регистрация / вход

Меры процессуального принуждения

Понятие уголовно-процессуального принуждения. Соотношение различных видов принуждения в уголовном процессе. Виды иных мер процессуального принуждения. Временное отстранение обвиняемого от должности. Наложение ареста на имущество и денежное взыскание.

ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ РОССИИ

САМАРСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

ФАКУЛЬТЕТ ЗАОЧНОГО ОБУЧЕНИЯ

Кафедра уголовного процесса и криминалистики

КУРСОВАЯ РАБОТА
ПО ДИСЦИПЛИНЕ: «УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО»

«Применение мер процессуального принуждения

в отношении потерпевших, свидетелей и иных

участников уголовного процесса»

г. Самара – 2007 г.

Оглавление:

Введение

Глава 1. Понятие, виды и система мер процессуального принуждения

1.1. Понятие уголовно-процессуального принуждения

1.2. Соотношение различных видов принуждения в уголовном процессе

1.3. Задержание и его место в системе мер принуждения

1.4. Общие правовые условия задержания

1.5. Проверка законности и обоснованности задержания

на месте и доставления

1.6. Освобождение от задержания

Глава 2. Применение иных мер процессуального принуждения

2.1. Виды иных мер процессуального принуждения

2.2. Обязательство о явке

2.3. Привод

2.4. Временное отстранение обвиняемого от должности

2.5. Наложение ареста на имущество

2.6. Денежное взыскание

Заключение

Список используемой литературы


Введение

Идеи радикальных изменений уголовного процесса, его принципов и форм в сторону демократизации и гумманизации нашли свое отражение в Конституции Российской Федерации 1993 года, в которой уделяется большое внимание защите прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве. В ст.2 Конституции РФ провозглашается: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства». Объявив этот принцип правового государства важнейшим для гражданского общества, Конституция РФ одновременно определила и закрепила наиболее важные аспекты правового механизма обеспечения, охраны конституционных ценностей личности в правовом государстве, в котором важная роль принадлежит судебной власти, ее системе, принципам правосудия и судебного контроля в досудебном производстве.

Применение государственного принуждения по уголовному делу осуществляются в соответствии с международными стандартами защиты прав личности в уголовной юстиции. Европейская конвенция о защите прав и основных свобод, провозгласив принцип доступа к правосудию, обеспечила последовательное обновление законодательной базы в Российской Федерации. В соответствии со ст.46 Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод; решения и действия (бездействия) органов государственной власти, должностных лиц, могут быть обжалованы в суд.

Необходимость применения мер уголовно-процессуального принуждения в досудебном производстве является своеобразным критерием соблюдения прав личности. За годы деятельности (1998-2003) Уполномоченным по правам в Российской Федерации О.Мироновым было рассмотрено более 155тыс. жалоб и
обращений граждан и 57,8% обращений содержат просьбы о защите гражданских (личных) прав граждан[1] . В Докладе о деятельности Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации В.Лукина отмечалось, что необходимо переосмыслить новые тенденции в развитии законодательства об охране прав граждан, и, прежде всего, в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве.

С принятием УПК РФ 2001г. на законодательном уровне предпринята попытка систематизировать иные меры принуждения в уголовном судопроизводстве. Однако признать ее безоговорочно полной и завершенной нельзя. Система иных мер уголовно-процессуального принуждения, впервые сформулированная в гл.14 УПК РФ, нуждается в осмыслении и практическом применении в соответствии с теми демократическим принципами, которые установлены в законе, в том числе, в общепризнанных принципах и нормах международного права.

В связи с этим приобретает актуальность вопрос о выяснении понятия уголовно-процессуального принуждения, сущности и соотношения различных видов принуждения в уголовном процессе, а так же проверки законности и обоснованности задержания на месте и доставлении

Кроме того, обращение к характеристике иных мер принуждения таким как: временное отстранение от должности, обязательство о явке, наложения ареста на имущество и другие позволило выявить некоторые закономерности формирующейся практики их применения по УПК РФ 2001 года и предложить законодательные и практические решения ряда проблем.

Степень разработанности темы . Применение мер уголовно-процессуального принуждения занимает видное место в исследованиях ученых. Правовой природе мер уголовно-процессуального принуждения, о гарантиях прав граждан при их применения посвящены труды: А.Н.Ахпанова, Б.Б.Булатова, О.С.Гречишниковой, З.Д.Еникеева, З.З.Зинатуллина, Ф.М.Кудина, З.Ф. Ковриги, В.М. Корнукова, Н.В.Луговца Г.Н. Ветровой Е.Б., P.P. Магизова, Е.Б.Мизуллиной, Т.Г. Морщаковой, В.В.Николюка, И.Л. Петрухина, СБ. Российского, С.А.Шейфера, А.А.Юнусова, Ю.К.Якимовича, М.Л.Якуба.

Структура работы состоит из введения, 2 глав, объединяющих 12 параграфов, заключения и списка используемой литературы.


Глава 1. Понятие, виды и система мер процессуального принуждения

1.1. Понятие уголовно-процессуального принуждения

Уголовный процесс образует сферу широкого и интенсивного примене­ния государственного принуждения. Должностные лица и органы государст­ва, на которые возложено ведение уголовных дел, обращаются к гражданам с обязательными для них требованиями об изъятии доказательств, проводя обыски, выемки, освидетельствования, другие процессуальные действия, на­правленные на получение сведений о преступлении и совершивших его ли­цах.

В отношении обвиняемого в необходимых случаях применяются превен­тивные меры в виде заключения под стражу, избрания других мер пресече­ния, отстранения от должности, наложения ареста на имущество и др. Лица, нарушающие свои процессуальные обязанности, подвергаются ответствен­ности в виде наложения штрафа (на переводчика, понятого). В некоторых случаях принуждение применяется с целью обеспечить более полное осуще­ствление прав участников процесса (необязательность для следователя и суда отказа от защитника, заявленного несовершеннолетним или психически не­полноценным обвиняемым, приглашение переводчика вопреки воле допра­шиваемого лица, если последнее недостаточно владеет языком судопроиз­водства). В отношении незаконных и необоснованных действий и актов должностных лиц (органов), ведущих судопроизводство, действует механизм принудительного аннулирования упомянутых актов в виде их отмены и изме­нения, прекращения дела, оправдания невиновного, возвращения дела на одну из предшествующих стадий, где было допущено нарушение.

Критерий отграничения процессуального принуждения от сферы сво­бодного волеизъявления — не априорно принудительный характер тех или иных следственных или судебных действий, а психическое отношение граж­данина — субъекта уголовного судопроизводства к возложенной на него обя­занности в процессуальном правоотношении с должностным лицом или ор­ганом, ответственным за уголовное дело. Одобряет гражданин возложение на него этой обязанности, воспринимает ее как свой социальный долг — значит, нет принуждения. Если же он противится исполнению этой обязанности, ви­дит в ней чуждое ему обременение, исполняет обязанность под воздействием психической угрозы или физической силы — значит, налицо принуждение. И. И. Логанов в связи с этим правильно заметил: «В зависимости от системы психологических мотивов одна и та же деятельность может переживаться как свобода или необходимость.[2]

Применение мер принуждения, особенно связанных с ограничением свободы, допустимо только в случаях, прямо указанных в законе. Ни анало­гия закона (права), ни распространительное толкование норм права к этим случаям неприменимы, так как положение личности не может быть ухудше­но из-за пробелов в нормативном материале.

Незаконное процессуальное принуждение влечет уголовную ответствен­ность (ст. 301 УК — незаконные задержание, заключение под стражу или со­держание под стражей, ст. 302 УК — принуждение к даче показаний)[3] .

1.2. Соотношение различных видов принуждения в уголовном процессе

Охранительная функция права проявляет себя в трех основных формах. Это меры защиты правопорядка, превентивные меры и юридическая ответст­венность. Принуждение может осуществляться в каждой из этих форм.

Наиболее трудная проблема состоит в объяснении природы непосредст­венного физического воздействия на субъекта процесса. Есть ли это мера юридической (процессуальной) ответственности? Ведь налицо правоотно­шение между должностным лицом или органом, ответственным за уголовное дело, и участником процесса. Последний препятствует реализации этого пра­воотношения, отказываясь выполнить возложенную на него процессуальную обязанность (подвергнуться освидетельствованию, экспертизе, направиться в стационар медицинского учреждения и т. д.). Тем самым он как будто со­вершает процессуальное правонарушение, и к нему применяется процессу­альная санкция в виде принуждения к исполнению обязанности.

Но в этих ситуациях проявляет себя не юридическая (процессуальная) ответственность, а применяются меры правовой защиты. Главная цель мер защиты — не осудить, не покарать, не опозорить, а устранить препятствия в нормальном развитии правоотношений путем применения государствен­ного принуждения к лицу, не выполняющему свою обязанность.

Меры защиты обеспечивают реализацию обязанности гражданина в его правоотношении с государством без возложения на него каких-либо допол­нительных обязанностей штрафного характера, свойственных юридической ответственности.

В уголовном процессе меры защиты неоднородны. К ним относятся: 1) принудительное осуществление обязанности участника процесса в его уголовно-процессуальном правоотношении с органом, ответственным за уголовное дело, т. е. осуществление следственного действия вопреки воле и желанию субъекта; 2) принудительное осуществление субъективного пра­ва участника уголовного процесса; 3) аннулирование незаконных и необос­нованных процессуальных актов; 4) частные (особые) определения (поста­новления); 5) отстранение дознавателя, следователя, прокурора от дальней­шего ведения дела.

1. Принудительное исполнение обязанности. Если лицо не выполняет ка­кую-либо из своих процессуальных обязанностей, приходится прибегать к принуждению, т. е. заставлять участника процесса осуществлять соответст­вующие действия вопреки его воле (привод, принудительное помещение в медицинское учреждение и т. п.) либо принимать меры к тому, чтобы участ­ник процесса не мешал следователю проводить необходимое процессуальное действие (преодоление сопротивления при проведении осмотра, следствен­ного эксперимента, обыска, выемки, освидетельствования, экспертизы и т. д.). в указанных случаях, относящихся главным образом к сфере доказывая меры защиты выступают в форме непосредственного физического при­нуждения.

2. Принудительное осуществление субъективного права. В ряде случаев государство существенно заинтересовано в том, чтобы субъективное право
было реализовано даже вопреки воле его обладателя, т. е. под принуждением. Речь идет об обязательной реализации права в случаях, когда субъект его по возрасту, из-за психических недостатков или в силу иных причин не в состоя­нии понять значение предоставленной ему правовой возможности для защи­ты собственных законных интересов. Это отдельные исключения из общего правила, согласно которому на усмотрение субъекта права оставляется реше­ние вопроса, воспользоваться своим правом или добровольно отказаться от его осуществления.

Закон предусматривает случаи, когда участие защитника в деле обяза­тельно (ст. 51 УПК). Однако и в этих случаях обвиняемый по общему правилу может отказаться от защитника и осуществлять защиту самостоятельно - это его право. Но из данного правила закон допускает исключения, разрешая следователю и суду не приять отказ от защитника.

Принудительная защита, осуществляемая вопреки воле обвиняемого, может оказаться действительно необходимой. Указанные в ч. 2 ст. 52 УПК лица могут не понимать, что, отказываясь от защитника, они причиняют вред собственным интересам[4] .

В законодательстве не решен вопрос о возможности участия в уголовном деле представителя потерпевшего вопреки воле и желанию представляемого. Между тем этот вопрос не менее актуален, чем принудительная защита инте­ресов несовершеннолетнего и психически неполноценного обвиняемого. Потерпевший, в отличие от обвиняемого, может быть не только несовершен­нолетним, но и малолетним (любого возраста), не только психически непол­ноценным, но и душевнобольным. Он может также обладать физическими недостатками различной тяжести, страдать каким-либо заболеванием, ме­шающим ему защищать свои интересы в уголовном процессе.

3. Аннулирование незаконных и необоснованных процессуальных актов - своеобразная мера защиты правопорядка, применение которой обеспечивает законность в деятельности органов судопроизводства и служит охране прав граждан. Если дело возвращено на новое судебное рассмотрение, то аннули­руется приговор. Оправдание подсудимого или прекращение в отношении
него уголовного дела в суде первой инстанции равнозначны аннулированию
обвинительного заключения. Прекращение дела вышестоящим судом анну­лирует не только обвинительное заключение, ной приговор суда. Одновременно с отменой приговора могут быть аннулированы определения (постановления) кассационных и надзорных инстанций, оставивших приговор в силе.

Отменяя незаконный или необоснованный акт, суд (прокурор) восстанавливает положение, существовавшее до его вынесения, требует устранить допущенные нарушения закона при проведении нового разбирательства. Эти властные акты можно назвать принудительными лишь в смысле обязательности исполнения.

4. Превентивные меры. К принудительным превентивным мерам уголовно-процессуального характера следовало бы отнести: а) задержание подозреваемого; б) меры пресечения; в) наложение ареста на имущество обвиняемого, подозреваемого, лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, а также лиц, владеющих имуществом, которое было приобретено преступным путем; г) отстранение обвиняемого от должности наложение ареста на имущество обвиняемого.

Общее у всех этих мер состоит в том, что они имеют целью в принудительном порядке предупредить противоправное или иное нежелательное с точки зрения достижения задач процесса поведение соответствующих участников уголовного судопроизводства. Для применения указанных мер достаточно обоснованного предположения, что могут наступить нежелательные послед­ствия, предупреждению которых служат эти меры (обвиняемый скроется ис­пользует занимаемую им должность для того, чтобы помешать расследова­нию или продолжить свою преступную деятельность, продаст похищенное имущество и т. д.).

Применение превентивных мер, как правило, не сопровождается грубым физическим насилием над личностью. И все же в этих случаях имеет место применение к обвиняемому (подозреваемому) процессуального принужде­ния, так как по общему правилу люди не отправляются добровольно в тюрь­му, не стремятся оставить занимаемую должность, не уступают по собствен­ному желанию имущество, которым владеют.

5. Процессуальная ответственность. Ответственность — это реакция об­щества и государства на противоправное виновное поведение лица, заклю­чающаяся в официальном порицании этого лица, наложении на него опреде­ленных ограничений, лишений и применении наказания за нарушение обя­занностей.

В уголовном процессе ответственность наступает лишь за виновное нару­шение закона (умысел или неосторожность). Процессуальное правонару­шение нередко образует состав преступления (например, умышленное ук­лонение свидетеля от явки по вызову суда) или дисциплинарного проступка (например, небрежность следователя, выразившаяся в превышении уста­новленных законом сроков расследования). Уголовно-процессуальное право почти не располагает собственными санкциями штрафного характера, по­этому наказание процессуальных правонарушителей происходит преимуще­ственно путем возложения на них уголовной, дисциплинарной и иной ответ­ственности[5] .

При широком распространении в уголовном процессе мер зашиты и пре­вентивных мер доля процессуальной ответственности не столь велика. Обычно называют такие виды уголовно-процессуальной ответственности, как изменение меры пресечения на более строгую, удаление из зала судебного заседания за нарушение порядка и неподчинение распоряжения председательствующего, наложение штрафа за нарушение порядка в судебном заседании, наложение штрафа на переводчика и специалиста при уклонении их от явки к следователю или в суд, наложение денежного взысканияна поручителя при избрании личного поручительства в качестве меры пресечения, обращение в доход государства залога, внесенного обвиняемым (другим лицом) в виде меры пресечения.

1.3. Задержание и его место в системе мер принуждения

Задержание в уголовном процессе — это кратковременное, не более чем на 48 часов лишение свободы подозреваемого в совершении преступления лица без санкции прокурора и постановления (определения) суда. Задержа­ние позволяет пресечь преступную деятельность, предупредить побег право­нарушителя, установить его личность, если она неизвестна, обеспечить его участие в процессуальных действиях, воспрепятствовать подговору свидете­лей и потерпевших, фальсификации подозреваемым доказательств, другим его попыткам помешать установлению истины. Лицо, подвергшееся задер­жанию, существенно ограничивается в правах. Задержанный лишен свободы передвижения, общения с другими лицами, владения и пользования имуществом, его переписка контролируется, он подвергается обыску. Учитывая это, следует подчеркнуть, что к задержанию допустимо прибегать лишь в слу­чаях, когда оно действительно необходимо для раскрытия или пресечения преступления.

Следует различать административное и уголовно-процессуальное задер­жания.

Административное задержание применяется органами и должностными лицами, ведущими производство об административных правонарушениях. По общему правилу его предельный срок составляет 3 часа.

Капитаны судов вправе задержать лицо до передачи его властям в первом же порту Российской Федерации, в который зайдет судно, или направить его в порт Российской Федерации на другом попутном судне. О задержании дол­жен быть уведомлен прокурор. Его указания обязательны.

До истечения 48 часов после начала фактического задержания подозре­ваемый должен быть доставлен к судье для проверки законности и обосно­ванности задержания и рассмотрения ходатайства следственных органов и прокурора об избрании в качестве меры пресечения заключения под стра­жу. В рассмотрении ходатайства, кроме лица, возбудившего ходатайство, уча­ствует подозреваемый и его защитник. Рассмотрение ходатайства произво­дится в закрытом судебном заседании. Судья рассматривает представленные следственным органом и прокурором материалы, обосновывающие ходатай­ство.

Судья вправе принять одно из следующих решений: 1) избрать меру пре­сечения в виде заключения под стражу или менее строгую меру пресечения; 2) отменить задержание и освободить задержанного; 3) отложить принятие решения на срок не более 72 часов для представления дополнительных дока­зательств обоснованности ходатайства о заключении подозреваемого под стражу (в этом случае судья указывает в своем постановлении дату и время, до которых он продлевает срок задержания) - п. 3 ч. 6 ст. 108 УПК.[6] Таким обра­зом, максимальный срок задержания в российском уголовном процессе -5 суток, что не соответствует позиции Европейского Суда (задержание мак­симум на 2-3 суток). По истечении дополнительных 72 часов задержания, если судья не принял решение о заключении под стражу, подозреваемый дол­жен быть немедленно освобожден. В этом случае ему выдается справка с ука­занием срока задержания, которая служит основанием для возмещения ущерба, причиненного незаконным или необоснованным задержанием.

Если вопрос о направлении условно осужденного в места лишения сво­боды возник в связи с совершением им нового преступления, то должно быть возбуждено уголовное дело, при этом подозреваемый может быть задержан в обычном уголовно-процессуальном порядке.

Уголовно-процессуальное задержание обычно предшествует избранию меры пресечения. Срок задержания включается в срок содержания под стражей, хотя бы мера пресечения была избрана — не сразу после задержа­ния. Если мера пресечения не избрана или не связана с лишением свободы, то время задержания должно включаться в срок наказания в соотношении 1:1, если наказанием являются лишение свободы или дисциплинарная во­инская часть; 3:1 - если наказанием являются исправительные работы (ст. 72 УК)[7] .

Если арестованный в дисциплинарном порядке привлекается за то же деяние к уголовной ответственности, то срок дисциплинарного ареста необ­ходимо включать в срок задержания или содержания под стражей, а если из­брана другая мера пресечения или она вообще не избрана — то непосредст­венно в срок уголовного наказания с применением указанных выше эквива­лентов. Задержанные, как правило, содержатся в ИВС. Местом задержания военнослужащих, подозреваемых в совершении преступлений, может быть гауптвахта или камера для задержанных ИВС.

Лицо, подозреваемое в совершении преступления, может быть задержа­но только при наличии установленных законом оснований (ст. 91 УПК)[8] .

1. Лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения.

Должностное лицо, пользующееся правами органа дознания, следова­тель, прокурор почти никогда не застают подозреваемого на месте преступле­ния. Поэтому рассматриваемое основание адресовано прежде всего лицам, осуществляющим фактическое задержание, предшествующее его юридиче­скому оформлению. Слово «застигнут» подчеркивает внезапность появления этого основания задержания, пресекающий и скоротечный характер дейст­вий по задержанию.

Закон допускает также задержание непосредственно после совершения преступления. Слово «непосредственно» означает, что задержание может быть предпринято на месте происшествия или в ходе преследования. Если же преследуемому удалось скрыться, то задержание может быть в дальнейшем осуществлено по другим основаниям.

В ряде ситуаций задержание возможно не сразу после совершения пре­ступления. Если, например, лицо неожиданно узнало преступника спустя длительное время после совершения преступления, то оно должно иметь воз­можность задержать его или обратиться с просьбой о задержании в милицию.

В пределах срока давности уголовного преследования допустимо задержание скрывшегося обвиняемого.

2. Очевидцы, в том числе потерпевшие, прямо указывают на данное ли­цо как на совершившее преступление.

Следует обратить внимание на то, что «очевидцы» и «потерпевшие» ука­заны в законе во множественном числе. Но все-таки можно представить себе ситуации, когда только один очевидец (например, потерпевший) располагает столь убедительными сведениями, что их можно считать достаточными для задержания.

Вероятные, предположительные заявления очевидцев о том, что лицо, возможно, совершило преступление, не являются достаточным основанием для задержания.

3. На подозреваемом или на его одежде, при нем или в его жилище обна­ружены явные следы преступления.

Речь идет не только о следах в собственном смысле слова, но и о вещест­венных доказательствах, изобличающих лицо в совершении преступления (оружие, похищенные ценности и др.). Следы должны быть явными, т. е. та­кими, которые сразу бросаются в глаза и не требуют для своего обнаружения проведения экспертизы.

Если обыски, выемки, освидетельствования проводятся в процессе рас­следования по возбужденному уголовному делу не в связи с задержанием, то следы преступления и вещественные доказательства могут служить основа­нием для вынесения постановления о задержании лица, у которого они обна­ружены.

4. Иные данные, дающие основания подозревать лицо в совершении
преступления, могут служить основанием для задержания не сами по себе,
а лишь в совокупности хотя бы с одним из названных в законе условий:
а) покушение подозреваемого на побег; б) отсутствие у подозреваемого по­стоянного места жительства; в) неустановление личности подозреваемого
(ст. 91 УПК); г) органом расследования или прокурором, Направлено в суд
ходатайство об избрании в отношении данного лица меры пресечения
(ст. 91 УПК)[9] .

К «иным данным» можно отнести явку с повинной, результаты примене­ния служебно-розыскной собаки, сведения оперативно-розыскного характе­ра и т. п.[10]

Фактические данные, устанавливающие основания задержания в момент его осуществления, не являются доказательствами в процессуальном смысле слова, так как они получены не из уголовно-процессуальных источников.

О задержании составляется протокол, который должен содержать указа­ние не только на основание задержания, но и на фактические данные, под­тверждающие эти основания. Если при задержании проводился личный обыск, то об этом должно быть указано в протоколе.

Протокол задержания должен быть составлен не позже чем через 3 часа после доставления подозреваемого в орган дознания, к следователю или про­курору. В протоколе делается отметка о том, что подозреваемому разъяснены его права, предусмотренные ст. 46 УПК. В протоколе указываются дата и время его составления, дата, время, место, основания и мотивы задержа­ния, результаты личного обыска задержанного и другие обстоятельства за­держания. О произведенном задержании орган дознания, дознаватель и сле­дователь обязаны сообщить прокурору в письменном виде в течение 12 часов с момента задержания. Подозреваемый должен быть допрошен не позднее 24 часов с момента фактического задержания (п. 2 ч. 2 ст. 46 УПК). В допросе допускается участие защитника (п. 3 ч. 3 ст. 49 УПК). При задержании допус­кается проведение личного обыска без санкции прокурора и судебного реше­ния (ст. 184 УПК).[11]

При доставлении задержанного в орган дознания должны соблюдаться ведомственные правила учета и регистрации преступлений: в рапорте об об­наружении преступления проставляется штамп регистрации, пострадавше­му-заявителю выдается талон-уведомление, сообщение о преступлении за­носится в журнал регистрации, начальник органа дознания ежедневно про­веряет законность задержаний и состояние учета заявлений о преступлениях.[12]

В постановлении Конституционного Суда РФ по жало­бе В. И. Маслова указано: «Право на получение юридической помощи адво­ката гарантируется каждому лицу независимо от его формального процессу­ального статуса, в том числе от признания задержанным и подозреваемым, если уполномоченными органами власти в отношении этого лица предпри­няты меры, которыми реально ограничиваются свобода и личная неприкос­новенность, включая свободу передвижения, — удержание официальными властями, принудительный привод или доставление в органы дознания и следствия, содержание в изоляции без каких-либо контактов, а также ка­кие-либо иные действия, существенно ограничивающие свободу и личную неприкосновенность». В. И. Маслов был принудительно доставлен.в орган дознания, где находился 16 часов — допрашивался в качестве свидетеля, предъявлялся для опознания; с ним проводились очные ставки, но его тре­бования о вызове защитника отвергались на том основании, что он — свиде­тель, а не подозреваемый. Рассмотрев жалобу В. И. Маслова, Конституци­онный Суд признал ч. 3 ст. 48 УПК РСФСР неконституционной, поскольку Она предусматривала допуск защитника к участию в деле лишь с момента провозглашения протокола задержания подозреваемого. Постановление Конституционного Суда РФ по делу В. И. Маслова сохраняет силу и в на­стоящее время[13] .

«Общественные страсти» не могут служить основанием для задержаний и арестов. Что касается безопасности подозреваемого, не задержанного ввиду отсутствия установленных законом оснований, то ее обязаны обеспечить со­ответствующие правоохранительные органы.

Право гражданина знать, по какому основанию и по каким мотивам он задержан, вытекает из конституционного права на неприкосновенность лич­ности (ст. 22 Конституции РФ) и правового принципа, согласно которому «никто не может быть подвергнут произвольному аресту, задержанию или из­гнанию» (ст. 9 Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г.).

1.4. Общие правовые условия задержания

Наличия доказанных оснований задержания недостаточно для его приме­нения. Необходимы и некоторые общие правовые условия. По действующему законодательству уголовно-процессуальное задержание допустимо, если: 1) преступление, в совершении которого подозревается лицо, наказуемо лише­нием свободы; 2) возбуждено уголовное дело; 3) задерживаемый субъект явля­ется надлежащим с точки зрения установленных законом требований; 4) дело подследственно данному органу дознания или следователю, 5) основания за­держания, производимого без предварительного вынесения постановления (определения), появляются внезапно.

Рассмотрим каждое из перечисленных условий задержания.

1. Недопустимо уголовно-процессуальное задержание лица, подозре­ваемого в совершении преступления, за которое может быть назначено более мягкое наказание, чем лишение свободы (ч. 1 ст. 91 УПК). Из этого следует, что в постановлении о задержании и в протоколе задержания должна быть указана статья УК, под признаки которой подпадает совершенное подозре­ваемым деяние.

2. Условие уголовно-процессуального задержания — возбуждение уго­ловного дела. К такому выводу приводит толкование действующего уголов­но-процессуального законодательства. Во-первых, УПК относит задержание к следственным действиям, а проведение таких действий (кроме осмотра места происшествия, освидетельствования и назначения экспертизы) закон допускает только после возбуждения уголовного дела. Во-вторых, закон пре­доставляет право уголовно-процессуального задержания лишь органу дозна­ния, следователю и прокурору, т. е. должностным лицам тех государственных органов, которые правомочны проводить расследование в процессуальных формах. Эти формы вступают в действие с момента возбуждения уголовного дела. В-третьих, закон обязывает составлять протокол задержания, который УПК относит к протоколам следственных действий. В-четвертых, закон пред­писывает, чтобы задержанный подозреваемый был допрошен немедленно. Но допрос лица в качестве подозреваемого возможен лишь по возбужденному делу. В-пятых, основания задержания по своему характеру таковы, что каждое из них одновременно является и основанием для возбуждения дела, т. е. содер­жит признаки преступления. А в каждом случае обнаружения признаков пре­ступления орган дознания, следователь, прокурор обязаны возбудить уголов­ное дело.

Но существует и другое мнение, согласно которому уголовно-процессу­альное задержание проводится до возбуждения уголовного дела (в частности, на месте совершения преступления). В связи с этим вносят предложение о необходимости урегулировать уголовно-процессуальным законом порядок «захвата» подозреваемого на месте совершения преступления до возбужде­ния уголовного дела.

3. Субъектом, подлежащим задержанию, по общему правилу может
быть всякое подозреваемое в совершении преступления лицо, достигшее воз­раста уголовной ответственности.

Иностранные граждане (за исключением лиц, обладающих правом ди­пломатической неприкосновенности) и лица без гражданства могут быть задержаны по тем же основаниям и в том же порядке, что и российские граж­дане.

В отношении лиц, обладающих правом дипломатической неприкосно­венности, процессуальные действия производятся лишь по их просьбе или с их согласия (ч. 2 ст. 33 УПК). Задержание — одно из процессуальных дейст­вий, и, поскольку оно никогда не проводится по просьбе или с согласия задерживаемого, следует признать, что задержание неприменимо к иностран­цам, пользующимся правом дипломатической неприкосновенности[14] .

По общему правилу не могут быть задержаны депутаты законодательных органов Федерации и ее субъектов, за исключением случаев задержания на месте совершения преступления, судьи и некоторые другие должностные ли­ца.

4. Органы дознания можно разделить на органы с универсальной и спе­циальной правосубъектностью. К первым относятся: Милиция, командиры воинских частей и приравненные к ним должностные лица, начальники уго­ловно-исполнительных учреждений, следственных изоляторов, капитаны судов дальнего плавания, начальники геологических партий и зимовок. Ко вторым должны быть отнесены: органы госбезопасности, пограничной охраны, государственного пожарного надзора, налоговой полиции, тамо­женной службы.

Органы дознания с общей правосубъектностью вправе задерживать лиц, подозреваемых в совершении любых преступлений (при условии соблюдения правил территориальной и персональной подследственности). Органы дознания со специальной правосубъектностью вправе задерживать лиц, подозреваемых в совершении лишь тех преступлений, для борьбы с которыми создан каждый из этих органов.

Милиция вправе задерживать по подозрению в совершении преступле­ний военнослужащих и приравненных к ним лиц (военнообязанных во время прохождения ими сборов, военных строителей и др.) при условии, что име­ются указанные в законе основания задержания и нет возможности осущест­вить задержание непосредственно военным (иным специальным) органом дознания, военным следователем, военным прокурором. Задержанный дол­жен быть немедленно передан военным патрулям, военному коменданту, ко­мандиру воинской части.

Военные органы дознания, военные следователи и военные прокуроры вправе задерживать лиц, которые подозреваются в совершении преступле­ний, отнесенных к их юрисдикции (дела обо всех преступлениях военнослу­жащих, военнообязанных при прохождении ими сборов о преступлениях рабочих и служащих Вооруженных сил, совершенных в связи с исполнени­ем обязанностей или в расположении части, соединения, военного учреж­дения). Кроме того, следует признать за ними право на задержание штат­ских лиц, подозреваемых в том, что они совершили преступление совмест­но с военнослужащими.

В отдельных местностях в силу исключительных обстоятельств расследо­вание всех преступлений может быть возложено Генеральным прокурором РФ на следователей военной прокуратуры. В этих местностях военные следо­ватели вправе задерживать всех лиц, подозреваемых в совершении любых преступлений.

В законе не решен вопрос о задержании с учетом территориальной под­следственности и поднадзорности уголовных дел. По предварительно выне­сенному постановлению о задержании подозреваемый может быть задержан на всей территории Российской Федерации лицом, вынесшим это постанов­ление, или лицами, действующими по его поручению.

5. «Захват» и доставление. Задержание без предварительно вынесенного постановления проходит следующие этапы: 1) фактическое задержание на месте («захват»); 2) доставление; 3) проверка оснований задержания; 4) со­ставление протокола задержания; 5) возбуждение (или отказ от возбуждения) уголовного дела и водворение задержанного в камеру для задержанных, а во­еннослужащего - на гауптвахту (или освобождение от задержания); 6) уве­домление прокурора о задержании в течение первых 12 часов задержания.

С задержанием связаны и последующие этапы движения уголовного де­ла: 1) проведение следственных действий как продолжение проверки обоснованности задержания; 2) первый допрос задержанного; 3) предъявление за­держанному обвинения; 4) избрание меры пресечения.

Задержание без предварительно составленного постановления связано с действиями должностных лиц милиции, не наделенных правами органов дознания.

Любой работник милиции, выполняющий функции по охране обществен­ного порядка, вправе и обязан пресечь преступную деятельность, задержать за­подозренного и доставить его в орган дознания. Правом задержания данного вида не должны пользоваться работники милиции, служебная деятельность которых непосредственно не связана с охраной общественного порядка (со­трудники паспортной службы, канцелярии и т. д.), либо должностные лица милиции, находящиеся не при исполнении служебных обязанностей. Но по­рядок задержания на месте УПК пока не регламентирует.

Следовало бы запретить применение оружия при задержании лиц, в отношении которых известно, что они страдают психическими заболеваниями или слабоумием, за исключением случаев, когда задерживающее лицо дейст­вует в состоянии необходимой обороны.

Соответствующие должностные лица подлежат уголовной ответственно­сти за заведомо незаконное задержание по ч. 1 ст. 301 УК. В данном случае надо учитывать, что задержание начинается не с составления протокола, а с момента фактического «захвата» подозреваемого. Поэтому ответствен­ность «а незаконное задержание следовало бы распространять не только на должностных лиц, которые оформляют протокол задержания, но и на тех представителей власти, которые непосредственно (на месте) задерживают правонарушителей.

Правомерны задержание на месте («захват») и доставление, осуществляе­мые частными лицами. Об этих действиях граждан нет упоминания в уголов­но-процессуальном законодательстве. Но в соответствии со ст. 38 УК гражда­не вправе задерживать подозреваемых и даже причинять им вред.

Граждане несут уголовную ответственность за незаконное задержание, если оно предпринято умышленно (ст. 301 УК)[15] .

Следовало бы ввести норму, обязывающую граждан немедленно достав­лять задержанных ими лиц в ближайший орган дознания, в прокуратуру или в суд либо без излишнего промедления передавать их работникам милиции, иным представителям власти, а при отсутствии такой возможности — сооб­щить 6 произведенном задержании указанным органам и должностным ли­цам.

1.5. Проверка законности и обоснованности задержания на месте

и доставления

После составления протокола задержания (доставления) должна прово­диться проверка законности и обоснованности «захвата» и доставления. С этой целью могут быть получены письменные объяснения у доставленного, пострадавшего, других очевидцев происшествия, подвергнуты осмотру дос­тавленные в орган дознания предметы, истребованы документы. Проверка проводится до возбуждения дела, но она должна быть доверена лицу, право­мочному проводить дознание (подобно тому, как осмотр места происшест­вия до возбуждения дела проводит не любое должностное лицо, а следователь или дознаватель).

Дознаватель, следователь или прокурор не позднее 12 часов с момента за­держания подозреваемого уведомляют кого-либо из близких родственников, а при их отсутствии — других родственников о произведенном задержании или предоставляет такую возможность задержанному. При задержании воен­нослужащего уведомляется командир воинской части, при задержании ино­странца — соответствующее консульство или посольство.

В интересах предварительного расследования с санкции прокурора факт задержания подозреваемого может не разглашаться, за исключением случа­ев, когда подозреваемый — несовершеннолетний.

1.6. Освобождение от задержания

В Федеральном законе «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»[16] сформулированы ос­нования освобождения от задержания: судебное решение; постановление следователя, органа дознания, прокурора; постановление начальника ИВС или прокурора, осуществляющего надзор за исполнением законов в местах лишения свободы, если истек установленный законом срок задержания. Но в этом Законе не указаны первичные основания вынесения упомянутых решений (ст. 94 УПК).

Задержанный подлежит освобождению в следующих случаях:

1) не подтвердилось подозрение в совершении преступления;

2) отсутствует необходимость в применении к задержанному меры пре­сечения в виде содержания под стражей;

3) истек установленный законом срок задержания;

4) задержание произведено с нарушением требований закона.

