регистрация / вход

Корпоративные отношения в обществе с ограниченной ответственностью

Понятие и правоспособность общества с ограниченной ответственностью (ООО), его признаки и условия функционирования. Устав и учредительный договор как гаранты прав участников ООО. Проблемы правового регулирования формирования уставного капитала.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ОБЩИЕ ПРАВОВЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ОБ ОБЩЕСТВЕ С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ

1.1 История возникновения и правового регулирования общества с ограниченной ответственностью

1.2 Понятие и правоспособность общества с ограниченной ответственностью

ГЛАВА 2. УЧРЕДИТЕЛЬНЫЕ ДОКУМЕТЫ КАК ГАРАНТЫ ПРАВ УЧАСТНИКОВ ОБЩЕСТВА С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕСТВЕННОСТЬЮ

2.1 Устав общества с ограниченной ответственностью как нормативный акт данного юридического лица

2.2 Учредительный договор общества с ограниченной ответственностью

ГЛАВА 3. НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ УСТАВНОГО КАПИТАЛА

3.1 Уставный капитал и иное имущество общества с ограниченной ответственностью

3.2 Проблемы правового регулирования уставного капитала

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. В результате осуществления в последние годы мер по разгосударствлению и приватизации в России произошли существенные изменения в отношениях собственности. В частности, нынешнюю ситуацию характеризуют преодоление монополии государственной собственности, многообразие форм собственности, одной из основных форм которой является собственность частная. Утвердились и новые, адекватные изменениям в отношениях собственности формы хозяйствования и организации экономической деятельности, в том числе создание новых субъектов, юридических лиц, таких, как товарищества, акционерные общества и многие другие. К таким новым формам относятся и общества с ограниченной ответственностью (далее ООО).

Новая ситуация потребовала радикальных изменений в правовой основе экономической деятельности. Гражданский Кодекс РФ 1994 г., Федеральный Закон «Об акционерных обществах»,[1] Федеральный Закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее ФЗ «Об ООО»)[2] , Федеральный Закон «О государственной регистрации юридических лиц»[3] не только определили правовой статус самих юридических лиц, порядок их создания и деятельности, но и установили правовые основы их формирования и функционирования.

Данная работа посвящена исследованию порядка создания и деятельности ООО на основе комплексного анализа правовых норм и практики. В работе освещаются проблемы, возникающие при формировании имущества общества, в том числе проблемы минимального уставного капитала

Настоящее исследование анализирует развитие ООО как одной из основных форм юридического лица для занятия бизнесом российских граждан. На базе полученного практического опыта и анализа законодательных актов сделана попытка комплексного изучения позитивных и негативных тенденций в вопросе формирования и дальнейшего развития ООО как полноценных участников предпринимательских отношений.

Для выработки научно обоснованных рекомендаций по нормативному регулированию имущественных отношений в деятельности ООО, в том числе и проблем формирования имущества общества, необходимо исследование сложившейся практики, поскольку деятельность этих относительно новых для российского правопорядка субъектов не всегда четко урегулирована законодательством, многие важные вопросы решаются в подзаконных актах, что в Российских условиях создает определенные трудности. Не может не обратить на себя внимание тот факт, что некоторые вопросы правового регулирования имущественного потенциала ООО урегулированы недостаточно, оставляя, к сожалению, обширное поле для злоупотреблений.

Степень научной разработанности темы составляют труды С.И. Аскназия, С.Н. Братуся, А.В. Бенедиктова, А.Г. Гойхбарга, К.П. Победоносцева, Д.И. Мейера, М.И. Кулагина Е.А. Флейшиц, а также таких правоведов, как М.И. Брагинского, В.В. Витрянского, В.П. Грибанова Е.Н.Даниловой, Иоффе О.С., Н.В. Козловой, О.А. Красавчикова, С.Д.Могилевского, М.Т. Масевич, О.М. Олейник, Е.А.Суханова, С.Д. Сарбаша, О.Н. Садикова, В.С. Толстого, М.Ю. Тихомирова и других авторов.

Объектом исследования являются корпоративные отношения в обществе с ограниченной ответственностью, а также само общество, как участник предпринимательских отношений.

Предметом исследования - совокупность законодательных (а также подзаконных) актов, регулирующих правовое положение ООО, а также судебная практика, которая активно содействует выработке направлений работы для законодателя.

Цель исследования. Целью настоящей работы является критический анализ нормативного и правоприменительного материала, а также определение и выявление негативных факторов, мешающих развитию этой формы юридического лица. В силу этого вопросы, поднятые в работе, должны представлять практический интерес.

Автором дипломного исследования были поставлены следующие задачи:

- исследовать условия функционирования ООО как одного из самых востребованных в предпринимательских отношениях видов юридических лиц;

- сравнить правовую модель ООО, заложенную в законодательстве, и реальную практику его применения;

- обозначить существующую коллизию между учредительными документами общества, аргументировать возможность оставления в качестве учредительного документа общества только его устава;

- раскрыть содержание правоспособности общества и указать на существующие несоответствия в законодательстве;

- обобщить существующий опыт формирования уставного капитала, указать на негативные и позитивные тенденции;

- предложить конкретные рекомендации по формированию имущества ООО, а также возможности его уменьшения (увеличения).

Методы исследования: системный анализ, исторический и сравнительно-правовой анализ, анализ нормативных актов и практика их применения.

Структура работы обусловлена тематикой и задачами исследования. Работа состоит из введения, трех глав, объединяющих шесть параграфов, заключения и списка использованных источников и литературы.


ГЛАВА 1. ОБЩИЕ ПРАВОВЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ОБ ОБЩЕСТВЕ С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ

1.1 История возникновения и правового регулирования общества с ограниченной ответственностью

Истории возникновения и развития юридического лица (в частности общества с ограниченной ответственностью) прямо или косвенно связано с попытками определить и теоретически обосновать его сущность. Это и теория фикции, и теория олицетворения, концепция реального субъекта (доктрина социальной реальности, органическая теория), теория целевого бессубъектного имущества, теория, не признающая самостоятельное значение юридического лица как субъекта права (теория интереса, теория администрации, теория директора, теория государства, теория коллективной собственности, теория коллектива), отрицание теории юридического лица (необходимость реального юридического лица).

Теория фикции (legalfuction) обращает внимание на себя хотя бы тем, что была выдвинута папой Иннокентием IV в 1245 году. Он считает, что корпорация не имеет души, а существует лишь в воображении людей. Будучи «personaficta», т.е. существующим лишь в воображении людей, она реально не существует[4] . Эту идею активно поддерживал Ф. К. Савиньи.

Из русских цивилистов разработку этой концепции вели Г.Ф. Шершеневич, Д.И. Мейер[5] . Суть этой теории состоит в необходимости создания учреждений и корпораций, наделенных определенными имущественными и неимущественными правами. Это связано с тем, что для достижения определенных целей недостаточно усилий отдельных человеческих личностей и требуется их объединение на определенных условиях.

Вопросами юридического лица занимаются такие признанные ученые, как Бринц О.Ф., Планиоль Н., Иеринг, Гирке О.Ф., Асканазий С.И., Братусь С.Н., Толстой Ю.К., Грибанов В.П., Путинский Б.И.

Однако этим теориям недостает реального субъекта, который мог бы считаться их обладателем, носителем. «Мы не можем говорить о праве, не иначе, как пришивать право кому-нибудь (т.е. прибегаем к фикции), т.е. создаем вымышленное, искусственное. В действительности субъектом прав может быть только человек - так называемое лицо юридическое - лицо только фиктивное»[6] . Субъект права тот, кто осуществляя свой интерес, способен от своего имени этот интерес защитить.

Отрицательное отношение к юридическим лицам мы встречаем у Иеринга. По его мнению, нет сомнения, что субъектом права может быть только физическое лицо, одаренное потребностями. Таковыми являются в больнице — больные, в ночлежном доме — посетители, в городе — горожане и т. д. По Иерингу, ошибочно вообще говорить об юридических лицах как о каких-то особых субъектах права: истинными субъектами права, по его мнению, являются вовсе не юридические лица, а отдельные их члены, т. е. лица физические, живые люди.

Субъективное право дает возможность его обладателю искать защиты своих интересов у государственной власти. Если к ночлежному дому предъявлен иск, то ответчиком не может выступать тот или иной посетитель[7] , а только юридическое лицо.

Г.Ф. Шершеневич под именем юридического лица понимает все, что, не будучи физическим лицом, признается со стороны закона способным ввиду определенной цели быть субъектом права.

По законодательству дореволюционной России юридические лица имели несколько классификаций.

Первая классификация проводилась по признакам наличия или отсутствия воли частных лиц. По этому критерию юридические лица делились на частные и публичные.

Критерием другой классификации является деление юридических лиц на объединения лиц и на учреждения. Или, говоря иначе, деление на союзы (корпорации) и учреждения[8] .

Сущность юридического лица вызывала нескончаемые споры, и, как мы видим, существует множество мнений. Теория и сегодня затрудняется в определении правовой сущности и людского субстрата юридического лица.

Но понятие юридического лица может быть всё же выведено не установлением черт, присущих разновидностям юридических лиц, а через основные экономические цели, через функции юридического лица, благодаря которым можно сформулировать его правовые признаки.

Наверное, следует согласиться, что анализ, проведенный К. Марксом, позволяет понимать под юридическим лицом некую «правовую вывеску», суть которой в абстрагировании от индивидуальных особенностей организаций и лиц.[9]

Иногда юридическое лицо больше не является экономически самостоятельным субъектом права. Существует так называемый «публичный интерес», который продвигает судебную практику в определённом направлении. Суды Англии и Франции во время 1-ой Мировой войны, под воздействием политической ситуации, для того, чтобы секвестрировать имущество Германии, вводят понятие «контролируемое юридическое лицо». И компании, контролируемые подданными Германии, признавались германскими юридическими лицами. Их имущество было успешно секвестрировано.[10]

Обособленность имущества предприятия от имущества его владельца в значительной степени условно. Собственник предприятия вправе «запустить руку в карман предприятия»[11] , обставляя это соответствующими формальными операциями. Более того, и долги во многих случаях не возвращаются.

Одной из, пожалуй, самой распространенной в мировой практике разновидностью юридического лица - является общество с ограниченной ответственностью. Еще в римском праве были попытки регулирования! объединений частных лиц в форме universitas - субъектов права, все члены которого входили в образованное ими объединение. Первый закон об обществах с ограниченной ответственностью был принят в 1892 году в Германии (с некоторыми изменениями он действует до сих пор). В дальнейшем эта конструкция была заимствована законодательством Австрии. После первой Мировой войны она стала использоваться в континентальном европейском праве, английский же (а вслед за ним и американский) правопорядок не воспринял её, используя для данной цели конструкцию «закрытой компании» (closecorporation). Последняя под именем «закрытого акционерного общества» была некритически перенесена в Российский закон «О предприятиях и предпринимательской; деятельности» 1990 г. В результате этого закон в ст. 11 отождествил конструкцию ООО и АОЗТ, выполняющие в разных правопорядках одну и ту же экономическую функцию.

Согласно статье 834 Гражданского Кодекса Лихтенштейна 1926 года физическое лицо может учредить предприятие с ответственностью в пределах тех взносов, которые оно сделало в него.[12]

Отметим, что в дореволюционной цивилистической литературе лишь велись дискуссии о возможности и необходимости законодательного закрепления подобного вида хозяйственных обществ. И теоретическая разработка вопросов правового регулирования, организации и деятельности обществ с ограниченной ответственностью не являлась достаточной. Так, из работ специально посвященных данной проблеме, может быть названа лишь монография Розенберга В.В., изданная в 1912 году.[13]

Германское торговое уложение склонно рассматривать общество с ограниченной ответственностью (сокращено GmbH) — в качестве младшей сестры акционерного общества. Оно не имело исторических предшественников в германском праве, чтобы предоставить прежде всего малым предприятиям промежуточную между акционерным обществом и товариществом, упрощенную и экономичную организационно-правовую форму с ограниченной ответственностью участников.

«Общество с ограниченной ответственностью с одной стороны в силу незначительного для современного предприятия минимального капитала представляется для кредиторов более рискованным, чем полное товарищество; с другой стороны, участники общества с ограниченной ответственностью вовлечены в игру более чем акционеры...» (статья 3.3.2. ГТУ).[14] И возможность использования данной юридической конструкции дало соответствующий практический результат. В конце 90-х годов в ФРГ насчитывалось свыше 400 тысяч товариществ с ограниченной ответственностью, из них около 80% обладали капиталом менее 100 тысяч немецких марок и лишь 4% имели капитал свыше 1 миллиона марок. При этом средний размер номинального капитала акционерного общества превышал 50 миллионов марок.[15]

В современной России первый этап возрождения хозяйственных обществ пришелся на 1990-е годы. Однако первые законодательные акты, призванные заложить базу для развития хозяйственных обществ, в ряде случаев противоречили друг другу.

Следует отметить, что в последние годы существования СССР деятельность предприятий регулировалась отдельно от деятельности индивидуальных предпринимателей. Так, правовое положение предприятий определялось Законом СССР «О предприятиях в СССР» от 4 июня 1990 г., а деятельность предпринимателей законом «Об общих началах предпринимательства граждан» от 2 апреля 1991 г.

В законе РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности» 1990 г. общество с ограниченной ответственностью (именуемое «Товариществом с ограниченной ответственностью») определялось как объединение граждан и юридических лиц для хозяйственной совместной деятельности. Таким образом, закладывалась правовая база для понимания этой организационно правовой формы, как «объединение лиц».

В экономической литературе, как правило, под предприятием понимают «экономическое единство, в котором объединяются и координируются человеческие и материальные факторы хозяйственной деятельности»[16] .

1.2 Понятие и правоспособность общества с ограниченной ответственностью

Легальное понятие общества с ограниченной ответственностью даётся в ст. 87 Гражданского Кодекса РФ, а также в ст. 2 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью». Согласно данным статьям обществом с ограниченной ответственностью признаётся учрежденное одним или несколькими лицами, хозяйственное общество, уставный капитал которого разделен на доли определенных учредительными документами размеров; участники общества не отвечают по его обязательствам и несут риск убытков, связанных с деятельностью общества в пределах стоимости внесенных ими вкладов.

Характерными признаками этой коммерческой организации является деление её уставного капитала на доли участников и отсутствие их ответственности по долгам общества.

Пункт 2 статьи 2 закона, указывая на обособленность имущества, находящегося в собственности общества с ограниченной ответственностью, выделяет его в качестве основного признака данной организационно-правовой формы. Это имущество формируется, по крайней мере, при учреждении общества из долевых вкладов учредителей. Имущество общества, включая уставный капитал, принадлежит на праве собственности ему самому как юридическому лицу и не образует объекта долевой собственности участников.

Анализ норм Гражданского Кодекса Российской Федерации (ст. 66-68, 87-94) и Федерального закона РФ «Об обществах с ограниченной ответственностью» позволяет выделить основные признаки ООО, которые отражают современное понимание этого вида коммерческой организации российской правовой системой.

Не вполне можно согласиться с взглядами профессора Е.А. Суханова, что «Российский закон, следуя известной европейской (Германской) традиции, различает товарищества как объединения лиц (предпринимателей, коммерсантов) и общества, как объединения капиталов»[17] . Если рассматривать объединяющихся как лиц, допущенных к участию в предпринимательских отношениях, тогда в товариществах объединяются именно лица - предприниматели (зарегистрированные в этом качестве надлежащим образом). Но они объединяют не только свои усилия. Безусловно, любое коммерческое предприятие без материальных средств не может существовать. То есть, объединяя свой коммерческий опыт и материальные средства лица - предприниматели (ПБЮЛ, юридические лица) становятся организованной силой и участвуют в предпринимательских отношениях с помощью своего объединения, юридического лица.

В хозяйственных обществах также объединяются лица. Это могут быть и профессиональные коммерсанты (физические и юридические лица) и простые граждане (в том числе иностранные). Они объединяют свои финансовые возможности для создания нового хозяйственного субъекта - общества. Тут, безусловно, другие правила игры и никто из объединяющихся лиц не может выступать от имени общества без соответствующих на то полномочий (выбор генеральным директором, который действует от имени общества без доверенности; или полномочия, обусловленные доверенностью организации)[18] . На передний план выходят материальные возможности нового общества, с помощью которых это общество начинает зарабатывать учредителям соответствующий дивиденд. Так или иначе за любым подобным коммерческим объединением стоят лица, которые и действуют в своих интересах с целью получения дохода от использования своего имущества[19] .

Неоднократные высказывания конституционного суда на эту тему окончательно расставляют все по своим местам. В частности в постановлении конституционного суда РФ 24 октября 1996 г. указано: «... акционерное общество, товарищество и общество с ограниченной ответственностью, обратившиеся в Конституционный Суд РФ, по своей сути являются объединениями - юридическими лицами, которые созданы гражданами для совместной реализации таких конституционных прав, как право свободно использовать свои способности и имущество для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (ст. 34, 2.1. конституции РФ) и право иметь в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом как единолично, так и совместно с другими лицами (ст. 35,2.2. конституции РФ)».

Итак, представляется, что ООО:

во-первых, коммерческая организация, основной целью деятельностью которой является, извлечение прибыли. ООО имеет в собственности обособленное имущество, которое учитывается на самостоятельном балансе, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, исполнять обязанности, быть истцом и ответчиком в суде;

во-вторых, хозяйственное общество, в котором происходит объединение участников и их капиталов. У участников общества не возникает обязанности личного участия в хозяйственной деятельности общества;

в-третьих, общество может быть учреждено как несколькими лицами, так и одним лицом. Для России это - новелла, хотя законодательства многих стран давно и широко применяют такую конструкцию в юридической практике. В законодательстве РФ имеется ограничение: возможности создания ООО как компании одного лица юридическим лицом, которое является так же компанией одного лица нет;

в-четвертых, юридическое лицо, в отношении которого его участники имеют лишь обязательственные права (права требования). Право собственности имеет само общество. Причем право собственности распространяется как на взносы учредителей, так и на имущество общества, приобретенное (по разным основаниям) в процессе коммерческой деятельности[20] .

Однако когда в учредительных документах хозяйственного общества содержатся положения, свидетельствующие о том, что в уставный капитал учредителем (участником) передавалось не имущество в натуре, а лишь право владения или пользования соответствующим имуществом, то и у общества не может возникнуть права собственности на эти имущественные права.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 01.07.1996г. № 6/8 однозначно решается вопрос о праве на имущество. Более того, согласно п. 17 постановления, условия учредительного договора хозяйственного товарищества или устава хозяйственного общества, предусматривающие право учредителя (участника) изъять внесенное им в качестве вклада имущество в натуре при выходе из состава хозяйственного товарищества или хозяйственного общества, должны признаваться недействительными, за исключением случаев, когда такая возможность предусмотрена законом[21] ;

в-пятых, уставный капитал ООО разделен на доли, размеры которых определены учредительными документами;

в-шестых, участники ООО не отвечают по его обязательствам, если считать, что вклады участников стали собственностью общества, то участники несут риск убытков только в пределах неоплаченной части вклада каждого из них, причем солидарно.

Таким образом, наиболее характерным признаком данного объединения является «ограниченная ответственность каждого члена или участника предприятия. Каждый делает известный взнос, которым он и ограничивает пределы своего риска, возможность своих имущественных потерь»[22] ;

в-седьмых, ООО представляет собой организацию, устойчиво структурированную в ее основных частях, где структура определяет связь звеньев. Условно эту связь можно назвать «работодатель — работник». Есть внутренний распорядок, контролируемый директором. Этому распорядку подчиняются все работники. Есть структура органов управления, которые действуют от имени общества вовне и осуществляют внутреннее управление.

Учредительные документы общества - это устав и учредительный договор.

По существу, общество с ограниченной ответственностью - это несколько модифицированная форма индивидуального мелкого предприятия, где размер ответственности владельца заранее известен кредиторам.[23]

В этой связи проф. Е.А. Флейшиц писала: «Расходясь в отказе «персонифицировать» предприятие с одним из распространенных воззрений делового оборота, европейские законодательства служат подлинным потребностям этого оборота. Ибо при серьезном и последовательном осуществлении на практике конструкции предприятия - юридического лица не только пришлось бы отказать предпринимателю в праве распоряжаться предприятием как целым, но невозможно было бы обосновать и право предпринимателя на доходы предприятия. Предприниматель был бы «слугою предприятия» в том смысле, в каком служат так называемым «частным учреждениям», как особой разновидности юридических лиц представителями этих учреждений. А открытие промышленного или торгового предприятия, будучи в то же время актом основания учреждения в только что указанном цивилистически - техническом смысле, означало бы, оставляя в стороне формальные условия, которые современные законодательства подчиняют возникновение частных учреждений, - безвозмездную уступку предпринимателем части своего имущества, которое становилось бы имуществом предприятия - юридического лица. Очевидно, что экономическое существо предприятия оказалось бы извращенным до пределов nonsensa».[24]

В законе РСФСР 1990 г. «О предприятиях и предпринимательской деятельности» объединение граждан и юридических лиц для совместной хозяйственной деятельности законодатель определил: «объединение лиц» (фактически товарищество) означает, что это объединение двух и более лиц, т.е. товарищество может быть создано не менее чем двумя лицами. И в этом случае члены этого товарищества должны лично участвовать в его деятельности. Более того, в этом случае действия любого товарища расцениваются как действия самого товарищества. Вместе с тем, по сути своей «товарищество с ограниченной ответственностью» в редакции вышеупомянутого закона являлось ни чем иным, как хозяйственным обществом, где участники объединяют лишь своё имущество. Рассмотрим пример: Т. работала в ТОО и являлась его учредителем. В связи с увольнением по собственному желанию она была исключена из ТОО. Суд первой инстанции отказал ей в удовлетворении иска к ТОО, а надзорная инстанция оставила решение в силе. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в связи с этим указала, что решение об исключении Т. противоречит статье 26 действовавшего на тот момент Закона РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности», а также Постановлению Президиума Верховного Суда и Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации» от 1 июля 1996 г. № 6/8 о том, что прекращение трудовых отношений между обществом и акционером не влечет изменения статуса учредителя.

Участники могут одновременно учреждать сколь угодно хозяйственных обществ. Но не все участники общества могут представлять данную коммерческую организацию в предпринимательском обороте. Исходя из вышеупомянутого закона, представляет это товарищество его единоличный (коллективный) орган, который наделяется полномочиями в соответствии с учредительными документами[25] .

Надо сказать, что ООО достаточно часто сравнивают с закрытым акционерным обществом. По существующему законодательству сходства гораздо больше чем различий. Но те различия, которые существуют, в нашем понимании выгодно отличают акционерное общество от ООО. В ООО нет акций (весь капитал разделен на доли), но главное отличие видится в наличии у общества с ограниченной ответственностью 2-х учредительных документов, которые часто мешают осуществлять права учредителям должным образом. Учредительными документами, в отличие от закрытого акционерного общества, в ООО может быть ограничен переход долей в порядке наследования, а также запрещена уступка доли третьим лицам[26] . Важным фактором нестабильности в ООО видится возможность свободного выхода участника из состава общества, которая может поставить общество в нелегкое положение, а иногда и просто привести его на грань банкротства[27] . В любом случае, выдачи доли выходящему учредителю не усиливает экономических позиций организации. Система 2-х учредительных документов и «право свободного выхода участника» относятся к числу наиболее спорных положений ГК.

На протяжении ряда лет, начиная с 1990 г. по 1994 г. (вступление в силу ГК РФ) данный вид юридического лица относился к товариществам. Закон Российской Федерации «О предприятиях и предпринимательской деятельности» устанавливал, что имущество товарищества с ограниченной ответственностью формировался за счет вкладов участников, полученных доходов и других законных источников, и принадлежит его участникам на праве общей долевой собственности. А в законе РСФСР «О собственности в РСФСР» этот вопрос решался совсем по иному. Товарищество обладает правом собственности на имущество, переданное им в форме вкладов и других взносов участников, а также на имущество, которое получено в результате предпринимательской деятельности или приобретены по другим основаниям (ст. 14 закона). При этом арбитражно-судебная практика исходила из того, что имущество хозяйственного общества, товарищества принадлежит ему на праве собственности[28] .

Необходимо отметить, что несколько позже, в «Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик» от 31.05.1991г., были заложены нормы, определяющие понятие и статус общества с ограниченной ответственностью, которые выгодно отличались от норм закона РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности».

Но в тот период жизни нашего общества эти нормы были реализованы не в полной мере, хотя создали правовую базу и предпосылки для её совершенствования в Гражданском Кодексе 1994г., и затем в Федеральном законе «Об обществе с ограниченной ответственностью».

Закон предусматривает субсидиарную ответственность участников общества, которую согласно п. 3 статьи 3 ФЗ «Об ООО» «в случае несостоятельности (банкротства) общества несут участники или другие лица, которые имеют право давать обязательные для общества указания либо иными способами имеют возможность определять его действия. На указанных участников или других лиц в случае недостаточности имущества общества может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам»[29] . Комментарий к Закону указывает, что к числу лиц, указанных в данной статье Закона, кроме лиц, входящих в органы управления, относятся также участники, владеющие значительной долей в уставном капитале и имеющие в силу этого возможность оказывать решающее влияние на принятие решений общим собранием.. Однако при этом за убытки, возникшие в результате «допустимого предпринимательского риска», лица, принимавшие решение, не отвечают,[30] а кроме того, субсидиарная ответственность не может превышать сумму вклада указанных лиц в уставный капитал, согласно п. 3 ст. 3 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»[31] .

Так «Учительская газета» сообщала о некоем обществе с ограниченной ответственностью «Белизна», занимавшемся стиркой белья. 15 учредителей внесли в уставной капитал по 2000 рублей, и на эти деньги было куплено оборудование. Общество с ограниченной ответственностью арендовало первый этаж жилого дома, и однажды по вине работников общества возник пожар. Однако возместить убытки, нанесенные жильцам дома, оказалось нечем, поскольку все имущество общества с ограниченной ответственностью сгорело во время пожара. 1 Нам представляется, что тут могло бы быть применено положение о субсидиарной ответственности учредителей хотя бы в рамках декларированного уставного капитала.

Поскольку вклады участников становятся собственностью общества, нельзя сказать, что его участники отвечают по долгам общества в пределах внесенных ими вкладов. В действительности они вообще не отвечают по долгам общества, а несут лишь риск убытков (утраты вкладов)[32] .

Даже те из участников, кто не внес свой вклад полностью, отвечает по обязательствам общества лишь той частью своего личного имущества, которое соответствует стоимости неоплаченной части вклада (п.1 ст.87 ГК РФ). Как мы видим, определенные противоречия существуют даже в рамках одного закона.

Участниками общества с ограниченной ответственностью могут быть граждане и юридические лица.

В статье 50 Гражданского Кодекса РФ указано, что хозяйственные общества относятся к категории коммерческих организаций, которые в качестве основной цели своей деятельности ставят извлечение прибыли.

В этом закрытом «клубе» коммерческих организаций эта же статья называет состоящие там хозяйственные товарищества, хозяйственные общества (это все общества ООО, ОД О, закрытые и открытые АО), производственные кооперативы, государственные и муниципальные унитарные предприятия.

Императивно излагая в пункте 2 статьи 50 Гражданского Кодекса РФ перечень организационно-правовых форм, законодатель делает его исчерпывающим.

Из принципа «закрытости» перечня организационно-правовых форм коммерческих юридических лиц следует, что гражданской правоспособностью могут обладать только такие коммерческие организации, которые прямо названы в законе.

Хозяйственные общества (общество с ограниченной ответственностью относится именно к ним) определяются в законе как коммерческие организации с разделенным на доли (вклады) учредителей уставным капиталом (п.1 ст. 66 Гражданского Кодекса РФ).

Согласно статьи 27 ФЗ «Об ООО» участники общества обязаны, если это предусмотрено уставом общества, по решению общего собрания участников общества вносить вклады в имущество общества.

Внесение вкладов подлежит регулированию положениями устава, который может ограничивать и размер вклада, определяя максимальную величину, и круг участников, чьи вклады не могут превышать установленный предел. А.также, в какой форме вклад может вноситься, исключая отдельные виды имущества (в т.ч. и имущественные права).

В связи с тем, что Общество с ограниченной ответственностью — коммерческая организация, характер её деятельности носит предпринимательский, а значит рисковый характер.

Гражданское законодательство регулирует отношения между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, или с их участием, исходя из того, что предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном порядке[33] .

Фактически вся деятельность общества с ограниченной ответственностью как коммерческой организации направлена на получение прибыли. Но прибыли может и не быть. Более того, общество с ограниченной ответственностью, как собственник своего имущества несет риск утраты имущества (в т.ч. и риск случайной утраты).

Поэтому, стремясь защитить интересы кредиторов и партнеров Общества с ограниченной ответственностью, закон и говорит о минимальном уставном капитале, как о некой гарантии. В ст. 20 ФЗ «Об ООО» указывается, что если по окончании второго и каждого последующего финансового года стоимость чистых активов окажется меньше минимального размера уставного капитала, установленного законом на дату государственной регистрации общества, общество подлежит ликвидации.[34]

Этот же пункт 3 статьи 20 Закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» говорит об обязательной регистрации уменьшения стоимости своего уставного капитала, даже если он превышает установленный законом минимум для Обществ с ограниченной ответственностью.

Все это призвано сделать сотрудничество с обществом менее рискованным, а так же, безусловно, стабилизирует предпринимательские отношения и гражданский оборот в целом.

Участниками предпринимательского оборота, т.е. носителями хозяйственных прав и обязанностей являются наделенные компетенцией субъекты, обладающие обособленным имуществом, на базе которого они ведут предпринимательскую и иную хозяйственную деятельность, зарегистрированные в установленном порядке, а также осуществляющие руководство такой деятельностью, приобретающие права и обязанности от своего имени и несущие самостоятельную имущественную ответственность.[35]

Но все же предпринимательский оборот направлен на получение прибыли, т.е. все-таки цель «заработать», а не «потерять». И в ООО, деятельность которого полностью подчинена этой функции, прибыль распределяется между участниками.

Ст. 28 Федерального Закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» предоставляется возможность распределить прибыль между соучредителями. Решение о распределении чистой прибыли принимается общим собранием участников по результатам хозяйственной деятельности общества за квартал, полугодие, год. Учитывая все факторы перспективного развития общества, участники на общем собрании принимают решение о направлениях использования прибыли, включая и распределение между участниками.

Распределению между участниками, подлежит прибыль, полученная обществом за отчетный период после уплаты всех налогов, сборов и отчислений во внебюджетные фонды (пенсионный, социального страхования, медицинского страхования, занятости) как федерального, так и регионального значения. Оставшаяся часть прибыли называется чистой и может быть распределена между участниками, если не существует никаких обстоятельств, препятствующих её распределению.[36]

В ст. 29 ФЗ «Об ООО» перечислены такие обстоятельства, когда общество не вправе принимать решение о распределении своей прибыли между участниками общества.

Все предусмотренные статьей случаи, связаны с финансовыми положениями общества, которое станет еще хуже или просто обусловит ликвидацию общества, если участники примут решение о распределении прибыли. Руководствуясь интересами не только общества, но и всех заинтересованных лиц (кредиторов), законодатель устанавливает соответствующие ограничения.

Осуществление предпринимательской деятельности связано с реализацией определенных прав и исполнением определенных обязанностей. Здесь встает вырос о правоспособности коммерческих организаций.

До принятия нового Гражданского Кодекса РФ, законодательные акты, регулирующие деятельность юридических лиц, придерживались принципа специальной правоспособности, т.е. юридические лица наделялись гражданской правоспособностью в соответствии с установленными целями их деятельности (ст. 26 Гражданского Кодекса РФСФР 1964 г.). Более того, в соответствии со ст. 50 Гражданского Кодекса РСФСР недействительной признавалась сделка, совершенная юридическим лицом в противоречии с целями, указанными в его уставе.

Впервые попытка полностью отказаться от этого принципа была предпринята в Положении об Акционерном обществе, утвержденном постановлением Совета Министров РСФСР от 25 декабря 1990 г., в которой устанавливалось, что общество вправе совершать все действия, предусмотренные законом. Деятельность общества не ограничивается той, что оговорена в уставе. Сделки, выходящие за пределы уставной деятельности, но не противоречащие действующему законодательству, признаются действительными (п. 6 ст. 1 Положения). Однако, в условиях действия Гражданского Кодекса РСФСР (1964 г.) и Основ Гражданского законодательства Союза ССР и республик (1991 г.), продолжал действовать принцип специальной правоспособности юридических лиц (ст. 12 Основ).

Статья 50 Гражданского Кодекса РСФСР была использована в свое время, когда суд признал недействительными договоры продажи компьютеров различным организациям, поскольку в Уставе кооператива-продавца содержалось указание на то, что цель его деятельности составляет удовлетворение потребностей граждан (не юридических лиц).[37]

ГК РФ 1994 г. отменил действие принципа специальной правоспособности для большинства видов коммерческих организаций. В статье 49 Гражданского Кодекса Российской Федерации устанавливается, что коммерческие организации могут иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом.

Из вышесказанного видно, что Общество с ограниченной ответственностью обладает общей правоспособностью. Несколько ранее можно было - встретить уставы обществ, где были перечислены все мыслимые и немыслимые виды деятельности, и даже те, которые никогда не предполагалось осуществлять. С ведением в действие Гражданского Кодекса РФ такая необходимость отпала.

Наряду с этим отдельные коммерческие юридические лица, а именно унитарные предприятия под принцип общей правоспособности не попадают. Все остальные коммерческие юридические лица и в том числе хозяйственные общества могут иметь гражданские права и обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности.

Существует справедливое высказывание итальянского юриста Феррары по этому поводу: «владелец предприятия фактически свободен распоряжаться имуществом предприятия, как и когда он захочет. Использовать это имущество в другой торговой деятельности и даже промотать его самым безрассудным образом, но не связан целевым характером этого имущества».

М.И. Кулагин отмечал: «Новая форма централизации капитала со всей ясностью обнаружила отказ буржуазного права от принципа специальной правоспособности юридического лица. Как известно, в силу этого принципа юридическое лицо может иметь не любые, а лишь определенные гражданские права и обязанности, соответствующие его цели или предмету деятельности».[38]

Тенденция к расширению объема правоспособности юридического лица наблюдается в других странах уже с конца XIX века. «Принцип неограниченной правоспособности - как верно подчеркивает С.Н. Братусь, продукт развитого капиталистического оборота, вполне соответствующий стремлению монополий подчинить своему влиянию самые разнообразные отрасли народного хозяйства и обеспечить себе возможность переброски капиталов из одной области хозяйства в другую».[39] В шведском гражданском кодексе прямо установлено, что юридическое лицо обладает неограниченной правоспособностью (ст. 53).

Судебные органы США также признают за предпринимательскими корпорациями возможность заниматься любой деятельностью, «разумно способствующей достижению их целей. Но даже если суд и признает, что договор был совершен корпорацией с превышением предоставленных ей прав, это не означает во всех случаях признания его недействительным для самой корпорации».[40]

Учредители юридического лица, на которое не распространяются правила о специальной правоспособности, могут вместе с тем сами, но непременно достаточно определенно, ограничить его правоспособность.

Например: путём соответствующего указания в учредительных документах на запрет какой-либо деятельности, либо запрет на участие в каких-либо рисковых сделках.

Различие в ограничении правоспособности в силу указаний закона или решения учредителей (зафиксированных в учредительных документах) влечет за собой и различие в правовых последствиях.

Заключенная государственным и муниципальным унитарным предприятием сделка, противоречащая целям, указанным в учредительных документах, является в силу статьи 168 Гражданского Кодекса РФ ничтожной, то есть недействительной, независимо от решения суда, поскольку она не соответствует требованиям статьи 49 ГК РФ. В отличие от этого сделка, совершенная в нарушении самоограниченной правоспособности, оспорима (т.е. недействительна только в силу судебного решения). Имеется ввиду, что в соответствии со статьей 173 ГК может быть признана недействительной сделка, которая не соответствует целям деятельности юридического лица, «ограниченным в его учредительных документах», по иску самого юридического лица, его учредителей (участников) или государственного органа, осуществляющего надзор за деятельностью юридического лица. И такое решение допускается лишь при непременном условии, что доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о её незаконности.[41]

Часто доказать, что другой стороне, участвующей в сделке, было известно об ограничении правоспособности, представляется затруднительным. Поэтому в; вышеуказанном случае всегда можно говорить об общей правоспособности коммерческих юридических лиц, за исключением лиц, прямо перечисленных в законе.

Применительно к ООО, ФЗ «Об ООО» указывает, что общество может иметь права для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных федеральными законами, если это не противоречит предмету и целям деятельности, определенно ограниченным уставом общества.[42]

Но осуществление отдельных видов деятельности в Российской Федерации требует специального разрешения - лицензии, которая получается в уполномоченном на ведение лицензионной деятельности органе. И любой участник предпринимательских отношений может заниматься этой деятельностью только после получения такой лицензии.

Гражданским Кодексом, а так же ФЗ «Об ООО» допускаются и иные случаи ограничения общей правоспособности. Это, прежде всего, связано с тем, что для осуществления весьма широкого набора разнообразных видов деятельности признано необходимым иметь выдаваемые компетентными органами соответствующие разрешения (лицензии). Отнесение к такого рода деятельности, после вступления в силу Гражданского Кодекса РФ может быть осуществлено только законом.

Указания, содержащиеся в вводном законе к Гражданскому Кодексу РФ, звучат следующим образом: «Изданные до введения в действие части первой Кодекса нормативные акты Президента РФ, Правительства РФ и применяемые на территории РФ постановления Правительства СССР по вопросам, которые согласно части первой Кодекса могут регулироваться только Федеральными Законами, действуют впредь до введения в действие соответствующих Законов».[43]

Это значит, что для осуществления некоторых видов деятельности, указанных в законе, недостаточно только факта государственной регистрации Общества с ограниченной ответственностью. Прежде чем приступить к практическому осуществлению видов деятельности, являющихся лицензируемыми, общество должно получить соответствующую лицензию (специальное разрешение) в уполномоченном на ведение лицензионной деятельности органе.[44]

Под лицензией понимают разрешение (право) на осуществление лицензируемого вида деятельности при обязательном соблюдении лицензионных требований и условий, выданное лицензирующим органом юридическому лицу.

Деятельность, на осуществления которой лицензия выдана Федеральными органами государственной власти, может осуществляться на всей территории РФ. Деятельность, на осуществление которой лицензия выдана лицензирующим органом субъекта РФ, может осуществляться на территории данного субъекта РФ.[45]

В настоящее время виды деятельности, на осуществление которых требуется лицензия, определяются в соответствии с ст. 17 Федерального Закона «О лицензировании отдельных видов деятельности»[46] , который стал новым шагом в правовом регулировании лицензирования предпринимательской деятельности. Виды деятельности, не включенные в перечень, установленный указанной статьей, осуществляются со дня вступления в силу названного Федерального Закона без лицензий.

Этот нормативный акт содержит основные понятия и подходы к лицензированию большинства видов предпринимательской деятельности.

Конкретные правила и порядок лицензирования отдельных видов деятельности определяются в федеральных законах и подзаконных правовых актах, действующих в соответствующих сферах. Указанные нормативные правовые акты применяются в части, не противоречащей ФЗ от 08.08.01г. «О лицензировании отдельных видов деятельности».

Правовое значение лицензии состоит в том, что она признается официальным документом, который разрешает осуществление указанного в ней вида деятельности в течение установленного срока, а так же определяет условия осуществления этой деятельности. Порядок ведения лицензионной деятельности определяет, кто и в каком порядке выдает лицензии, содержит исчерпывающий перечень оснований для отказа в выдаче лицензии, её срок.

Лицензирование охватывает довольно широкий круг видов деятельности, но этот круг имеет сегодня определенную позитивную тенденцию сужаться, т.е. наше законодательство, освобождается от надуманных проблем по контролю над многими направлениями и секторами хозяйственной жизни общества.

Традиционно, как приоритетные, лицензируются такие виды деятельности как банковская, страховая, медицинская, строительная, транспортная, торговля алкоголем и другие,

После вступления в силу соответствующей главы Гражданского Кодекса были изданы, в том числе, законодательные акты, посвященные лицензированию отдельных видов деятельности. Можно указать на законы: от 27.07.2006 года «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»[47] (организации, которые специализируются на формировании федеральных информационных ресурсов, обязаны получить лицензию на этот вид деятельности в соответствующих органах); от 07.07.2003 года «О связи»[48] (деятельность физических и юридических лиц, связанных с предоставлением услуг связи, осуществляемых на основании должным образом полученной для этой цели лицензии; выдача, изменение условий или продление сроков действия лицензий на право деятельности связи, а так же прекращение действия лицензий производится Министерством Связи РФ; лицензии или любые предоставляемые ими права могут, переданы полностью или частично одним юридическим лицом другому юридическому лицу не иначе как после получения последним новой лицензии); от 21.02.1992 г. «О недрах»[49] , права и обязанности пользователя недр возникают с момента получения лицензии на пользование недрами; и другие законы.[50]

Лицензия, выданная определенному юридическому лицу (обществу), не может быть передана ни при каких условиях (за исключением случаев предусмотренных законом), то есть держатель лицензии не вправе передавать её. А в случае ликвидации юридического лица принадлежащая ему лицензия прекращается автоматически. Допускается переход лицензии лишь в установленном порядке и только в случаях реорганизации юридического лица - держателя лицензии.

Установлены специальные правила относительно приостановления лицензии и её досрочной отмены. Решения и действия органов, в компетенцию, которых входит выдача лицензии, могут быть обжалованы в установленном порядке в суде.

И хотелось бы отметить, что все юридические лица независимо от того, распространяется на них принцип специальной правоспособности или нет, могут быть ограничены компетентными органами в правах, но только в случаях и в порядке, предусмотренных законом. Все те органы, которым предоставлено право выдачи лицензии, имеют право отозвать ее. Это может произойти в предусмотренных случаях по требованию компетентных правоохранительных органов, государственных органов, органов местного самоуправления при нарушениях режима лицензируемой деятельности.

Возможны и ограничения правоспособности общего характера. Так, в частности, занятие отдельными видами деятельности разрешено лишь определенным юридическим лицам. Примером может служить деятельность, которая составляет государственную монополию.

Основанное на законе ограничение правоспособности может быть основано и на соответствующем акте, когда предусмотрено, какой деятельностью юридическое лицо заниматься не может. Например, в законе о страховании установлено, что предметом непосредственной деятельности страховщика не может быть производственная, торговая, предпринимательская и банковская деятельность.[51]

Закон «О банках и банковской деятельности»[52] запрещает банкам совершать операции по производству и торговле материальными ценностями, а так же по страхованию всех видов, за исключением страхования валютных и кредиторских рисков.

И последнее. Гражданский Кодекс определяет момент начала и конца правоспособности. Правоспособность любого ООО начинается в момент его создания и прекращается в момент завершения ликвидации, то есть общая правоспособность у общества наличествует в течение всего срока его существования. Точно так же право осуществления лицензируемой деятельности (т.е. некое специальное право на ведение определенных операций) возникает в момент получения лицензии, а прекращается в момент истечения срока её действия (если иное не указано в законе или ином правовом акте).


ГЛАВА 2. УЧРЕДИТЕЛЬНЫЕ ДОКУМЕТЫ КАК ГАРАНТЫ ПРАВ УЧАСТНИКОВ ОБЩЕСТВА С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕСТВЕННОСТЬЮ

2.1 Устав общества с ограниченной ответственностью как нормативный акт данного юридического лица

Устав ООО является локальным нормативным документом, обязательным как для всех участников данного общества, так и для самого общества как юридического лица (ст. 53 ГК РФ). Как уже было сказано выше, устав общества обязателен к исполнению всеми органами общества - общим собранием участников, советом директоров (наблюдательным советом) исполнительным единоличным органом, коллективным исполнительным органом, ревизионной комиссией (ревизором).[53] Устав обязателен для всех участников соответствующего общества. Законодательство и правоприменительная практика исходит из обязательности устава общества так же и для третьих лиц, в частности его контрагентов.

Интересно, что до введения в действие Гражданского Кодекса РФ, в начале 90-х годов, в уставах в качестве главной цели всегда присутствовала идея «... наиболее полного удовлетворения потребностей населения» и т.п. И лишь с принятием Гражданского Кодекса РФ 1994г. наконец стала откровенно декларироваться идея «извлечения прибыли», которая стала основной для любого ООО, которое, безусловно, является эффективной формой для занятия своей ниши в предпринимательских отношениях и создании прибавочной стоимости (прибыли).

Устав с учетом общих требований законодательства индивидуализирует юридический статус конкретного общества. Правовые нормы, устанавливающие обязательные требования к уставам обществ с ограниченной ответственностью содержатся в пункте 2 статьи 52 ГК РФ (общие требования к уставам любых юридических лиц), в пункте 2 статьи 89 Гражданского Кодекса РФ (требования к учредительным документам ООО), в пункте 2 статьи 11 и ряда других статей Закона «Об ООО».

Пункт 2 статьи 12 закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» обобщает и конкретизирует, упомянутые нормы ГК РФ, а так же содержит отсылку к иным положениям, предусмотренным этим законом, в качестве обязательных для включения в устав.[54]

Нормы Устава согласно пункта 2 статьи 12 ФЗ РФ «Об ООО» можно классифицировать условно в три группы:

1. существенные;

2. обычные;

3. случайные.

Сведения из первой группы - это информация о реквизитах общества, т.е. полное и сокращенное фирменное наименование; местонахождение (юридический адрес); состав и компетенция органов общества (в том числе кто представляет данное общество без доверенности перед третьими лицами); порядок хранения документов общества и порядок предоставления обществом информации участникам и третьим лицам.

Сведения второй группы дают информацию о реализации договоренностей между учредителями: это и размер уставного капитала общества; размер и номинальная стоимость доли каждого участника общества; права и обязанности участников общества, порядок и последствия выхода участника из общества; порядок перехода доли (части доли) в уставном капитале общества другому лицу[55] .

Примером сведений третьей группы, а в п. 2 ст. 12 они обозначены как иные сведения, может служить, например положение о возможности ограничения в уставе осуществляемых видов деятельности (абз.2 п.2 ст.2 закона), или об установлении видов имущества, которое не может быть вкладом в уставный капитал общества (ст. 15 закона).[56]

Кроме того, хотелось бы сказать о множестве диспозитивных норм в ФЗ «Об ООО», который представляет учредителям право (но не обязывает их) включить в устав определенные правила, например: о месте нахождения общества по месту постоянного нахождения органов управления или по основному месту его деятельности (п.2 ст.4), о дополнительных правах (п.2 ст.8) и дополнительных обязанностей (п.2 ст.9) участников общества и т. д.[57]

Участники общества с ограниченной ответственностью "Русская торгово-промышленная компания "Русагрокомплекс" У., М. и С. обратились с иском об исключении из общества К. Кроме того, в исковом заявлении поставлен вопрос о передаче обществу с ограниченной ответственностью "РТПК "Русагрокомплекс" принадлежащей К. доли в размере 11,8%, а также об обязании ООО "РТПК "Русагрокомплекс" по результатам 2003 финансового года определить действительную стоимость доли К., выплачиваемой как исключенному участнику, и произвести выплаты не позднее декабря 2004 года.

Возможность исключения участника ООО из общества предусмотрена статьей 10 Федерального закона N 14-ФЗ от 8 февраля 1998 года "Об обществах с ограниченной ответственностью". Согласно этой норме исключение участника из ООО может быть осуществлено только в судебном порядке. При этом с иском об исключении могут обратиться только участники (или участник) общества, доли которых в совокупности составляют не менее чем десять процентов уставного капитала общества.

В соответствии со статьей 10 Закона участник может быть исключен только при наличии хотя бы одного из следующих условий: во-первых, если участник грубо нарушает свои обязанности, во-вторых, если он своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняет.

Таким образом, из смысла статьи 10 Закона следует, что участник ООО может быть исключен за совершение правонарушения (невыполнение возложенных на него обязанностей) либо за действия, которые хотя и не являются нарушением конкретных юридических обязанностей, тем не менее носят такой характер, что препятствуют нормальной деятельности общества (делая ее невозможной в принципе либо существенно ее затрудняя). То есть критерии, на основании которых должно оцениваться поведение участника, подлежащего исключению, даются в законе в самом общем виде. Это означает, что решающее значение для наполнения указанной юридической нормы конкретным содержанием имеет судебная практика. Первый шаг на пути формирования такой практики был сделан высшими судебными инстанциями в совместном Постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ № 90/14 от 9 декабря 1999 года (пункт 17). В этом Постановлении, в частности, указывается, что основанием для исключения участника из общества может служить "систематическое уклонение без уважительных причин от участия в общем собрании участников общества, лишающее общество возможности принимать решения по вопросам, требующим единогласия всех его участников". Введены и дополнительные критерии оценки поведения участника: Пленум указал на то, что "при решении вопроса о том, является ли допущенное участником общества нарушение грубым, необходимо, в частности, принимать во внимание степень его вины, наступление (возможность наступления) негативных для общества последствий".

Следует, однако, признать, что разъяснения по вопросу исключения участника из ООО, данные в Постановлении № 90/14, лишь в некоторой (весьма небольшой) степени устранили неопределенность в вопросе об исключении участников из ООО. Поэтому по-прежнему основным ориентиром, позволяющим оценивать ситуацию с точки зрения возможности исключения того или иного участника из общества, остаются вступившие в законную силу судебные решения по конкретным делам.

Требования об исключении из общества участников за ненадлежащее исполнение ими обязанностей в качестве руководителей общества встречаются в судебной практике достаточно часто. Комментируемое дело из их числа.

По существу все претензии, которые были предъявлены К. другими участниками, сводились к тому, что деятельность общества была затруднена вследствие неисполнения (или ненадлежащего исполнения) ответчиком обязанностей в качестве генерального директора общества. Суть этих претензий свелась к следующему: 1) К. не предоставляла другим участникам общества информацию об обществе (нарушая тем самым права других участников, закрепленные статьей 8 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью"), в том числе не сообщала участникам о местонахождении общества; 2) К. как генеральный директор, действующий от имени общества, не исполняла решения судов, обязавших ее предоставить другим участникам предусмотренную законом информацию о деятельности общества; 3) К. в течение длительного времени не сдавала предусмотренную законом отчетность о деятельности общества в налоговые органы, что могло повлечь для общества дополнительные расходы в виде финансовых санкций.

Таким образом, суды сочли возможным исключить К. из общества, по сути, только за те нарушения, которые ею были допущены как генеральным директором. При этом, обосновывая свое решение, суды сослались на статью 8 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", указав, что "именно находясь в должности генерального директора, участник общества, реализовавший свое право в соответствии со статьей 8 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" на участие в управлении делами общества путем избрания его в органы управления обществом, совершал указанные нарушения, которые существенно затрудняют деятельность общества, делая невозможным осуществление нормальной хозяйственной деятельности ООО "РТПК "Русагрокомплекс"[58] .

Стабилизируя отношения в обществе с ограниченной ответственностью при помощи положений устава, учредители иногда могут обезопасить компанию от потери имущества. Закон дает такую возможность (ст. 46 ФЗ «Об ООО»). Существующее понятие крупной сделки дает возможность признания проведенной сделки недействительной по иску общества или его участника. Сделка по приобретению или отчуждению имущества общества, стоимость которого составляет более 25 % от стоимости имущества общества по данным бухгалтерской отчетности за последний отчетный период, предшествующий дню принятия решения о совершении сделки, признается крупной, если уставом общества не предусмотрен более высокий размер крупной сделки. Решение о совершении крупной сделки принимается общим собранием участников общества. Вышеуказанные правила к обществам с ограниченной ответственностью применяются впервые. Однако подобные правила уже известны законодательству.

Подобные правила становятся актуальными, когда ООО являются правопреемниками юридических лиц, возникших на базе приватизированного имущества. Это может быть и завод, и здание, и действующее предприятие. Понятно, что весь процесс извлечения прибыли как раз и строится на базе эксплуатации этого имущества.

В сегодняшней ситуации, когда компаниями, имеющими организационно-правовую форму ООО, управляют наемные директора — менеджеры, не являющиеся соучредителями данного общества, это положение становится весьма важным, поскольку позволяет оберегать имущество компании от возможных злоупотреблений, прикрытых законными сделками.

Судебно-арбитражная практика исходит из того, что при решении вопроса отнесения сделки к категории крупных необходимо сопоставлять стоимость имущества, являющегося предметом сделки, с балансовой стоимостью активов общества, а не с размером его уставного капитала.[59]

Так, Президиум ВАС РФ пришел к выводу о том, что к кредитному договору, заключенному хозяйственным обществом в процессе осуществления обычной хозяйственной деятельности, положения о крупных сделках не применяются независимо от размера полученного по нему кредита.

Хозяйственное общество обратилось в арбитражный суд с иском о признании недействительным кредитного договора, заключенного с акционерным коммерческим банком, со ссылкой на то, что сумма кредита превышает 25 % балансовой стоимости имущества общества, однако генеральный директор общества подписал его без соблюдения правил, предъявляемых к порядку одобрения крупных сделок. Арбитражный суд первой инстанции иск удовлетворил. Суд кассационной инстанции принятое решение отменил и в иске отказал. Постановление об отмене решения мотивировано тем, что договор заключен обществом на получение кредита в целях обеспечения документарного аккредитива, который был открыт обществом для оплаты товаров, закупленных им по контракту. В связи с тем, что предметом деятельности данного общества является торговля различными товарами, а данный кредит получен в связи с осуществлением текущих хозяйственных операций, к оспариваемому договору не должны предъявляться требования, предъявляемые для заключения крупных сделок. Постановление суда кассационной инстанции принято на основе анализа характера и условий конкретного договора, позволившего отнести его к сделкам, совершаемым в процессе обычной хозяйственной деятельности.[60]

Как уже подчеркивалось выше, вопрос о распоряжении имуществом общества является важнейшим вопросом деятельности ООО. Но по данной проблеме важно правильно ответить, но вопрос: может ли совершение соответствующей сделки, реально повлиять на дальнейшую судьбу общества и как имущественного комплекса, и как субъекта гражданских прав и обязанностей.

Внимательно прорабатывая устав общества, учредители могут реально стабилизировать ситуацию в будущем, использовав имеющийся законодательный потенциал.

Наличие большого количества подобных норм отражает преимущественно диспозитивный характер гражданско-правового регулирования и обеспечивает участникам широкий выбор вариантов оптимизации деятельности конкретного общества.

На практике известны случаи, когда в устав включались положения, противоречащие законодательству. Считать ли такой учредительный документ недействительным? Если принять во внимание статью 180 ГК РФ, то по аналогии с ней следует ответить на вопрос отрицательно. При этом не подлежит применению та часть учредительного документа, которая противоречит законодательству.[61]

Важнейший вопрос о приоритете учредительных документов (устава и учредительного договора) в случае возникновения разногласий между ими. Т. е. в случаях, когда одни и те же вопросы оказываются решенными в этих документах по разному, необходимо установить, каким из этих актов следует руководствоваться, какому из них отдать приоритет.

До вступления в силу ГК встречались высказывания в пользу приоритета учредительного договора по отношению к уставу.

Судебная практика по данному вопросу занимала твердую позицию. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ «О некоторых вопросах, применяемых Федеральным Законом «Об ООО», указано: «В случае несоответствия положений учредительного договора и положений устава общества приоритет как для участника общества, так и для третьих лиц имеют положения устава общества».[62]

«Разъяснение высших судебных органов воспроизводит п. 5 ст. 12 ФЗ «Об ООО». Между тем возможны случаи, когда законодатель, предусмотрев необходимость для определенного юридического лица обоих учредительных документов, оставляет открытым вопрос о том, за каким из них должен быть признан приоритет. Есть все основания полагать, что и в этих случаях ответ может быть только таким, который содержится в ФЗ «Об ООО»: приоритет имеет устав. Признание приоритета за учредительным договором означало бы, что волею самих сторон договора изменяется нормативный акт, в создании которого участвует юридическое лицо как таковое. Подобное решение противоречило бы ст. 91 ГК, которая отнесла изменение устава к исключительной компетенции высшего органа общества - общего собрания его участников».[63]

Обратим внимание, что в законе существует такая норма, которая говорит о месте хранения учредительных документов. Это связано, в том числе, с вопросом реализации участниками общества своих прав. Согласно пункту 3 статьи 12 ФЗ «Об ООО» по требованию участника общества, аудитора или любого заинтересованного лица (закон не дает определения понятия «любое заинтересованное лицо»), то есть любому юридическому или физическому лицу, проявившему интерес к обществу с ограниченной ответственностью, общество обязано предоставить возможность ознакомиться со своими учредительными документами. Такой подход видится как минимум спорным, но общество обязано в разумные сроки предоставить возможность ознакомиться со своими учредительными документами, в том числе и с их изменениями.

Для сравнения: в германском законодательстве, например, Закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» говорит только о неограниченной обязанности управляющих представлять сведения суду (п. 3 ст. 8), а также о предоставлении информации участникам (ст. 51 а). Статья 132 Закона «Об акционерном обществе» гласит что - «...надлежит ли правлению предоставлять сведения, решает только земельный суд».[64] Поэтому представляется целесообразным как минимум конкретизировать понятие «любое заинтересованное лицо», например, путем определения как таковых лиц, имеющих какое-либо отношение к работе ООО (кредиторы, контрагенты и т.д.).

В России участнику общества по его требованию должны быть предоставлены копии учредительного договора и устава общества. Плата, взимаемая обществом за предоставление копий, не может превышать затраты на их изготовление.

2.2 Учредительный договор общества с ограниченной ответственностью

Развитие понятия «учредительный договор» в Российском праве сложно. Термин «учредительный договор» изначально появился в своде законов Российской империи. После революции 1917г. термин не попадает в гражданское законодательство, но мнение по поводу оформления совместной деятельности, создания специальных субъектов в юридической литературе того времени расходятся. Одни правоведы отвергали гражданско-правовой характер учредительного договора.[65] Другие признавали договорный характер объединения, но дальнейшая трактовка этих договоров отличалась. Некоторые считали рассматриваемые договоры договорами о совместной деятельности. Другие ограничивали их рамками создания юридического лица, указывая что, «совместная деятельность как таковая отсутствует»[66] .

Подписывая учредительный договор, учредители фактически создают юридическое лицо. Целью этого договора прежде всего является конечно учреждение определенного образования и установление порядка передачи учредителями своего имущества, а так же участия учредителей в деятельности юридического лица.[67]

Учредительный договор по своей природе является сделкой, как и любой договор. В ГК РФ термин «многосторонний» упоминается в статье 154, которая закрепляет положение о 2-х и многосторонних сделках. В пункте 3 данной статьи указано, что для заключения договора необходимо выражение согласованной воли двух, либо трех или более сторон (многосторонняя сделка).

Многосторонняя сделка, как говорилось выше, требует согласованной воли трех и более сторон. Существуют так называемые «сложные сделки», когда вместо противопоставленных интересов «должника-кредитора», мы имеем «сливающиеся» воли многих субъектов, и они направлены на достижение одной и той же цели.[68] В отличие от двусторонних сделок они основаны на тождественных волеизъявлениях.

Указания на отличие многосторонних договоров от договоров, основанных на обмене ценностей, мы находим у К.П. Победоносцева. В меновом договоре (купля-продажа, наем и пр.) стороны имеют в виду различные цели, коим соответствует и различное с обеих сторон исполнение. Напротив, в сообществе стороны имеют в виду одинаковую цель, употребляя для достижения её одинаковые или различные средства. В меновом договоре интересы обеих сторон противоположны: чем выгоднее для одной стороны, тем менее выгодно для другой; что для одного убыток, то для другого польза. Напротив, в существе сообщества (многостороннего договора) единство интересов между сторонами: что одному выгодно, то выгодно и для другого.[69]

Аналогичные мысли выражаются и И. Коллером: многосторонний договор «сводится не к уравнению двух взаимно противоположных услуг, при которых одна сторона получает то, что даёт другая, а, наоборот, к тому, что все действия предпринимаются и совершаются для достижения одной общей цели, в осуществлении которой заинтересованы обе стороны».[70]

Такое же мнение выказывает А.Г. Гойхбарг, полагавший, что «помимо двусторонних сделок с различными по содержанию, но соответствующими одно другому заявлениями, существуют так же и многосторонние (совместные) сделки, оказывающие влияние на правовое положение всего соответствующего общества, товарищества или отдельных его членов».[71]

Об этом написал Г.Ф. Шершеневич, подчеркивая, что в отличие от других договоров, в которых интересы контрагентов противоположны, в простом товариществе эти интересы тождественны.[72] Сегодняшнему законодательству не только известен термин «учредительный договор», но и оговорено его содержание, как в ГК РФ, так и в нормах корпоративного права.[73]

Относя учредительный договор в определенную группу, а именно группу договоров по учреждению различных образований (юридических лиц) мы, безусловно находим много общего у договоров входящих в эту группу.

Однако вначале необходимо установить отличия учредительных договоров от договора присоединения и предварительного договора. При всех существующих различиях эти договорные конструкции во многом схожи с учредительным договором.

Договор присоединения характеризуется тем, что критерием, выделяющим его из всех других гражданско-правовых договоров, является не существо возникающих из него обязательств, как это имеет место при дифференциации договорных обязательств на отдельные виды договоров, а способ его заключения.

Важнейшими являются две особенности:

- во-первых, условия договора присоединения должны быть определены в стандартных формах (в формулярах);

- во-вторых, условия этого договора могут быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к этим условиям.

Эти требования исключают возможность для сторон в договоре формулировать условия, отличные от уже заявленных[74] .

Учредительный договор, в случае действующего ООО, также имеет определенную форму с внесенными в нее обязательными условиями. И новому участнику, вступающему в общество, остается либо принять этот договор в целом (в случае отсутствия препятствий со стороны учредителей либо положений устава), либо не вступать в общество.

Вместе с тем определение договора, данное в ст. 428 ГК, не допускает расширительного толкования. Здесь предполагается либо жесткое законодательное регулирование соответствующих договоров, когда условия, содержащиеся в стандартных формах, непосредственно вытекают из императивных норм (товарно-транспортная накладная, коносамент), либо рассчитаны на отношения с массовым потребителем (различные услуги и т. п.). Данные договоры получили широкое - распространение в отношениях с банками, энергоснабжающими организациями и т. д.[75]

Кроме того обстоятельства, которые служат основанием для расторжения или изменения договора присоединения являются, как правило, следствием формулирования условий в одностороннем порядке, что может повлечь перекос в договоре и содержания в нем моментов, чрезмерно обременительных для присоединившейся стороны.

Коммерческие организации и иные лица, присоединяющиеся к условиям договора, в отличие от рядовых потребителей не наделены в полной мере правомочиями на расторжение или изменение договора, если будет доказано в суде, что они знали или должны были знать на каких условиях заключается договор.[76]

В обществе с ограниченной ответственностью любой учредитель в любой момент может выйти из общества. Выход учредителя из общества означает прекращение его правомочий участника и расторжение учредительного договора. Означает это и изменение договора для оставшихся участников общества. Исходя из данных предпосылок, мы можем видеть, что механизм расторжения данных сравниваемых договоров сильно отличается. И это, конечно, не дает нам возможности утверждать, что данные договоры имеют одинаковые юридические признаки.

Конструкция предварительного договора появилась в ГК не с чистого листа. Соответствующие нормы о предварительном договоре были предусмотрены Основами (ст. 80). Но, безусловно, в ГК данная конструкция договора более детально и подробно проработана.

Можно сказать, предварительный договор предваряет договор, который желают заключить стороны в будущем. Форма предварительного договора должна соответствовать требованиям, предъявляемым к основному договору, но если их нет, то он должен быть заключен в простой письменной форме. Несоблюдение формы предварительного договора влечет его недействительность (ничтожность), т. е. требования предъявляемые к форме предварительного договора более жесткие, чем требования к форме сделок.[77]

Содержание предварительного договора представляет собой обязательство по заключению какого-либо договора (основного договора) в будущем и задает условия, на которых тот должен быть заключен.

Существенным условием является срок заключения основного договора. В случае необоснованного уклонения одной из сторон от заключения основного договора, по требованию другой стороны и решению суда уклоняющаяся сторона может быть принуждена к заключению договора, а также должна возместить другой стороне причиненные этим убытки (п. 4 ст. 445 ГК).

Хотя одним из видов учредительного договора, а именно договора между учредителями акционерного общества и предваряется создание юридического лица, никто и никогда не может быть принужден к участию в данном обществе. Более того, после создания юридического лица данный договор теряет силу, как достигший цели договор.

В ООО вообще подписание учредительного договора, предваряя создание общества, остается учредительным документом и продолжает действовать. Но мало того, что никто не может быть принужден к его подписанию, подписав, его учредители могут и в любой момент выйти из общества, расторгая договор безо всяких негативных для себя последствий.

И еще важный аспект. В судебно-арбитражной практике вставал вопрос о возможности признания договора ничтожным, в случае указания в договоре неточных данных о государственной регистрации учредителя. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ пришел к выводу, что ответ должен быть отрицательным.[78] То есть, неточные данные никак не влияют на действительность учредительного договора. Все это говорит об особой природе договора о создании юридического лица в целом, и об учредительном договоре общества с ограниченной ответственностью в частном случае.

В ряду договоров о создании юридических лиц определенное место занимает договор о создании акционерного общества, уже упоминаемый в нашем исследовании. Как уже говорилось выше, данный договор не относится к числу учредительных документов (п. 5 ст. 9 ФЗ «Об АО») и является лишь договором о совместной деятельности.

В гражданском кодексе данная юридическая конструкция договора выделена в специальную главу (гл. 55 ГК). Договор простого товарищества, называемый также договором о совместной деятельности, не является новеллой в действующем законодательстве. Уже гражданский кодекс 1964 г. знал договор о совместной деятельности. С момента введения в действие Основ, посвященные этому договору статьи продолжали действовать, в части не противоречащей Основам, до вступления в действие нового гражданского кодекса.

В случае создания акционерного общества, учредители подписывая учредительный договор, заявляют лишь о совместной деятельности по созданию юридического лица. С окончанием этой деятельности и фактом создания общества совместная деятельность прекращается и с нею прекращается подписанный договор.

Если рассматривать конструкцию договора о совместной деятельности согласно ст. 1041 ГК, то мы видим, что не образуя юридического лица группа (двое или несколько) лиц (товарищей) обязуются соединить свои вклады и совместно действовать без образования юридического лица для достижения не противоречащих закону целей (в том числе извлечения прибыли). Причем закон высказывается однозначно, что юридическое лицо в этом случае не создается. Поэтому хочется согласиться с М.И. Брагинским,[79] который указывает: «Указанному договору (простого товарищества), несомненно близок договор о создании акционерного общества. Достаточно указать на то, что и тот и другой возникают по поводу осуществления совместной деятельности. И все же представляется, что это не может служить основанием для получивших определенное распространение взглядов, которые выражаются в признание договора о создании АО разновидностью договора простого товарищества.

Необходимо иметь в виду, что подписывая подобный договор, участники имеют ввиду в конечном счете то, что прямо противоречит договору простого товарищества - учреждения определенного юридического лица с указанием принципов его деятельности. При этом договор оказывает организующее воздействие на отношение участников возникшего юридического лица».[80]

Поэтому профессор М.И. Брагинский предлагает устранить существующие сомнения, исключив из статьи 1041 ГК содержащиеся в скобках указания на договор о совместной деятельности.

Соглашаясь с таким подходом в целом, хочется предположить, что этого будет недостаточно для решения многих практических вопросов.

Безусловно, договор простого товарищества должен остаться на своем месте в ГК РФ. Но договор о совместной деятельности надо сохранить и выделить в качестве самостоятельного договора.

Совместная деятельность — это широчайшее понятие нашей многогранной жизни. В жизни случаются ситуации, когда при помощи данной конструкции мы сможем создать, например, временное образование, в т. ч. юридическое лицо для достижения конкретных целей. В этом случае юридическое лицо будет иметь один учредительный документ - учредительный договор, который в том числе смогут подписать не только зарегистрированные надлежащим образом предприниматели, но и простые граждане.

Так, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа, рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу по иску Григорьева Владимира Владимировича, г. Самара, к Обществу с ограниченной ответственностью "ТПФ Магазин N 36 "Овощи", г. Самара, Кирсанову Г.П., г. Самара, Сапожковой Л.П., г. Самара, Честных В.С., г. Самара, Кудряшовой Т.Г., г. Самара, о признании сделки недействительной,

Как видно из материалов дела, истец решением собрания участников ООО ТПФ "Магазин N 35 "Овощи" от 18.11.96 был принят в состав участников Общества.

Впоследствии, 20.11.96 в состав участников были приняты граждане Кирсанов Г.П. и Честных В.С., последний - по уступке доли от участника Общества Кудряшовой Т.Г.

Истец, считая, что уступкой доли и принятием сторонних лиц в состав участников Общества нарушены его преимущественные права, предусмотренные Уставом Общества, обратился в арбитражный суд с требованием о признании сделки уступки долей недействительными и применении последствий недействительности сделки.

Кирсанов Г.П. был принят в состав участников самостоятельно при увеличении уставного капитала Общества в соответствии с решением собрания участников от 20.11.96, на котором также присутствовал истец, согласно протоколу № 12, и голосовал за это решение. Протокол № 12 также подписан истцом.

В протоколе № 12 решения собрания от 20.11.96, подписанном участниками Общества, включая истца, перечислены все участники, включая новых: Кирсанова Г.П. и Честных В.С., с указанием их долей в уставном капитале Общества. При этом за состав участников с определением их долей голосовали единогласно.

Таким образом, в деле имеются доказательства прямого согласия истца на принятие в состав участников Общества Кирсанова Г.П. и Честных В.С. в соответствии с Уставом Общества, в частности его п. 3.3.1, положения которого истец необоснованно считает нарушенными[81] .

Объединяя свои усилия, и граждане, и предприниматели могут для достижения определенной цели создать юридическое лицо, без образования которого эта цель не может быть достигнута. Например, возможно использование этой формы в случае строительства дома. Причем, несмотря на то, что все хотят построить дом, граждане не занимаются предпринимательской деятельностью и затрачивают свои усилия, чтобы улучшить свои жилищные условия и получить квартиру в этом доме, а предприниматели, занимаясь предпринимательской деятельностью, тратят свои материальные средства и силы для того, чтобы получить прибыль.

Обобщая практику рассмотрения судами РФ дел по спорам между гражданами и организациями, привлекающими денежные средства граждан для строительства многоквартирных жилых домов, судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ[82] приходится констатировать, что с целью приобретения жилых помещений граждане заключают с организациями договоры как предусмотренные, так и не предусмотренные законом и другими правовыми актами.

Несмотря на многообразие видов договоров, суды при разрешении спорных вопросов, возникающих между гражданами и организациями, исходят, в том числе из целей, которыми руководствуются граждане, заключая договоры по улучшению своих жилищных условий, т. е. целей, не связанных с извлечением прибыли.

В сложившейся ситуации, видимо, количество споров в этом немаловажном секторе будет нарастать. Остается лишь ждать реакции законодателя.

А в рамках ныне действующего законодательства в учредительном договоре учредители общества определяют:

• состав участников (учредителей) общества;

• размер уставного капитала общества;

• размер доли каждого участника (учредителя) общества;

• размер и состав вкладов участников (учредителей) общества;

• порядок и сроки внесения вкладов в уставной капитал общества при его учреждении;

• ответственность участников (учредителей) за нарушение обязанности по внесению вкладов;

• условия и порядок распределения между участниками (учредителями) прибыли;

• состав органов общества;

• порядок выхода из общества его участников (учредителей).

Изменения в учредительные документы ООО вносятся по решению общего собрания участников общества.

С одной стороны, законодатель устанавливает, что для внесения изменений в учредительный договор необходимо единогласие всех участников. Изменения устава общества осуществляется 2/3 голосов участников общества (п. 8 ст. 37 закона «Об ООО»).

С другой стороны, согласно пункту 5 статьи 12 ФЗ «Об ООО» в случае несоответствия положений учредительного договора и положений устава общества преимущественную силу для третьих лиц и участников общества имеют положения устава общества. Налицо реальные возможности создания искусственных коллизий, когда через менее жесткую процедуру внесения изменений в устав общества будут подвергаться сомнению положения учредительного договора[83] . Представляется целесообразным обратиться к опыту зарубежного законодательства. Так, в Германии деятельность общества с ограниченной ответственностью регулируется только договором об обществе при этом для его изменения необходимо согласие трех четвертей участников (статьи 8 и 53 Закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»).[84] В датском и финском законодательстве деятельность общества с ограниченной ответственностью регулируется только уставом. При этом устав общества с ограниченной ответственностью в Финляндии может быть изменен двумя третями голосов участников, однако для изменения некоторых пунктов устава требуется решение 90 % участников, а в некоторых случаях единогласное решение.[85]


ГЛАВА 3. НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ УСТАВНОГО КАПИТАЛА

3.1 Уставный капитал и иное имущество общества с ограниченной ответственностью

Одним из основных признаков юридического лица является обособленное имущество. Именно её выражает содержащееся в ст.48 Гражданского Кодекса РФ указание на то, что юридическое лицо «имеет в собственности, хозяйственном; ведении или оперативном управлении обособленное имущество».[86]

На начальном этапе становления компании, как предполагается законодателем, уставный капитал играет роль этого обособленного имущества для начала ведения дел компанией на рынке. Он призван так же гарантировать потенциальным кредиторам их риски, связанные с ведением дел с новой компанией.

В современных реалиях России 100 минимальных оплат труда для формирования уставного фонда ООО, который должен создавать гарантии потенциальным контрагентам и кредиторам, является, на наш взгляд, фиктивным обеспечением. Понятно, что компания, обладающая в 2003 году капиталом около 300 $ вряд ли сможет функционировать на рынке самостоятельно.

Не так плохо, что коммерсант, желающий что-либо делать, пытается оградить свой риск определённой суммой. Единственное пожелание, чтобы эта сумма была более или менее достаточной, чтобы, вложив материальные средства, отпадало бы желание бросить компанию и потерять эти деньги. Скажем - это 50 000 евро как в Германии. Наверное, если бы это не было бы возможно, количество лиц, желающих поучаствовать в занятии бизнесом, стремительно сократилось бы, что в целом не способствовало бы общему экономическому прогрессу. Хотя с развитием законодательства о несостоятельности, данные положения значительно теряют свою ценность.

Уже Основы гражданского законодательства (ст. 15) предусматривали, что юридическое лицо отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом. Действовавшие до этого статьи Гражданского Кодекса 1964 года исходили из другого принципа. Ответственность юридического лица распространилась на имущество, на которое допускалось обращение взыскания по его долгам.

Так Гражданский Кодекс 1964 года (ст. 98, 101 и 104), а так же Гражданский Процессуальный Кодекс 1964 года (ст. 411-413) исключали: из числа возможных объектов взыскания по долгам юридического лица, принадлежащие ему основные средства (здания, сооружения и т.п.). Не допускалось обращения взыскания на оборотные средства, если юридическое лицо могло доказать, что они необходимы ему для осуществления нормальной деятельности. В результате практически единственным объектом: взыскания по долгам юридического лица до принятия Основ были средства, хранившиеся на банковском счете.

Статья 56 ГК воспроизвела по всем этим вопросам норму, содержащиеся в статье 15 Основ 1991 г. А это означает то, что при отсутствии у юридического лица необходимых для погашения долга средств на счете в банке взыскание может быть обращено и на находящиеся в натуральной форме оборотные средства (сырье, топливо, материалы, готовая продукция и т.п.), и на основные средства юридического лица (здания, сооружения и т.п.).[87]

Уставный капитал ООО формируется, прежде всего, с целью обеспечения предпринимательской деятельности. На основании статьи 2555 ИПС Италии этот капитал рассматривается как «совокупность имущества, предоставленного предпринимателем для обеспечения деятельности предприятия».[88] Участники вносят вклады, которые и составляют этот минимальный размер имущества, названным уставным капиталом. Этот минимальный размер имущества и есть стартовый капитал для достижения главной цели вновь образованной организации, а именно извлечения прибыли.

В ст. 14 ФЗ «Об ООО», которая почти полностью воспроизводит первый абзац п. 1. ст. 90 Гражданского Кодекса РФ, определяется минимальный размер уставного капитала. Закон говорит, что «размер уставного капитала общества должен быть не менее стократной величины минимального размера оплаты труда, установленного Федеральным Законом на дату представления документов для государственной регистрации общества».

С 1 июля 2002г. вступил в силу Федеральный закон «О государственной регистрации юридических, лиц»[89] , который по вопросу минимального размера уставного капитала ООО содержит отсылочную норму к ФЗ «Об ООО», а Положение о порядке государственной регистрации субъектов предпринимательской деятельности, утвержденное Указом Президента РФ № 1482, от 8.07.1994 г. утратило силу, то единственной нормой, определяющей минимальной размер уставного капитала ООО является п. 1 ст. 14 Федерального Закона «Об ООО».

Интересно, что новая правовая ситуация не содержит дополнительных требований к минимальному размеру уставного капитала обществ с долевым участием иностранных инвесторов.

Согласно п. 1 ст. 90 ГК РФ уставной капитал ООО составляется из стоимости вкладов его участников. ФЗ РФ «Об ООО» устанавливает, что уставной капитал общества составляется из номинальной стоимости долей его участников.

При существующих различиях в терминах законодательство последовательно. И это справедливо отмечено С.Д. Могилевским а его книге «Общество с ограниченной ответственностью».[90] Но это в случае, если уставный капитал внесен деньгами. В случае неденежного вклада стоимость капитала - это стоимость оценки иного имущества, определенного либо самими участниками, либо независимыми оценщиком. Причем по совокупности эта стоимость не может быть меньше установленного минимального предела уставного капитала (закон говорит о 100 минимальных размерах оплаты труда). А номинальная стоимость всех долей может и должна быть равна сумме вкладов в уставный капитал. Т.е. номинальная стоимость вклада идентична стоимости вкладов его участников.

К сожалению, на практике, стоимость долей участников и стоимость вкладов участников сильно разнятся между собой. Номинальная стоимость доли не денежного вклада оценивается учредителями в случаях, если декларированный уставный капитал менее 200 установленных минимальных оплат труда. И достаточно распространено, что реальная стоимость вклада учредителей значительно ниже декларированной номинальной стоимости.

Так или иначе, для осуществления предпринимательской деятельности важнее всего, сколько имущества должно быть обособленно, что бы новая компания могла бы легитимироваться как субъект предпринимательских отношений. Под имуществом следует понимать вещи - движимое и недвижимое имущество, в т.ч. имущественные права (права в вещи и обязанности, возникающие по поводу вещей), право пользования результатами интеллектуальной деятельности (интеллектуальная собственность)[91] .

Конечно, оплата долей деньгами создаёт меньше всего трудностей и не требует никаких дополнительных действий со стороны участника и общества. Но одной из форм оплаты доли участника в уставном капитале может являться передача имущественных прав (прав требования). Исключением в этом случае согласно ст. 383 ГК РФ составляют имущественные права, неразрывно связанные с личностью. Это, например, требования о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, возмещение ущерба, требования об алиментах и т.д[92] .

Но возможна оплата доли иными правами, имеющими денежную оценку. К таким правам могут относиться имущественные составляющие исключительных авторских прав (право на использование авторского произведения), авторские права на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, права владельцев; товарных знаков, наименований места происхождения товара и т.д.

В Постановлении Пленумов Верховного суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ разъяснено, что вкладом в (в уставном капитале) имущество хозяйственного общества или товарищества не может быть объект интеллектуальной собственности (патент, объект авторского права, включающая базы данных и программы для ЭВМ, топологии интегральных микросхем и т.п.) или «ноу-хау». В качестве вклада может быть признано право пользования таким объектом, передаваемое обществу или товариществу в соответствии с лицензионным договором, который должен быть зарегистрирован в порядке, предусмотренном законодательством.

В праве многих государств к имуществу предприятия, в том числе в качестве уставного капитала относят не только оборудование, сырье, материалы, то есть телесные объекты, но и такие бестелесные объекты, как клиентела (клиентура), право на возобновление найма недвижимости, предназначенной для коммерческой деятельности, фирма предприятия.[93] Во Франции и в Бельгии к числу последних добавляется право на торговую вывеску и промышленная собственность. Но не надо забывать, как долго развивается право Европейских стран и насколько долго Россия была лишена таких возможностей.

Во Франции и в Бельгии законодатель разработал конструкцию особой имущественной общности (fondsdecommerce), которая охватывает значительную часть имущества предприятия. В соответствии с французским и бельгийским правом в эту общность, называемую здесь торговым фондом, не включается недвижимость, обязательства и долги предприятия. Сделки с указанной общностью подчиняются особому правовому режиму. Например, во Франции купля-продажа и залог торгового фонда регулируются специальным Законом от 17 марта 1909 года[94] .

Согласно ст. 129 ГК РФ объекты гражданских прав делятся на свободные в обороте, изъятые из оборота и ограниченные в обороте.

Вещи, изъятые из оборота и ограниченные в обороте, не могут вноситься участниками общества в качестве вклада в уставный капитал общества.

Законом предусмотрена возможность оплаты доли в уставном капитале ценными бумагами без всяких ограничений. Сами участники должны решить вопрос о том, какие ценные бумаги принимаются в качестве взноса в уставный капитал, а какие нет. Причем, в Законе «Об ООО», равно как и в ФЗ «Об АО» нет приемлемых критериев определения порядка внесения вкладов ценными бумагами. Например, в США, в некоторых штатах предпринимательских корпораций (как открытых, так и закрытых) в соответствии с законом.

Названые ограничения введены ввиду того, что при определенных обстоятельствах (отсутствие акцепта плательщика и пропуске сроков протеста в неплатеже) такая ценная бумага превращается в простой кусок бумаги. И в случае с внесением этих бумаг в уставной фонд, превращает этот фонд в фикцию, а компания в этом случае может быть ликвидирована.

В связи с тем, что в сегодняшних условиях, как правило, вновь создаваемые компании декларируют свой уставной капитал по минимуму (100 минимальных размеров оплаты труда), можно говорить о том, что учредители, создавая юридическое лицо, думают лишь о возможности ограничить свои гипотетические потери как можно меньшей суммой. Но, к сожалению, и эту минимальную сумму участники снова пытаются минимизировать. Это происходит, когда вносимый уставной капитал имеет форму вещей, оборудования, вещных прав, прав требования и т.д. Оценочная стоимость вносимого может быть многократно завышена.

В связи с этим ст. 15 (п. 2) ФЗ «Об ООО» устанавливается правило, в соответствии с которым привлекается независимый оценщик, если предположительная стоимость вносимого неденежного вклада превышает 200 - кратный размер минимальной оплаты труда.

Законодатель, учитывая необходимость в стабилизации гражданского оборота, установил солидарную ответственность всех участников общества и независимого оценщика субсидиарно по обязательствам общества при недостаточности его имущества. В случае внесения в уставный капитал неденежных вкладов все участники общества и независимые оценщики несут солидарно субсидиарную ответственность в течение трех лет с момента государственной регистрации общества или соответствующих изменений в уставе общества в размере завышения стоимости неденежных вкладов. Ответственность несут все участники общества, поскольку все голосовали за эту завышенную оценку. Денежная оценка имущественного вклада утверждается решением общего собрания участников и поэтому солидарная ответственность принимающих решение не представляется завышенной.

Принимая решение об оценке вкладов, учредители должны понимать, что проводя оценку не должным образом, они вводят в заблуждение потенциальных кредиторов, повышая риск неполучения ими своих денежных средств.

Для ограничения ответственности общество может в своем уставе предусмотреть те виды имущества, которые не могут быть внесены в его уставный капитал (например, интеллектуальная собственность или право пользования ею).[95]

Поэтому, в случае привлечения независимого оценщика, оценка производится лицом, имеющим соответствующий вид лицензии на право осуществления оценки того или иного имущества.[96]

Все это, по замыслу законодателя, должно побудить участников аккуратнее подходить к принятию решения об оценке, а так же выбору оценщика.

Хотелось бы отметить, что подобный подход есть и в немецком законодательстве, хотя там речь не ведется о независимом оценщике. Оценка производится участниками. Об их ответственности перед обществом говорит п. 9а закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»: «Если участниками посредством вкладов или расходов по учреждению общества намеренно или по грубой неосторожности нанесен ущерб, то все участники обязаны к возмещению как солидарные должники».[97]

Более того, в немецком законе «Об обществах с ограниченной ответственностью» предусмотрены меры уголовного наказания за отдельные виды нарушений. Это и ответственность за нарушения обязанности информировать об убытках (п. 84), сообщение ложных сведений (п. 82), обязанности хранить тайну (п. 85) и некоторые другие.

Жестко реагируя на нарушения в сфере предпринимательских отношений, немецкий законодатель демонстрирует тем самым важность деятельности субъектов в сфере бизнеса.

М.И. Кулагин писал: «потребности производства диктуют величину капитала, необходимую для предприятия, а не наоборот. Иногда для того, чтобы «запустить» в ход рентабельное предприятие, требуются капиталы многих сотен людей, компаний или даже нескольких государств, иногда в руках одного лица находятся средства, которых достаточно для организации многих производственных циклов».[98]

Анализируя минимально возможный начальный капитал общества с ограниченной ответственностью в России, можно с уверенностью сказать, что сумма эта является, мягко говоря, странной. Фактически государство и новоявленные предприниматели как бы договорились, что в уставный фонд они внесут одну сумму, а бизнес будут делать на базе совсем другого имущества. Но понятно, что организация, не имеющая ни денег, ни другого имущества, едва ли сумеет участвовать самостоятельно в гражданском обороте.

На определенном этапе для вновь создаваемой рыночной экономики в нашей стране были нужны участники. И государство в это время создает возможность как можно большему числу граждан участвовать в предпринимательских отношениях через структуру юридических лиц. Но хочется надеется, что время популистских решений начинает уступать место реальному расчету. И для РФ в предпринимательском обороте нужны компании, наполненные смыслом, а что самое главное - материальными средствами. Компания с наличным капиталом равным 100 минимальных размеров оплаты труда в 2003 г., вряд ли будет полноценным участником предпринимательских отношений.

Для сравнения, уставный капитал Общества с ограниченной ответственностью в Германии 50 000 немецких марок (сегодня это 50 000 евро). Эта сумма в качестве минимального уставного капитала зафиксирована в немецком Законе «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 20.04.1892 г.

Минимальный размер уставного капитала в Финляндии (частные акционерные общества) равен 50 000 финских марок. Для сравнения минимальный размер уставного капитала публичного акционерного общества (аналог открытого акционерного общества в Российской Федерации) составляет 500 000 финских марок (сек.1, гл. 1 Закона об Обществах).[99] В Дании минимальный предусмотренный законом уставный капитал для ООО равен 125.000 датских крон, что составляет в пересчете на наши деньги почти 600.000 руб. Для Германии минимальный предусмотренный законом уставный капитал составляет в пересчете на наши деньги 1,7 млн. руб. Разница с нашей страной, как мы видим - не «в разы», а «на порядки».

Можно привести еще одно сравнение, теперь уже с отечественным законодательством. Согласно ст. 5 Федерального Закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 г., для начала процедуры банкротства необходимо наличие требований к должнику в размере не менее 500 МРОТ (50.000 руб.)[100] . Кстати, сравнимая сумма необходимого для начала процедуры банкротства минимума требований к должнику существует и в Великобритании - там она равна 750 ф. ст., т.е. примерно 37.500 руб. Но тогда получается абсурд: минимальная необходимая для начала процедуры банкротства сумма задолженности в пять раз превышает минимальный необходимый по закону размер уставного капитала ООО. Уж если эта последняя сумма так мала, то и при процедуре банкротства логичнее было бы следовать французскому прецеденту: по французским законам, для начала процедуры банкротства вообще не требуется минимальной суммы задолженности, достаточно простого прекращения платежей.[101]

Важнейшим пунктом выступает вопрос о том, является ли ООО собственником переданного ему имущества, поскольку по закону общество отвечает перед кредиторами всем своим имуществом. В п. 1. ст. 3 Закона «Об ООО» так и говорится: «общество несет ответственность по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом». Эта статья регламентирует отношения, связанные с имущественной ответственностью ООО и основывается на соответствующих положениях ГК РФ. Структура и содержание статьи совпадают с аналогичными правилами акционерного законодательства[102] (ст. 3 ФЗ «Об АО»).

Формами оплаты доли в уставном капитале может быть:

1. Передача движимого и недвижимого имущества в собственность общества;

2. Передача ценных бумаг в собственность общества;.

3. Передача денежных средств в собственность общества;

4. Передача имущественных прав;

5. Передача иных прав, имеющих денежную оценку.[103] Приблизительно такой же состав имущества для «торгового

предприятия» называет Г.Ф. Шершеневич в своем «Курсе торгового права». Определяя материальный состав предприятия, он относит к нему, в том числе, «.т.е. исключительные права, которые охраняют промышленные интересы данного предприятия в борьбе его с другими. Таковы права на фирму, на товарный знак, на промышленные изобретения, на фабричные знаки и модели, дипломы на медали, полученные на выставках».[104]

При формировании уставного капитала из материальных ценностей (в том числе денежных средств), которые поступают в собственность общества, проблем не возникает. Но как быть, если в уставный капитал вносятся права (права имеют денежную оценку, но ее реальность может вызвать сомнения).

Согласно Постановлению Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ в качестве вклада может быть передано право пользования объектом, передаваемым обществу, в соответствии с лицензионным договором, который должен быть зарегистрирован в порядке, предусмотренном законодательством.[105]

В оплату доли участника в уставном капитале общества имущество может быть передано в пользование обществу.

Естественно, право пользования имуществом ограничивается определенным сроком. «При выходе или исключении из общества участника, передавшего обществу в качестве вклада имущество в пользование, а не в собственность, данное имущество, по общему правилу остается в пользовании общества в течение срока, на который первоначально и было передано»[106] . Но часто при определенных обстоятельствах возможно досрочное прекращение права пользования. В этом случае, как гласит п. 3 ст. 15 ФЗ «Об ООО», существует обязанность участника, внесшего право пользования имуществом в оплату своей доли, компенсировать плату за пользование подобным имуществом в случае прекращения права пользования имуществом. Причем компенсация не зависит от причин досрочного прекращения права пользования имуществом» Представляется, что это положение тоже нуждается в уточнении. Например, можно было бы предусмотреть, что компенсация выплачивается, если досрочное прекращение пользования произошло не по вине пользователя[107] . Тем более, что указанное законодательное положение представляет собой новеллу, не предусмотренную ни ГК Российской Федерации, ни ФЗ «Об акционерном обществе».

Закон говорит о денежной компенсации. Но данная диспозитивная норма закона делает возможными разные варианты договоренностей между участниками. Решение о предоставление компенсации принимается общим собранием участников.

Нормы п. 3 ст. 15 ФЗ «Об ООО» придают стабильность хозяйственному положению общества. Ни в Гражданском Кодексе РФ, ни в Федеральном Законе «Об Акционерных обществах», и в Федеральном Законе «О производственных кооперативах» ничего подобного законодателем предусмотрено не было.

Хотелось бы не согласиться с критикой некоторых юристов п. 17 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июня 1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ». Ставя под сомнение запрет на внесение в уставной капитал объекта интеллектуальной собственности (патент, объект авторского права и т.п.) или «ноу-хау» в качестве вклада, автор не признает того, что Постановления пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ являются источниками права.[108] При этом в условиях переходного периода, серьезного изменения всего законодательства, большим количеством коллизионных норм и пробелов в законодательстве данное постановление судов фактически ограждает гражданский оборот от юридических лиц - недобросовестных участников предпринимательских отношений.

3.2 Проблемы правового регулирования уставного капитала

Существует мнение, что по своей экономической сущности ООО -средство включения в оборот капитала небольшой группы лиц или части капитала одного лица, при ограничении риска ведения предпринимательской деятельности и возможности лично осуществлять и контролировать указанную деятельность.[109] Как видится, это очень продуктивное мнение. Как отмечал А.И. Каминка, задача заключается в том, чтобы дать возможность капиталистам принимать непосредственное участие в предпринимательской деятельности, неся при этом риск, ограниченный пределами принятой на себя доли участия в основном капитале.[110]

Но это ограничение ответственности как бы отделяет ту часть имущества, которую предполагается вложить в бизнес, от того имущества, которое остается неприкосновенным при любом, даже самом негативном ведении дел. Остается найти ту равновесную сумму, которая соответствует реальной стоимости обособленного имущества и позволят начинать предпринимательскую деятельность.

Российское право дает возможность функционировать обществу при минимальном уставном капитале в 100 минимальных размеров оплаты труда. В 2003 году эта сумма приблизительно равна 330 американским долларам (10000 рублей). Много это или мало? Достаточно ли для начала ведения дел? Обеспечивает ли эта сумма возможность реальной легитимации компании на рынке?

Г.Ф. Шершеневич по поводу первоначального «уставного капитала» акционерного общества, как основы для будущей деятельности компании писал: «Из взносов акционеров образуется складочный капитал, иначе называемый основным, который создает материальную основу акционерного хозяйства. Капиталистический характер акционерных товариществ создается именно складочным капиталом, образованным самими акционерами. Этот капитал составляет твердую основу хозяйства».[111] Эти высказывания, безусловно, справедливы и для ООО.

Любые действия, направленные на создание субъектов предпринимательских отношений, так или иначе, затрагивают вопросы имущества будущего субъекта. И это было, безусловно, понятно цивилистам России прошлого века. Г.Ф. Шершеневич в курсе торгового права отмечает: «Товарищество образует особое частное хозяйство, обладающее особым имуществом и имеющее задачи достижения известной цели. Несостоятельность товарищества лишает его материальной основы, препятствует достижению преднамеченной цели, а потому делает его существование экономически бесполезным и юридически невозможным».

Во всех развитых правопорядках, в странах Европы и Америки уделяется огромное внимание формированию уставного капитала. (Выше уже говорилось об огромной разнице между минимальным необходимым по закону уставным капиталом общества с ограниченной ответственностью в России и европейских странах.). Законодатель, задавая правила ведения бизнеса, прекрасно понимает - любой субъект предпринимательских отношений должен иметь реальное, значительное имущество для начала ведения дел.

Более того, должны быть реальные механизмы контроля за возможными злоупотреблениями в этой сфере. Поэтому в гражданском законодательстве многих стран, в частности Германии, Франции, Финляндии и других предусмотрены меры - санкции, которые относятся в России к уголовному законодательству.

Например, в соответствии с Финским Законом «О компаниях» 1978 г. в редакции от 14 февраля 1997 г, представление в регистрирующий орган неверных сведений об уплате уставного капитала и некоторые другие нарушения порядка создания компании квалифицируются как преступление в сфере корпоративного права и наказываются штрафом или тюремным заключением на срок до одного года, если более суровое наказание не предусмотрено иным законом.[112]

Согласно Акционерному закону ФРГ 1965 года, если суд обнаружит нарушения установленного порядка образования акционерной компании, а именно сочтет, что оценка натуральных взносов завышена, то он вправе отказать в регистрации компании, а следовательно, она не будет признана юридическим лицом.[113]

Демонстрируя неоправданную лояльность в области корпоративного права, российское законодательство, не успев приспособиться к существующим реалиям, тем не менее, уже демонстрирует определенную жесткость и негибкость в регулировании отношений с потребителем. Создавая возможность функционирования компаниям, не имеющим имущества, законодатель достаточно жестко регулирует сам предпринимательский оборот. К сожалению, экономические преступления раскрываются очень трудно[114] . Здесь необходима и кропотливая работа правоохранительных органов, серьезный квалифицированный труд сотрудников и многое другое. А в России складывается позитивная картина - число раскрытых преступлений в сфере экономики растет. Уголовный кодекс Российской Федерации (статья 200): «обмеривание, обвешивание, обсчет, введение в заблуждение относительно потребительских свойств или качества товара ... наказывается штрафом от 100 до 200 минимальных размеров оплаты труда ... либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет». Наказание следует, если сумма является значительной. А в примечании к этой статье говориться, что значительной является сумма, превышающая 1/10 размера минимальной оплаты труда. То есть, чтобы создать новый субъект предпринимательских отношений, нужно 10000 рублей, а если бармен в баре ошибется и недольет 3,5 грамма виски в стакан, то он будет наказан, «в лучшем случае» на сумму от 10000 до 20000 рублей. Невооруженным взглядом виден перекос законодательства. Если минимальный размер оплаты труда становится реальной суммой, то регистрируемые компании должны обрести значительное имущество. Даже, если хотя бы ввести единую ставку МРОТ как для тарифной сетки зарплат, так и для расчета размеров штрафов, минимальных необходимых по закону уставных капиталов и т.д., то и тогда размер минимально необходимого по закону уставного капитала ООО автоматически увеличится в шесть раз. Но это, безусловно, полумеры.

Представляется целесообразным увеличить минимальный необходимый по закону размер уставного капитала хотя бы до 1000 МРОТ; такая мера примерно приравняла бы минимальный необходимый по закону уставный капитал к датскому. В России сегодня получило распространение так называемое преднамеренное банкротство. Вот что пишет по этому поводу А. Стрельников: «Продай что-нибудь по заведомо невыгодным для предприятия договорам. Растет задолженность предприятия, но доказать что-нибудь трудно. Часто составляются заведомо недостоверные бухгалтерские отчеты, проводится заказная «независимая» переоценка выводимого из собственности предприятия имущества. Методика выявления преднамеренного банкротства, например, не предусматривает ситуации, когда активы заменяются векселями. И так далее. Удивляться тут надо скорее тому, что иногда факт преднамеренного банкротства все же удается доказать. Сам А. Стрельников приводит в качестве такого примера дело против ООО «Березниковский ПМК».[115]

Решение об уменьшении уставного капитала общества принимается общим собранием его участников. При этом общество обязано письменно уведомить об этом «всех известных ему кредиторов», а также опубликовать сообщение о принятом решении для сведения остальных заинтересованных лиц.

Пункт 5 статьи 90 Гражданского Кодекса РФ разрешает уменьшение уставного капитала общества лишь «после уведомления всех его кредиторов», а так же опубликовать сообщение о принятом решении для сведения остальных заинтересованных лиц[116] .

При схожести формулировок на первый взгляд здесь возможны определенные противоречия. Упрощая ситуацию для ООО, законодатель требует оповестить только кредиторов «известных» самому обществу, а не «всех его кредиторов». Разница состоит видимо в том, как будут оповещаться кредиторы. Можно, например, осуществить прямую рассылку уведомления, а можно задействовать средства информации. И здесь, видимо, нужно законом установить, что в уставе должен быть указан способ оповещения. Мало того, не помешало бы указание конкретного печатного издания и т.п. В этом случае контрагенты, которые имеют дело с компанией, будут внимательнее относиться к информации, содержащейся в указанных печатных изданиях[117] .

В законе «Об обществе с ограниченной ответственностью» Германии этот вопрос урегулирован весьма четко. Например, ст. 52 указывает, что информация о смене наблюдательного совета (совета директоров) должна «...незамедлительно публиковаться через «Бундесанцайгер» и другие официальные издания, определенные в договоре об обществе для публикаций общества».

Рассмотренная выше норма, безусловно, облегчает практические действия общества, одновременно создавая возможность некоторого ущемления интересов отдельных кредиторов общества, особенно в наиболее спорных ситуациях.[118]

Важный момент, на взгляд автора еще в том, что кредиторы, обладая правом требования досрочного исполнения обязательств в случае уменьшения уставного капитала, имеют возможности этим правом не воспользоваться. Требование досрочного исполнения обязательств - это право кредиторов, а не обязанность.

Сегодня большая часть созданных и вновь создаваемых обществ не работает. Большое число организаций - это лишь вывески. Нет уплаты налогов, с потенциальными контрагентами многие и не собираются расплачиваться. Огромное число судебных решений остается только на бумаге, они не исполнимы. У «прогоревшей» организации нет реального имущества (зарегистрированный кассовый аппарат имеет стоимость, равную уставному капиталу). А организация ничем не рискует - занимается весьма конструктивная позиция законопослушной организации — возьмите все, что есть. В том числе и этот факт, к сожалению, ведет к активной криминализации малого и среднего бизнеса.

Известны случаи, когда кредиторам все же удавалось отсудить свои деньги у несостоятельных ООО, опираясь на другие статьи закона. Так, при банкротстве общества с ограниченной ответственностью «Ника» (Санкт-Петербург) в начале 2001 г. было введено внешнее управление. Внешний управляющий сумел выяснить, что бывший директор ООО Е.А. Пищулина в шестимесячный срок до - введения процедуры наблюдения провела отчуждение нежилого помещения в принадлежавшем ООО магазине по заниженной цене - за 100.000 руб., что примерно в десять раз ниже рыночной стоимости такого помещения. При этом вырученные деньги не поступили ни в кассу, ни на расчетный счет ООО.

Краснопресненский районный суд Санкт-Петербурга признал в данном случае потерпевшей стороной не кредиторов, а должника, т.е. само общество с ограниченной ответственностью, поскольку именно оно понесло убытки. Это упростило дело, иначе пришлось бы запрашивать и приобщать к материалам уголовного дела доказательства возникновения требований кредиторов и допрашивать их представителей. Суд признал Е.А. Пищулину виновной в преднамеренном банкротстве ООО (по статье 196 УК РФ таким образом квалифицируется «умышленное создание или увеличение неплатежеспособности, совершенное руководителем или собственником коммерческой организации, а равно индивидуальным предпринимателем в личных интересах или интересах иных лиц, причинившее крупный ущерб или иные тяжкие последствия») и приговорил ее к пяти годам лишения свободы (впрочем, вскоре освободив по амнистии) и взысканию с нее всей суммы задолженности ООО «Ника» перед кредиторами без учета пеней на сумму 343.363 руб. 89 коп.[119] Этим делом был создан прекрасный прецедент взыскания задолженности ООО перед кредиторами из личных средств недобросовестных участников. Однако необходимо обратить внимание на некоторые аспекты проблемы.

В источнике не указаны размеры уставного капитала общества с ограниченной ответственностью «Ника», но очевидно, что они намного меньше указанной суммы, иначе для взыскания задолженности не пришлось бы прибегать к столь сложному судебному разбирательству для возмещения убытков кредиторов. Если бы уставный капитал был хотя бы таким, который минимально необходим, скажем, по датским законам, то вполне хватило бы имущества ООО.

Кроме того, такая проблема, как отсутствие средств у организации влечет за собой серьезные социальные проблемы. Это проблемы невыплаты заработной платы, пособий и пенсий по потере трудоспособности работникам, Можно принять даже очень правильные законодательные акты в рамках трудового права, в рамках законодательства, защищающего материнство, группы людей по каким либо признакам, признанными нетрудоспособными и так далее. Пока государство будет благословлять выход на рынок организации - пустышки, никакие, даже самые правильные законодательные акты не начнут работать. А людям, реально сегодня на имеющим возможность защитить свои права, по большому счету малоинтересно, что думает законодатель по этому поводу.

Рассматривая вопрос увеличения уставного капитала, мы пришли к выводу, что в сложившихся условиях двоевластия учредительных документов устава и учредительного договора, а также отсутствие выработанных надлежащих разъяснений со стороны вышестоящих судов создается вакуум в законодательстве. При этом количество претендентов нарушения прав учредителей (этот вопрос излагался выше) растет.

Подводя итоги по этому, на наш взгляд важному вопросу увеличения уставного капитала, можно предложить некоторые возможные решения.

Возможно более четко прописать в ФЗ «Об ООО» процедуру увеличения уставного капитала, увеличив количество поданных голосов «за» до 100 % от общего числа участников.

Есть и другой подход. Нужно оставить единственный учредительный документ общества, а именно устав. В этом случае можно будет легко провести решение по этому вопросу увеличения уставного капитала в излагаемых условиях. Но для этого законодатель должен честно и четко сказать: вступая в общество, любой учредитель должен быть готовым подчиниться, большинству (квалифицированному большинству) и четко понимать, что его мнение не всегда будет учитываться при принятии решений, а иногда будет просто игнорироваться.

На взгляд автора, данный рассмотренный вопрос, при определенных изменениях в законодательстве как раз и даст возможность ООО достойно занять свою нишу среди коммерческих юридических лиц, а именно между товариществами и акционерными обществами.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Прежде всего, необходимо отметить, что, несмотря на наличие многочисленных работ, посвященных правовой природе ООО, исследование его юридической сущности далеко от своего завершения. Теоретические исследования, развитие российского законодательства придают новый импульс развитию данной формы юридического лица. Но уже сейчас, безусловно, назрела необходимость многих изменений в правовом регулировании общества с ограниченной ответственностью.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Основной идеей конструкции ООО является ограничение предпринимательского риска размерами имущества, вложенного в юридическое лицо. Поэтому проблема регулирования минимально положенного по закону размера уставного капитала ООО является одной из ключевых при создании новых субъектов участников предпринимательских отношений. Для минимизации рисков участников ООО и кредиторов общества необходим уставный капитал, значительно превышающий существующие нормативы.

2. Вопрос о возможности свободного выхода учредителя из состава ООО по его желанию представляется решенным без учета реалий в современных предпринимательских отношениях. Свободный выход, поддерживаемый действующим российским законодательством, связан с необходимостью выплаты уходящему участнику действительной стоимости его доли, что может поставить в трудное положение само общество. Более того, необходимость выплаты доли уходящему участнику является часто серьезным препятствием функционированию общества вообще. Логично было бы предложить участнику действительную цену его доли. Безусловно, приоритетное право покупки доли другими учредителями разумно. В случае отказа покупки доли участниками, надо предложить выходящему участнику реализовать свою долю третьим лицам самостоятельно. В этом случае, компания действующая на рынке будет гарантирована от уменьшения имущества, что придаст ей и всем тем, кто захочет взаимодействовать с ней больше возможностей в предпринимательский отношениях.

3. Необходимо разрешение существующих противоречий между учредительными документами ООО - учредительным договором и уставом. Наличие «договорного» подхода создает трудности при принятии многих ключевых решений учредителями, мешая им осуществлять свои права и охраняемые законом интересы. В этой связи рассматривается вопрос о необходимости только одного учредительного документа — Устава ООО. Подводя итог, хотелось бы предложить следующее. При создании общества с ограниченной ответственностью учредители заключают договор, который направлен на создание юридического лица - ООО. В этом договоре можно (по модели предварительного договора) оговорить все условия создания и дальнейшего функционирования общества. Регистрируя юридическое лицо - ООО, участники фиксируют все свои права и обязанности в уставе общества, своего рода «конституции» нового образования. Договор, предваряющий создание общества, при достижении декларированного результата прекращается. Общество имеет один единственный учредительный документ, в котором зафиксирована вся обязательная для данного юридического лица информация.

4. Вопрос местонахождения общества решается сегодня не надлежащим образом. Фактически подавляющее большинство компаний не имеют никакого отношения к декларированному юридическому адресу. Причем новый закон «О государственной регистрации юридических лиц» к сожалению, не дает точного ответа на столь важный вопрос, хотя его практическая значимость выходит за пределы формальных требований закона.

5. Важнейшим является вопрос правоспособности общества с ограниченной ответственностью (общей и специальной). Регистрирующие органы заставляют прописывать в уставных документах основные виды деятельности общества, фактически предлагая учредителям ограничивать, свою правоспособность. При получении разрешения - лицензии на отдельные виды деятельности, может быть отказано в ее выдаче только на основании отсутствия присвоенных по данному классифицирующему признаку определенных кодов статистического учета. Причем, постановление Государственного комитета РФ по стандартизации и метрологии вступает в противоречие с действующим законодательством, а также разъяснениями высших судов. В этой связи представляется, что вносить в реестр и присваивать коды по лицензируемым видам деятельности общества можно только после получения на то специальной лицензии. Если по каким-то причинам в выдачи лицензии компании отказано, то она не попадает в классификатор по данному виду деятельности.

Этот простой путь, на наш взгляд поставил бы все на свои места. Компания, обладая общей правоспособностью, попадает в классификатор только в случае получения специального разрешения - лицензии. То есть, юридические лица, допущенные государством к определенным видам деятельности, могут быть зарегистрированы в качестве субъектов такой деятельности.


БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации [Текст]: офиц. текст. // Российская газета. –1993. – № 237.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) [Текст]: [Федеральный закон № 51-ФЗ, принят 30.11.1994 г., по состоянию на 06.12.2007] // Собрание законодательства РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) [Текст]: [Федеральный закон № 14-ФЗ, принят 26.01.1996 г., по состоянию на 06.12.2007] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 5. – Ст. 410.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) [Текст]: [Федеральный закон № 146-ФЗ, принят 26.11.2001 г., по состоянию на 29.11.2007] // Собрание законодательства РФ. –2001. – № 49. – Ст. 4552.

5. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 138-ФЗ, принят 14.11.2002 г., по состоянию на 04.12.2007] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 46. – Ст. 4532.

6. Об акционерных обществах [Текст]: [Федеральный закон № 208-ФЗ, принят 26.12.1995 г., по состоянию на 01.12.2007] // СЗ РФ. - 1996. - № 1. – Ст. 1.

7. Об обществах с ограниченной ответственностью [Текст]: [Федеральный закон № 14-ФЗ, принят 08.02.1998 г., по состоянию на 18.12.2006] // СЗ РФ. - 1998. - № 7. - Ст. 785.

8. О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей [Текст]: [Федеральный закон № 129-ФЗ, принят 08.08.2001 г., по состоянию на 01.12.2007] // СЗ РФ. - 2001. - № 33. (часть 1.) - Ст. 3431.

9. О лицензировании отдельных видов деятельности [Текст]: [Федеральный Закон № 128-ФЗ, принят 08.08.2001 г., по состоянию на 06.12.2007] // СЗ РФ. - 2001. - № 33. (часть 1). - Ст. 3430.

10. Об информации, информационных технологиях и о защите информации [Текст]: [Федеральный закон № 149-ФЗ, принят 27.07.2006 г.] // СЗ РФ. - 2006. - № 31 (1 ч.). - Ст. 3448.

11. О несостоятельности (банкротстве) [Текст]: [Федеральный закон № 127-ФЗ, принят 26.10.2002 г., по состоянию на 01.12.2007] // СЗ РФ. - 2002. - № 43. - Ст. 4190.

12. Об оценочной деятельности в Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 135-ФЗ., принят 29.07.1998 г., по состоянию на 24.07.2007] // СЗ РФ. - 1998. - № 31. - Ст. 3813.

13. О связи [Текст]: [Федеральный закон № 126-ФЗ, принят 07.07.2003 г., по состоянию на 29.12.2006] // СЗ РФ. - 2003. - № 28. - Ст. 2895.

14. О банках и банковской деятельности [Текст]: [Федеральный закон № 395-1, принят 02.12.1990 г., по состоянию на 02.11.2007] // СЗ РФ. - 1996. - № 6. - Ст. 492.

15. О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации [Текст]: [Федеральный Закон № 52-ФЗ, принят 21.10.1994 г., по состоянию на 01.12.2007] // СЗ РФ. - 1994. - № 32. - Ст. 3302.

16. Об организации страхового дела в Российской Федерации [Текст]: [Закон РФ № 4015-1, принят 27.11.1992 г., по состоянию на 29.11.2007] // Ведомости СНД и ВС РФ. - 1993. - № 2. - Ст. 56.

17. О недрах [Текст]: [Закон РФ № 2395-1, принят 21.02.1992 г., по состоянию на 01.12.2007] // СЗ РФ. - 1995. - № 10. - Ст. 823.

Специальная и учебная литература

18. Акционерное общество и товарищество с ограниченной ответственностью. Сборник Зарубежного Законодательства [Текст] / Под ред. профессора Туманова В. - М., БЕК. - 678 с.

19. Алексеев С.С., Корельский В.М., Перевалов В.Д. Теория государства и права [Текст] - М., Инфра-М. 1997. - 678 с.

20. Аушев И. Уменьшение уставного капитала общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Российская юстиция. – 2008. – № 1. – С. 21.

21. Бевзенко Р.С. Выход участника из общества с ограниченной ответственностью: перспективы отмены [Текст] // Закон. - 2006. - № 9. - С. 17.

22. Беляева З.С. Договор в сфере межхозяйственной кооперации. // Государство и право. - 1995. - № 6. - С. 31-32.

23. Бобков С.А. Уступка доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Журнал российского права. – 2008. – № 2. – С. 17.

24. Борисов А.Н. Комментарий к Федеральному закону "Об обществах с ограниченной ответственностью" (постатейный) [Текст] - М., ЗАО Юстицинформ. 2006. - 234 с.

25. Борякова С.А., Сергеева Е.В. Вопросы уставного капитала общества с ограниченной ответственностью в практике арбитражных судов [Текст] // Законодательство и экономика. – 2008. – № 1. – С. 17.

26. Брагинский М.И., Витрянский В.В., Суханов Е.А. Комментарий части первой Гражданского кодекса РФ. [Текст] - М., Спарк. 1996. - 678 с.

27. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. [Текст] - М., Статут. 2001. - 702 с.

28. Брагинский М.И. Договоры об учреждении коллективных образований [Текст] // Право и экономиках. - 2003. - № 3. - С. 19-21.

29. Братусь С.Н. Гражданское и торговое право капиталистических стран. [Текст] - М., Юридическая литература. 1949. - 628 с.

30. Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. [Текст] - М., Юрлитиздат. 1950. - 468 с.

31. Германское право ч. II. Торговое уложение и другие законы. [Текст] - М., Международный центр финансово-экономического развития. 1996. - 436с.

32. Герцева Е., Опарин А. Ответственность обществ в границах закона [Текст] // Бизнес-адвокат. – 2008. – № 1. – С. 14.

33. Глушецкий А. Общество с ограниченной ответственностью [Текст] // Бизнес-адвокат. – 2008. – № 2. – С. 10.

34. Гойхбарг А.Г. Хозяйственное право РСФСР. Т. 1. [Текст] - М., Изд-во НКЮ. 1923. - 672 с.

35. Горлов В.А. Правовое положение ООО. Автореферат. дис. канд. юрид. наук. [Текст] - Екатеринбург., 1998. - 38 с.

36. Гражданское право. Учебник [Текст] / Под ред. Суханова Е.А. 2-е издание - М., БЕК. 1998. - 692 с.

37. Гутников О.В. Состояние и перспективы развития корпоративного законодательства в Российской Федерации [Текст] // Журнал российского права. - 2007. - № 2. - С. 16.

38. Дихтяр А.И. Правовое положение коммерческих организаций: проблемы правового регулирования и правоприменения [Текст] // Юрист. - 2007. - № 2. - С. 18.

39. Каминка А.И. Очерки торгового права. Вып. 1. [Текст] - М., Статут. 2001. - 568 с.

40. Козлова Н.В. Компании с ограниченной ответственностью по законодательству Дании и Финляндии [Текст] - М., Иностранное право. 2001. - 368 с.

41. Козлова Н.В. Правовое положение АО и ООО в Финляндии. // Законодательство. - 2001. - № 10. - С. 70.

42. Козлова Н.В. Создание юридических лиц: взгляд в будущее [Текст] // Хозяйство и право. - 2002. - № 1. - С. 108.

43. Коллер И. Введение в науку права. [Текст] - М., Статут. 1999. - 708 с.

44. Комментарий к Гражданскому Кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) (издание третье, исправленное, дополненное и переработанное) [Текст] / Под ред. Садикова О.Н. - М., Инфра-М. 2005. - 704 с.

45. Комментарий к Гражданскому Кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) [Текст] / Под ред. Гришаева С.П., Эрделевского А.М. - М., Юрист. 2006. - 698 с.

46. Комментарий к Федеральному Закону «Об обществах с ограниченной ответственностью» [Текст] / Под ред. Тихомирова М.Ю. - М., Изд-во М.Ю. Тихомирова. 1998. - 234 с.

47. Комментарий к Федеральному Закону «Об обществах с ограниченной ответственностью» (постатейный) (четвертое издание, дополненное и переработанное) [Текст] / Под ред. Тихомирова М.Ю. - М., Изд-во М.Ю. Тихомирова. 2007. - 262 с.

48. Кулагин М.И. Избранные труды. [Текст] - М., Статут. 1997. - 672 с.

49. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 23. [Текст] – М., Юрлитиздат. 1955. - 674 с.

50. Масевич М.Р. Договор о совместной деятельности. // Советское государство и право. - 1979. - № 6. - С. 133.

51. Мейер Д.И. Русское гражданское право (в 2-х ч., часть 1). По исправленному и дополненному 8-му изданию, 1902. [Текст] - М., Статут. 1997. - 682 с.

52. Могилевский С.Д. Общество с ограниченной ответственностью. Учебно-практическое пособие - 3-е изд. доп. [Текст] - М., Дело. 2000. - 468 с.

53. Олейник О.М. Предпринимательское право. Учебник. [Текст] - М., Юрист. 1999. - 672 с.

54. Отнюкова Г. Внесение в уставный (складочный) капитал права пользования имуществом [Текст] // Законность. – 2008. – № 2. – С. 13.

55. Петрухина Т.Г. Выход участника из общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Право и экономика. - 2007. - № 1. - С. 19.

56. Петрухина Т.Г. Уступка доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Право и экономика. - 2007. - № 4. - С. 16.

57. Победоносцев К.П. Курс гражданского права: договоры и обязательства. [Текст] - М., Статут. 2005. - 752 с.

58. Подвинцев М. Как определить интерес? [Текст] // ЭЖ-Юрист. - 2007. - № 19. - С. 7.

59. Проничев К. Устав общества с ограниченной ответственностью на защите интересов его участников [Текст] // Гражданское право. – 2008. – № 1. – С. 15.

60. Санфилинно Ч. Курс римского частного права. Учебник. [Текст] - М., Юристъ. 2000. - 672 с.

61. Советское гражданское право. Ч. 2. [Текст] / Под ред. Смирнова В.Т, Толстого Ю.К., Юрченко А.К. - Л., Изд-во ЛГУ. 1982. - 702 с.

62. Стрельников А. Обанкроть себя сам // ЭЖ-Юрист. - 2005. - № 8. - С. 9.

63. Суденко В.В. Проблемы арбитражно-процессуального правопреемства при наследовании отдельных видов имущества [Текст] // Наследственное право. - 2007. - № 1. - С. 16.

64. Суханов Е. Закон об обществах с ограниченной ответственностью: вопросы законодательства // Хозяйство и право. - 1998. - № 5. - С. 44.

65. Тихомиров М.Ю. Общество с ограниченной ответственностью: порядок создания [Текст] // Адвокат. - 2007. - № 10. - С. 17.

66. Тихомиров М.Ю. Организация управления в обществе с ограниченной ответственностью [Текст] // Право и экономика. - 2007. - № 8. - С. 22.

67. Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. [Текст] - СПб., Питер. 1998. - 876 с.

68. Фархутдинов Р.С. Изменение устава общества с ограниченной ответственностью в связи с уступкой доли в уставном капитале [Текст] // Законодательство и экономика. - 2007. - № 10. - С. 19.

69. Флейшиц Е.А. Торгово-промышленные предприятия в праве западноевропейском и РСФСР. [Текст] - Л., Изд-во ЛГУ. 1924. - 218 с.

70. Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 1. [Текст] - М., Статут. 2003. - 654 с.

71. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. [Текст] - М., Спарк. 1995. - 712 с.

72. Щенникова Л. Банкротство в гражданском праве России: традиции и перспективы // Российская юстиция. - 1998. - № 10. - С. 16.

Материалы юридической практики

73. О некоторых вопросах принимаемых Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» [Текст]: [Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ № 90/14, от 09.12.1999 г.] // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2000. - № 3. - С. 32.

74. О некоторых вопросах связанных с применением части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации [Текст]: [Постановление Пленума Верховного суда РФ и Пленума ВАС РФ № 6/8, от 01.07.1996 г.] // Вестник ВАС РФ. - 1996. - № 9. - С. 23.

75. Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением хозяйственными обществами крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность [Текст]: [Информационное письмо № 62, от 13.03.2001 г.] // Вестник ВАС РФ. - 2001 - № 7. - С. 72-75.

76. Обобщение практики рассмотрения судами Российской Федерации дел по спорам между гражданами и организациями, привлекающими денежные средства граждан для строительства многоквартирных жилых домов [Текст]: [Обзор Судебной практики Верховного Суда РФ] // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2003. - № 2. - С. 19.

77. Постановление Президиума ВАС РФ от 27.03.2001 г. № 7067/00 [Текст]// // Вестник ВАС РФ. - 2001 - № 8. - С. 46.

78. Постановление ФАС Уральского округа от 31.05.2005 г. № Ф09-1489/05-ГК [Текст]// Вестник ВАС РФ. - 2005. - № 9. - С. 23.

79. Постановление ФАС Поволжского округа от 22 августа 2006 года по делу № А55-6931/05-13 [Текст] //Вестник ВАС РФ.- 2006.- № 4.- С.44.

80. Постановление ФАС Поволжского округа от 27.05.2004 по делу № КГ-А55/4028-04[Текст]// Вестник ВАС РФ.- 2005.-№ 2.-С.34.


[1] Об акционерных обществах [Текст]: [Федеральный Закон № 208-ФЗ, принят 26.12.1995 г., по состоянию на 01.12.2007] // СЗ РФ. - 1996. - № 1. – Ст. 1.

[2] Об обществах с ограниченной ответственностью [Текст]: [Федеральный Закон № 14-ФЗ, принят 08.02.1998 г., по состоянию на 18.12.2006] // СЗ РФ. - 1998. - № 7. - Ст. 785.

[3] О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей [Текст]: [Федеральный Закон № 129-ФЗ, принят 08.08.2001 г., по состоянию на 01.12.2007] // СЗ РФ. - 2001. - № 33 (ч.1). - Ст. 3431.

[4] Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. [Текст] - М., Спарк. 1995. - С. 90.

[5] Мейер Д.И. Русское гражданское право (в 2-х ч., часть 1). По исправленному и дополненному 8-му изданию, 1902. [Текст] - М., Статут. 1997. – С.13.

[6] Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. [Текст] - СПб., Питер. 1998. - С. 134.

[7] Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. - С. 80.

[8] Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. [Текст] - М., Юрлитиздат. 1950. - С. 149.

[9] Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 23. [Текст] – М., Юрлитиздат. 1955. - С. 643.

[10] Кулагин М. И. Избранные труды. [Текст] - М., Статут. 1997. - С. 31.

[11] Кулагин М. И. Там же. - С. 26.

[12] Кулагин М.И. Указ. соч. - С. 37.

[13] Горлов В.А. Правовое положение ООО. Автореферат. дис. канд. юрид. наук. [Текст] - Екатеринбург., 1998. - С.3.

[14] Германское право ч. II. Торговое уложение и другие законы. [Текст] - М., .Международный центр финансово-экономического развития. 1996. - С. 13.

[15] Акционерное общество и товарищество с ограниченной ответственностью. Сборник Зарубежного Законодательства [Текст] / Под ред. профессора Туманова В. - М., БЕК. - 1995.

[16] Могилевский С.Д. Общество с ограниченной ответственностью. Учебно-практическое пособие - 3-е изд. доп. [Текст] - М., Дело. 2000. - С. 34.

[17] Гражданское право. Учебник [Текст] / Под ред. Суханова Е.А. 2-е издание - М., БЕК. 1998. - С. 213.

[18] Тихомиров М.Ю. Общество с ограниченной ответственностью: порядок создания [Текст] // Адвокат. - 2007. - № 10. - С. 17.

[19] Бевзенко Р.С. Выход участника из общества с ограниченной ответственностью: перспективы отмены [Текст] // Закон. - 2006. - № 9. - С. 17.

[20] Глушецкий А. Общество с ограниченной ответственностью [Текст] // Бизнес-адвокат. – 2008. – № 2. – С. 10.

[21] О некоторых вопросах связанных с применением части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации [Текст]: [Постановление Пленума Верховного суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного суда РФ № 6/8, от 01.07.1996 г.] // Вестник ВАС РФ. - 1996. - № 9. - С. 23.

[22] Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 1. [Текст] - М., Статут. 2003. - С. 362.

[23] Кулагин М.И. Указ. соч. - С. 38.

[24] Флейшиц Е.А. Торгово-промышленные предприятия в праве западноевропейском и РСФСР. [Текст] - Л., Изд-во ЛГУ. 1924. - С. 19.

[25] Дихтяр А.И. Правовое положение коммерческих организаций: проблемы правового регулирования и правоприменения [Текст] // Юрист. - 2007. - № 2. - С. 18.

[26] Бобков С.А. Уступка доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Журнал российского права. – 2008. – № 2. – С. 17.

[27] Суденко В.В. Проблемы арбитражно-процессуального правопреемства при наследовании отдельных видов имущества [Текст] // Наследственное право. - 2007. - № 1. - С. 16; Петрухина Т.Г. Уступка доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Право и экономика. - 2007. - № 4. - С. 16.

[28] Вестник ВАС РФ. - 1993. - № 1. - С. 23.

[29] Герцева Е., Опарин А. Ответственность обществ в границах закона [Текст] // Бизнес-адвокат. – 2008. – № 1. – С. 14.

[30] Комментарий к Федеральному Закону «Об обществах с ограниченной ответственностью» [Текст] / Под ред. Тихомирова М.Ю. - М., Изд-во М.Ю. Тихомирова. 1998. - С. 7.

[31] Тихомиров М.Ю. Организация управления в обществе с ограниченной ответственностью [Текст] // Право и экономика. - 2007. - № 8. - С. 22.

[32] Брагинский М.И., Витрянский В.В., Суханов Е.А. Комментарий части первой Гражданского кодекса РФ. [Текст] - М., Спарк. 1996. - С. 147.

[33] Брагинский М.И., Витрянский В.В., Суханов Е.А. Комментарий части первой Гражданского кодекса РФ. [Текст] - М., Спарк. 1996. - С. 156.

[34] Комментарий к Федеральному Закону «Об обществах с ограниченной ответственностью» [Текст] / Под ред. Тихомирова М.Ю. - М., Изд-во М.Ю. Тихомирова. 1998. - С. 135.

[35] Олейник О.М. Предпринимательское право. Учебник. [Текст] - М., Юрист. 1999. - С. 231.

[36] Комментарий к Федеральному Закону «Об обществах с ограниченной ответственностью» [Текст] / Под ред. Тихомирова М.Ю. - М., Изд-во М.Ю. Тихомирова. 1998. - С. 187.

[37] Брагинский М.И., Витрянский В.В., Суханов Е.А. Комментарий части первой Гражданского кодекса РФ. [Текст] - М., Спарк. 1996. - С. 96.

[38] Кулагин М.И. Избранные труды. [Текст] - М., Статут. 1997. - С. 132.

[39] Братусь С.Н. Гражданское и торговое право капиталистических стран. [Текст] - М., Юридическая литература. 1949. - С. 81.

[40] Кулагин М.И. Избранные труды. [Текст] - М., Статут 1997. - С. 133.

[41] Комментарий к Гражданскому Кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) (издание третье, исправленное, дополненное и переработанное) [Текст] / Под ред. Садикова О.Н. - М., Инфра-М. 2005. - С. 98.

[42] Комментарий к Гражданскому Кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) [Текст] / Под ред. Гришаева С.П., Эрделевского А.М. - М., Юрист. 2006. - С. 98.

[43] О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации [Текст]: [Федеральный Закон № 52-ФЗ, принят 21.10.1994 г., по состоянию на 01.12.2007] // СЗ РФ. - 1994. - № 32. - Ст. 3302.

[44] Комментарий к Федеральному Закону «Об обществах с ограниченной ответственностью» [Текст] / Под ред. Тихомирова М.Ю. - М., Изд-во М.Ю. Тихомирова. 1998. - С. 22.

[45] Олейник О.М. Предпринимательское право. Учебник. [Текст] - М., Юрист. 1999. - С. 181.

[46] О лицензировании отдельных видов деятельности [Текст]: [Федеральный Закон № 128-ФЗ, принят 08.08.2001 г., по состоянию на 06.12.2007] // СЗ РФ. - 2001. - № 33. (часть 1). - Ст. 3430.

[47] СЗ РФ. - 2006. - № 31 (1 ч.). - Ст. 3448.

[48] СЗ РФ. - 2003. - № 28. - Ст. 2895.

[49] СЗ РФ. - 1995. - № 10. - Ст. 823.

[50] Брагинский М.И., Витрянский В.В., Суханов Е.А. Комментарий части первой Гражданского кодекса РФ. [Текст] - М., Спарк. 1996. - С. 98.

[51] Об организации страхового дела в Российской Федерации [Текст]: [Закон РФ № 4015-1, принят 27.11.1992 г., по состоянию на 29.11.2007] // Ведомости СНД и ВС РФ. - 1993. - № 2. - Ст. 56.

[52] О банках и банковской деятельности [Текст]: [Федеральный закон № 395-1, принят 02.12.1990 г., по состоянию на 02.11.2007] // СЗ РФ. - 1996. - № 6. - Ст. 492.

[53] Комментарий к Федеральному Закону «Об обществах с ограниченной ответственностью» [Текст] / Под ред. Тихомирова М.Ю. - М., Изд-во М.Ю. Тихомирова. 1998. - С. 89.

[54] Комментарий к Федеральному Закону «Об обществах с ограниченной ответственностью» [Текст] / Под ред. Тихомирова М.Ю. - М., Изд-во М.Ю. Тихомирова. 1998. - С. 90.

[55] Петрухина Т.Г. Выход участника из общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Право и экономика. - 2007. - № 1. - С. 19.

[56] Об обществах с ограниченной ответственностью [Текст]: [Федеральный Закон № 14-ФЗ, принят 08.02.1998 г., по состоянию на 18.12.2006] // СЗ РФ. - 1998. - № 7. - Ст. 785.

[57] Борисов А.Н. Комментарий к Федеральному закону "Об обществах с ограниченной ответственностью" (постатейный) [Текст] - М., ЗАО Юстицинформ. 2006. - С. 62.

[58] Постановление ФАС Поволжского округа от 27.05.2004 по делу № КГ-А55/4028-04[Текст]// Вестник ВАС РФ.- 2005.-№ 2.-С.34.

[59] Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением хозяйственными обществами крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность [Текст]: [Информационное письмо № 62, от 13.03.2001 г.] // Вестник ВАС РФ. - 2001 - № 7. - С. 72.

[60] Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением хозяйственными обществами крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность [Текст]: [Информационное письмо № 62, от 13.03.2001 г.] // Вестник ВАС РФ. - 2001 - № 7. - С. 74-75.

[61] Могилевский С.Д. Указ. соч. - С. 46.

[62] О некоторых вопросах принимаемых Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» [Текст]: [Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ № 90/14, от 09.12.1999 г.] // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2000. - № 3. - С. 32.

[63] Брагинский М.И. Договоры об учреждении коллективных образований [Текст] // Право и экономиках. - 2003. - № 3. - С. 19; Фархутдинов Р.С. Изменение устава общества с ограниченной ответственностью в связи с уступкой доли в уставном капитале [Текст] // Законодательство и экономика. - 2007. - № 10. - С. 19.

[64] Германское право ч. II. Торговое уложение и другие законы. [Текст] - М., Международный центр финансово-экономического развития. 1996. - С. 220.

[65] Беляева З.С. Договор в сфере межхозяйственной кооперации [Текст]. // Государство и право. - 1995. - № 6. - С. 31-32.

[66] Советское гражданское право. Ч. 2. [Текст] / Под ред. Смирнова В.Т, Толстого Ю.К., Юрченко А.К. - Л., Изд-во ЛГУ. 1982. - С. 284; Масевич М.Р. Договор о совместной деятельности [Текст]// Советское государство и право. - 1979. - № 6. - С. 133.

[67] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. [Текст] - М., Статут. 2001. - С. 320.

[68] Санфилинно Ч. Курс римского частного права. Учебник. [Текст] - М., Юристъ. 2000. - С. 68.

[69] Победоносцев К.П. Курс гражданского права: договоры и обязательства. [Текст] - М., Статут. 2005. - С. 501.

[70] Коллер И. Введение в науку права. [Текст] - М., Статут. 1999. - С. 75.

[71] Гойхбарг А.Г. Хозяйственное право РСФСР. Т. 1. [Текст] - М., Изд-во НКЮ. 1923. - С. 46.

[72] Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 1. [Текст] - М., Статут. 2003. - С. 278.

[73] Об обществах с ограниченной ответственностью [Текст]: [Федеральный Закон № 14-ФЗ, принят 08.02.1998 г., по состоянию на 18.12.2006] // СЗ РФ. - 1998. - № 7. - Ст. 785.

[74] Проничев К. Устав общества с ограниченной ответственностью на защите интересов его участников [Текст] // Гражданское право. – 2008. – № 1. – С. 15.

[75] Комментарий к Гражданскому Кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) (издание третье, исправленное, дополненное и переработанное) [Текст] / Под ред. Садикова О.Н. - М., Инфра-М. 2005. - С. 398.

[76] Комментарий к Гражданскому Кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) [Текст] / Под ред. Гришаева С.П., Эрделевского А.М. - М., Юрист. 2006. - С. 398.

[77] Брагинский М.И., Витрянский В.В., Суханов Е.А. Комментарий части первой Гражданского кодекса РФ. [Текст] - М., Спарк. 1996. - С. 399.

[78] Постановление Президиума ВАС РФ от 27.03.2001 г. № 7067/00 [Текст]// Вестник ВАС РФ. - 2001 - № 8. - С. 46.

[79] Брагинский М.И. Договор об учреждении коллективных образований [Текст] // Право и экономика. - 2003. - № 3. - С.21.

[80] Брагинский М.И. Договор об учреждении коллективных образований [Текст] // Право и экономика. - 2003. - № 3. - С.21.

[81] Постановление ФАС Поволжского округа от 22 августа 2006 года по делу № А55-6931/05-13 [Текст] //Вестник ВАС РФ.- 2006.- № 4.- С.44.

[82] Обобщение практики рассмотрения судами Российской Федерации дел по спорам между гражданами и организациями, привлекающими денежные средства граждан для строительства многоквартирных жилых домов [Текст]: [Обзор Судебной практики Верховного Суда РФ] // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2003. - № 2. - С. 19.

[83] Могилевский С.Д. Указ. соч. - С. 47.

[84] Германское право ч. II. Торговое уложение и другие законы. [Текст] - М., Международный центр финансово-экономического развития. 1996. - С. 328.

[85] Козлова Н.В. Компании с ограниченной ответственностью по законодательству Дании и Финляндии [Текст] - М., Иностранное право. 2001. - С. 46-47.

[86] Комментарий к Гражданскому Кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) [Текст] / Под ред. Гришаева С.П., Эрделевского А.М. - М., Юрист. 2006. - С. 93.

[87] Комментарий к Гражданскому Кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) [Текст] / Под ред. Гришаева С.П., Эрделевского А.М. - М., Юрист. 2006. - С. 94.

[88] Кулагин М.И. Указ. соч. - С. 31.

[89] О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей [Текст]: [Федеральный закон № 129-ФЗ, принят 08.08.2001 г., по состоянию на 01.12.2007] // СЗ РФ. - 2001. - № 33. (часть 1.) - Ст. 3431.

[90] Могилевский С.Д. Указ. соч. - С. 87.

[91] Борисов А.Н. Комментарий к Федеральному закону "Об обществах с ограниченной ответственностью" (постатейный) [Текст] - М., ЗАО Юстицинформ. 2006. - С. 101.

[92] Борякова С.А., Сергеева Е.В. Вопросы уставного капитала общества с ограниченной ответственностью в практике арбитражных судов [Текст] // Законодательство и экономика. – 2008. – № 1. – С. 17.

[93] Кулагин М.И. Избранные труды. [Текст] - М., Статут. 1997. - С. 31.

[94] Кулагин М.И. Указ. соч. - С. 32.

[95] Борисов А.Н. Комментарий к Федеральному закону "Об обществах с ограниченной ответственностью" (постатейный) [Текст] - М., ЗАО Юстицинформ. 2006. - С. 50-51.

[96] Об оценочной деятельности в Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 135-ФЗ., принят 29.07.1998 г., по состоянию на 24.07.2007] // СЗ РФ. - 1998. - № 31. - Ст. 3813.

[97] Германское право ч. II. Торговое уложение и другие законы. [Текст] - М., Международный центр финансово-экономического развития. 1996. - С. 331.

[98] Кулагин М.И. Указ. соч. - С. 39.

[99] Козлова Н.В. Правовое положение АО и ООО в Финляндии [Текст]// Законодательство. - 2001. - № 10. - С. 70.

[100] СЗ РФ. - 2002. - № 43. - Ст. 4190.

[101] Щенникова Л. Банкротство в гражданском праве России: традиции и перспективы [Текст]// Российская юстиция. - 1998. - № 10. - С. 16.

[102] Комментарий к Федеральному Закону «Об обществах с ограниченной ответственностью» (постатейный) (четвертое издание, дополненное и переработанное) [Текст] / Под ред. Тихомирова М.Ю. - М., Изд-во М.Ю. Тихомирова. 2007. - С. 27.

[103] Комментарий к Федеральному Закону «Об обществах с ограниченной ответственностью» (постатейный) (четвертое издание, дополненное и переработанное) [Текст] / Под ред. Тихомирова М.Ю. - М., Изд-во М.Ю. Тихомирова. 2007. - С. 100.

[104] Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 1. [Текст] - М., Статут. 2003. - С. 167.

[105] О некоторых вопросах связанных с применением части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации [Текст]: [Постановление Пленума Верховного суда РФ и Пленума ВАС РФ № 6/8, от 01.07.1996 г.] // Вестник ВАС РФ. - 1996. - № 9. - С. 23.

[106] Суханов Е. Закон об обществах с ограниченной ответственностью: вопросы законодательства [Текст]// Хозяйство и право. - 1998. - № 5. - С. 44.

[107] Отнюкова Г. Внесение в уставный (складочный) капитал права пользования имуществом [Текст] // Законность. – 2008. – № 2. – С. 13.

[108] Алексеев С.С., Корельский В.М., Перевалов В.Д. Теория государства и права [Текст] - М., Инфра-М. 1997. - С. 98.

[109] Горлов В. А. Правовое положение ООО. Автореферат. дис. канд. юрид. наук. [Текст] - Екатеринбург., 1998. - С. 10.

[110] Каминка А.И. Очерки торгового права. Вып. 1. [Текст] - М., Статут. 2001. - С. 283.

[111] Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т.1. [Текст] - М., Статут. 2003. - С. 362.

[112] Козлова Н.В. Создание юридических лиц: взгляд в будущее [Текст] // Хозяйство и право. - 2002. - № 1. - С.108.

[113] Кулагин М.И. Избранные труды. [Текст] - М., Статут. 1997. - С. 231.

[114] Гутников О.В. Состояние и перспективы развития корпоративного законодательства в Российской Федерации [Текст] // Журнал российского права. - 2007. - № 2. - С. 16.

[115] Стрельников А. Обанкроть себя сам [Текст]// ЭЖ-Юрист. - 2005. - № 8. - С. 9.

[116] Аушев И. Уменьшение уставного капитала общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Российская юстиция. – 2008. – № 1. – С. 21.

[117] Подвинцев М. Как определить интерес? [Текст] // ЭЖ-Юрист. - 2007. - № 19. - С. 7.

[118] Суханов Е. Закон об обществах с ограниченной ответственностью: вопросы законодательства [Текст]// Хозяйство и право. - 1998. - № 5. - С. 44.

[119] Постановление ФАС Уральского округа от 31.05.2005 г. № Ф09-1489/05-ГК [Текст]// Вестник ВАС РФ. - 2005. - № 9. - С. 23.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему