регистрация / вход

Международный коммерческий арбитраж в Российской Федерации: общая характеристика

Понятие арбитражного разбирательства и виды международных коммерческих арбитражей. Изучение общей характеристики и состава МКАС при ТПП РФ. Исследование арбитражного соглашения и способов определения компетенции арбитража. Оспаривание решений МКАС.

Курсовая работа

На тему

Международный коммерческий арбитраж в Российской Федерации: общая характеристика


Содержание

Введение

Глава 1. Основы правового статуса Международного коммерческого арбитража в РФ

1.1 Понятие арбитражного разбирательства и виды международных коммерческих арбитражей

1.2 Арбитражное соглашение и определение компетенции арбитража

1.3 Общая характеристика и состав МКАС при ТПП РФ

Глава 2. Процессуальные аспекты рассмотрения споров в Международном коммерческом арбитраже при ТПП РФ

2.1 Общая характеристика процедуры рассмотрения споров в МКАС при ТПП РФ

2.2 Оспаривание решений МКАС

Заключение

Список литературы


Введение

В современной мировой практике международный коммерческий арбитраж признается основным способом рассмотрения споров, возникающих из международных коммерческих контрактов. Преимущества этого способа решения споров рассматриваются в многочисленных правовых исследованиях, изданных в различных странах. Среди них традиционно отмечается, в частности, предоставление сторонам спора права выбора арбитров (включая возможность выбора арбитров из разных стран), выбора места проведения арбитража и языка разбирательства, обеспечение конфиденциальности. Международный коммерческий арбитраж принимает окончательное решение, являясь единственной инстанцией рассмотрения спора по существу (при этом сохраняется возможность отмены и оспаривания решения в специально предусмотренных случаях при установлении нарушений процессуального характера). Особое место среди бесспорных преимуществ занимает обеспечение принудительного исполнения решений международного коммерческого арбитража более чем в 130 государствах - участниках Нью-Йоркской конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 г. Известно, что исполнение за границей решений государственных судов зависит от наличия международного договора со страной места исполнения решения. Справедливо подчеркиваются и такие преимущества международного коммерческого арбитража, как возможность рассмотрения спора не только на основе национального законодательства, но и на основе норм права, включающих lex mercatoria, специально создаваемого для международных коммерческих контрактов, отмечается развитие унификации регулирования деятельности международных коммерческих арбитражей. Создаваемая таким образом денационализация и единообразие материального и процессуального права ставят участников спора в одинаковые условия, создают «единое поле для игры».

Международный коммерческий контракт, если он грамотно и тщательно проработан, в большинстве случаев включает арбитражную оговорку, подчиняющую рассмотрение возникающих из него или в связи с ним споров международному коммерческому арбитражу.

Среди широко известных в мире постоянно действующих международных арбитражных центров Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (МКАС при ТПП РФ) занимает место в ряду наиболее опытных и авторитетных.

Целью настоящей курсовой работы является изучение основных положений деятельности Международного коммерческого арбитража при ТПП РФ

Для реализации указанной цели поставлены следующие задачи:

1. изучение понятия арбитражного разбирательства и видов международных коммерческих арбитражей;

2. исследование арбитражного соглашения и способов определения компетенции арбитража;

3. изучение общей характеристики и состава МКАС при ТПП РФ

4. анализ процедуры рассмотрения споров в МКАС при ТПП РФ

5. изучение процедуры оспаривания решений МКАС


Глава 1. Основы правового статуса Международного коммерческого арбитража в РФ

1.1 Понятие арбитражного разбирательства и виды международных коммерческих арбитражей

Под арбитражным разбирательством в международном частном праве понимается рассмотрение споров в третейских судах, избираемых или специально создаваемых сторонами внешнеэкономических контрактов для рассмотрения возникающих между ними споров.[1] Из этого следует, что международный коммерческий арбитражный суд - это орган, предназначенный для разрешения споров с участием иностранных фирм и организаций. По своей юридической природе - это третейский суд. Применение в названии этих третейских судов термина «арбитраж» требует разъяснения.

Во-первых, речь в данной работе идет не о государственных арбитражных судах.

А.И. Муранов отмечает, что с этой точки зрения понятие «арбитраж» в п.1 ст.8 Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже» сложностей не вызывает: под ним подразумевается третейский суд, выступающий в качестве международного коммерческого арбитража[2] .

Во избежание смешения с другими арбитражными судами в отношении третейских судов, специально предназначенных для рассмотрения споров с иностранными фирмами, обычно применяется понятие «международный коммерческий арбитраж». Термин «международный коммерческий арбитраж» используется как для обозначения в целом этого специфического механизма рассмотрения споров, так и для обозначения конкретного органа, созданного для рассмотрения таких споров.

Учитывая исторические традиции как в России, так и в ряде стран СНГ, международные коммерческие арбитражные суды как третейские суды следует отличать от обычных третейских судов как альтернативной формы судебного разбирательства, рассматривающих споры как в области предпринимательской деятельности, так и иные споры между соседями в области землепользования, семейные споры, а также споры в отношении незначительных денежных сумм. В случаях такого рода спорящие стороны готовы без государственного принуждения признать решение авторитетного лица, рассматривающего спор[3] .

Международные коммерческие арбитражные суды отличаются от обычных третейских судов не только тем, что они не могут рассматриваться в качестве альтернативной формы разрешения споров в досудебной стадии, а тем, что при обращении к таким судам исключается возможность обращения в принципе к государственному правосудию.

В российском законодательстве проводится различие между третейскими судами общего характера и международными коммерческими арбитражными судами. В ст. 1 Закона о третейских судах 2002 г. прямо предусмотрено, что он «...не распространяется на международный коммерческий арбитраж».[4] Из этого исходит и Арбитражный процессуальный кодекс (далее – АПК) РФ. Следует также иметь в виду, что в российском законодательстве, в частности в АПК РФ, под понятием «иностранные арбитражные решения» понимаются не решения судов иностранных государств, а решения третейских судов и международных коммерческих арбитражей, принятых ими на территориях иностранных государств по спорам и иным делам, возникающим при осуществлении предпринимательской и экономической деятельности.

Международные коммерческие арбитражные суды, к которым прибегают юридические лица различных государств для рассмотрения их споров, отличаются от третейских судов, рассматривающих споры, сторонами в которых являются государства и международные организации. К разряду таких судов относятся Постоянная палата третейского суда в Гааге, различные арбитражи, создаваемые для рассмотрения конкретных споров между государствами, специальные арбитражи, предусмотренные Конвенцией ООН по морскому праву 1982 г., Договором о Всемирной торговой организации (ВТО), в рамках Всемирной организации по интеллектуальной собственности (ВОИС).

По своим целям и назначению международные коммерческие арбитражные суды, рассматривающие споры в странах СНГ, следует отличать от Экономического суда СНГ[5] .

Обращение сторон не к государственному, а к третейскому суду в области международных экономических связей объясняется тем, что одна из сторон не верит в объективность судопроизводства в другой стране. Это может быть связано и с языковым барьером, и с трудностью ознакомления с чуждыми ей правовыми, в том числе и процессуальными, традициями и правилами.

Преимущества арбитража как процедуры разрешения споров состоит в следующем. Система государственных судов характеризуется инстанционностью - наличием нескольких инстанций, позволяющих несколько раз пересматривать одно дело, что влечет определенную задержку в исполнении решения и неопределенность в положении сторон. Арбитраж в этом смысле является более привлекательным, поскольку он не имеет вышестоящих инстанций; его решение окончательно и не подлежит изменению. Рассмотрение спора в арбитраже носит чрезвычайно демократичный характер: стороны избирают состав суда, стороны вправе выбрать место проведения арбитража и даже определить частично или полностью саму процедуру арбитраж, а кроме того, вовсе изъять спор из-под действия права и рассмотреть его по справедливости. Процедура арбитража проста, она не регламентирована многочисленными процессуальными правилами. Это обеспечивает сравнительную быстроту рассмотрения дела, что для коммерсантов, ведущих торговые и иные операции, имеет весьма важное значение. Арбитраж, в отличие от государственного (арбитражного суда), проводит рассмотрение споров на закрытых заседаниях, что гарантирует сохранение производственных и коммерческих тайн предпринимателей; посторонние лица допускаются к участию в арбитраже только с согласия обеих сторон; публикация решений арбитража без согласия сторон запрещена. Стоимость арбитражного разбирательства сравнительно невысока, во многих случаях она бывает ниже, нежели судебная процедура в государственном (арбитражном) суде.

Достоинства арбитража - есть обратная сторона его недостатков. К недостаткам арбитражного порядка рассмотрения спора относят: во-первых, быстроту рассмотрения спора в жертву которой приносятся процессуальные гарантии сторон разбирательства; во-вторых, то обстоятельство, что не все арбитры выносят обоснованные решения - зачастую мотивировка решения неизвестна публике; в-третьих, решение может быть вынесено без обращения к нормам права, а основано на принципах справедливости (если такой порядок предусмотрели стороны) и т.п.[6]

В международной практике известны два вида третейских судов: так называемые изолированные и постоянно действующие (институционные). Изолированный третейский суд создается сторонами специально для рассмотрения конкретного спора. Стороны сами определяют порядок создания третейского суда и правила рассмотрения в нем дела. После вынесения решения по делу такой суд прекращает свое существование. Он получил также название третейского суда ad hoc (буквально – «для этого», т.е. для рассмотрения данного дела).

В отличие от третейских судов ad hoc постоянно действующие третейские суды создаются при различных организациях и ассоциациях, при торгово-промышленных и торговых палатах. Их часто называют арбитражными центрами.

1.2 Арбитражное соглашение и определение компетенции арбитража

Поскольку арбитражное соглашение является правовой основой, необходимым и достаточным процессуальным условием рассмотрения дела во МКАС, постольку правовые вопросы его заключения, содержания и исполнения имеют первостепенное значение. В отличие от ранее действовавшего Регламента в новом документе содержатся новые правила, касающиеся в той или иной степени различных аспектов арбитражного соглашения.

В российском праве существует легальное определение арбитражного соглашения. Закон РФ «О международном коммерческом арбитраже» от 7 июля 1993 г. (далее - Закон), определяет арбитражное соглашение как соглашение сторон о передаче в арбитраж всех или определенных споров, которые возникли или могут возникнуть между ними в связи с каким-либо конкретным правоотношением, независимо от того, носило оно договорный характер или нет. Законом также установлено, что арбитражное соглашение может быть заключено в виде арбитражной оговорки в договоре или в виде отдельного соглашения.

Торгово-промышленная палата рекомендует для включения во внешнеэкономические договоры следующую арбитражную оговорку: «Все споры, разногласия или требования, возникающие из настоящего договора (соглашения) или в связи с ним, в том числе касающиеся его исполнения, нарушения, прекращения или недействительности, подлежат разрешению в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате Российской Федерации в соответствии с его Регламентом».[7]

Действующий Регламент МКАС[8] не только допускает, но и прямо предусматривает многочисленные возможности таких договоренностей, устанавливая новое правило, которого не было в принятых ранее регламентах и правилах производства дел, о том, что МКАС применяет к процедуре ведения разбирательства положения Регламента с учетом соглашения сторон. При этом Регламентом устанавливается одно ограничение возможного применения соглашения сторон: арбитражное соглашение не должно противоречить императивным нормам законодательства о международном коммерческом арбитраже и принципам самого Регламента.

Термин «принципы» практически не употребляется в законодательстве и носит скорее доктринальный, нежели нормативный характер. Неопределенность использованного в Регламенте термина следует отнести к неудаче авторов новой редакции Регламента, поскольку дает основание для возникновения споров на самом раннем этапе арбитражного разбирательства - определения содержания арбитражного соглашения, его действительности и, следовательно, компетенции арбитража[9] .

Если исходить из принятого в цивилистике понимания принципов как основных начал гражданско-правового регулирования общественных отношений, то такие общие начала разбирательства сформулированы в § 21 Регламента, согласно которым арбитражное разбирательство должно осуществляться на основе состязательности и равноправия сторон. Конечно, трудно себе представить арбитражное соглашение, в котором изначально стороны отказались от состязательности в процессе и равноправия.

Очевидно, что вторая часть указанного параграфа, обязывающая стороны и их представителей пользоваться принадлежащими процессуальными правами добросовестно, не допускать злоупотребления этими правами и соблюдать установленные сроки их осуществления, хотя и устанавливает очень важные для процедуры рассмотрения споров правила, направленные на ускорение производства, однако она не может рассматриваться как принцип Регламента, которому не может противоречить и не должно противоречить арбитражное соглашение в части либо полностью, поскольку эти правила касаются практического исполнения уже имеющегося арбитражного соглашения.

На практике часто возникает вопрос о юридической силе арбитражного соглашения, на основании которого дело в порядке арбитража должно рассматриваться за границей.

Во Франции, например, признаются арбитражные соглашения, причем такое соглашение дает основание сделать в суде возражение, направленное на прекращение судебного рассмотрения дела. Для принудительного исполнения иностранного арбитражного решения требуется распоряжение председателя гражданского суда по месту его исполнения, который рассматривает лишь формальную правильность решения и допустимость исполнения с точки зрения французского публичного порядка. Аналогичным образом решается этот вопрос в ФРГ.

В Великобритании по Актам об арбитраже 1979 и 1996 гг. значение арбитражного соглашения возросло. Иностранное арбитражное решение, если оно состоялось на основе действительного арбитражного соглашения, подлежит принудительному исполнению в Великобритании. На содержание Акта об арбитраже 1996 г. оказал влияние Типовой закон о международном торговом арбитраже ЮНСИТРАЛ.

В США принцип признания юридической силы арбитражных соглашений был реализован лишь во второй половине XX в. Особенно неопределенным до 50-х гг. было решение вопроса о юридической силе соглашений, предусматривающих рассмотрение спора за рубежом, хотя в судебной практике США бывали случаи, когда соглашение о подведомственности спора внешнеторговому арбитражу в Москве служило основанием для отказа в рассмотрении иска в суде.

Можно привести такой пример. Американская фирма «Кемден фибр Миллс» заключила контракт с организацией «Амторг», осуществлявшей операции по торговле между СССР и США, в котором, в частности, было предусмотрено, что все споры с исключением подсудности общим судам подлежат рассмотрению в порядке арбитража. Несмотря на наличие такой арбитражной оговорки, фирма предъявила иск к «Амторгу» в суде штата Нью-Йорк. «Амторг» заявил, что спор не может быть предметом рассмотрения суда. После длительного рассмотрения в судах штата Нью-Йорк было вынесено решение о том, что иск не подлежит рассмотрению в судебном порядке, поскольку арбитражная оговорка носит обязательный для сторон характер.[10]

Для современной практики США характерно повсеместное признание арбитражных соглашений.

Российское законодательство признает силу соглашения об арбитраже, заключенного между сторонами. Согласно Закону 1993 г. в международный арбитраж могут по соглашению сторон передаваться: споры из договорных и других гражданско-правовых отношений, возникающие при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей, если коммерческое предприятие хотя бы одной из сторон находится за границей, а также споры предприятий с иностранными инвестициями и международных объединений и организаций, созданных на территории России, между собой, споры между их участниками, а равно их споры с другими субъектами права РФ. Из этого положения Закона следует сделать вывод, что российская организация по соглашению об арбитраже со своим иностранным контрагентом может передать спор как на разрешение постоянно действующих в России арбитражных организаций, так и на рассмотрение любого иного постоянного или изолированного арбитража. В то же время закон не содержит каких-либо ограничений в отношении места такого арбитража. Свобода выбора сторонами места проведения арбитража не ограничивается.

Этот принцип нашел свое отражение и в ряде международных соглашений, например, в Соглашении между СССР и ФРГ по общим вопросам торговли и мореплавания от 25 апреля 1958 г. В ст. 8 Соглашения прямо предусматривается обязательство договаривающихся государств давать исполнение на своей территории арбитражным решениям «независимо от того, были ли они вынесены на территории одного из обоих государств или же на территории третьего государства». В Соглашении принцип свободы выбора места проведения арбитража выражен прямо, а из других договоров и соглашений с иностранными государствами этот принцип с несомненностью вытекает.

Решить вопрос о том, в каком порядке будет разрешен спор, может помочь сторонам договора типовая арбитражная оговорка. В соответствии с международной практикой ТПП заключила с торговыми палатами и арбитражными ассоциациями ряда стран соглашения, в которых рекомендуется применять типовую арбитражную оговорку. Такие соглашения были заключены с организациями Японии (1956), Италии (1974), США (1977 и 1992), Индии (1980), Австрии (1982), Бельгии (1983), Кореи (1994). Эти соглашения применяются и в настоящее время.

Рекомендуемая арбитражная оговорка обычно устанавливает, что арбитражное рассмотрение будет проводиться в определенном, постоянно действующем третейском суде по месту нахождения ответчика или же в ином арбитраже, созданном для рассмотрения спора в стране ответчика.


1.3 Общая характеристика и состав МКАС при ТПП РФ

Среди широко известных в мире постоянно действующих международных арбитражных центров Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации занимает место в ряду наиболее опытных и авторитетных.[11]

МКАС при ТПП РФ является преемником созданной в 1932 г. Внешнеторговой арбитражной комиссии при Всесоюзной торговой палате (ВТАК), с 1988 по 1992 г. именовался как Арбитражный суд при ТПП СССР, а затем ТПП РФ, с 1993 г. переименован во МКАС при ТПП РФ. В настоящее время МКАС при ТПП РФ рассматривает споры из контрактов, содержащих арбитражную оговорку, подчиняющую ему споры с использованием всех принадлежащих ему в разные периоды его существования названий, признавая свою компетенцию.

МКАС при ТПП РФ осуществляет свою деятельность на основе Закона РФ от 7 июля 1993 г. «О международном коммерческом арбитраже"» (разработанного на основе Типового закона ЮНСИТРАЛ 1985 г.), Положения о МКАС при ТПП РФ, являющегося приложением 1 к указанному Закону 1993 г., и Регламента МКАС при ТПП РФ, предусматривающего основные правила его деятельности[12] .

Проблема формирования состава арбитража не только является одной из важнейших процессуальных проблем в самом начале производства по делу, но и остается актуальной вплоть до его завершения. Регламент внес существенные изменения в порядок формирования состава арбитража, которому предстоит принять решение по делу, но при этом Регламент исходит из того, что прежде всего стороны могут сами договориться о порядке формирования состава арбитража, но в отсутствие такой договоренности арбитраж формируется в соответствии с предписаниями Регламента.

Основополагающие правила установлены ст. 10 Закона, в соответствии с которой стороны могут по своему усмотрению определять число арбитров, в противном случае должны в обязательном порядке быть назначены три арбитра.

В процедуру формирования состава арбитража новым Регламентом были внесены некоторые изменения. Законом в свое время было установлено фундаментальное правило: формирование состава арбитража начинают спорящие стороны.

Если дело должно рассматриваться коллегией арбитров, то истец или истцы, если их несколько, равно как и каждый ответчик, имеют право самостоятельно, по своему усмотрению, назначить одного основного арбитра или запасного арбитра на случай выбытия из процесса основного арбитра. Каждая сторона могла отказаться от такого права и передать его Председателю МКАС, попросив его сделать такое назначение вместо нее, а по действующему в настоящее время Регламенту такие назначения могут быть сделаны Президиумом МКАС. В том случае, когда сторона независимо от того, является ли она истцом или ответчиком по делу, не назначит ни основного, ни запасного арбитра в сроки, установленные Регламентом МКАС, то в этом случае приводится в действие восполнительный механизм назначения основного и запасного арбитров Президиумом МКАС.[13]

Если арбитражное соглашение изначально предусматривало рассмотрение дела единоличным арбитром, но стороны не смогли договориться о кандидатуре арбитра, они могли просить Председателя МКАС назначить такого арбитра, то такое назначение осуществлялось по ранее действовавшему Регламенту Председателем МКАС, а в новом Регламенте предусмотрено назначение единоличного арбитра во всех случаях, если стороны в арбитражном соглашении не предусмотрели иного Президиумом МКАС.

При коллегиальном слушании дела состав арбитража возглавляется его председателем, и его назначение является чрезвычайно важным этапом в процессе формирования состава арбитража, который будет выносить решение, поскольку на председателя состава арбитража Регламентом МКАС возлагаются помимо руководства процессом во время устных слушаний также и обязанности по подготовке дела к слушанию. Председатель состава арбитража изучает материалы дела и дает указания секретариату МКАС запросить у сторон те или иные документы, а также принимает решение о назначении дела к слушанию. Ранее председателя состава арбитража избирали назначенные сторонами или Председателем МКАС арбитры, а новый Регламент предусмотрел, что председатель состава всегда назначается Президиумом МКАС, если только стороны в арбитражном соглашении специально не оговорили другой порядок формирования арбитража. Право Президиума по просьбе сторон или одной стороны назначать арбитров не вызывает сомнения, поскольку стороны имеют вытекающее из Закона право поручить третьим лицам, включая учреждения, принятие решения по процедурному вопросу. Что же касается права Президиума МКАС осуществлять принудительные назначения арбитров в случае уклонения стороны от назначения арбитра, а также назначение Президиумом МКАС председателя состава арбитража, то это вызывает большие сомнения, поскольку в таких случаях назначающим органом, как это предусмотрено ст. 6 Закона, является президент Торгово-промышленной палаты Российской Федерации. В Законе не предусмотрено право на делегацию вытекающей из Закона обязанности назначения арбитров. Утверждение Торгово-промышленной палатой Регламента МКАС не может считаться надлежащей делегацией права и обязанности назначения арбитра, если такая делегация не вытекает из самого Закона.

В законодательстве и Регламенте МКАС нет прямого запрета на назначение юридического лица в качестве арбитра, но нет и указания на то, что арбитром может быть назначено только физическое лицо. Вывод о невозможности назначения юридического лица для действия в качестве арбитра можно сделать из толкования терминов, использованных в Законе.[14]

Статья 11 Закона говорит о том, что ни одно лицо не может быть лишено права выступать в качестве арбитра по причине его гражданства, если стороны не договорились об ином, а термин "гражданство" Конституция РФ и законодательство о гражданстве используют только в отношении физических лиц. Таким образом, из этого следует вывод, что арбитром может быть только физическое лицо. Такой подход подтверждается и практической деятельностью МКАС, за всю историю существования которого не известно ни одного случая, когда юридическое лицо было назначено, чтобы действовать в качестве арбитра.

В принципе, сторона может избрать любое дееспособное лицо по своему усмотрению, отвечающее требованиям, установленным Законом и Регламентом МКАС.

Законом и Регламентом МКАС сформулирован ряд критериев, которым должно отвечать лицо, избираемое или назначаемое арбитром.

Такими критериями являются профессиональная квалификация арбитра, его беспристрастность и независимость.

В Российской Федерации деятельность МКАС в том, что касается процедурных вопросов, предельно открыта для анализа любым лицом. Список арбитров опубликован, он обладает публичной достоверностью, и не возникает недоуменных вопросов, кого и исходя из каких соображений было осуществлено какое-либо процессуальное назначение.

Значительно сложнее решить вопрос о квалификации арбитра, когда сторона воспользовалась правом, предусмотренным п. 3 § 2 Регламента, и избрала арбитра не из списка арбитров. Немногочисленная практика назначения арбитров не из списка, утвержденного Торгово-промышленной палатой РФ, показывает, что процессуальные противники стороны, назначившей такого арбитра, не ставят вопроса об отводе такого арбитра, как назначенного ненадлежащим образом, поскольку назначившей такого арбитра стороной не представлено доказательств выбора ею арбитра из определенного числа специалистов, т.е. показать список рассмотренных специалистов, среди которых выбор пал на назначаемое лицо.


Глава 2. Процессуальные аспекты рассмотрения споров в Международном коммерческом арбитраже при ТПП РФ

2.1 Общая характеристика процедуры рассмотрения споров в соответствии с регламентом Международного коммерческого арбитража при ТПП РФ

Важным шагом в совершенствовании регулирования деятельности МКАС как самостоятельного постоянно действующего арбитражного учреждения является введение в действие с 1 марта 2006 г. нового Регламента Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ, утвержденного Торгово-промышленной палатой РФ 18 октября 2005 г. (согласно порядку, установленному Положением о МКАС при ТПП РФ), который заменяет Регламент 1995 г. Как и прежде, приложением к новому Регламенту является Положение об арбитражных сборах и расходах. Следует отметить, что содержание данного Положения также подверглось уточнениям и изменениям.

Поскольку согласно Регламенту арбитражное разбирательство начинается подачей искового заявления, рассмотрение новых положений разумно начать с требований к исковому заявлению (§ 8 - 11).

При подготовке искового заявления важно учесть, что согласно Регламенту в исковом заявлении наряду с другими положениями должно содержаться обоснование исковых требований с учетом применимого права. Уточнены правила для исковых заявлений, в которых содержится несколько требований. Истец должен дать расчет каждого требования в отдельности. Даны уточнения, касающиеся определения цены иска. В частности, предусмотрено, что при предъявлении денежного требования, заключающегося во взыскании продолжающих начисляться процентов, цена иска будет определяться суммой, исчисленной на дату подачи иска, что в цену иска не включаются требования о возмещении арбитражных сборов и расходов, а также издержек сторон.

Новыми в Регламенте являются положения о содержании отзыва на иск, который теперь должен представляться в срок не позднее 30 дней (ранее 45 дней) с даты получения копии искового заявления (§ 12).[15] Важно также обратить внимание на дополнение условий предъявления встречного иска и требования в целях зачета, которые могут быть предъявлены при наличии арбитражного соглашения, охватывающего такой иск или требование наряду с требованиями по первоначальному иску (§ 13).

Изучая новый Регламент МКАС, следует отметить положения, касающиеся статуса арбитров. Как и ранее, предусматривая, что арбитры должны обладать необходимыми специальными знаниями в области разрешения споров, быть беспристрастными и независимыми, Регламент включает и новые положения, направленные на обеспечение рассмотрения споров арбитрами, которые соответствуют предъявляемым высоким требованиям.[16]

Положение п. 1 ст. 1186 ГК РФ прямо предусматривает, что особенности определения применимого права международным коммерческим арбитражем определяются Законом "О международном коммерческом арбитраже", положения которого теперь прямо воспроизведены в Регламенте МКАС. Предусмотрено, что МКАС разрешает спор в соответствии с такими нормами права, которые стороны избрали в качестве применимых к существу спора. При этом любое указание на право или систему права какого-либо государства толкуется как непосредственно отсылающее к материальному праву данного государства, а не к его коллизионным нормам. При отсутствии какого-либо указания сторон МКАС применяет право, определенное в соответствии с коллизионными нормами, которые он считает применимыми.

Внимание сторон договора, предусматривающих рассмотрение спора в МКАС при ТПП РФ, следует обратить и на новый текст Регламента об определении применимых процессуальных норм, который предусматривает, что МКАС применяет к процедуре ведения разбирательства положения Регламента с учетом соглашения сторон, если таковое не противоречит императивным нормам применимого законодательства о международном коммерческом арбитраже и принципам настоящего Регламента.

Учитывая, что на практике стороны нередко злоупотребляли предоставленным ранее действовавшим Регламентом правом до окончания устного слушания дела без необоснованной задержки изменить или дополнить свои исковые требования или возражения по иску, в новый Регламент в целях лучшей организации разбирательства включено положение о том, что состав арбитража может установить срок представления сторонами письменных заявлений и доказательств в целях заблаговременного ознакомления каждой из сторон до устного слушания дела с представленными другой стороной документами и материалами (п. 2 § 30). Следует отметить, что в практике МКАС при ТПП РФ арбитры и ранее прибегали к таким мерам. В некоторых случаях об установлении арбитражем такого порядка представления письменных документов и доказательств ходатайствовали стороны спора.

Сторонам следует быть готовыми к тому, что в новом Регламенте МКАС при ТПП РФ не сохранено ранее действовавшее положение о том, что после вынесения решения его резолютивная часть объявляется сторонам устно, а позднее (как правило, в 30-дневный срок) сторонам направляется мотивировочное решение. Нельзя не отметить, что во многих случаях состав арбитража и при старом Регламенте пользовался предоставленной ему возможностью не объявлять резолютивную часть решения по окончании устного слушания, а принимал постановление о том, что арбитражное решение без устного объявления его резолютивной части будет направлено сторонам в срок, как правило, не превышающий 30 дней. В новом Регламенте не предусмотрено оглашение резолютивной части, а предусмотрено, что решение выносится в пределах сроков, устанавливаемых с учетом предусмотренных в Регламенте сроков рассмотрения спора. Данное положение соответствует современной практике международных коммерческих арбитражей, в большей степени обеспечивает необходимые условия для принятия обоснованных решений. Это тем более важно, что в настоящее время в рассматриваемых МКАС при ТПП РФ спорах значительно увеличилась доля крупных и сложных дел.

Вынесением окончательного решения прекращается арбитражное разбирательство. Важно иметь в виду, что принятые решения МКАС (без указания сторон спора и предмета контракта в целях соблюдения конфиденциальности) публикуются уже в течение 10 лет в ежегодных сборниках практики МКАС, составителем которых является проф. М.Г. Розенберг. Наиболее интересные решения публикуются в новом специальном журнале "Международный коммерческий арбитраж". Возможность ознакомления с решениями МКАС обеспечивает не только прозрачность его деятельности, но создает для истцов и ответчиков возможность, ознакомившись с практикой МКАС, найти ответы на сложные вопросы при подготовке к слушанию и аргументации своих позиций при рассмотрении споров, лучше понять, как применяются положения Регламента, на основе которых МКАС осуществляет свою деятельность и которые должны соблюдаться сторонами спора.

2.2 Оспаривание решений МКАС

Со вступлением в силу Арбитражного процессуального кодекса РФ 2002 г. (далее - АПК РФ), содержащего довольно подробное регулирование процессуальных вопросов, связанных со вспомогательной и контролирующей ролью государственных судов по отношению к международному арбитражу, был восполнен ряд существовавших ранее пробелов по вопросам процедуры оспаривания решений международных арбитражей[17] .

Закон 1993 г. (ст. 34) устанавливает исчерпывающий перечень оснований для оспаривания и последующей отмены арбитражных решений. В свою очередь, п. 4 ст. 233 АПК РФ предусматривает, что решение международного коммерческого арбитражного суда может быть отменено лишь по основаниям, предусмотренным международным договором РФ и федеральным законом о международном коммерческом арбитраже. Таким образом, с введением в действие нового процессуального законодательства круг оснований для оспаривания решений международного коммерческого арбитража, а также понимание их исключительного характера не претерпели изменений.

По указанной группе оснований арбитражное решение будет подлежать отмене, если соответствующая сторона докажет, что одна из сторон в арбитражном соглашении была в какой-либо мере недееспособна, или это соглашение недействительно по закону, которому стороны его подчинили, а при отсутствии такого указания - по закону Российской Федерации; или что эта сторона не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или об арбитражном разбирательстве, или по другим причинам не могла представить свои объяснения; или что решение вынесено по спору, не предусмотренному арбитражным соглашением или не подпадающему под его условия, или содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы арбитражного соглашения. При этом если постановления по вопросам, охватываемым арбитражным соглашением, могут быть отделены от тех, которые не охватываются таким соглашением, то может быть отменена только та часть арбитражного решения, которая содержит постановления по вопросам, не охватываемым арбитражным соглашением.

Равным образом в рамках указанной группы оснований арбитражное решение подлежит отмене, если заявляющая соответствующее ходатайство сторона докажет, что состав третейского суда или арбитражная процедура не соответствовали соглашению сторон, если только такое соглашение не противоречит любому положению Закона 1993 г., от которого стороны не могут отступать, либо в отсутствие такого соглашения не соответствовали Закону 1993 г.

В контексте данной группы оснований для отмены арбитражных решений применительно к ситуациям, когда речь идет о применении арбитражем иностранного права к арбитражному соглашению или при определении правоспособности одной из сторон разбирательства (подп. 1 п. 2 ст. 34 Закона 1993 г.), в российской литературе совершенно справедливо отмечалось, что ставить вопрос о возможном нарушении иностранного права арбитрами может лишь сторона, ходатайствующая об отмене решения, и при этом на нее возлагается обязанность доказывания факта соответствующего нарушения иностранного права[18] Иными словами, суд в подобных случаях не вправе по собственной инициативе ни ставить вопрос о нарушении иностранного права, ни самостоятельно устанавливать его содержание. Указанный подход полностью согласуется с отмеченными выше принципами возложения инициативы по доказыванию процессуальных оснований отмены арбитражных решений на инициирующую оспаривание сторону и недопустимости рассмотрения компетентным судом спора по существу, а также соответствует предписаниям АПК РФ о равноправии сторон в процессе (ст. 8), состязательности судопроизводства в арбитражных судах (ст. 9) и о роли суда при установлении содержания норм иностранного права (ч. 2 ст. 14).

Как правило, основания, входящие в первую группу, не вызывают серьезных проблем на практике, что обусловлено возложением инициативы по их доказыванию на заинтересованную в отмене решения сторону, а также тем, что подлежащие доказыванию фактические обстоятельства не требуют их сложной правовой оценки. В качестве примера обоснованного отказа отменить решение МКАС при ТПП РФ на том основании, что оно содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы арбитражного соглашения, можно привести Постановление ФАС МО от 15 мая 2006 г. по делу № КГ-А40/3981-06-1-2.[19] В данном деле ответчик по третейскому разбирательству, компания «Кениг и Бауэр АГ», обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением об отмене решения МКАС как содержащего постановления по вопросам, выходящим за пределы третейского соглашения. Указанное основание мотивировалось тем, что, приняв решение о расторжении контракта между спорящими сторонами, МКАС при ТПП РФ тем самым принял решение и о правах и обязанностях ООО "Дефон-Офсет", не являющегося стороной разбирательства. Со ссылкой на ст. 46 Конституции РФ Арбитражный суд г. Москвы указанное решение отменил. Это определение суда первой инстанции было в последующем отменено ФАС МО, который отметил, что, приняв решение о расторжении контракта между спорящими сторонами, МКАС при ТПП РФ вынес решение по спору, предусмотренному третейским соглашением, которое не является обязательным для ООО "Дефон-Офсет". Не являясь стороной контракта и не имея права на обращение как в третейский суд в рамках данного спора, так и в арбитражный суд с заявлением об отмене решения третейского суда, ООО "Дефон-Офсет" тем не менее было вправе защищать свои интересы в судебном порядке, установленном законодательством РФ, что делает ссылку на нарушение решением третейского суда ст. 46 Конституции необоснованной.

Другим примером, в котором не увенчалась успехом попытка проигравшей третейское разбирательство стороны отменить решение МКАС при ТПП РФ на том основании, что оно было вынесено по спору, не предусмотренному арбитражным соглашением, является Определение Арбитражного суда г. Москвы от 25 августа 2005 г. по делу N А40-39249/05-25-162. Установив, что доводы подавшей заявление об отмене решения стороны направлены на пересмотр существа выводов третейского суда, Арбитражный суд г. Москвы в удовлетворении заявления отказал. Но данное дело также интересно тем, что факты, установленные судом первой инстанции в ходе рассмотрения заявления об отмене решения, были позже признаны имеющими преюдициальную силу в рамках самостоятельного процесса о выдаче исполнительного листа на то же решение третейского суда. При рассмотрении кассационной жалобы на решение суда первой инстанции, удовлетворившей заявление истца о выдаче исполнительного листа, доводы проигравшей арбитраж стороны о том, что решение вынесено по спору, не предусмотренному арбитражным соглашением, были отклонены ФАС МО ввиду преюдициальной силы фактов, установленных в процессе об отмене решения[20] Такой подход следует несомненно приветствовать ввиду его направленности на более эффективное рассмотрение дел, связанных с одними и теми же фактическими обстоятельствами, и полностью согласуется с п. 13 Обзора, наделяющего арбитражные суды правом объединять дела по заявлениям об отмене решения третейского суда и о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения, если указанные заявления поданы в один арбитражный суд.

Ко второй группе относятся основания для отмены, подлежащие установлению по инициативе рассматривающего ходатайство об отмене компетентного суда (ст. 34, п. 2, подп. 2). Арбитражное решение будет подлежать отмене, если компетентный суд определит, что 1) объект спора не может быть предметом арбитражного разбирательства по закону Российской Федерации или 2) арбитражное решение противоречит публичному порядку Российской Федерации.

Именно эта группа оснований вызывает самые большие трудности на практике. Это обусловлено как сложностью юридической конструкции публичного порядка, так и неопределенностью российского законодательства по вопросу об арбитрабильности споров. Ситуация усложняется тем, что именно к этим основаниям для отмены прибегают проигравшие разбирательство стороны, чтобы попытаться избежать исполнения вынесенного против них решения или максимально такое исполнение отсрочить. Имманентно присущая самой концепции публичного порядка неопределенность, являющаяся следствием относительности публичного порядка во времени и невозможности исчерпывающим образом перечислить составляющие его принципы и нормы, является удобной основой для проявления недобросовестными сторонами креативности по отнесению к публичному порядку даже сугубо диспозитивных норм. В результате в последнее время редкое дело об оспаривании международных арбитражных решений или о приведении таких решений в исполнение обходится без ссылок на публичный порядок. Сложность юридического толкования категории публичного порядка приводит и к иногда встречающемуся неоправданно расширительному его толкованию в доктрине.

Тем не менее применительно к рассматриваемой группе оснований в российской доктрине и правоприменительной практике несомненно доминирует подход, отстаивающий исключительность обращения к публичному порядку в процессе оспаривания или приведения в исполнение международных арбитражных решений, а в случае необходимости анализа решения или последствий его применения на предмет соответствия публичному порядку - исключающий рассмотрение компетентным судом существа спора и вынесенного третейским судом решения, что полностью соответствует устоявшемуся в международной практике толкованию аналогичных положений Типового закона ЮНСИТРАЛ. Подтверждением правильности указанного подхода в условиях лаконичности используемых в соответствующих статьях Закона 1993 г. и Нью-Йоркской конвенции 1958 г. формулировок является, в частности, содержание других норм АПК РФ, связанных с регулированием вопросов оспаривания международных арбитражных решений. Так, в соответствии с ч. 1 ст. 232 АПК РФ, устанавливающей порядок рассмотрения заявления об отмене решения третейского суда, такое заявление рассматривается судьей единолично в срок, не превышающий месяца со дня его поступления в арбитражный суд, включая срок на подготовку дела к судебному разбирательству и вынесение определения. Такой короткий срок для рассмотрения заявления вполне достаточен для установления наличия или отсутствия оснований для отмены решения и явно недостаточен для пересмотра решения по существу.[21] В литературе также справедливо отмечалось, что дополнительным подтверждением ограниченности функций суда в отношении решений международных арбитражей являются предусмотренный ст. 231 АПК РФ исчерпывающий характер перечня документов, прилагаемых к заявлению об отмене, а также установленное ч. 2 ст. 232 АПК РФ правило, в соответствии с которым истребование судьей материалов дела из третейского суда осуществляется исключительно по ходатайству обеих сторон и лишь по правилам истребования доказательств[22] . Впрочем, указанные аргументы в пользу отмеченного выше подхода приводятся лишь как дополнительная иллюстрация намерения российского законодателя соответствующим образом ограничить роль судов в отношении международных арбитражных решений, так как практика применения аналогичных норм за рубежом несомненно свидетельствует о его правильности.


Заключение

В заключении хотелось бы сделать некоторые выводы. Под арбитражным разбирательством в международном частном праве понимается рассмотрение споров в третейских судах, избираемых или специально создаваемых сторонами внешнеэкономических контрактов для рассмотрения возникающих между ними споров. Среди широко известных в мире постоянно действующих международных арбитражных центров Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (МКАС при ТПП РФ) занимает место в ряду наиболее опытных и авторитетных.

В международной практике известны два вида третейских судов: так называемые изолированные и постоянно действующие (институционные). Изолированный третейский суд создается сторонами специально для рассмотрения конкретного спора. Стороны сами определяют порядок создания третейского суда и правила рассмотрения в нем дела. После вынесения решения по делу такой суд прекращает свое существование. Он получил также название третейского суда ad hoc (буквально – «для этого», т.е. для рассмотрения данного дела).

В отличие от третейских судов ad hoc постоянно действующие третейские суды создаются при различных организациях и ассоциациях, при торгово-промышленных и торговых палатах. Их часто называют арбитражными центрами.

В российском праве существует легальное определение арбитражного соглашения. Закон РФ «О международном коммерческом арбитраже» от 7 июля 1993 г. (далее - Закон), определяет арбитражное соглашение как соглашение сторон о передаче в арбитраж всех или определенных споров, которые возникли или могут возникнуть между ними в связи с каким-либо конкретным правоотношением, независимо от того, носило оно договорный характер или нет. Законом также установлено, что арбитражное соглашение может быть заключено в виде арбитражной оговорки в договоре или в виде отдельного соглашения.

Регламент 2006 г. по сравнению с ранее действовавшим Регламентом подвергся существенной структурной переработке, в том числе в целях более четкого разграничения по тексту общих аспектов деятельности МКАС как постоянно действующего арбитражного органа от вопросов разбирательства конкретного дела сформированным по нему составом арбитража.

В количественном отношении можно заметить, что примерно половина статей прежнего Регламента претерпела заметные изменения. Добавилось шесть новых параграфов (§ 21 "Общие начала разбирательства", § 40 "Отдельное арбитражное решение", § 42 "Направление решения", § 46 "Отказ от права на возражение", § 47 "Освобождение от ответственности", § 48 "Действие Регламента МКАС"). С учетом объединения некоторых положений, ранее содержавшихся в отдельных параграфах, общее число параграфов в новом Регламенте возросло с 45 до 48. Необходимо заметить, однако, что дело здесь не только и не столько в количественной стороне, сколько в существе.

С точки зрения существа основные изменения касаются следующего: полномочия органов МКАС, назначение, отвод и замена арбитров, место арбитража, язык арбитражного разбирательства, разбирательство дела на основе письменных материалов, срок вынесения решения, отдельное арбитражное решение, соблюдение требований по оформлению проекта решения, указание на окончательность и обязательность решения МКАС с даты вынесения. Новыми также являются положения об общих началах разбирательств, об отказе от права на возражение, об освобождении от ответственности, о действии Регламента МКАС.

В Положении об арбитражных сборах и расходах могут быть прежде всего выделены следующие новые моменты: разделение с учетом международной практики арбитражного сбора на гонорарный и административный сбор; установление двух шкал исчисления арбитражного сбора (в российских рублях и в долларах США) в зависимости от того, в какой валюте выражена цена иска; изменения касательно уменьшения арбитражного сбора (прежде всего в целях значительно большей гибкости), а также относительно покрытия дополнительных расходов и пункт о действии указанного Положения.

Общая тенденция к детализации регулирования, связанная, в частности, с накоплением опыта, возникновением требующих регламентации новых вопросов, затрагивает и сферу коммерческого арбитража. Вместе с тем движение по этому пути сопряжено с опасностью сделать регулирование громоздким, трудным для восприятия и недостаточно гибким. К тому же, как известно, меньшую формализованность процедуры принято относить к достоинствам коммерческого арбитража. При подготовке нового Регламента было стремление поддержать оптимальный баланс между четкостью и конкретностью предписаний и их относительной краткостью. Как отмечалось выше, число предписаний в Регламенте несколько возросло, тем не менее, думается, их общее количество удалось удержать в необходимых рамках.

Подводя некоторые итоги можно заметить, что процедура рассмотрения споров в МКАС стала в большой степени напоминать рассмотрение споров в государственном арбитражном суде, поэтому необходимо выделить достоинства и недостатки процедуры рассмотрения споров в МКАС. Обращение сторон не к государственному, а к третейскому суду в области международных экономических связей объясняется тем, что одна из сторон не верит в объективность судопроизводства в другой стране. Это может быть связано и с языковым барьером, и с трудностью ознакомления с чуждыми ей правовыми, в том числе и процессуальными, традициями и правилами.

Преимущества арбитража как процедуры разрешения споров состоит в следующем:

1. Отсутствие у МКАС вышестоящих инстанций, что не допускает излишней волокиты.

2. Демократичный, не формализованный характер рассмотрения спора. Возможность применения норм морали к хозяйственным отношения сторон.

3. Упрощенные по сравнению с государственными процессуальными кодексами процессуальные правила рассмотрения споров, позволяющие разрешить дело быстро.

4. Возможность охраны коммерческой тайны сторон в процессе рассмотрения дела в закрытом судебном заседании.

Однако достоинства МКАС имеют и «обратную сторону», наличие которой несет негативный аспект:

1. быстрота рассмотрения спора позволяет жертвовать процессуальными гарантиями сторон разбирательства;

2. наличие фактической возможности для вынесения немотивированного решения;

3. вынесение решения по нормам справедливости не всегда приемлемо для существующего правопорядка.

Кроме того, существенным недостатком МКАС по сравнению с системой арбитражных судов является высокая стоимость рассмотрения дела.


Список литературы

Нормативно-правовые акты

1. Конвенция о признании и исполнении иностранных арбитражных решений (г. Нью-Йорк, 1958 год). Международное частное право: сборник документов. М., 2007.

2. Арбитражный регламент ЮНСИТРАЛ 1976 года // Международное частное право: сборник документов. М., 2007. С. 493–514.

3. Арбитражный регламент Европейской Экономической Комиссии ООН 1966 года // Международное частное право: сборник документов. М., 2007. С. 514–526.

4. Конституция Российской Федерации. Принята Всенародным голосованием 12.12.1993 // Российская газета. 1993. № 237.

5. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г. № 95 -ФЗ // СЗ РФ. 2002. № 30. Ст. 3012.

6. ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» от 24 июля 2002 г. N 102-ФЗ // СЗ РФ от 29 июля 2002 г. N 30 ст. 3019

7. Закон РФ от 7 июля 1993 г. N 5338-I «О международном коммерческом арбитраже» // ВСНД РФ от 12 августа 1993 г., N 32. ст. 1240

Учебники и учебные пособия

1. Международное частное право: учебное пособие / Под ред. Г.Д. Дмитриевой. М., 2006.

2. Богуславский М.М. Международное частное право. М.: Норма, 2008.

3. Международное частное право: учебник для вузов / Под ред. Н.И. Марышевой. М., 2007

Статьи и комментарии законодательства

1. Бардина М.П. О новом Регламенте Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации // Международное публичное и частное право. 2006. № 2

2. Бакхауз Н.А. Оспаривание решений третейского суда в действующем российском законодательстве // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. № 10.

3. Бирюкова Н.С. Проблема квалификации понятий в правоприменительной практике при разрешении споров с иностранными участниками // Журнал российского права. 2005. № 7.

4. Васильев Е.А. Арбитражное соглашение по новому Регламенту Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации //Журнал российского права, № 2. 2008.

5. Карабельников Б.Р. Исполнение решений международных коммерческих арбитражей: Комментарий к Нью-Йоркской конвенции 1958 г. и главам 30 и 31 АПК РФ 2002 г. М.: ИД ФБК-ПРЕСС, 2003.

6. Карабельников Б.Р. Российские суды и международный арбитраж: развитие событий в 2006 г. // Международный коммерческий арбитраж. 2007. № 1.

7. Комаров А.С. Новый Регламент МКАС: по пути интернационализации арбитражного разбирательства // Международный коммерческий арбитраж. 2006. № 2.

8. Комментарий к Федеральному закону «О третейских судах в Российской Федерации» / Отв. ред. А.Л. Маковский, Е.А. Суханов. М., 2003.

9. Муранов А.И. Некоторые проблемы действительности третейского соглашения // Корпоративный юрист. 2008. № 2.

10. Николюкин С. В. Сущность принципа состязательности в Международном коммерческом арбитраже // Юрист, 2008. № 9.

11. Рожкова М.А.Возможности разрешения и урегулирования коммерческих споров // Правосудие в Поволжье. № 5. 2004

12. Симонян Г.В.Проблемы компетенции Экономического суда СНГ в условиях реформирования СНГ // Вестник ВАС РФ. 1999. N 6.

13. Фалькович М.С. Новое законодательство о третейских судах в России // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2003. № 9(130)

Документы ТПП РФ

1. Приказ ТПП РФ 18.10.2005. № 76 « О регламенте МКАС при ТПП РФ» // СПС «Гарант»

Судебная практика

1. Постановление ФАС МО от 27 марта 2006 г. по делу N КГ-А40/2138-06 // Международный коммерческий арбитраж. 2007. № 1


[1] См. Богуславский М.М. Международное частное право. М.: Норма, 2008. С. 564.

[2] См. Муранов А.И. Некоторые проблемы действительности третейского соглашения // Корпоративный юрист. 2008. № 2. С. 27.

[3] См.: Комментарий к Федеральному закону "О третейских судах в Российской Федерации" / Отв. ред. А.Л. Маковский, Е.А. Суханов. М., 2003. С. 9 - 10.

[4] См. Федеральный закон от 24 июля 2002 г. N 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» // СЗ РФ от 29 июля 2002 г. N 30 ст. 3019

[5] См.: Симонян Г.В.Проблемы компетенции Экономического суда СНГ в условиях реформирования СНГ // Вестник ВАС РФ. 1999. N 6. С.103-112.

[6] См. Рожкова М.А.Возможности разрешения и урегулирования коммерческих споров // Правосудие в Поволжье. № 5. 2004. С. 45.

[7] См. Васильев Е.А. Арбитражное соглашение по новому Регламенту Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации //Журнал российского права, №с2. 2008.

[8] Приказ ТПП РФ 18.10.2005. № 76 « О регламенте МКАС при ТПП РФ»

[9] См. Николюкин С. В. Сущность принципа состязательности в Международном коммерческом арбитраже // Юрист, 2008. № 9.

[10] См.Богуславский М.М. Указ. соч. С. 564.

[11] Комаров А.С. Новый Регламент МКАС: по пути интернационализации арбитражного разбирательства // Международный коммерческий арбитраж. 2006. N 2. С. 57 - 74

[12] Бардина М.П. О новом Регламенте Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации // Международное публичное и частное право. 2006. N 2. С. 7 - 11.

[13] Бардина М.П. О новом Регламенте Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации // Международное публичное и частное право. 2006. N 2. С. 7 - 11.

[14] Комаров А.С. Новый Регламент МКАС: по пути интернационализации арбитражного разбирательства // Международный коммерческий арбитраж. 2006. N 2. С. 57 - 74

[15] Третейский суд. 2005. N 2. С. 151 - 152.

[16] См. Бардина М.П. О новом Регламенте Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации

[17] Карабельников Б.Р. Исполнение решений международных коммерческих арбитражей: Комментарий к Нью-Йоркской конвенции 1958 г. и главам 30 и 31 АПК РФ 2002 г. М.: ИД ФБК-ПРЕСС, 2003. С. 259

[18] См.: Карабельников Б.Р. Арбитражный процессуальный кодекс РФ и законодательство о международном коммерческом арбитраже. С. 99 - 100.

[19] См.: Международный коммерческий арбитраж. 2007. N 2. С. 105.

[20] См.: Постановление ФАС МО от 27 марта 2006 г. по делу N КГ-А40/2138-06 // Международный коммерческий арбитраж. 2007. N 1. С. 134. Более подробный обзор этого дела см.: Карабельников Б.Р. Российские суды и международный арбитраж: развитие событий в 2006 г. // Международный коммерческий арбитраж. 2007. N 1. С. 27 - 28.

[21] См.: Фалькович М.С. Новое законодательство о третейских судах в России // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2003. N 9(130). С. 76.

[22] См.: Бакхауз Н.А. Оспаривание решений третейского суда в действующем российском законодательстве // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. N 10. С. 20 - 22.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий