Конкурсная масса несостоятельного должника

Ликвидация юридического лица, признанного банкротом. Виды имущества, добавляемые в имущественную массу должника. Статус субъекта, приобретшего имущество у покупателя. Распределение конкурсной массы между кредиторами.

Вопрос о формировании конкурсной массы возникает на этапе ликвидации юридического лица, признанного несостоятельным (банкротом), т.е. на стадии конкурсного производства. Порядок его осуществления регламентируется нормами гл. 7 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон). До вступления в силу этого Закона проведение конкурсного производства регулировалось положениями гл. 6 одноименного Федерального закона от 8 января 1998 г. N 6-ФЗ (далее - Закон 1998 г.).

Все функции конкурсного управляющего направлены на формирование конкурсной массы должника. Важное практическое значение отношений, связанных с конкурсной массой, обусловливает интерес к установлению сути этих отношений. Так, Г.Ф. Шершеневич называл конкурсной массой "совокупность прав вещных и обязательственных" ; В.Ф. Попондопуло определяет конкурсную массу как имущественно-правовой комплекс, включающий в себя не только вещи и вещные права должника, но и другие его имущественные права, а в определенных случаях и обязанности.

Термин "конкурсная масса" используется Законом во вполне определенном смысле: в соответствии с п. 1 ст. 131 все имущество, имеющееся на момент открытия конкурсного производства и выявленное в ходе конкурсного производства, составляет конкурсную массу. Как видно из определения, Закон не дифференцирует статус имущества должника сразу после открытия конкурсного производства и к моменту начала распределения средств между кредиторами. Однако в течение этого периода состояние имущества должника может претерпеть (а как правило, так и бывает) значительные изменения. Поэтому более целесообразно использовать другой термин - имущественная масса - для обозначения имущества, имеющегося у должника на момент признания его банкротом и открытия конкурентного производства. Далее в имущественную массу производятся определенные добавления; какое-то имущество из нее изымается - все это осуществляется в целях формирования конкурсной массы. Таким образом, конкурсной массой предлагается называть имущество, готовое к распределению между кредиторами, т.е. денежные средства, полученные от реализации имущественной массы, и неликвидное имущество (для целей настоящей статьи мы будем исходить именно из такого понимания терминов "конкурсная масса" и "имущественная масса").

Следовало бы дать легальную дифференциацию указанных понятий - ведь обозначение различных по сути явлений одним термином является серьезным недостатком юридической техники правового акта.

Поскольку в целях формирования конкурсной массы в имущественную массу осуществляются определенные дополнения и изъятия, выделим сначала виды имущества, добавляемые в имущественную массу должника. К таковым относится:

- имущество должника, без правовых оснований находящееся у третьих лиц;

- имущество, полученное в результате реализации дебиторской задолженности (думается, речь может идти как о денежных средствах, так и об ином имуществе третьих лиц, которое должно быть передано должнику);

- денежные средства, полученные в результате осуществления субсидиарной ответственности, - имущество субъектов, своими действиями доведших должника до банкротства;

- имущество, являющееся предметом залога, переданного кредитору-залогодержателю (заклад).

Обращает на себя внимание следующий факт: на практике управляющие иногда включают в конкурсную массу не то имущество, которое в действительности принадлежит должнику. Например, в одном из дел Президиум ВАС РФ отметил, что при заключении должником договоров на долевое участие в строительстве имуществом, принадлежащим должнику, являются не квартиры, а имущественные права требования к контрагенту.

Изымаются из имущественной массы следующие виды имущества.

- Имущество, изъятое из гражданского оборота. При наличии у должника такого имущества конкурсный управляющий обязан уведомить собственника имущества (каковым может быть только государство). Собственник обязан в течение шести месяцев (Закон 1998 г. устанавливал месячный срок) с момента получения от конкурсного управляющего уведомления решить судьбу этого имущества - либо принять его, либо закрепить за другим унитарным предприятием. В силу прямого указания п. 3 ст. 132 Закона по истечении 6-месячного срока - в случае неисполнения собственником обязанности по распоряжению исключенным из оборота имуществом - все расходы по его содержанию возлагаются на собственника. Это означает, что конкурсный управляющий имеет право требовать с собственника выплаты денежных сумм, необходимых для содержания исключенного из оборота имущества, - эти суммы будут поступать в имущественную массу.

- Имущественные права, связанные с личностью должника, в том числе права, основанные на разрешении (лицензии) на осуществление определенных видов деятельности. Эта норма, установленная п. 2 ст. 131, не до конца продумана, ибо не вполне корректно относить права, основанные на лицензии, к личным правам, так как лицензию может получить любой субъект, соответствующий установленным требованиям (что выражается в предоставлении в лицензирующий орган определенных документов), вследствие чего аналогичные лицензии могут быть у нескольких субъектов, осуществляющих определенную деятельность. Исходя из этого не вполне логично исключать права, основанные на лицензии, из имущественной массы. Эти права могут представлять значительную ценность и иметь соответствующую стоимость, а потому следовало бы включить их в имущественную массу и реализовывать посредством проведения закрытых торгов с участием субъектов, имеющих аналогичные лицензии (т.е. лицензии на осуществление такой же деятельности).

Надо заметить, Закон 1998 г. допускал исключение из указанного правила - при продаже бизнеса (реализация предприятия как имущественного комплекса не исключена, хотя и маловероятна на стадии конкурсного производства) в силу ч. 3 п. 1 ст. 86 (которая применялась в силу п. 5 ст. 112 того же Закона) "в случаях, когда основной вид бизнеса осуществляется только на основании разрешения (лицензии), покупатель предприятия приобретает преимущественное право на получение указанного разрешения (лицензии)". Таким образом, при продаже предприятия в соответствии с Законом 1998 г. права, основанные на лицензии, не только не исключаются из имущественной массы, но могут быть переданы даже субъекту, аналогичной лицензии не имеющему. Такая ситуация более целесообразна, чем исключение из имущественной массы прав, основанных на лицензии. Поскольку в настоящее время о судьбе прав, основанных на лицензии, нормы о продаже бизнеса не упоминают, из этого следует вывод о применении общих положений Гражданского кодекса РФ, в соответствии с п. 3 ст. 559 которого такие права в состав предприятия не включаются.

- Жилищный фонд социального использования, а также социально значимые объекты, не проданные по конкурсу. К социально значимым объектам принадлежат дошкольные образовательные и общеобразовательные учреждения, лечебные учреждения, спортивные сооружения, объекты коммунальной инфраструктуры, относящиеся к системам жизнеобеспечения региона.

Обращает на себя внимание значительное изменение правовой регламентации данных вопросов. Закон 1998 г. исключал из конкурсной массы как жилищный фонд социального обеспечения, так и детские дошкольные учреждения, а равно объекты коммунальной инфраструктуры, жизненно необходимые для региона (т.е. круг социальных объектов был более узким).

При наличии у должника таких объектов конкурсный управляющий должен сообщить о них муниципальному образованию в лице уполномоченных органов местного самоуправления, которым подлежат передаче указанные объекты. Однако четкий механизм передачи названных объектов отсутствует; на проблемы, с этим связанные, обращают внимание ученые. Закон устанавливает, что муниципальные органы не вправе отказаться от принятия этих объектов, причем они должны быть приняты по их фактическому состоянию без каких-либо дополнительных условий. В дальнейшем такие объекты должны финансироваться из соответствующих бюджетов. Закон предусматривает последствия непринятия указанных объектов уполномоченными органами местного самоуправления (что весьма актуально, поскольку это случается довольно часто, так как названные объекты не приносят прибыли, но требуют значительных затрат на содержание). Можно выделить две категории последствий: во-первых, по истечении месяца с момента получения уведомления конкурсного управляющего о наличии указанных объектов обязанность по их содержанию и обеспечению функционирования ложится на уполномоченные органы местного самоуправления (следовательно, управляющий может предъявить к ним требование о взыскании денежных средств, необходимых для означенных целей); во-вторых, в отношении должностных лиц уполномоченных органов местного самоуправления, не исполняющих данную обязанность, возможна ответственность, предусмотренная федеральным законом, в соответствии с п. 7 ст. 132 Закона. Таким образом, при наличии убытков, вызванных уклонением должностных лиц от принятия подлежащего принятию имущества, указанные лица могут быть привлечены к гражданско-правовой ответственности в виде возмещения этих убытков. Кроме того, возможна ответственность административная.

Рассмотренные нормы направлены на обеспечение передачи объектов. Закон 1998 г. предполагал передачу безвозмездной - это следует, в частности, из его п. 4 ст. 104, который стал предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ, и Постановлением от 16 мая 2000 г. N 8-П положение этого пункта было признано неконституционным. То есть с указанной даты конкурсный управляющий, вместо того (а точнее, вместе с тем) чтобы заставлять муниципальные органы принять на баланс определенное имущество должника, которое они принимать не желали, должен был требовать оплаты этого имущества. Подобное решение не вполне продуманно, а потому малоэффективно.

На практике стали возникать ситуации, когда продать муниципальному органу указанное имущество было совершенно невозможно, и в итоге управляющий все равно вынужден был передавать его безвозмездно, так как у ликвидируемого должника имущества оставаться не должно. О.А. Никитина в связи с этим высказала следующее мнение: "Принимая во внимание, что в настоящее время денежных средств у соответствующих муниципальных образований нет, представляется возможной передача указанных объектов бесплатно, но при отсутствии возражений со стороны кредиторов о такой передаче". Данная позиция совершенно логична, но не бесспорна с точки зрения соответствия Постановлению КС РФ, согласно которому право на получение компенсации возникает независимо от наличия или отсутствия согласия кредиторов.

Высший Арбитражный Суд РФ, поддерживая позицию Конституционного Суда, в письме от 14 июня 2000 г. N С5-7/93-668 указал, что с учетом выводов, содержащихся в Постановлении КС РФ, подлежит применению, в частности, ст. 306 ГК РФ, в соответствии с которой в случае принятия Российской Федерацией закона, прекращающего право собственности, убытки, причиненные собственнику в результате принятия этого акта, в том числе стоимость имущества, возмещаются государством.

В.В. Витрянский решение изложенной проблемы видел в необходимости внесения в Закон изменений, предоставляющих управляющему право обратиться в арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве, с заявлением о понуждении соответствующего органа местного самоуправления к принятию указанных объектов. Причем, удовлетворяя такое заявление, суд должен определять размер денежной суммы, подлежащей внесению муниципальным образованием в конкурсную массу должника. Кроме того, В.В. Витрянский предлагал "предусмотреть исключения (в части возмездности передачи) в отношении убыточных объектов". Данная позиция нашла отражение в Законе 2002 г., п. 6 ст. 132 которого установил, что передача социальных объектов в собственность муниципального образования осуществляется на возмездной основе по договорной цене, за исключением объектов, эксплуатация которых является убыточной.

Надо заметить, Закон 1998 г. не вполне оправданно включил в число объектов, подлежащих изъятию из имущественной массы, столь широкий перечень. Ведь включение этих объектов в имущественную массу и, следовательно, их реализация могут осуществляться в интересах как кредиторов, так и лиц, использующих указанные объекты. Для этого в необходимых случаях следовало предусмотреть продажу управляющим определенных объектов по конкурсу с условием сохранения их целевого использования.

Именно так и поступил Закон 2002 г., установив, что сразу и безусловно из имущественной массы исключается только жилищный фонд социального использования. Иные социальные объекты подлежат реализации особым порядком - по конкурсу, обязательным условием которого является обязанность покупателя соблюдать целевое назначение объектов (иные условия конкурса могут быть определены кредиторами по предложению органа местного самоуправления). Средства, полученные от продажи, поступают в конкурсную массу.

Интерес (и с практической, и с теоретической точки зрения) вызывают отношения, складывающиеся в силу ч. 4 - 6 п. 4 ст. 132 Закона после продажи социальных объектов. После проведения конкурса покупатель заключает с органом местного самоуправления соглашение об исполнении условий конкурса. Очевидно, что заключение такого договора - обязанность сторон. К сожалению, Закон этого четко не устанавливает: из формулировки ч. 4 п. 4 ст. 132 не следует, о праве либо об обязанности идет речь; подобные формулировки являются недостатком юридической техники Закона, в результате чего сложно ответить на вопрос о последствиях незаключения упомянутого соглашения. Во избежание проблем представляется необходимым применить толкование, в соответствии с которым заключение договора об исполнении условий конкурса обязательно; следовательно, возможно принуждение одной стороны другой к заключению этого договора.

Если впоследствии покупатель (собственник имущества) существенно нарушает условия соглашения об исполнении условий конкурса, то по заявлению органа местного самоуправления суд может расторгнуть как соглашение об исполнении условий конкурса, так и договор купли-продажи (который орган местного самоуправления не заключал). Расторжение этих договоров приводит к тому, что имущество передается муниципальному образованию, которое обязано возместить покупателю денежные средства. Обращают на себя внимание связанные с этим два недостатка Закона, которые могут вызвать проблемы на практике. Во-первых, ничего не сказано о порядке определения подлежащих выплате покупателю сумм - средства, выплаченные по договору купли-продажи (заключенному, возможно, несколько лет назад) могут не соответствовать (как в меньшую, так и в большую сторону) действительной стоимости имущества. Во-вторых, Закон не установил, что сами муниципальные органы, получив имущество, обязаны соблюдать целевой характер его использования. Такая норма была в Законе 1998 г.; она весьма необходима; объяснить ее отсутствие можно только забывчивостью законодателя. В результате крайне сложно будет что-то сделать, если муниципальное образование, получив в результате расторжения (по причине нецелевого использования имущества) социальный объект, тут же начнет использовать его в иных целях. Внесение в Закон соответствующих изменений представляется необходимым.

Закон не устанавливает какие бы то ни было сроки, в течение которых возможно расторжение договора купли-продажи, следовательно, это возможно в любое время независимо от даты продажи имущества.

Еще одна проблема, возможная на практике, состоит в том, что Закон не регламентирует статус субъекта, приобретшего рассматриваемое имущество у покупателя. Из буквального толкования норм Закона можно, к сожалению, сделать вывод о неприменении к такому субъекту ограничений и последствий, связанных с целевым использованием имущества. В связи с этим необходимо распространительное толкование либо внесение в Закон соответствующих изменений.

- Имущество третьих лиц, находящееся у должника без правовых оснований. Безусловно, такое имущество подлежит возврату собственнику как при наличии соответствующих требований, так и при их отсутствии. Конкурсный управляющий, обнаружив имущество, не принадлежащее должнику, обязан принять меры к поиску и обнаружению собственника. С указанным имуществом могут быть связаны две проблемы, т.е. два вопроса, на которые Закон не отвечает: что делать с имуществом, собственника которого обнаружить не удается (включая имущество, которым должник владеет открыто, непрерывно, добросовестно, но менее срока приобретательной давности), и каковы последствия реализации конкурсным управляющим чужого имущества (в том числе с торгов)? Между тем на практике встречаются иногда подобные проблемы. Например, в процессе конкурсного производства ООО "С" при проведении инвентаризации выяснилось, что у ООО находится строительная техника, переданная два года назад по договору аренды акционерным обществом "К". Срок аренды истек, но АО не заявляло своих прав на имущество. Конкурсный управляющий выяснил, что АО "К" было ликвидировано (исключено из реестра юридических лиц), о чем ООО не получало никакой информации (впрочем, на данный вопрос невозможно было ответить определенно вследствие неудовлетворительного состояния документации ООО). Таким образом, возникла ситуация, когда ООО было добросовестным приобретателем имущества при отсутствии собственника этого имущества. Думается, такое имущество может быть продано, причем покупатель станет добросовестным приобретателем, который получит право собственности по истечении срока приобретательной давности.

С формированием конкурсной массы и ее распределением между кредиторами связана важнейшая обязанность конкурсного управляющего - ведение реестра требований кредиторов. В настоящее время вести реестр может не только сам управляющий, но и реестродержатель, статус которого определен п. 1 ст. 16 Закона. Решение о привлечении реестродержателя принимается собранием кредиторов (это его исключительная компетенция; голосуется вопрос обычным порядком, т.е. большинством голосов от числа голосов кредиторов, присутствующих на собрании).

При ведении реестра реестродержателем управляющий передает ему необходимые сведения, подлежащие внесению в реестр, т.е. функции реестродержателя в основном технические.

Установление требований осуществляется в соответствии со ст. 100 Закона. Его новеллой является то, что все требования рассматриваются судом, который должен указать, к какой очереди относится это требование и в каком порядке оно должно удовлетворяться. По общему правилу ни конкурсный управляющий, ни реестродержатель не имеют права вносить изменения в реестр, т.е. исключать из него определенных кредиторов иначе, чем по определению суда. Оправданно думать, что это правило должно применяться за исключением случаев, когда кредитор уступил свои права другому лицу, а также если сделки, на которых основаны требования кредитора, признаны недействительными. Поскольку прямо Законом это не установлено, необходимо внести в него соответствующие изменения.

В практике применения Закона 1998 г. нередко возникали проблемы, связанные с внесением в реестр требований валютных кредиторов. Поскольку Закон не препятствовал занесению в реестр требования в валюте, некоторые управляющие так и поступали; при этом пересчет в рубли производился перед каждым собранием по текущему курсу. Это может иметь отрицательные последствия, связанные с неопределенным размером требований кредитора. После принятия Закона 2002 г. в силу прямого установления в п. 5 ст. 16 реестр ведется в рублях.

По мнению О.А. Никитиной, "требования кредиторов, за исключением кредитора, инициировавшего дело о банкротстве, по валютным денежным обязательствам должны переводиться в требования, выраженные в рублях, по курсу, существующему на момент открытия конкурсного производства". Однако оправданно полагать, что требования как заявителя, так и других кредиторов должны переводиться в рубли по курсу на момент вступления их в процесс (т.е. заявления требований). В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 4 Закона подлежит применению курс, существующий на дату введения процедуры банкротства, следующей после наступления срока исполнения соответствующего обязательства.

Очевидно, такая позиция является соответствующей продолжниковой направленности российского конкурсного законодательства, поскольку в результате курс будет определяться независимо от даты вступления кредитора в процесс.

Реестр требований кредиторов подлежит закрытию по истечении двух месяцев с даты опубликования сведений о признании должника банкротом (по всей видимости, срок должен исчисляться с момента первой публикации). Требования (как по обязательствам, так и по обязательным платежам), заявленные позже, становятся послеочередными.

Представляется, что в течение названного 2-месячного срока необходимо именно заявить требование, а не установить его. В связи с этим важны нормы п. 6 ст. 142 Закона, которые регламентируют ситуацию, когда на момент начала расчетов с кредиторами соответствующей очереди суд рассматривает разногласия по заявленному требованию. В этом случае конкурсный управляющий обязан зарезервировать денежные средства в размере, достаточном для пропорционального удовлетворения требований соответствующего кредитора. При этом, очевидно, управляющий перейдет к удовлетворению требований следующей очереди. Это повлечет проблемы, связанные с необходимостью осуществления перерасчета, если требование будет установлено в размере меньшем, чем сумма зарезервированных средств. Обратим внимание, что в формулировке п. 6 ст. 142 проявляется общий недостаток Закона: норма говорит только о кредиторах, в связи с чем возникает вопрос о возможности применения ее к уполномоченным органам. Очевидно, в данном случае необходимо распространительное толкование. Для того чтобы исправить этот недостаток (проявляющийся и в ряде иных статей), следует установить общую норму, в соответствии с которой к уполномоченным органам применяются правила о кредиторах, если иное не определено Законом (кстати, подобная норма была в Законе 1998 г.).

На объем имущественной массы существенное влияние могут оказать требования, возникающие в ходе конкурсного производства, т.е. текущие требования. Режим текущих требований в конкурсном производстве до конца не урегулирован. Они не подлежат внесению в реестр, но порядок их удовлетворения четко не определен. Вариантов два: исполнять требование, во-первых, по мере наступления срока его исполнения; во-вторых, во внеочередном порядке наряду с иными внеочередными требованиями - когда управляющий перейдет к расчетам с кредиторами. Однако по мере наступления срока следовало бы исполнять текущие требования, возникшие после открытия конкурсного производства. То же должно относиться к порядку удовлетворения текущих требований, связанных с функционированием должника в течение конкурсного производства. Эти вопросы должны быть уточнены в законодательном порядке.

Отметим, что вопрос о необходимости функционирования предприятия-должника в течение конкурсного производства является весьма дискуссионным. Так, В.С. Белых, А.А. Дубинчин, М.Л. Скуратовский, не приходя к однозначному ответу на поставленный вопрос, склоняются в пользу отрицания возможности должника продолжать осуществляемую деятельность: "Продолжение предпринимательской деятельности, будучи свойственным внешнему управлению, не отвечает задаче конкурсного производства, направленного к возможно скорейшему и полному удовлетворению кредиторов". На наш взгляд, безусловна необходимость (при наличии такой возможности) продолжения деятельности юридического лица, поскольку основная цель конкурсного производства - максимальное удовлетворение требований кредиторов - достигается при максимальной стоимости имущества должника, а функционирующий бизнес всегда имеет более высокую стоимость, чем отдельные виды имущества. Поэтому вряд ли оправданно подвергать сомнению необходимость продолжать деятельность должника в течение конкурсного производства; для этого нужны и законодательные гарантии (одна из них - особый порядок удовлетворения текущих требований).

Будучи сформированной, конкурсная масса распределяется между кредиторами в порядке очередности. Полное удовлетворение требований всех очередей кредиторов - явление в конкурсных отношениях весьма редкое. Тем не менее теоретически (да и практически) это возможно. Причины такого явления могут быть различными - резкое повышение рыночной стоимости имущества должника, произошедшее после открытия конкурсного производства; недостатки в деятельности внешнего управляющего, не выявившего все имущество, находящееся у третьих лиц; проявление эффекта от внедренных внешним управляющим новых технологий либо проведенных иных мероприятий; исключение судом определенных кредиторов из числа конкурсных, неожиданная реализация безнадежной дебиторской задолженности и т.п.

Таким образом, не исключены ситуации, когда на стадии конкурсного производства, уже после того как сформирована имущественная масса, выяснится, что у должника достаточно средств как для расчета со всеми кредиторами, так и для продолжения функционирования (либо вдруг появились основания для введения финансового оздоровления или внешнего управления). Однако нормы Закона не допускают иного окончания конкурсного производства в отношении юридического лица, кроме как его ликвидация, что представляется достаточно спорным.

В данном контексте заслуживают внимания положения Закона Украины, в соответствии с которыми судьба юридического лица-банкрота зависит от наличия у него имущества - если после завершения ликвидации (утверждения отчета ликвидатора) имущество осталось, то должник провозглашается не имеющим долгов и на этом основании может продолжать предпринимательскую деятельность.

В России же в такой ситуации вполне жизнеспособный должник должен быть ликвидирован. Можно еще поспорить о судьбе должника, у которого задолженности не осталось совсем (с одной стороны, отсутствие требований - основание для прекращения производства по делу о банкротстве; с другой - такого основания для отмены уже принятого решения о конкурсном производстве, т.е. о ликвидации, Закон не предусматривает; последнее позволяет сформулировать вывод, в соответствии с которым конкурсное право оканчивается ликвидацией в любом случае, за исключением исполнения обязательств должника третьими лицами; подтверждают этот вывод нормы п. 1 ст. 149 Закона). Что касается судьбы должника, который понял, что сможет восстановить финансовое состояние, если не будет ликвидирован, то ситуация складывается более сложная. Закон 1998 г. данную проблему не решал вообще. В связи с этим В.В. Витрянский высказал совершенно обоснованное мнение, в соответствии с которым в Закон необходимо внести изменения, допускающие возможность "обратного хода" процедур банкротства, в частности, "среди судебных актов, принимаемых арбитражным судом при рассмотрении дела о банкротстве (ст. 48 Закона о банкротстве), должно появиться определение о прекращении конкурсного производства и переходе к внешнему управлению".

Новеллой Закона является то, что в ст. 146 возможность перехода к внешнему управлению (при этом речь не идет о финансовом оздоровлении) предусмотрена. Но такая возможность существует, только если, во-первых, ранее восстановительные процедуры (финансовое оздоровление либо внешнее управление) не вводились; во-вторых, данные финансового анализа подтверждают, что именно в ходе конкурсного производства появились основания предполагать возможность восстановления платежеспособности должника; в-третьих, у должника есть имущество, достаточное для осуществления самостоятельной хозяйственной деятельности.

Таким образом, включение в Закон норм о возможности возврата к внешнему управлению из конкурсного производства подтверждают высказывавшуюся ранее мысль о продолжниковой направленности нового Закона. В связи с этим обращает на себя внимание некая непоследовательность норм Закона, которая проявляется в том, что нельзя вернуться к восстановительным процедурам, если ранее они проводились (даже если доказана их успешность сейчас); если основания полагать, что восстановление возможно, появились ранее, но не были должным образом оценены (например, финансовый анализ был проведен неквалифицированно и впоследствии это доказано); если конкурсный управляющий нашел инвестора, готового предоставить средства для закупки имущества при условии возврата к внешнему управлению... Названы только наиболее ярко проявляющиеся аспекты непоследовательности законодателя. Было бы целесообразно исключить из Закона препятствия для возврата из конкурсного производства во внешнее управление, если кредиторы готовы проголосовать за такое решение.

Обращает на себя внимание еще один недостаток Закона, способный породить практические проблемы: п. 2 ст. 146 устанавливает квалифицированный порядок голосования по вопросу о переходе от конкурсного производства к внешнему управлению. Между тем п. 2 ст. 15, императивно устанавливающий перечень решений, принимаемых таким порядком (большинством от общего количества реестровых требований), указания на такое решение не содержит. В связи с этим возникает вопрос о возможности повторного голосования - ст. 146 о нем не упоминает, а п. 3 ст. 15 регламентирует повторное голосование по вопросам, предусмотренным п. 2 ст. 15, из чего вполне может быть сделан не вполне логичный вывод, что повторное голосование по вопросу о переходе к внешнему управлению проводиться не может. Подробное рассмотрение вопроса перехода ко внешнему управлению от конкурсного производства не является целью настоящей статьи.

Распределение конкурсной массы, т.е. денежных средств, между кредиторами влечет погашение оставшихся неудовлетворенными требований. Важнейшей новеллой Закона 2002 г. являются нормы ст. 148, в соответствии с которыми кредиторы имеют право получить в счет неудовлетворенных требований неликвидное имущество должника. Недостатком Закона является отсутствие порядка регламентации передачи этого имущества, особенно в ситуациях, когда на него претендуют несколько кредиторов, в том числе относящихся к разным очередям.

Соответственно только при отказе кредиторов от принятия неликвидного имущества оно передается учредителям (участникам). Заметим, что обязанности их уведомлять у конкурсного управляющего нет, поэтому учредители (участники) должны сами позаботиться о том, чтобы получить информацию о наличии неликвидного имущества и написать заявление о его приобретении. В противном случае (при отсутствии заявлений) конкурсный управляющий совершенно правомерно передаст имущество органам местного самоуправления по месту нахождения имущества (обратим внимание - речь не идет о месте государственной регистрации должника).

После распределения конкурсной массы конкурсное производство завершается утверждением судом отчета конкурсного управляющего и исключением должника - юридического лица из государственного реестра юридических лиц.


Литература

"ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ПЕРВАЯ)" от 30.11.1994 N 51-ФЗ (принят ГД ФС РФ 21.10.1994)

"ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ВТОРАЯ)" от 26.01.1996 N 14-ФЗ (принят ГД ФС РФ 22.12.1995)

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 08.01.1998 N 6-ФЗ "О НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВЕ)" (принят ГД ФС РФ 10.12.1997)

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВЕ)" (принят ГД ФС РФ 27.09.2002)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 16.05.2000 N 8-П "ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ОТДЕЛЬНЫХ ПОЛОЖЕНИЙ ПУНКТА 4 СТАТЬИ 104 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВЕ)" В СВЯЗИ С ЖАЛОБОЙ КОМПАНИИ "TIMBERHOLDINGSINTERNATIONALLIMITED"

ПИСЬМО ВАС РФ от 14.06.2000 N С5-7/93-668

"ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ БАНКРОТСТВА И ВОССТАНОВЛЕНИЕ ПЛАТЕЖЕСПОСОБНОСТИ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОГО ДОЛЖНИКА"
(В. Анохин) ("Хозяйство и право", 2006, N 1 (Приложение))

"КОНКУРСНАЯ МАССА НЕСОСТОЯТЕЛЬНОГО ДОЛЖНИКА" (М.В. Телюкина, В.Н. Ткачев) ("Адвокат", N 8, 2003)

"ЧТО ДЕЛАТЬ С НЕСОСТОЯТЕЛЬНЫМ ДОЛЖНИКОМ?" (В. Петрова) ("Бизнес-адвокат", N 19, 1997)