Конституционные основы судебной власти и правоохранительных органов

Понятие и структура судебной власти. Конституционные принципы организации и деятельности судебных органов: независимость, несменяемость, публичность, инстанционность. Органы, содействующие судебной власти. Прокуратура. Судебный конституционный контроль.

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

БЕЛГОРОДСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

Кафедра государственно-правовых дисциплин

Дисциплина: Конституционное право зарубежных стран

РЕФЕРАТ

по теме: «Конституционные основы судебной власти и Правоохранительных органов»

Подготовил:

Студент 567 группы

факультета Юриспруденции

Огурцов А.А.

Белгород – 2008 г


ПЛАН

1. Понятие и структура судебной власти……………………….…....4

2. Конституционные принципы организации и деятельности судебных органов…………………………………………………………..……..9

3. Органы, содействующие судебной власти……………………….18

4. Судебный конституционный контроль …………………………..25


ВВЕДЕНИЕ

В государственном механизме зарубежных стран особое место принадлежит судам, которые в совокупности образуют судебную власть, отличающуюся от законодательной и исполнительной ветвей целым рядом признаков. Социальная роль судебной власти в демократическом обществе заключается в том, чтобы обеспечивать господство права, выраженного в конституциях и иных нормативных правовых актах.

Важное значение в оказании содействия правосудия отводится прокуратуре, полиции и иным правоохранительным органам. Они выполняют важнейшие функции по обеспечению законности, правопорядка, охране прав и свобод граждан. Изучение закономерностей и особенностей порядка формирования, их полномочий позволит курсантам получить целостное представление о правоохранительных органах.

Тема лекции тесно связана с учебным материалом, который изучен в рамках дисциплины «Правоохранительные органы», что будет способствовать лучшему пониманию курсантами специфики правового статуса судебных и правоохранительных органов Российской Федерации.


Вопрос 1. Понятие и структура судебной власти

Судебная власть – в соответствии с теорией разделения властей – самостоятельная и независимая сфера публичной власти, представляющая собой систему государственных органов, осуществляющих: а) правосудие, т.е. полномочия по рассмотрению, разрешению уголовных, гражданских, административных, конституционных и иных дел (споров); б) полномочия по обязательному толкованию норм права; в) нормотворческие полномочия, т.е. создание прецедентов судами в странах англо-саксонской правовой системы; г) контрольные полномочия (проверка законности задержания или ареста, ограничение тайны переписки или телефонных переговоров); д) официальное удостоверение фактов, имеющих юридическое значение: признание безвестно отсутствующим, объявление умершим; установление наличия родственных и фактических брачных отношений; е) ограничение конституционной и иной отраслевой правосубъектности.

Судебная власть обладает чертами, отличающими её от других ветвей государственной власти. Она имеет конкретный (как правило, прецедентный) характер, реализуется в особой процессуальной форме и принадлежит не какому-то отдельному судебному учреждению, а осуществляется судьями – действительными носителями судебной власти.

Основой законодательной регламентации судебной власти является конституция: разделы «О судебной власти» (Франция, Испания, Япония), «Правосудие» (Германия), «Суды» (Португалия). Конституционные основы детально развиты в законах о судоустройстве (в США – «Судоустройство и судопроизводство», в Испании – «Органический закон о судебной власти» 1981 г.), а также законах о статусе судей (во Франции – «Органический закон о статусе магистратуры» 1958 г.).

Структура судебной власти охватывает прежде всего суды, причём в странах англо-саксонской системы права они образуют единую судебную систему во главе с Верховным судом. В Швеции, Японии, Нидерландах действует единая система общих судов, которые рассматривают все основные виды судебных дел. Такая модель не исключает существования в стране также отдельных специализированных судов, однако они лишь дополняют основную общую судебную систему.

Иная тенденция наблюдается во многих европейских странах, особенно принадлежащих к романо-германской правовой системе. Речь идёт о полисистемности, которая означает, что в стране функционирует несколько независимых друг от друга специализированных судов во главе с высшими судами. Самый показательный пример – Германия, где кроме Федерального конституционного суда ещё пять высших судов: Федеральная судебная палата, Федеральный административный суд, Федеральная финансовая палата, Федеральный трудовой суд и Федеральный социальный суд, которые в целях обеспечения единообразия судебной практики создают совместный сенат.

Среди специализированных судов особое место занимают конституционные суды . Законодательство ряда государств включает эти органы в состав судебной власти (Россия, Грузия, Украина), хотя и наделяет их значительной самостоятельностью. В других странах (Италия, Испания, Польша) эти органы выделяются в самостоятельную группу.

Основной задачей административных судов является разрешение жалоб частных лиц на решения и действия органов государственного управления и должностных лиц. Создание таких судов связано с увеличением масштабов деятельности механизма исполнительной власти, её аппарата, вследствие чего растёт поток управленческих актов и количество жалоб граждан, а также других управленческих споров, например, между территориальными единицами, о праве иммигрантов проживать в стране. Высшим органом административной юстиции в Бельгии, Греции, Нидерландах, Франции является Государственный совет.1

В ряде государств Латинской Америки функционируют суды по избирательным делам или избирательные трибуналы . Конституция Чили 1993 г. содержит специальную главу «Избирательная юстиция». Полномочия избирательной юстиции следующие: регистрация политических партий или отказ в ней, деление страны на избирательные округа, контроль за составлением списков избирателей, установление даты выборов, контроль за проведением выборов и утверждение результатов голосования, выдача избранным депутатам и другим выборным лицам мандатов,, судебное разбирательство и вынесение решений по делам о преступлениях, связанных с проведением выборов, апелляции на проведение выборов, проверка финансовых поступлений в фонды политических партий.1

К специальным судам относятся также военные, семейные, ювенальные (по делам несовершеннолетних), коммерческие, трудовые. Кроме того, имеются особые высшие суды, например Государственный трибунал в Польше, Суд правосудия во Франции и Сенегале, Суд импичмента в Финляндии для рассмотрения дел, возбуждённых против высших чиновников.

Вне зависимости от вида специализации судебные системы, имеют жесткую иерархическую или «вертикальную» организационную структуру, обусловленную, с одной стороны, требо­ваниями судебного процесса (возможность обжалования решений низших судов), с другой стороны, формой государственного устрой­ства конкретной страны. Количество судебных звеньев или инстанций колеблется обычно от двух до четырех. Двухзвенные су­дебные системы встречаются редко (в небольших государствах с про­стым административно-территориальным делением). Значительно чаще встречаются трехзвенная (в Венгрии, Казахстане, Армении, Польше), четырехзвенная судебные системы (во Франции, Италии, Литве).

Суд первой инстанции (районный, городской, участковый, окружной, местный, суд малой инстанции) рассматривает малозначительные судебные споры. Суд второго уровня (областной, окружной суды, суд большой инстанции) может выступать как в качестве суда первой инстанции, рассматривающего основную массу судебных дел, так и в качестве суда второй инстанции (апелляцион­ной или кассационной). Хотя чаще апелляционный суд существует обособленно. Верховный суд страны может выступать как суд первой инстанции по очень небольшому кругу судебных дел (общенацио­нального значения, тяжкие уголовные и т.д.), как суд второй инстан­ции (апелляционной) и как суд третьей инстанции по отношению к судам первого уровня. Верховный суд может наделяться правом законодательной инициативы по вопросам судебного производства, толкования и разъяснения законов. Верховный суд (Чили, Сальвадор, Никарагуа, Парагвай) обладает правом контроля и инспектирования деятельности любых нижестоящих судов.1

Границы судебных округов в большинстве стран не совпадают с границами административно-территориального или иного деления (Великобритания, Италия, США). Это позволяет реализовать принцип независимости судебной власти, поскольку освобождает судей и судебную администрацию от влияния (в первую очередь материального) местной администрации.

В большинстве стран функционируют не только государственные суды, но и квазисудебные органы. К их числу относятся: суды аксакалов в Казахстане и Киргизии, медиаторов во Франции, консилиаторов в Италии, народные суды в Индии. Они рассматривают малозначительные дела и обычно назначаются муниципалитетами из числа отставных государственных служащих и решают мелкие споры между соседями, вопросы арендной платы и др.

Вторую группу судов составляют религиозные суды, существующие в светских государствах: церковные (решают внутриконфессиональные споры) и собственно религиозные (в Израиле, Польше рассматривают дела как клира, так и мирян, но по ограниченному перечню).

Третью группу составляют суды обычного права (Тропическая Африка, Океания). Особую группу квазисудов, имеющих государственно-общественную природу, составляют шариатские суды , действующие в странах, признающих в качестве государственной религии ислам (Алжир, Египет, Иордания, Марокко). В Нигерии к 2004 г. указами губернаторов более чем 20 из 36 штатов введены шариатские уголовные суды.1

В ряде зарубежных стран в структуру судебной власти включаются органы судейского самоуправления . Они имеют различные названия: во Франции и Италии — Высший Со­вет магистратуры; в Испании — Высший Совет судебной власти, в Болгарии — Высший судебный Совет; в Армении — Совет правосудия, в Украине – Высший совет юстиции. Насколько значим этот орган, можно судить по его составу. В Португалии, например, члены Высшего Совета магистратуры назначаются Президентом (2), избираются Советом Республики (7) и самими судьями различных судебных инстанций (7), а председателем является председатель Верховного суда по должности.2 Именно на эти органы судейского самоуправления возложе­ны вопросы формирования судейского корпуса и карьеры судей и прокуроров, их назначения на должность, дисциплинарной ответ­ственности, реорганизации отдельных судов, инспектирования судов в необходимых случаях и т. д.

Таким образом, структура судебной власти отличается разнообразием специализированных судов и наличием органов судейского самоуправления.


Вопрос 2. Конституционные принципы организации и деятельности судебных органов.

Конституции современных государств закреп­ляют основную социальную задачу и функцию суда, провозглашая в качестве одного из фундаментальных и неотъемлемых прав человека право на судебную защиту от любых проявлений произвола и исключая тем самым возможность отказа в право­судии. Перечни основных принципов организации и деятельности су­дебной власти, включенные в конституционные тексты, различны, однако следует выделить несколько важнейших, закрепленных практически всеми кон­ституциями.

Принцип независимости судов и судей является отправным, опре­деляющим положение суда в современном правовом государстве.Судебная власть вверяется судьям, которые осу­ществляют ее независимо и подчинены только закону. Однако конституции большинства государств не ограничиваются де­кларированием принципа независимости, обеспечивая самостоятель­ное и беспристрастное правосудие дополнительными юридическими, организационными и материально-финансовыми гаран­тиями.

Существенной гарантией независимости является наличие демо­кратической процедуры формирования судейского корпуса, осво­бождающей судей от давления и зависимости от других ветвей власти. Требования, предъяв­ляемые к профессиональному уровню и квалификации, образованию, возрасту, а также моральным качествам и способностям претендентов очень высоки. В Германии закон о судьях предусматривает не­обходимость сдачи претендентом двух государственных экзаменов при наличии юридического образования и прохождении специальной судебной стажировки. Законодательство большинства государств ста­вит в один ряд с профессиональными качествами кандидата морально-нравственные характеристики: его поведение в повседневной жизни должно быть выше всяких упреков (п. 4 Канонов судебной этики США), а репутация — безупречной (ст. 6 закона Румынии о судоустройстве). Кроме того, в ряде стран претендент на судей­скую должность должен быть лоялен к существующему режиму или «к принципам и форме правления» (§ 9 закона Германии о судьях). Интересной представляется и попытка исключить социально-семейное влияние на судью. В Польше согласно закону об устройстве общих судов судья подлежит увольнению, если он вступил в брак с лицом, являющимся адвокатом, и если супруг не прекратил этой деятельности в течение трех месяцев с момента вступления в брак. Для французского законо­дателя более нежелательным представляется совпадение (полностью или частично) судейского округа и департамента, от которого супруг судьи избран депутатом или сенатором.

Функция первоначального отбора кандидатов возложена на раз­личные органы и должностные лица; либо органы типа высшего со­вета магистратуры (Франция, Испания, Монголия, Румыния.), министерство юстиции и специальные (квалифика­ционные, кадровые) комиссии (Австрия, Венгрия, Германия, США), либо собственно судебные органы (в Японии судьи низших судов отбираются Верховным судом).

В большинстве стран профессиональные судьи назначаются на должность. Особое значение придается назначению, осуществляемому главой государства — президентом (Польша, Австрия, Фран­ция, Румыния), королем или по поручению короля (Испания, Великобри­тания). Судьи назначаются также парламентом по представлению президента (Латвия, Словения, Россия).

Достаточно распространен и способ формирования судейского корпуса путем выборов парламентом (Швейцария Грузия, Киргизия), особенно судей Верховного суда (Гватемала. Гондурас, Венесуэла).1

Дополнительной гарантией независимости судей выступает и закрепленный в некоторых конституциях принцип неприкосновен­ности судьи, выражающийся в установлении особого порядка привле­чения судьи к уголовной, административной и гражданско-правовой ответственности. Он не отвечает за материальный ущерб, возникший вследствие его неправильных действий или упущений при осуществлении судебных функций. Независимость судей и судебной вла­сти в целом обеспечивается также установлением юридической ответ­ственности за неуважение, проявленное по отношению к суду или судье.

Весьма ощутимой гарантией независимости судей является и закрепление на конституционном уровне принципа должного материального обеспечения судей : «Судьи как Верховного, так и нижестоящих судов... в установленные сроки получают за свою службу вознаграждение, которое не может быть уменьшено во время пребывания в должности» (ст. 3 Конституции США).

Принцип несменяемости означает пожизненное (без указания срока) назначение или избрание судьи. В ряде стран — членов СНГ (Азербайджан, Казахстан, Туркмения) на конституционном уровне закреплена практика назна­чения судей на длительные сроки (5 - 15 лет в зависимости от уровня суда). По общему правилу судья занимает свою должность либо пожиз­ненно, либо по достижении определенного возраста (75 лет для судьи Верховного суда Чили), либо до тех пор, пока его поведение безупречно (ст. 115 Конституции Литвы), причем не только при исполнении судейских обязанностей, но и в повседневной жизни.

Основанием для освобождения судьи от должности является всту­пивший в юридическую силу в отношении его приговор суда (ст. 147 Конституции Эстонии). Решение об отрешении (отстранении) судьи от должности принимается верховным судом либо высшим советом магистратуры, советом правосудия в мотивированной форме, реже — пред­седателем высшего суда (ст. 87 Конституции Грузии). В некоторых странах вопрос отрешения (отстранения) судьи от должности может быть решен только в порядке импичмента (ст. 78 Конституции Японии). В Албании судья Верховного суда может быть освобождён от своих обязанностей парламентом – Кувендом, проголосовавшим двумя третями голосов, в случае нарушения судьёй Конституции, его умственной и физической недееспособности, совершения преступления или проступка, серьёзно дискредитирующего положение и личность этого судьи. Однако такое решение должно быть рассмотрено конституционным судом, который только и может объявить об освобождении судьи от обязанностей.1

Существует также институт судейской отставки или увольнения
по собственному желанию в случаях нежелания исполнять далее
обязанности судьи, достижения пенсионного возраста, иных оснований
(ст. 88 Конституции Греции, ст. 100 Конституции Казахстана).

С другой стороны, соблюдение принципа несменяемости обеспе­чивается невозможностью перевода судей на другие должности без их согласия. Перемещение невозможно как в «вертикальном», так и в «горизонтальном» направлениях. Судья не может быть переведен ни на низшую, ни на высшую должность, ни в другой суд, хотя бы и на такую же должность, без его согласия (ст. 117 Конституции Испании).

Обеспечению независимости судебной власти подчинен и принцип несовместимости занятия должности судьи с иной деятельно­стью, который также непосредственно вытекает из принципа разде­ления властей. Профессионально-должностной критерий закреплен в конституциях Италии, Казахстана и других государств и выражается в запрете совмещать работу в должности судьи с занятием иных должностей гражданской (государ­ственной) службы: от члена парламента до члена муниципалитета. В некоторых странах используются оба критерия. Например, Конституция Греции устанавливает двойной запрет: с одной стороны, судьям запрещено выполнять какую-либо иную оплачиваемую работу, с другой — заниматься какой-либо профессиональней деятельностью (ст. 89). Из этого правила сделано, однако, исключение: судьи могут избираться членами академий и профессорами высших учебных заве­дений. Во Франции судьи могут заниматься науч­ной, литературной или другой творческой деятельностью. Конституция Македонии прямо запрещает создание и деятельность политических партий в сфере правосудия (ст. 100).

Содер­жание принципа осуществления правосудия только надлежащим судом и «должным» судьей раскрывается в конституционных текстах, как правило, в двух основных формах. Во-первых, закрепляется правило, согласно которому правосудие осуществляется только судом, созданным в силу прямого конституционного предписания либо учрежденным на основе закона или специаль­но уполномоченным органом (чаще всего высшим законодательным — ст. 101 Основного закона ФРГ). Во-вторых, предполагается, что возникший спор должен быть рассмотрен тем судьей и тем судом, к компетенции которых отнесен законом, то есть произвольное перераспределение подсудности не допускается (ст. 125 Конституции Румынии). Существенным дополнением и гарантией незави­симости судебной власти и ее осуществления только судебными учреждениями является конституционный запрет на создание чрез­вычайных (особых) судов, судов с особыми полномочиями или три­буналов.

Публичность отправления правосудия означает гласность и устность судебного процесса, открытость и доступность суда для публики или заинтере­сованных в силу различных причин лиц. В соответ­ствии с началами гласности и устности каждый участник судебного процесса может и должен быть выслушан в суде (ст. 120 Конституции Испании, ст. 90 Конституции Австрии). Устный процесс во многом способствует наиболее полному и всестороннему изучению обстоятельств дела, не только выявлению позиций сторон, но и установлению фактических обстоятельств дела. Многие конституции содержат также правило, позволяющее участ­нику судебного процесса выступать на родном языке, а не на языке судопроизводства (ст. 127 Конституции Румынии).

Основания для проведения закрытого процесса устанавливаются, как правило, процессуальными законами, но неко­торые оговорены непосредственно в конституциях. Например, в Кон­ституции Греции предусмотрена возможность проведения слушаний дела «при закрытых дверях» в случае, если публичность судебного процесса может повредить «добрым нравам» либо в силу «особых обстоятельств дела» необходимо оградить частную или семейную жизнь сторон (ст. 93), а также, если дело рассматривается судом для несовершеннолетних (ст. 96).

В равной мере требование обеспечения прав и свобод человека может быть отнесено к принципу мотивированности судебных дейст­вий или мероприятий (включая решение). В соответствии с Конституцией Греции: «Любое судебное решение должно быть специально и тщательным образом обосновано и объявлено на публичном заседании суда» (ст. 93).

Принцип инстанционности заключается в том, что не вступившее в силу решение суда, рассмотревшего и разрешившего дело по существу, может быть пересмотрено вышестоящим судом. Существуют две основные формы обжалования : апелляция и кассация.Инициатором апелляционного и кассационного производства могут выступать только стороны в гражданском и административном про­цессах, обвиняемый и потерпевший — в уголовном, а также прокурор. При апелляционнм порядке (США, Индия, ЮАР) вышестоящий суд пересматривает дело по существу с новой проверкой ранее рассмотренных и вновь представленных доказательств и постановляет своё решение, отменяя тем самым решение суда нижестоящего.При кассационном порядке (Франция, Италия) вышестоящий суд проверяет только соблюдение закона нижестоящим судом, не вдаваясь в существо дела, и только в рамках заявленной жалобы. Если решение нижестоящего суда отменено вышестоящим судом в кассационном порядке, дело заново рассматривается обычно тем же нижестоящим судом, но в ином составе судей.1 В Германии, Австрии, Нидерландах используется особый процесс (ревизия), соединяющий элементы апелляции и кассации.

Особое место в системе конституционных принципов организации и деятельности судебной власти занимает принцип коллегиальности. Традиционно он рассматривается в двух основных проявлениях. Во многих странах закреплен собственно принцип коллегиальности, или осуществления судебной функции несколькими профессиональ­ными судьями (ст. 59 Конституции Польши, ст. 79 Конституции Казахстана). В других государствах под кол­легиальностью понимается участие в нем представителей народа. И все же преобла­дающей представляется тенденция осуществления правосудия про­фессиональным судьей единолично (особенно на первой стадии судеб­ного процесса). Многие конституцион­ные акты ограничиваются общей формулой об участии народа в отправлении правосудия (ст. 91 Конституции Австрии), об осуществлении правосудия именем народа (ст. 101 Конституции Италии) или указанием на тот факт, что народ является единственным источником судебной власти (ст. 117 Конституции Испании).

В настоящее время существует две основные формы организации суда с участием профессиональных судей и представителей общественности: суд присяжных и шеффенский суд. Важное различие между этими двумя формами организации суда состоит в следующем. В суде присяжных коллегия избранных для рассмотрения одно­го дела представителей общественности присутствует в зале суда, располага­ясь отдельно от ведущего заседание профессионального судьи, выслушивает сообщения о фактах, доводы сторон, свидетельские показания, замечания су­дьи и самостоятельно выносит вердикт о виновности или невиновности под­судимого (в уголовном процессе), либо о справедливости или несправедливо­сти требований истца (в гражданском процессе). В соответствии с вердиктом судья выносит приговор в уголовном процессе или решение в гражданском процессе. В шеффенском суде вызванные для рассмотрения одного дела засе­датели располагаются рядом с профессиональным судьей, вместе с судьей на основе выясненных фактов, свидетельских показаний и доводов сторон решают вопрос о виновности или невиновности подсудимого, выносят соответствующее решение. Суд присяжных получил распространение в таких странах, как Австралия, Латвия, Испания, Канада, США, Швейцария, а шеффенский суд (с участием народных судей, народных заседателей, ассизов) в Болгарии, Венгрии, Италии, Польше, Словакии, Франции, Чехии.

Обе формы организации суда имеют как свои преимущест­ва, так и свои недостатки. Так, преимуществами суда присяжных являются формальная независимость членов коллегии жюри от чьего-либо мнения, концентрация их внимания только на обстоятельствах дела, создание усло­вий для ориентации их только на голос совести при определении виновнос­ти и степени вины подсудимого (в уголовном процессе) или правоты истца (в гражданском процессе). Недостатки суда присяжных во многом оказыва­ются следствием как раз положительных сторон его деятельности. Состав су­да присяжных получается довольно громоздким (в Испании – девять присяжных заседателей и два запасных), достаточно большое число людей приходится отвлекать от их прямых обязанностей на сравнительно длительный срок. В результате этого, возрастают государственные расходы, связанные с проведением суда присяжных. Эти причины ведут к тому, что круг дел, в ходе которых к судебному разбирательству могут быть привлече­ны присяжные, неизбежно в законодательном порядке сужается.

Неопытность присяжных заседателей в рассмотрении дел в суде, не­способность до конца оценить последствия для подсудимого выносимого ими вердикта также не относятся к положительным сторонам деятельнос­ти суда присяжных.. Обвинители и защитники во многом строят свою так­тику в зависимости от возрастно-полового, профессионального и т. д. состава членов жюри. И хотя суды присяжных широко распространены, тенденция свертывания их дея­тельности наблюдается практически повсеместно.

К достоинствам шеффенского суда относят обновление состава заседате­лей для рассмотрения каждого нового дела, численное преобладание народ­ных заседателей над профессиональными судьями в единой коллегии, что позволяет представителям общественности решить исход дела, равенство прав заседателей и судьи, включая право за­фиксировать свое особое мнение, меньшее количество представителей обще­ственности, призываемых для решения одного дела, соответственно, возмож­ность шире использовать институты народных заседателей при рассмотрении различных категорий уголовных и гражданских дел, лучшее знакомство с ма­териалами дела, возможность для заседателей уточнить по ходу рассмотрения юридические вопросы.

Отрицательными сторонами шеффенского суда считаются возможное до­минирование мнения профессионального судьи (судей) в коллегии с заседателями ввиду его юридических знаний и опыта в судебных делах, небольшое число заседателей, не позволяющее в достаточной мере отражать обществен­ное мнение. Современный опыт таких стран, как, например, ФРГ и Франция, показывает, что шеффенский суд ничуть не уступает суду присяж­ных ни по демократизму, ни по эффективности. Вообще выбор той или иной формы организации суда с участием профессиональных судей и представите­лей общественности во многом связан с историческими традициями страны.[1]

Таким образом, закрепление в конституционном законодательстве принципов организации и деятельности судов направлено на обеспечение независимости судебной власти, создание надлежащих условий работы судей.


Вопрос 3. Органы, содействующие судебной власти.

Правосудие в условиях демократии осуществляется только судами, однако в современном мире отправление правосудия невозможно без деятельности целого ряда государственных и общественных институтов. К таким органам относится в первую очередь прокуратура.

Все страны можно условно разделить на четыре группы в зависимости от того, какое место занимает прокуратура в системе их государственных органов. К первой группе относятся страны, где прокуратура находится в составе министерства юстиции (США, Польша, Япония, Финляндия, Бразилия, Бельгия). Вторая группа включает Испанию, Грецию, в которых прокуратура включена в состав судейского корпуса и находится при судах. К третьей группе относятся Китай, Словакия, в которых прокуратура выделена в отдельную систему и подотчётна парламенту. К четвёртой группе относятся страны, в которых прокуратура вообще отсутствует. В Великобритании на судебных процессах в качестве обвинителя выступает Генеральный атторней, который возглавляет адвокатский корпус. Когда же слушаются особо важные уголовные дела, обвинение поддерживает директор публичных слушаний.

Одним из ключевых вопросов организации прокуратуры, определяющим её реальный статус, степень независимости и централизации, является порядок назначения прокуроров. В большинстве стран генеральный прокурор назначается главой государства с согласия верхней палаты парламента (Беларусь, Бразилия, Германия, Казахстан, США) или однопалатного парламента (Азербайджан, Албания, Узбекистан, Украина). Иногда глава государства участвует в назначении не только Генерального прокурора, но и других высших должностных лиц прокуратуры (Азербайджан).

Гораздо менее распространённой схемой является назначение прокуроров с участием органов судебной власти . Например, в Болгарии Главный прокурор назначается на должность и освобождается Президентом Республики по предложению Высшего судебного совета. В большинстве государств – бывших английских колоний Генеральный атторней назначается главой государства по совету премьер-министра (Ирландия, Зимбабве). Это вполне логично, так как Генеральный атторней рассматривается прежде всего как юридический представитель правительства. Интересно, что практически такой же порядок предусмотрен и по Конституции Армении 1995 года, согласно которой Президент назначает Генерального прокурора по представлению премьер-министра.

В ряде стран генеральные прокуроры избираются парламентом по предложению Президента (Венгрия), Национального Совета Магистратуры (Эквадор), президиума сессии (Китай).

В настоящее время в мире сложились две основ­ные модели прокуратуры: прокуратура как (преимуще­ственно) орган уголовного преследования и прокуратура как (прежде всего) орган надзора за законностью. Первой модели придерживается абсолютное боль­шинство стран романо-германской системы права. В указанных странах прокуратура представляет собой орган, функции которого обычно заключаются в уголовном преследовании лиц, совершивших преступные деяния, в поддержании публичного обвинения в суде, а также в надзоре за законностью предварительного расследования преступлений и содержания в местах лишения свободы.

Второй модели придерживаются социалистические страны (Китай, КНДР, Куба, Вьетнам) и ряд бывших социалистических стран. Здесь прокуратура выступает как многофункциональный орган, осуществляющий наряду с общим надзором за законностью также уголовное преследование, процессуальное руководство следствием, поддержание обвинения в суде.1

Многочисленные функции, присущие прокуратурам, можно разделить на следующие основные блоки: 1) функция уголовного преследования и связанные с ней функции; 2) надзор за деятельностью правоохранительных и пенитенциарных органов; 3) участие в неуголовных видах судопроизводства; 4) осуществление общего надзо­ра за законностью; 5) прочие.

Практически универсальными для прокуратур являются только функции возбуждения уголовного преследования и под­держание обвинения в суде . В Великобритании и государствах — членах британского Содружества Наций этими функциями наделены директоры пуб­личных преследований, возглавляющие соответствующие службы (в Англии — служба государственных об­винителей), а также генеральные атторнеи.

Весьма широко распространена такая функция про­куратуры как непосредственное ведение предваритель­ного следствия (Армения, Германия, КНР, Лат­вия, Норвегия, Россия, США, Япония). При этом обычно прокуратура делит эти пол­номочия с другими правоохранительными органами (по­лицией, органами госбезопасности). В ряде стран пред­варительное следствие осуществ­ляется специальными органами, которые отделены от прокуратуры (Казахстан, Украина).

Также широко распространенной функцией явля­ется надзор за законностью предварительного следствия и дознания (Беларусь, Венгрия, Португалия, Россия, Фран­ция, Швейцария, Япония). В последние годы в ряде стран предпринимаются шаги по освобождению прокуратуры от надзора за следствием, поскольку это якобы противоречит роли прокуратуры как стороны обвинения (Азербайджан, Латвия, Литва), оставив ей лишь контроль за дознанием. Нередко на прокуратуру возлагается надзор за ОРД (Азербайджан, Грузия, Казахстан, Киргизия, Россия, Туркменистан).

Законодательство Армении, Грузии, Чехии особо выделяет такую функцию прокуратуры, как осуществление процессуального руководства предварительным следствием .

Прокуроры принимают участие в гражданском и некоторых других видах неуголовного судопроизводства в защиту государственных, общественных или частных интересов (Бразилия, Венгрия, ФРГ, Италия, КНР, Россия, США, Франция, Япония.

Функция прокурорского надзора за законностью судебных решений заключается, как правило, в возможности их опротестования в вышестоящем суде. Эта функция является прямым продолжением процессуальных полномочий прокурора во всех видах судопроизводства и поэтому она закрепляется в конституциях Армении, Беларуси, Киргизии, Молдовы, России, Узбекистана.

Надзор за применением наказаний и иных форм принуждения также отчасти связан с основной функцией уголовного преследования, а отчасти — с надзорными и правозащитными функциями прокуратуры (Венгрия, Грузия, Латвия, Россия, Румыния, Украина, Эстония).

Функция общего надзора в настоящее время осуществляется прокуратурами социалистических, мно­гих постсоциалистических стран (Беларусь, Венгрия, Казахстан, Россия, Румыния, Тад­жикистан), а также ряда государств Латинской Америки: Бразилии, Колумбии.

Прочие функции носят вспомогательный характер и встречаются достаточно редко. Tак, консультирование правительства по правовым вопросам — одна из главнейших функций генеральных атторнеев в стра­нах английского общего права. Координация деятельности правоох­ранительных органов по борьбе с преступностью в ка­честве функции прокуратуры предусмотрена законами Грузии, России и Узбекистана. Участие прокуратуры в правотворческой деятельности предусмотрено законами о прокуратуре Украины, Узбекистана. В Туркменистане этот вид деятельности возлагается на научно-методический совет при Генеральной прокуратуре, в обязанности которого входит рассмотрение проектов законов.1

В зарубежном законодательстве и юридической теории господствует представление о полиции как о части исполнительной власти. Конституции и конституционные законы стран англо-саксонской системы права вообще не содержат упоминания о полиции как об автономном звене исполнительной власти. В основных законах большинства государств Европы и Латинской Америки (Бельгия, Испания, Италия, Франция, Аргентина, Бразилия, Эквадор) речь идёт о полиции в контексте её подчинённости судебным властям. В этой связи выделяют два варианта подходов к определению компетенции полиции в сфере установления контроля над преступностью.

В Великобритании и странах Содружества и большинстве штатов США деяния, имеющие признаки состава преступления, расследуются полицией, которая при наличии соответствующих доказательств выдвигает обвинение и представляет дело на рассмотрение суда. При этом руководители полицейских подразделений имеют максимум свободы для осуществления на практике права принимать решение по собственному усмотрению.

В государствах Латинской Европы и Америки функции полиции значительно уже: её сотрудники обязаны докладывать о происшествии специальному должностному лицу – судебному следователю, который производит расследование самостоятельно или с помощью полицейских сотрудников. После его окончания материалы передаются в прокуратуру для возбуждения уголовного преследования. В нормативных документах и правовой науке этих государств деятельность полиции подразделяется на два вида судебную и административную . Первая заключается в оказании содействия судебным властям при установлении нарушений норм уголовного законодательства, сборе необходимых доказательств, розыске и передаче виновных органам правосудия. 1

В некоторых европейских странах (Молдова, Румыния, Андорра) существует судебная полиция .2 Согласно ст. 126 Конституции Испании судебная полиция подчиняется судьям, трибуналам и прокуратуре при осуществлении ими функций по расследованию преступлений, обнаружению и обезвреживанию лиц, совершивших преступления. В соответствии с Органическим законом о судебной власти любое лицо в Испании, состоящее на службе в вооружённых силах или учреждениях безопасности, обязано выполнять в случае необходимости функции судебной полиции. В Конституции Молдовы отмечено, что «судебные инстанции располагают подведомственной им полицией» (ст. 121).

Весьма важным для отправления правосудия является такой негосударственный институт, как адвокатура. Адвокат - это независимый юрист, не состоящий на службе у государства или каких-либо организаций и получающий свой доход из гонораров клиентов. Особенно велика роль адвоката в уголовном процессе. В за­конодательстве многих стран закреплено право на бесплатную помощь адвоката в уголовном процессе по назначению суда. В некоторых государст­вах лица с низким уровнем доходов имеют право на бесплатную помощь ад­воката и в гражданском процессе. Конституция Португалии содержит ст. 208 «Юридическая помощь», где установлено, что адвокатам обеспечивается иммунитет, необходимый для их обязанностей.

Нотариусы и отдельные должностные лица. Важно отметить, что ч. 4 и 5 ст. 92 Конституции Греции содержат положения о нотариусах, хранителя ипотечных записей, актов гражданского состояния, а также о директорах агентств по учету недвижимости. Статья 92 входит в главу «Судебные чинов­ники и служащие» раздела «Судебная власть» Конституции Греции. Обычно положения о нотариусах и нотариате вообще в Конституциях не содержатся. Между тем даже и включением норм о нотариате в разделы основных зако­нов, посвященные судебным органам не могут служить основанием для того, чтобы каким-либо образом включать нотариат в судебную систему. Впрочем, и ст. 92 Конституции Греции не дает для это­го оснований, поскольку в ней говорится прежде всего о сотрудниках секре­тариатов судов и прокуратур и особенностях их статуса как государственных служащих, а нотариусы и другие упомянутые выше должностные лица по ря­ду параметров приравниваются к таким сотрудникам.

Вместе с тем нотариусы, выполняя свои функции, могут способствовать отправлению правосудия. Например, в случае спора в суде нотариально удос­товеренный договор облегчает стороне доказывание своих прав, потому что содержание прав и обязанностей договаривающихся сторон, подлинность их подписей, время совершения договора, официально подтвержденные нотари­усом, признаются бесспорно достоверными. Кроме того, нотариусы соверша­ют иные действия, среди них засвидетельствование верности документов и выписок из них, обеспечение доказательств, необходимых в случае возникно­вения дела в суде, свидетельствование нахождения гражданина в живых, при­нятие в депозит для передачи по принадлежности денежных сумм и ценных бумаг, свидетельствование нахождения человека в определенном месте и т.п.

Нотариат представляет собой совершенно самостоятельный институт. Исполняемые им функции показывают, что нотариат не участвует в государ­ственном управлении. Соответственно, нотариат даже в странах, где существует только государственный нотариат, представляет собой самостоя­тельный институт, не входящий ни в систему судебных, ни в систему адми­нистративных органов.

Таким образом, органы прокуратуры, полиции, нотариата и адвокатура, выполняя установленные законом функции, содействуют осуществлению судебной власти.


Вопрос 4. Судебный конституционный контроль

Высшая юридическая сила конституции предполагает её защиту, надзор и контроль за её соблюдением. Возможны непосредственные способы защиты конституции. Например, народ в целом и каждый гражданин в соответствии с конституциями Ганы, Германии, Словакии вправе воспрепятствовать посягательствам на демократический конституционный строй. В Румынии, Украине некоторые функции конституционного надзора выполняет президент, который в соответствии с основным законом является гарантом конституции.1 Однако главная роль в обеспечении верховенства конституции принадлежит судам.

Судебный конституционный контроль понимается как особый вид правоохранительной деятельности, направленный на проверку соответствия законов и иных нормативных правовых актов конституции. Такой конт­роль — прямое следствие действия принципа разделения влас­тей; ситуации, с которыми приходится разбираться суду, связаны с деятельностью законодательной и исполнительной властей, а нередко и с их противостоянием, спорами о компетенции и т. д. Суд же по отношению к ним выступает как независимая ветвь государственной власти.

В настоящее время институт судебного конституционного контроля известен большинству развитых стран и предусмотрен большинством принятых после второй мировой войны конститу­ций.Конституции Италии, Франции, Испа­нии и некоторые другие содержат даже отдельные разделы о нем. Конституции определяют компетенцию органов судеб­ного конституционного контроля, порядок их формирования, по­рядок обращений к ним, последствия признания закона не соот­ветствующим конституции. Законы о конституционных судах, принимаемые в развитие конституционных положений, являют­ся, как правило, органическими. Все это говорит о важной роли конституционного правосу­дия. Сложились две основные модели конституционного право­судия.

Американская модель (США, Канада,Индия, Швейцария, Япония, скандинавские страны) определяется как децентрализованная (контроль осуществляется всеми судами страны), конкретная (вердикты суда основываются на применении закона в частных случаях) и носящая последующий характер (контроль осуществляется применительно к уже утверждённым законам).1 Так, в Конституции Ирландии закреплено право Президента после консультации с Государственным советом передать любой законопроект в Верховный суд для проверки закона на соответствие Конституции. Во всех случаях, когда Верховный суд Ирландии признает положение законопроекта противоречащим Конституции, Президент должен отказаться от подписания такого законопроекта. В Эстонии функции конституционного контроля выполняет Коллегия конституционного надзора Государственного суда, которая состоит из судей, избираемых пленумом суда сроком на пять лет.2

Континентальная (европейская) модель, возникшая в 1920-е годы в Австрии благодаря теоретическому труду венского адвоката Ганса Кельзена, получила распространение в европейских, африканских странах.Конституционное правосудие осуществляют специ­альные органы — конституционные суды (Австрия, Италия, Венгрия, ФРГ), которые имеют право по прямому обращению политических или судебных органов и даже частных лиц выносить обязательные судебные решения, в том числе в случаях, когда конфликтов по поводу неконституционности того или иного акта или действия не возникает.3 В Казахстане, Алжире, Сенегале, Франции созданы конституционные советы – квазисудебные органы, состоящие не из судей, а из советников, и при рассмотрении дела судебная процедура используется только частично. В Эфиопии аналогичный орган называется Советом конституционных расследований. В некоторых мусульманских странах действуют конституционно-религиозные советы. В Иране конституционный контроль осуществляет своеобразный орган – наблюдательный совет («совет стражей»), состоящий из 12 человек: шести богословов, назначенных высшим духовным лицом. И шести юристов, предложенных парламентом. Этот орган следит за соответствием законов не столько Конституции 1979 г. сколько Корану.1

Применяются два основных способа формирования конституционных судов: парламентский и смешанный. Парламентский способ характерен для Венгрии, Хорватии, где члены Конституционного суда избираются соответственно Государственным собранием, Хорватским собором. В Португалии 10 судей избираются Собранием Республики, а ещё трое кооптируются решением этих десяти.

Однако в большинстве стран применяется смешанный способ , т.е. конституционные суды (советы) формируются высшими государственными органами, представляющими различные ветви власти и действующими при этом либо самостоятельно, либо совместно. Так, судей конституционного суда Чехии назначает Президент с согласия сената. Напротив, в Колумбии магистраты конституционного суда избираются Сенатом республики из трёх кандидатов, предложенных на каждую должность Президентом, Верховным судом правосудия и Государственным советом. В Словакии Президент назначает судей Конституционного суда из вдвое большего числа кандидатов, предложенных Национальным собранием. В Конституционный суд Украины по шесть судей назначают Верховная Рада, Президент и съезд судей Украины сроком на шесть лет. Председатель конституционного суда Совета) может избираться (назначаться) парламентом (в Германии президента и вице-президента ФКС поочерёдно избирают Бундестаг и Бундесрат), главой государства (Франция), самим судом (Португалия, Болгария, Румыния).

Профессиональный уровень судей конституционных судов весьма высок; к кандидату на должность конституционного судьи предъявляются и иные требования: возраст (в Венгрии - от 45 до 70 лет), стаж (в Испании – 15 лет, в Румынии – 18 лет), авторитет, безупречная репутация. В отличие от судов общей юрисдикции для судей конституционных судов во многих странах установлены единые сроки полномочий , сопровождаемые запрещением повторного избрания (назначения): в Монголии – 6 лет, в Колумбии – 8, в Испании, Македонии – 9 (в ряде стран – с обновлением по третям каждые три года), в Чехии – 10, в Германии, Словакии – 12 лет.1

Численный состав конституционных судов (советов) обычно невелик: в Казахстане – 7 членов, в Албании, Армении, Словении – 9, в Бразилии, Венгрии – 11, в Белоруссии, Испании – 12, в Греции, Словакии – 13, в Австрии 14, в Польше, Чехии – 15, в Германии – 16, в Украине – 18.

Конституционное судопроизводство имеет свои особенности. Когда конституционный контроль осуществляют общие суды ("американская модель"), то вопрос о конституционности закона может быть постав­лен только в связи с рассмотрением конкретного судебного дела (конкретный контроль). При "евро­пейской модели" перечисленные в конституции госу­дарственные органы и высшие должностные лица: глава государства, парламент (или каждая из его палат), правительство, в ряде стран также группы парламентариев, субъекты федерации имеют право обратиться с запросом в конституционный суд безотносительно к наличию конкретного спора или конфликта (абстрактный контроль).

Однако большая часть конституционных судов сочетает се­годня обе эти формы, допуская наряду с прямым запросом госу­дарственных органов обращения в суд граждан по поводу нарушения их конституционных прав и свобод в порядке конкретного контроля, так называемой индивидуальной конституционной жалобы. С такой жалобой гражданин обра­щается в конституционный суд, полагая, что оказались нарушены их конституционные права вследствие несоответствия конституции примененного закона и в других орга­нах государства они не нашли защиты. Как правило, обращение в конституционный суд в порядке кон­ституционной жалобы возможно лишь после того, как пройдены все судебные инстанции.1

Деятельность одних конституционных судов (их меньше) по­строена на системе предварительного контроля, других (таковых большинство) — контроля последующего. Предварительный контроль призван не допустить вступле­ния в силу закона, не соответствующего конституции. С запросом о проверке закона в Конституционный суд Испании может обра­титься Председатель Правительства, Защитник народа, 50 депутатов или 50 сенаторов, коллегиальные исполнительные органы и собрания автономных сообществ Система предвари­тельного контроля действует и в других странах — Португалии, Румынии.

При последующем контроле орган судебного конституцион­ного контроля проверяет на соответствие конституции законы, вступившие в силу и, следовательно, на момент проверки уже действовавшие определенное время. Преимущество этой системы в том, что при ней никогда не поздно исправить ошибку законодателя, скорректировать пра­воприменительную практику.

Суд не вправе рассматривать вопрос о конституционности нормативных актов, в том числе законов, по собственной инициативе. Не менее существен в этой связи принцип политической сдержанности, т. е. отказ суда от вмешательства в политические вопросы и ситуации: его деятельность ограничена исключительно рассмотрением правовых вопросов. Решение суда всегда основано на определенном понимании соот­ветствующей конституционной нормы. Тем самым суд дает тол­кование этой нормы, которое, как и все решения, носит общеобя­зательный характер. Конституции многих стран устанавливают, что толкование конституции возможно только в процедуре су­дебного конституционного контроля.

К компетенции конституционных судов относятся и дру­гие вопросы: проверка конституционности политических партий (Азербайджан, Словакия, Румыния); контроль общенациональными выборами (Австрия, Болгария); споры о компетенции между органами публичной власти как по горизонтали, так и по вертикали; лишение депутата его мандата (Австрия, ФРГ); отрешение президента от должности (Австрия, Италия, ФРГ).

Наличие органов судебного конституционного контроля является важным признаком демократического правового государства, средством обеспечения верховенства конституции в системе источников национального права. В условиях современного общества, требующего постоянной масштабной законодательной деятельнос­ти государства, оно является гарантом верховенства Конституции как непреложного принципа правового государства.


Заключение

В современном демократическом правовом государстве главенствующая роль в обеспечении господства права при разрешении различных конфликтов принадлежит судам.

Важной тенденцией развития судебной власти является создание специализированных судов: административных, трудовых, социальных, семейных, ювенальных и др.

Судебная власть основывается на следующих принципах: открытость правосудия, состязательность, инстанционность, презумпция невиновности, мотивированность судебных решений. Конституционный статус судей характеризуется такими принципами как назначаемость, несменяемость и независимость, судейская несовместимость.

Особая функция судебной власти – осуществление конституционного контроля, т.е. проверка законов и иных нормативных правовых актов на соответствие их конституции. В странах американской модели эта функция принадлежит судам общей юрисдикции, в государствах европейской модели – конституционным судам. Конституционные суды осуществляют и иные полномочия: разрешают споры о разграничении компетенции между органами государственной власти, участвуют в процедурах отрешения президента от должности.

Отправление правосудия невозможно без деятельности целого ряда государственных и общественных институтов: нотариата, адвокатуры, следственных судей. Особая роль принадлежит прокуратуре, имеющей такие важные функции как уголовное преследование лиц, совершивших преступные деяния; поддержание публичного обвинения в суде, надзор за законностью предварительного расследования преступлений и содержания лиц, в местах лишения свободы.


Основная литература

1. *Алебастрова И.А. Конституционное право зарубежных стран: Учебное пособие. - М.: Юрайт-М, 2001. Гл. 10.

2. *Автономов А.С. Конституционное (государственное) право зарубежных стран: Учебник – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2005. Гл. 12.

3. *Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Общая часть: Учебник для вузов / Рук. авт. колл. и отв. ред. Б.А. Страшун. – 4-е изд., обновл. и дораб. - М.: Норма, 2005. Гл. 10.

4. *Конституционное право зарубежных стран. Учебник для вузов / Под общ. ред. чл.-корр. РАН, проф. М.В. Баглая, д.ю.н., проф. Ю.И. Лейбо и д.ю.н., проф. Л.М. Энтина. – 2-е изд., перераб. - М.: Норма, 2005. - Гл.12.

5. *Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран: Учебник. – 4-е изд.,перераб. и доп. – М..: Юристъ, 2005. – Гл. 13.

Дополнительная литература

1. *Губанов А.В., Зубов И.Н. Полиция государств дальнего зарубежья. – М., 1999.

2. *Правовые системы стран мира. Энциклопедический справочник / Отв. ред. А.Я. Сухарев. – М.: Изд-во НОРМА, 2001. – 840с.

3. *Прокуратура в России и за рубежом. Сравнительное исследование / В.Н. Додонов, В.Е. Крутских; Под ред. С.И. Герасимова. – М.: Изд-во НОРМА, 2001. – 192с.

4. *Решетников Ф.М. Правовые системы стран мира. Справочник. - М., 1993.

5. *Судебные системы западных государств. - М., 1991.


1 Подробнее: Государственный совет (европейская модель) // Конституционное право государств Европы: Учеб. пособие для студентов юрид. вузов и фак. / Отв. ред. Д.А.Ковачев. М.: Волтерс Клувер, 2005. С.232.

1 Орлов А.Г. Высшие оргаы государственной власти стран Латинской Америки. М.: Изд-во «Анпил», 2001. С. 125.

1 Орлов А.Г. Высшие оргаы государственной власти стран Латинской Америки. М.: Изд-во «Анпил», 2001. С. 111-112.

1 Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран: Учебник. – 4-е изд.,перераб. и доп. – М..: Юристъ, 2005. – Гл. 13.

2 Решетников Ф.М. Правовые системы стран мира. Справочник. М.: Юридическая литература, 1993. С. 164.

1 Орлов А.Г. Высшие оргаы государственной власти стран Латинской Америки. М.: Изд-во «Анпил», 2001. С. 108.

1 Конституционное право государств Европы: Учеб. пособие для студентов юрид. вузов и фак. / Отв. ред. Д.А.Ковачев. М.: Волтерс Клувер, 2005. С.255.

1 Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Общая часть: Учебник для вузов / Рук. авт. колл. и отв. ред. Б.А. Страшун. – 4-е изд., обновл. и дораб. - М.: Норма, 2005. С. 765.

[1] Автономов А.С. Конституционное (государственное) право зарубежных стран: Учебник М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2005. С. 310-312.

1 Додонов В.Н., Крутских В.Е. Прокуратура в России и за рубежом, Сравнительные исследования./ Под ред. С.И.Герасимова. М., 2001. С. 24-25.

1 Бессарабов В. Прокуратура в зарубежных странах // Законность. 2000. № 11. С. 50.

1 Губанов А. В., Зубов И.Н. Полиция государств дальнего зарубежья. М., 1999. С. 64

2 Конституционное право государств Европы: Учеб. пособие для студентов юрид. вузов и фак. / Отв. ред. Д.А.Ковачев. М.: Волтерс Клувер, 2005. С.253.

1 Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран: Учебник. 4-е изд., перераб. и доп. М..: Юристъ, 2005. С. 53.

1 Медушевский А.Н. Сравнительное конституционное право и политические институты: Курс лекций. – М.: ГУ ВШЭ, 2002. С.455 – 456.

2 Конституционное право государств Европы: Учеб. пособие для студентов юрид. вузов и фак. / Отв. ред. Д.А.Ковачев. М.: Волтерс Клувер, 2005. С.272.

3 Боботов С.В. Конституционная юстиция (сравнительный анализ). – М., 1994. С. 54.

1 Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран: Учебник. – 4-е изд.,перераб. и доп. – М..: Юристъ, 2005. С. 54-55.

1 Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Общая часть: Учебник для вузов / Рук. авт. колл. и отв. ред. Б.А. Страшун. – 4-е изд. М.: Норма, 2005. С. 774.

1 Конституционное право зарубежных стран. Учебник для вузов / Под общ. ред. чл.-корр. РАН, проф. М.В. Баглая, д.ю.н., проф. Ю.И. Лейбо и д.ю.н., проф. Л.М. Энтина. – 2-е изд. - М.: Норма, 2005. С. 412.