регистрация / вход

Международно-правовое регулирование защиты личности в случае вооруженного конфликта

Характеристика международной нормативно–правовой базы по защите личности в случае вооруженного конфликта. Средства и методы ведения морской и воздушной войны, гуманитарные основы защиты личности и жертв вооруженных конфликтов немеждународного характера.

Министерство транспорта РФ

Федеральное агентство морского и речного транспорта

МОСКОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ ВОДНОГО ТРАНСПОРТА

Заочный факультет

Специальность: "Юриспруденция"

КУРСОВАЯ РАБОТА

по дисциплине: "Международное право"

на тему: "Международно-правовое регулирование защиты личности в случае вооруженного конфликта"

Выполнил:

студент ___ курса

______________ ___________________

Проверил:

__________________________________

_______________ __________________

2007 г.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ. 3

1. ХАРАКТЕРИСТИКА МЕЖДУНАРОДНОЙ ПРАВОВОЙ БАЗЫ ПО ЗАЩИТЕ ЛИЧНОСТИ В СЛУЧАЕ ВООРУЖЕННОГО КОНФЛИКТА.. 6

2. УЧАСТНИКИ ВООРУЖЕННОГО КОНФЛИКТА.. 10

3. СРЕДСТВА И МЕТОДЫ ВЕДЕНИЯ ВОЙНЫ.. 16

3.1 Средства и методы ведения морской войны.. 17

3.2 Средства и методы ведения воздушной войны.. 19

4. ГУМАНИТАРНЫЕ ОСНОВЫ ЗАЩИТЫ ЛИЧНОСТИ.. 21

5. ЗАЩИТА ЖЕРТВ ВООРУЖЕННЫХ КОНФЛИКТОВ НЕМЕЖДУНАРОДНОГО ХАРАКТЕРА.. 27

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. 31

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.. 32


ВВЕДЕНИЕ

Право вооруженных конфликтов обозначает специфическую отрасль современного международного права, регулирующую способы и методы ведения вооруженной борьбы в ходе вооруженных конфликтов международного и немеждународного характера с целью минимизацииих вредных последствий для вовлеченных в конфликт сторон и человечества.

С одной стороны, право вооруженных конфликтов — отрасль международного права, призванная регулировать ведение военных действий в ходе международных и немеждународных вооруженных конфликтов, обеспечить защиту их жертв. С другой стороны, объектом регулирования этой отрасли является широкий спектр отношений между субъектами международного права, которые охватывает не только ограничение применять определенные средства ведения войны, но и такие правила, как:

а) ограничение во времени применения средств ведения военных действий;

б) пространственные ограничения применения средств ведения военных действий;

в) ограничения, касающиеся индивида, т.е. нормы, ограничивающие применение средств ведения военных действий против определенных категорий лиц (раненых, военнопленных, гражданского населения и т.д.);

г) нормы, содержащие гарантии осуществления правил ведения военных действий, об ответственности за их нарушение и т.д.

Целью курсовой работы является исследование и анализ международно-правового регулирования защиты личности в случае вооруженного конфликта.

Исходя из поставленной цели, вытекают следующие задачи:

- изучить нормативно–правовую базу, касающуюся защиты личности в случае вооруженного конфликта;

- изучить средства ведения войны, гуманитарные основы защиты личности и защиту жертв вооруженных конфликтов немеждународного характера.

В курсовой работе для достижения поставленной цели и вытекающих из нее задач руководствовались нормативно-правовыми актами: Конституция РФ – основной нормативный акт; Женевская Конвенция об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях [рус., англ.] (Вместе с "Проектом Соглашения о санитарных зонах и местностях") (Заключена в г. Женеве 12.08.1949); Женевская Конвенция об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море [рус., англ.] (Заключена в г. Женеве 12.08.1949); Женевская Конвенция об обращении с военнопленными [рус., англ.] (Вместе с "Типовым Соглашением по вопросу о непосредственной репатриации и госпитализации в нейтральной стране раненых и больных военнопленных", "Положением о смешанных медицинских комиссиях", "Правилами, касающихся коллективных посылок помощи военнопленным" и "Типовыми правилами, касающихся денежных переводов...") (Заключена в г. Женеве 12.08.1949); Женевская Конвенция о защите гражданского населения во время войны [рус., англ.] (Вместе с "Проектом Соглашения о санитарных и безопасных зонах и местностях", "Проектом правил, касающихся коллективной помощи гражданским интернированным") (Заключена в г. Женеве 12.08.1949); Дополнительный Протокол к Женевским Конвенциям от 12 августа 1949 года, касающийся защиты жертв международных вооруженных конфликтов (Протокол I) [рус., англ.] (Вместе с "Правилами, касающимися опознавания", "Удостоверением журналиста, находящимся в опасной командировке") (Подписан в г. Женеве 08.06.1977); Дополнительный Протокол к Женевским Конвенциям от 12 августа 1949 года, касающийся защиты жертв вооруженных конфликтов немеждународного характера (Протокол II) [рус., англ.] (Подписан в г. Женеве 08.06.1977) – данные протоколы отражают участников вооруженного конфликта, средства и методы ведения войны и правовое положение раненых и больных; Гражданский кодекс РФ (Часть 1) и научно-учебной литературой.


1. ХАРАКТЕРИСТИКА МЕЖДУНАРОДНОЙ ПРАВОВОЙ БАЗЫ ПО ЗАЩИТЕ ЛИЧНОСТИ В СЛУЧАЕ ВООРУЖЕННОГО КОНФЛИКТА

Деятельность государств в необычных, экстремальных условиях международных отношений — в период войны — регулируется принципами и нормами, относящимися к международному праву, применяемому в период вооруженных конфликтов.

Мировое сообщество пришло к необходимости ограничения средств и методов ведения войны посредством выработки договоров, определяющих права и обязанности воюющих сторон. Уменьшить страдания, причиняемые вооруженным насилием, защитить человека — такова цель международного гуманитарного права (МГП).

Международное право, отмечал Монтескье, естественно основывается на принципе, заключающемся в том, что в периоды мира государства должны творить как можно больше добра, а в периоды войны — как можно меньше зла. Именно это стало движущей силой развития МГП с момента его зарождения.

Встречаются различные названия этой отрасли международного права: «право вооруженных конфликтов», «законы и обычаи войны», «международное гуманитарное право». Некоторые авторы подразделяют право, применяемое в период войны, на две части: «право Гааги» как система норм, направленных на ограничение методов и средств ведения войны, и «право Женевы», включающее положения о защите жертв вооруженных конфликтов. Однако, если сказать проще, речь идет о правилах ведения войны, содержащихся в ряде международно-правовых актов.

МККК является неправительственной нейтральной швейцарской организацией. Он стал основателем движения Красного Креста, и одна из задач его деятельности — всемерное содействие соблюдению Женевских конвенций, направленных на защиту жертв войны. Во время вооруженных конфликтов, международных и внутригосударственных (гражданских войн), он предоставляет защиту и помощь жертвам, как среди военнослужащих, так и среди гражданского населения, будь то военнопленные, гражданские интернированные лица, раненые, гражданское население на оккупированной или вражеской территории. Мандат МККК на деятельность во время вооруженных конфликтов основан на четырех Женевских конвенциях 1949 года и Дополнительных протоколах к ним, а также на его собственном Уставе (праве на инициативу в немеждународных конфликтах). МККК проводит работу по совершенствованию вышеуказанных международных договоров, всячески пропагандируя их и содействуя четкому выполнению, а также распространяет знания о них во всем мире.

В России имеется представительство МККК — Московская делегация Международного комитета Красного Креста.

В 1864 году швейцарское правительство созвало дипломатическую конференцию для выработки документа о помощи жертвам войны. В ней приняли участие 12 государств. Участники конференции подписали первую многостороннюю Конвенцию о защите раненых и больных во время войны (1864 г.), которая стала первым договором МГП.

В 1874 году Россия выступила с предложением о проведении международной конференции для выработки правил ведения военных действий. На состоявшейся в Брюсселе Конференции российская делегация предложила проект конвенции о законах и обычаях войны, автором которой был российский юрист, дипломат, профессор Ф.Ф.Мартене. Однако участники Конференции оказались неподготовленными к принятию такой конвенции. Российский проект был принят лишь в форме декларации, хотя в заключительном протоколе конференции признавалась важность кодификации законов и обычаев войны.

На Первой и Второй конференциях мира, созванных по инициативе России, соответственно, в 1899 и 1907 годах, были приняты конвенции, кодифицировавшие законы и обычаи войны.

К настоящему времени существует множество международно-правовых актов, регулирующих отношения государств в период вооруженного конфликта. К ним относятся: Петербургская декларация об отмене употребления взрывчатых и зажигательных пуль 1868 года; Гаагская декларация о запрещении применять пули, легко разворачивающиеся или сплющивающиеся в человеческом теле, 1899 года; Гаагская конвенция о законах и обычаях сухопутной войны 1907 года; Конвенция о положении неприятельских торговых судов при начале военных действий 1907 года; Конвенция об обращении торговых судов в суда военные 1907 года; Конвенция о постановке подводных, автоматически взрывающихся от соприкосновения мин 1907 года; Конвенция о бомбардировании морскими силами во время войны 1907 года; Конвенция о некоторых ограничениях в пользовании правом захвата в морской войне 1907 года; Женевский протокол о запрещении применения на войне удушливых, ядовитых или других подобных газов и бактериологических средств 1925 года; Правила о действиях подводных лодок по отношению к торговым судам в военное время 1936 года; Нионское соглашение 1937 года о мерах борьбы с пиратскими действиями подводных лодок; Женевские конвенции о защите жертв войны от 12 августа 1949 г. («Об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях»; «Об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море»; «Об обращении с военнопленными»; «О защите гражданского населения во время воины»); Дополнительные протоколы I и II 1977 года к этим Женевским конвенциям 1949 года; Гаагская конвенция о защите культурных ценностей 1954 года; Конвенция о запрещении производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении 1972 года; Конвенция о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие, 1980 года и четыре протокола к ней («О необнаруживаемых осколках» — Протокол I; «О запрещении или ограничении применения мин, мин-ловушек и других устройств с поправками, внесенными 3 мая 1996 г.» — Протокол II; «О запрещении или ограничении применения зажигательного оружия» — Протокол III; «Об ослепляющем лазерном оружии» — Протокол IV); Конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и его уничтожении 1993 года; Конвенция о запрещении применения, накопления запасов, производства и передачи противопехотных мин и об их уничтожении 1997 года.

В тех случаях, когда действия государств не урегулированы нормами МГП, Ф.Ф. Мартене на Гаагской конференции мира в 1899 году предложил применять для защиты воюющих и гражданского населения положение, согласно которому «население и воюющие остаются под охраной и действием начал международного права, поскольку они вытекают из установившихся между образованными народами обычаев, из законов человечности и требований общественного сознания».

Отраслевыми принципами МГП являются следующие:

- гуманизация вооруженных конфликтов — всеобщий и основополагающий принцип МШ;

- международно-правовая защита жертв войны;

- ограничение воюющих в выборе методов и средств ведения войны;

- охрана гражданских объектов и культурных ценностей;

- защита интересов нейтральных государств.

Принципы МГП обеспечивают праву, применяемому в период вооруженных конфликтов, определенное единство и системность его норм. Эти принципы определяют цель, направления нормативного регулирования, его содержание и характер. Без учета принципов не могут быть в полной мере поняты смысл и назначение конкретных правил ведения войны.

2. УЧАСТНИКИ ВООРУЖЕННОГО КОНФЛИКТА

По смыслу норм МГП они адресованы военным структурам воюющих сторон, охватываемых понятием «вооруженные силы».

В 1977 году на дипломатической конференции, принявшей Дополнительные протоколы I и II к Женевским конвенциям о защите жертв войны 1949 года, впервые было сформулировано понятие «вооруженные силы». Дополнительный протокол I (ст. 43) это понятие связывает с наличием:

- военной организации, в которой группы и подразделения находятся под командованием лица, ответственного за поведение своих подчиненных;

- внутренней дисциплинарной системы, обеспечивающей соблюдение норм МГП.

С точки зрения международного права законные участники вооруженных конфликтов подразделяются на комбатантов (сражающихся) и некомбатантов (несражающихся)[1] .

С учетом этого к комбатантам относится весь строевой состав вооруженных сил (т.е. личный состав сухопутных, военно-морских, военно-воздушных сил), а также ополчений, добровольческих и партизанских отрядов, движений сопротивления.

Ополчение, движения сопротивления, партизаны являются законными комбатантами, если они отвечают следующим условиям:

а) имеют во главе лицо, ответственное за своих подчиненных;

б) имеют определенный отличительный знак;

в) открыто носят оружие;

г) соблюдают в своих действиях правила ведения войны.

К некомбатантам относится медицинский и духовный персонал, так как он вообще не вправе принимать участие в военных действиях (ст. 43 Дополнительного протокола I).

Таким образом, правовое положение комбатантов и некомбатантов различно. Оно связывается, как уже было отмечено, с правом непосредственного участия в боевых действиях. Комбатанты, кроме того, в процессе вооруженного конфликта вправе применять к неприятелю высшую меру насилия, то есть уничтожать его, в то время как некомбатанты лишь обслуживают и обеспечивают боевую деятельность вооруженных сил и вправе применять оружие только в целях самообороны.

На комбатантов распространяется режим военного плена. Что же касается некомбатантов, то в случае их пленения они не должны считаться военнопленными. В соответствии со ст. 33 Женевской конвенции об обращении с военнопленными держащая в плену держава предоставляет им возможности, необходимые для оказания медицинской и духовной помощи военнопленным.

Ввиду того, что зачастую в вооруженном конфликте военные действия ведутся на морских пространствах, появляется необходимость в освещении вопроса о комбатантах в морской войне. Комбатантами в такой войне являются: экипажи военных кораблей всех видов (линкоров, крейсеров, миноносцев, авианосцев, подводных лодок, катеров и т.п.), экипажи летательных аппаратов ВМФ (самолетов вертолетов), вспомогательных судов всех видов, а также торговых, переоборудованных в военные корабли. Последние являются комбатантами при наличии следующих условий:

- экипаж судна поставлен под прямую власть, непосредственный контроль и ответственность государства, флаг которого несет судно;

- судно носит внешние отличительные знаки национальных военных судов (флаг, вымпел);

- командир корабля состоит на государственной службе, надлежащим образом назначен на должность, а экипаж подчинен правилам воинской дисциплины;

- экипаж судна соблюдает правила ведения войны;

- переоборудованное судно занесено в список судов военного флота (ст. I-VI Конвенции об обращении торговых судов в суда военные 1907 г.).

1. Некомбатантами в морской войне являются экипажи военных госпитальных судов, если такие суда построены или оборудованы государствами со специальной и единственной целью — оказывать помощь раненым, больным и потерпевшим кораблекрушение, а также экипажи госпитальных судов МККК. Они пользуются защитой международного права и не могут быть подвергнуты нападению, а также захвачены.

Правомерными методами ведения войны на море являются военно-морская блокада, минная война, бомбардировка военно-морскими силами.

Военно-морская блокада — система насильственных действий военно-морских сил воюющего государства, имеющих целью воспрепятствовать противнику использовать свои порты, базы и побережье для связей через море. Основными принципами военно-морской блокады являются законность, эффективность, гласность. Блокада может быть законной в двух случаях:

а) когда государство осуществляет свое неотъемлемое право на самооборону в соответствии;

б) когда Совет Безопасности ООН принимает решение о действиях «воздушными, морскими или сухопутными силами, какие окажутся необходимыми для поддержания или восстановления международного мира и безопасности»[2] .

Дозволенным средством ведения войны на море является минная война. Порядок использования мин в морской войне регулируется Гаагской конвенцией 1907 года о постановке подводных, автоматически взрывающихся от соприкосновения мин, которая запрещает:

а) ставить мины, не закрепленные на якорях, кроме тех, которые становятся безопасными через час после того, как тот, кто их поставил, утратил над ними контроль;

б) ставить закрепленные на якорях мины, которые не делаются безопасными после того, как они сорвутся с якоря; в) употреблять самодвижущиеся мины, которые, не попав в цель, не делаются безопасными.

Вопрос о бомбардировках в морской войне урегулирован Гаагской конвенцией 1907 года о бомбардировании морскими силами во время войны, которая при всех обстоятельствах запрещает бомбардировку морскими силами открытых и незащищенных портов, городов, селений, жилищ и других невоенных объектов. Однако в морской войне, в отличие от сухопутной, имеются два исключения из этого принципа. Во-первых, противник может подвергнуть бомбардировке даже в незащищенном городе такие объекты, как находящиеся там военные корабли, военно-морские учреждения, склады оружия, мастерские и т.д., имеющие военное значение. Во-вторых, перед бомбардировкой требуется специальное оповещение с указанием разумного срока.

Бомбардировка защищенных портов, прибрежных городов не противоречит нормам права. Однако при этом должны соблюдаться нормы права, такие как запрещение бомбардировать культурные ценности, исторические памятники, госпитали и т.д.

В отличие от сухопутной войны, где частная собственность в принципе не подлежит захвату (кроме случаев реквизиции), в морской войне она может быть захвачена. Вот почему важное место в морской войне занимает вопрос о призах. Приз — это неприятельская государственная и частная собственность (торговое судно и грузы), захваченная в морской войне, а также нейтральная собственность, если она составляет военную контрабанду или если нейтральное государство нарушает правила нейтралитета. Однако частная собственность не становится призом до тех пор, пока компетентный суд не вынесет решение о том, что захват является обоснованным и законным.

2. Комбатантами в воздушной войне являются экипажи всех летательных аппаратов, входящих в состав военной авиации воюющих государств и имеющих их опознавательный знак. К ним относятся и экипажи судов гражданской авиации, превращенных в военные, в пределах юрисдикции воюющего государства.

3. Некомбатантами в воздушной войне являются экипажи санитарных самолетов, а также госпитальных воздушных судов, используемых воюющими государствами и национальными обществами Красного Креста для эвакуации, лечения раненых и больных. Санитарные и госпитальные суда должны иметь ясно видимый отличительный знак, а в установленных случаях — также отличительную эмблему Красного Креста. Государствам, находящимся в конфликте, запрещается использовать санитарные летательные аппараты для обеспечения неприкосновенности военных объектов, сбора разведывательных данных, а также для перевозки личного состава и военных грузов в целях оказания помощи воюющим.

4. Военный разведчик — это лицо, собирающее сведения в районе действия противника в форме своей армии, не скрывая своего правового положения. Если оно попадает в руки противника, на него распространяется режим военного плена.

5. Законными участниками вооруженных конфликтов являются такжедобровольцы. Они вправе принимать участие в военных действиях воюющих сторон. Об этом недвусмысленно говорится в Конвенции о правах и обязанностях нейтральных держав и лиц в случае сухопутной войны 1907 года. В ст. VI Конвенции закреплено, что «ответственность нейтральной державы не возникает вследствие того, что частные лица отдельно переходят границу, чтобы поступить на службу одного из воюющих».

6. Наемники и шпионы[3] .

Наемник не имеет права на статус комбатанта или военнопленного.

Наемник – это любое лицо, которое:

a) специально завербовано на месте или за границей для того, чтобы сражаться в вооруженном конфликте;

б) фактически принимает непосредственное участие в военных действиях;

в) принимает участие в военных действиях, руководствуясь главным образом желанием получить личную выгоду, и которому в действительности обещано стороной или по поручению стороны, находящейся в конфликте, материальное вознаграждение, существенно превышающее вознаграждение, обещанное или выплачиваемое комбатантам такого же ранга и функций, входящим в личный состав вооруженных сил данной стороны;

г) не является ни гражданином стороны, находящейся в конфликте, ни лицом, постоянно проживающим на территории, контролируемой стороной, находящейся в конфликте;

д) не входит в личный состав вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте; и

е) не послано государством, которое не является стороной, находящейся в конфликте, для выполнения официальных обязанностей в качестве лица, входящего в состав его вооруженных сил.

6. Военный шпион (лазутчик), согласно ст. XXIX Приложения к IV Гаагской конвенции 1907 года, — это «такое лицо, которое, действуя тайным образом или под ложными предлогами, собирает или старается собрать сведения в районе действия одного из воюющих с намерением сообщить таковые противной стороне». Дополнительный протокол I уточняет статус военного шпиона; в ст. 46 закрепляется норма, согласно которой лицо из состава вооруженных сил, «попадающее под власть противной стороны в то время, когда оно занимается шпионажем, не имеет права на статус военнопленного, и с ним могут обращаться как со шпионом».


3. СРЕДСТВА И МЕТОДЫ ВЕДЕНИЯ ВОЙНЫ

Средства ведения войны оружие, снаряды, вещества, применяемые вооруженными силами воюющих сторон для нанесения вреда и поражения противнику. Методы ведения войны это порядок использования средств ведения войны[4] .

Средства и методы ведения войны делятся на запрещенные (или частично запрещенные) и не запрещенные международным правом. Согласно ст. 35 Дополнительного протокола I к Женевским конвенциям 1949 года, право сторон, находящихся в конфликте выбирать средства и методы ведения войны не является не ограниченным. Запрещается применять оружие, снаряды, вещества и методы ведения военных действий, способные причинить излишние повреждения или страдания или делающие смерть сражающихся неизбежной, а также ведущие к массовому разрушению и бессмысленному уничтожению материальных ценностей (ст. 22 Приложения к Гаагской конвенции 1907 года о законах и обычаях сухопутной войны).

Международное право запрещает следующие средства и методы ведения войны (сухопутной, морской, воздушной):

– Яды или отравленное оружие, удушливые, ядовитые или другие газы, аналогичные жидкости, вещества и процессы, а также бактериологическое оружие;

– Средства воздействия на природную среду во враждебных целях;

– Любое оружие, если его действие заключается в нанесении повреждений осколками, которые не обнаруживаются в человеческом теле с помощью рентгеновских лучей (стекло, пластмасса и т.д.); мины, мины-ловушки и другие устройства в виде детских игрушек и предметов медицинской помощи; любое зажигательное оружие против гражданского населения, населенных пунктов и невоенных объектов;

– Другие виды обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющие неизбирательное действие;

– Осуществление геноцида на захваченной территории; предательское убийство или ранение сложившего оружие или безоружного неприятеля; объявление обороняющимся, что в случае сопротивления им не будет пощады;

– Бессмысленное разрушение городов и населенных пунктов и уничтожение неприятельской собственности, если это не вызывается военной необходимостью;

– И т.д.[5]

Однако международное право не запрещает военные хитрости с целью ввести противника в заблуждение или побудить его действовать опрометчиво. Примерами таких хитростей являются: использование маскировки, ловушек, ложные операции и дезинформация[6] .

3.1 Средства и методы ведения морской войны

К числу международно-правовых актов, регламентирующих ведение морской войны, относятся Парижская декларация о морской войне 1856 года, Гаагские конвенции 1907 года, Лондонская декларация о праве морской войны 1909 года, Лондонский протокол 1936 года и ряд других соглашений. В 1994 году в порядке неофициальной кодификации было принято Руководство Сан-Ремо по международному праву, применяемому к вооруженным конфликтам на море, подготовленное группой специалистов по международному праву и военно-морских экспертов, созданной Международным институтом гуманитарного права. Содержащиеся в этих документах нормативные ограничения касаются методов (бомбардирование морскими силами, применение военно-морской блокады, осуществление захвата торговых судов), а также средств ведения военных действий на море (подводные лодки, морские мины и т.д.).

Театр морской войны может включать в себя, за определенными изъятиями, территориальные и внутренние воды воюющих государств, открытое море и воздушное пространство над ним. Однако ведение войны в открытом море не должно нарушать свободы плавания судов государств, не участвующих в данной войне. Морские силы воюющих составляет военный флот, в который, в частности, входят военные корабли всех классов и типов (подводные и надводные), а также вспомогательные суда, военные самолеты и иные летательные аппараты авиации военного флота, торговые суда, переоборудованные в военные корабли и отвечающие требованиям об обращении торговых судов в суда военные, закрепленным в VII Гаагской конвенции 1907 года. Там же указывается, что от переоборудования торговых судов в военные корабли следует отличать вооружение торговых судов в военное время. Последнее делается в целях самозащиты и не влечет за собой превращения торгового судна в военное, что означает отсутствие у такого судна права вести военные действия.

Одним из методов ведения войны на море является военно-морская блокада, под которой понимается система не запрещенных современным международным правом насильственных действий военно-морских сил воюющего государства, направленных на преграждение доступа с моря к берегу, находящемуся во власти противника или им занятому.

Согласно общепринятым нормам международного права, блокада должна быть действенной и эффективной, то есть должна реально препятствовать доступу к неприятельскому побережью. Блокирующее государство или действующие от его имени морские власти должны сделать объявление о блокаде с указанием даты начала блокады, географических границ блокируемого побережья, срока, даваемого судам нейтральных и других невоюющих государств для выхода из блокируемого района. Власти блокируемого побережья или данного района должны известить иностранных консулов о блокаде данного района. Блокада применяется в блокируемом районе одинаково к судам всех флагов. Морская блокада прекращается со снятием ее блокирующим государством, захвата блокируемого района противником или с разгромом блокирующих сил.

XI Гаагская конвенция о некоторых ограничениях в пользовании правом захвата в морской войне 1907 года предусматривает абсолютную неприкосновенность госпитальных судов, везущих больных и раненых и отмеченных определенной эмблемой, и судов-картелей, перевозящих парламентеров. Не подлежат также захвату, за исключением случаев нарушения ими установленной должным образом морской блокады, почтовые суда, прибрежные рыболовные суда, а также суда, выполняющие научные, религиозные и филантропические функции.

Международное право не запрещает использование минного оружия. Вместе с тем, согласно Гаагской конвенции об установке подводных, автоматически взрывающихся от соприкосновения мин 1907 года, запрещается ставить мины, не закрепленные на якорях (за исключением тех, что становятся безопасными спустя час после того, как над ними будет утрачено наблюдение тем, кто поставил мину), или закрепленные на якорях мины, которые не становятся безопасными, после того как сорвутся с минрепов. Запрещается также ставить мины у берегов и портов противника с целью нарушить торговое мореплавание. Конвенция обязывает все государства принимать меры для обеспечения безопасности мирного судоходства.

3.2 Средства и методы ведения воздушной войны

В связи с развитием НТП и повышением уровня в военно-промышленном комплексе, особое место в международном праве вооруженных конфликтов занимают средства и методы ведения воздушной войны. Положения дополнительного протокола I направлены на защиту гражданского населения от нападений с воздуха. Нападения с воздуха могут быть направлены только против военных объектов. Запрещается нападение или угроза нападения, основная цель которого состоит в том, чтобы терроризировать гражданское население.

Особый запрет установлен в отношении неизбирательного нападения, то есть такого, которое направлено как на военные, так и на невоенные объекты. При нанесении ударов с воздуха надлежит:

1. удостовериться в военном характере целей;

2. выбирать такие методы и средства, которые сводят к минимуму случайное поражение гражданских объектов и населения;

3. воздерживаться от нападения, если конкретное и прямое военное преимущество от него будет несравнимо уступать случайным потерям гражданского характера.

При ведении военных действий в воздухе надлежит принимать меры для минимизации ущерба гражданским лицам и объектам, в частности предупреждать о нападениях, могущих затронуть гражданское население.

Дополнительный протокол I провозглашает принцип уважения и защиты санитарных летательных аппаратов и устанавливает условия такой защиты. Стороны в конфликте не имеют права использовать санитарную авиацию для получения военного преимущества над другим противником, в частности для сбора и передачи разведывательных сведений.


4. ГУМАНИТАРНЫЕ ОСНОВЫ ЗАЩИТЫ ЛИЧНОСТИ

Говоря о защите жертв войны, речь идет об обеспечении воюющими государствами в период вооруженных конфликтов международно-правовой защиты следующим категориям лиц: раненым, больным, лицам, потерпевшим кораблекрушение из состава вооруженных сил на море, военнопленным, а также гражданскому населению, то есть предоставлении им такого статуса, который гарантировал бы гуманное обращение с ними и исключал насилие, издевательство, глумление над личностью и т.д.

Основными международно-правовыми актами, определяющими правовое положение указанных покровительствуемых лиц, являются Женевские конвенции 1949 года (все четыре) и Дополнительные протоколы I и II 1977 года.

Международное гуманитарное право к раненым и больным относит лиц, как военнослужащих, так и гражданских, которые вследствие травмы, болезни или другого физического или психического расстройства или инвалидности нуждаются в медицинской помощи или уходе и которые воздерживаются от любых враждебных действий. В это понятие, кроме того, входят лица, потерпевшие кораблекрушение, которые подвергаются опасности на море или в других водах, беременные женщины, роженицы, новорожденные дети, а также другие лица, нуждающиеся в медицинской помощи. Режим раненых и больных распространяется и на личный состав ополчений и добровольческих отрядов, партизан, лиц, следующих за вооруженными силами, но не входящих в их состав, на военных корреспондентов, личный состав служб, на которые возложено обслуживание вооруженных сил, на членов экипажей торгового флота, а также население неоккупированной территории, которое при приближении неприятеля стихийно берется за оружие для борьбы с вторгшимися войсками, если оно при этом носит оружие и соблюдает принципы МГП.

Принцип защиты жертв войны обязывает воюющих охранять интересы названных лиц, обращаться с ними при всех обстоятельствах гуманно и предоставлять им в максимально возможной мере и в кратчайшие сроки медицинскую помощь и уход. Между ними не должно проводиться никакого различия, независимо от цвета кожи, пола, национального и социального происхождения, политических, религиозных и других убеждений. Причем такая защита обеспечивается не только в случае войны, но и всякого иного вооруженного конфликта между двумя или несколькими договаривающимися сторонами, даже если одна из них не признает состояния войны. Нормы о защите жертв войны применяются ко всем случаям оккупации, даже если эта оккупация не встретит никакого вооруженного сопротивления.

МГП обязывает также и нейтральные государства применять его положения к раненым и больным, то есть обеспечивать их международно-правовую защиту. При этом раненые и больные не могут отказываться частично или полностью от прав, которые для них определены международными конвенциями.

Если раненые и больные одной воюющей стороны окажутся во власти другой воюющей стороны, они считаются военнопленными и к ним будут применяться нормы международного права, касающиеся военнопленных.

В отношении раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, а также лиц, которые приравнены к ним по правовому положению, запрещаются следующие действия: посягательство на жизнь и физическую неприкосновенность, в частности всякие виды убийства, увечья, жестокое обращение, пытки, истязания, надругательство над человеческим достоинством, взятие заложников, коллективные наказания, угрозы совершить любое из перечисленных деяний, проведение медицинских или научных экспериментов, лишение права на беспристрастное и нормальное судопроизводство, применение практики апартеида и другие негуманные и унижающие действия, оскорбляющие достоинство личности, основанные на расовой дискриминации.

МГП обязывает воюющих принимать все возможные меры к тому, чтобы разыскивать и подбирать раненых и больных, ограждать их от ограбления и дурного обращения. При этом воюющие стороны могут обращаться к местным жителям с просьбой подбирать и ухаживать под их контролем за ранеными и больными, предоставляя лицам, изъявившим желание выполнять такую работу, необходимую помощь и льготы.

Военные власти должны разрешать гражданскому населению и благотворительным обществам, даже в районах вторжения или оккупированных районах, по собственной инициативе подбирать раненых и больных и ухаживать за ними. При этом никто из таких лиц не должен подвергаться преследованию или быть осужденным за то, что он ухаживал за ранеными или больными. В тех случаях, когда позволяют обстоятельства войны, стороны должны заключать соглашения о перемирии или о прекращении огня или же местные соглашения для того, чтобы подобрать раненых, больных, оставшихся на поле боя, транспортировать их, обеспечить доступ к ним медицинского персонала, а также произвести обмен ими.

Государства, находящиеся в конфликте, должны по возможности осуществлять регистрацию данных о попавших в плен раненых, больных, с тем чтобы в последующем в установленном порядке передать их государству, гражданами которого они являются.

МГП предписывает воюющим государствам создавать медицинские формирования, как военные, так и гражданские, для розыска, подбирания, транспортировки, лечения раненых и больных. Они должны быть размещены так, чтобы не подвергались опасности в случае нападения противника на военные объекты.

Медицинский персонал, предназначенный для розыска и подбирания, транспортировки или лечения раненых и больных и принадлежащий исключительно к администрации санитарных формирований, находится под защитой МГП. Такая защита обеспечивается и в том случае, если: а) личный состав санитарного формирования или учреждения вооружен и пользуется своим оружием для самообороны или защиты своих раненых или больных; б) ввиду отсутствия вооруженных санитаров формирование или учреждение охраняется пикетом, часовыми или конвоем; в) в формировании или учреждении будут найдены ручное оружие и боевые припасы, снятые с раненых или больных и не сданные еще по принадлежности; г) в формировании или учреждении находятся личный состав и имущество ветеринарной службы, не являющиеся его неотъемлемой частью; д) гуманитарная деятельность санитарных формировании и учреждении или их персонала распространяется на раненых и больных гражданских лиц.

В содержание принципа защиты жертв войны входит также обеспечение воюющими правового режима военнопленных. Из смысла МГП вытекает, что правами военнопленных пользуются комбатанты[7] . Женевская конвенция об обращении с военнопленными (ст. 4) более конкретно говорит о том, кто считается военнопленным. Это попавшие во власть неприятеля лица, принадлежащие к личному составу вооруженных сил воюющего государства, ополчения, добровольческих отрядов, движений сопротивления; партизаны, а также лица, сопровождающие вооруженные силы, но не входящие в их состав непосредственно, члены экипажей судов торгового флота и др.

Говоря о правовом режиме военнопленных, нужно подчеркнуть, что нормы МГП исходят из того, что военнопленные находятся во власти неприятельского государства, но не отдельных лиц или воинских частей, взявших их в плен. Именно государства должны обеспечивать соблюдение надлежащего правового режима военнопленных и нести ответственность за его нарушения.

В основе правового статуса рассматриваемой категории лиц лежит норма, согласно которой с военнопленными следует всегда обращаться гуманно. Никакие физические или моральные пытки и никакие другие меры принуждения не могут применяться к военнопленным для получения от них каких-либо сведений. Военнопленные не могут быть подвергнуты научным или медицинским опытам, физическому калечению.

МГП запрещает осуществлять дискриминацию военнопленных по признакам расы, национальности, вероисповедания, политических убеждений и т.д. К женщинам оно предписывает относиться со всем полагающимся их полу уважением. При этом обращаться с ними должны не хуже, чем с мужчинами.

После взятия в плен военнопленные эвакуируются в лагеря, которые должны быть расположены достаточно далеко от зоны военных действий. Военнопленные не могут посылаться в районы, где они могли бы подвергаться действию огня, а также не должны использоваться для прикрытия каких-либо пунктов или районов военных операций.

Условия размещения военнопленных в лагерях должны быть не менее благоприятными, чем условия, которыми пользуются войска неприятеля, расположенные в той же местности. Они должны устанавливаться с учетом привычек и обычаев военнопленных и не должны быть вредными для их здоровья. Военнопленным должно быть разрешено ношение знаков отличия и государственной принадлежности. Они имеют право на переписку, получение индивидуальных или коллективных посылок, содержащих продукты питания, медикаменты.

Лагерь для военнопленных должен возглавляться офицером из состава регулярных вооруженных сил воюющего государства. Начальник несет ответственность за то, чтобы персонал лагеря знал и правильно применял конвенции, определяющие положение военнопленных.

Нормы МГП содержат ряд положений, касающихся дисциплины военнопленных. Военнопленные должны подчиняться законам, уставам и приказам, действующим в вооруженных силах держащего в плену государства. В каждом случае нарушения ими дисциплины производится расследование. За один и тот же проступок или по одному и тому же обвинению военнопленные могут быть наказаны только один раз. Всякого рода правила, приказы, объявления и извещения, касающиеся поведения военнопленных, должны им сообщаться на понятном для них языке.

Нормы МГП подробно регламентируют вопросы, относящиеся к работе военнопленных, а также обеспечению их питанием, одеждой.

Военнопленные освобождаются и репатриируются по прекращении военных действий. Однако те из них, против кого возбуждено уголовное преследование, могут быть задержаны до окончания суда или до отбытия ими наказания.

Исключительно важным элементом принципа защиты жертв войны является международно-правовая охрана гражданского населения. На недопустимость нападения воюющих сторон на мирное население указывалось еще в Петербургской декларации об отмене употребления взрывчатых и зажигательных пуль 1868 года. В ней отмечалось, что «единственная законная цель, которую должны иметь государства во время войны, состоит в ослаблении военных сил неприятеля». В последующем это положение нашло подтверждение и дальнейшее развитие в Гаагских конвенциях 1907 года. Женевской конвенции о защите гражданского населения во время войны 1949 года, а также в Дополнительных протоколах 1977 года. В частности, в ст. 51 Дополнительного протокола I содержится норма, согласно которой «гражданское население как таковое, а также отдельные гражданские лица не должны являться объектом нападений». Эволюция этой нормы основывается на учете исторического опыта современных вооруженных конфликтов.

В МГП содержится определение гражданского населения – это гражданские лица, не принадлежащие ни к одной категории участников вооруженного конфликта и непосредственно не принимающие участия в военных действиях. Присутствие среди гражданского населения отдельных военных лиц не лишает это население его гражданского характера, а если возникает сомнение относительно того, является ли какое-либо лицо гражданским, то оно должно признаваться таковым.


5. ЗАЩИТА ЖЕРТВ ВООРУЖЕННЫХ КОНФЛИКТОВ НЕМЕЖДУНАРОДНОГО ХАРАКТЕРА

Правовая защита гражданского населения осуществляется в вооруженных конфликтах как международного, так и немеждународного характера, даже в том случае, если одна из воюющих сторон не признает состояния войны. При этом гуманитарные нормы касаются всего населения находящихся в конфликте сторон, без какой-либо дискриминации по признакам расы, национальности, религии или политических убеждений. Они направлены на то, чтобы способствовать смягчению порождаемых войной страданий гражданского населения, особенно детей. В связи с этим воюющие государства обязаны принимать необходимые меры, чтобы дети до 15 лет, осиротевшие или разлученные со своими семьями вследствие войны, не были предоставлены сами себе, чтобы облегчить при всех обстоятельствах их содержание и воспитание[8] .

К гражданскому населению не должны применяться никакие меры ни физического, ни морального порядка в целях получения от них или от третьих лиц каких-либо сведений.

Воюющим государствам в ходе вооруженного конфликта запрещается причинять физические страдания гражданскому населению или предпринимать какие-либо меры, приводящие к его гибели. Это запрещение распространяется не только на убийства, пытки, телесные наказания, увечья, медицинские, научные опыты, но равным образом и на всякое другое насилие со стороны гражданских или военных представителей воюющей стороны.

Кроме того, в отношении гражданского населения запрещаются следующие действия: коллективные наказания, использование голода среди гражданского населения в качестве метода ведения войны, физическое или моральное воздействие, террор, грабеж, взятие заложников. Воюющие стороны не должны использовать передвижение гражданского населения или отдельных гражданских лиц для защиты определенных объектов, пунктов или районов от нападения.

Нужно иметь в виду, что правовая защита гражданского населения должна обеспечиваться и на временно оккупированной противником территории, даже если оккупация не встретит никакого вооруженного сопротивления. Причем территория признается занятой, если она действительно находится во власти неприятельской армии, то есть где такая власть установлена и в состоянии действовать.

Оккупационные власти в соответствии с нормами международного права обязаны принять все зависящие от них меры к тому, чтобы, насколько возможно, восстановить и обеспечить общественный порядок и общественную жизнь, уважая существующие в стране законы. Честь и семейные права, жизнь отдельных лиц, равно как и религиозные убеждения и отправления обрядов веры, должны быть уважаемы.

Таким образом, суверенитет государства на территорию, которая временно захвачена противником, автоматически не переходит к оккупанту. В дальнейшем судьба такой территории решается, как правило, мирным договором.

Постановления уголовного порядка, издаваемые оккупирующим государством, вступают в силу только после того, как они будут опубликованы и доведены до сведения на национальном языке населения.

Оккупирующее государство обязано обеспечить снабжение гражданского населения продовольствием и медикаментами. Оно может реквизировать продовольственные запасы, медикаменты, находящиеся на оккупированной территории, только с учетом нужд гражданского населения. Причем в последующем оккупирующее государство должно принять меры для обеспечения того, чтобы реквизиция была справедливо возмещена. На оккупированной территории должна быть обеспечена деятельность медицинских учреждений и служб.

Запрещаются под каким бы то ни было предлогом угон, а также депортирование (высылка) гражданского населения из оккупированной территории на территорию оккупирующего государства или на территорию любого другого государства. Вместе с тем может производиться полная или частичная эвакуация какого-либо определенного оккупированного района для обеспечения безопасности населения, а также при наличии веских причин военного характера. В таких случаях гражданское население может быть перемещено только в глубь оккупированной территории, за исключением тех случаев, когда сделать это практически невозможно. Эвакуированное в таком порядке население должно быть возвращено на свои прежние места немедленно после того, как боевые операции в этом районе будут закончены.

Оккупирующая держава не вправе принуждать покровительствуемых лиц служить в ее вооруженных силах. Не допускается оказание давления на гражданское население с целью добиться добровольного поступления его в армию неприятельского государства.

В соответствии с нормами МГП на оккупированной территории запрещаются следующие действия: уничтожение движимого и недвижимого имущества, являющегося государственной, коллективной или частной собственностью неприятельской державы и ее отдельных лиц; взятие заложников из числа гражданских лиц; изменение статуса должностных лиц или судей, применение к ним санкций или каких-либо мер принуждения, проведение дискриминации по той причине, что они воздерживаются от выполнения своих обязанностей по соображениям совести; проведение всякого рода мероприятий, направленных на то, чтобы вызвать безработицу или ограничить возможность работы для граждан оккупированной территории с целью заставить их работать на оккупирующую державу.

Оккупант может привлекать гражданское население к трудовой деятельности, за исключением выполнения работы, которая вынуждала бы его принимать участие в военных операциях. Работа должна выполняться в пределах оккупированной территории, на которой находятся данные лица. Она должна справедливым образом оплачиваться и соответствовать физическим и интеллектуальным способностям работников.

Воюющие государства могут как на оккупированной территории, так и вне ее интернировать гражданское население. Интернированные полностью сохраняют свою гражданскую правоспособность и осуществляют вытекающие отсюда права в той мере, в какой это будет совместимо с интернированием. При этом интернированные будут бесплатно обеспечиваться средствами, необходимыми для их содержания, а также медицинской помощью. Места интернирования не должны находиться в районах, особо подвергающихся военной опасности. При этом интернированные должны размещаться отдельно от военнопленных и лиц, лишенных свободы, и иметь свою администрацию.

Международное право, применяемое в период вооруженных конфликтов, содержит нормы, в соответствии с которыми воюющая сторона несет ответственность за обращение своих представителей с гражданским населением, причем это не снимает личной ответственности с этих представителей.

Говоря о защите гражданского населения в период вооруженных конфликтов, нельзя не упомянуть об охране нормами международного права окружающей среды, то есть среды обитания гражданского населения. В статье 55 Дополнительного протокола I 1977 года впервые в МГП закреплена норма, которая предписывает при ведении военных действий проявлять заботу о защите природной среды от обширного, долговременного и серьезного ущерба. Такая защита включает запрещение использования методов или средств ведения войны, которые имеют целью причинить или, как можно ожидать, причинят такой ущерб природной среде и тем самым нанесут ущерб здоровью или выживанию населения.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В данной курсовой работе были изучено международно-правовое регулирование защиты личности в случае вооруженного конфликта: правовая база по защите личности, средства ведения войны, участники вооруженного конфликта, защита жертв вооруженного конфликта международного и немеждународного характера.

При написании курсовой работы использовались нормативно-правовые акты и учебная литература.

В результате можно сделать следующие выводы,

Международное гуманитарное право – это система международно-правовых принципов и норм, регулирующих отношения между государствами в период вооруженного конфликта с целью ограничения применения средств и методов ведения воины, защиты ее жертв и устанавливающих ответственность за их нарушение.

Отраслевые принципы МГП не закреплены в каком-то едином или нескольких международно-правовых актах, как, например, основные принципы международного права. Они вытекают из анализа всех договорных источников, применяемых в период международных и внутренних вооруженных конфликтов.

Анализ международно-правовых норм о правовом положении раненых, больных, лиц, потерпевших кораблекрушение, военнопленных и гражданского населения со всей очевидностью подтверждает вывод о существовании в МГП принципа защиты жертв войны, содержащего комплекс мер, которые обязаны соблюдать воюющие стороны в период вооруженных конфликтов.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993).

2. Женевская Конвенция об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях [рус., англ.] (Вместе с "Проектом Соглашения о санитарных зонах и местностях") (Заключена в г. Женеве 12.08.1949).

3. Женевская Конвенция об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море [рус., англ.] (Заключена в г. Женеве 12.08.1949).

4. Женевская Конвенция об обращении с военнопленными [рус., англ.] (Вместе с "Типовым Соглашением по вопросу о непосредственной репатриации и госпитализации в нейтральной стране раненых и больных военнопленных", "Положением о смешанных медицинских комиссиях", "Правилами, касающихся коллективных посылок помощи военнопленным" и "Типовыми правилами, касающихся денежных переводов...") (Заключена в г. Женеве 12.08.1949).

5. Женевская Конвенция о защите гражданского населения во время войны [рус., англ.] (Вместе с "Проектом Соглашения о санитарных и безопасных зонах и местностях", "Проектом правил, касающихся коллективной помощи гражданским интернированным") (Заключена в г. Женеве 12.08.1949).

6. Дополнительный Протокол к Женевским Конвенциям от 12 августа 1949 года, касающийся защиты жертв международных вооруженных конфликтов (Протокол I) [рус., англ.] (Вместе с "Правилами, касающимися опознавания", "Удостоверением журналиста, находящимся в опасной командировке") (Подписан в г. Женеве 08.06.1977).

7. Дополнительный Протокол к Женевским Конвенциям от 12 августа 1949 года, касающийся защиты жертв вооруженных конфликтов немеждународного характера (Протокол II) [рус., англ.] (Подписан в г. Женеве 08.06.1977).

8. Гражданский кодекс Российской Федерации (Часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (принят ГД ФС РФ 21.10.1994) (ред. от 02.07.2005).

9. Международное право: Учебник. / Отв. ред. Ю.М.Колосов, Э.С.Кривчикова. – М.: Международ. отношения, 2003. – 720с.

10. Ушакова Н.А. Международное право: Учебник. – М: Юрист, 2000. – 304с.


[1] Дополнительный Протокол к Женевским Конвенциям от 12 августа 1949 года, касающийся защиты жертв международных вооруженных конфликтов (Протокол I).(Подписан в г. Женеве 08.06.1977).

[2] ст.51, 42 Устава ООН

[3] ст. 47 Дополнительного протокола 1 1977 года

[4] Григорьев А.Г. “Международное право в период вооруженных конфликтов”. – М.: Воениздат, 1992г.,

[5] См. Колосов Ю.М., Кузнецов В.И. “Международное право: Учебник”. Издание 2-е, доп. и пререраб. – М.: Международные отношения, 1998г., стр. 357 – 362.

[6] ст. 37 Дополнительного протокола I к Женевским конвенциям 1949 года

[7] ст. 44 Дополнительного протокола I к Женевским конвенциям о защите жертв войны.

[8] ст. 24 Женевской конвенции о защите гражданского населения во время войны.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий