регистрация / вход

Конституция Российской Федерации в системе правовых норм

Формы (источники) права и их виды. Определение и содержание Конституции, ее место и роль в федеративном государстве. Конституция Российской Федерации как источник российского права: ее особенности, свойства, функции, структура, принцип верховенства.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

1. ФОРМЫ (ИСТОЧНИКИ) ПРАВА

1.1. Понятие форм (источников) права

1.2. Виды форм (источников) права

2. ОСНОВЫ КОНСТИТУЦИОННОЙ ТЕОРИИ

2.1. Конституция и государство

2.2. Определение конституции и ее содержание

2.3. Конституция Российской Федерации: особенности, свойства, функции, структура. Прямое действие конституции

3. КОНСТИТУЦИЯ РФ КАК ИСТОЧНИК РОССИЙСКОГО ПРАВА

3.1. Конституции в федеративном государстве

3.2. Охрана конституции и принцип верховенства конституции

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Список источников и литературы

ВВЕДЕНИЕ

В последние годы в нашей стране заметно возросло значение юридических знаний, повысился престиж профессиональной юридической деятельности. Обществу удалось, наконец, преодолеть скептическое отношение к правовым ценностям. Все больше осознается необходимость установления и поддержания режима законности, важность закона в жизни людей и государства, приоритетность прав и свобод личности и обязанность государства обеспечить их охрану и защиту. Проводимые в нашей стране коренные преобразования в различных сферах опираются (должны опираться) на соответствующую законодательную базу. Ее ядро составляет Конституция РФ. Знание основополагающих конституционных принципов, содержания закрепленных прав и свобод человека и гражданина, организации государственной власти, в том числе разграничения полномочий между ветвями власти и взаимоотношений между ними, необходимо для правильной ориентации в государственно-правовой жизни нашей страны.

Конституция важна и необходима для современного государства прежде всего потому, что в ней закрепляются его исходные принципы и назначение, функции и основы организации, формы и методы деятельности. Конституция устанавливает пределы и характер государственного регулирования во всех основных сферах общественного развития, взаимоотношения государства с человеком и гражданином. Самое главное - конституция придает высшую юридическую силу фундаментальным правам и свободам человека, защищает его честь и достоинство.

Прочность конституционного строя в решающей степени зависит от соблюдения конституции и прямо пропорциональна законопослушности граждан. Однако в любом обществе есть люди и организации, цели и деятельность которых представляют угрозу для конституции. Угроза также исходит от превышения полномочий или злоупотребления со стороны должностных лиц или органов государства – главы государства, парламента, правительства. Нарушения конституции опасны тем, что разрушают фундамент государственности и веру людей в незыблемость конституционных порядков. А это порождает смуту и хаос, опасность государственных переворотов, ущемления прав человека.

Актуальность данной темы, наряду с вышеуказанными обстоятельствами, подтверждают следующие аспекты: во-первых, одним из принципов организации и функционирования правового государства является верховенство конституции в системе нормативных актов; во-вторых, ее прямое, непосредственное действие, а также спецификой предмета регулирования (образует основу устройства общества и государства, устанавливает содержание и гарантии прав человека).

Объектом исследования выступают конституционно-правововые отношения. Предмет исследования – Конституция Российской Федерации в системе правовых норм.

Таким образом, главная цель исследования – изучение принципа верховенства конституции, выступающей источником российского права.

Задачи исследования:

1. Изучить признаки и формы (источники) отечественного права.

2. Провести анализ принципа верховенства Конституции РФ.

3. Проанализировать роль и место конституции в федеративном государстве.

Методологической базой данной исследовательской работы являются: логический метод; исторический метод; сравнительно-правовой метод; метод наблюдения;

Теоретической основой данной работы стали труды отечественных ученых-юристов: д.ю.н. проф. Д.Н. Бахраха, д.ю.н. проф. Б.В. Россинского, к.ю.н. И.С. Викторова, Е.М. Цыгановой, А.П. Вершинина и др. Также при написании работы использовались Указы Президента РФ, Постановления Правительства РФ, Федеральные Законы, Уголовный Кодекс РФ, Гражданский Кодекс, литература юристов-теоретиков, инструктивно-методический материал, статьи периодической печати.


1. ФОРМЫ (ИСТОЧНИКИ) ПРАВА

1.1 Понятие форм (источников) права

Право реально существует и функционирует в определенных формах, т.е. оно имеет свое внешнее выражение. Это его внешнее выражение в отечественной и зарубежной юридической литературе называют по-разному: формой или формами права, источниками или одновременно формами и источниками права. В настоящей работе «форма права» будет рассматриваться как синоним «источника права». Рассмотрим само понятие «форма» с точки зрения философии и теории права. Во-первых, форма - одна из центральных и сложнейших категорий философии, во-вторых, форма предполагает наличие содержания. В-третьих, понятие формы права отличается от общефилософского его понятия. Форма в философском понимании есть способ существования, выражения и преобразования определенного содержания [21. с. 128 - 136].

В праве категория «форма» выступает в двух значениях:

а) правовая форма;

б) форма самого права.

Правовая юридическая форма — это вся правовая реальность, которая известна на данный момент общественного развития. Смысловая нагрузка данного понятия охватывает правовые явления, опосредующие существующие (экономические, политические, бытовые и иные) фактические отношения. Оно наиболее приемлемо при раскрытии связи права (правового явления) с иными социальными образованиями, процессами и отношениями.

Форма права - это форма права как самостоятельного явления, которая отражает лишь внешнее проявление его содержания, соотносится только с последним. Ведущая ее роль связана с упорядочением содержания права, обогащением его свойствами государственно-властного характера.

Различают внешнюю и внутреннюю формы права. Внутренняя форма права отражает его структуру и связи. Она включает систему права, все ее горизонтальные и вертикальные субординационные (соподчиненные) элементы. Например, если взять публичное право, то к внутренним элементам следует отнести формальную определенность; четкую закрепленность меры свободы; границы и масштабы поведения в пределах конкретной нормы; иерархическое положение последней в системе права; иные аспекты устройства права как системы и т.д. Все это, взятое в системе, следует считать внутренней формой права.

Относительно внешней формы права можно сказать, что ее раскрытие предполагает установление способов, с помощью которых определенными общественными силами, представляющими большинство общества, или экономически могущественное его меньшинство, или военную бюрократию и т.п., провозглашается, утверждается форма выражения правовых норм. Можно сказать и более кратко. Внешняя форма права - это объективные правила поведения, общеобязательные в данном обществе.

С момента своего возникновения право всегда воплощается в определенные формы, оно было и остается формализованным. Следовательно, форма права — это способ внешнего выражения государством юридических правил поведения. Следует напомнить о необходимости отличать внешнюю форму права от внешней формы выражения законодательства [21. с. 128 - 136].

В теории права широко известно понятие «источник права», с помощью которого раскрываются факторы, способные вызвать к жизни и обусловить правовые нормы. Термин «источник права» в юриспруденции известен со времен Тита Ливия, который Законы ХП Таблиц называл источником публичного и частного права. Термин «источник» в данном случае подразумевает могучую систему корней, из которых развивалось пышное и жизнестойкое дерево римского права. В настоящее время под источником права понимается совокупность политико-юридических обстоятельств, обусловивших появление и функционирование права.

Отдельные авторы источником права называют вообще «обстоятельства, питающие появление и действие права»[1] . В этой связи выделяют:

1) источник права в материальном смысле;

2) источник права в идеальном смысле;

3) источник права в юридическом (формальном) смысле.

Источник права в материальном смысле - это развивающиеся общественные отношения. Под источником права в идеальном смысле понимают правовое сознание. Источники в юридическом смысле состоят из различных форм (способов) выражения, объективизации правовых норм.

Особое развитие идея множественности значения понятия формы получила у Г.Ф. Шершеневича. Он писал, что «различные формы, в которых выражается право, носят издавна название источников права» и считается этот термин «малопригодным ввиду своей многозначности»[2] . Аргументируя свою позицию, он приводил целую классификацию разночтения термина «источник права». Дискуссии о форме права за последние двести лет не изменились. Сторонники психологической школы предложили различать объективную и интуитивную формы права. В ХVП-ХIХ вв. наблюдается усиление дискуссии о соотношении естественного и позитивного (законодательного) права. В XX веке естественноправовая доктрина приобрела форму концепции о правах и свободах человека [10. с. 77 - 82].

Форма становится единой для всех сфер права - объективированное закрепление получают все правила поведения в актах и иных источниках. Она в идеале характеризуется рядом особенностей. Ими являются:

- обусловленность существующим социально-экономическим базисом;

- обслуживание политической власти;

- подчинение интересам народа;

- утверждение принципа приоритета правового закона;

- наличие демократических процедур подготовки и прохождения нормативных актов в правотворческом процессе.

Таким образом, можно сделать вывод, что понятие «источник права» - это синоним понятия формы права, поэтому чаще всего в теории права эти два синонима используются в единcтве: «форма (источник) права».

На основе сказанного изучаются виды источников или форм права. Понятие «источник (форма) права» имеет также и информационное значение. Например, с помощью этого понятия определяется направление поиска необходимого правила поведения для руководства им, применения его и т.д.

1.2 Виды форм (источников) права

Древней или первой формой (источником) права считается правовой обычай. Примерами таких источников могут служить Салическая правда у германцев, Русская и Польская правда у славян, Компиляции Юстиниана на Востоке. Обычное право свои истоки берет из обычаев, которые складывались тысячелетиями, закрепляя полезный опыт человечества. Примерами обычаев могут служить так называемые левират и сугорат, т.е. обязанность брата поддерживать вдову умершего брата вплоть до женитьбы на ней, обязанность сестры умершей жены заменить ее. Безусловно, такие обычаи имели экономические, социальные и культурно-этические предпосылки. До настоящего времени у многих народов Северного Кавказа, Италии, Испании, Латинской Америки, Ближнего Востока значительное число вопросов, связанных с брачно-семейными отношениями, наследованием, межличностными, межродовыми и межплеменными тяжбами, решается на основе обычаев. Основной поддержкой обычаям служит этническая культура или этнокультурная сфера[3] .

Таким образом, обычное право берет свои истоки из обычаев и состоит из тех образцов поведения, которые выдерживают испытание временем и получают признание человечества как полезный опыт. Со временем, правовой обычай вытесняется иными, более совершенными формами права, прежде всего, нормативно-правовыми актами. Нормативно-правовой акт содержит в себе нормы (правила поведения), установленные или признанные государством. Неотвратимость их функционирования гарантирована государственным принуждением. Следует отметить, что понятие «акт» в теории права употребляется в двояком смысле[4] : акт как действие и акт как материальный (письменный, электронный) носитель информации, документ. В этом смысле нормативно-правовой акт и обозначается как источник права.

Следует отличать нормативно-правовой акт от актов, нормы которых не носят нормативный характер и рассчитаны лишь на однократное действие. Их принято называть актами применения права или правоприменительными актами. Нормативно-правовые акты следует отличать от нормативных актов (инструкции, которые определяют правила обращения с электротехникой, с конструкторскими наборами и т.д.), которые не являются правовыми, ибо содержат технические, а не правовые нормы. Большинство ученых, специализирующихся в теории государства и права, формируя понятие нормативно-правового акта в разных редакциях, сходятся в том, что его сущность определяется тем, что он является не только письменным документом, принятым с соблюдением установленных процедур компетентным государственным органом для установления, изменения или прекращения нормы права, содержащей правило общего характера, распространяющееся на определенный круг лиц [10. с. 77 - 82].

Итак, нормативно-правовой акт - это документ, зафиксированный в соответствующих носителях, принятый с соблюдением установленных процедур компетентным государственным органом, устанавливающий, изменяющий или прекращающий нормы права, содержащие правила общего характера, адресованные во времени и пространстве определенному кругу лиц. Понятие «нормативно-правовой акт» охватывает великое многообразие правовых норм, регулирующих бесчисленное множество связей, пронизывающих человеческое общество.

Все нормативно-правовые акты находятся между собой в системной связи, обладают определенной юридической силой. Юридическая сила нормативно-правового акта зависит не только от места и положения органа, но и от компетенции, которой он наделен государством. По определенным основаниям нормативно-правовые акты классифицируются на соответствующие виды. По содержанию акта, по органу и процедуре принятия могут быть выделены: 1) закон; 2) подзаконный нормативно-правовой акт. Нормативно-правовой акт имеет свою структуру (преамбулу, разделы, части и т.д.). Правовые нормы в различных нормативно-правовых актах излагаются разными способами — от полного соответствия правовых норм статьям до изложения нормы права в разных статьях и даже в разных нормативно-правовых актах. Так, в уголовном праве уголовно-правовая норма соответствует статье Уголовного кодекса, а в гражданско-правовых — не всегда. Нормативно-правовой акт является наиболее распространенным, более того, считается наиболее классическим и перспективным для цивилизации XXI века. Как известно, нормативно-правовые акты классифицируются по отраслевому принципу или, если сказать по-другому, по их принадлежности к конкретным отраслям права (конституционные, административные, уголовные, финансовые и т.д.) [35. с. 542 - 544].

Другим основанием деления нормативно-правовых актов служат субъекты, их издавшие. По этому основанию эти акты можно распределить по следующим группам: акты органов государства; акты органов местного самоуправления; санкционированные государством акты общественных организаций; акты непосредственной демократии (например, референдум). Эту классификационную группу актов можно дифференцировать на более конкретные, узкие группы. К таковым можно отнести акты парламента, областной Думы (законодательного собрания области), правительства, администрации области, министерства, управления, муниципального органа и т.д. Ведущим или, как его еще называют, центральным основанием классификации нормативно-правового акта является юридическая сила. Она помогает определить место, значение, функциональную силу, верховенство, уровень подчиненности акта. Иерархическая субординация акта зависит от конституционного положения и компетенции органа, его издавшего.

Структура системы законодательных актов любого государства признает деление ее на два больших блока - на законы и подзаконные нормативно-правовые акты. В последнем отражается принцип верховенства закона, а также собственное его содержание.

Закон — это принимаемый в установленном Конституцией (Основным Законом) порядке и обладающий высшей юридической силой нормативно-правовой акт в пределах своего функционирования (общественный и государственный строй, принципы организации деятельности государственного аппарата, хозяйственное и культурное развитие общества, уголовная политика и т.п.). Высшая юридическая сила закона с точки зрения его юридического качества, как отмечает академик В.В.Лазарев, означает:

а) все другие правовые акты должны вытекать из закона и не противоречить ему; если же таковые возникнут, то будет действовать закон, а не несогласующийся с ним нормативно-правовой акт;

б) закон не подлежит утверждению каким-либо иным органом, он может быть изменен или отменен только органом, его принявшим;

в) законы уступают только общепризнанным нормам международного права.

На основе этих юридических качеств можно выделить ряд признаков закона. К основным из них относят такие: а) принимаются только органом законодательной власти или посредством референдума; б) процедура его подготовки и принятия определяется Конституцией и регламентом палат парламента конкретного с устоявшимися демократическими традициями государства; в) правовой закон выражает волю и интересы народа; г) по отношению к другим нормативно-правовым актам обладает высшей юридической силой; д) регулирует наиболее важные, приоритетные общественные отношения; е) порядок изменения и отмены осуществляется по более сложной схеме, нежели подзаконные нормативные акты.

Законы подразделяются на две большие группы - конституционные и федеральные. К первым относятся законы, регулирующие вопросы общественного и государственного устройства (Конституция РФ, Закон об избирательном праве, Закон о Конституционном суде, Закон об основных принципах местного самоуправления Российской Федерации и другие). Среди законов по своей значимости и юридической силе особое место отводится конституциям государств, в том числе и Конституции Российской Федерации[5] . Особое место в системе права занимают нормативные акты (указы) президентской власти[6] . Они являются актами исполнительной власти и носят подзаконный характер. Президентские нормативные указы могут в соответствии с Конституцией приостанавливать или корректировать законы лишь в условиях военного или чрезвычайного положения. К подзаконным нормативным актам относятся постановления и распоряжения правительства, нормативные акты отдельных ведомств (распоряжение министра иностранных дел, инструкция Министерства образования и т.п.). Нормативно-правовые акты но своему качественному содержанию подразделяются на законы, указы, постановления, инструкции, распоряжения, договоры, приказы[7] .


2. ОСНОВЫ КОНСТИТУЦИОННОЙ ТЕОРИИ

2.1 Конституция и государство

Первые конституционные акты или конституции в современном смысле этого слова (Великобритания, США, Франция) не случайно появились в XVII—XVIII вв., хотя государство возникло намного раньше. Именно тогда человечество осознало высшую ценность личной свободы и в связи с этим необходимость обуздать государство, заставив его подчиняться каким-то заданным правилам. Представления о конституции были разработаны раньше (в частности, Аристотелем), но они вращались в основном вокруг вопросов о рациональном устройстве государственной власти в соответствии с понятиями демократии и справедливости. Но даже в этом ограниченном понимании основные законы не привились в древних государствах. Во времена Римской империи этим термином назывались императорские указы, а в средневековье — акты о феодальных вольностях.

Демократические революции XVII—XVIII вв. были вызваны потребностью не просто переустройства власти, а, главным образом, нахождения оптимального соотношения между властью и свободой. Поэтому как английская конституционная система, так и писаные конституции США и Франции в первую очередь решали именно эту задачу. В США это было сделано с определенной «осечкой», ибо создатели Конституции, принятой в 1787 г., попытались обойтись без раздела о правах и свободах граждан, посчитав достаточным английский принцип «что не запрещено, то дозволено». Но народ быстро заставил законодателей поправить положение, вследствие чего спустя два года был принят Билль о правах (первые 10 поправок к Конституции). Таким образом, конституция является элементом определенной философии государства, и эта философия основывается на понимании опасности ничем не ограниченной власти государства для свободы и благополучия человека. Эта опасность ясно проявлялась в абсолютизме феодальных монархий, и демократические антифеодальные революции выдвинули требования о принятии конституций как раз для того, чтобы сокрушить этот абсолютизм [3. с. 16 - 25].

С тех пор прошло много лет, и может показаться, что угроза для свободы со стороны государства вроде бы исчезла. Но это не так, хотя за последние два столетия демократия существенно окрепла. Не говоря уже о том, что в XX в. многие народы, добившиеся демократии, попали под гнет тоталитаризма, являющегося своеобразным аналогом неограниченного абсолютизма, тенденция злоупотребления властью объективно присуща любому государству — даже самому демократическому. Поэтому любое цивилизованное общество нуждается в конституции и создании режима ее неуклонного соблюдения. Противоречие «государство — конституция» неизбежно, но не опасно, если общество находит в себе силы для его преодоления на разумных началах, без насилия.

К числу важнейших функций конституции относится закрепление преемственности в развитии государственности (в англосаксонских странах это понятие более точно определяется через термин «континуитет», т.е. непрерывность, преемственность государственной власти), тем самым конституция подчеркивает незыблемость государственности, несмотря ни на какие революции, государственные перевороты или перестройки. В нынешней российской Конституции эта функция выражена в двух аспектах - в преамбуле говорится о сохранении исторически сложившегося государственного единства и о возрождении суверенной государственности России. Первый аспект, страдающий некоторой неясностью, следует, по-видимому, понимать как неделимость территориального пространства, на котором исторически сложилось Российское государство. Второй — как признание фактической утраты Российским государством своей суверенности в годы вхождения в состав СССР и стремление восстановить ее. Преамбула не имеет нормативного значения, а значит, каких-либо прямых правовых последствий ее формулировки не порождают, хотя морально-политическое значение ее деклараций весьма велико.

В конституциях почти всегда подчеркивается, что они принимаются народом или от имени народа. В Конституции США, например, использована формула «Мы, народ Соединенных Штатов Америки...», ФРГ - «немецкий народ... принял в силу своей учредительной власти настоящий Основной Закон», Франции - «французский народ одобрил... Конституционный закон». Российская Конституция заимствует этот подход - ее преамбула, содержащая ряд принципиально важных положений, построена как длинная, но единая грамматическая фраза: «Мы, многонациональный народ Российской Федерации,... принимаем Конституцию Российской Федерации». Тем самым подчеркивается главный источник учредительной конституционной власти - народ, а Конституция как бы юридически связывает народ и государство, выражает правомерность власти над людьми [3. с. 16 - 25].

Конституции также обычно закрепляют народный суверенитет, тем самым признавая, что никто, в том числе и государственная власть, не вправе отнять у народа верховного права самому решать свою судьбу. Тут естественное право получает позитивное закрепление. Впервые принципы национального суверенитета были определены французской Декларацией прав человека и гражданина 1789 г., а затем они были заимствованы многими другими государствами. Конституция Италии, например, в первой же статье утверждает, что «суверенитет принадлежит народу, который осуществляет его в формах и в границах, установленных Конституцией». В Конституции Российской Федерации этот вопрос решен также однозначно: «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ» (ч.1 ст.3). Из подобного рода формулировок вытекает право народа на свержение тиранической власти, если она нарушает его естественные права и основывается на насилии. В этом подлинный, хотя и скрытый, смысл принципа народного суверенитета.

В XX в. конституции стали играть еще одну важную роль — противодействия возросшему радикализму, планам революционного переустройства общества. Коммунистическое учение откровенно поставило вопрос о захвате власти с целью обобществления средств производства, ликвидации свободы предпринимательства и других прав и свобод человека, если они мешают авторитарному пониманию равного распределения благ, социальной справедливости, классовой демократии. Но ясно, что такое «переустройство» невозможно без насилия и ликвидации правового государства, что и подтвердил коммунистический эксперимент в России и ряде других стран. Над демократическим обществом постоянно висит опасность правого радикализма, т.е. фашизма. Идеи национальной исключительности и популистского равенства оборачиваются, как это было в Германии, Италии и ряде других стран, установлением жесткой диктатуры и массовым уничтожением людей. Правый радикализм, одеваясь в тогу патриотизма, объективно враждебен инакомыслию, он чреват в случае прихода его сторонников к власти замораживанием в конечном счете производительных сил, войной, полным отказом от общечеловеческих понятий о духовности и демократии. Эта опасность, хотя и в разной степени, существует в современной России, ФРГ, Франции и других государствах.

Демократическая конституционная законность призвана сдерживать притязания левого и правого радикализма, обеспечивая обществу уверенность в прочности гарантий свободы и равенства. Конституция не может запретить образ мышления и законную деятельность левых и правых радикалов — это было бы само по себе отказом от демократии, но она может и должна создать такой правовой климат, который послужит барьером для антидемократических переворотов.


2.2 Определение конституции и ее содержание

Конституция - прежде всего юридический документ, основа государственности, законности и правопорядка. Именно в таком качестве она составляет предмет науки конституционного права. Но в то же время — это политический документ, ибо она, безусловно, оказывает регулирующее воздействие на политические отношения в обществе. Однако это уже область политологии. Некоторые ученые полагают, что конституция выполняет и определенную идеологическую функцию, хотя это скорее свойственно тоталитарному государству. Сумма ценностей, лежащих в основе конституции демократического правового государства, находится как бы за пределами идеологического плюрализма. Конституция — вне идеологии, она только необходимое условие для выражения любой идеологии; если она и выражает какую-то определенную, универсальную идеологию, то это — философия свободы и правового государства.

Под конституцией (термин происходит от латинского constituio — установление) понимают основной закон государства, имеющий высшую юридическую силу. Этот закон закрепляет основные принципы государственного строя, высшие правовые гарантии прав и свобод человека и гражданина, а также структуру и взаимоотношения органов государственной власти и управления (форму правления). Конституция очерчивает круг функций государства, устанавливает основы его отношений с человеком и обществом. В мировой конституционно-правовой теории нет единого взгляда на содержание Конституции. Конституции разных стран являют собой весьма пеструю картину, что отражает различие исторических условий их принятия и уровня конституционного правосознания. В Великобритании, например, вообще нет писаного основного закона, вследствие чего порой трудно определить, имеют ли те или иные акты конституционное значение (формально такого различия между законами может и не быть). В США Конституция действует более двух столетий и адаптируется к меняющимся условиям с помощью судебных толкований — тогда ее содержание выходит за рамки собственно конституционного текста. В Италии, ФРГ конституции были приняты после второй мировой войны с учетом новейшего социально-политического опыта, поэтому их содержание весьма широкое. В бывших социалистических странах (СССР, Польша и др.) конституции были подчинены идеологическим целям правящих компартий, а в развивающихся государствах эти акты в основном заимствуют модели развитых стран, часто не соответствующие местным условиям [3. с. 34 - 42].

В то же время для мировой конституционной теории и практики характерна определенная унификация представлений о содержании современной конституции на базе утвердившихся общих взглядов на демократию. Ни у кого не вызывает сомнений, что первейшей целью и задачей конституции в любой стране должны стать гарантии прав и свобод человека и гражданина, что устройство государственной власти может быть демократическим и эффективным только при соблюдении принципа разделения властей, что народный суверенитет воплощается через представительную систему, формируемую на основе всеобщего избирательного права, и т.д. Другими словами, мировое сообщество как бы сложило определенную модель демократического государства, соответствующего принципам современной цивилизации. Эта модель указывает, что непременно должно быть включено в конституционный текст, а что является предметом внеконституционного законодательного регулирования или вообще лишним. В демократическом обществе создаваемый конституцией механизм власти — это всегда компромисс, поскольку в общественной жизни участвуют или ведут борьбу за власть различные политические силы. Этот компромисс, хотя и вынужденный для многих, но все же добровольный, выражает общую заинтересованность решать проблему власти и свободы на основе закона, а не применения силы. Конституция поэтому не может действовать в интересах только одного, пусть даже могущественного, класса, она воплощает гражданское согласие и противостояние насилию. Поиски компромисса допустимы при создании механизма власти, но не при определении первейшей цели конституции — охраны прав и свобод человека.

Конституции тесно связаны с общественным устройством той или иной страны и в свою очередь на него влияют. В тоталитарном обществе эта связь выражена непосредственно в самом тексте конституции, которая закрепляет государственное руководство обществом и все основные идеологические установки правящей партии в отношении экономической и политической систем. Идеология, таким образом, приобретает силу основного закона, а мешающие ей права человека отвергаются. В демократическом обществе ничего подобного быть не может. Гражданское общество тем и отличается от государственно организованного, что оно строится на основе свободы и инициативы людей и их объединений, не нуждающихся в тотальном государственном регулировании.

Иногда самой структурой конституции, т.е. расположением глав, подчеркивается степень значимости тех или иных основных институтов. Например, во Франции в 1958 г. при переходе от парламентаризма к президентской форме правления в Конституции главы «Президент» и «Правительство» поместили перед главой «Парламент», ясно указав тем самым на перемещение центра тяжести в государственном механизме в сторону президентской власти. Аналогичное расположение глав и явно с той же целью видим в действующей Конституции Российской Федерации.

Как правило, конституции начинаются с преамбул, которые носят торжественно-декларативный характер и не имеют юридической силы. В преамбулах часто фиксируются цели и функции государства, подчеркиваются историческая преемственность государственности, ответственность перед Богом и народом, нравственные основы конституции и т.д. — они как бы предопределяют дальнейшее содержание конституции.

В Конституции Российской Федерации с формальной точки зрения преамбулы нет, но содержится введение, состоящее из нескольких принципиальных положений. Они объясняют причины и цели принятия Основного Закона. Среди них утверждение прав и свобод человека, гражданского мира и согласия, сохранение исторически сложившегося государственного единства, возрождение суверенной государственности, утверждение незыблемости ее демократических основ, обеспечение благополучия и процветания России. Это введение фиксирует также общность судьбы многонационального народа России, верность общепризнанным принципам равноправия и самоопределения народов, почитание памяти предков, передавших любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость, а также ответственность за свою Родину перед нынешним и будущим поколениями и осознание себя частью мирового сообщества. Это нравственно-политические воззрения российского народа, которые обусловливают принятие данной Конституции [3. с. 34 - 42].

В заключительных разделах конституций обязательно содержатся нормы о порядке изменения основного закона и некоторые переходные положения, подчас весьма важные. Таким образом, структурный анализ конституции с элементами логического анализа помогает уяснению воли законодателя.

2.3 Конституция Российской Федерации: особенности, свойства,

функции, структура. Прямое действие конституции

Конституция в юридическом смысле рассматривается как основной закон государства, который учреждает политическую форму существования общества, систему государственных органов и местного самоуправления, порядок их формирования и принципы функционирования, определяет фундаментальные права и свободы человека и гражданина.

По способу организации и выражения конституционных норм, то есть по форме, конституции делятся на писаные и неписаные. Неписаные конституции представляют собой собрание законов, судебных решений, обычаев, доктрин, обладающих высшей юридической силой по отношению ко всем остальным законам, и не составляют единый писаный акт. Писаные конституции отсутствуют в Великобритании, Израиле, Новой. Зеландии.

Традиционно современные конституции принимаются на референдуме, хотя текст конституции разрабатывает обычно парламент, учредительное собрание или правительство. В истории были и дарованные конституции, когда основной закон был пожалован обществу монархом (например, японская Конституция 1689 г.). Появление конституций означало радикальное изменение в соотношении сил государства и гражданского общества. Конституционное государство было призвано служить обществу, гарантировать права и свободы гражданам. Конституция отличается от обычных законов, которые принимаются парламентом. Прежде всего, конституция устанавливает основы организации общества и государства, закрепляет фундаментальные права человека и гражданина. Затем эти принципы развиваются в других отраслях права. Регулируя основополагающие общественные отношения конституция призвана гарантировать стабильность обществу возможности учитывать социальные интересы различных групп, устанавливать такое устройство государства и общества, которое признается большинством населения в качестве справедливого. По этой причине конституцию отличает усложненная процедура внесения поправок и изменений. По способу внесения изменений в конституцию выделяют гибкие (изменения путем принятия обычных законов), жесткие (изменения путем установления квалифицированного большинства в обеих палатах парламента или повторного голосования парламента через определенный срок) и смешанного типа (изменения различных частей конституции либо жестким, либо гибким способом).

Специфика Конституции Российской Федерации 1993 г. обусловлена тем, что она открывает новый этап в конституционном развитии нашей страны. В Российской Федерации было несколько конституций. Первая из них была принята в 1918 г. Она законодательно закрепляла итоги Великой Октябрьской социалистической революции. В сфере государственного строительства учреждалось государство диктатуры пролетариата. Правами и свободами наделялись лишь трудящиеся классы, а остальное население было лишено этих прав. Затем, после образования в 1922 г. Советского Союза, конституции РСФСР лишь повторяли положения союзных конституций. Так, были приняты Конституции РСФСР 1925 г., 1937 г. и 1978 гг. Несмотря на провозглашение РСФСР суверенным государством в этих конституциях, на практике Россия не обладала полным суверенитетом.

В построении системы государственной власти и управления Конституции РСФСР исходили из принципов, противоположных общепринятым принципам правового государства: верховенство прав человека, разделение властей, парламентаризм. Вместо этого провозглашались принципы классовости в предоставлении прав и полновластия Советов. Однако на практике власть была тесно связана с политикой большевистской партии [3. с. 46 - 53].

Конституция Российской Федерации 1993 года является Основным законом суверенного российского государства, принятым на всенародном референдуме 12 декабря 1993 года. Она впитала основные достижения передовой правовой науки. Однако, будучи принятой в условиях жесткого политического противоборства законодательной и исполнительной властей, она не лишена недостатков и, вероятно, в дальнейшем будет нуждаться в изменениях и дополнениях. Одной из особенностей Конституции РФ 1993 г. является ее гуманистическая направленность. Права и свободы человека и гражданина закреплены в ней в качестве высшей ценности. Их признание, соблюдение и защита являются главной обязанностью государства. Кроме этого Конституция РФ 1993 г. закрепила смешанную форму правления - президентско-парламентскую, с заметным акцентом властных полномочий в сторону исполнительной власти: президента, премьер-министра и правительства. Конституция РФ выполняет ряд важных функций.

Прежде всего, политическая функция Конституции состоит в том, что она определяет правила политической борьбы и обеспечивает политическим силам равные условия в борьбе за государственную власть. Государство не вмешивается в дела гражданского общества и его организаций: политических партий, общественных организаций, объединений.

Правовая функция выражается в том, что, выступая ядром правовой системы, Конституция устанавливает общие правовые принципы, которые являются исходными для различных отраслей права. Обладая высшей юридической силой, Конституция обеспечивает надлежащее правовое регулирование общественных отношений с помощью системы взаимосвязанных и внутренне непротиворечивых актов государства.

Наконец, гуманистическая функция Конституции определяется тем, что в ней нашли отражение общепризнанные нормы и общечеловеческие ценности, закреплены права и свободы человека. На государство возложена обязанность обеспечения достойных условий существования человека.

Как Основной закон Конституция 1993 г. имеет правовые признаки (свойства), которые отличают ее от иных нормативно-правовых актов: Конституция обладает юридическим верховенством, ей присуща высшая юридическая сила по сравнению с другими нормативно-правовыми актами, которые не должны ей противоречить; закрепляя основополагающие принципы организации государства и общества, а также правовой статус личности, Конституция является базой текущего законодательства; текущее законодательство лишь конкретизирует основные начала, закрепленные в Конституции; отличительным признаком Конституции является прямое действие ее норм, которые не требуют никакого дополнительного законодательного разъяснения или дополнения (прямое действие конституции наиболее важно для защиты прав и свобод граждан); Конституцию характеризует особый порядок принятия и изменения.

Она была принята на референдуме. В обычном порядке могут вноситься изменения в гл. 3 - 8. За них должны проголосовать не менее 2/3 от общего числа депутатов обеих палат Федерального Собрания. Предложение о пересмотре гл. 1, 2, 9 должно быть поддержано 3/5 голосов от общего числа членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы. Затем созывается Конституционное Собрание, которое решает, изменять Конституцию или нет [3. с. 46 - 53].

Конституция РФ состоит из преамбулы, двух разделов, 9 глав, 137 статей. Содержание преамбулы Конституции не имеет правового характера, В ней выражены намерения о целях принятия конституции. Среди них следует отметить приверженность демократии, правам человека, возрождения российской государственности. Наиболее значимой является глава первая, закрепляющая основы конституционного строя. Под ними понимаются основополагающие принципы устройства общества и государства, реализация которых гарантирует создание демократического, правового государства. Эти принципы имеют более высокую юридическую силу в рамках самой Конституции. Глава вторая устанавливает права и свободы человека и гражданина. Наряду с ними закрепляются и конституционные обязанности. Значение этой, главы состоит в том, что ее нормы и принципы воспрещают издание законов и актов, умаляющих и ограничивающих права и свободы человека, признанных высшей ценностью.

Поскольку Россия является федеративным государством, глава третья определяет федеративное устройство, принципы взаимоотношений между субъектами, предметы ведения и полномочия субъектов и федерации. Глава четвертая посвящена институту президентства. В ней устанавливаются компетенция и полномочия Президента Российской Федерации. Главы пятая, шестая, седьмая соответственно посвящены устройству законодательной власти (Федерального Собрания - парламента РФ), исполнительной власти (Правительства РФ), судебной власти. Глава восьмая определяет полномочия органов местного самоуправления. Наконец, глава девятая определяет порядок внесения поправок и изменений в Конституцию РФ.


3. КОНСТИТУЦИЯ РФ КАК ИСТОЧНИК РОССИЙСКОГО

ПРАВА

3.1 Конституции в федеративном государстве

Федеративному государству свойственна конституционная система, состоящая из федеральной конституции и конституций субъектов федерации. Каждая федерация является объединением государственных образований, которые обладают определенными признаками государства, и прежде всего - правом принимать свои конституции. Принятие конституций субъектами федерации не является свидетельством их полного суверенитета - сам по себе факт вхождения в федеративный союз означает отказ от основных суверенных прав (в области обороны, финансов, внешних сношений). Поэтому конституционная теория и практика в федеративных государствах не рассматривает субъекты федерации как суверенные государства и не признает право их выхода из федерации, а конституции этого и не закрепляют. Исключение составляла советская федерация, в которой союзные республики рассматривались как суверенные государства с правом выхода, что в практической жизни значения не имело, но юридически способствовало распаду СССР.

Ныне в Российской Федерации также возникло положение, когда конституции ряда ее субъектов (Республики Татарстан, Башкортостан, Марий Эл) закрепили суверенитет своего государства, а конституция самопровозглашенной Чеченской Республики - Ичкерии объявила государство не только суверенным, но и равноправным субъектом в системе мирового содружества наций. Однако, если рассматривать такое положение не с политической, а с юридической точки зрения, то станет ясным противоправный характер попыток обосновать суверенный характер субъектов Российской Федерации. Ни один из них не имеет корней государственной независимости и никогда не обладал правом выхода из Российской Федерации. Конституции этих республик в данном случае закрепили положение, которое в его полном значении нельзя квалифицировать иначе, как юридически несостоятельное [23. с. 3 - 5].

Сосуществование федеральной конституции и конституций субъектов федерации всегда порождает вопрос об их соотношении. В самой общей форме он решается на основе верховенства федеральной конституции и обязанности конституций субъектов федерации соответствовать ей. Но при этом есть ряд конкретных вопросов, требующих ответа. Это, прежде всего, вопрос о разграничении компетенции федеральных органов государственной власти и соответствующих органов субъектов федерации. Он решается путем установления исключительной компетенции как федерации, так и ее субъектов, а также — их совместной компетенции. Фактически это означает, что конституционная система федеративного государства утверждает полный суверенитет союза и ограниченный (остаточный) суверенитет субъектов. При этом конституции субъектов федерации устанавливают свою систему органов государственной власти, судебную систему, систему органов местного самоуправления.

Конституции субъектов Российской Федерации теоретически призваны выразить особенности национальной государственности, но они все же не содержат чего-либо принципиально национального (кроме, пожалуй, названий законодательных органов, закрепления того или иного языка в качестве государственного, государственной символики). Многие из этих конституций принимались под сильным давлением националистических сил, главным образом стремившихся воплотить в них национальный суверенитет. При этом ряд конституций оказался в противоречии с федеральной, вследствие чего процесс создания конституционной системы Российской Федерации пока нельзя считать завершенным.

Различия между конституциями в известной мере объясняются тем, что они были приняты в различное время. Так, конституции Кабардино-Балкарии, Карелии, Чувашии, Мордовии, Марий Эл были приняты в конце 70-х гг., хотя затем изменялись и дополнялись. В начале 90-х гг. принимались конституции Татарстана, Саха (Якутия), Чечни и Тывы. После принятия Конституции РФ (1993 г.) были приняты конституции в Адыгее, Башкортостане, Бурятии, Дагестане, Ингушетии, Коми, Калмыкии, Северной Осетии-Алании, Удмуртии.

Конституции республик, как и уставы других субъектов РФ, закрепляют права и свободы граждан практически в том же объеме, что и Конституция РФ, так что смысл такого закрепления, имея в виду действие федеральной Конституции на всей территории Российской Федерации, не особенно велик. Он, однако, объясним, когда дело заключается в установлении дополнительных гарантий конституционных прав или в их расширении, но это встречается крайне редко - гораздо чаще устанавливаются непредусмотренные федеральным законодательством и международными обязательствами России ограничения избирательных прав граждан (например в Республике Калмыкия), свободы передвижения и выбора места жительства (Республика Саха — Якутия, Ставропольский край, Ростовская область), искусственное сужение перечня объектов, которые могут находиться в собственности физических лиц. Уставами некоторых субъектов РФ предусматривается возможность ограничения прав и свобод граждан этих территорий областными законами, хотя регулирование прав и свобод человека и гражданина находится в исключительном ведении Российской Федерации, т.е. они могут быть ограничены только федеральным законом в соответствии со ст. 55 Конституции РФ.

Субъектами РФ принято много нормативных актов, определяющих правовой статус личности, но в результате возникли различные стандарты по вопросам, касающимся депутатской неприкосновенности, занятия предпринимательской деятельностью, регистрации приобретенных в собственность жилых помещений и др.

Во многих конституциях и уставах не обеспечивается равноправие граждан независимо от национальности, места жительства и других обстоятельств. В них, в частности, права и свободы человека и гражданина увязываются с гражданством или особым статусом жителя, устанавливаются ограничения на передвижение и выбор места жительства, устанавливается предельный возрастной ценз для глав администраций (55 или 60 лет), ценз оседлости для избирательного права (свыше года), иммиграционные квоты и т.д., хотя регулирование прав и свобод, в том числе гражданства, относится к исключительному ведению Российской Федерации [23. с. 3 - 5].

В подавляющем большинстве конституций и уставов закрепляется признание верховенства Конституции РФ. Однако часто положения о верховенстве и приоритете конституций, уставов, законов и иных нормативных правовых актов субъекта РФ на его территории формулируются без учета положений Конституции РФ о верховенстве и действии Конституции РФ и федеральных законов на всей территории Российской Федерации без каких-либо ограничений.

Конституции по-разному определяют статус республики. Так, в Конституции Республики Северная Осетия-Алания закреплено, что эта республика является «государством, добровольно входящим в состав Российской Федерации», а в конституциях республик Башкортостан, Бурятия, Дагестан, Калмыкия, Коми, Ингушетия, Саха (Якутия) - что они являются субъектами Российской Федерации. Конституцией Республики Тывы устанавливается вхождение этой республики в состав Российской Федерации на основе Федеративного договора, но провозглашается право на выход из состава Федерации по итогам всенародного референдума. Республика Татарстан идет дальше, определяя себя как «суверенное государство, субъект международного права, ассоциированное с Российской Федерацией - Россией на основе Договора о взаимном делегировании предметов ведения и полномочий». Кроме Ингушетии и Калмыкии, все республики конституционно закрепили статус суверенных государств. Некоторые республики закрепили положение, согласно которому их отношения с Российской Федерацией строятся на делегировании части своих полномочий в пользу Федерации (Бурятия, Башкортостан, Саха (Якутия)). Встречаются весьма радикальные положения о ратификации федеральных законов (Ингушетия, Саха), о возможности приостановления действия Конституции РФ и федеральных законов на территории республики (Башкортостан).

Основные законы (уставы) других субъектов РФ (краев, областей и др.) менее претенциозны. Они закрепляют равноправие всех субъектов РФ, подчеркивая этим, что ничем не отличаются от республик, но в отличие от республик не закрепляют государственный суверенитет или статус государства. Встречаются, правда, формулировки, закрепляющие статус самостоятельного государственного образования (Ставропольский край) или государственно-территориального образования в составе Российской Федерации (Оренбургская область). В разных формах уставы краев и областей декларируют отсутствие права выхода из Российской Федерации, почти все закрепляют верховенство Конституции РФ на своей территории.

Определенной спецификой отмечены уставы городов Москвы и Санкт-Петербурга. Они обладают статусом субъектов РФ как «города федерального значения», хотя данное понятие в отношении Санкт-Петербурга никакими правовыми актами не раскрывается. В отличие от других субъектов РФ, законодательные и исполнительные органы этих городов являются одновременно органами государственной власти субъекта РФ и органами городского (местного) самоуправления, что и закрепляется в их уставах.

Почти во всех конституциях и уставах в разделах о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти субъекта РФ и федеральными органами государственной власти имеются отклонения от соответствующих положений Конституции РФ. Так, часто устанавливается верховенство субъекта РФ в отношении национальных богатств, его исключительная собственность на землю и ее недра, воды, леса, растительный и животный мир, другие природные ресурсы, находящиеся на его территории. Субъекты РФ относят к своему ведению право осуществлять финансовое, банковское, валютное, денежно-кредитное регулирование. Вместо осуществления международных и внешнеэкономических связей к ведению субъекта РФ нередко относят международные и внешнеэкономические отношения и соответствующие договоры и т.п.

Многие конституции и уставы проявляют явное непонимание принципа разделения властей, распространяющегося не только на федеральную власть, но и на систему органов государственной власти субъектов РФ. Так, во многих из них не только отдается приоритет законодательному (представительному) органу государственной власти субъекта РФ в законодательном процессе, но и сам процесс кадрового формирования органов исполнительной власти относится к полномочиям законодательного (представительного) органа государственной власти. Руководители органов исполнительной власти субъектов РФ иногда наделяются полномочиями, которыми они не могут обладать согласно Конституции РФ, например, правом введения на территории или в отдельных местностях субъекта РФ чрезвычайного положения или правом помилования. В нарушение принципа разделения властей субъекты РФ закрепляют право устанавливать подотчетность руководителя органа исполнительной власти субъекта РФ (президента или главы республики, главы администрации) законодательному (представительному) органу государственной власти субъекта РФ, право утверждать освобождение от должности заместителей руководителя органа исполнительной власти и других должностных лиц руководителем органа исполнительной власти субъекта РФ, право депутатов, а также постоянных комиссий, являющихся структурными подразделениями законодательного (представительного) органа, осуществлять контроль за соблюдением законности на территории субъекта РФ. Председатель законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ нередко наделяется несвойственными этой должности функциями и полномочиями (вручать государственные награды и премии, дипломы о присвоений почетных званий и др.).


3.2 Охрана конституции и принцип верховенства конституции

Прочность конституционного строя в решающей степени зависит от соблюдения конституции и прямо пропорциональна законопослушности граждан. Однако в любом обществе есть люди и организации, цели и деятельность которых представляют угрозу для конституции. Угроза также исходит от превышения полномочий или злоупотреблений со стороны должностных лиц и органов государства — главы государства, парламента, правительства. Нарушения конституции опасны тем, что разрушают фундамент государственности и веру людей в незыблемость конституционных порядков. А это порождает смуту и хаос, опасность государственных переворотов, ущемления прав человека. Демократическое государство поэтому обязано обеспечивать соблюдение конституции и охранять ее от любых нарушений. Наиболее грубые и опасные нарушения наказываются в уголовном порядке. Практически в любой стране предусматриваются такие составы преступления, как «заговор с целью захвата власти», «призывы к насильственному свержению государственного строя» или просто «неуважение к конституции» [14. с. 3 - 17].

Однако высшие гарантии безопасности конституции заложены в самом ее тексте. В Конституции Российской Федерации говорится: «Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы» (ч. 2 ст. 15). Обязанность здесь закреплена в самой общей форме, скорее как общий принцип всей государственности, без установления ответственности за ее невыполнение. Но именно с этого начинается установление режима конституционной законности и всего правопорядка. Государство и граждане как бы договариваются строить отношения между собой на основе Конституции, принимая на себя определенные обязанности, и прежде всего — соблюдать Конституцию.

Целям охраны Конституции служит положение (ч. 5 ст. 13): «Запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя». Тем самым гарантируется деятельность только тех объединений, которые признают конституционные порядки. Конкретные требования соблюдать конституцию, обращенные к отдельным гражданам, могут показаться не столь значительными. В Конституции РФ, например, установлены всего три основные конституционные обязанности граждан (платить налоги, охранять природу, защищать Отечество - ст. 57-59), в то время как она закрепляет десятки прав и свобод граждан. В других странах упоминания о конституционных обязанностях часто и вовсе нет (США, Великобритания и др.). Вряд ли можно предположить, что простые граждане в состоянии каким-либо образом, кроме как через участие в выборах, обеспечивать соблюдение конституционных норм, касающихся механизма власти. Но требования к гражданам соблюдать конституцию все же не сводятся к их конституционным обязанностям, а имеют более широкое конкретное содержание, которое вытекает из общего смысла, роли и функций конституции. От каждого гражданина требуется:

- уважать конституционные права других граждан;

- подчиняться правовым актам, изданным конституционными органами государственной власти, а также вошедшим в законную силу судебным решениям и приговорам;

- уважать конституционные порядки, ни при каких условиях, кроме необходимой самообороны, не применяя насилия.

Эти минимальные требования законопослушания абсолютно необходимы для жизнеспособности любой конституции, они должны рассматриваться как добровольно принятые на себя обязательства граждан охранять конституцию и ее порядки. Они, как видим, носят пассивный характер, ибо предполагают только воздержание от тех или иных действий против конституции. Одним из принципов организации и функционирования правового государства является верховенство конституции в системе нормативных актов, ее прямое, непосредственное действие.

Конституция государства занимает особое место в системе законов. Она является основным (высшим) законом государства и обладает верховенством на всей его территории. Конституционная законность есть реально действующая система конституционализма, обеспечивающая полное действие конституции. Конституционная законность означает следующее.

1. Правовой характер самой конституции как основного закона государства. Иными словами, конституция своим содержанием (при всем его возможном разнообразии) должна выражать принципы демократии, свободы и справедливости, закреплять права и свободы человека и гражданина, прежде всего отраженные в международных стандартах и нормах, воплощать принципы (требования) правового государства.

2. Верховенство конституции в правовой системе государства, т.е. конституция имеет высшую юридическую силу. Все законы и иные акты органов государственной власти и органов местного самоуправления издаются на основе и в соответствии с конституцией. Законы и подзаконные (в том числе ведомственные) акты, противоречащие конституции, не имеют юридической силы. Так, согласно статье 15 (часть 1) Конституции РФ «Конституция РФ имеет высшую юридическую силу... Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации».

3. Принципы и нормы конституции имеют прямое действие. Правоприменительная практика всех государственных органов должна соответствовать конституции. Все должностные лица независимо от их ранга и положения ответственны за нарушение ее принципов и норм [9. с. 3 - 17].

Согласно статье 15 (часть 2) Конституции Российской Федерации «органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы». Однако если судебные или иные правоприменительные органы обнаруживают, что закон или отдельные его положения не соответствуют Конституции, то они непосредственно применяют нормы Конституции. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 декабря 1995 года «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия» отмечает, что суд, разрешая дело, применяет непосредственно Конституцию, если придет к выводу, что федеральный закон, действовавший на территории Российской Федерации до вступления в силу Конституции РФ либо принятый после вступления в силу Конституции Российской Федерации, противоречит ей.

4. Конституция действует на всей территории государства. В условиях федеративного устройства государства федеральная конституция действует во всех субъектах (членах) федерации, конституции субъектов федерации — на всей их территории. Спорным оказался вопрос о действии устава края или области, в состав которого входят автономные округа, на территории указанных округов, так как автономные округа согласно действующей Конституции РФ являются равноправными субъектами Российской Федерации (ст. 5). Однако вхождение автономного округа в состав края или области является условием распространения устава края или области на всю ее территорию, в том числе на территорию автономного округа.

Принципы верховенства конституции, конституционной законности не реализуются автоматически. Их действие может быть нарушено умышленно либо в силу правоприменительной ошибки. Для предотвращения и ликвидации таких «сбоев» существует система правовых средств охраны конституции (например, институт конституционной ответственности в виде импичмента главы государства). Специфическим институтом обеспечения и охраны действия принципа верховенства конституции является конституционный контроль. Судебный конституционный контроль означает специализированный механизм охраны конституции как нормативного правового акта высшей юридической силы [14. с. 3 - 17].


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Конституция — это фундамент конституционного права, а следовательно, только часть его. Каждая норма основного закона обрастает другими нормами из различных источников.

Это неизбежно, но при этом возникает опасность, что конституционные положения могут как бы раствориться в море конституционного права, потерять свой приоритет.

Чтобы этого не произошло, определенным нормам конституции или всей конституции законодатель придает статус прямого и непосредственного действия, что позволяет заинтересованному субъекту требовать защиты своих прав в судебном порядке, ссылаясь только на конституционную формулировку. Такое прямое действие конституции наиболее важно для защиты прав и свобод граждан.

Даже в тех странах, где об этом нет упоминания в тексте конституции, прямое действие давно признается судебной практикой. В России о непосредственном действии прав и свобод человека и гражданина говорится в ст.18 Конституции, а о прямом действии Конституции — в ч.1 ст.15.

Прямое и непосредственное действие фактически предусматривается и в других нормах Конституции РФ. Например, не требует никакого дополнительного разъяснения или дополнения норма Конституции о том, что Президент Российской Федерации вносит законопроекты в Государственную Думу (п. г ст. 84). В других случаях, однако, для применения конституционной нормы требуется принятие закона — обычного или конституционного.

Верховный Суд РФ постановлением от 31 октября 1995 г. разъяснил судам, что при рассмотрении дел следует оценивать содержание закона или иного нормативного акта и во всех необходимых случаях применять Конституцию РФ в качестве акта прямого действия. Суд, разрешая дело, применяет непосредственно Конституцию, в частности:

а) когда закрепленные нормой Конституции положения, исходя из ее смысла не требуют дополнительной регламентации и не содержат указания на возможность ее применения при условии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина и другие положения;

б) когда суд придет к выводу, что федеральный закон, действовавший на территории Российской Федерации до вступления в силу Конституции РФ, противоречит ей;

в) когда суд придет к убеждению, что федеральный закон, принятый после вступления в силу Конституции РФ, находится в противоречии с соответствующими положениями Конституции;

г) когда закон либо иной нормативный правовой акт, принятый субъектом РФ по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ, противоречит Конституции РФ, а федеральный закон, который должен регулировать рассматриваемые судом правоотношения, отсутствует.

Исходя из изложенного в работе материала, можно сделать следующие выводы. Как Основной закон Конституция 1993 г. имеет правовые признаки (свойства), которые отличают ее от иных нормативно-правовых актов:

- Конституция обладает юридическим верховенством, ей присуща высшая юридическая сила по сравнению с другими нормативно-правовыми актами, которые не должны ей противоречить;

- закрепляя основополагающие принципы организации государства и общества, а также правовой статус личности, Конституция является базой текущего законодательства; текущее законодательство лишь конкретизирует основные начала, закрепленные в Конституции;

- отличительным признаком Конституции является прямое действие ее норм, которые не требуют никакого дополнительного законодательного разъяснения или дополнения (прямое действие конституции наиболее важно для защиты прав и свобод граждан).


Список источников и литературы

1. Бабаев В.К. Теория государства и права: Учеб. – М.: «Юристъ», 2001, 488 с.

2. Бабич И.Л. Особенности правовой практики на Северном Кавказе (На примере Кабардино-Балкарии) // Государство и право. 2003. С. 14-20.

3. Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации – М.: НОРМА ИНФРА-М, 2001, 800 с.

4. Баранов В.М. Формы (источники) права//Общая теория права. Курс лекций - Н. Новгород, 1993. С. 249.

5. Бобраков И.А. Уголовное право. Общая часть: курс лекций – Брянск: Юридический институт МВД России. 2001, 168 с.

6. Венгеров А.Б. Теория государства и права. М.: Юридическая литература, 1998. 586 с.

7. Витрук Н.В. Конституционное правосудие: учеб. пособие – М.: Закон и право, ЮНИТИ, 1998, 585 с.

8. Государственное право Российской Федерации: Учеб./под ред. О.Е.Кутафина – М.: Юридическая литература, 2001, 428 с.

9. Давыдова М.Л. О юридической силе нормативно-правовых предписаний: основные научные концепции //Журнал российского права. 2003. №10. С. 75-84.

10. Емелин А.С. История государства и права России. Изд-во «Щит и меч», 2001. - 229 с.

11. Зорькин В.Д. Россия и ее Конституция//Журнал российского права. 2003 № 11. С. 3-7

12. Иванов С.А. Федеральный закон и нормативный указ Президента России: проблемы взаимооотношений и пути их совершенствования // Государство и право. 2003. № 2. С. 101-103.

13. Исаев И.А. История государства и права России. – М.: Юристъ. 2005, 485 с.

14. Колдин В.Я. Перспективы развития законодательства// Вестник Московского Университета серия «Право» №6 2006, С. 3 – 17.

15. Конституция Российской Федерации (с изменениями на 25.03.2004 г.). Принята на всенародном референдуме 12 декабря 1993 г. – М.: ИС «Кодекс». 2005.

16. Конституция Российской Федерации. Комментарий/под общ. ред. Б.Н. Топорина – М.: Юридическая литература, 1994, 246 с.

17. Комментарий к Конституции РФ/ под общ. ред. Э.П. Григониса. – СПб.: Питер, 2002. – 208 с.;

18. Конституционное право России (конспект лекций). – М.: Изд-во «ПРИОР», 2000. – 160 с.;

19. Кузнецов И.И. История государства и права России. М.: Амалфея, 2000. - 528 с.

20. Левина М.И. Конституционный проект Европейского Союза//Право и политика. 2004. С. 34-45

21. Малахов В.П. Основы философии права: учеб. пособие. – М.: Академический проект. 2005, 374 с.

22. Макуев Р.Х. Теория государства и права: Учеб. – М.: Изд-во ОРАГС. 2005, 684 с.

23. Мартышин О.В. Несколько тезисов о перспективах правового государства в России. // Государство и право, 2006, № 6 С. 3 – 5.

24. Марченко М.Н. Теория государства и права. 2-е издание. Моск. университет, 2004. С. 511.

25. Морозова Л.А. Основы государства и права - М.: Юристъ, 2000, 360 с.

26. Никитин А.Ф., Суворова Н.Г. Право и политика – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2004, 196 с.

27. Основы государства и права: учеб. пособие/под ред. акад. О.Е. Кутафина – 7-е изд. перераб. и доп. – М.: Юристъ, 2000, 467 с.

28. Патюлин В.А. Государство и личность в СССР / М.: изд-во «Просвещение» 1974, - 364 с.;

29. Российская юридическая энциклопедия – М.: ИНФРА-М, 1999. – 1110 с.

30. Рудинский Ф.М. Наука прав человека и проблемы конституционно права – Тверь: ЗАО «ТФ МИР», 2006, 1234 с.

31. Судебная система России: Учеб. пособие. М.: Дело, 2000. - с. 336.

32. Теория права и государства/ под ред. проф. Г.Н. Манова: учебник для вузов. – М.: БЕК, 2002. – 336 с.

33. Теория государства и права: учеб. для вузов/ответ. ред. дюн проф. В.Д.Перевалов. – М.: Норма, 2005. – 496 с.

34. Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. Вып. 1. М., 1910. С. 368.

35. Юридический энциклопедический словарь/отв. ред. М.Н. Марченко. – М.: Проспект. 2006,1036 с.

36. Яценко В.Н. Закон и подзаконный правовой акт: соотношение понятий // Журнал российского права. 2003. №2. С. 89-96


[1] См.:Баранов В.М. Формы (источники) права//Общая теория права. Курс лекций - Н. Новгород, 1993. С. 249.

[2] См.: Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. Вып. 1. М., 1910. С. 368.

[3] См.: Бабич И.Л. Особенности правовой практики на Северном Кавказе (На примере Кабардино-Балкарии) // Государство и право. 2003. С. 14-20.

[4] См.: Венгеров А.Б. Теория государства и права. М.: Юридическая литература, 1998. С. 430.; Марченко М.Н. Теория государства и права. 2-е издание. Моск. университет, 2004. С. 511.

[5] См.: Зорькин В.Д. Россия и ее Конституция//Журнал российского права. 2003 № 11. С. 3-7; Левина М.И. Конституционный проект Европейского Союза//Право и политика.. 2004. С. 34-45

[6] См.: Иванов С.А. Федеральный закон и нормативный указ Президента России: проблемы взаимооотношений и пути их совершенствования // Государство и право. 2003. № 2. С. 101-103.

[7] См.: Яценко В.Н. Закон и подзаконный правовой акт: соотношение понятий // Журнал российского права. 2003. №2. С. 89-96; Давыдова М.Л. О юридической силе нормативно-правовых предписаний: основные научные концепции //Журнал российского права. 2003. №10. С. 75-84.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий