регистрация / вход

Лишение родительских прав

Основания и условия лишения родительских прав. Правовые последствия лишения родительских прав. Порядок исполнения судебных решений о лишении родителей родительских прав. Меры предупреждения последствий лишения родительских прав.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ. 3

ГЛАВА 1. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЛИШЕНИЯ РОДИТЕЛЬСКИХ ПРАВ 7

1.1. Основания и условия лишения родительских прав. 7

1.2. Правовые последствия лишения родительских прав. 41

ГЛАВА 2. ИСПОЛНЕНИЕ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ И ПРОФИЛАКТИКА ЛИШЕНИЯ РОДИТЕЛЬСКИХ ПРАВ.. 53

2.1. Порядок исполнения судебных решений о лишении родителей родительских прав. 53

2.2. Меры профилактики и предупреждения последствий лишения родительских прав. 60

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. 74

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.. 78

Приложение 1. 83


ВВЕДЕНИЕ

В наше время положения ребенка, как в семье, так и за ее пределами проистекает из его беззащитности, вызванной полной или частичной физической, психической и социальной незрелостью. Самой природой родителю предназначена роль защитника своих детей. В правовой интерпретации такая роль выглядит как формула, согласно которой «обеспечение, защита прав и интересов детей возлагается на их родителей». Что же понимается под интересами детей? А это, прежде всего надлежащие семейное воспитание, тот самый стержень, на котором основывается формирования здоровой во всех отношениях личности. В понятие «надлежащие семейное воспитание» вкладывается сохранение и развитие физического, психического здоровья ребенка. Передача ему своего жизненного опыта, знаний навыков, создание нормальных материально-бытовых условий его жизни.

Государство, будучи заинтересованным, в качестве подрастающего поколения, возлагает на родителей права и обязанности по воспитанию, образованию, защите и содержанию своих детей. И предоставляются родительские права не только для удовлетворения материнских и отцовских потребностей, но и в целях обеспечения интересов детей. Именно по средством реализации этих прав и достигается полноценное развитие ребенка. Но осуществление родителями своих прав не должно осуществляться в противоречии интересам детей. Именно обеспечение интересов детей должно быть предметом основной заботы их родителей.

Одной из самых распространенных категорий дел, рассматриваемых судами общей юрисдикции, являются дела о лишении родительских прав. К сожалению, из года в год количество их возрастает.

Лишение родительских прав рассматривается как мера семейно – правовой ответственности, которая применяется судом в случае совершения родителями (одним из них) семейного правонарушения либо умышленного преступления против жизни или здоровья своих детей.

Таким образом, налицо актуальность сформулированной темы работы, которая позволяет не только определить новые подходы к исследованию категории лишения родительских прав, но и систематизировать накопленные юридической наукой знания и правоприменительную практику.

Степень научной разработанности проблемы. Понятие лишения родительских прав широко используется в юридической науке и правоприменительной практике.

Отдельные стороны проблемы лишения родительских прав неоднократно рассматривались в правовой науке. Общетеоретические аспекты лишения родительских прав разрабатывали такие ученые, как Кривоносова П.А., Беспалов Ю., Белякова A.M., Пчелинцева Л.М., Кострова Н.М. и др.

В работе используются работы ученых в сфере семейного и иных отраслей права – Королева Ю.А., Нечаевой A.M., Боровикова В.Б., Дьяченко А., Цымбал Е. Волковой Н., Кузнецовой И.М. и других.

Цель и задачи исследования вытекают из актуальности и степени научной разработанности проблемы.

Целью представленной работы выступает комплексный теоретико-правовой анализ проблемы лишения родительских прав, проведенный по следующим направления:

- всесторонний анализ правовых актов, действующих в Российской Федерации как источников правового регулирования лишения родительских прав;

- рассмотрение проблем применения права в области лишения родительских прав.

В рамках данных направлений предполагается решить следующие задачи:

- выявить тенденции развития норм о лишении родительских прав в российском законодательстве с учетом опыта других стран;

- определить содержание лишения родительских прав согласно действующему законодательству и правоприменительной практике;

- рассмотрение проблем реализации норм и принципов международного права в области лишения родительских прав.

Объект и предмет исследования определяются тематикой работы, ее целью и задачами.

Объектом научного анализа настоящей работы является институт лишения родительских прав как теоретическая категория и как правовое явление социальной действительности.

Предметная направленность определяется выделением и изучением, в рамках заявленной темы, нормативно-правовых источников как внутригосударственных, принятых как на федеральном уровне, так и на уровне международном, судебной практики.

Методологической основой исследования является диалектический метод. В ходе исследования использовались обще– и частнонаучные, а также специальные методы познания.

Общими явились методы анализа и синтеза, индукции и дедукции, наблюдения и сравнения. В качестве общенаучных методов, с помощью которых проводилось исследование, использовались метод структурного анализа, системный и исторический методы. В качестве частнонаучного метода выступил конкретно-социологический. К специальным методам, использовавшимся в работе, следует отнести сравнительно-правовой, исторический, формально-юридический метод, методы правового моделирования, различные способы толкования права.

Данные методы позволили наиболее последовательно и полно рассмотреть различные аспекты лишения родительских прав в рамках цели и задач исследования.

Эмпирическая база исследования построена на нормативном материале и судебной практике.

Нормативную основу составили: Конституция РФ,[1] федеральное законодательство, затрагивающее вопросы лишения родительских прав, положения международных нормативных актов. Судебная практика представлена разъяснениями Пленума Верховного Суда, решениями федеральных судов.

Научная новизна исследования заключается в том, что оно представляет собой одну из попыток комплексного теоретико-правового анализа лишения родительских прав как института семейного права и выявления семейно-правовых и социальных проблем, связанных с лишением родительских прав.

ГЛАВА 1. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЛИШЕНИЯ РОДИТЕЛЬСКИХ ПРАВ

1.1. Основания и условия лишения родительских прав

«Родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей. Обеспечение интересов детей должно быть предметом основной заботы их родителей. При осуществлении родительских прав родители не вправе причинять вред физическому и психическому здоровью детей, их нравственному развитию. Способы воспитания детей должны исключать пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее достоинство обращение, оскорбление или эксплуатацию детей». Именно так закон определяет осуществление родительских прав, и нарушение данных предпосылок влечет ответственность родителей, осуществляющие свои права и обязанности в ущерб правам и интересам своих детей, в виде лишения родительских прав. Основанием для лишения родительских прав является состав семейного правонарушения, предусмотренный статьей 69 СК РФ.[2] Объективную сторону этого правонарушения составляет совершение родителями противоправного действия или бездействия. Перечень таких деяний сформулирован в статье 69 СК как исчерпывающий.

«Родители или один из них могут быть лишены родительских прав, если будет установлено, что они уклоняются от выполнения обязанностей родителей, в том числе при злостном уклонении от уплаты алиментов;

♦ отказываются без уважительных причин взять своего ребенка из родильного дома (отделения) либо из иного лечебного учреждения, воспитательного учреждения, учреждения социальной защиты населения ил из других аналогичных учреждений;злоупотребляют своими родительскими правами;жестоко обращаются с детьми, в том числе осуществляют физическое или психическое насилие над ними, покушаются на их половуюнеприкосновенность;

♦ являются больными хроническим алкоголизмом или наркоманией; совершили умышленное преступление против жизни или здоровья своих детей либо против жизни или здоровья супруга.

Одним из оснований лишения родительских прав является уклонение от выполнения обязанностей родителя. Хотя в законе дается лишь общий перечень родительских обязанностей, каждая из его составляющих образует, одну из наиболее существенных предпосылок формирования разносторонней, полноценной личности в семье. Прежде всего, закон говорил об обязанности родителей по воспитанию своих детей, из чего вытекает обязанность заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей. Родители обязаны обеспечить получение детьми основного общего образования. Закон РФ «Об образовании»[3] рассматривает образование как целенаправленный процесс воспитания и обучения в интересах человека, общества, государства. И хотя по смыслу п.2 ст.63 СК речь идет лишь об одной стороне образования -обучении, все равно имеются в виду важнейшие предпосылки полноценного, всестороннего развития личности ребенка. Эти предпосылки создает не только государство, но и родители. Согласно п.4 ст.43 Конституции РФ родители или лица, их заменяющие обеспечивают получение детьми основного общего образования, т.е. образования в объеме 9 классов общеобразовательной школы. А в 10-11 классы предполагается приём учащихся по их желанию. В повседневной жизни выполнение это£ обязанности родителями заключается в обеспечении того, чтобы их ребенок учился. Он может совмещать свою учебу с работой, творческой предпринимательской, коммерческой деятельностью, но какой бы ни была семейная ситуация, уровень материальной обеспеченности семьи, состояниездоровья родителей, ребенок должен получить необходимое образование.

В ч.1 ст.80 СК предусматривается обязанность родителей содержать своих несовершеннолетних детей. Ее невыполнение напрямую связано с воспитанием, свидетельствует об отсутствии заботы о жизненно важных потребностях ребенка. Вот почему, по общему правилу, невыполнение родительских обязанностей по воспитанию сочетается с отсутствием материальной поддержки несовершеннолетнего.

Так, например, прокурор Советского района г. Красноярска обратился в суд с иском к Тихонову А.А. о лишении родительских прав и изыскании алиментов, мотивируя свои требования чем, что ответчик, который является отцом несовершеннолетнего сына Тихонова Максима, 03 января 1990 года рождения, в течение длительного времени совместно с ним не проживает, не занимается его воспитанием и содержанием. В августе 1996 года брак между ответчиком и матерью несовершеннолетнего Тихонова М.А. расторгнут, последний остался проживать с матерью. В июле 2003 года Загороднева (Тихонова) Л.А. умерла. Несовершеннолетний Тихонов Максим с этого времени проживает с дядей Лиховским Э.А. в г. Красноярске.

Распоряжением администрации Советского района г. Красноярска от 31 октября 2003 года Лиховским Эдуардом Александровичем установлена опека над несовершеннолетним Тихоновым М.А.. Опекун в сентябре 2004 года обратился в прокуратуру с просьбой решить вопрос о лишении родительских прав отца ребенка.

В суде помощник Шарыповского межрайонного прокурора Петрова К.А. исковые требования прокурора Советского района г. Красноярска поддержала и просила суд лишить Тихонова А.А. родительских прав и взыскать с него алименты в пользу Лиховского Э.А..

Ответчик Тихонов А.А. в суде иск признал и пояснил, что состоял в браке с Лиховской (Тихоновой) Л.А. с 1990 года, в 1996 году брак был расторгнут. В январе 1990 года родился сын Максим. В 2003 году Тихонова Л.А. умерла. В настоящее время у него другая семья. Ребенок проживает в г. Красноярске у дяди Лиховского Э.А.. Он давал ему разрешение на опеку над сыном. Воспитанием и содержанием ребенка он не занимался.

Третье лицо Лиховский Э.А., проживающий в г. Красноярске, в судебное заседание не явился по уважительной причине, просил о рассмотрении дела в его отсутствие, иск прокурора удовлетворить.

Представитель органа опеки и попечительства управления образования Шарыповского района Негодина ИГ. с требованиями прокурора согласна и пояснила, что Тихонов А.А. имеет другую семью, с сыном виделся год назад, отношения с ним не поддерживает, материальной помощи на его содержание опекуну не оказывает.

Выслушав объяснения сторон, проверив материалы дела, заслушав заключение прокурора, полагавшего исковые требования удовлетворить, суд находит исковые требования подлежащими удовлетворению.

В силу ст.69 Семейного кодекса РФ родители могут быть лишены родительских прав, если они

уклоняются от выполнения обязанностей родителей, в том числе при злостном уклонении от уплаты алиментов.

Согласно акту обследования жилищно-бытовых условий от 28 октября 2004 года Тихонов А.А.проживает в 2-комнатной квартире в с. Родники с с Урневой Л.С., брак не зарегистрирован, на моментпосещения Тихонов А.А. работает сторожем, в доме чисто, имеется подсобное хозяйство (л.д. 20).

Согласно акту обследования жилищно-бытовых условий опекун Лиховский Э.А. проживает в 2-комнатной квартире в г. Красноярске, в квартире имеется необходимая мебель, одежда, отдельная комната, Лиховский Э.А. работает ООО ПКФ «Альтаир» (л.д. 13).

Согласно заключению Управления образования администрации Советского района г. Красноярска ответчика Тихонова А.А. следует лишить родительских прав в отношении несовершеннолетнего Тихонова М.А. (л.д. 21).

Согласно заключению Управления образованием администрации Шарыповского района от 03.03.2005 г. Тихонова А.А. как не участвующего в воспитании и содержании ребенка в течение длительного времени следует лишить родительских прав (л.д. 48).

Оценивая имеющиеся доказательства, суд находит исковые требования о лишении Тихонова А.А. родительских прав обоснованными и подлежащими удовлетворению, при этом суд исходит из интересов ребенка, который со стороны ответчика лишен надлежащего ухода, заботы и воспитания.

В соответствии со ст. 84 СК РФ на детей, оставшихся без попечения родителей, алименты взыскиваются в соответствии со ст.ст.81-83 СК РФ и выплачиваются опекуну (попечителю) детей. Руководствуясь ст.ст.194-198 ГПК РФ, судрешил:лишить родительских прав Тихонова Анатолия Анатольевича в отношении несовершеннолетнего сына Тихонова Максима Анатольевича 03 января 1990 года рождения и оставить ребенка на попечении опекуна Лиховского Эдуарда Александровича.[4]

Наконец, закон предусматривает еще одну обязанность. Она заключается в защите прав и интересов своих несовершеннолетних детей. Подчеркивая, что эта обязанность лежит именно на родителях, закон тем самым исходит из того, что мать и отец в первую очередь отвечают за соблюдение прав и интересов своих детей. Предоставляя родителям, возможность защищать ребенка, возлагая на них подобного рода обязанность, государство, во-первых, стремится не допустить незащищенности несовершеннолетнего, во-вторых, подчеркивает, что речь идет о гражданском долге, прежде всего родителей. Защита родителями прав и интересов ребенка осуществляется в соответствии со ст.8 СК. Предметом защиты являются все права детей, перечисленные в ст.54-58,60 СК. В круг объектов защиты входят также жилищные, наследственные и другие права ребенка, в числе которых и его права как члена общества (на охрану жизни и здоровья, социальное обеспечение, защиту чести и достоинства и др.). Способы защиты зависят от специфики принадлежащих ребенку прав, характера правонарушения, возраста несовершеннолетнего и др. Родители в полной мере защищают права и интересы ребенка, которому нет 14 лет. А подросткам старшего возраста они помогают себя защищать.

Таким образом, Семейный кодекс, называя в качестве одного из условий лишения родительских прав уклонение от выполнения обязанностей родителей, имеет в виду весь комплекс поступков и действий родителей, из которых эти обязанности складываются.[5]

Для лишения родительских прав мало убедиться в неисполненииобязанностей по воспитанию, содержанию, защите. Надлежит так же установить, что родители уклоняются от их выполнения. А это означает, что они упорно, систематически, несмотря на все меры предупреждения, продолжают не выполнять своего родительского долга. При этом имеется в виду наличие системы в действиях (бездействии) родителя, т.е. неоднократные поступки, свидетельствующие о нежелании заботиться. О жизненно важных потребностях своих детей (в пище, одежде, лечении, воспитании и т.п.). В результате создается невыносимая для жизни, здоровья, воспитания несовершеннолетнего обстановка. Обычно она представляет угрозу для маленького и беспомощного ребенка, который может легко погибнуть, т.к. дети, оставленные без присмотра, часто оказываются в опасности и становятся жертвами несчастных случаев. Примером невыполнения родительских обязанностей могу послужить факты, выявленные при анализе ряда судебных дел: так, супруги Л. самоустранились от воспитания, своих несовершеннолетних детей нигде не работают, пьют, материально детей не содержат, учебой в школе не интересуются, поликлинику не посещают. Дети по существу безнадзорные: бродяжничают, занимаются попрошайничеством.

Другой пример. Сотрудниками центра «Надежда» совместно с Комитетом по вопросам семьи, материнства и детства более двух лет велась профилактическая работа с Исаевой. Однако ответчица не работает, не принимает никаких мер для возврата детей, ссылаясь на невозможность найти жилье для семьи с детьми. В течение двух с половиной лет ответчица очень редко была в центре, не оказывала детям какой-либо помощи, не принимала попыток забрать детей в семью. В настоящее время жилищно-бытовые условия, в которых проживав ответчица, позволяют возвратить детей, но против этого категорически возражают муж и его родители. Сама ж Исаева не пытается жить с мужем отдельно.

Указанные обстоятельства подтверждаются также объяснениями свидетелей Чикильдеевой Л.Г., Смирнове Л.И., подтвердивших, что дети были помещены в приют из-за невозможности их проживания в антисанитарны условиях, отсутствия необходимых продуктов, одежды, непосещения школы. В последнее время мать лишь обещает найти жилье и забрать детей, но ничего для этого не делает, с детьми видится очень редко и равнодушна к ним. Исходя из изложенного, суд принял решение о лишении родительских прав.[6]

Уклонение от содержания имеет место в случае, если совместно проживающий родитель не предоставляет ребенку всего необходимого, часто при этом расстраивая причитающиеся ребенку алименты или пособия. В этом случае уклонение оказывается содеянным со злоупотреблением родительскими правами.

Так, в феврале 2005г. с иском в суд обратился Социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних «Надежда» г. Шарыпово[7] о лишении родительских прав гр.Д., которая систематически уклоняется от выполнения родительских прав в отношении своих несовершеннолетних детей. Все то время, пока дети находились под опекой отца, они голодали, т.к. отец нигде не работает, а пенсию по потере кормильца, которую детиполучают в связи со смертью матери, отец пропивал; комната, где они жили, находилась в антисанитарных условиях, во время пьянок отца дети вынуждены были уходить на улицу, где их и находили соседи. В результате такого безразличия со стороны отца дети были изъяты из семьи и помещены в детский дом.

Одним из случаев уклонения является невыполнение обязанностей по содержанию детей, в том числе злостное уклонение от уплаты алиментов.

Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей выражается в систематическом и упорном уклонении от выполнения этой обязанности. Она может выражаться в сокрытии своего места жительства и места работы, а иногда в отъезде в неизвестном направлении, чтобы уклониться от выполнения возложенных судом на основании закона обязанностей.[8]

Суды признают злостным уклонением от уплаты алиментов случаи, когда лицо в течение длительного времени без уважительных причин не оказывает помощи в содержании детей и его поведение свидетельствует о нежелании выполнять решение суда.

И при лишении родительских прав по этому основанию не требуется, чтобы этот факт был установлен приговором суда по уголовному делу. Так как для наступления уголовной ответственности за уклонение родителей от уплаты средств на содержание детей, как несовершеннолетних, так и взрослых, но нетрудоспособных, в соответствии с ч. 1 ст. 157 Уголовного Кодекса РФ2 необходимы два условия: во-первых, уклонение от уплаты алиментов должно быть злостным, а во-вторых, алименты должны выплачиваться по решению суда. В соответствии с СК алименты могутвзыскиваться либо по решению суда (ст. 106 СК), либо на основании соглашения об уплате алиментов, которое после нотариальногоудостоверения имеет силу исполнительного листа (ст. 100 СК). Однако уголовная ответственность за злостное уклонение от уплаты алиментов наступает, как следует из ст. 151 УК[9] , только если они взыскиваются порешению суда. Как быть, если родителями было заключено соглашение о содержании несовершеннолетних детей, а один из родителей систематически уклоняется от его исполнения. На лицо злостное уклонение от обязанности содержать своего ребенка, но чтобы привлечь этого родителя к уголовной ответственности надо, чтобы было решение суда об обязанности уплачивать алименты, а удовлетворение иска о взыскании алиментов в судебном порядке возможно только в случае отсутствия соглашения об уплате алиментов.[10] Иск о взыскании алиментов в судебном порядке может быть удовлетворен только после признания соглашения недействительным или его расторжения сторонами. Процедура, на мой взгляд, достаточно сложная и требующая времени. И по этому для лишения родительских прав родителя, который не хочет содержать своего ребенка, достаточно доказать факт его злостного уклонения от уплаты алиментов на ребенка и вовсе не обязательно иметь приговор суда по ч. 1 ст. 157 УК.[11]

Стремление повысить ответственность родителей, укрепить правовые гарантии защиты прав ребенка вызвало к жизни ранее неизвестное основание лишения родительских прав – отказ взять ребенка из родильного дома (отделения) либо иного лечебного учреждения, воспитательного учреждения, учреждения социальной защиты населения или из других аналогичных учреждений. Таким образом, в качестве основания лишения родительских прав фигурирует своего рода отречение от ребенка.[12]

«Одна из примечательных особенностей прав родителей на воспитание -их не отчуждаемость. Сам родитель не может отказаться быть их обладателем. Это обстоятельство имеет два объяснения. Во-первых, налицо так называемое естественное право, возникшее в силу самого факта рождения, неотъемлемая часть человеческой сущности. С другой стороны, давший жизнь ребенку связан с ним навсегда, а необходимостью его воспитывать до совершеннолетия. Утрата родительских прав может быть следствием лишь лишения этих прав в судебном порядке».

Лишение родительских прав в таком случае – это попыткапресечь одно из самых жестоких проявлений неправомерного поведения родителя, который не желает взять своего ребенка в свою семью (бросает его в больнице, приюте, доме ребенка и т.п.). СК не дает перечня причин, оправдывающих или, наоборот, не оправдывающих такой поступок родителей (одного из них). Но, несомненно, к уважительным причинам относятся серьезная болезнь, в том числе алкоголизм, наркомания, инвалидность матери, отца, отсутствие у них всякого жилья, средств к существованию и т.п. Кроме того, всякий раз, прежде чем анализировать причины отказа, предстоит выяснить, имеют ли родители (один из них) предусмотренное законом право своего ребенка на полное государственное обеспечение. Так, согласно ч. 3 ст. 24 Основ законодательства РФ «Об охране здоровья граждан»[13] несовершеннолетние с недостатком физического или психического развития по заявлению родителей или лиц, их замещающих, могут содержаться в учреждениях социальной защиты за счет средств бюджетов всех уровней, благотворительных и иных фондов, а также за счет средств родителей (лиц, их замещающих). Поэтому их отказ взять ребенка домой нельзя рассматривать как неправомерный. Той же оценке подлежит отказ женщины-матери, не состоящей в браке, поскольку ее безусловное право на устройство ребенка в детское учреждение на полное государственное попечение имеет правовые основания (ст. 4 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. «Об увеличении государственной помощи беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям, усилении охраны материнства и детства, об установлении почетного звания «мать-героиня» и учреждении ордена «Материнская слава» и медали «Медаль Материнства»). Однако это правило касается устройства ребенка одинокой матери только на воспитание. Поэтому она не вправе отказаться взять своего ребенка, например, из больницы, где он проходил курс лечения. При этом имеется в виду ситуация, когда ребенка именно бросают, не проявляя никакого интереса к его дальнейшей судьбе.

Если же одинокая мать выражает свое желание устроить его навсегда (или на время) в одно из детских учреждений, нет оснований для лишения ее родительских прав. При этом не имеют значения мотивы, объясняющие ее поведение. Поэтому не будет отказом от ребенка заявление родителя о согласии на усыновление ребенка без указания конкретного лица– будущего усыновителя (п. 3 ст. 129 СК). Такое согласие представляет собою одно из правомочий родителей, заключающиеся не только в прекращении родительских правоотношений, но и передаче заботы о ребенке другому лицу. Причем право выбора такого лица предоставляется органам опеки и попечительства. Поэтому неправомерно бытующее представление о согласии на усыновление как отказе от ребенка.

Что же касается родильного дома (отделения), то если одинокая мать бросает здесь новорожденного, не выразив при этом своего намерения устроить его в другую семью либо детское учреждение на полное государственное попечение (когда к тому же ее поступок не продиктован серьезными объективными причинами), следует оценивать ее поведение как неправомерное, говорящее о наличии оснований для лишения родительских прав. Но на практике возникают сложности, т.к. подобного рода женщины попадают в родильные отделения без соответствующего направления, без документов, удостоверяющих личность, и после рождения ребенка покидают стационар не поставив никого в известность. Медики вместе с работниками милиции начинают искать «мамашу» по данным, которые были записаны с ее слов, а, как правило, фамилия, имя, отчество, адрес являются вымышленным и поиски результатов не дают. И установить в отношении кого выступать о лишении родительских прав не представляется возможным. Такие дети при живых родителях, без лишения их родительских прав попадают в категорию детей, оставшихся без попечения родителей. О злоупотребление родительскими правами, как основании лишения родительских прав, приходится говорить, когда гражданин использует принадлежащие ему право на личное воспитание вопреки его назначению.[14]

Злоупотребление всегда предполагает совершениеродителями противоправных, активных действий и характеризуется умышленной формой вины. Его суть в использовании существующего права во зло ребенку, его воспитанию. Злоупотребление выражается в разных формах. Иногда оно заключается в действиях и поступках, имеющих своей целью помешать ребенку, учиться, получить образование. Приучать своих детей к употреблению спиртных напитков, алкоголю — это тоже разновидность злоупотребления родительским правом. Проявляется и в применении антипедагогических мер наказания. То же самое можно сказать о случаях, когда родители используют несовершеннолетнего при совершении преступления. Злоупотребляют родительскими правами и те, кто заставляет своих детей просить милостыню, заниматься проституцией и т.п.

Чаще всего в качестве примера универсального злоупотребления родительским правом является отказ родителей посылать ребенка в школу.

Опасность злоупотребления родительскими правами – в использовании беспомощного состояния ребенка, оказании на него психического (а иногда и физического) давления, напрямую связанного с грубым нарушением его прав. Причем такое нарушение, как правило, носит систематический характер, а потому ежедневно, ежечасно подтачивает его нравственное и физическое здоровье. Таким образом, злоупотребление родительским правом, как и уклонение от выполнения родительских обязанностей имеет множество форм выражения и на практике встречается достаточно часто, сочетаясь с иными видами противоправных действия (бездействия) либо выступая в самостоятельной роли.

Четвертое основание лишения родительских прав – жестокое обращение с детьми. Жестокое обращение с детьми может проявляться не только в осуществлении родителями физического или психического насилия над ними либо в покушении на их половую неприкосновенность, но и в применении недопустимых способов воспитания (в грубом,пренебрежительном, унижающем человеческое достоинство обращениис детьми, оскорблении или эксплуатации детей). Жестокое обращение с детьми, также чаще всего совершается в виде активных действий, однако возможно жестокое обращение и в форме бездействия, которое выражается в оставлении ребенка без пищи и воды. Так, мать закрывала своего малолетнего сына на несколько дней в узком шкафу, в котором ребенок мог только стоять, а сама тем временем придавалась пьяному веселью со своим сожителем. Малыш мог длительное время находиться там без пищи и воды.[15]

В принципе жестокое обращение является частым случаем злоупотребления родительскими правами, однако особая опасность этой формы злоупотребления привела к необходимости выделения ее в отдельное основание для лишения родительских прав.

В качестве жестокого обращения рассматривается и покушение родителями на половую неприкосновенность ребенка.

Часто, при рассмотрении дел о лишении родительских прав на основании жестокого обращения с ребенком, в действиях родителей обнаруживаются признаки уголовного преступления. Так, УК РФ предусматривает общую норму: неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего (ст. 156 УК). Объективную сторону преступления, предусмотренного данной статьей, образует деяние (действие или бездействие), которое грубо нарушает разумно допустимые, связанные с принуждением меры по воспитанию несовершеннолетних детей родителями или иными лицами, уполномоченным проводить воспитательную работу. Понятие «неисполнение или ненадлежащие исполнение обязанности по воспитанию детей», используемое в диспозиции уголовно-правовой нормы, выражает общий смысл, антиобщественную сущность деяния. Фактическим же определяющим признаком состава преступления выступает жестокое обращение по отношению к ребенку со стороны родителей или иных лиц, накоторых возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетних. Под жестоким обращением при этом следует понимать причинение ребенку особых физических и психических страданий путем побоев, лишения пищи и воды (истязание голодом), крова, одежды и т.п. По смыслу денной статьи оконченным преступление является только при условии систематически жестокого обращения с ребенком. Единичные акты физического насилия влекут ответственность за то или иное преступление против здоровья (ст. ст. 111,112, 117 УК РФ).[16]

Особое место среди оснований лишения родительских прав занимает хронический алкоголизм или наркомания родителей. Практика последних лег показывает, что количество родителей-наркоманов растет, и все чаще родительских прав лишаются лица, страдающие хронической наркоманией. Хронический алкоголизм или наркомания родителей является по своей природе не столько определенным поведением, сколько хроническим заболеванием. Для лишения родительских прав по этому основанию в принципе достаточно констатации факта наличия у родителей данного заболевания в хронической форме, который подтверждается справкой из наркологического диспансера. Это объяснятся тем, что хронический алкоголик или наркоман сам по себе источник серьезной опасности для воспитания детей в семье. Он являет собой образец противоестественного поведения, когда разум помутнен, поступки становятся самыми низменными, бесстыдными. Отсутствие всякой заботы о насущных потребностях детей -их пище, одежде, тепле, элементарной чистоте – в таких условиях живут сложна, что иногда можно говорить о том, что на практике при рассмотрении данной категории дел вопрос о вине вообще не ставится. Достаточно установления факта алкоголизма или наркомании и совершения родителями в отношении детей противоправных действий.

Совершение родителями умышленного преступления против жизни или здоровья ребенка или своего супруга впервые включено в семейное законодательство в качестве основания для лишения родительских прав.[17]

Здесь имеются в виду осознанные, целенаправленные действия,совершенные родителями в отношении своих несовершеннолетних детей. Это может быть: покушение на убийство ребенка, стремление довести его до самоубийства, тяжкие телесные повреждения, побои, истязание, заражение венерической болезнью или ВИЧ-инфекцией, оставление малолетнего в опасной, угрожающей его жизни обстановке и т.п. Любое из перечисленных преступлений, совершенное родителем, относится к числу тяжких, общественно опасных, противных человеческой природе преступлений. Поэтому совершившее его лицо заслуживает не только наказания, предусмотренного УК, но и семейно-правовой ответственности в виде лишения родительских прав.[18]

Факт совершения преступления устанавливается приговором суда по уголовному делу, однако, лишение родительских прав не может быть произведено в уголовном процессе. Это связанно с тем, что российское уголовное законодательство не содержит такого вида уголовного наказания, как лишение родительских прав. Дело о лишении родительских прав рассматривается отдельно в порядке гражданского судопроизводства. Существует мнение, которого придерживаются, как правило, работники прокуратуры, что вопрос о лишении родительских прав должен решаться при рассмотрении судом уголовного дела. Если суд рассматривает в уголовном процессе иски о возмещении причиненного преступником материального ущерба, то почему в таком же порядке не решать вопрос о лишении подсудимого родительских прав. Следовательно, необходимо внести в Уголовный кодекс норму, предусматривающую для родителей, совершивших преступление против своих детей, дополнительную меру наказания – лишение родительских прав.[19] Противники этого предложения считают, что это будет затруднять уголовный процесс т.к. будут требовать большой дополнительной подготовки, вызова в судебное заседаниесвидетелей, представителей органов местного управления.

На мой взгляд, никакого рода трудности возникать не должны, т.к. совершение умышленного преступления против жизни или здоровья своего ребенка является самостоятельным основанием для лишения родительских прав и достаточно приговора суда по этому преступлению, чтобы вопрос о лишении родительских прав поставить в этом же производстве. И необходимые в других случаях заключения органа опеки и попечительства о целесообразности лишения родительских прав, акты обследования жилищно-бытовых условий в данных делах по существу ничего не изменят и существенного значения иметь не должны.

Необходимо, чтобы приговором суда был установлен только сам факт совершения родителем умышленного преступления; при этом присужден родитель к отбыванию уголовного наказания или исполнение отсрочено, заменено условным или он освобожден от него в порядке амнистии или помилования – значение не имеет. При совершении родителем преступления против жизни или здоровья ребенка его действия подпадают под признаки жестокого обращения или злоупотребления родительскими правами. Однако, при наличии приговора суда никакое дальнейшее исследование обстоятельств дела не требуется, поскольку в данном случае злоупотребление родительскими правами достигло столь опасной степени, что было квалифицированно как уголовное преступление. Так, 15.08.2004г. Безродная Н.К. судебной Коллегией по уголовным делам Шарыповского районного суда была осуждена по п.п. в, д ч.2 ст. 105 УК РФ на 12 лет лишения свободы за умышленное убийство своего малолетнего сына, совершенного с особой жестокостью. Из материалов уголовного дела следует, что, придя, домой в состоянии алкогольного опьянения Безродная обнаружила, что ее двухлетний сын разлил вино стоящее на столе, этот факт вывел ее из себя. «Она подошла к ребенку и несколько раз ударила его по лицу. Потом схватила его за шиворот и со всей силой швырнула к двери,малыш ударился о высокий порог. На этом экзекуция не закончилась. Подняв сына как котенка, мать бросила его еще раз. Малыш лежал с запрокинутой головой, из ран сочилась кровь. Тогда женщина стала месить беззащитное тельце ногами. Бездыханное тело мать положила на ночь в кладовку. На утро пульс не прощупывался, тогда мать решила уйти из квартиры. Вернулась она через трое суток, почувствовав, что труп начал разлагаться, она решила вынести его из квартиры и похоронить. На улице подозрительную женщину с мешком на плече заметил проходящий мимо сотрудник милиции, который и обнаружил труп малыша». Безродная является матерью еще четырех несовершеннолетних детей, младшая из которых родилась в следственном изоляторе, где находилась Безродная во время предварительного следствия. В данный момент отдел образования Шарыповского района Красноярского края готовит исковое заявление о лишении родительских прав в отношении всех ее несовершеннолетних детей.

Лишение родительских прав, возможно, только если преступление было совершенно умышленно, при этом форма умысла (прямой или косвенный) значения не имеет. Неосторожное преступление само по себе не является основанием для лишения родительских прав.[20]

Совершение родителем умышленного преступления против жизни или здоровья своего супруга, прежде всего, предполагает случаи, когда такое преступление совершается против другого родителя ребенка. Ранее данная ситуация не была урегулирована законом. Родитель, причинивший тяжкие телесные повреждения или виновный в убийстве отца или матери ребенка, после отбывания наказания мог по-прежнему осуществлять родительские права в отношении ребенка. Так, С. после отбытия наказания за убийство своей жены вернулся домой и стал «заниматься воспитанием» своей несовершеннолетней дочери, в связи с возникшей угрозой жизни и здоровью девочка была изъята из семьи и направлена в детский городской приют. И только после того как С. был осужден по ст. 156 УК РФ, по иску отдела образования был лишен родительских прав.

Жестокость в отношении супруга, несмотря на то, чтоэто часто травмировало ребенка не меньше, чем жестокость в отношении него самого, не являлось основанием для лишения родительских прав, поскольку формально не была направлена против ребенка. Поэтому в действующем Семейном Кодексе совершение родителем умышленного преступления против своего супруга рассматривается как самостоятельное основание для лишения родительских прав.

На практике лишение родительских прав чаще всего производиться при наличии сразу нескольких оснований. Обычно все правонарушения совершаются на фоне злоупотребления алкоголем, а в последние годы все чаще и наркотическими веществами. Однако родители далеко не всегда являются при этом хроническими алкоголиками или наркоманами. Систематически находясь в состоянии опьянения, они не способны осуществлять свои родительские права надлежащим образом, дети оказываются без надзора.

Так, например, согласно акту обследования жилищно-бытовых условий от 02 марта 2005 года Когоякова Л.П. проживает в 6-комнатной квартире в с. Косые Ложки. Санитарное состояние квартиры неудовлетворительное, антисанитария, нет постельного белья, в квартире проживают посторонние люди (л.д.15).

Согласно акту обследования жилищно-бытовых условий от 06 апреля 2005 года санитарное состояние квартиры не изменилось, антисанитария, мать - Когоякова Л.П. злоупотребляет спиртными напитками, надзор за детьми не осуществляет, нет условий для воспитания детей (л.д. 41).

Согласно заключению Управления образованием администрации Шарыповского района Красноярского края ответчика Когоякову Л.П. следует лишить родительских прав в отношении несовершеннолетних детей: Когоякова Павла, 1991 года рождения, Когояковой Галины, 1993 года рождения, Когоякова Евгения, 1994 года рождения (л.д.6).

Как следует из материалов дела - семья ответчицы состоит на учете в территориальном Центре социальной помощи семье и детям как неблагополучная; ответчица уклоняется от встреч с представителями органа опеки и попечительства и не меняет свое поведение в отношении несовершеннолетних детей.

Изложенное свидетельствует о том, что ответчица в нарушение требований вышеприведенного закона не выполняет родительские обязанности, в связи, с чем подлежит лишению родительских прав, и с нее следует взыскать алименты на содержание ее несовершеннолетних детей.[21]

Использование большей части семейного бюджета на приобретение спиртных напитков или наркотических веществ приводит к тому, что дети не получают самого необходимого. В пьяном виде родители допускают в отношении детей жестокое обращение и посягательства на половую неприкосновенность. Таким образом, имеет место одновременно уклонение от выполнения родительских обязанностей и злоупотребление родительскими правами. Особенно тяжелым оказывается положение ребенка, когда таким образом ведут себя оба родителя или одинокая мать, воспитывающая ребенка. Нередки случаи, когда дети живут: в настоящем притоне, каждая минута пребывания в котором представляет для них опасность.[22]

Каждое из названных в ст. 69 СК РФ оснований лишения родительских прав предполагает существования либо постоянного непосредственного контакта родителей с детьми, либо представляет угрозу для несовершеннолетнего само по себе. Так, родитель, который уклоняется отвыполнения родительских обязанностей, вовсе не обязательнодолжен проживать совместно с ребенком, а злоупотребление родительским правом, напротив, невозможно без непосредственного с ним контакта. Это касается и жестокого обращения с ребенком. Что же касается хронического алкоголизма, наркомании, то здесь проживание с ребенком не обязательно. Вот почему могут быть лишены родительских прав по этому основанию граждане, чьи дети находятся в детских воспитательных учреждениях.

С каким бы основанием лишения родительских прав ни приходилось иметь дело, для удовлетворения иска необходимо наличие вины. Под виной принято понимать осознание неправомерности своих действий и их негативных последствий, в данном случае – в части воспитания своих детей. Если родитель, например, страдает тяжким душевным заболеванием и не отдает себе отчета в том, что он делает, лишить его родительских прав нельзя. Если какой-то серьезный физический недостаток порождает отсутствие необходимой заботы о ребенке, особенно маленьком, лишение родительских прав также не возможно.

Само собой разумеется, что вина родителя может быть большей или меньшей, умышленной и неосторожной. Тем более речь идет о сложных, длящихся порой до совершеннолетия ребенка отношениях, которые складываются из самых разнообразных, подчас противоречивых фактов, действий.[23] Поэтому оценка поведения родителя с точки зрения его вины как воспитателя позволяет каждый раз найти наиболее подходящую к конкретной ситуации меру ответственности. При сознательном причинении вреда несовершеннолетнему возможна уголовно-правовая ответственность. Когда на лицо упорное нежелание выполнять родительские права и обязанности, злостное злоупотребление ими – применимо лишение родительских прав. При невыполнении родительских прав и обязанностей, которое не носит злонамеренного характера, когда физические меры воздействия используются как средство воспитания, то целесообразны мерыобщественного воздействия. В случае отсутствия всякой вины родителя в создании неблагоприятных условий если он, по заключению специалистов, не в состоянии заниматься воспитанием, ни о какой ответственности речи быть не может. А интересы детей в таких случаях защищаются с помощью отобрания ребенка без лишения родительских прав (ограничение родительских прав)

Лишение родительских прав применяется строго индивидуально. Даже если в семье оба родителя его заслуживают, всякий раз критически оцениваются действия, поступки каждого из них. Под родителем подразумевается лицо, записанное таковым в свидетельстве о рождении несовершеннолетнего. При этом не имеет значения, что послужило основанием состоявшейся записи: документы о браке родителей или об установлении отцовства. Усыновители родительских прав не лишаются: в случае необходимости неудачное усыновление отменяется в судебном порядке.

Лишение родительских прав может состояться только в отношении не достигшего совершеннолетия лица. Лишают родительских прав на каждого ребенка в отдельности, даже если приходится иметь дело с многодетной семьей. Не допускается лишение родительских прав на детей, которые еще не появились на свет. Вот почему нередко многодетные матери не один раз утрачивают свои родительские права. Лишение родительских прав относится к исключительным мерам. Это означает, что оно применяется, как правило, лишь, когда уже ничего сделать нельзя, когда трудоемкая, длящаяся подолгу профилактическая работа с так называемой неблагополучной семьей, недостойным родителем эффекта не дала, а дети продолжают погибать в своей семье физически и нравственно. Не исключается лишение родительских прав и в случаях, когда уже нельзя медлить, поскольку несовершеннолетний в опасности, а информация о грубом нарушении его прав поступила с большим опозданием.

Об исключительности лишения родительских правсвидетельствует и тот факт, что осуществляется оно только по решению суда.

Согласно действующему законодательству, лишение родительских прав производиться только в судебном порядке и только в порядке гражданского судопроизводства. Учитывая, что лишение родительских прав затрагивает важнейшие права родителей и детей, в Семейном кодексе предусмотрен ряд специальных процессуальных гарантий. Дела о лишении родительских прав рассматривается при обязательном участии органов опеки и попечительства и прокурора.

П.1 ст. 70 СК РФ определяет круг истцов по делам о лишении родительских прав. К ним относятся:

– один из родителей. Иск о лишении родительских прав может предъявить один из родителей к другому, если есть основания для лишения его родительских прав, предусмотренные ст.69 СК, при этом не имеет значения, где находится этот родитель: живет ли он вместе со своими детьми или по другому адресу. Предъявление иска к другому родителю обычно объясняется желанием защитить своего ребенка путем прекращения его правовой связи с лицом, грубо попирающим права, интересы своих детей. Тем самым в необходимых случаях открывается путь к беспрепятственному усыновлению несовершеннолетнего (например, отчимом), создается преграда для возможных в будущем алиментных притязаний со стороны так называемого родителя к выращенному без его участия сына (или дочери). Но в таких случаях целесообразней использовать другие нормы: закон допускает возможность усыновления без согласия родителя (ст. 130 СК), совершеннолетние дети могут быть освобождены от обязанности по содержанию своих нетрудоспособных нуждающихся в помощи родителей, если судом будет установлено, что родители уклонялись от выполнения своих обязанностей (п.5 ст.87 СК).

– лица, заменяющие родителей (одного из них). К числу лиц,заменяющих родителей, относятся опекун (попечитель), приемные родители. Словом те, кто оформил свои права и обязанности по отношению к несовершеннолетнему в установленном законом порядке. Дедушка, бабушка и другие родственники ребенка, чьи права и обязанности по его воспитанию не оформлены в установленном законом порядке, такого права не имеют. Но они могут обратиться с заявлением о принятии мер по защите прав ребенка в органы опеки и попечительства.

– прокурор всегда вправе предъявить требование о лишении родительских прав в защиту прав и интересов ребенка. Возбуждение им дела о лишении родительских прав имеет смысл в делах, характеризующихся особым общественным значением, а также в исключительных по своему характеру случаях противоправного поведения родителей (одного из них).

– органы или учреждения, на которые возложены обязанности по охране прав несовершеннолетних детей. Функциональные обязанности по охране прав несовершеннолетних детей возлагаются на многие органы и учреждения. К ним, прежде всего, относятся органы опеки и попечительства, комиссии по делам несовершеннолетних, учреждения для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей: дома ребенка, школы-интернаты, детские дома, дома инвалидов системы министерства социальной защиты. Что же касается учреждений более широкого профиля, выполняющих, например, функции социального обслуживания населения, то все зависит от круга их обязанностей. Если сюда входит и защита прав ребенка, то правомерно говорить и о существовании их права на предъявление иска о лишении родительских прав. Поэтому такой иск могут предъявлять: социально-реабилитационные центры для несовершеннолетних; центры помощи детям, оставшимся без попечения родителей; территориальные центры социальной помощи семье и детям; социальные приюты для детей и подростков; детские дома; интернаты для умственно отсталых детей и для детей с физическими недостатками.

Не исключено, что в отдельных регионах существуют илибудут существовать иные учреждения, деятельность которых напрямую связана с защитой прав и интересов ребенка.

Наличие этой связи и есть тот критерий, который позволяет говорить о существовании права на предъявление иска о лишении родительских прав.

Надо сказать, что в перечень истцов не включен сам ребенок, чьи права грубо нарушаются родителями. Означает ли это, что несовершеннолетний не может самостоятельно выступить в защиту своих интересов. В соответствии с п. 2 ст. 56 СК РФ при нарушении прав и законных интересов ребенка, в том числе при невыполнении или при ненадлежащем выполнении родителями (одного из них) обязанностей по воспитанию, образованию ребенка либо при злоупотреблении родительскими правами ребенок вправе самостоятельно обращаться в суд по достижении четырнадцати лет. Но, по мнению A.M. Нечаевой п. 2 ст.56 СК не дает право несовершеннолетнему, достигшему четырнадцати лет выступать в роли истца по делу о лишении родительских прав, ограничении родительских прав. В смысл данной нормы онавкладывает право несовершеннолетнего, достигшего четырнадцати лет, обжаловать в суд действия и решения, нарушающие его права, в соответствии с Законом РФ « Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» от 27.04.93r. На мой взгляд, СК четко определяет право несовершеннолетнего, достигшего четырнадцати лет, самостоятельно обратиться в суд в защиту своих нарушенных прав и законных интересов, при невыполн нии или ненадлежащим выполнении родителями (одним из них) обязанностей по воспитанию, образованиюлибо при злоупотреблении родительскими правами.

П. 3 ст. 32 Гражданского Процессуального Кодекса[24] так же допускает в случаях, предусмотренных законом, по делам, возникающим из брачно-семейных отношений, несовершеннолетним подросткам лично защищать всуде свои права и охраняемые законом интересы. Привлечение же втаких делах законных представителей зависит от усмотрения суда.

Суды позволяют несовершеннолетним, достигшим четырнадцати лет, реализовать свое право на самостоятельную защиту своих прав от злоупотребления со стороны родителей (лиц, их заменяющих) в соответствии п. 2 ст. 56 СК.

На практике чаще всего с иском в суд о лишении родительских прав выходят органы опеки и попечительства, а точнее сказать отделы образования при районных администрациях, т.к. органы опеки и попечительства являются структурным подразделением этих отделов и выступают от их имени. Это связано с тем, что эта мера семейно– правовой ответственности применяется к гражданам, чьи семьи являются неблагополучными и состоят на учете в этих органах в качестве таковых.

Органами опеки и попечительства проводится длительная, трудоемкая профилактическая робота с такими родителями, которая длится по году, а порою и дольше. Поведение таких родителей рассматриваются на комиссиях по делам несовершеннолетних, где им выносятся предупреждения о не допустимости уклонения от выполнения родительских обязанностей, где их неоднократно предупреждают о возможности лишения родительских прав за уклонение, и предоставляется возможность исправить свое поведение. Специалистами по охране детства проводится обследование жилищно-бытовых условий, условий жизни ребенка, и именно органы опеки и попечительства дают свое заключение о целесообразности лишения родительских прав.

Кому надлежит быть ответчиком в деле о лишений родительских прав, вопрос не сложный, поскольку речь идет об утрате родительских прав, которые принадлежат матери и отцу. Только они могут выступать в качестве ответчика по делу.

Иски о лишении родительских прав не могу быть предъявлены кусыновителям. В случае неправомерного осуществления прави обязанностей по воспитанию усыновленного усыновление отменяется.

Не могут быть ответчиками в делах о лишении родительских прав и фактические воспитатели несовершеннолетнего: опекуны, попечители, приемные родители.

Если запись об отце состоялась после установления отцовства в добровольном порядке или судебном порядке, обладатель родительских прав и обязанностей может быть их лишен на общих основаниях.

Таким образом, ответчиками в деле о лишении родительских прав будут лица, указанные в качестве родителей в записи о рождении ребенка. Поэтому основным документом при обращении с иском в суд о лишении родительских прав является свидетельство о рождении ребенка.[25]

Особого внимания заслуживают требования истца, если у ответчика несколько детей. Всякий раз в исковом заявлении должны быть сведения о каждом ребенке ответчика, живет ли несовершеннолетний дома или находится в детском воспитательном или медицинском учреждении. Мало того, необходима ссылка на неправомерное отношение ответчика к любому из них. А в результате – просьба о лишении родительских прав в отношении каждого несовершеннолетнего с указанием его фамилии, имени, отчества, даты рождения. В противном случае защита интересов всех детей из данной семьи не будет отличаться необходимой последовательностью, вне поля зрения останутся несовершеннолетние, чья судьба станет еще более сложной из-за их неопределенного правового положения.

Как правило, дела о лишении родительских прав поступают в суд достаточно подготовленными. Если истцом по делу о лишении родительских прав является органы опеки и попечительства (отдел образования), то кроме искового заявления он предоставляет суду и свое заключение о целесообразности лишения родительских прав. Когда же в качестве истца выступают другие лица, суд, подготавливая дело к рассмотрению, поручаетэтому органу дать соответствующие заключение.[26]

Составлению заключения по спору предшествует сбор материалов, позволяющих занять определенную позицию по делу. Сюда входят объяснения (желательно письменные либо запротоколированные) истца, ответчика, родителей и других лиц. Если ребенок учится, то важно учесть мнение педагога, воспитателя. Если семья состоит на учете как неблагополучная, то представляются заключения комиссии по делам несовершеннолетних, о предупреждениях об ответственности за уклонение от выполнения родительских обязанностей, которые выносятся родителям, не выполняющим свой долг. Нельзя игнорировать и информацию, представляемую лицами, которым предстоит выступить в качестве свидетелей с любой стороны. При анализе собранных материалов выясняется и мнение ребенка, в интересах которого выступает истец. В любом случае нуждаются в изучении и объективной оценке все приводимые участниками предстоящего судебного процесса доводы с точки зрения их соответствия интересам несовершеннолетнего. Когда суд рассматривает иск о лишении родительских прав, органам опеки и попечительства надлежит удостовериться в наличии предусмотренных СК оснований для удовлетворения такого иска либо их отсутствии. Всякий раз органы опеки и попечительства обследуют условия жизни, как несовершеннолетнего, так и истца, ответчика по делу, а не только тех, кто претендует на его воспитание.

Под обследованием условий жизни понимается изучение всех ее сторон, будь то материальное обеспечение, быт и жилье. Но особого внимания с учетом специфики спора заслуживают обстоятельства, проливающие свет на условия воспитания ребенка, качества истца, ответчика как воспитателя. Именно они, а не материальный комфорт, хорошая квартира и т.п., предопределяют позицию органов опеки и попечительства. Результатом обследования является составления акта, на основе которого готовиться само заключение о целесообразности лишения родительских прав. Надо сказать, что работа органов опеки и попечительства по сбору соответствующихматериалов для подготовки заключения о целесообразностилишения родительских прав проводится тщательно и добросовестно и поэтому требует достаточно долгого времени. Их деятельность по сбору и подготовки материалов можно сравнить с предварительным следствием, существующем в уголовном процессе, которое предшествует судебному расследованию.[27]

Заключение органов опеки и попечительства относится к числу доказательств по делу и оценивается судом наравне с другими доказательствами. Однако, если суд сочтет его неубедительным, не согласится с выводами этих органов, он должен мотивировать свой отказ в решении по делу.

Отсутствие заключения отдела народного образования рассматривается как серьезный недостаток рассмотрения иска судом.

Не представляет сложностей, когда органам опеки и попечительства предстоит дать заключение о целесообразности лишения родительских прав в отношении тех родителей, семьи которых состоят на учете в этих органах как неблагополучные. Но возникают проблемы, когда истцом по делу выступает не органы опеки и попечительства и семья на учете не стоит. За короткий срок специалисту по охране детства предстоит изучить ситуацию в семье, провести обследование жилищно-бытовых условий и, наконец, дать заключение о целесообразности лишения родительских прав, что за несколько дней до начала судебного заседания порою не представляется возможным.[28]

Предъявляющий иск о лишении родительских прав должен соблюсти все требования относительно формы и содержания искового заявления (ст. 126 ГПК).

Обычно иск о лишении родительских прав предъявляется тогда, когда медлить уже невозможно, детей нужно безотлагательно забрать из семьи. К тому же нередко родители, которым предстоит вскоре выступить в роли ответчиков, пытаются скрыть своих детей, чтобы избежать их отобрания.

Поэтому именно в делах по лишению родительских прав возникает необходимость принятия мер к обеспечению иска в соответствии со ст. 133 ГПК. Эти меры могут быть предприняты судом или единолично судьей, как по ходатайству истца, так и по собственной инициативе, а также по инициативе прокурора, органа опеки и попечительства. Под обеспечением иска о лишении родительских прав понимается временное отобрание детей у ответчика. Оно осуществляется судом в день, когда принимается исковое заявление, без извещения ответчика и других лиц, участвующих в деле. Надобность в таком отобрании возникает, если дети живут с родителями, а органы опеки и попечительства почему-либо не отобрали их до предъявления иска о лишении родительских прав в порядке ст. 77 СК. Надо сказать, что на практике еще до обращения с иском в суд, органы опеки и попечительства производят отобрание ребенка если существует непосредственная угроза жизни ребенка или его здоровью в соответствии со ст.77 СК. Потому что возникает ситуация при которой медлить уже нельзя и если ребенка оставить в семье, то несовершеннолетний может погибнуть. Немедленное отобрание ребенка производиться органом опеки и попечительства на основании соответствующего акта органа местного самоуправления.[29] При отобрании ребенка орган опеки и попечительства обязан незамедлительно уведомить прокурора, обеспечить временное устройство ребенка и в течение семи дней после вынесения органом местного самоуправления акта об отобрании ребенка обратиться в суд с иском о лишении родителей родительских прав или об ограничении их родительских прав.

Так, преподаватель в школе обнаружил, что его ученица С. пришла в школу с синяками и кровоподтеками на лице. После осмотра девочки школьным врачом удалось установить, что такого рода синяки и кровоподтеки имеются по всему телу. На вопрос, что с ней произошло, ребенок ответил, что это папа ее вчера ударил. Информация о ребенке поступила в орган опеки и попечительства. Постановлением главыадминистрации Шарыповского района с вязи с возникшей угрозой жизни и здоровью несовершеннолетнего, девочка была изъята из семьи и направлена в детский городской приют. За жестокое обращение с дочерью С. был осужден по ст. 156 УК РФ и в последствии лишен родительских прав.

Применение лишения родительских прав как индивидуальной меры ответственности требует выяснения в судебном процессе того, как относился к родительскому долгу каждый из родителей. Прямая зависимость между лишением родительских прав и защитой прав ребенка обязывает суд, рассматривающий исковые требования в отношении только одного родителя, определить местонахождение другого, его роль в жизни ребенка.

При подготовке к судебному разбирательству дела о лишении родительских прав одного из родителей судье в целях защиты прав несовершеннолетнего и обеспечения надлежащих условий его дальнейшего воспитания, а также охраны прав родителя, не проживающего вместе с ребенком, необходимо в каждом случае извещать этого родителя о времени и месте судебного разбирательства и разъяснять, что он вправе заявить требование о передаче ему ребенка на воспитание.[30]

Процессуальное положение родителя, относительно которого не поставлено вопроса о лишении родительских прав, во многом зависит от его отношения к дальнейшему воспитанию ребенка. И если адрес родителя известен, суду надлежит сообщить ему о предстоящем слушании и привлечь к участию в судебном процессе в качестве третьего (заинтересованного) лица. В случаях, когда второй родитель живет в другой местности, имеет другую семью, о своем ребенке от первого брака не заботится (не хочет или не может этого делать), после удовлетворения иска о лишении родительских прав ответчика ребенок попадает в категорию утративших попечение родителей. Тогда судьба ребенка определяется в соответствии с п.5 ст.71 СК.

Право ребенка быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства (ст.57 СК) ограничений не имеет. Темне менее, оценка ребенком неправомерного поведения его родителей не всегда объективна. То же самое можно сказать относительно мнения несовершеннолетнего по вопросу о лишении его родителей родительских прав.

Когда же суд испытывает затруднения в доказательствах и хочет убедиться в существовании фактов, свидетелями которых являются дети, беседу с ними не следует проводить в официальной атмосфере судебного процесса. Разговор с ребенком по интересующим суд вопросам могут провести вне суда органы опеки и попечительства, педагог, воспитатель.

В судебном процессе по иску о лишении родительских прав ответчик, желая сохранить детей, может заверить суд, что он готов немедленно начать лечение от алкоголизма, наркомании. В таких случаях имеет смысл отложить слушание дела или даже приостановить его на время предполагаемого лечения.[31]

Лишение родительских прав не освобождает родителей от обязанности содержать своего ребенка (п.2 ст.71 СК). Поэтому при рассмотрении иска о лишении родительских прав вне поля зрения суда не может остаться вопрос о взыскании алиментов на содержание несовершеннолетнего. Если этот вопрос включен в исковые требования, суду при удовлетворении иска о лишении родительских прав надлежит также взыскать алименты с ответчика в соответствии со ст.80-84 СК. Когда просьба о взыскании алиментов отсутствует, суд вправе выйти за пределы исковых требований (ст. 195 ГПК) и решить вопрос о взыскании алиментов с лица, лишенного родительских прав, по собственной инициативе.

Никаких исключений для одинокой матери, лишенной родительских прав, на этот счет п.2 ст.71 СК не делает. С нее взыскиваются алименты на ребенка на общих основаниях.

При лишении родительских прав одного родителя и передаче ребенка на воспитание другому родителю, опекуну или попечителю либо приемным родителям алименты взыскиваются в пользу этих лиц в соответствии сост.ст.81-83 п.1 ст.84 СК РФ. Если дети до решения вопроса о лишении родительских прав уже были помещены в детские учреждения, алименты, взыскиваемые с родителей, лишенных родительских прав, зачисляются на счета этих учреждений, где учитываются отдельно по каждому ребенку (п.2 ст.84 СК РФ).

При лишении родительских прав обоих родителей или одного из них, когда передача ребенка другому родителю невозможна, алименты подлежат взысканию не органу опеки и попечительства, которому в таких случаях передается ребенок, а перечисляются на личный счет ребенка в отделении Сберегательного банка.[32]

Любое из перечисленных оснований лишения родительских прав служит критерием противоправного поведения родителя по отношению к своему ребенку. И здесь нередко приходится сталкиваться с наиболее опасным его проявлением – уголовно наказуемым деянием (причинением ребенку телесных повреждений, истязанием его, оставлением несовершеннолетнего без помощи в опасной для жизни, здоровья обстановке, покушением на его половую неприкосновенность и т.п.). При оценке подобного рода действий родителя следует учитывать, во-первых, степень их общественной опасности,

Во-вторых, субъективную сторону содеянного. Когда вред ребенку причиняется неосознанно, представляет собою плод извращенного представления о семейной педагогике, связан с необузданным характером родителя как воспитателя, его собственными дурными и безнравственными привычками и представлениями, есть основания для лишения родительских прав. При прямом умысле на совершение аналогичных действий (бездействия) очевидна необходимость привлечения родителя к уголовной ответственности, о чем суд обязан уведомить прокурора. Это обстоятельство не влияет на рассмотрение и удовлетворение иска о лишении родительских прав. Материалы гражданского дела по лишению родительских прав могут быть в случае необходимости приобщены к уголовному делу. Не исключается также приостановление производства по делу о лишении родительских прав, если рассмотреть его невозможно до разрешения уголовного дела. В исключительных случаях сочетание двух видов ответственности – семейно-правовой и уголовной – способно дать необходимый эффект.

Лишение родительских прав изменяет семейно-правовой статус родителя; другим становится и правовое положение его детей, хотя сведения о родителях в актовой записи о рождении ребенка не изменяются. Никаких пометок о лишении родительских прав в документах, удостоверяющих личность лица, утратившего эти права, закон не предусматривает. Это обстоятельство нередко затрудняет в будущем защиту прав детей, позволяет лицам, лишенным родительских прав, по-прежнему использовать права, которые им уже не принадлежат. Поэтому суду вменяется в обязанность незамедлительно (в течение трех дней со дня вступления в законную силу решения о лишении родительских прав) сообщить об этом в органы загса по месту государственной регистрации рождения ребенка.[33] На основании выписки из решения суда о лишении родительских прав орган ЗАГСа производит соответствующую отметку в актовой записи о рождении ребенка. Целью этой меры является предотвращение получения в ЗАГСе родителями, лишенными родительских прав, документов, подтверждающих их родственную связь с ребенком. Пункт 3 ст.70 СК не содержит никаких указаний относительно подобного рода информации в адрес органов опеки и попечительства по фактическому месту проживания ребенка. Безусловно, такая информация необходима и должна входить в круг обязанностей суда, который вынес решение о лишении родительских прав.

Результатом рассмотрения иска может стать: отказ в его удовлетворении, удовлетворение иска, отказ в иске о лишении родительских прав и принятие решения об ограничении родительских прав в соответствии со ст.73 СК. Отказу в иске о лишении родительских прав обычно сопутствует предупреждение суда о недопустимости в дальнейшем нарушения родителем прав ребенка. Эта мера носит профилактический характер и в отдельныхслучаях оправдана. Вместе с тем отказ в иске как таковой нуждается в серьезной аргументации, касающейся не только прав родителя-ответчика, но и интересов его детей. Кроме того, суду в необходимых случаях целесообразно вынести определение в адрес органов опеки и попечительства с поручением осуществлять в дальнейшем контроль за неблагополучной семьей. ( За последние два года судом Шарыповского района по искам о лишении родительских прав, где истцом выступали органы опеки и попечительства, лишь раз было отказано в удовлетворении исковых требований. Суд, рассмотрев дело по существу, не усмотрел в действиях супругов Ш. основания для лишения родительских прав. Заключение отдела образования о целесообразности лишения родительских прав на момент рассмотрения дела в суде уже не соответствовало действительности: родители прекратили пить, устроились на работу, стали заниматься своими детьми.[34]

Удовлетворение иска о лишении родительских прав влечет за собой правовые последствия, предусмотренные ст. 71 СК. Что же касается судьбы детей, то она зависит от того, утрачивают ли родительские права оба родителя или только один из них.

В решении суда о лишении родительских прав должно быть указано, кому передается ребенок на воспитание: другому родителю, органу опеки и попечительства или опекуну (попечителю), если он уже назначен в установленном порядке. Если иск предъявлен одним из родителей к другому, то после его удовлетворения ребенок продолжает оставаться с истцом. При невозможности передать ребенка другому родителю или в случае лишения родительских прав обоих родителей, когда опекун (попечитель) еще не назначен, ребенок передается судом на попечение органа опеки и попечительства.

При этом необходимо иметь в виду, что передача ребенка на воспитание родственникам и другим лицам допускается только в случае, когда эти лица назначены его опекунами или попечителями.

При передаче ребенка на попечение органов опеки и попечительства суду не следует решать вопрос о том, как должна быть определена этими органами судьба ребенка (помещение в детское учреждение, школу-интернат, назначение опекуна и т.п.), поскольку выбор способа устройства детей относится к компетенции указанных выше органов. Осуществляя свои функции по защите интересов несовершеннолетних, органы опеки и попечительства подбирают наиболее подходящий вид устройства: либо в детское воспитательное учреждение, либо в семью (на опеку, усыновление). Когда же опекун (попечитель) уже назначен и выступает в суде (в роли истца, третьего лица), суд, удовлетворяя иск о лишении родительских прав, передает ему ребенка.

1.2. Правовые последствия лишения родительских прав

Еще одним ярким свидетельством исключительности характера лишения родительских прав служат его правовые последствия, предусмотренные ст. 71 СК. Заключаются они в утрате лицами, лишенными родительских прав, всех прав, основанных на факте родства с ребенком. Прекращает свое существование правовая связь между родителями и детьми, причем навсегда (исключая, конечно, случаи восстановления родительских прав по суду). В результате лишения родительских прав утрачивают свои права, прежде всего, носители этих прав. А ребенок, чьи правовые отношения с ними перестали существовать, что-то теряет, а что-то, наоборот, приобретает. Лица, лишенные родительских прав, лишаются прав, которые условно можно разделить на три группы. В первую группу входят права:

- на личное воспитание своих детей;

- на общение с ребенком;

- на защиту прав и интересов ребенка;на получение в дальнейшем содержания от своих совершеннолетних детей;

- на наследование по закону в случае смерти сына (дочери).

Возможность воспитывать своего ребенка лично относится к числу
наиболее значимых прав каждого родителя. Благодаря личному контакту с
ребенком, собственным решениям относительно способов и методов его
семейного воспитания родителю удается направить формирование личности несовершеннолетнего в желаемом направлении. Не случайно, поэтому всякого рода серьезные отклонения на этот счет служат основанием для лишения родительских прав. [35]

Но здесь мало просто констатировать утрату родительских прав. Важно, чтобы, прежде всего, прекратилось личное общение с родителем, чьи действия (бездействие) превратились в источник опасности. Сохранение подобного рода общения сводит на нет все усилия по лишению родительских прав, делает его бессмысленным. Вот почему необходимо, чтобы после вынесения судом соответствующего решения незамедлительно были приняты все необходимые меры по изоляции ребенка от лица, утратившего свои родительские права. Этот вопрос решается с помощью жилищного законодательства.

Жилищный Кодекс[36] предусматривает выселение лиц лишенных родительских прав, без предоставления им жилого помещения при условии, что их совместное проживание с детьми признанно невозможным. Сейчас, когда семейное законодательство ориентирует на усиление ответственности родителя за ненадлежащие воспитание своих детей, для выселения родителей, лишенных родительских прав, есть все основания, если они находятся на одной жилой площади с ребенком, воспитывать которого уже не имеют права. Однако часто расселение ребенка и родителей, лишенных родительских прав, порождает сложные жилищные проблемы.

Представляется, что такую же меру следует применять к случаям, когда родитель проживает в доме или квартире, принадлежащей на праве собственности ребенку или другому родителю. В соответствии сГражданским Кодексом члены семьи собственника жилого помещения, проживающие в принадлежащем ему жилом помещении, имеют право пользоваться этим помещением на условиях, предусмотренных жилищным законодательством. Таким образом, родители, лишенные родительских прав, могут быть выселены из помещений, принадлежащих детям на праве собственности, во-первых, потому, что с момента лишения родительских прав они не считаются более членами семьи своих детей, во-вторых, потому, что такое выселение предусмотрено нормами ЖК.

Если же родители и дети проживают в квартире или доме, принадлежащем им на праве общей собственности, или собственником жилища является сам родитель, лишенный родительских прав, выселение его невозможно. Лишение родительских прав не может привести к лишению такого родителя его права собственности. В такой ситуации ребенок сохраняет свое право собственности на жилое помещение, принадлежащее ему и родителю на праве общей собственности. После лишения родительских прав за ребенком сохраняется также право пользования жилым помещением, принадлежащим на праве собственности его родителю (п. 4 ст. 71 СК). Таким образом, ребенок по-прежнему имеет право проживать в указанных помещениях. Однако если его проживание с родителем, лишенным родительских прав, невозможно, он переселяется ко второму родителю (если последний проживает отдельно) или на площадь опекуна. В случаях, если суд считает невозможной передачу ребенка второму родителю; если ребенок воспитывается одинокой матерью и она лишена родительских прав или оба родителя лишены родительских прав, и передача ребенка в семью опекуна невозможна, ребенок помещается в детское учреждение органами опеки и попечительства.[37] При этом право собственности или пользования на помещение, из которого ребенок выбыл в детское учреждение, сохраняется за ним на все время пребывания в детском учреждении. Но отсутствие права на общение не означает, что исключается всякий контакт с несовершеннолетним. Сохранять его или нет и в какомвиде, решают лица, заменившие родителей в установленном законе порядке. Такого рода контакты (свидания) ребенка возможны только по желанию ребенка при условии, что такое общение не окажет на него вредного влияния. Сами родители требовать этого не вправе. То же можно сказать о свидании (как разновидности ограниченного общения) воспитанника детского учреждения со своими родителями, лишенными родительских прав. После лишения родительских прав, естественно, ему нельзя доверить и защиту прав, интересов ребенка. Отныне родители, лишенные родительских прав вообще не могут быть его законными представителями.

Чаще всего контингент лиц, лишенных своих родительских прав по суду, образуют те, кто вспоминает о своих детях, когда наступает старость и нет собственных средств к существованию. Но говорить здесь о преемственности поколений в части, касающейся взаимной заботы старших о младших (и наоборот), уже не приходится, ибо связь между ними была порвана по вине тех, кто не выполнял своего родительского долга. Поэтому СК освобождает совершеннолетних детей от уплаты алиментов родителям, лишенным родительских прав. Раз родители (один из них) в прошлом, когда их дети были экономически несамостоятельными, о них не заботились, им пожинать результаты собственных поступков в виде утраты права на материальную поддержку со стороны своих детей в будущем.

Во вторую группу прав, которые утрачивает лицо, лишенное родительских прав, входят права, связанные с различного рода льготами, предоставляемыми государством именно родителям. В их числе льготы:

– льготы, касающиеся привлечения женщины-матери к работам в
выходные дни, направления их в командировки;

– льготы, связанные с предоставлением женщине-матери
дополнительных отпусков, установлению льготных режимов труда и др.;

– льготы по предоставлению отпуска по уходу за ребенком до
достижения им трехлетнего возраста;

– по установлению неполного рабочего дня или неполной рабочейнедели при наличии ребенка в возрасте до четырнадцати лет(ребенка-инвалида – до 16 лет);

– при выдаче листка по временной нетрудоспособности на весь период санаторного лечения (с учетом времени на проезд) ребенка-инвалида в возрасте до 16 лет при наличии медицинского заключения о необходимости индивидуального ухода за ребенком;

– при выплате пенсии на льготных основаниях, которая причитается женщинам, родившим пять и более детей и воспитавшим их до восьми лет, а также матерям инвалидов с детства, воспитавшим их до этого возраста;

– при определении общего трудового стажа с учетом ухода неработающей матери за каждым ребенком в возрасте до трех лет.

Но при этом следует иметь в виду, что утрата перечисленных льгот наступает при лишении родительских прав на детей, названных в решении суда. Если потом появятся другие дети, привилегии предусмотренные трудовым, пенсионным законодательством, сохраняются.

В третью группу прав входят права, касающиеся получения различного рода государственных пособий, установленных для граждан, имеющих детей. К ним относятся:

- государственное пособие гражданам, имеющим детей;

- пособие работающим женщинам по уходу за ребенком до достижения
им возраста полутора лет;

– пособие по временной нетрудоспособности в связи с уходом за больными детьми в возрасте до 15 лет.

Утрата прав, связанных почти со всеми льготами родителей или выплатой им пособий, не означает, что эти права перестают существовать. Их обладателем становится либо другой родитель, либо лицо, заменяющее обоих родителей. Приведенный перечень прав, которые прекращаются в результате лишения родителей родительских прав, исчерпывающим не является. Он может расширяться по мере обновления, изменения действующего законодательства.[38]

Кроме перечисленных последствий лишенияродительских прав СК предусматривает запреты на использование лицами, лишенными родительских прав, возможности распорядиться семейными правами наравне с другими, если это специально оговорено в законе. Так, допускается установление отцовства по заявлению фактического отца ребенка без согласия лишенной родительских прав матери (п. 4 ст. 48). Лица, лишенные родительских прав, не могут быть усыновителями, опекунами или попечителями (п. 1 ст. 46 СК), приемными родителями (п. 1ст. 153 СК).

Тесная связь между родительскими правами и обязанностями объясняет, почему лишение права означает и утрату обязанностей (по воспитанию, образованию и проч.). Исключение составляет обязанность содержать своих детей, поскольку, во-первых, лишение родительских прав -это мера ответственности, во – вторых, забота о материальном обеспечении ребенка составляет одну из общечеловеческих обязанностей, которая сохраняет свою силу в любом случае. Вот почему всякий раз при лишении родительских прав суд решает вопрос о взыскании алиментов на ребенка.[39] При этом не имеет значения, на чьем попечении он находится (второго родителя, опекуна или попечителя, приемного родителя, детского учреждения). Любое из перечисленных лиц или администрация учреждения, где постоянно находится ребенок, вправе предъявить иск о взыскании алиментов на содержание несовершеннолетнего ребенка. На лиц, лишенных родительских прав, распространяется также обязанность участвовать в дополнительных расходах на ребенка (ст86 СК).

Если говорить о том, что приобретает ребенок, родители которого утратили свои родительские права, то надо отметить, что отныне:

– создаются правовые предпосылки для устранения существовавшей ранее опасности для жизни, здоровья, воспитания ребенка. А таких детей не так уж мало.

– ребенок беспрепятственно может быть передан на усыновление, под опеку(попечительство), в приемную семью;

– изменяется его семейно-правовой статус, поскольку он попадает в категорию утративших родительское попечение и приравнивается к детям, чьи родители умерли;

– находясь под опекой (попечительством), ребенок приобретает право на получение ежемесячного государственного пособия;

– обязанность по защите прав и интересов ребенка полностью ложится на плечи лиц, заменяющих родителей в установленном законом порядке, в том числе на детское учреждение, где воспитывается ребенок.[40]

После выпуска из стен детского образовательного, воспитательного учреждения ребенок приобретает ряд льгот по материальному обеспечению, предоставлению жилья, трудоустройству и проч. Таким образом, после лишения родительских прав либо полностью восстанавливаются личные права ребенка, либо открывается путь для их беспрепятственного осуществления. Все это можно считать его приобретением.

Согласно п.4 ст.71 СК «ребенок, в отношении которого родители (один из них) лишены родительских прав, сохраняет право собственности на жилое помещение или право пользование жилым помещением, а также сохраняет имущественные права, основанные на факте родства с родителями и другими родственниками, в том числе права на получение имущества». Причем опекун (попечитель) не имеет права на жилую площадь своего подопечного. И наоборот, подопечный не имеет права на жилую площадь опекуна (попечителя). Что касается распоряжения имущественными правами несовершеннолетнего, чьи родители лишены родительских прав, то здесь применяется ст.60 СК, предусматривающая имущественные права любого ребенка.

Если лица, лишенные родительских прав, исключаются из числа наследников по закону, то их дети наследуют после смерти родителей, а также их родственников в соответствии с правилами Гражданского Кодекса,[41] посвященным наследованию.

Таким образом, лишение родительских прав становиться преградой на пути нарушения и имущественных прав ребенка. Утратившие по суду свои родительские права лица теперь уже не могут пользоваться причитающимися ребенку платежами, принадлежащим ему имуществом.

Что же касается потерь, понесенных ребенком в результате лишения его родителей родительских прав, то они сводятся к разрыву с кровной семьей – привычной для них средой обитания, с родителями, добрые чувства к которым чаще всего все-таки существуют.[42]

Правовые последствия лишения родительских прав сохраняют силу, пока родительские права не восстановлены судом. Однако не исключено, что

после лишения родительских прав, и особенно после изъятия ребенка у родителей (одного из них) на основании решения суда о лишенииродительских прав утратившее свои права лицо станет предпринимать попытки изменить свой образ жизни (пройдет курс лечения от алкоголизма, наркомании, начнет трудиться и т.п.). Поэтому спешить с передачей его детей на усыновление не следует. Тем более, что чаще всего дети родителей, утративших свои права, по-прежнему испытывают к ним привязанность, любят их, и нередко взаимно. С другой стороны, полный разрыв существующих семейных связей не всегда желателен. Попытка как-то их сохранить может в отдельных случаях увенчаться успехом. Поэтому передача на усыновление ребенка лица, лишенного родительских прав, допускается по истечении шести месяцев со дня вынесения решения суда о лишении родителей (одного из них) родительских прав (ст.71 СК). Установление такого непродолжительного срока объясняется необходимостью не медлить с передачей ребенка на усыновление в другую – полноценную семью. Так СК одновременно обеспечивает интересы, во-первых, родителя, которого иногда нельзя сразу причислить к разряду безнадежных, во-вторых, несовершеннолетнего, особенно младшего возраста, чье устройство в семью чаще всего не терпит промедления.[43]

Следует также отметить, что лишение родительских прав не освобождает от исполнения родительских обязанностей.

Так, например, истец Шарыповский межрайонный прокурор е интересах несовершеннолетних Валова Данила Николаевича – 11.04.2003года рождения, дочери Валовой Светланы Николаевны -25.04.2004года рождения обратился е суд с указанным иском, мотивируя свои требования тем, что ответчик Валова И.Г., которая является матерью несовершенно летних детей, б течение длительного времени не занимается их воспитанием. 23.12.2004г. в связи с оставлением ответчиком Валовой И. Г. своих детей без присмотра и в антисанитарных условиях, без одежды и питания, дети были помещены в детском отделении Шарыповской ЦРБ, где они находятся в настоящее время. Однако ответчик в течение этого Бремени не навещала детей, не интересуется их здоровьем, не оказывает какой-либо помощи и поддержки. В настоящее Бремя Валова И.Г не работает, проживает б доме родителей в с. Ивановка, злоупотребляет спиртными напитками. Согласно свидетельства о рождении детей, сведения об отце отсутствуют.

В суде помощник Шарыповского межрайонного прокурора исковые требования поддержал и просил суд лишить Валову И.Г. родительских праи и взыскать с нее алименты на содержание детейв пользу детских учреждений.

Ответчик Валова И.Г. в судебном заседании иск. не признала, хотя подтвердила, что ее, 23.12.2004г. у нее забрали, когда ее не было дома, она живет в доме родителей в с.Ивановка, нигде не работает. Забрать детей из больницы не пыталась, так как не имеет средств на дорогу, но полагает, что она может забрать детей, т.к. она сейчас работает и получает по две тысячи рублей и считает, что таких денег хватит месяца на три проживания.

Представитель органа опеки и попечительства Шарыповского района согласна с требованиями истца.

Выслушав объяснения сторон, показания свидетелей, проверив материалы дела, заслушав заключение прокурора, представителя органа опеки и попечительства полагавших исковые требования удовлетворить, суд находит исковые требования подлежащими удовлетворению.

На основании ст. 69 Семейного кодекса РФ родители могут быть лишены родительских прав, если они уклоняются от выполнения обязанностей родителей, отказываются без уважительных причин забрать своих детей из лечебного, воспитательного учреждения, являются больными хроническим алкоголизмом или наркоманией.

Судом установлено, что с 2003 г. ответчик Валова И.Г. злоупотребляет спиртными напитками, проживает в доме родителей в с. Ивановка, не имеет постоянного места работы, не заботится о воспитании и содержании детей. Сотрудниками милиции совместно с органом опеки и попечительства. Все это время велась профилактическая работа с Валовой И.Г., которая не дала положительных результатов Н ответчик, не приняла никаких мер для возврата детей в семью. Пояснения ответчицы о том, что она несколько раз ездила в г. Шарыпово в детскую поликлинику в шестом микрорайоне, но ей не разрешили видеться с детьми, суд находит неубедительной и надуманной, т.к. дети находятся в детском отделении Шарыповской ЦРБ первом микрорайоне г. Шарыпово. Кроме того, как следует из пояснений свидетелей уполномоченного участкового милиции Новак Н.И., фельдшера ФАП Бледновой Г.В. и представителя органа опеки и попечительства Санниковой НИ., ни к кому из них Валова И.Г. не обращалась по поводу возвращения детей в семью.

Указанные обстоятельства подтверждаются также объяснениями свидетелей Новак Н.И., Бледновой Г.В., Степук A.EL, подтвердивших, что дети Данила и Светлана из-за невозможности их прожигания в антисанитарных условиях, отсутствия необходимых продуктов и одежды, хронических простудных заболеваний, были помещены е детское отделение Шарыповской ЦРБ. Ответчик никаких усилий для возвращения детей не принимает, е настоящее время проживает е доме родителей в с. Ивановка, периодически злоупотребляет спиртными напитками.

Согласно акту обследования жилищно-бытовых условий семьи за период с июля 2004 г. по апрель 2005 года еидно, что ответчик проживает в доме, принадлежащем родителям, на момент посещения Валова И.Г. не работала, периодически злоупотребляет спиртными напитками, ею не ведется подсобное xозяйство, собственного дохода у ответчика не имеется, помещение находится в антисанитарных условиях (л.д. 19-22). На учете у врача-нарколога ответчик не состоит. Согласно свидетельства о рождении детей, сведения об отце отсутствуют. Согласно заключению органа опеки ответчика Валову И.Г следует лишить родительских прав..

Оценивая имеющиеся доказательства в совокупности, суд находит исковые требования о лишении Валовой И.Г. родительских прав обоснованными и подлежащими удовлетворению. При этом суд исходит из интересов детей, которые при оставлении их с ответчиком будут лишены надлежащего ухода, заботы и воспитания.

Согласно ч, 2 ст. 71 СК РФ лишение родительских прав не освобождает родителей от обязанности содержать своих детей. Поэтому Валова И.Г. б силу ct.ct. 80 – 81 СК РФ обязана содержать своего несовершенно летнего ребенка, в отношении которых она лишена родительских прав, до их совершеннолетия, и с нее следует взыскать алименты. Руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ, суд решил: лишить родительских прав Валову Ирину Геннадьевну отношении Валова Данила Николаевича – 11.04.2003года рождения, Валовой Светланы Николаевны – 25.04.2004года рождения.

Передать Валова Данила Николаевича, Валову Светлану Николаевну органу опеки и попечительства Администрации Шарыповского района Красноярского края.

Взыскать алименты с Валовой Ирины Геннадьевны – 18.07.1985 года рождения, уроженки с.Ивановка Шарыповского района Красноярского края, не работающей, проживающей с.Ивановка Шарыповского района Красноярского края ул. Цен тральная дом 1 кв.2, алименты на содержание сына Валова Данила Николаевича – 11.04.2003года рождения, дочери Валовой Светланы Николаевны – 25.04.2004года рождения, в размере 1/3 части ее заработка или иного дохода в пользу детских учреждений, до совершеннолетия детей, начиная с 29.04.2005г., с зачислением на личные счета детей.

Взыскать с Валовой Ирины Геннадьевны госпошлину в доход государства в размере 200 рублей.[44]

ГЛАВА 2. ИСПОЛНЕНИЕ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ И ПРОФИЛАКТИКА ЛИШЕНИЯ РОДИТЕЛЬСКИХ ПРАВ

2.1. Порядок исполнения судебных решений о лишении родителей родительских прав

Исполнение решений по делам о лишении родительских прав имеет свои трудности. Они определяются, прежде всего, состоянием самого ребенка, который подчас всего боится, затравлен родителями, продолжает им повиноваться. К тому же лишенные родительских прав лица нередко стремятся любой ценой удержать при себе своих детей, спрятать их. Вот почему исполнение судебных решений по делам подобного рода иногда носит ярко выраженный принудительный характер.

Чтобы избежать создание травмирующей ребенка обстановки, полезно заранее подготовиться к исполнению судебного решения, ориентируясь на ту форму устройства, которая выбрана в данном случае отделом образования. Если речь идет о направлении в детский дом, должна быть готова соответствующая документация. Когда ребенок болен и нуждается в срочном лечении, к его временному устройству в медицинское учреждение подключаются медицинские работники. Словом, успех исполнения судебного решения во многом зависит от качества подготовительной работы.

Исполнение решения о лишении родительских прав осуществляется в соответствии с требованиями ст. 79 Семейного кодекса РФ по правилам, установленным Федеральными законами от 21 июля 1997 г. – «Об исполнительном производстве»[45] _и «О судебных приставах»,[46] а также иными федеральными законами, регулирующими условия и порядок принудительного исполнения судебных актов.

К числу общих принципиально важных правил, касающихся дел данной категории, относится положение об исполнении решений суда по спорам о детях судебным приставом – исполнителем. Подмена его, как это нередко бывает, представителем органов опеки и попечительства противоречитзакону, а потому недопустима. Поскольку именно судебный пристав-исполнитель правомочен на исполнение судебного решения, его требования, направленные на реализацию решения, относятся к числу обязательных (ст.4 Федерального закона «Об исполнительном производстве», ст. 12 Федерального закона «О судебных приставах»). Это означает, что лицом ответственным за исполнение судебного решения по лишению родительских прав, является судебный пристав– исполнитель.

Трудности психологического, педагогического свойства, усложняющие передачу ребенка лицу, в чью пользу решен спор, объясняют необходимость обязательного присутствия при исполнении судебного решения представителя органов опеки и попечительства, компетентного в вопросах воспитания. Попытка представителя этих органов мирным, а потому наименее болезненным для ребенка путем осуществить его передачу в другие руки может увенчаться успехом. Стремиться к этому следует как судебному приставу– исполнителю, так и представителю органов опеки и тогда, когда они вплотную подошли к проблеме исполнения решения.[47] Так, при изъятии детей, чьи родители лишены родительских прав или ограничены в родительских правах, судебному исполнителю надлежит сосредоточить внимание на мерах, нейтрализующих помехи в исполнении решения. Представитель органов опеки и попечительства призван, не допустить насилия над ребенком, смягчить отрицательные для несовершеннолетнего стороны процедуры исполнения решения, найти подход к нему, успокоить его, разъяснить смысл происходящего и т.п. Кроме того, он не должен допустить принудительное исполнение решения в буквальном смысле слова. Малейшие попытки к прямому принуждению антигуманные, непедагогичные по своей сути, а потому должны пресекаться представителем органов опеки и попечительства. По его инициативе в необходимых случаях судебному исполнителю следует приостановить, отложить исполнение решения либо составить акт о невозможности исполнения.[48]

В необходимых случаях привлекаются к участию висполнении судебного решения и представители органов внутренних дел. Таким образом, п.2 ст.79 СК не только четко обозначает круг участников процедуры исполнения судебных решений по спорам, связанным с воспитанием детей, но и дает возможность каждому из них занимать свое место. При этом остается неизменным правило, согласно которому руководящая роль в исполнении подобного рода решений в любом случае принадлежит судебному приставу-исполнителю, который несет ответственность за процесс исполнения и его результат. Это обстоятельство приобретает особый смысл в делах, связанных с семейным воспитанием детей, когда рассчитывать на добровольное исполнение не приходится.[49]

Что же касается места и времени исполнения, то и его определение не относится к малозначительным деталям. Могут возникнуть (и возникают) серьезные проблемы, поскольку речь идет об изъятии несовершеннолетнего из семьи, отобрании его у родителей, что само по себе чрезвычайно трудно. Вот почему ст. 11 Федерального закона «Об исполнительном производстве» не связывает руки судебному исполнителю, разрешая ему исполнять решение суда буквально повсюду, где это удобно, даже на территории, на которую не распространяются его функции. Лишь бы это было целесообразно с точки зрения соблюдения интересов ребенка в столь сложной ситуации. Такое место может быть подсказано родителями, если они спорили о месте проживания ребенка. Но лучше все-таки осуществлять исполнение не в родительском доме, а в нейтральной обстановке – в детском саду, школе, любом другом воспитательном учреждении либо в доме родственников, знакомых, способных обеспечить хотя бы относительное спокойствие при совершении акта передачи ребенка.

Однако в исключительных и не терпящих отлагательства случаях приходится вторгаться в дом родителей, который и становится местом исполнения судебного решения.

Иногда по делам, связанным с передачей ребенка, его изъятием, обязанная к совершению передачи ребенка сторона исчезает вместе с ним. Это обстоятельство действительно становится непреодолимым препятствием на пути исполнения, которое надо приостанавливать на неопределенный срок. Но если так называемый должник исчезает один, то исполнить решение не составит труда – будь то передача ребенка одному из родителей или на попечение органов опеки и попечительства. При изъятии ребенка у лиц, лишенных родительских прав, ограниченных в своих родительских правах, исполнение производится в их отсутствие с применением всех законных способов обеспечения судебного решения, т.е. с помощью работников милиции.

Но самое лучшее для ребенка, когда стороны (мать и отец несовершеннолетнего) договариваются об удобном для них времени исполнения. Такая договоренность может состояться и между лицами, лишенными родительских прав или ограниченными в своих родительских правах судом, и представителем органов опеки и попечительства, выступавшим в качестве истца по делу.[50]

После решения всех вопросов, предшествующих исполнению, наступает само исполнение. Если оно осуществляется в добровольном порядке, то нет проблем. Другое дело, когда предстоит принудительное исполнение. А по делам, связанным с воспитанием детей, чаще всего стороны не склонны к мирному урегулированию спора на любом этапе его разрешения, они до конца противятся возврату ребенка другой стороне, изъятию ребенка из семьи. Тогда исполнение осуществляется по общим правилам с учетом особенностей дела, оказывающих свое воздействие и на исполнение решения суда.[51]

Согласно п.2 ст.79 СК РФ принудительное исполнение решений, связанных с отобранием ребенка и передачей его другому лицу (лицам), должно производиться с обязательным участием органа опеки и попечительства и участием лица (лиц), которому передается ребенок, а в необходимых случаях – с участием представителя органов внутренних дел.

Отсюда следует, что в таких случаях судебный исполнитель обязан известить представителя органов опеки и попечительства о месте исполнения, дате и времени, когда его предстоит совершить. Такое требование понятно. Во-первых, представитель органов опеки и попечительства по долгу службы обязан принимать участие в процедуре, имеющей прямое отношение к защите прав ребенка, во-вторых, он может оказать помощь исполнителю квалифицированным советом, рекомендациями, в-третьих, предотвратить действия антипедагогического характера со стороны любых участников исполнения.

Исполнение решения суда о лишении родительских * прав, ограничении родительских прав связано с изъятием ребенка из семьи, т.е. отобранием у родителей (одного из них), которое наталкивается на сопротивление, противодействие лица, утратившего свои права. Ситуация обычно осложняется и состоянием детей, подлежащих обязательному отобранию. Тем более промедление в таких случаях крайне нежелательно, а разговоры, увещевания неуместны. Вот почему при исполнении таких решений иногда прямой смысл использовать ст. 42 Федерального закона «Об исполнительном производстве», где говорится о взаимодействии судебных исполнителей с работниками милиции. В пределах предоставленных им прав они оказывают содействие в исполнении судебного решения не только потому, что иначе сложно его исполнить, но и из-за существования реальной опасности как жизни, здоровью детей, так и тех, кто пытается их спасти.

В ситуации, возникающей при исполнении судебного решения подобного рода, выходом из положения может быть вызов лица, лишенного родительских прав, а также того, чьи права ограничены судом, например, в отделение милиции, задержание на законных к тому основаниях и т.п. с тем, чтобы парализовать его противодействие исполнению судебного решения. Присутствие такого лица при исполнении вовсе не обязательно, а подчас и нежелательно. Тем более, что его мнение по вопросу устройства детей правового значения не имеет. Главное здесь – бережное отношение к ребенкулюбого возраста. Поэтому облегчает исполнение подготовленностьорганов опеки и попечительства к незамедлительному устройству несовершеннолетнего в одно из детских воспитательных, медицинских и иных учреждений. Другими словами, к моменту исполнения на руках у представителя органов опеки и попечительства должны быть все документы, необходимые для устройства ребенка. А лучше всего, если орган опеки и попечительства попытается устроить детей еще до рассмотрения заявленного иска о лишении, ограничении родительских прав.

Обязательное участие представителя органа опеки и попечительства в исполнении судебного решения в отношении лиц, лишенных, ограниченных в родительских правах, также объясняется необходимостью выполнения возложенных на него функций по охране прав детей, в частности ребенка, подлежащего изъятию. Кроме того, представитель этого органа также призван облегчить для несовершеннолетнего процедуру изъятия, помочь исполнителю советом и рекомендациями педагогического характера с тем, чтобы избежать физического насилия по отношению к ребенку.

При необходимости для разъяснения вопросов, которые могут возникнуть при исполнении, по просьбы сторон или инициативе самого исполнителя может быть привлечен специалист или даже несколько специалистов. Пригласить его или нет – право исполнителя. Но при этом надо учитывать, что в особо сложных случаях его помощниками могут стать, в частности, педагог, воспитатель, детский психолог. Таковы главные действующие лица принудительного исполнения.

При передаче ребенка для проживания одному из родителей другой обязан вернуть несовершеннолетнего истцу. При этом важно убедиться воочию, как ведет себя каждый из родителей в столь нестандартной ситуации. Агрессия, грубость, неуправляемость ответчика, его нежелание прислушаться к мнению других, полное безразличие к состоянию ребенка -лишнее подтверждение правильности вынесенного решения и необходимости его исполнить. Вялость истца, его неумение найти подход к ребенку могут свидетельствовать о допущенной судом ошибке. В обоих случаях имеет смысл отложить исполнение. Применять к ребенку любого возраста силу при передаче его в такой ситуации для проживания другому родителю судебный исполнитель не вправе. Если же и дальше обстановка не изменится, прямой смысл составить акт о неисполнении и направить его в суд. Семейный кодекс РФ позволяет суду при невозможности исполнениявынести определение о временном устройстве ребенка в воспитательное, лечебное учреждение, либо учреждение социальной защиты населения, или другое аналогичное учреждение. Такая мера промежуточного характера чаще всего позволяет разрядить атмосферу, успокоиться родителям и ребенку, после чего легче исполнить решение суда даже в стенах этого учреждения.

При невыполнении без уважительных причин решения суда родитель, обязанный передать ребенка другому родителю, может быть привлечен к ответственности в соответствии со ст.85 Федерального закона «Об исполнительном производстве». А это штраф в размере до 200 минимальных размеров оплаты труда. Причем он удваивается, если и после первоначального наложения штрафа решение все равно не исполняется. Сколько раз можно увеличивать размеры штрафа – закон не определяет. Решение этого вопроса зависит от конкретной ситуации (поведения обоих родителей, их доходов и т.п.).

2.2. Меры профилактики и предупреждения последствий лишения родительских прав

Семейный кодекс направлен на создание и сохранение нормальной семьи с детьми, на их развитие и воспитание родителями, ведущими приемлемый для общества образ жизни.

Безнравственное поведение человека далеко не всегда носит необратимый характер. К тому же у некоторых родителей чувство привязанности к ребенку побеждает, а желание быть с ним рядом, заботиться о нем заставляет лечиться, в частности, от алкоголизма – первопричины противоправного поведения гражданина как родителя. С другой стороны, даже тогда, когда имеет место попрание прав ребенка, должна оставаться возможность для возрождения утраченного.

Вместе с тем восстановление в родительских правах – это своего рода стимул для тех, кому ребенок действительно дорог. Что касается правовой стороны восстановления в родительских правах, то оно допустимо лишь в отношении несовершеннолетних детей, т.к. напрямую связано с воспитанием ребенка. Когда ему исполнится 18 лет, восстановление в родительских правах уже невозможно.

Допускается восстановление в родительских правах, если родители (один из них) изменили свое поведение, образ жизни, отношение к воспитанию ребенка.

Суду для восстановления родительских прав необходимо удостовериться в наличии перечисленных обстоятельств. Для восстановления в родительских правах недостаточно каждого из них в отдельности. Само собой разумеется, что серьезные перемены в поведении, образе жизни, отношении к детям не могут произойти мгновенно, тотчас после лишения родительских прав. Необходим какой-то срок, чтобы стремление лица, утратившего родительские права, вновь их обрести нашло свое выражение не в благих намерениях, а в конкретных поступках и действиях. Нужно время, которое в СК не обозначено. Тем не менее имеет смысл допускать восстановление в родительских правах не ранее 6 месяцев с момента вынесения судом решения о лишении родительских прав.

День вступления в законную силу соответствующего решения суда – это момент восстановления в родительских правах. Восстанавливаются все права и обязанности родителя, утраченные им при лишении родительских прав.

Просить о восстановлении родительских прав могут прежде всего сами родители. Никто другой, даже прокурор или органы опеки и попечительства, просить об этом не могут. Поскольку восстанавливает в родительских правах суд, родители (один из них) должны доказать, что имеются все основания для удовлетворения их просьбы. Помочь им в сборе необходимых справок, документов могут органы опеки и попечительства. Иск о восстановлении в родительских правах предъявляется к тому, кто ранее предъявлял иск о лишении родительских прав. Если ребенок после лишения родительских прав передан на полное государственное попечение в одно из детских учреждений, иск о восстановлении в родительских правах предъявляется к этому учреждению.[52]

При положительном решении происходят серьезные перемены в судьбе ребенка и его родителей. Поэтому при рассмотрении таких дел обязательно участие органа опеки и попечительства, а также прокурора. В любом случае, выступает ли орган опеки и попечительства в роли ответчика или нет, он дает свое заключение о целесообразности или нецелесообразности восстановления в родительских правах. Присутствие в процессе прокурора служит дополнительной гарантией вынесения решения, соответствующего интересам несовершеннолетнего.

Лишение родительских прав влечет за собой устройство ребенка. Обычно он живет либо в другой семье (у опекуна, попечителя, в приемной семье), либо находится в одном из детских учреждений. Иногда он остается у другого родителя, который своих прав не утратил. В любом случае при удовлетворении иска о восстановлении родительских прав возникает проблема, связанная с возвратом ребенка родителю, чьи родительские права восстановлены.[53]

Для облегчения решения этой проблемы СК РФ разрешает суду рассмотреть одновременно с иском о восстановлении в родительских правах требование истца о возврате ему ребенка. Правовым основанием такого требования служит ст. 68 СК РФ, посвященная защите родительских прав. Такое требование подлежит удовлетворению только в случае, если это соответствует интересам ребенка.

Отказ возвращения несовершеннолетнего к родителю означает, что лицо, чьи родительские права восстановлены, становится обладателем права на общение с ребенком. Второй родитель, не лишенный родительских прав, который осуществлял и осуществляет воспитание ребенка, заботится о нем, продолжает получать все причитающиеся ребенку государственные пособия, пользоваться льготами родителя.

В делах о восстановлении в родительских правах суд с помощью педагога, воспитателя выявляет мнение ребенка. При этом акцент делается не на правовой стороне происходящего, которую несовершеннолетний обычно оценить не в состоянии, а на вопросе, хочет ли он или нет вернуться к родителю. И если, по мнению суда, восстановление в родительских правах не в интересах ребенка, суд вправе отказать в иске о восстановлении в родительских правах. Восстановление в родительских правах вообще не может быть произведено, если ребенок, достигший 10 лет, возражает против этого. Мотивы его несогласия значения не имеют, даже если они представляются неразумными и необоснованными.

Нельзя усыновлять ребенка тем, кто лишен родительских прав. Это рассматривалось как безусловное в интересах ребенка препятствие на пути восстановления этих прав. Однако даже здесь не исключается ситуация, когда почему-либо желателен возврат к старому, в прежнюю семью, где родители (один из них) в корне изменили свое поведение. Поэтому, не допуская по общему правилу восстановление в родительских правах в случае усыновления, в качестве выхода из положения Кодекс предлагает отмену усыновления как способ устранения препятствий на пути восстановления в родительских правах. Следовательно, лицу, желающему восстановить свои родительские права, даже если ребенок усыновлен, надлежит сначала предъявить иск об отмене усыновления. В случае отказа в этом иске восстановление в родительских правах исключается. При отмене усыновления вопрос о восстановлении в родительских правах рассматривается на общих основаниях.

В Семейном кодексе предусматриваются все возможные меры для сохранения семьи, особенно семьи с несовершеннолетними детьми.

Естественно, что лишение родительских прав – крайняя мера, поэтому ее применение не всегда целесообразно, хотя иногда и очевидно, что находиться ребенку с родителями (одним из них) опасно для его жизни, здоровья и воспитания. В таких случаях в качестве меры защиты его прав и интересов суд может ограничить родительские права, приняв решение об отобрании ребенка у родителей (одного из них).

Эта процедура применяется в случаях, установленных ст. 73 СК РФ, и влечет за собой последствия, предусмотренные ст. 74 СК РФ. Ограничение родительских прав применяется только к родителям и не распространяется на лиц, их заменяющих (усыновителей, опекунов (попечителей), приемных родителей).

Только суд может ограничить родительские права. При этом отобрание ребенка у родителей (одного из них) будет прямым следствием удовлетворения иска об ограничении этих прав.

Отобрание ребенка у родителей предполагает противодействие родителей, как активное, так и пассивное, их нежелание самим избавить своего ребенка от окружающей его опасности. Если родители бросили ребенка, скрылись в неизвестном направлении, его следует устроить как оставшегося без родительского попечения.

Нет четких границ между основаниями лишения родительских прав и судебным отобранием детей у родителей без лишения родительских прав, что затрудняет использование соответствующих статей Кодекса, мешает выбору наиболее приемлемых в каждой конкретной ситуации способов защиты прав ребенка. Этот недостаток устраняется в последнем варианте СК РФ.

Реальная угроза – опасность оставления ребенка с родителями (одним из них) – общее основание ограничения родительских прав. Это означает, что в семье существует опасность, угроза для жизни, здоровья, воспитания ребенка.

Все это касается родителей, проживающих совместно с ребенком. Если родители и дети проживают по разным адресам либо ребенок находится вне семьи, нет оснований для применения ограничения прав.

Исключение составляют случаи, когда пусть даже кратковременное общение детей с родителями все-таки происходит (например, дети на выходные дни, каникулы приезжают из школы-интерната в родительский дом). И если даже в эти дни детям опасно оставаться с родителями, для их защиты применяются нормы ст. 73 СК РФ.

Степень опасности не для каждого ребенка может быть одинаковой. Маленький ребенок может погибнуть, тяжело заболеть, если останется даже на короткий срок один. Для подростка, обладающего относительной самостоятельностью, наибольшую опасность обычно представляет асоциальное окружение его родителей, их стремление использовать несовершеннолетнего в достижении своих антисоциальных целей. Следовательно, характер опасности, ее значение в жизни ребенка определяются в каждом конкретном случае. И вовсе не обязательно, чтобы ее негативный результат уже наступил.

Для ограничения родительских прав достаточно самого факта существования угрозы. Но для использования ст. 73 СК РФ необходимо установить, чем вызвана эта угроза. Если в действиях (бездействии), поступках родителей (одного из них), порождающих опасность для ребенка, вовсе нет вины (например, они вызваны тяжелым психическим расстройством, серьезным физическим дефектом), налицо все основания для ограничения родительских прав. Исключение составляют случаи, когда родители признаны судом недееспособными. В подобного рода ситуациях ребенок подлежит устройству, как оставшийся без родительского попечения.

Тяжелые обстоятельства в семье – это еще одна причина возникновения опасной для ребенка обстановки (например, проживание ребенка вместе с отчимом либо другим членом семьи, страдающим хроническим алкоголизмом, который жестоко с ним обращается, чему мать противодействовать не в состоянии).[54]

Невозможно предугадать, какие тяжелые обстоятельства могут сложиться в семье, от чего появится угроза для жизни, здоровья, воспитания ребенка. Суду всякий раз предстоит убедиться, что налицо основания для ограничения родительских прав, а СК РФ предоставляет ему свободу в оценке сложившейся семейной ситуации с учетом интересов ребенка.

Не давая исчерпывающего перечня оснований для ограничения родительских прав, СК РФ ориентирует на выбор такого способа защиты прав ребенка и в случаях, когда почему-либо лишение родительских прав невозможно, т.к. не установлены достаточные для этого основания. Подобного рода разъяснение предназначено как для лиц, желающих выступить в роли истца, так и для суда, рассматривающего дело по существу. К этому следует добавить, что ограничение родительских прав целесообразно, если есть реальная надежда на изменение положения дел в родительской семье к лучшему.[55]

Практика показала, что прибегать к отобранию ребенка на основании судебного решения не в его интересах, поскольку его семейно-правовой статус не отличается определенностью, что существенно затрудняет последовательную защиту его прав. Кодекс вносит полную ясность, устанавливая, что, если родители (один из них) не изменят своего поведения, органы опеки и попечительства обязаны предъявить к ним иск о лишении родительских прав. При этом не имеет значения, кто предъявлял иск об ограничении родительских прав. Кроме того, выполнение такой обязанности обусловлено сроком – 6 месяцев с момента вынесения судом решения об ограничении родительских прав (т.е. со дня вступления решения суда в законную силу). Тем самым ограничение родительских прав судом стало еще одним шагом по пути укрепления правовых гарантий защиты детей, оставшихся без попечения родителей. Одновременно это становится реальной мерой воздействия на родителей, которым после отобрания у них ребенка не следует чувствовать себя свободными от всех обязательств по отношению к своим детям. Ограничение родительских прав – это либо шаг к оздоровлению неблагополучной семьи, либо, наоборот, путь к полному прекращению родительских правоотношений путем лишения родительских прав со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Предъявление иска об ограничении родительских прав в целях своевременного принятия мер по защите прав и интересов детей – компетенция не только органов и учреждений, на которые возложены обязанности по охране прав несовершеннолетних детей, но и близких родственников ребенка (дедушки, бабушки, братьев и сестер), дошкольных учреждений, общеобразовательных учреждений и др., которые соприкасаются с ребенком в его повседневной жизни, а также прокурора.

Ограничение в родительских правах касается только родителя, оставление с которым по месту их жительства опасно для ребенка. Если одновременно предъявляются требования о взыскании алиментов на содержание ребенка, истец может обратиться в суд по месту своего нахождения. Использование такой возможности обычно смысла не имеет, поскольку со всех точек зрения целесообразно рассмотрение иска по месту нахождения ребенка, которое в делах подобного рода совпадает с местом жительства ответчика.

Ограничение родительских прав есть разновидность ограничения одного из основных прав (п. 2 ст. 38 Конституции РФ) гражданина.

Дела об ограничении родительских прав рассматриваются с участием прокурора. Другой непременный участник процесса – органы опеки и попечительства.

Вопрос о взыскании алиментов на ребенка с лиц, у которых он отобран по суду независимо от лишения родительских прав, на практике решался по-разному. СК РФ обращает внимание на позицию суда в деле по ограничению в родительских правах, который «решает вопрос о взыскании алиментов на ребенка». Тем самым подчеркивается, что речь идет не об обязанности суда. Ему лишь предоставляется право решить этот вопрос применительно к данной конкретной ситуации. И главное – не оставить без внимания проблему алиментирования ребенка родителями в случае ограничения их родительских прав. Как правило, подлежащий отобранию у родителей несовершеннолетний еще не устроен, поэтому одновременно с удовлетворением исковых требований об ограничении родительских прав следует взыскать с ответчика алименты на ребенка.[56]

Ограничение родительских прав имеет двойной смысл для родителей и для самого ребенка.

Опасность, исходящая от родителей (одного из них), делает невозможным их личное участие в воспитании несовершеннолетнего. Прямая связь с опасностью означает, что следует как можно скорее отобрать ребенка у родителей. То же самое происходит, если родители (один из них) не могут и (или) не хотят оградить своего ребенка от существующей в семье угрозы, поскольку в конечном счете не имеет значения, каков источник ее возникновения. Результатом удовлетворения иска об ограничении родительских прав становится отобрание ребенка у родителей, утрата ими права воспитывать своего ребенка лично.[57]

Предусматривается также прекращение права на получение льгот и государственных пособий, установленных для граждан, имеющих детей.

Ограничиваются и права на воспитание. Родители не могут осуществлять и все те действия, которые напрямую касаются воспитания ребенка. Так, они не вправе выбирать образовательное учреждение и форму обучения своих детей, защищать их права и интересы личного характера, выступать в роли законных представителей своих детей. В статье 64 СК РФ имеется специальная оговорка: «Родители не вправе представлять интересы своих детей, если органом опеки и попечительства установлено, что между интересами родителей и детей имеются противоречия». А опасность общения детей и родителей представляет собою крайний вид такого противоречия.

После отобрания ребенка у родителей ребенок попадает либо в другую семью, либо в одно из детских учреждений, и, как правило, проблемы выселения лица, чьи права ограничены, не возникает. Если же ребенок с назначенным ему опекуном продолжает оставаться в семье, где он жил раньше, опекун по мере своих возможностей защищает своего подопечного. Обязательное устройство отобранного у родителей ребенка снимает и проблему охраны его имущественных прав лицами, чьи родительские права ограничены, поскольку она целиком и полностью ложится на плечи опекуна (попечителя), приемного родителя либо детского учреждения, где находится несовершеннолетний.

Правило о содержании родителями своих несовершеннолетних детей в принципе не знает исключений. Родители должны заботиться о материальном обеспечении ребенка практически в любой, даже экстремальной, ситуации. Никаких исключений на этот счет не делается, правило служит достаточной гарантией защиты прав несовершеннолетних детей, оставшихся без попечения родителей в результате ограничения последних в родительских правах. С другой стороны, специальное указание на то обстоятельство, что ограничение родительских прав не освобождает родителей от обязанности по содержанию ребенка, позволяет обеспечить его интересы, где бы он ни находился.

Сохраняются для ребенка, в отношении которого родители (один из них) ограничены в родительских правах, право собственности на жилое помещение или право пользования жилым помещением, а также имущественные права, основанные на факте родства.

Для обеспечения прав и интересов ребенка при ограничении родительских прав обоих родителей ребенок передается на попечение органов опеки и попечительства. Это имеет место и в тех случаях, когда в родительских правах ограничена одинокая мать или одинокий отец.

Если ограничен в родительских правах один из родителей, а другой родительских прав не лишен, устройство несовершеннолетнего зависит от многих обстоятельств, складывающихся в каждой конкретной ситуации. Если второй родитель продолжает заботиться о своем ребенке, нет надобности в помощи органов опеки и попечительства.[58]

Когда же второй родитель почему-либо не может или не хочет выполнять свои родительские обязанности, возможны два варианта выхода из создавшегося положения: либо органы опеки и попечительства оказывают помощь такому родителю (например, путем устройства ребенка в одно из детских воспитательных, медицинских учреждений), либо принимают меры по защите прав и интересов ребенка как утратившего родительское попечение.

Суд в своем решении, ограничив родительские права, должен обязательно указать, что дети передаются на попечение органов опеки и попечительства. Однако никаких конкретных рекомендаций на этот счет суд давать не может, поскольку определение способов защиты прав ребенка, оставшегося без попечения родителей, входит в компетенцию органов опеки и попечительства. Если же в момент рассмотрения иска об ограничении родительских прав ребенок уже устроен, нельзя считать, что он находится в опасности. Поэтому в таких случаях нет оснований для удовлетворения заявленного иска.

Закон направлен на возможное сохранение семьи и связи родителей с детьми путем оставления некоторых контактов между ними.

Правовая связь ребенка с родителями, чьи родительские права ограничены, создает основу его контактов с ними, когда есть надежда на восстановление нормальных здоровых отношений. При этом нельзя не учитывать, что ограничение прав чаще всего связано с отсутствием вины родителя.

Условием сохранения личной связи родителя, чьи права ограничены, с несовершеннолетними детьми служит соблюдение правила «если это не оказывает на ребенка вредного влияния». Поэтому необходимость продолжения контакта между ними во многом зависит от причин возникновения опасной для ребенка обстановки. Здесь не может быть одинакового подхода.[59]

Когда ограничение родительских прав вызвано тяжелым психическим заболеванием родителя, то в период ремиссии его болезненного состояния имеет смысл не препятствовать его встречам с ребенком. Такие встречи могут быть кратковременными и проходить под контролем лица, заменяющего родителя.

Если послужившая причиной ограничения родительских прав опасность исходит от других членов семьи (лишенного родительских прав родителя, отчима, деда и т.п.), вряд ли стоит запрещать свидания с ребенком того родителя, который оказался неспособным нейтрализовать эту опасность, устранить ее. Но само собой разумеется, что контакт с ним должен осуществляться вне стен дома, где существовала и существует угроза для несовершеннолетнего.

Контакты предполагают существование разных форм общения – от личных (разной продолжительности) встреч до кратких свиданий в присутствии педагога, воспитателя, лица, заменяющего родителей, членов его семьи, переписка с ребенком, телефонные переговоры с ним, которые помогают сохранить связь с ребенком, поддержать в нем добрые чувства к родителю, когда они есть. Со временем нить такой связи может окрепнуть и стать реальной предпосылкой устранения существовавшей в семье опасности. Таким образом, вопрос о контакте ребенка с родителями, у которых он отобран по суду, имеет глубокий психологический и педагогический подтекст. Важно, чтобы согласие на это общение дали те, кто имеет возможность оценить конкретную ситуацию, определить подлинные интересы ребенка и, что не менее существенно, воочию убедиться, что связь с родителями (одним из них) полезна или, напротив, способна принести ребенку вред.

Контакты ребенка с родителями могут происходить с согласия органа опеки и попечительства, опекуна (попечителя), приемных родителей ребенка, администрации учреждения, в котором находится ребенок.

При этом имеется в виду согласие одного из перечисленных лиц, осуществляющих непосредственно заботу о несовершеннолетнем. Дополнительной санкции на такое согласие со стороны органов опеки и попечительства не требуется. В ситуации, требующей квалифицированного совета, его могут дать органы опеки и попечительства.[60]

Гражданин, утративший свои права по решению суда, может их восстановить только в судебном порядке. Отмена ограничения родительских прав производится судом. Результатом подобного рода отмены является возвращение отобранного ребенка родителям (одному из них). Таким образом, сначала суду предстоит отменить ограничение родительских прав, а потом тем же решением разрешить возврат ранее отобранного ребенка родителям (одному из них). Однако даже при отмене ограничения в родительских правах суд не обязан, а всего лишь может разрешить возвращение ребенка родителям. Предоставление суду свободы при решении этого вопроса объясняется тем обстоятельством, что далеко не всегда возврат ребенка в прежнюю семью соответствует его интересам.

Основанием для ограничения в родительских правах служит опасность пребывания ребенка с родителями, следовательно, отмена ограничения родительских прав может иметь место лишь в случае, если суд установит, что опасность миновала (родитель вылечился, изменил свое поведение и т.п.). Доказать это обстоятельство предстоит истцу.

Истцом по делу об отмене ограничения родительских прав может быть только тот, чьи права были ограничены. Именно ему в первую очередь надлежит доказать, во-первых, факт исчезновения опасности, угрожавшей ребенку, во-вторых, целесообразность возвращения несовершеннолетнего в родительскую семью. Таким образом, в одном процессе рассматриваются два взаимосвязанных, но по-своему обособленных исковых требования. Второе из них по своей сути сводится к защите родительских прав, а потому находится в прямой зависимости от требований, предусмотренных в этой статье.

Как правило, ответчиком по этим делам является тот, кто предъявлял иск об ограничении родительских прав. Чаще всего в таком качестве выступают органы опеки и попечительства. Если ранее отобранный ребенок устроен в семью опекуна (попечителя), приемную семью, то органам опеки и попечительства надлежит быть ответчиком, а лицу, заменившему родителей (одного из них), – соответчиком по делу. После удовлетворения иска как в части отмены ограничения в родительских правах, так и возврата ребенка родителю решение об установлении опеки (попечительства) прекращает свое существование.[61]

Любые семейно-правовые споры решаются в интересах ребенка, это относится и к отмене судом ограничения родительских прав. Поэтому надлежит, во-первых, исходить из интересов ребенка, во-вторых, учитывать его мнение. Это мнение должно касаться как отмены ограничения родительских прав, так и возврата ранее отобранного ребенка родителям (одному из них). Более того, суд вправе отказать в иске об отмене ограничения родительских прав, если возвращение ребенка родителям противоречит его интересам. Поэтому возможна отмена ограничения родительских прав с одновременным отказом в возврате ребенка родителям (одному из них). Как то, так и другое обусловлено разными обстоятельствами, влечет за собою разные правовые последствия. Что касается обязательного учета мнения ребенка, то речь может идти только о его согласии (несогласии) вернуться к родителям (одному из них).


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Российское семейное законодательство часто относиться к числу традиционных, достаточно стабильных отраслей права, которые не находятся в прямой конъюнктурной зависимости от перемен в государстве и обществе. В определенной степени это так, поскольку в результате длящегося веками процесса развития брачно-семейных отношений, регулируемых, в частности, нормами семейного права, появились устойчивые нормы поведения в семье, присущие практически всем цивилизованным государствам. Однако любое законодательство обладает способностью обнаруживать такие пробелы и недостатки, которые порой даже трудно предвидеть. В семейных отношениях опосредовано отражаются особенности окружающей действительности.

Укрепление правовых гарантий защиты прав субъектов брачно-семейных отношений, – несомненно, веление времени. Расширение международно-правовых связей Российской Федерацией, признание и ратификация целого ряда международных договоров диктуют необходимость приведения действующего законодательства в соответствии с этими документами. Российская Федерация, как участник Конвенции ООН «О правах ребенка» обязана обеспечить реализацию прав и интересов детей, обеспечить защиту детей от всех форм физического или психического насилия, различных злоупотреблений, отсутствия заботы или небрежного обращения со стороны родителей, других законных представителей.

Проблема, рассмотренная в работе, лишь малая грань большого многогранника – права и интересы несовершеннолетних детей. И не смотря на это заслуживает дальнейшей разработки.

Во-первых, абсолютное большинство норм семейного законодательства рассчитано на граждан с позитивной направленностью, а субъекты семейного неблагополучия не воспринимают их вообще. Безусловно, для большинства родителей, применение таких мер семейно-правовой ответственности как лишение или ограничение родительских правявляется действительно исключительными, а,следовательно, и высокоэффективным наказанием. Но в силу того, что указанные меры применяются к лицам деморализованным, утратившим понятие ценности отцовства и материнства, они не только не достигают ожидаемого эффекта, но и окончательно снимают с родителей ответственность за воспитание детей. В настоящие время цель защиты интересов ребенка от противоправного поведения со стороны родителей считается достигнутой, если будет предотвращено отрицательное влияние такого поведения на детей, т.е. система права не предусматривает каких-либо мер по отношению к родителям из неблагополучной семьи после достижения этой цели. Следовательно, ликвидация семейного неблагополучия сводиться пока лишь к устранению отрицательного влияния на несовершеннолетних членов семьи.

Во-вторых, Семейный кодекс предоставил ребенку право на защиту от злоупотреблений со стороны родителей (лиц их заменяющих), а также в случаях невыполнения или ненадлежащего выполнения с их стороны обязанностей по воспитанию и образованию несовершеннолетнего. Своеобразие такой постановки вопроса вызвана тем, что чаще всего дети в семье страдают по вине родителей, что обнаружит совсем непросто. Причем, обратится за защитой в органы опеки и попечительства может несовершеннолетний любого возраста, а в суд лишь тот, кому исполнилось четырнадцать лет. С одной стороны, закон предоставляет право подростку обратится с иском в суд в защиту своих прав, нарушаемых родителями, а с другой стороны не включает его в перечень истцов по делу о лишении родительских прав. Семейный кодекс эту коллизию никак не разрешает. На мой взгляд, в этой ситуации необходимо обратиться к процессуальному законодательству, которое предоставляет, в случаях предусмотренных законом, по делам, возникающим из брачно-семейных правоотношений, несовершеннолетнему право лично защищать в суде свои права и охраняемые законом интересы.

В-третьих, вот уже не один год правоведами предлагаетсявнести в Уголовный кодекс норму, предусматривающую для родителей,совершивших умышленное преступление против своих детей,дополнительную меру наказания – лишение родительских прав. Это связано с тем, что совершение умышленного преступления против жизни или здоровья своих детей является самостоятельным основанием для лишения родительских прав. И достаточно приговора суда по этому факту, чтобы суд удовлетворил иск о лишении родительских прав. Но на сегодняшний день ситуация выглядит так, что если после приговора суда никто из лиц, перечисленных в СК, не обращается с иском в суд о лишении родительских прав, то после отбытия наказания такой родитель возвращается в семью и, как правило, продолжает свои издевательства. Но, несмотря на все это, соответствующие изменения в уголовное законодательство внесены не были. Скорее всего, это связано с тем, что лишение родительских прав это мера семейно-правовой ответственности, а поэтому подлежит рассмотрению только в порядке гражданского судопроизводства.

В-четвертых, не совсем понятна позиция судей в отношении такого основания лишения родительских прав, как злостное уклонение от уплаты алиментов. Чтобы суд удовлетворил иск по этому основанию требуется приговор суда о привлечении родителя по ст. 157 УК: злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей. Но чаще всего оснований для привлечения родителя к уголовной ответственности не достаточно, а к гражданской в виде лишения родительских прав нет возможности, т.к. отсутствует приговор суда. Получается замкнутый круг. На мой взгляд, достаточно убедиться в постоянном стремлении уклониться от уплаты алиментов, материальной поддержки своих детей, чтобы суд удовлетворил иск по этому основанию, т.к. одна из первейших обязанностей родителей это обязанность по содержанию своих несовершеннолетних детей.

И в завершении, изложенных выводов, хочется сказать онеобходимости создания нормативной основы для ведения профилактической работы в области семейного неблагополучия. Это требует определения правовых оснований для признания семьи неблагополучной и вмешательства в брачно-семейные отношения ее субъектов, т.к. основная масса неблагополучных семей не попадает в число объектов профилактики.


СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Конституция Российской Федерации (с изм. от 14.10.2005) // Российская газета. – 1993. – 25 дек., Собр. Законодательства РФ. – 2005. – № 42. – Ст. 4212.

2. Конвенция о правах ребенка (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20.11.1989) (вступила в силу для СССР 15.09.1990) // Сборник международных договоров СССР, выпуск XLVI, 1993.

3. Семейный Кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 № 223-ФЗ (ред. от 28.12.2004) // Собр. Законодательства РФ. – 1996. – № 1. – Ст. 16, Собр. Законодательства РФ – 2005. – № 1 (часть 1). – Ст. 11.

4. Гражданский процессуальный Кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 21.07.2005) // Собр. Законодательства РФ. – 2002. – № 46. – Ст. 4532, Собр. Законодательства РФ. – 2005. – № 30 (ч. 1). – Ст. 3104.

5. Жилищный Кодекс Российской Федерации от 29.12.2004 № 188-ФЗ // Собр. Законодательства РФ. – 2005. – № 1 (часть 1). – Ст. 14.

6. Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 21.07.2005) // Собр. Законодательства РФ. – 1996. – № 25. – Ст. 2954, Собр. Законодательства РФ. – 2005. – № 30 (ч. 1). – Ст. 3104.

7. Гражданский Кодекс Российской Федерации (часть третья) от 26.11.2001 № 146-ФЗ (ред. от 02.12.2004) // Собр. Законодательства РФ. – 2001. – № 49. – Ст. 4552, Собр. Законодательства РФ. – 06.12.2004. – № 49. – Ст. 4855.

8. Гражданский Кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 21.07.2005) // Собр. Законодательства РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301, Собр. Законодательства РФ. – 2005. – № 30 (2 ч.). – Ст. 3120.

9. Гражданский Кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 № 14-ФЗ (ред. от 18.07.2005) // Собр. Законодательства РФ. – 1996. – № 5. – Ст. 410, Собр. Законодательства РФ. – 2005. – № 30 (1 ч.). – Ст. 3100.

10. Федеральный закон «Об исполнительном производстве» от 21.07.1997 № 119-ФЗ (ред. от 22.08.2004) // Собр. Законодательства РФ. – 1997. – № 30. – Ст. 3591, Собр. Законодательства РФ. – 2004. – № 35. – Ст. 3607.

11. Федеральный закон «О судебных приставах» от 21.07.1997 № 118-ФЗ (ред. от 22.08.2004) // Собр. Законодательства РФ. – 1997. – № 30. – Ст. 3590, Собр. Законодательства РФ. – 2004. – № 35. – Ст. 3607.

12. Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан (утв. ВС РФ 22.07.1993 № 5487-1) (ред. от 07.03.2005) // Ведомости Съезда Народных Депутатов и Верховного Совета РФ. – 1993. – № 33. – Ст. 1318, Собр. Законодательства РФ. – 2005. – № 10. – Ст. 763.

13. Закон РФ «Об образовании» от 10.07.1992 № 3266-1 (ред. от 21.07.2005) // Собр. Законодательства РФ. – 1996. – № 3. – Ст. 150, Собр. Законодательства РФ. – 2005. – № 30 (1 ч.). – Ст. 3111.

14. О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. № 10 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1998. – № 7.

15. Аморянов Н.А. Семейное право. – М., 2000.

16. Азарова Е.Г. Право на пособие. Виды и размеры выплат. Комментарий законодательства. – М., 1997.

17. Батова О.С. Проблемы классификаций судебных споров, связанных с воспитанием детей // Журнал российского права. – 2005. – № 6.

18. Белякова A.M. Правовая охрана детства: Учебное пособие. – М.: Знание, 1968.

19. Беспалов Ю. Основания и порядок лишения родительских прав // Российская юстиция. – 2000. – № 12.

20. Блохина О.Ю. Сочетание частного и публичного в деятельности органов опеки по обеспечению интересов детей // Право и политика. – 2004. – № 8.

21. Бороданков А., Джандвери А. Лишение родительских правпреступников при рассмотрении уголовных дел // Соц. законность. – 1969. – № 7.

22. Боровиков В.Б. Ответственность за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего (ст. 156 УК РФ) // Российский судья. – 2005. – № 2.

23. Волкова Н. Насилие над детьми требует ужесточения наказания
за содеянное: Комментарий специалиста // Человек и закон.– 1996. – № 7.

24. Гаврилов СТ., Анисимов А.А., Середин А.А. Правовая защита семьи: Учебно-методические рекомендации, 2004

25. Домашняя юридическая энциклопедия: Семья. – М., Искусство 2003.

26. Дьяченко А., Цымбал Е. Актуальные проблемы защиты детей от жестокого обращения в современной России // Уголовное право. – 1999. – № 4. – С. 75.

27. Емельянов В. Понятие злоупотребления гражданскими правами // Законность. – 2000. – № 11.

28. Королев Ю.А. Комментарий к Семейному Кодексу РФ (постатейный). – М.: Юридический Дом «Юстицинформ», 2003.

29. Королев Ю.А. Супруги, родители, дети. – М., 1985., // Перииздат. – М.: ИНФРА. - 2001.

30. Кострова Н.М. Семью защитит закон. – Махачкала, 1983.

31. Кривоносова П.А. Лишение родительских прав // Правоведение. -1990. – № 2.

32. Мороз Л.К. Рассмотрение судами дел о лишении родительских прав. – М., 1991.

33. Нечаева A.M. Правонарушения в сфере личных семейныхотношений. – М., 1991.

34. Нечаева A.M. Семейное право: Курс лекций. – М., 1998. // Перииздат. ИНФРА. – 2003.

35. Нечаева A.M. Споры о детях. – М., 1989.

36. Нечаева A.M. Семейныйкодекс о правах и обязанностях родителей и детей. // Начальная школа. – 1997. – № 9.

37. Нечаева A.M. Исполнение по делам, связанным своспитанием детей // Российская юстиция. – 1998. – № 4.

38. Нечаева A.M. Новый семейный кодекс // Государство и право. – 1996. – № 6.

39. Овчинникова И.Г. Осторожно дети. – М., 1990.

40. Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю. Шведовой. – М., 1989.

41. Парышев А.И. Правовое регулирование уплаты средств на содержание детей и нетрудоспособных родителей // Российский следователь. – 2004. – № 12.

42. Пчелинцева Л.М. Обеспечение безопасности несовершеннолетних граждан семейно-правовыми средствами // Журнал российского права. – 2001. – № 6.

43. Пчелинцева Л.М.Семейное право России. – М., 1999.

44. Семейный кодекс РФ. Комментарий / Под ред. И.М. Кузнецовой. – М.: Норма, 1996.

45. Червяков К. Установление ипрекращение родительских прав и обязанностей. – М., 1975.

46. Юридический энциклопедический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева. – М., 1987.

47. Архив Шарыповского районного суда за 2004 год. Дело №2-2242/2004.

48. Архив Шарыповского Суда Р.Ф. за 2005. Дело № 2 -159/05.

49. Архив Шарыповского Суда Р.Ф. за 2004. Решение от 24.05.2004.

50. Архив Шарыповского районного суда за 2005 год.. Решение от 30.05.2005.

Приложение 1

РЕШЕНИЕ Именем Российской Федерации

г. Шарыпово09 марта 2005 года

Судья Шарыповского районного суда Красноярского края Грушина Т.П., при секретаре Григорьевой Н.В.,

с участием помощника Шарыповского межрайонного прокурора Петровой К.А. ответчика Тихонова А.А.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску прокурора Советского района г. Красноярска к Тихонову Анатолию Анатольевичу о лишении родительских прав и взыскании алиментов,

установил:

Прокурор Советского района г. Красноярска обратился в суд с иском к Тихонову А.А. о лишении родительских прав и изыскании алиментов, мотивируя свои требования чем, что ответчик, который является отцом несовершеннолетнего сына Тихонова Максима, 03 января 1990 года рождения, в течение длительного времени совместно с ним не проживает, не занимается его воспитанием и содержанием. В августе 1996 года брак между ответчиком и матерью несовершеннолетнего Тихонова М.А. расторгнут, последний остался проживать с матерью. В июле 2003 года Загороднева (Тихонова) Л.А. умерла. Несовершеннолетний Тихонов Максим с этого времени проживает с дядей Лиховским Э.А. в г. Красноярске.

Распоряжением администрации Советского района г. Красноярска от 31 октября 2003 года Лиховским Эдуардом Александровичем установлена опека над несовершеннолетним Тихоновым М.А.. Опекун в сентябре 2004 года обратился в прокуратуру с просьбой решить вопрос о лишении родительских прав отца ребенка.

В суде помощник Шарыповского межрайонного прокурора Петрова К.А. исковые требования прокурора Советского района г. Красноярска поддержала и просила суд лишить Тихонова А.А. родительских прав и взыскать с него алименты в пользу Лиховского Э.А..

Ответчик Тихонов А.А. в суде иск признал и пояснил, что состоял в браке с Лиховской (Тихоновой) Л.А. с 1990 года, в 1996 году брак был расторгнут. В январе 1990 года родился сын Максим. В 2003 году Тихонова Л.А. умерла. В настоящее время у него другая семья. Ребенок проживает в г. Красноярске у дяди Лиховского Э.А.. Он давал ему разрешение на опеку над сыном. Воспитанием и содержанием ребенка он не занимался.

Третье лицо Лиховский Э.А., проживающий в г. Красноярске, в судебное заседание не явился по уважительной причине, просил о рассмотрении дела в его отсутствие, иск прокурора удовлетворить.

Представитель органа опеки и попечительства управления образования Шарыповского района Негодина ИГ. с требованиями прокурора согласна и пояснила, что Тихонов А.А. имеет другую семью, с сыном виделся год назад, отношения с ним не поддерживает, материальной помощи на его содержание опекуну не оказывает.

Выслушав объяснения сторон, проверив материалы дела, заслушав заключение прокурора, полагавшего исковые требования удовлетворить, суд находит исковые требования подлежащими удовлетворению.

В силу ст.69 Семейного кодекса РФ родители могут быть лишены родительских прав, если они

уклоняются от выполнения обязанностей родителей, в том числе при злостном уклонении от уплаты алиментов.

Согласно акту обследования жилищно-бытовых условий от 28 октября 2004 года Тихонов А.А.

проживает в 2-комнатной квартире в с. Родники с с Урневой Л.С., брак не зарегистрирован, на момент

посещения Тихонов А.А. работает сторожем, в доме чисто, имеется подсобное хозяйство (л.д. 20).

Согласно акту обследования жилищно-бытовых условий опекун Лиховский Э.А. проживает в 2-комнатной квартире в г. Красноярске, в квартире имеется необходимая мебель, одежда, отдельная комната, Лиховский Э.А. работает ООО ПКФ «Альтаир» (л.д. 13).

Согласно заключению Управления образования администрации Советского района г. Красноярска ответчика Тихонова А.А. следует лишить родительских прав в отношении несовершеннолетнего Тихонова М.А. (л.д. 21).

Согласно заключению Управления образованием администрации Шарыповского района от 03.03.2005 г. Тихонова А.А. как не участвующего в воспитании и содержании ребенка в течение длительного времени следует лишить родительских прав (л.д. 48).

Оценивая имеющиеся доказательства, суд находит исковые требования о лишении Тихонова А.А. родительских прав обоснованными и подлежащими удовлетворению, при этом суд исходит из интересов ребенка, который со стороны ответчика лишен надлежащего ухода, заботы и воспитания.

В соответствии с чЛ ст.84 СК РФ на детей, оставшихся без попечения родителей, алименты взыскиваются в соответствии со ст.ст.81-83 СК РФ и выплачиваются опекуну (попечителю) детей. Руководствуясь ст.ст.194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

2

Лишить родительских прав Тихонова Анатолия Анатольевича в отношении несовершеннолетнего сына Тихонова Максима Анатольевича 03 января 1990 года рождения.

Оставить ребенка на попечении опекуна Лиховского Эдуарда Александровича.

Взыскать алименты с Тихонова Анатолия Анатольевича, 18 сентября 1972 года рождения, уроженца станицы Советской Новокубанского района Краснодарского края, алименты на содержание сына Тихонова Максима Анатольевича, 03 января 1990 года рождения, в размере 1/4 части его заработка или иного дохода в пользу опекуна Лиховского Эдуарда Александровича до совершеннолетия ребенка, начиная со дня вступления решения суда в законную силу.

Взыскать с Тихонова Анатолия Анатольевича госпошлину в доход государства в размере 234 руб. 72 коп.

Решение может быть обжаловано в Красноярский краевой суд в течение десяти дней со дня его объявления.

Судья: подпись Решение вступило в законную силу 21 марта 2005 года.

Судья Шарыповского райсуда- Грушина Т.П.

Секретарь суда: _____________________ Прохорова Т. А.


[1] Конституция Российской Федерации (с изм. от 14.10.2005) // Российская газета. – 1993. – 25 дек., Собр. Законодательства РФ. – 2005. – № 42. – Ст. 4212.

[2] Семейный Кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 № 223-ФЗ (ред. от 28.12.2004) // Собр. Законодательства РФ. – 1996. – № 1. – Ст. 16, Собр. Законодательства РФ – 2005. – № 1 (часть 1). – Ст. 11.

[3] Закон РФ «Об образовании» от 10.07.1992 № 3266-1 (ред. от 21.07.2005) // Собр. Законодательства РФ. – 1996. – № 3. – Ст. 150, Собр. Законодательства РФ. – 2005. – № 30 (1 ч.). – Ст. 3111.

[4] См. Приложение 1.

[5] Кострова Н.М. Семью защитит закон. – Махачкала, 1983. – С. 37.

[6] См.: Архив Шарыповского Суда Р.Ф. за 2004. Решение от 24.05.2004.

[7] См.: Архив Шарыповского Суда Р.Ф. за 2005. Дело №2 -159/05.

[8] Кривоносова П.А. Лишение родительских прав // Правоведение. -1990. – № 2. – С. 75.

[9] Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 21.07.2005) // Собр. Законодательства РФ. – 1996. – № 25. – Ст. 2954, Собр. Законодательства РФ. – 2005. – № 30 (ч. 1). – Ст. 3104.

[10] Парышев А.И. Правовое регулирование уплаты средств на содержание детей и нетрудоспособных родителей // Российский следователь. – 2004. – № 12. – С. 17.

[11] Кривоносова П.А. Лишение родительских прав // Правоведение. -1990. – № 2. – С. 76.

[12] Емельянов В. Понятие злоупотребления гражданскими правами // Законность. – 2000. – № 11. – С. 29.

[13] Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан (утв. ВС РФ 22.07.1993 № 5487-1) (ред. от 07.03.2005) // Ведомости Съезда Народных Депутатов и Верховного Совета РФ. – 1993. – № 33. – Ст. 1318, Собр. Законодательства РФ. – 2005. – № 10. – Ст. 763.

[14] Овчинникова И.Г. Осторожно дети. – М., 1990. – С. 95.

[15] Дьяченко А., Цымбал Е. Актуальные проблемы защиты детей от жестокого обращения в современной России // Уголовное право. – 1999. – № 4. – С. 75.

[16] Пчелинцева Л.М. Обеспечение безопасности несовершеннолетних граждан семейно-правовыми средствами // Журнал российского права. – 2001. – № 6. – С. 27.

[17] Пчелинцева Л.М. Обеспечение безопасности несовершеннолетних граждан семейно-правовыми средствами // Журнал российского права. – 2001. – № 6. – С. 28.

[18] Гаврилов СТ., Анисимов А.А., Середин А.А. Правовая защита семьи: Учебно-методические рекомендации, 2004. – С. 48.

[19] Бороданков А., Джавери А. Лишение родительских прав преступников при рассмотрении уголовных дел // Соц. Законность. – 1969. – № 7.– С. 43; Волкова Н. Насилие над детьми преступников при рассмотрении уголовных дел.// Человек и закон . – 1996. – № 32. – С. 52.

[20] Пчелинцева Л.М. Обеспечение безопасности несовершеннолетних граждан семейно-правовыми средствами // Журнал российского права. – 2001. – № 6. – С. 27.

[21] См.: Архив Шарыповского районного суда за 2005 год.. Решение от 30.05.2005.

[22] Пчелинцева Л.М. Обеспечение безопасности несовершеннолетних граждан семейно-правовыми средствами // Журнал российского права. – 2001. – № 6. – С. 28.

[23] Боровиков В.Б. Ответственность за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего (ст. 156 УК РФ) // Российский судья. – 2005. – № 2. – С. 42.

[24] Гражданский процессуальный Кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 21.07.2005) // Собр. Законодательства РФ. – 2002. – № 46. – Ст. 4532, Собр. Законодательства РФ. – 2005. – № 30 (ч. 1). – Ст. 3104.

[25] Королев Ю.А. Комментарий к Семейному Кодексу РФ (постатейный). – М.: Юридический Дом «Юстицинформ», 2003. – С. 154.

[26] Нечаева A.M. Правонарушения в сфере личных семейныхотношений. – М., 1991. – С. 28.

[27] Блохина О.Ю. Сочетание частного и публичного в деятельности органов опеки по обеспечению интересов детей // Право и политика. – 2004. – № 8. – С. 21.

[28] Червяков К. Установление и прекращение родительских прав и обязанностей. – М., 1975. – С. 92.

[29] Семейный кодекс РФ. Комментарий / Под ред. И.М. Кузнецовой. – М.: Норма, 1996. – С. 176.

[30] О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. № 10 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1998. – № 7.

[31] Беспалов Ю. Основания и порядок лишения родительских прав // Российская юстиция. – 2000. – № 12. – С. 36.

[32] Нечаева A.M. Новый семейный кодекс // Государство и право. – 1996. – № 6. – С. 50.

[33] Семейный кодекс РФ. Комментарий / Под ред. И.М. Кузнецовой. – М.: Норма, 1996. – С. 180.

[34] См.: Архив Шарыповского районного суда за 2004год. Дело№2-2242/2004.

[35] Нечаева A.M. Семейное право: Курс лекций. – М., 1998. // Перииздат. ИНФРА. – 2003. – С. 162.

[36] Жилищный Кодекс Российской Федерации от 29.12.2004 № 188-ФЗ // Собр. Законодательства РФ. – 2005. – № 1 (часть 1). – Ст. 14.

[37] Гаврилов СТ., Анисимов А.А., Середин А.А. Правовая защита семьи: Учебно-методические рекомендации, 2004. – С. 65.

[38] Азарова Е.Г. Право на пособие. Виды и размеры выплат. Комментарий законодательства. – М., 1997. – С. 74.

[39] Семейный кодекс РФ. Комментарий / Под ред. И.М. Кузнецовой. – М.: Норма, 1996. – С. 189.

[40] Нечаева A.M. Споры о детях. – М., 1989. – С. 157.

[41] Гражданский Кодекс Российской Федерации (часть третья) от 26.11.2001 № 146-ФЗ (ред. от 02.12.2004) // Собр. Законодательства РФ. – 2001. – № 49. – Ст. 4552, Собр. Законодательства РФ. – 06.12.2004. – № 49. – Ст. 4855.

[42] Белякова A.M. Правовая охрана детства: Учебное пособие. – М.: Знание, 1968. – С. 124.

[43] Нечаева A.M. Семейныйкодекс о правах и обязанностях родителей и детей. // Начальная школа. – 1997. – № 9. – С. 33.

[44] Решение Шарыповского суда по Делу №2-159/05 от 25.07.2005.

[45] Федеральный закон «Об исполнительном производстве» от 21.07.1997 № 119-ФЗ (ред. от 22.08.2004) // Собр. Законодательства РФ. – 1997. – № 30. – Ст. 3591, Собр. Законодательства РФ. – 2004. – № 35. – Ст. 3607.

[46] Федеральный закон «О судебных приставах» от 21.07.1997 № 118-ФЗ (ред. от 22.08.2004) // Собр. Законодательства РФ. – 1997. – № 30. – Ст. 3590, Собр. Законодательства РФ. – 2004. – № 35. – Ст. 3607.

[47] Мороз Л.К. Рассмотрение судами дел о лишении родительских прав. – М., 1991. – С. 96.

[48] Нечаева A.M. Исполнение решения суда по делам, связанным с воспитанием детей // Российская юстиция. – 1998. – № 4. – С. 35.

[49] Королев Ю.А. Супруги, родители, дети. – М., 1985., // Перииздат. – М.: ИНФРА. - 2001. – С. 89.

[50] Нечаева A.M. Исполнение по делам, связанным своспитанием детей // Российская юстиция. – 1998. – № 4. – С. 42.

[51] Батова О.С. Проблемы классификаций судебных споров, связанных с воспитанием детей // Журнал российского права. – 2005. – № 6. – С. 24.

[52] Аморянов Н.А. Семейное право. – М., 2000. – С. 173.

[53] Семейный кодекс РФ. Комментарий / Под ред. И.М. Кузнецовой. – М.: Норма, 1996. – С. 199.

[54] Нечаева A.M. Семейныйкодекс о правах и обязанностях родителей и детей. // Начальная школа. – 1997. – № 9. – С. 35.

[55] Семейный кодекс РФ. Комментарий / Под ред. И.М. Кузнецовой. – М.: Норма, 1996. – С. 200.

[56] Пчелинцева Л.М.Семейное право России. – М., 1999. – С. 182.

[57] Гаврилов СТ., Анисимов А.А., Середин А.А. Правовая защита семьи: Учебно-методические рекомендации, 2004. – С. 84.

[58] Пчелинцева Л.М.Семейное право России. – М., 1999. – С. 183.

[59] Семейный кодекс РФ. Комментарий / Под ред. И.М. Кузнецовой. – М.: Норма, 1996. – С. 206.

[60] Пчелинцева Л.М.Семейное право России. – М., 1999. – С. 184.

[61] Нечаева A.M. Семейное право: Курс лекций. – М., 1998. // Перииздат. ИНФРА. – 2003. – С. 165.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему