регистрация / вход

Международный гражданский процесс

Понятие международного гражданского процесса. Виды подсудности. Установление содержания иностранного права. Признание и исполнение решений иностранных судов. Термин "международный гражданский процесс" носит условный характер.

МИНИСТЕРСТВО ПО ОБЩЕМУ И ПРОФЕССИОНАЛЬНОМУ

ОБРАЗОВАНИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПО ВЫСШЕМУ ОБРАЗОВАНИЮ

САРАТОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ ПРАВА

Кафедра международного частного права

Учебная дисциплина: МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО

Курсовая работа

Вариант 4

Тема:

Международный гражданский процесс

Выполнено:

студенткой

5 курса ** группы

заочного факультета

ИРиМП СГАП

*************************

Адрес:

*********************

-2000-


СОДЕРЖАНИЕ

Введение…………………………………………………………………….3

1. Понятие международного гражданского процесса……………..5

2. Виды подсудности…………………………………………….……….13

3. Установление содержания иностранного права………………...17

4. Признание и исполнение решений иностранных судов……….20

Заключение………………………………………………………………..26

Библиография……………………………………………………………..28

Введение

Характерной чертой нашего времени является расширение внешнеэкономических и культурных связей между разными странами. Это обусловлено растущим использованием международного разделения труда, необходимостью согласованного решения стоящих перед человечеством глобальных проблем (охраны окружающей среды, обеспечения энергетических ресурсов, освоения мирового океана), а также резким усилением миграции.

Взаимозависимость государств находит своё выражение в расширении сотрудничества в самых различных сферах, в резко увеличившемся объёме общения, контактов между людьми независимо от их гражданства и места проживания.

В решении задач развития сотрудничества с различными странами важная роль принадлежит праву, правовым методам и средствам.[1]

В условиях преобразований, происходящих в нашей стране, свя­занных с формированием открытого демократического общества и правового государства, в условиях глубокой экономической рефор­мы, охватившей и внешнеэкономическую сферу, растет число разно­образных международных связей гражданско-правового характера, особенно в сфере хозяйствования. Соответственно возрастает роль и значение международного частного права – основного регулятора таких связей.

Повышение роли международного частного права вызвано также распадом СССР и появлением на его территории самостоятельных государств, отношения между которыми стали строиться на международно-правовой основе. Однако с ликвидацией СССР не разорвались многочисленные гражданско-правовые (семейные, наследственные, трудовые, хозяйственные и т.д.) связи, которые возникли в свое время между гражданами и организациями различных республик в рамках единого государства, теперь оказавшимися на территории независимых государств. Возникают и новые отношения подобного рода. С созданием самостоятельных государств они приобрели международный характер и вошли в сферу действия международного частного права.[2]

Специфика механизма правового регулирования гражданских отношений с иностранным элементом раскрывается в методе и способах регулирования. Международному частному праву присущи свои собственные приемы и средства регламентации прав и обязанностей участников международного гражданского оборота. Они наиболее важный показатель юридического своеобразия международного частного права, что даст основание для выделения его в особую отрасль системы права.

Специфика международного частного права, включая метод и способы регулирования, обусловлена уникальностью объекта регули­рования – гражданских отношений, осложненных иностранным элементом. Они порождают особую проблему – коллизию граждан­ского права различных государств, решение которой является необходимым условием их регулирования. В преодолении коллизи­онной проблемы заключается общий метод международного частного права. Своеобразие конкретных приемов и средств регламентации сводится, в конечном счете, к этому общему методу, определяющ­ему специфику международного частного права.[3]

В представленной курсовой работе будут рассмотрены понятие международного гражданского процесса, виды подсудности в международном гражданском процессе, проблемы установления содержания иностранного права, а также признания и исполнения решений иностранных судов.

1. Понятие международного гражданского

процесса.

Под международным гражданским процессом в науке международного частного права понимается совокуп­ность вопросов процессуального характера, связанных с защитой прав иностранцев и иностранных юридических лиц в суде и арбитраже. Термин «международный граж­данский процесс» носит условный характер. Обычно к международному гражданскому процессу относят сле­дующие вопросы:

1) определение подсудности в отно­шении дел, возникающих по гражданским, семейным и трудовым правоотношениям с иностранным, или между­народным, элементом;

2) процессуальное положение иностранных граждан и иностранных юридических лиц в суде;

3) процессуальное положение иностранного государства и его дипломатических и консульских пред­ставителей;

4) установление содержания иностранного права;

5) обращение к иностранным судам с поручениями о вручении документов и выполнении отдельных процессуальных действий и исполнение поручений иностранных судов;

6) признание и принудительное исполнение иностранных судебных решений;

7) совер­шение нотариальных действий;

8) признание иностран­ных арбитражных соглашений;

9) рассмотрение споров в порядке арбитража;

10)принудительное исполнение решений иностранного арбитража.

Вопросы международного гражданского процесса не­разрывно связаны с регулированием самого содержания гражданско-правовых, семейных и иных отношений с иностранным элементом.

Рассматривая дела с иностранным элементом, суды РФ, так же как и в других странах, в принципе приме­няют в гражданских процессуальных вопросах право своей страны. При этом возможны случаи, когда то или иное понятие по российскому законодательству относятся к материальному праву, а по праву какого-либо иностранного государства – к процессу или наоборот. Иностранный закон, как правило, не подлежит применению в российском суде по тем вопросам, которые по новому законодательству считаются процессуальными. И наоборот, то обстоятельство, что данная норма считается в другой стране процессуальной, не препят­ствует ее применению нашим судом, если по российско­му праву она рассматривается как норма материального гражданского права.

Характерный пример: английские сроки исковой дав­ности при наличии отсылки к английскому праву при­меняются российским судом или арбитражем, несмотря на то, что весь институт давности по праву Англии отнесен к процессу.[4]

В юридической науке, когда говорят об источниках права, имеют в виду формы, в которых выражена та или иная правовая норма.

Источники международного гражданского процесса имеют определенную специфику. В области международного гражданского процесса очень большое значение придается тем правовым нормам и правилам, которые предусмотрены в различных международных договорах и соглашениях.

Основных видов источников в международном гражданском процессе четыре:

1) международные договоры;

2) внут­реннее законодательство;

3) судебная и арбитражная практика;

4) правовой обычай.

Удельный вес видов источников международного гражданского процесса в разных государствах неодинаков.

В доктрине неоднократно указывалось, что основная особенность источников международного гражданского процесса состоит в их двойственном характере. С одной стороны, источниками являются международные договоры, а с другой – нормы законодатель­ства и судебная практика отдельных государств.

Согласно господствующей в нашей доктрине точке зрения, международно-правовая норма применяется к соответствующим отношениям только в результате ее трансформации, то есть преобразования в норму внутри­государственного права. Такая трансформация осуще­ствляется путем ратификации, издания актов о приме­нении международного договора или издания иного внутригосударственного акта. Однако и после их транс­формации эти нормы сохраняют автономный ха­рактер по отношению ко всей системе права данной страны в целом. Поэтому о двойственности источников следует говорить в особом, условном смысле.

Как решается в РФ вопрос о соотношении между­народного договора и внутреннего закона?

Согласно Конституции России 1993 года, общеприз­нанные принципы и нормы международного права и меж­дународные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если между­народным договором Российской Федерации установле­ны иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Такое же правило и в Основах гражданского судопроизводства, ряде других законодательных актов, имеющих отношение к области международного гражданского процесса. Предусматривая возможность расхождения между нормами внутреннего российского законодательства и нор­мами международных соглашений, заключенных РФ, Основы гражданского судопроизводст­ва (ст. 64) устанавливают, что «в тех случаях, когда международным договором или международным согла­шением, в котором участвует РФ, установлены иные правила, чем те, которые содержатся в настоящих Ос­новах, применяются правила международного договора или международного соглашения».

Это положение подчеркивает значение междуна­родного договора для регулирования соответствующих отношений. В соответствии с распространенной точкой зрения данное положение понимается как норма, кото­рая разрешает коллизию между двумя внутригосударст­венными нормами. Одна из них – какое-либо правило общего характера, содержащееся во внутреннем зако­нодательстве, а вторая – специальное изъятие из нее, вытекающее из заключенного государством междуна­родного договора. Именно этой второй норме отдается предпочтение.

Доктрина не рассматривается у нас в качестве источника между­народного гражданского процесса, что не должно умалять ее зна­чения для разработки и уяснения норм международного гражданского процесса.

В отношениях России с другими странами значение международного договора как источника международного гражданского процесса возрастает. Нормы, сформулирован­ные первоначально в международном договоре, приме­няются в этих отношениях чаще, чем нормы внутрен­него законодательства. Для России как правопреемника Союза ССР сохранили свое действие международные договоры, заключенные ранее СССР. Это относится как к многосторонним, так и к двусторонним договорам. Так, заключенные СССР договоры об оказании правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным де­лам – это двусторонние. СССР заключил договоры о правовой помощи с Албанией (1958 г.), Болгарией (1957 и 1975 гг.), Венгрией (1958 г. и протокол 1971 г.), ГДР (1957 и 1979 гг.), Кубой (1984 г.), КНДР (1957 г.). МНР (1958 г.), Польшей (1957 г. и протокол 1980 г.), Румынией (1958 г.), Чехословакией (1957 и 1982 гг.), Вьетнамом (1981 г.) и Югославией (1962 г.).

Договоры систематически обновлялись. Обновление осуществлялось по двум направлениям. В одних случаях старые договоры СССР с этими странами (с Болгарией, ГДР, Чехословакией) заменялись новыми, в других – старые договоры (с Венгрией и Польшей) были сущест­венным образом дополнены специальными протоко­лами.

Россия заключила договоры о правовой помощи с КНР (1992 г.), а также с Азербайджаном. Государства – члены Содружества независимых государств (СНГ) за­ключили 22 января 1993 г. Конвенцию о правовой по­мощи и правовых отношениях по гражданским, семей­ным и уголовным делам.

Цель всех этих договоров состоит в том, чтобы обес­печить взаимное признание и соблюдение имуществен­ных и личных прав граждан одного государства на тер­ритории другого. Договоры строго исходят из принципов равенства и уважения суверенитета каждой страны. В них регулируются отношения по вопросам сотрудни­чества между органами юстиции, правовой защиты, опре­деления и разграничения компетенции судов и примене­ния права, процессуальных прав иностранцев, исполне­ния поручений о правовой помощи, признания и испол­нения решений по гражданским и семейным делам, признания и пересылки документов, выдачи преступни­ков и другим видам помощи по уголовным делам. Таким образом, действует система договоров о правовой помощи, в которых решается целый комплекс вопросов, ка­сающихся сотрудничества органов юстиции и охраны прав граждан.

Договоры о правовой помощи были подписаны с Ираком (1973 г.), Алжиром (1982 г.), Тунисом (1984 г.), Сирией (1982 г.). Народной Демократической Респуб­ликой Йемен (1985 г.), Финляндией (1978 г.), Италией (1979 г.), Грецией (1981 г.), Кипром (1984 г.). Так, договор между СССР и Финляндией о правовой защите и правовой помощи по гражданским, семейным и уголов­ным делам подписан 11 августа 1978 г.

Конвенция между СССР и Италией о правовой помо­щи по гражданским делам была заключена 25 января 1979 г. В ней содержатся правила о правовой защите, об оказании правовой помощи, о взаимном признании вступивших в силу судебных решений по гражданским (в том числе семейным) делам, а также решений, касаю­щихся признания отцовства, установления опеки, попе­чительства и усыновления.

Двусторонние соглашения по вопросам гражданско­го процесса СССР имел и с рядом других государств. Это соглашение 1970 года с Австрией (о свободном доступе в суды, порядке исполнения судебных поручений и др.), а также соглашения об исполнении судебных поручений с США (1935 г.), Францией (1936 г.), Бель­гией (1945–1946 гг.), ФРГ (1956–1957 гг.).

Разработкой проектов конвенций в области между­народного гражданского процесса занимается Гаагская конференция по международному частному праву. Пер­вая ее сессия была созвана правительством Нидерландов в Гааге в 1893 году по инициативе известного голланд­ского юриста Т. М. Ассера. В ней участвовали 13 евро­пейских государств, включая Россию. Наиболее значительными из документов, принятых на сессиях конференции начи­ная с 50-х годов, являются Конвенция по вопросам гражданского процесса от 1 марта 1954 года (СССР при­соединился в 1966 г.); Конвенция о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским и торговым делам 1965 года; Конвенция о сборе за грани­цей доказательств по гражданским и торговым делам 1970 года; Конвенция об облегчении доступа к правосу­дию за границей 1980 года, Гаагская конвенция от 15 апреля 1958 г. о признании и исполнении решений об алиментах в пользу детей; Конвенция об унификации некоторых правил, относящихся к гражданской юрисдикции по делам о столкновении судов от 10 мая 1952 г. и др. С конвенциями по процессуальным вопросам тесно связана Конвенция, отменяющая требование легализа­ции иностранных официальных документов 1961 года.[5]

Из многосторонних конвенций следует назвать Конвенцию стран ЕЭС о меж­дународной подсудности, признании и исполнении реше­нии по гражданским и торговым делам и об исполнении публичных документов от 27 сентября 1968 г., вступив­шую в силу 1 февраля 1973 г. (на 1 января 1975 г. в ней участвуют Бельгия, Франция, ФРГ, Италия, Люксембург и Нидерланды). Конвенция создает для стран – членов ЕЭС единое регулирование вопросов международной подсудности и признания иностранных судебных решений по имущественным спорам; на дела о личном статусе, об имущественных отношениях супругов и наследственные дела действие конвенции не распространяется.

Действует также значительное число разного рода двусторонних соглашений. По вопросам торгового арбитража имеется ряд со­глашений. Важнейшие из них – Ныо-Йоркская конвен­ция о признании и приведении в исполнение иностран­ных арбитражных решений 1958 года и Европейская конвенция о внешнеторговом арбитраже 1961 года. РФ – участница этих соглашений. В 1975 году была заключена Межамериканская Конвенция о международном коммерческом арбитраже.

Европейская конвенция о государственном иммуни­тете 1972 года вступила в силу в 1976 году (в 1992 г. действовала для Австрии, Бельгии, Великобритании, Кипра, Нидерландов, Швейцарии, ФРГ).

Теперь рассмотрим внутреннее российское законодательство как один из основных источников международного гражданского процесса.

Важнейшим источником в области международного гражданского процесса является Конституция РФ (Основной закон). В Конституции есть специальная глава, посвя­щенная внешней политике государства. Ряд положений Конституции касается международного права и между­народных договоров (о добросовестном выполнении обязательств, общепризнанных принципов и норм между­народного права, о международных нормах, относящих­ся к правам человека).

В Конституции РФ содержатся положения о том, что РФ гарантирует своим гражданам защиту и покрови­тельство за ее пределами, о правах и обязанностях ино­странных граждан и лиц без гражданства в РФ.

Основы гражданского судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1961 года определяют гражданские процессуальные права иностранных граждан, иностран­ных предприятий и организаций, а также лиц без граж­данства (ст. 59, 60); устанавливают правила о предъявле­нии исков к иностранным государствам и юрисдикции в отношении аккредитованных в стране дипломатических представителей иностранных государств (ст. 61); содер­жат правила об исполнении судебных поручений иност­ранных судов, о порядке обращения советских судов с поручениями к иностранным судам (ст. 62) и об испол­нении решений иностранных судов и арбитражей (ст. 63).

Указами Президиума Верховного Совета СССР от 16 мая 1977 г. и 9 октября 1979 г. в Основы гражданско­го судопроизводства были внесены дополнения и изме­нения. В Основы дополнительно включено правило об определении подсудности судам гражданских дел по спорам, в которых участвуют иностранные граждане, лица без гражданства, иностранные предприятия и орга­низации, а также по которым хотя бы одна из сторон проживает за границей (ст. 60). Были внесены некото­рые изменения в ст. 4 (о рассмотрении в судах дел с участием иностранцев) и в ст. 60 (в отношении права обращения в суды и процессуальных прав лиц без граж­данства).

В Российской Федерации основным законодательным актом в об­ласти международного гражданского процесса явля­ется Гражданский процессуальный кодекс РСФСР, в котором в разделе VI (ст. ст. 433 – 438) разрешаются вопросы гражданских процессуальных прав ино­странцев и лиц без гражданства, предъявления исков к иностранным государствам, судебных поручений и ис­полнения решений иностранных судов и арбитражей и вопросы действия международных договоров по вопро­сам процесса.

Некоторые вопросы разрешены в Семейном кодексе РФ (например, нормы, касающиеся признания иностранных решений о расторжении брака и междуна­родной подсудности по делам о разводах).

Основы законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 г. № 4462-1 в главе XXI (« Применение нотариусом норм иностранного права. Международные договоры») содержат нормы, затрагивающие поло­жение иностранцев и лиц без гражданства в РФ, применение иностранного права, исполнение поручений ино­странных учреждений юстиции и обращение нотариальных контор РФ с поручениями к иностранным учреждениям юстиции, обеспечение дока­зательств, требующихся для ведения дел в иностранных государствах, и некоторые другие вопросы.

В основу Закона РФ от 7 июля 1993 г. № 5338-1 "О международном коммерческом арбитраже"[6] положен Типовой закон ЮНСИТРАЛ о международном коммерческом арбитраже[7] .

Нормы международного гражданского процесса со­держатся в ряде специальных актов, например в Поло­жении о дипломатических и консульских представитель­ствах иностранных государств на территории СССР, ут­вержденном Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 мая 1966 г., в Кодексе торгового морепла­вания СССР (например, ст. 16 о подсудности) и других, а также в актах, принятых во исполнение заключенных СССР и Российской Федерацией соответствующих международных договоров: Указе Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г. «О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей», затрагивающем вопрос об исполнении в СССР решений судов стран – участниц Гаагской конвенции от 1 марта 1954 г. по вопросам гражданского процесса. 21 июня 1988 г. Президиум Верховного Совета СССР принял указ «О признании и исполнении в СССР реше­ний иностранных судов и арбитражей» и постановление «О мерах по выполнению международных договоров СССР о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам».

Вышеперечисленные нормы воспроизводятся в Гражданском процес­суальном кодексе России и кодексах других стран СНГ.

Действует также Инструкция «О порядке оказания судами и органами нотариата СССР правовой помощи учреждениям юстиции иностранных государств и о по­рядке обращения за правовой помощью к этим учрежде­ниям», утвержденная Министром юстиции СССР 28 фев­раля 1972 г., и постановление Пленума Верховного Суда СССР от 19 июня 1959 г. «О вопросах, связанных с выполнением судебными органами договоров с иностран­ными государствами об оказании правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам» (в редак­ции постановления Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г.).

Многие из приведенных положений Основ и других основополагающих актов в рассматриваемой области закрепляют выработанные многолетней практикой на­чала. Введение их в законодательство имеет большое значение для регулирования процессуальных вопросов, возникающих по делам с иностранным элементом. Тем не менее, в законодательстве еще существуют некоторые пробелы. Это касается, например, норм о международ­ной подсудности, признании иностранных решений. Вос­полнение этих пробелов достигается применением об­щих указаний закона об аналогии права (ст. 12 Основ гражданского судопроизводства).

В других странах нормы международного граж­данского процесса большей частью содержатся также в гражданских процессуальных кодексах, например в ФРГ, где действует германский Устав гражданского судопро­изводства 1877 года (с рядом изменений он введен в действие с 1950 года).

Во Франции малочисленные нормы ГПК по этим во­просам дополняются несколькими нормами гражданско­го кодекса. Итальянский ГПК 1940 года решает вопросы международной подсудности, признания и исполнения иностранных судебных решений, оказания правовой по­мощи и некоторые другие.

В США отдельные вопросы международного граж­данского процесса отражены, как и коллизионные проб­лемы, в Своде законов о конфликте законов (Restate­ment) (см. Общую часть, с. 89). Некоторые вопросы разрешены в законе об усовершенствовании судебной процедуры в отношении представления и удостоверения документов и получения доказательств по гражданским делам с иностранным элементом, принятом 3 октября 1964 г. (закон регулирует в основном порядок исполне­ния американскими судами поручений иностранных су­дов, а также порядок представления и допустимость некоторых видов доказательств; в связи с этим актом изменены и дополнены некоторые статьи разд. 18 и 28 Свода законов).

В Англии среди немногочисленных отдельных законо­дательных актов в рассматриваемой области может быть назван Акт о решениях иностранных судов 1933 года, регулирующий признание и исполнение иностранных су­дебных решений.

При обновлении и систематизации законодательства в области международного частного права вопросы меж­дународного гражданского процесса обычно не затраги­ваются. Например, в Португалии ГК, введенный в дейст­вие в 1967 году и подробно регулирующий вопросы международного частного права, не затронул вопросов международного гражданского процесса. Эти вопросы отражены в гражданских процессуальных кодексах. Так, вступивший 1 февраля 1968 г. в действие гражданский и торговый процессуальный кодекс Аргентины содержит нормы об обеспечении судебных расходов, о междуна­родной подсудности, правовой помощи, признании и ис­полнении иностранных судебных решений.

Вместе с тем следует отметить, что составленные в некоторых странах проекты законов о международном частном праве включают и нормы международного граж­данского процесса. Проект бразильского закона «О при­менении правовых норм» содержит специальный раздел, трактующий проблемы международной подсудности, обеспечения судебных расходов, доказывания, признания и исполнения иностранных судебных решений, установ­ления содержания иностранного закона и др. Проект закона о международном частном праве Венесуэлы 1963 года также включает правила международного гражданского процесса, в частности нормы о междуна­родной подсудности.[8]

Незначительное количество законодательных норм в ряде стран Запада в области международного гражданского процесса связано с тем значением, какое имеет в этих странах третий вид источников международного част­ного права – судебная и арбитражная практика. Под судебной практикой понимаются проводимые в решениях взгляды судей на какой-либо правовой вопрос, имеющие руководящее значение при решении судами аналогичных вопросов в дальнейшем. Этот источник характерен для ряда государств, причем в некоторых из них он является основным источником права. Такое положение сущест­вует в Великобритании и частично в США. В Великобри­тании действует система судебных прецедентов, то есть вынесенных ранее руководящих судебных решений, вы­являющих действующее право и формулирующих его.

Система прецедентов в этих странах имеет, таким образом, решающее значение.

Подводя итог данному вопросу, необходимо подчеркнуть, что в России судебная практика вообще не рассматри­вается как источник права. Источником права в РФ явля­ется закон. Суд в России не создает правовых норм, а это говорит о том, что судебная практика не является и источником международного частного права. Поэтому так велико значение судебной и арбитражной практики для толкования норм в процессе их применения.

2. Виды подсудности.

В международном частном праве под международ­ной подсудностью понимается компетенция судов данно­го государства по разрешению гражданских дел с ино­странным элементом. Например, надо решить, может ли суд данной страны принимать к своему рассмотрению иски к ответчикам, не имеющим в этой стране места жительства, может ли суд рассматривать дело о растор­жении брака между иностранцами или между отечествен­ным гражданином и иностранцем и т. п. Эти вопросы ре­шаются с помощью норм законодательства данного госу­дарства и международных соглашений.

Определение подсудности следует отличать от опреде­ления права, подлежащего применению к правоотноше­нию с иностранным элементом.

Известны три основные системы определения под­судности:

1) по признаку гражданства сторон спора. Так, для того чтобы суд какого-либо государства (например, Франции) признал себя компетентным рассматривать дело, достаточно, чтобы спор касался сделки, заключен­ной гражданином этого государства, независимо от места ее заключения;

2) путем распространения правил внутренней терри­ториальной подсудности, и прежде всего правила о под­судности по месту жительства ответчика, при определе­нии подсудности по делам с иностранным элементом (например, в ФРГ);

3) по признаку «присутствия» ответчика, которое толкуется весьма широко (например, в Великобритании и США).

Законодательство и практика большинства государств допускают так называемую договорную подсудность. Это значит, что по соглашению сторон конкретное дело может быть отнесено к юрисдикции иностранного госу­дарства, хотя по закону страны суда оно подсудно мест­ному суду, или, наоборот, дело, которое по закону места нахождения суда подсудно иностранному суду, может быть в силу соглашения сторон отнесено к юрисдикции местного суда.

Соглашения сторон, устанавливающие выбор подсуд­ности, называются пророгационными соглашениями. Соглашения такого рода известны в договорной практике нашего государства. В торговых договорах обычно устанавливается, что споры по сделкам, заключенным торгпредством СССР за границей, подлежат местной юрисдикции. Наряду с этим часто предусматривается, что для споров по сделке может быть определена и иная подсудность.

В нашей юридический литературе отмечается, что при споре по сделке, которая по российскому праву может быть отнесена к сделкам внешней торговли, стороны могут избрать путем соглашения любую подсудность, точно так же, как на основе принципа автономии воли сторон российское законодательство допускает приме­нение по соглашению сторон иностранного материаль­ного права. В области торгового мореплавания ст. 16 Кодекса торгового мореплавания СССР допускает дого­ворную подсудность по всем имущественным спорам, в которых участвуют иностранцы.

Страны СНГ заключили 20 марта 1993 г. Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществле­нием хозяйственной деятельности. Это соглашение исхо­дит из следующих основных принципов:

1) Хозяйствующие субъекты каждого государства пользуются на территории любого государства такой же правовой и судебной защитой своих имущественных прав и законных интересов, что и субъекты этого другого государства.

2) По общему правилу истец должен обращаться с иском в суд по месту нахождения или месту житель­ства ответчика. Установлены определенные изъятия из этого правила, в частности споры о заключении, измене­нии или расторжении договора будут рассматриваться по месту нахождения поставщика.

3) Установлены положения по вопросу о праве, под­лежащем применению при разрешении споров.

4) Предусмотрено взаимное признание и исполнение вступивших в законную силу решений компетентных судов другого государства.

Соглашение в 1993 году уже было ратифицировано парламентами России, Казахстана и Кыргызстана. Реа­лизация этого соглашения будет иметь большое значе­ние, поскольку между предприятиями стран СНГ воз­никает большое количество хозяйственных споров, а соглашение распространяется на все суды, в том числе и на арбитражные (хозяйственные) суды.

Наряду с этим соглашением 8 стран – участниц СНГ заключили 6 июля 1992 г. Соглашение о статусе экономического суда Содружества Независимых Госу­дарств. Утверждено Положение об этом суде. К веде­нию Экономического суда отнесено разрешение, во-пер­вых, экономических споров между государствами и, во-вторых, споров о соответствии нормативных и других актов государств – участников СНГ по экономическим вопросам, соглашениям и иным актам самого Содру­жества.

Основными законами в области гражданского про­цесса в России являются Гражданский процессуальный кодекс РФ (ГПК), Арбитражный процессуальный кодекс РФ.

Гражданский процессуальный кодекс предусматри­вает, что суды рассматривают дела, в которых участвуют иностранные граждане, лица без гражданства, иностран­ные предприятия и организации. Статья 434 ГПК уста­навливает, что подсудность судам России гражданских дел по спорам, в которых участвуют иностранные граж­дане, лица без гражданства, иностранные предприятия и организации, а также по спорам, по которым хотя бы од­на из сторон проживает за границей, определяется рос­сийским законодательством, а в случаях, не предусмотренных этим законодательством, – исходя из правил подсудности, установленных настоящим кодексом

Очевидно, ст. 434 следует понимать расширительно, то есть в том смысле, что она распространяется на все случаи правоотношений при наличии иностранного элемента

Общим правилом определения подсудности является предъявление иска в суде по месту жительства ответчика. В то же время ст. 118 ГПК РСФСР предусматривает, что иск к ответчику, не имеющему в РФ места жительства, может быть предъявлен по месту нахождения его иму­щества или по последнему известному месту его житель­ства в РФ. Из нормы ст. 119 ГПК РСФСР вытекает, что исключительно нашим судам подсудны дела по искам о праве на строение, об установлении порядка пользо­вания земельным участком, если строение или земельный участок находятся в РФ.

В ряде случаев иски могут предъявляться по месту жительства истца, а иски о возмещении вреда – по месту причинения вреда. Эти положения применяются в судеб­ной практике.

Что же касается специальных правил о подсудности, о которых говорится в ст. 60 ГПК, то в отечественном законодательстве они немногочисленны. В качестве при­мера можно привести ст. 163 ГПК, согласно которой российский гражданин, проживающий за границей, впра­ве расторгнуть свой брак с проживающим за границей супругом, независимо от его гражданства, в российском суде.

В договорах о правовой помощи, заключенных с дру­гими странами, предусмотрено разграничение компетен­ции учреждений юстиции. Разграничение проведено по определенным категориям гражданских дел: о лишении и ограничении дееспособности – по договорам РФ с Болгарией, Польшей, Чехословакией; о признании лиц безвестно отсутствующими или умершими – по всем договорам; по спорам, возникающим из личных и иму­щественных правоотношений супругов, – по догово­рам РФ с Болгарией, Вьетнамом, Кубой, Польшей; по делам о расторжении брака или о признании его недей­ствительным – по договорам СССР с Болгарией, Венг­рией, Кубой, Польшей, Чехословакией; по наследствен­ным делам – по всем договорам; по делам о возмещении вреда – по договорам СССР с Вьетнамом, Кубой и Чехословакией.

Практика применения договоров о правовой помощи привела к тому, что в процессе их обновления в новых договорах СССР с ГДР, Вьетнамом, Польшей (в протоколе 1980 г.), Чехословакией был дан ответ на вопрос о том, как поступить суду по предъявленному иску, если в производстве суда другой страны уже нахо­дится дело по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям (например, о растор­жении брака супругов, проживающих в разных странах и предъявляющих иски в суды своих стран),– оставить иск без рассмотрения, прекратить делопроизводство?

Так, согласно ст. 50 «А» договора СССР с Польшей (внесенной протоколом от 23 января 1980 г.), если в ор­ганах обеих стран «возбуждено производство по делу между теми же сторонами и по тому же правовому осно­ванию, то орган, который возбудил производство позд­нее, должен прекратить дальнейшее производство». В случае, если будет выявлена некомпетентность органа другой стороны, производство по делу может быть во­зобновлено. Включение в договор последнего правила объясняется следующим: как показала практика, воз­можны случаи, когда, хотя иск предъявлен в какой-либо стране раньше, дело, согласно договору, относится к исключительной компетенции судов данной страны.

В договорах с Вьетнамом и Чехословакией рас­сматриваемая проблема решена несколько иным образом: там прямо оговаривается, что обязанность прекращения производства относится лишь к случаям, когда дело возбуждено одновременно в судах, компетентных соглас­но договору, и если компетенция в договоре не урегу­лирована – компетентных согласно внутреннему зако­нодательству соответствующей страны.

Правило о разграничении компетенции судов есть и в некоторых других договорах. Так, в ст. 24 Конвенции между СССР и Италией о правовой помощи по граж­данским делам предусмотрены, в частности, для уста­новления компетентности суда такие критерии, как постоянное место жительства ответчика; место исполне­ния обязательства; место причинения вреда (при деликтной ответственности); постоянное место жительства или место пребывания истца по делу о взыскании алиментов. Однако в отношении дел, касающихся вещных прав на не­движимость, во всех случаях компетентным должен считаться суд той страны, на территории которой находится это имущество. По делам, касающимся личного статуса лица, считается исключительно компетентным суд стра­ны, гражданином которой на день предъявления иска являлось это лицо.

Правила о разграничении подсудности есть в целом ряде многосторонних соглашений в области перевозок.

По спорам между физическими лицами, проживаю­щими в различных странах СНГ, иски как общее правило предъявляются в стране, где лицо имеет место жительст­ва, а иски к юридическим лицам предъявляются в суды страны, на территории которой находится орган управ­ления юридического лица, его представительство либо филиал (ст. 20 Конвенции стран СНГ от 22 января 1993 г.). В этой конвенции предусмотрены также и дру­гие критерии подсудности для конкретных категорий исков (место нахождения недвижимости и др.). Суды стран СНГ могут рассматривать дела и в других слу­чаях, если имеется письменное соглашение сторон о передаче спора этим судам и если компетенция судов прямо не определена конвенцией (правила об исклю­чительной компетенции).

3. Установление содержания иностранного права.

Иностранное государство обладает судебным им­мунитетом. Под судебным иммунитетом понимается изъятие одного государства из-под юрисдикции другого государства. Иностранное государство не может быть привлечено к суду в качестве ответчика без его согласия. Основанием этого правила являются принцип суверени­тета и принцип суверенного равенства государств. Су­дебный иммунитет государства в широком смысле включает в себя:

а) судебный иммунитет в узком смысле слова – саму неподсудность одного государства суду другого;

б) иммунитет от предварительного обеспече­ния иска;

в) иммунитет от принудительного исполне­ния судебного решения.[9]

Основой иммунитета является начало суверенного равенства государств: равный над равным не имеет власти или юрисдикции (parinparemnonhabetimperiumseujurisdictionem). Здесь «юрисдикция» означает власть, в частности судебную власть государства.

Сказанное о судебном иммунитете иностранного го­сударства касается и его дипломатических представи­телей: этим последним, как сказано в преамбуле Вен­ской конвенции о дипломатических сношениях, участ­ником которой cостоит и РФ, «привилегии и иммунитеты предоставляются не для выгод отдельных лиц, а для обеспечения эффективного осуществления функций дипломатических представительств как органов, пред­ставляющих государства».

Судебный иммунитет следует рассматривать как ин­ститут международного публичного права, действие ко­торого отражено в гражданском и уголовном процессе государств – в нормах, относящихся, в частности, к международной подсудности.

Общепризнанные положения международного пуб­личного права, касающиеся судебного иммунитета ино­странного государства и его дипломатических предста­вителей, конкретизированы во внутренних законах и в судебной практике различных государств, а также в заключенных ими международных договорах.[10]

В США (по Закону об иммунитете иностранных государств от 21 октября 1976 г.) заявление об иммунитете должно быть сделано в суде; государственный департамент может участвовать в процессе от имени прави­тельства, если суд, по его мнению, неправильно толкует закон. В Великобритании заявление об иммунитете может быть сделано в суде непосредственно представи­телем иностранного государства. Суд вправе обратиться по этому вопросу в Министерство иностранных дел, при­чем полученные от него сведения для суда обяза­тельны. Во Франции и в ряде других стран заявление об иммунитете делается в соответствии с правилами гражданского процессуального законодательства.

При постановке в суде вопроса об иммунитете учитывается практика, сложившаяся в том государстве, где, предъявлен иск или наложен арест. Современная практика государств в этом вопросе неоднородна. Суды ФРГ, США, Великобритании, Австрии, Швейцарии, Италии и ряда других государств предоставляют иммунитет лишь в тех случаях, когда речь идет о действиях государства публичного характера.

Принцип иммунитета не следует понимать как «отказ в правосудии». Иск к государству может быть предъяв­лен в его собственных судах, а в судах другой страны – лишь с его согласия. Если же такого согласия дано не было, истец может обратиться к собственному государ­ству, для того чтобы оно вступило в дипломатические переговоры с иностранным государством.

Однако чаще всего при заключении контракта с государством или его органом в контракт включается арбитражная оговорка. Она означает согласие государ­ства на рассмотрение иска к нему в порядке арбитража.

Таким образом, претензии к государству могут иметь место, но они должны рассматриваться в соответ­ствии с нормами международного права, а также в соот­ветствии с предусмотренными в случаях такого рода условиями рассмотрения споров.[11]

В РФ действует принцип абсолютного иммунитета, который получил закрепление во внутреннем российском законодательстве. Согласно ст. 61 Основ гражданского судопроизводства, «предъявление иска к иностранному государству, обеспечение иска и обращение взыскания на имущество иностранного государства, находящееся в СССР, могут быть допущены лишь с согласия компетент­ных органов соответствующего государства».

В тех случаях, когда в иностранном государстве не обеспечивается Российскому государству и его имуще­ству такая же судебная неприкосновенность, какая обеспечивается иностранным государствам и их имущест­ву в РФ, Правительством РФ или иным управомоченным органом может быть предписано в отношении этого государства или его имущества применение ответных мер. Со ссылкой на ст. 61 Основ правило такого рода включено в Гражданский процессуальный кодекс России (например, в ст. 435 ГПК РСФСР).

В Основах гражданского законодательства 1991 года предусмотрено, что государство участвует в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на рав­ных началах с другими участниками этих отношений. Однако непосредственно вопрос об иммунитете госу­дарства остался открытым, поскольку п. 4 ст. 25 преду­смотрел, что особенности ответственности государства в регулируемых гражданским законодательством отно­шениях с участием иностранных юридических лиц, граждан и государств определяются Законом СССР об иммунитете государства и его собственности, а такой закон принят не был.

В особом положении находятся также лица, вхо­дящие в состав персонала дипломатических и консуль­ских представительств, а также сотрудники междуна­родных организаций. Положение о дипломатических и консульских представительствах иностранных государств на территории СССР, утвержденное указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 мая 1966 г., предусматри­вает, в частности, что глава дипломатического представи­тельства, члены дипломатического персонала, консуль­ские должностные лица пользуются иммунитетом от гражданской (а также уголовной и административной) юрисдикции. В то же время «иммунитет от гражданской юрисдикции не распространяется на случаи, когда гла­ва дипломатического представительства и члены дипло­матического персонала представительства вступают в гражданско-правовые отношения как частные лица в связи с исками о принадлежащих им строениях на тер­ритории СССР, наследовании или деятельностью, осу­ществляемой ими за пределами официальных функций» (ст. 13).

Консульские должностные лица пользуются иммуни­тетом от гражданской юрисдикции в том, что касается их служебной деятельности, но это, однако, не распростра­няется на иски о возмещении вреда, причиненного дорожно-транспортным происшествием (ст. 25).

Венская конвенция о дипломатических сноше­ниях 1961 года, участницей которой является РФ, уста­навливает, что дипломатический иммунитет не распро­страняется на случаи:

а) вещных исков, относящихся к частному недвижи­мому имуществу, находящемуся на территории госу­дарства пребывания, если только дипломатический агент не владеет им от имени аккредитующего государства для целей представительства;

б) исков, касающихся наследования, в отношении которых дипломатический агент выступает в качестве исполнителя завещания, попечителя над наследственным имуществом, наследника или отказополучателя как част­ное лицо, а не от имени аккредитующего государства;

в) исков, относящихся к любой профессиональной или коммерческой деятельности, осуществляемой дипло­матическим агентом в государстве пребывания за пре­делами своих официальных функций (ст. 31 конвенции).

Таким образом, дипломатические представители подлежат юрисдикции российского суда по граждан­ским делам лишь в пределах, определяемых нормами международного права или соглашениями с соответ­ствующими государствами. В то же время, если в ино­странном государстве не будет обеспечена такая же судебная неприкосновенность, какая обеспечивается представителям иностранных государств в РФ, по отно­шению к представителям такого государства возмож­но применение ответных мер.

4. Признание и исполнение решений

иностранных судов.

Судебные решения в принципе действуют лишь в пределах государства, суд которого их вынес. Юриди­ческую силу в другом государстве они, по сложив­шейся практике, приобретают, если данное государст­во в той или иной форме выражает на это согласие. Правила о признании и исполнении иностранных су­дебных решений включаются обычно в законодатель­ство или международные договоры.

Признанное иностранное судебное решение под­тверждает гражданские права и обязанности в том же смысле, что и решение собственного суда. Оно не может быть обжаловано и препятствует вынесению нового решения по тому же иску. Для принудитель­ного исполнения иностранного судебного решения ха­рактерно применение к должнику в установленном порядке мер принуждения.

Различают несколько систем признания и исполне­ния иностранных судебных решений:

1) Система экзекватуры, по которой иностранное решение признается и исполняется после придания ему судом страны, где испрашивается исполнение, принудительной силы путем вынесения соответствую­щего постановления (экзекватуры). Решение иност­ранного суда после получения экзекватуры приобре­тает такую же юридическую силу, как и решение собственного суда, и исполняется обычно в том же порядке, что и решение собственного суда. Система экзекватуры применяется во Франции, ФРГ и боль­шинстве других стран континентальной Европы, а также в некоторых иных странах. В определенных пределах она используется и в Англии (так называе­мая регистрация иностранных решений по Закону о взаимном исполнении судебных решений 1933 года).

В рамках системы экзекватуры существуют раз­личные варианты признания и исполнения в зависи­мости от того, насколько широко допускается реви­зия решения. В одних странах, например в Бельгии, суд, разрешающий исполнение, подвергает иностран­ное решение полной ревизии с точки зрения правиль­ности рассмотрения дела по существу – с правовой и фактической стороны; в других, например в ФРГ, Японии, такой полной проверки не предусмотрено. В большинстве стран экзекватура выдается только для исполнения решения, в других, например в Ита­лии, – и для признания решения. Экзекватура выда­ется при соблюдении определенных условий: взаим­ности, требования того, чтобы ответчик был надлежа­щим образом уведомлен о судебном разбирательстве, и т. п.

2) Система англо-американского общего права, по которой иностранное судебное решение как таковое не исполняется, а служит лишь основой для нового судебного разбирательства. В этом разбирательстве оно создает презумпцию в пользу стороны, выиграв­шей дело; противная сторона может презумпцию оп­ровергать. Иностранное судебное решение порождает по этой системе перераспределение бремени доказывания.

Признанию и исполнению иностранных судебных решений посвящен ряд многосторонних и двусторон­них международных договоров. К ним относятся не­которые конвенции, касающиеся ряда специальных видов отношений, как, например, Гаагская конвенция 1958 года о признании и исполнении решений об алиментах в пользу детей (в ней участвует большинство европейских стран), Нью-йоркская конвенция 1956 года о взыскании алиментов за границей. Следует так­же назвать Гаагскую конвенцию 1966 года о призна­нии и исполнении иностранных решений по граждан­ским и торговым делам, Конвенцию стран ЕЭС 1968 года о юрисдикции и исполнении решений по граж­данским и торговым делам. Имеются и другие кон­венции, в основном между странами со сходными правовыми системами. [12]

Развитие экономических отношений привело к заклю­чению многосторонних и двусторонних конвенций об исполнении иностранных судебных решений, обычно устанавливающих обязательства договаривающихся го­сударств исполнять решения при соблюдении ряда условий (вступление решения в законную силу, непро­тиворечие публичному порядку страны исполнения, участие обеих сторон в судебном разбирательстве и т. д.).

К многосторонним конвенциям, регулирующим при­знание и исполнение судебных решений, относятся прежде всего соглашения, заключенные между госу­дарствами с близкими правовыми системами. Чаще все­го это соглашения регионального характера (Кодекс Бустаманте 1928 г., конвенция между Данией, Финлян­дией, Исландией, Норвегией и Швецией 1932 г.. Конвен­ция об исполнении судебных решений государств – чле­нов Лиги арабских государств 1952 г., Афро-Малага­сийская общая конвенция о сотрудничестве в области правосудия 1962 г.). 1 февраля 1971 г. была заключена Гаагская конвенция о признании и исполнении иност­ранных судебных решений по гражданским и торговым делам.

Согласно п. 1 Указа «О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей» Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г., решения иностранных судов и арбитражей признаются исполняются в СССР, если это предусмотрено междуна­родным договором СССР.

Порядок исполнения в РФ решений иностранных судов определяется соответствующими международными договорами (ст. 437 ГПК).

Решения иностранных судов, которые не подлежат принудительному исполнению, признаются в РФ, если это предусмотрено международным договором или на­шим законодательством.

Такое исполнение в настоящее время допускается только договорами о правовой помощи, заключенными СССР с бывшими социалистическими странами, а также с Ираком, Алжиром, Грецией, Кипром, Италией.

Признание и исполнение решений по отдельным категориям дел могут иметь место в соответствии с от­дельными международными договорами РФ. Так, взаим­ное признание судебных решений по делам об объявле­нии граждан безвестно отсутствующими или умершими и по делам о расторжении брака, раздельном проживании супругов и признании брака недействительным регла­ментируется договором о правовой помощи с Финлян­дией; признание и исполнение решений судов по искам о возмещении ущерба от загрязнения нефтью – Между­народной конвенцией о гражданской ответственности за ущерб от загрязнения нефтью 1969 года; исполнение решений о возмещении ущерба – Римской конвенцией об ущербе, причиненном иностранными воздушными судами третьим лицам на поверхности, 1952 года, рядом многосторонних и двусторонних соглашений в области перевозок грузов и пассажиров; в отношении исполне­ния решений об уплате судебных расходов – Гаагской конвенцией по вопросам гражданского процесса 1954 года.

Что касается признания в РФ решений иностран­ных судов по делам о расторжении брака, то в соответ­ствии со ст. 160 Семейного кодекса РФ в РФ подлежат признанию решения о расторжении брака лиц, постоян­но проживающих за границей, включая случаи, когда оба супруга – российские граждане в момент расторжения брака проживали вне пределов нашей страны.

Признание иностранных решений такого рода не ставится в зависимость от наличия международного договора; не выдвигается и требование взаимности.

В договорах о правовой помощи, заключенных РФ с другими странами, содержатся следующие основные условия признания и исполнения иностранных судебных решений:

1) решение вступило в законную силу (это опреде­ляется на основании законодательства страны суда, вынесшего решение);

2) при разрешении дела по существу соблюдены про­цессуальные права лица, против которого вынесено ре­шение (например, требуется, чтобы ответчику был свое­временно вручен вызов в суд);

3) отсутствует другое вступившее в законную силу решение по спору между теми же сторонами и по тому же предмету, вынесенное судом в государстве, на террито­рии которого решение должно быть признано или прину­дительно исполнено;

4) при рассмотрении дела и вынесении по нему решения соблюдены правила международных догово­ров о разграничении компетенции судов различных стран.

В ряде договоров указаны и другие, дополнительные условия. Например, в договоре с ЧССР предусматрива­лось, что исполнение допускается, если по законода­тельству обоих государств не истек срок давности при­нудительного исполнения решения.

Признание в РФ решения иностранного суда озна­чает, что оно обладает такой же юридической силой, какую имеют решения российских судов. Поэтому выне­сение иностранным судом решения, подлежащего при­знанию в РФ, является основанием либо для отказа в принятии в России искового заявления по спору между теми же сторонами, по тому же основанию и о том же предмете, либо для прекращения дела..

Как отмечалось выше, в ряде договоров о правовой помощи предусмотрено, что решение, вынесенное в одном государстве, может быть принудительно исполнено на территории другого государства. Для принудительного исполнения судом страны исполнения решения должно быть выдано специальное разрешение. Ходатайство о принудительном исполнении подается в суд, вынесший решение. Затем оно пересылается в установленном порядке суду, компетентному выдать разрешение на исполнение.

В РФ в соответствии с указом Президиума Верхов­ного Совета СССР от 21 июня 1988 г.[13] вопрос о разре­шении принудительного исполнения решения рассма­тривается по ходатайству взыскателя Верховным судом автономной республики, краевым, областным, городским судом, судом автономной области и судом автономного округа по месту жительства (нахождения) должника, а если должник не имеет места жительства (нахожде­ния) в РФ либо место жительства (нахождения) долж­ника неизвестно – по месту нахождения его имущества.

Статья 437 ГПК предусматривает, что решение ино­странного суда может быть предъявлено к принуди­тельному исполнению в течение 3 лет с момента вступле­ния решения в законную силу. Это правило относится и к решениям иностранного арбитража.

На основании решения иностранного суда и вступив­шего в законную силу судебного определения о разре­шении принудительного исполнения этого решения вы­дается исполнительный лист, который направляется в на­родный суд по месту исполнения решения. Эти положе­ния договоров широко применяются на практике.

Отказ в разрешении принудительного исполнения решений иностранного суда допускается в РФ в случаях, когда:

1) решение по законодательству государства, на тер­ритории которого оно вынесено, не вступило в законную силу;

2) сторона, против которой вынесено решение, была лишена возможности принять участие в процессе вслед­ствие того, что ей не было своевременно и надлежащим образом вручено извещение о рассмотрении дела;

3) рассмотрение дела, по которому вынесено реше­ние, относится к исключительной компетенции россий­ского суда или иного органа;

4) имеется вступившее в законную силу решение российского суда, вынесенное по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям, или в производстве российского суда имеется дело, воз­бужденное по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям до возбуждения дела в иностранном суде;

5) истек срок давности предъявления решения к принудительному исполнению;

6) исполнение решения противоречило бы суверени­тету РФ или угрожало бы безопасности РФ либо про­тиворечило бы основным принципам российского зако­нодательства (п. 5 указа от 21 июня 1988 г.).

Решение иностранного суда, не требующее принуди­тельного исполнения, признается на территории РФ без какого-либо дальнейшего производства, если со стороны заинтересованного лица не поступят в течение месяца возражения против признания этого решения. Заинте­ресованное лицо может в течение месячного срока после того, как ему стало известно о поступлении решения иностранного суда, заявить в соответствующий суд воз­ражение против признания решения иностранного суда. Это возражение рассматривается в открытом судебном заседании с вызовом заинтересованного лица. Суд по просьбе этого лица, если она будет признана уважительной, может перенести время рассмотрения решения (п. 10 указа от 21 июня 1988 г.).

Признание без особого производства всех решений по имущественным делам предусмотрено в договорах о пра­вовой помощи с Болгарией (ст. 46), Вьетнамом (ст. 41), Грецией (ст. 26), Кубой (ст. 45), Польшей (ст. 51), Чехо-Словакией (ст. 53).

Признание, не требующее принудительного испол­нения, призвано обеспечивать интересы граждан дого­варивающихся государств и облегчить работу органов юстиции.

Многосторонняя конвенция о правовой помощи стран СНГ от 22 января 1993 г. предусматривает признание судебных и иных решений, не требующих исполнения (в том числе и решение о расторжении брака).[14]

Ходатайство о разрешении принудительного испол­нения решений подается в компетентный суд страны, где решение подлежит исполнению. Оно может быть подано и в суд, который вынес решение по делу в первой инстанций (ст. 53 Конвенции). Суд не пересматривает дело по существу, а ограничивается установлением того, что условия, предусмотренные Конвенцией, соблюдены. Порядок принудительного исполнения определяется по законодательству страны, на территории которой должно быть осуществлено принудительное исполнение.

В исполнении может быть отказано в следующих случаях:

а) в соответствии с законодательством страны, на территории которой вынесено решение, оно не вступило в законную силу или не подлежит исполнению, за исклю­чением случаев, когда решение подлежит исполнению до вступления в законную силу;

б) ответчик не принял участия в процессе вследствие того, что ему или его уполномоченному не был своевре­менно и надлежаще вручен вызов в суд;

в) по делу между теми же сторонами, о том же пред­мете и по тому же основанию на территории страны, где должно быть признано и исполнено решение, было уже ранее вынесено вступившее в законную силу решение или имеется признанное решение суда третьего государ­ства, либо если учреждением этой Договаривающейся Стороны было ранее возбуждено производство по дан­ному делу;

г) согласно положениям настоящей Конвенции, а в случаях, не предусмотренных ею, согласно законода­тельству страны, на территории которой решение должно быть признано и исполнено, дело относится к исключи­тельной компетенции ее учреждения;

д) отсутствует документ, подтверждающий согла­шение сторон по делу договорной подсудности;

е) истек срок давности принудительного исполне­ния, предусмотренный законодательством страны, суд которой исполняет решение.

Общая формулировка некоторых договоров в отно­шении возможности отказа в оказании правовой помощи со ссылкой на публичный порядок распространяется и на исполнение и признание решений.

В заключении хотелось бы выделить то, что в отдельных договорах дополнительно пре­дусматривается, что в признании и исполнении решения может быть отказано, если, по мнению страны, к кото­рой обращена просьба об исполнении, это может нанести ущерб ее суверенитету или безопасности либо противо­речит основным принципам ее законодательства.

Заключение

Итак, рассмотрев в данной работе определённый круг проблем, связанных с ситуацией в сфере международного гражданского процесса, можно сделать некоторые выводы.

Термин «международный граж­данский процесс» носит условный характер. В международном праве под международным гражданским процессом понимается совокуп­ность вопросов процессуального характера, связанных с защитой прав иностранцев и иностранных юридических лиц в суде и арбитраже.

В области международного гражданского процесса очень большое значение придается тем правовым нормам и правилам, которые предусмотрены в различных международных договорах и соглашениях, цель которых состоит в том, чтобы обес­печить взаимное признание и соблюдение имуществен­ных и личных прав граждан одного государства на тер­ритории другого. Договоры строго исходят из принципов равенства и уважения суверенитета каждой страны.

Основными законами в области международного гражданского про­цесса в России являются Гражданский процессуальный кодекс РФ (ГПК), Арбитражный процессуальный кодекс РФ. Гражданский процессуальный кодекс предусматри­вает, что суды рассматривают дела, в которых участвуют иностранные граждане, лица без гражданства, иностран­ные предприятия и организации. Иностранное государство обладает судебным им­мунитетом. Под судебным иммунитетом понимается изъятие одного государства из-под юрисдикции другого государства. Иностранное государство не может быть привлечено к суду в качестве ответчика без его согласия. Поэтому претензии к государству могут иметь место, но они должны рассматриваться в соответ­ствии с нормами международного права, а также в соот­ветствии с предусмотренными в случаях такого рода условиями рассмотрения споров.

Таким образом, дипломатические представители подлежат юрисдикции российского суда по граждан­ским делам лишь в пределах, определяемых нормами международного права или соглашениями с соответ­ствующими государствами. Однако, если в ино­странном государстве не будет обеспечена такая же судебная неприкосновенность, какая обеспечивается представителям иностранных государств в РФ, по отно­шению к представителям такого государства возмож­но применение ответных мер.

Судебные решения в принципе действуют лишь в пределах государства, суд которого их вынес. Юриди­ческую силу в другом государстве они, по сложив­шейся практике, приобретают, если данное государст­во в той или иной форме выражает на это согласие. Правила о признании и исполнении иностранных су­дебных решений включаются обычно в законодатель­ство или международные договоры.

В Российской Федерации повышение роли международного частного права вызвано также распадом СССР и появлением на его территории самостоятельных государств, отношения между которыми стали строиться на международно-правовой основе. Считаю нужным еще раз обратить внимание на то, что с распадом Союза не разорвались многочисленные связи между бывшими республиками, ставшими теперь отдельными государствами. Кроме того, возникают и новые отношения подобного рода. С приобретением суверенитета они приобрели международный характер и вошли в сферу действия международного частного права.

БИБЛИОГРАФИЯ

Нормативный материал

1. Гражданский кодекс РСФСР (действующая часть). Основы гражданского законодательства Союза ССР и Республик (действующая часть) – М.: Издательство «СПАРК», 1996.

2. Закон РФ от 7 июля 1993 г. № 5338-1 "О международном коммерческом арбитраже" // Текст Закона опубликован в "Российской газете" от 14 августа 1993 г., Ведомостях съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации от 12 августа 1993 г., № 32. ст. 1240.

3. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Минск, 22 января 1993 г.) // Текст Конвенции опубликован в Бюллетене международных договоров 1995 г., № 2, стр. 3, в Вестнике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации 1994 г., № 2 , стр. 101 – Конвенция ратифицирована Российской Федерацией Федеральным законом от 4 августа 1994 г. № 16-ФЗ.

4. Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) // Текст Конституции опубликован в "Российской газете" от 25 декабря 1993 года.

5. Регламент Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате РФ (вступает в силу с 1 мая 1995 года) // Текст регламента опубликован в Вестнике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, 1995, № 8.

6. Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. № 223-ФЗ // Текст Семейного кодекса опубликован в "Российской газете" от 27 января 96 г. Собрании законодательства Российской Федерации от 1 января 1996 г. № 1, ст. 16 .

7. Типовой закон ЮНСИТРАЛ о международном торговом арбитраже (Комиссия Организации Объединенных Наций по праву международной торговли, 21 июня 1985 г.) // Текст типового закона официально опубликован не был.

8. Указ Президиума ВС СССР от 21 июня 1988 г. № 9131-XI "О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей" // Текст Указа опубликован в Ведомостях Верховного Совета СССР от 29 июня 1988 г., № 26, ст. 427.

9. Федеральный закон от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ "О международных договорах Российской Федерации" // Текст Федерального закона опубликован в "Российской газете" от 21 июля 1995 г., Собрании законодательства Российской Федерации от 17 июля 1995 г. № 29, ст. 2757.

10. Федеральный закон от 21 июля 1997 г. № 119-ФЗ "Об исполнительном производстве" // Собрание законодательства Российской Федерации от 28 июля 1997 г., № 30, ст. 3591.

Литература

1) Битюцкий И. В. Международное частное право. – М.: Инфра-М, 1999.

2) Богуславский М.М.Международное частное право: Учебник. -2-е изд., перераб. и доп. – М.: Международные отношения, 1997 г.

3) Бояршинов Б.Г. Международные договоры в правовой системе Российской Федерации. // "Законодательство", 1997, № 4.

4) Бякешев К. А., Ходаков А. Г. Международное частное право. Сб. документов. – М., 1997.

5) Звеков В. П. Международное частное право. Курс лекций. – М.: Норма, 1999.

6) Комаров А.С Рассмотрение споров Международным коммерческим арбитражным судом при Торгово-промышленной палате Российской Федерации. // "Законодательство", 1997, № 2, стр. 8.

7) Лунц Л.А., Марышева Н.И., Садиков О.Н.Международное частное право: Учебник.- М.: Юрид. лит., 1984 г.

8) Маковский А.Л. Об унификации норм морского права. // Проблемы международного частного права. – под редакцией проф. Л.А. Лунца. М.: Издательство Института международных отношений, 1960.

9) Международное частное право: Учебное пособие. / Г.К. Дмитриева, А.С. Довгерт, В.П. Панов, Н.А. Шебанова и др. – М.: Юристъ, 1993.

10)Постатейный комментарий к Федеральному закону о международных договорах Российской Федерации (под ред. Звекова В.П., Осминина Б.И.). //М.: Издательство "СПАРК", 1996.

Курсовая работа выполнена 25 августа 2000 г.

Прошито и пронумеровано в количестве 29 листов.

Подпись ___________ / *************** /.


[1] Богуславский М.М.Международное частное право: Учебник. -2-е изд., перераб. и доп. – М.: Международные отношения, 1997 г. С. 7

[2] Международное частное право: Учебное пособие. / Г.К. Дмитриева, А.С. Довгерт, В.П. Панов, Н.А. Шебанова и др. – М.: Юристъ, 1993 С. 2

[3] Международное частное право: Учебное пособие. / Г.К. Дмитриева, А.С. Довгерт, В.П. Панов, Н.А. Шебанова и др. – М.: Юристъ, 1993 С. 13

[4] Богуславский М.М.Международное частное право: Учебник. -2-е изд., перераб. и доп. – М.: Международные отношения, 1997 г. стр. 361

[5] Богуславский М.М.Международное частное право: Учебник. -2-е изд., перераб. и доп. – М.: Международные отношения, 1997 г. стр. 55

[6] Закон РФ от 7 июля 1993 г. № 5338-1 "О международном коммерческом арбитраже" // Текст Закона опубликован в "Российской газете" от 14 августа 1993 г., Ведомостях съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации от 12 августа 1993 г., № 32. ст. 1240

[7] Типовой закон ЮНСИТРАЛ о международном торговом арбитраже (Комиссия Организации Объединенных Наций по праву международной торговли, 21 июня 1985 г.) // Текст типового закона официально опубликован не был

[8] Лунц Л.А., Марышева Н.И. Курс международного частного права. Том 3, Международный гражданский процесс, М., «Юрид. лит.», 1976 стр. 30

[9] Богуславский М.М.Международное частное право: Учебник. -2-е изд., перераб. и доп. – М.: Международные отношения, 1997 г. с 370.

[10] Лунц Л.А., Марышева Н.И. Курс международного частного права. Том 3, Международный гражданский процесс, М., «Юрид. лит.», 1976 С. 117

[11] Богуславский М.М.Международное частное право: Учебник. -2-е изд., перераб. и доп. – М.: Международные отношения, 1997 г. С. 371

[12] Лунц Л.А., Марышева Н.И., Садиков О.Н.Международное частное право: Учебник.- М.: Юрид. лит., 1984 г. С. 298

[13] Текст Указа опубликован в Ведомостях Верховного Совета СССР от 29 июня 1988 г., № 26, ст. 427

[14] Текст Конвенции опубликован в Бюллетене международных договоров 1995 г., № 2, стр. 3

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий