью" (ст.41) участник закрытого акционерного общества был вправе свободно реализовывать свои акции его участникам, а в порядке, определяемом уставом, - третьим лицам (правда, данная норма должна была толковаться исключительно в совокупности со ст.97 ГК РБ, а коль так, то фактически не применяться в случае, если в уставе акционерного общества предусматривался запрет на отчуждение акций без согласия на это иных акционеров); но самое главное, такой участник мог потребовать от закрытого акционерного общества приобретения его акций или их части по цене балансовой стоимости имущества, приходящегося на акции (часть акций), и тем самым фактически иметь возможность "выхода из общества", то в соответствии с Законом Республики Беларусь "О хозяйственных обществах" участник закрытого акционерного общества лишен такого права, т.е. он не может в любой момент времени по собственному желанию потребовать от общества выкупа его акций в принудительном порядке иначе, чем в соответствии с положениями ст.78 Закона Республики Беларусь "О хозяйственных обществах".

Исходя из изложенного, по нашему мнению, в уставе конкретного акционерного общества все-таки не может быть предусмотрен безусловный запрет на отчуждение его акций без согласия акционеров на это (тем более речь идет о единогласном согласии таких акционеров), так как это не позволяет реализовать иные положения акционерного законодательства, предоставляющие право акционеру на реализацию принадлежащих ему акций.

Тем самым, на наш взгляд, согласие других акционеров либо несогласие с отчуждением акционером принадлежащих ему акций должно реализовываться путем применения акционером своего права преимущественной покупки акций, то же относится к фактическому праву общества на это. Однако в отношении безвозмездного отчуждения акций, на которое не распространяется право преимущественной покупки акций, на наш взгляд, в уставе может быть предусмотрено рассматриваемое ограничение за рамками отношений, связанных с наследованием акций или их перехода в рамках правопреемства, так как данные отношения урегулированы в п.7 ст.97 ГК РБ и в ст.73 Закона Республики Беларусь "О хозяйственных обществах" и иной подход не позволит реализовать положения указанных норм, а кроме того, фактически обстоятельства, связанные с наследованием и правопреемством, указывают на необходимость применения приведенных положений Кодекса и Закона, а не возможных ограничений в уставе.

Возвращаясь к вопросу реализации акционерами закрытого акционерного общества своего права преимущественной покупки акций, продаваемых другими акционерами, нельзя еще раз не обратить внимание на тот факт, что новый Закон "О хозяйственных обществах" фактически расширительно истолковал положения п.5 ст.97 ГК РБ и тем самым создал новый подход к реализации указанного права.

Если Гражданский кодекс Республики Беларусь просто указывает на то, что акционер имеет такое право и поясняет, что если никто из акционеров не воспользуется своим преимущественным правом в течение 5 дней со дня извещения либо в иной срок, предусмотренный уставом общества, то акционерное общество вправе само приобрести по согласованной с их собственником цене; при отказе же акционерного общества от приобретения акций или недостижении согласия об их цене, акции могут быть отчуждены любому третьему лицу.

Таким образом, Гражданский кодекс, декларируя определенное право, не разъясняет механизм его дальнейшей реализации. То есть в Кодексе не предусмотрено, что происходит в случае, если в обществе более двух участников, а именно - кому из оставшихся участников первому должен предложить продаваемые акции соответствующий акционер и в какой последовательности он это делает.

Однако, по нашему мнению, исходя из смысла института права преимущественной покупки вытекают следующие обстоятельства.

А именно, во-первых, право преимущественной покупки необходимо понимать буквально и распространять исключительно на случаи купли-продажи акций. Хотя при определенных обстоятельствах, учитывая то, что законодатель в п.2 ст.538 ГК РБ указал, что к договору мены применяются правила о купле-продаже, если это не противоречит существу мены, то возможно распространение права преимущественной покупки акций на сделки, связанные с обменом акций на вещи, имущественные права, в частности, внесение вклада в уставный фонд коммерческой организации, выполненные работы, оказанные услуги, и т.д. Правда, в этом случае реализация указанного права будет достаточно затруднена, если акции обмениваются на индивидуально-определенную вещь либо, например, долю в уставном фонде коммерческой организации и т.д., так как акционеры вряд ли имеют такую же вещь либо "являются соответствующей коммерческой организацией", однако предложить им реализовать указанное право, на наш взгляд, необходимо (без практических последствий указанного предложения). Однако ни при каких условиях право преимущественной покупки не может распространяться на безвозмездное отчуждение акций, так как у акционеров даже закрытого акционерного общества, исходя из его природы, нет никаких особых прав требовать дарения им принадлежащих иному акционеру акций или требовать их продажи в том случае, когда акционер пожелал их подарить иному лицу.

Во-вторых, акционер, продающий свои акции, должен предложить иным акционерам именно продаваемый пакет акций, т.е. он не дробит то количество акций, которое желает продать по числу оставшихся акционеров, а предлагает к покупке иным акционерам в целом то имущество, т.е. те акции, которые он желает продать. Указанное объясняется тем, что, если акционер желает продать, например, 50% акций соответствующего акционерного общества, то их цена именно как пакета в 50% гораздо выше, чем продажная цена трех пакетов, например, 10% + 20% и 20%, так как лицо, приобретающее 50% акций фактически, да во многом и юридически, может установить свой контроль над обществом, лицо же, приобретающее 20% акций, как правило, в закрытом акционерном обществе что-либо контролировать не может, а раз так, то оно рассчитывает не на контроль за деятельностью общества путем "назначения" подконтрольного ему руководителя и тем самым, контроль над финансовыми потоками общества, а рассчитывает исключительно на возможный рост курса акций соответствующего общества (благодаря увеличению стоимости его имущества) и прежде всего на дивиденды от деятельности такого общества. И, следовательно, цена 50% пакета исходя из экономических законов должна быть выше совокупной цены трех пакетов: 10% + 20% + 20%.

В-третьих, при реализации права преимущественной покупки акционер, который продает свои акции, должен предложить иным акционерам указанные акции по цене реализации и исходя из прочих существенных условий рассматриваемой реализации. Указанное означает, что цену продаваемых акций назначает исключительно тот акционер, который их реализует, и иные акционеры, которые могут претендовать на эти акции, не могут диктовать акционеру - продавцу акций, по какой цене он должен им предложить указанные акции. Причем на указанную цену не влияет ни стоимость чистых активов общества, приходящихся на акцию, ни продажная цена соответствующих акций иными акционерами и т.д., т.е. цена акций, предлагаемых акционером к покупке, может никак не соотноситься с реальностью. Однако наряду с ценой не менее важным вопросом являются иные условия продажи. Последнее объясняется тем, что, если акционер предлагает купить свои акции, например, за 10 миллиардов рублей и это представляется дорого в ситуации, когда данные деньги необходимо заплатить, например, в течение 2 дней с момента заключения договора, и совсем другая ситуация, когда указанную цену можно уплачивать в рассрочку в течение 15 лет. И если в первом случае акционер вряд ли согласится на покупку указанных акций, то во втором случае, если экономические просчеты будут показывать реальность определенной сделки, согласие со стороны акционера на указанную покупку возможно. Следовательно, если речь идет о реализации права преимущественной покупки и о предложении акционером-продавцом иному акционеру своих акций, то данное предложение должно быть сделано в полном соответствии с нормами Гражданского кодекса, регулирующими оферту, а именно - должно содержать все существенные условия договора, причем те из условий, которые являются существенными исходя из смысла рассматриваемых отношений. В противном случае можно признать акционера-продавца как лицо, проигнорировавшее право преимущественной покупки иных акционеров, и применить последствия несоблюдения указанного права даже в ситуации, когда такой акционер сделал предложение иным акционерам о покупке его акций, но, указав цену, не указал на иные условия взаимоотношений сторон, которые влияют на их существо.

В-четвертых, любое изменение цены, даже в сторону увеличения, требует направления предложения иным акционерам о реализации их права преимущественной покупки акций закрытого акционерного общества. Данный тезис объясняется тем, что акционер, реализовывая свои акции, должен предложить иным акционерам данные акции на тех условиях, на которых он их реализует третьему лицу. В силу изложенного любое изменение цены, безусловно, требует волеизъявления иных акционеров в отношении продажи акций. Наша позиция о том, что даже увеличение цены требует предложения соответствующего пакета акций иным акционерам, обосновывается тем, что акционеры, которые, например, отказались от приобретения акций по цене 100 рублей, безусловно, могут их приобрести по цене 110 рублей, в случае если в первой ситуации цена акции должна быть уплачена в течение 5 дней с момента заключения договора; во втором же случае оплату акций можно осуществить в рассрочку в течение 6 месяцев с даты заключения договора.

В случае же если акционер, который продавал свои акции по цене 100 рублей, получил отказ от иных акционеров на их приобретение, а затем нашел покупателя - третье лицо, которое согласилось их приобрести по цене 110 рублей, и при этом иные условия продажи (условия договора купли-продажи) в обоих случаях остаются неизменными, то, на наш взгляд, в рассматриваемой ситуации указанным в предыдущем абзаце можно пренебречь, так как если акционер не желает приобретать акции по цене 100 рублей, то какие у него могут быть причины приобрести их по 110 рублей, если условия продажи в обоих случаях остаются неизменными. Однако данная позиция может быть не воспринята судебной практикой, учитывая, что законодательство в этом случае никак не регулирует рассматриваемые отношения, а используя аналогию закона применительно к реализации преимущественного права покупки доли в праве общей собственности (ст.253 ГК РБ), нельзя не отметить, что продажа постороннему лицу возможна, когда соответствующие полномочные лица не реализуют свое право преимущественной покупки по цене продажи и при прочих условиях продажи. Следовательно, акции могут быть проданы третьему лицу, лишь исключительно если они не приобретены по той же цене (и при прочих условиях продажи) иными акционерами. Однако, по нашему мнению, повторное предложение реализовать свое право преимущественной покупки в ситуации, когда при прочих равных условиях продажи цена изменилась в сторону увеличения, можно рассматривать уже как злоупотребление своим правом со стороны иных акционеров, чего, безусловно, не происходит в ситуации, когда цена продажи акций снижается по сравнению с ценой, по которой акционерам уже предлагали воспользоваться своим правом преимущественной покупки акций. Однако, возвращаясь к вопросу необходимости направления повторного предложения купить акции по увеличенной цене (по сравнению с ценой первого предложения), нельзя не отметить, что акционер, который отказался приобрести акции за 100 рублей, при определенных условиях (например, ему стало известно о значительных финансовых "достижениях общества", о которых ему ранее не было известно) может через какой-то период времени согласиться их приобрести по 110 рублей за акцию.

Исходя из изложенного, делая промежуточный вывод, нельзя не отметить, что из двух предложенных нами выше позиций до тех пор, пока законодатель и (или) судебная практика "не изберут" одну, "безопаснее", да и более правильно, с точки зрения буквального соблюдения нормы закона, все-таки, даже в случае увеличения стоимости акций при их продаже по сравнению с ценой, по которой они предлагались акционерам, еще раз их предложить им уже по новой цене и лишь в случае повторного отказа предлагать их к покупке иному лицу, тем более, что ст.73 Закона Республики Беларусь "О хозяйственных обществах" предусматривает, что право преимущественной покупки реализуется именно "по цене предложения третьему лицу", а раз так, то буквальное толкование Закона требует еще раз предложить акционеру приобрести акции, даже если повторная цена выше той цены, по которой акционер уже отказался приобретать акции.

В-пятых, желательно предложение о покупке оформить в виде предварительного договора, однако это необязательно, так как законодатель никак не регулирует рассматриваемые отношения. Форма же предварительного договора, так как он урегулирован в ст.399 ГК Республики Беларусь, позволяет реализовать все указанные выше обстоятельства, связанные с сутью предложения, и одновременно установить между соответствующими участниками имущественного оборота необходимые правовые связи, в рамках которых возникает обязательство, а в силу этого - права одной стороны и соответствующие им обязанности другой стороны, несоблюдение которых влечет за собой соответствующие правовые последствия.

Описанная выше схема при правоприменении может представлять собой следующие взаимосвязи сторон. А именно: вначале акционер, который желает продать свои акции, предлагает третьему лицу заключить предварительный договор под отменительное условие (п.2 ст.158 ГК РБ), в соответствии с которым стороны заключат основной договор купли-продажи акций в течение определенного периода времени (в рамках которого необходимо получить отказы со стороны иных акционеров на реализацию своего права преимущественной покупки акций). Однако в случае если кто-либо из акционеров либо часть из них, либо все остальные акционеры (по сравнению с акционером-продавцом) пожелают приобрести продаваемые акции, то обязательства по предварительному договору прекращаются и стороны не обязаны совершать основной договор, так как правовая связь по предварительному договору прекращается.

После этого указанный предварительный договор, но уже в виде предложения иным акционерам, направляется указанным лицам акционером-продавцом.

В случае если все акционеры не реализуют свое право преимущественной покупки, то основной договор купли-продажи акций совершается с третьим лицом. В случае же если кто-либо из акционеров воспользуется своим правом преимущественной покупки, то договор будет совершен именно с данным лицом на условиях предложения, так как согласие акционера на предложение о покупке акций является его акцептом и, следовательно, в соответствии с п.1 ст.403 ГК Республики Беларусь договор купли-продажи акций будет признан заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта.

В-шестых, самая большая проблема в рамках реализации прав преимущественной покупки акций, продаваемых акционером, заключается в том, что ст.73 Закона Республики Беларусь "О хозяйственных обществах" урегулировала те отношения, которые ранее не регулировались законодательством.

А именно: ни Гражданский кодекс Республики Беларусь, ни первоначальная редакция Закона Республики Беларусь "Об акционерных обществах, обществах с ограниченной ответственностью и обществах с дополнительной ответственностью" не содержали порядка направления предложений о реализации права преимущественной покупки акций. То есть если закрытое акционерное общество состоит из 30 участников, то акционер, реализующий свои акции, должен предложить их вначале тому лицу, у которого больший пакет акций, либо тому лицу, у которого меньший пакет акций, либо по своему выбору любому из акционеров, законодатель никак не регулировал указанные отношения и не определял последовательности направления предложений. Правда, в этой ситуации можно было бы попробовать воспользоваться аналогией закона, а именно: перенести на порядок реализации права преимущественной покупки акций в закрытом акционерном обществе, порядок, предусмотренный для реализации права преимущественной покупки доли участника общества с ограниченной ответственностью. В соответствии же с п.2 ст.92 ГК Республики Беларусь участники общества с ограниченной ответственностью пользуются преимущественным правом покупки доли участника (ее части) пропорционально размерам своих долей, если уставом общества или соглашением его участников не предусмотрен иной порядок осуществления этого права. Таким образом, в соответствии с общим правилом участник общества с ограниченной ответственностью, который предлагает свою долю к продаже в рамках реализации права преимущественной покупки доли иными участниками общества, должен вначале предложить продаваемую долю тому из участников, у кого большая доля в уставном фонде, затем - тому, у кого следующая по величине доля, и так до участника, у которого самая маленькая доля в уставном фонде, предложение к которому о покупке следует самым последним. Например, если в обществе с ограниченной ответственностью 4 участника, которым принадлежат доли в размере 50%, 30%, 15% и 5%, то участник, которому принадлежит доля в размере 15%, в случае ее продажи последовательно должен был бы предлагать ее вначале участнику, которому принадлежит доля в 50%, затем тому, у которого доля 30%, и наконец тому, у которого доля 5%. Более сложная ситуация, если при наличии в обществе тех же 4 участников каждому из них принадлежит доля в размере 25%. Законодатель применительно к обществу с ограниченной ответственностью в данном случае никак не регулирует создавшуюся ситуацию. На наш взгляд, в этом случае участник волен предлагать свою долю вначале любому из иных участников, так как никаких ограничений по последовательности предложений в данном случае не наблюдается.

Однако участник не вправе направить одновременно предложение о покупке всем иным участникам, например, в рассматриваемом случае - трем оставшимся участникам, так как указанное предложение, с точки зрения права, имеет определенные правовые последствия, т.е. если данная оферта будет акцептована всеми тремя иными участниками, то возникнет три договора купли-продажи одного и того же имущества (акций), реально же исполнен может быть лишь один из них (причем, любой на выбор продавца). Применительно к оставшимся двум надлежащее исполнение обязательства будет отсутствовать, а коль так, то с продавца необходимо будет взыскать убытки, возникшие у покупателя, в том числе упущенную выгоду, а также применить к продавцу иные меры ответственности, предусмотренные договором.

2. Понятие, особенности создания и деятельности ООО и ОДО

В соответствии с ГК Республики Беларусь (ст.86) обществом с ограниченной ответственностью признается учрежденное двумя или более лицами общество, уставный фонд которого разделен на доли определенных учредительными документами размеров. Участники общества с ограниченной ответственностью не отвечают по его обязательствам и несут риск убытков, связанных с деятельностью общества в пределах стоимости внесенных ими вкладов. (Закон Республики Беларусь "Об акционерных обществах, обществах с ограниченной ответственностью и обществах с дополнительной ответственностью" (ст.43) содержит понятие общества с ограниченной ответственностью аналогичное понятию урегулированному в ГК, с двумя сущностными дополнениями - право владения долями не подтверждается акциями и общество отвечает по своим обязательствам только в пределах своего имущества. Данные дополнения, безусловно, влияют на природу общества с ограниченной ответственностью и должны были бы применяться, однако часть вторая п.3 ст.52 ГК Республики Беларусь допускает в случае признания общества с ограниченной ответственностью экономически несостоятельным (банкротом) возможность привлечения участника такого общества к субсидиарной ответственности по обязательствам общества).

Исходя из понятия общества с ограниченной ответственностью, изложенного в законодательстве Республики Беларусь, можно выделить ряд правовых признаков, которые характеризуют данный институт, причем необходимо констатировать, что большинство этих признаков совпадают с общей характеристикой хозяйственных обществ и товариществ и прежде всего с признаками, характеризующими акционерное общество. Такими признаками являются следующие: общество с ограниченной ответственностью, как и иные общества (товарищества), рассматривается правом Республики Беларусь как юридическое лицо (коммерческая организация) и собственник своего имущества; уставный фонд общества разделен на доли (части); права участника носят как имущественный, так и личный характер; на правовой статус общества, как правило, не влияет изменение состава участников (это не относится к ситуации, когда при определенных обстоятельствах участником общества становится иностранный инвестор и общество приобретает статус коммерческой организации с иностранными инвестициями, либо, когда из общества - коммерческой организации с иностранными инвестициями выходит (исключается) единственный участник - иностранный инвестор), у участника общества отсутствует по общему правилу ответственность по его обязательствам, общество может быть участником любого другого хозяйственного общества или товарищества, общество действует во вне не через своих участников, а через систему органов управления.

Однако наряду с признаками, свойственными как всем хозяйственным обществам и товариществам, так и лишь акционерному обществу как институту, послужившему правовой основой создания общества с ограниченной ответственностью, у данного общества естественно есть и собственные признаки, которые позволяют отличать его от иных хозяйственных обществ и товариществ и особенно от акционерного общества. К ним относятся прежде всего следующие черты общества с ограниченной ответственностью:

а) доли участия в обществе с ограниченной ответственностью не оформляются с помощью ценной бумаги, как в акционерном обществе, в силу чего оборот долей (отчуждение долей) затруднен по сравнению с оборотом (отчуждением) акций, хотя последний тезис действителен применительно к акциям открытого акционерного общества и "спорен" по отношению к акциям закрытого акционерного общества;

б) уставный фонд общества с ограниченной ответственностью, как и акционерного общества, разделен на соответствующее количество частей (данный признак отсутствует в тех правовых системах, где у общества с ограниченной ответственностью может быть лишь один участник), но если в акционерном обществе - эти части равны между собой, то в обществе с ограниченной ответственностью доли участия, как правило, не стандартизированы, т.е. не равны между собой (при этом в иных правовых системах возможна стандартизация долей участия и в обществе с ограниченной ответственностью - такого подхода придерживается, например, Коммерческий закон Латвии);

в) общество с ограниченной ответственностью рассматривается как общество с переменным капиталом, в силу возможности выхода (исключения) участника, в акционерном обществе речь идет о постоянном капитале (однако данный признак также не относится к закрытому акционерному обществу по праву Республики Беларусь, поскольку участник такого общества имеет право потребовать от общества выкупа его акций по цене балансовой стоимости имущества, приходящегося на акции);

г) общество с ограниченной ответственностью является обществом с переменным капиталом также в силу того, что оно по своей природе может предусматривать возможность внесения участниками дополнительных вкладов, что, безусловно, отсутствует в акционерном обществе;

д) в обществе с ограниченной ответственностью существует правовая связь не только между обществом и его участниками (как в акционерном обществе), но и между участниками, которые совершают между собой учредительный договор;

е) в силу изложенного в предыдущем пункте общество с ограниченной ответственностью создается и действует на основе двух видов учредительных документов - учредительного договора и устава, в акционерном обществе же наличествует лишь устав;

ж) участник общества с ограниченной ответственностью в своих отношениях с обществом имеет не только права, но и обязанности, а у акционера обязанности отсутствуют, причем, это относится не только к участнику открытого акционерного общества, но и закрытого;

з) в силу изложенного в предыдущем пункте, несмотря на то что общество с ограниченной ответственностью является обществом капитала, в нем присутствует определенный личностный элемент, который влияет на деятельность общества, в акционерном обществе от личности участника практически ничего не зависит (хотя для закрытого акционерного общества также характерны остатки личного влияния);

и) участники общества с ограниченной ответственностью должны быть поименованы в учредительных документах общества, в связи с чем добиться анонимности участия в обществе невозможно, открытое же акционерное общество по своей природе анонимно (в отношении участников закрытого акционерного общества законодатель Республики Беларусь требует обязательного их отражения в списке участников, прилагаемом к уставу).

к) структура органов управления в обществе с ограниченной ответственностью по праву Республики Беларусь может быть лишь двухзвенной, структура органов акционерного общества может быть как двухзвенной, так и трехзвенной;

л) законодательство Республики Беларусь содержит требование о решении ряда вопросов в обществе с ограниченной ответственностью исключительно по единогласию между участниками, сама природа акционерного общества не предусматривает решения вопросов в высшем органе управления единогласно;

м) определенный личностный элемент в обществе с ограниченной ответственностью позволяет участникам общества исключить одного из них из общества либо участник вправе выйти из общества с выплатой ему обществом стоимости доли, природа же акционерного общества не позволяет исключить акционера либо осуществить выход акционера из общества, иначе, чем путем продажи акций иному лицу (правда, в праве Республики Беларусь, как указано выше, акционер закрытого акционерного общества вправе потребовать от общества выкупа его акций);

н) и, наконец, общество с ограниченной ответственностью по своей природе предусматривает небольшой (и, как правило, постоянный) состав участников, в силу чего законодательство Республики Беларусь указывает на то, что в случае, если количество участников превысит число предусмотренное в законодательстве, то общество с ограниченной ответственностью должно преобразоваться в открытое акционерное общество (в Республике Беларусь это число так и не установлено, в Российской Федерации это 50 участников), акционерное же общество, прежде всего речь конечно идет об открытом акционерном обществе может создаваться для привлечения значительного числа участников.

Из приведенных отличий видно, что общество с ограниченной ответственностью на современном этапе своего развития представляет собой организационно-правовую форму, обособленную и от акционерного общества и от полного товарищества, хотя значительное количество элементов, схожих с признаками акционерного общества, в нем есть, но наблюдаются и признаки, свойственные лишь обществу с ограниченной ответственностью.

В соответствии с ГК Республики Беларусь (ст.94) обществом с дополнительной ответственностью признается учрежденное двумя или более лицами общество, уставный фонд которого разделен на доли определенных учредительными документами размеров. Участники такого общества солидарно несут субсидиарную ответственность по его обязательствам своим имуществом в пределах, определяемых учредительными документами общества в соответствии с законодательством. При экономической несостоятельности (банкротстве) одного из участников его ответственность по обязательствам общества распределяется между остальными участниками пропорционально их вкладам, если иной порядок распределения ответственности не предусмотрен учредительными документами общества.

К обществу с дополнительной ответственностью применяются правила об обществе с ограниченной ответственностью постольку, поскольку иное не предусмотрено законодательством.

Исходя из определения общества с дополнительной ответственностью, приведенного в законодательстве, общество с дополнительной ответственностью фактически представляет собой модификацию общества с ограниченной ответственностью, но с одним существенным отличием: если в обществе с ограниченной ответственностью участники по общему правилу не несут никакой ответственности по обязательствам общества, то в обществе с дополнительной ответственностью существует дополнительная (субсидиарная) ответственность участников по обязательствам общества, причем, солидарно между собой, но не всем принадлежащим им имуществом, т.е. не полностью, а лишь в размере указанном в учредительных документах.

В силу изложенного все признаки общества с ограниченной ответственностью, за исключением отношений связанных с ответственностью участников, свойственны и обществу с дополнительной ответственностью.

По своим правовым характеристикам дополнительная ответственность участников по обязательствам общества близка к гражданско-правовому институту гарантии, присутствующему в праве Республики Беларусь (гарант субсидиарно отвечает по обязательствам должника), при этом режим указанной ответственности характеризует ее как некую дополнительную обязанность участника, напрямую не связанную с иными обязанностями участника.

Исходя из изложенного в предыдущем пункте, общество с дополнительной ответственностью гораздо больше связано с личностью участника, по сравнению с обществом с ограниченной ответственностью.

Участие в обществе с дополнительной ответственностью сопряжено для участников с риском несения дополнительной ответственности не только "за себя", но и за иного участника, в случае его экономической несостоятельности (банкротства), а поэтому личность участника имеет значение не только во взаимоотношениях участников и общества, но и участников.

Несмотря на возможность, при определенных условиях, рассмотрения общества с дополнительной ответственностью как подвида общества с ограниченной ответственностью, в котором участники взяли на себя гарантии за исполнение лишь части обязательств общества, законодатель Республики Беларусь рассматривает данные виды хозяйственных обществ, как самостоятельные организационно-правовые формы, на что указывает как структура главы 4 ГК Республики Беларусь (общество с ограниченной ответственностью и общество с дополнительной ответственностью регламентируются самостоятельными п.4 и 5), так и то, что в п.2 ст.91 ГК Республики Беларусь законодатель предусматривает возможность преобразования общества с ограниченной ответственностью в общество с дополнительной ответственностью, поэтому в силу ст.54 ГК Республики Беларусь наблюдается изменение организационно-правовой формы.

Требования к наименованию общества с дополнительной ответственностью аналогичны требованиям к наименованию общества с ограниченной ответственностью, за исключением указания в соответствии с п.2 ст.94 ГК Республики Беларусь в наименовании общества с дополнительной ответственностью слов "с дополнительной ответственностью".

Общество с дополнительной ответственностью в Республике Беларусь имеет достаточно широкое распространение, но скорее, не в силу удачной правой конструкции данной организационно-правовой формы, а в связи с особенностями регулирования минимальных размеров уставных фондов в праве Республики Беларусь.

3. Понятие, особенности создания и деятельности товариществ

В соответствии с ГК Республики Беларусь (п.1 ст.66) полным товариществом признается товарищество, участники которого (полные товарищи) в соответствии с заключенным между ними договором занимаются предпринимательской деятельностью от имени товарищества и солидарно друг с другом несут субсидиарную ответственность своим имуществом по обязательствам товарищества.

Учитывая, что исторически конструкция полного товарищества с момента его возникновения в XI в. (в Италии) и до настоящего времени не претерпела значительного изменения в правовых системах большинства государств, ее использующих (за исключением придания полному товариществу прав юридического лица в XIX в. во Франции и перенесения этого подхода в право ряда государств, в том числе и Республики Беларусь и Российской Федерации), приведенное понятие полного товарищества соответствует дефиниции полного товарищества в различных правовых системах и в различные правовые эпохи.

На основе норм ГК Республики Беларусь можно выделить следующие основополагающие признаки правовой конструкции "полное товарищество" по законодательству Республики Беларусь:

а) Полное товарищество в праве Республики Беларусь является юридическим лицом (п.2 ст.46 ГК Республики Беларусь), т.е. выступает в имущественном обороте не как множественность лиц участников, а как единое лицо. Таким образом, участником гражданского оборота является само полное товарищество, а не полные товарищи, и сделки заключаются товарищами от имени и для товарищества и для него же порождают правовые последствия.

Как юридическое лицо полное товарищество понимается и в праве ряда иных государств, например во Франции, Италии.

Однако, по германскому, австрийскому, швейцарскому законодательству и англо-американскому праву полные товарищества не признаются юридическими лицами. В Германии, еще в 1900 г. с вводом в действие ГТУ, товарищества получили статус так называемого "относительного юридического лица", т.е. полное товарищество выступает в качестве "самостоятельной хозяйственной единицы". При этом у него есть собственное наименование (полное товарищество действует под единой фирмой), оно может быть кредитором и дебитором (приобретает права и вступает в обязательства), вправе приобретать собственность и другие вещные права на земельные участки (по германскому праву полное товарищество характеризуется с помощью конструкции "обладания складочным капиталом на праве" (zu gesamter Hand), выступать в суде в качестве истца и ответчика (абз.1 § 124 ГТУ). Таким образом, полное товарищество хотя и не является юридическим лицом (не имеет собственной правосубъектности), в определенных отношениях рассматривается как субъект.

б) Полное товарищество является коммерческой организацией вне зависимости от реализуемой им деятельности, т.е. полное товарищество существует для получения прибыли и ее распределения между участниками (п.2 ст.46 ГК Республики Беларусь).

в) Полное товарищество создается и действует на основе договора (п.1 ст.67 ГК Республики Беларусь), базисом которого являются не встречные интересы участников, а их общие (единые) интересы.

При этом заключение учредительного договора полного товарищества не представляет собой окончательную реализацию целей его сторон, а имеет задачу совершения в последующем иных сделок.

г) Полное товарищество рассматривается как самая простая форма хозяйственного товарищества и общества с точки зрения внутренней организации и функционирования.

д) В полном товариществе должно быть не менее двух участников (ст.80 ГК Республики Беларусь). При этом полное товарищество представляет собой объединение лиц, а не только имущества, поскольку в основе полного товарищества лежит не только имущественный фактор, но и личные взаимоотношения участников. Таким образом, полное товарищество относится к разряду "личных (персональных) товариществ" (Personalgesellschaften), которые принято выделять, следуя германской традиции, в отличие от товариществ, в основе которых находится объединение капитала (Kapitalgesellschaften) (хозяйственные общества в праве Республики Беларусь).

е) Полное товарищество характеризуется и наличием доверительных (фидуциарных) отношений, в основе которых лежит близость участников друг другу и личное доверие между ними. (Первые полные товарищества в мире были семейными предприятиями, т.е. рассматриваемая правовая конструкция исторически возникла на базе взаимодействия между близкими родственниками). Доверительные отношения между участниками полного товарищества являются необходимой предпосылкой его создания и существования, ведь действия одного из участников могут привести остальных к экономической несостоятельности (банкротству). Поэтому лица, вступающие в полное товарищество, должны четко представлять себе не только имущественное положение партнера, но и его личные качества и деловую репутацию (в отношении юридического лица - личные качества его представителей).

ж) Полное товарищество настолько неразрывно связано со своими участниками, что надлежащего отделения товарищества от товарищей не происходит. Это выражается, в частности, в отсутствии в полном товариществе собственной, отличной от участников, организации (системы органов).

з) Несмотря на то что максимальное число участников полного товарищества законодательством не ограничивается, их число объективно не может быть большим в силу прежде всего доверительного характера данных отношений.

и) Полное товарищество создается не для совместного владения имуществом (что является, например, целью создания товарищества собственников квартир в многоквартирном доме - п.3 ст.274 ГК Республики Беларусь, представляющего собой некоммерческую организацию), а для совместной деятельности в целях приращения данного имущества. Данный признак полного товарищества основывается на том, что полное товарищество является коммерческой организацией, а вследствие этого цель извлечения прибыли является одной из основных целей создания любого полного товарищества. Недаром законодательство Российской империи именовало полное товарищество "торговым домом".

к) Полное товарищество является собственником своего имущества (п.3 ст.214 ГК Республики Беларусь), участникам же полного товарищества принадлежат лишь обязательственные права по отношению к полному товариществу (п.2 ст.44, п.4 ст.214 ГК). Обязательство, связывающее полное товарищество и товарища, основано на положениях законодательства, которые регулируют взаимоотношения между товариществом и его участниками, а основной документ полного товарищества - учредительный договор - регламентирует и порождает обязательственные отношения между товарищами.

л) Полное товариществе представляет собой организацию с разделенным на доли уставным фондом (п.1 ст.63 ГК Республики Беларусь).

м) Участниками полного товарищества могут быть исключительно индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации (п.4 ст.63 ГК Республики Беларусь). Образно говоря, полное товарищество представляет собой "предпринимателя в квадрате" - оно само является коммерческой организацией и его участники обладают аналогичным правовым статусом.

н) Предпринимательскую деятельность от имени полного товарищества осуществляют товарищи (п.1 ст.66 ГК Республики Беларусь).

о) Полные товарищи несут полную субсидиарную ответственность по обязательствам товарищества (п.1 ст.66 ГК Республики Беларусь): кредиторы товарищества вначале обращают взыскание на его имущество и лишь при его недостаточности имеют право обратить к участникам свои претензии. Субсидиарная ответственность участников по обязательствам юридического лица не полностью соответствует принципу самостоятельности юридического лица в имущественном обороте. Эта особенность правового статуса полного товарищества в большей степени отвечает природе обязательственного права, чем институту лиц, и наличие полной имущественной ответственности участника по обязательствам товарищества более органично вписывалось бы в принципы гражданского права, если бы полное товарищество не рассматривалось в ГК как юридическое лицо. При этом полные товарищи несут ответственность по обязательствам товарищества солидарно друг с другом (п.1 ст.66 ГК Республики Беларусь). Итак, полные товарищи несут самое тяжкое бремя ответственности какое только возможно среди всех участников (учредителей) юридических лиц, поскольку их ответственность не только солидарная, но одновременно и неограниченная.

п) Дополнительными признаками полного товарищества являются:

потенциальный кредит полного товарищества основан не на размере его уставного фонда, а на имущественном положении и деловой репутации его участников;

одно лицо может быть участником только одного полного товарищества либо полным товарищем только в одном коммандитном товариществе (п.2 ст.66 ГК Республики Беларусь);

полное товарищество - всегда "открытое" товарищество, в отличие, например, от такой разновидности простого товарищества, как "негласное товарищество", т.е. участие лица в полном товариществе всегда известно третьим лицам. При этом по другому основанию полное товарищество является самым закрытым из всех видов хозяйственных товариществ и обществ, поскольку доли участия в нем могут быть отчуждены только с согласия всех остальных участников. Любые соглашения, противоречащие этому правилу, являются ничтожными (данное положение в полной мере распространяется и на сделки между участниками полного товарищества);

разногласия между полными товарищами - возможная основа для прекращения товарищества, поскольку, как правило, управление деятельностью полного товарищества осуществляется исходя из принципов обязательственного права, по общему согласию всех участников (п.1 ст.68 ГК Республики Беларусь);

в полном товариществе присутствует запрет на конкуренцию между товарищем и товариществом (п.3 ст.70 ГК Республики Беларусь). В соответствии с п.1 ст.6 Закона Республики Беларусь от 10 декабря 1992 г. "О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции" (в редакции Закона Республики Беларусь от 10 января 2000 г. N 364-З) запрещаются и в установленном порядке признаются недействительными заключение и осуществление в любой форме соглашений (согласованных действий) между хозяйствующими субъектами, если это имеет целью или результатом (может иметь своим результатом) исключение или ограничение доступа на товарный рынок других хозяйствующих субъектов или необоснованное ограничение производства товаров, а также подконтрольность реализации товаров на товарном рынке или отказ от заключения договоров с определенными продавцами или покупателями (заказчиками) или иные последствия, которые устраняют или могут ограничить конкуренцию, препятствуют ее установлению или развитию (могут повлечь устранение, ограничение конкуренции, или воспрепятствовать ее установлению или развитию). Тем самым с момента принятия новой редакции Антимонопольного закона в Республике Беларусь наблюдается конфликт между ним и Гражданским кодексом Республики Беларусь, так как указанный Закон не предусматривает возможности установления в ином законодательстве изъятия из данного правила. (При этом данный конфликт в силу ст.3 ГК Республики Беларусь и Закона Республики Беларусь от 10 января 2000 г. "О нормативных правовых актах Республики Беларусь" решается в пользу ГК).

Таковы основные признаки полного товарищества по законодательству Республики Беларусь. При этом указанные выше признаки полного товарищества в той или иной мере использованы в правовых конструкциях всех остальных видов хозяйственных обществ и товариществ, тем самым полное товарищество предстает в виде архетипа хозяйственных обществ и товариществ.

Признаки полного товарищества в соответствии с ГК Республики Беларусь, во многом схожи с признаками урегулированного в ГК простого товарищества.

Это объясняется тем, что простое товарищество - это то же полное товарищество, но без прав юридического лица (хотя если подходить к данному вопросу исторически, то простое товарищество - это римское societas, т.е. объединение неизвестное третьим лицам, а известное только участникам объединения (негласное товарищество по законодательству Республики Беларусь).

Несмотря на близость договора простого товарищества по своим правовым признакам к полному товариществу, наблюдаются и отличия данных правовых конструкций. При этом наряду с главным отличием, состоящим, как указано, в том, что полное товарищество является юридическим лицом, тогда как простое товарищество рассматривается исключительно как вид обязательства, существует и ряд иных отличий. Например, полное товарищество, даже при осуществлении им благотворительной деятельности, рассматривается как коммерческая организация, т.е. является прежде всего участником хозяйственного оборота, простое же товарищество может создаваться не только для осуществления предпринимательской деятельности, но и в целях, не связанных с извлечением прибыли (например, строительство и эксплуатация жилых домов и т.п.). В силу этого в простом товариществе, созданном не в сфере осуществления предпринимательской деятельности, ответственность участников по обязательствам товарищества не солидарная, а долевая.

В качестве общего вывода о правовой природе полного товарищества необходимо отметить схожесть данного института в гражданском законодательстве Республики Беларусь с институтом "полное товарищество" в крупных правовых системах мира в силу единого исторического происхождения указанной организационно-правовой формы применительно к внешним признакам функционирования полного товарищества (его участия в имущественном обороте). Что касается его внутренней природы, то и здесь наблюдается значительное сходство, отличие же присутствует лишь по линии "полное товарищество - юридическое лицо" - "полное товарищество без прав юридического лица".

Полное товарищество имеет свое фирменное наименование, которое должно содержать имена (наименования) всех его участников, а также слова "полное товарищество" либо имя (наименование) одного или нескольких участников с добавлением слов "и компания" и "полное товарищество" (п.3 ст.66 ГК Республики Беларусь).

Подобный подход законодателя к регламентации фирменного наименования полного товарищества объясняется тем, что полное товарищество настолько неразрывно связано со своими участниками, что надлежащего отделения товарищества от его участников не происходит, и это находит свое отражение в наименовании полного товарищества - личные имена (наименования) участников становятся составляющими наименования юридического лица (что еще раз подтверждает внутреннюю противоречивость придания полному товариществу прав юридического лица).

Использование термина "компания" в наименовании полного товарищества имеет исторические корни. Как указывалось выше, первыми полными товариществами были торговые компании Италии, термин "компания" происходит от слова "cumpanis", т.е. совместное потребление хлеба, (что указывает на то, что вначале это понятие относилось к членам одной семьи).

При этом невключение в наименование полного товарищества всех имен (наименований) товарищей нарушает принцип "истинности фирмы полного товарищества", т.е. участники имущественного оборота не получают информации обо всех лицах стоящих за полным товариществом, хотя соблюдение в настоящее время этого принципа ничего не дает для устойчивости хозяйственного оборота.

Коммандитным товариществом по законодательству Республики Беларусь признается товарищество, в котором наряду с участниками, осуществляющими от имени товарищества предпринимательскую деятельность и отвечающими по обязательствам товарищества всем своим имуществом (полными товарищами), имеется один или несколько участников (вкладчиков, коммандитов), которые несут риск убытков, связанных с деятельностью товарищества, в пределах сумм внесенных ими вкладов и не принимают участия в осуществлении товариществом предпринимательской деятельности (п.1 ст.81 ГК Республики Беларусь).

В соответствии с данным определением можно выделить следующие основополагающие признаки правовой конструкции "коммандитное товарищество" по законодательству Республики Беларусь:

а) как и полное товарищество, коммандитное товарищество является юридическим лицом, коммерческой организацией вне зависимости от осуществляемой деятельности (п.2, ст.46 ГК Республики Беларусь); создается и действует на основе договора (п.1 ст.82 ГК Республики Беларусь), представляет собой разновидность товарищеских (не меновых) отношений и объединения лиц, а не только имущества; настолько неразрывно связано с участниками - полными товарищами, что надлежащего отделения товарищества от его участников - полных товарищей не происходит; создается не для совместного владения имуществом, а для совместной деятельности в целях приращения данного имущества, является собственником своего имущества (п.3 ст.214 ГК Республики Беларусь); участникам коммандитного товарищества принадлежат лишь обязательственные права по отношению к коммандитному товариществу (п.2 ст.44, п.4 ст.214, п.1 ст.63 ГК Республики Беларусь); предпринимательскую деятельность от имени товарищества осуществляют полные товарищи (п.2 ст.81 ГК Республики Беларусь), т.е. в коммандитном товариществе отсутствуют органы управления; кредит товарищества основан не на размере его уставного фонда, а на имущественном положении и деловой репутации его участников - полных товарищей;

б) коммандитное товарищество характеризуется наличием двух категорий участников с различным правовым статусом ("дуализм статуса участников коммандитного товарищества"). То есть коммандитное товарищество является союзом с одной стороны, индивидуальных предпринимателей и коммерческих организаций, и с другой стороны - инвесторов;

в) правовое положение полных товарищей в коммандитном товариществе соответствует правовому положению полных товарищей в полном товариществе (с учетом того, что полные товарищи в коммандитном товариществе должны считаться с правами коммандитов) и регулируется едиными правовыми нормами (п.2 ст.81 ГК Республики Беларусь), за исключением случаев, когда в коммандитном товариществе лишь один полный товарищ (неограниченно ответственный участник);

г) коммандит (вкладчик) не является предпринимателем. В качестве вкладчика может выступать как гражданин, так и юридическое лицо. Вкладчики не имеют личных прав в коммандитном товариществе, а вследствие этого и не несут никаких обязанностей, за исключением внесения вклада. Все права вкладчиков носят либо имущественный характер, либо связаны с имущественным характером;

д) одно лицо может быть полным товарищем только в одном коммандитном товариществе либо участником только одного полного товарищества (п.3 ст.81 ГК Республики Беларусь);

е) в коммандитном товариществе должно быть одновременно не менее одного полного товарища и одного вкладчика;

ж) уставный фонд коммандитного товарищества составляют не только вклады полных товарищей, но и вклады коммандитов.

Таким образом, коммандитное товарищество достаточно близко к полному товариществу, поэтому ГК Республики Беларусь (п.5 ст.81) предусматривает, что коммандитное товарищество регламентируется нормами о полном товариществе в части, не противоречащей положениям о коммандитном товариществе.

Однако у коммандитного товарищества есть сходство с полным товариществом, и к нему могут применяться положения о полном товариществе лишь в случае, если в коммандитном товариществе несколько полных товарищей. В случае же, если в коммандитном товариществе есть лишь один участник, который несет полную ответственность по его обязательствам, то на такое коммандитное товарищество правила о полном товариществе не распространяются, так как единственный его "полный товарищ" будет действовать исходя из своей собственной единоличной воли и так называемая "товарищеская воля" будет отсутствовать. В силу этого порядок принятия решений в таком товариществе никак не будет соотноситься с порядком принятия решений в полном товариществе. Указанное относится и к вопросам ведения дел товарищества, распределения прибылей и убытков, изменения состава участников.

Применительно к праву Республики Беларусь данные отношения необходимо рассматривать исходя из того, что п.1 ст.81 ГК Республики Беларусь, в котором содержится дефиниция коммандитного товарищества, предусматривает, что в коммандитном товариществе может быть один или несколько вкладчиков, однако применительно к определению полных товарищей законодатель абсолютно верно использует конструкцию множественного числа, а не единственного числа ("наряду с участниками: (полными товарищами)"). Однако уже в п.1 ст.85 ГК Республики Беларусь законодатель указывает на то, что в отличие от полного товарищества коммандитное товарищество сохраняется, если в нем остаются по крайней мере один полный товарищ и один вкладчик. Тем самым законодатель допускает возможность сохранения коммандитного товарищества и с одним полным товарищем.

Однако законодатель все-таки не предоставляет возможности создания коммандитного товарищества с одним полным товарищем. (Такую возможность следует предусмотреть, при этом одновременно необходимо урегулировать две разновидности коммандитного товарищества, а именно: "коммандитное товарищество на основе полного товарищества" (сохранив действующие подходы к его регулированию) и "коммандитное товарищество - с одним неограниченно ответственным участником".

Указанное выше позволит расширить географию применения коммандитного товарищества, так как в этом случае даже одно лицо сможет под свое собственной имя объединить ряд вкладчиков и тем самым создать финансовую основу для деятельности соответствующего товарищества. Например, во Франции Ив-Сен Лоран под свое достаточно известное имя модельера одежды объединил ряд вкладчиков и создал дом моды "Ив-Сен Лоран" в форме коммандитного товарищества)

При наличии в коммандитном товариществе лишь одного участника с неограниченной ответственностью по его обязательствам именно данное лицо и будет осуществлять единолично все действия, связанные с управлением коммандитным товариществом и ведением его дел. В этом случае будет наблюдаться реализация единоличной воли, а не коллективной воли, как в полном товариществе. В связи с этим на коммандитное товарищество может частично распространяться законодательство о полном товариществе, но лишь в отношении тех коммандитных товариществ, в которых участвуют несколько лиц с неограниченной ответственностью по обязательствам товарищества. Если же в коммандитном товариществе есть лишь одно такое лицо, то на него ни при каких условиях не может распространяться положение о солидарной ответственности полных товарищей между собой по обязательствам коммандитного товарищества, либо норма, касающаяся управления товарищества по общему согласию всех участников, либо положения, относящиеся к изменению состава участников товарищества, или к принятию решения о его реорганизации или ликвидации.

Коммандитное товарищество в праве Республики Беларусь имеет свое фирменное наименование, которое должно содержать имена (наименования) всех его полных товарищей, а также слова "коммандитное товарищество" либо имя (наименование) не менее одного полного товарища с добавлением слов "и компания" и "коммандитное товарищество" (п.4 ст.81 ГК Республики Беларусь). Наименование коммандитного товарищества, как в современном законодательстве Беларуси, так и в ранее действовавшем на данной территории законодательстве Российской империи и Советского Союза, предусматривает включение в него имен полных товарищей, а также указания на "компанию" в силу того, что в коммандитном товариществе всегда есть участники (вкладчики), чьи имена не должны содержаться в наименовании коммандитного товарищества.

4. Простые и именные акции: понятие, порядок выпуска и реализации их

АКЦИЯ - ценная бумага, представляющая собой свидетельство о вложении определенной доли капитала или средств в акционерное общество и дающая право на получение некоторой части его прибыли в виде дивиденда. В отличие от держателей облигаций, которые выступают кредиторами корпорации или акционерных обществ, акционеры являются ее собственниками. Это дает им возможность принимать участие в голосовании по вопросу выборов в совет директоров компании и дележе будущего дохода, если будет решено распределить его по акциям. По акционерному праву и уставам акционерного общества акции выпускаются в равных долях акционерного капитала и круглых суммах.

Простая акция - ценная бумага, удостоверяющая право владельца на долю собственности акционерного общества при его ликвидации, дающая право ее владельцу на получение части прибыли общества в виде дивиденда и на участие в управлении обществом.

Привилегированная акция - ценная бумага, дающая право ее владельцу на получение дивиденда в качестве фиксированного процента, право на долю собственности при ликвидации общества и не дающая права голоса на участие в управлении обществом.

Обязательными реквизитами акции являются:

наименование ценной бумаги - "акция", номинальная стоимость, вид акции (именная или на предъявителя);

полное наименование и юридический адрес эмитента;

полное наименование или имя покупателя акции либо указание, что акция на предъявителя;

место, дата выпуска, номер государственной регистрации, серия и порядковый номер акции;

образец подписи (факсимиле) уполномоченных лиц эмитента и перечень прав, предоставляемых владельцам акций.

Вышеназванные реквизиты содержатся в реестре акционеров. Порядок ведения реестра акционеров определяется центральным органом, осуществляющим контроль и надзор за рынком ценных бумаг.

Все выпускаемые акционерным обществом акции обеспечиваются его имуществом.

При отсутствии имущества производится предварительная подписка на акции, средства от которой не могут быть использованы до проведения государственной регистрации акций.

Решение о выпуске акций принимается учредительной конференцией или общим собранием акционеров.

Решение о выпуске акций должно содержать сведения, определяемые центральным органом, осуществляющим контроль и надзор за рынком ценных бумаг.

Акции выпускаются при создании акционерного общества либо при увеличении его уставного фонда. Выпуск акций создаваемым открытым акционерным обществом включает в себя проведение открытой подписки, регистрацию акций и их фактическое размещение на условиях и по итогам подписки. Порядок проведения открытой подписки на акции создаваемого открытого акционерного общества определяется законодательством.

Акции выпускаются в размере оплаченного уставного фонда создаваемого акционерного общества и размещаются среди инвесторов на условиях и по итогам подписки.

Дополнительный выпуск акций, осуществляемый в связи с увеличением уставного фонда путем подписки, возможен только после полной оплаты акций и их государственной регистрации. Решение о дополнительном выпуске акций принимается общим собранием акционеров по окончании подписки.

Размещение дополнительного выпуска акций открытого акционерного общества возможно в форме распределения между участниками общества, открытой продажи либо по итогам подписки.

Подписка на акции либо их продажа первому владельцу по цене ниже номинальной стоимости не допускается. При этом номинальная стоимость акций должна быть выражена только в национальной денежной единице. Открытая продажа дополнительного выпуска осуществляется на основе договора купли-продажи путем внесения инвестором взноса на расчетный счет эмитента в учреждении банка. Инвестор приобретает право владельца на акции после их полной оплаты, а на их отчуждение - в порядке, предусмотренном законодательством.

Список использованных источников

Список нормативных источников:

1. Гражданский кодекс Республики Беларусь № 218-З от 7 декабря 1998 г. (в ред. от 29.12.2006 года) // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО "ЮрСпектр", Национальный центр правовой информации Республики Беларусь. - Минск, 2008.

2. Закон Республики Беларусь "О хозяйственных обществах".

3. Постановление Комитета по ценным бумагам при Совете Министров Республики Беларусь от 11 апреля 2006 года № 09/П "Об утверждении инструкции о порядке выпуска и государственной регистрации ценных бумаг" // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО "ЮрСпектр", Национальный центр правовой информации Республики Беларусь. - Минск, 2008.

4. Закон Республики Беларусь "О ценных бумагах и фондовых биржах" от 12 марта 1992 г. N 1512-XII (с изм. и доп) // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО "ЮрСпектр", Национальный центр правовой информации Республики Беларусь. - Минск, 2008.

Список литературных источников:

5. Колбасин Д.А. Гражданское право. Особенная часть: учебное пособие / Д.А. Колбасин. - Минск: Амалфея, 2006. - 768 с.

6. Комментарий к Гражданскому кодексу Республики Беларусь (постатейный): В 3 т. Т.2. Рук. авт. коллектива и отв. ред. - доктор юрид. наук, проф., засл. юрист БССР В.Ф. Чигир. - Минск, 2006.

7. Савичев Г.П. Гражданское право: Учебник. В 2 т.Т. II. Полутом 2. / Отв. ред. Е.А. Суханов.2-е изд., перераб. и доп. - М., 2005.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