Кроме того, задержанный подлежит немедленному освобождению, если: а) отсутствуют основания задержания, указанные в ст. 91 УПК, либо недоста­точны обосновывающие их доказательства; б) выяснилось, что преступление ненаказуемо лишением свободы (в перспективе это препятствует избранию меры пресечения в виде содержания под стражей); в) выяснилось, что задер­живаемый субъект не мог быть задержан (малолетний, пользуется правом ди­пломатической неприкосновенности и т. п.); г) установлено, что должност­ное лицо или орган, задержавший лицо, не наделен по данному делу специ­альной правосубъектностью (например, командир воинской части задержал и содержит на гауптвахте гражданское лицо, не являющееся соучастником преступления, совершенного военнослужащим); д) подозреваемый задержи­вался ранее по тому же подозрению; е) отсутствует протокол задержания или постановление органа дознания, следователя, прокурора о задержании; ж) протокол задержания или постановление о задержании ненадлежаще оформлены (нет подписей, не обозначен срок задержания и т. п.).

Глава 2. Применение иных мер процессуального принуждения

2.1. Виды иных мер процессуального принуждения

Дознаватель, следователь, прокурор или суд вправе применить к потерпевшему, свидетелю, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, экспер­ту, специалисту, переводчику и (или) понятому следующие меры процессу­ального принуждения: 1) обязательство о явке; 2) привод; 3) денежное взы­скание (ст. 111 УПК).

Как правило, не требуется применения обязательства о явке, привода и денежного взыскания к потерпевшему (он и так пострадал от преступле­ния), гражданскому истцу и гражданскому ответчику (можно оставить иск без рассмотрения), эксперту, специалисту и переводчику (эти лица, как пра­вило, не нуждаются в принуждении). В отношении понятого достаточно де­нежного взыскания. Таким образом, есть резерв для смягчения мер принуж­дения в уголовном процессе.

2.2. Обязательство о явке

Обязательство о явке — письменный документ, составляемый обвиняе­мым, в котором последний обязуется не только являться по вызовам дознава­теля, следователя, прокурора, суда, но и сообщать им о перемене места жи­тельства. Обязательство о явке может быть получено также у потерпевшего и свидетеля.

Если подозреваемый или обвиняемый нарушит обязательство о явке, к нему может быть применена мера пресечения.

Возложение обязательства о явке на потерпевшего и свидетеля, которые должны незамедлительно сообщать о перемене места жительства дознавате­лю, следователю, прокурору и суду, на наш взгляд, противоречит ч. 1 ст. 27 Конституции РФ, предусматривающей, что каждый имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства. Если же будет уста­новлено, что потерпевший или свидетель преднамеренно уклоняются отдачи показаний, то к ним применяется ст. 308 УК.

2.3. Привод

В случае неявки по вызову без уважительных причин подозреваемый, об­виняемый, а также потерпевший и свидетель могут быть подвергнуты приво­ду. Привод состоит в принудительном доставлении лица к дознавателю, сле­дователю, прокурору или в суд. Привод не может производиться в ночное время, за исключением случаев, не терпящих отлагательства.

Не подлежат приводу несовершеннолетние в возрасте до 14 лет, беремен­ные женщины, а также больные, которые по состоянию здоровья не могут ос­тавлять место своего пребывания, что подлежит удостоверению врачом. После уведомления о невозможности явки время доказывания неуважительно­сти причин неявки, включая заболевание, удостоверяемое врачом, лежит на должностном лице или органе, по постановлению (определению) которого применяется привод.

При осуществлении привода недопустимо чрезмерное насилие, оскорб­ление и унижение человеческого достоинства лица, подлежащего приводу. При необходимости доставить в ночное время в орган дознания или к следо­вателю подозреваемого привод применяется лишь в случаях, не терпящих от­лагательства (эти случаи в Кодексе не указаны). Привод на основании поста­новления дознавателя, следователя, прокурора осуществляется милицией, по решению суда — судебными приставами[17] .

Каждый имеет право на возмещение государством морального и имуще­ственного вреда, причиненного незаконным приводом (ст. 53 Конститу­ции РФ).

2.4. Временное отстранение обвиняемого от должности

При необходимости временного отстранения от должности подозревае­мого или обвиняемого дознаватель, следователь с согласия прокурора возбу­ждает перед судом по месту производства предварительного расследования соответствующее ходатайство.

В течение 48 часов с момента поступления ходатайства судья выносит по­становление о временном отстранении подозреваемого или обвиняемого от должности или об отказе в этом. Постановление о временном отстранении подозреваемого или обвиняемого от должности направляется по месту его работы.

Временное отстранение подозреваемого или обвиняемого от должности отменяется на основании постановления дознавателя, следователя, прокуро­ра, когда в применении этой меры отпадает необходимость.

В случае привлечения в качестве обвиняемого высшего должностного лица субъекта РФ (руководителя высшего исполнительного органа государ­ственной власти субъекта Федерации) и предъявления ему обвинения в со­вершении тяжкого или особо тяжкого преступления Генеральный прокурор РФ направляет Президенту РФ представление о временном отстранении от должности указанного лица. Президент РФ в течение 48 часов с момента по­ступления представления принимает решение о временном отстранении ука­занного лица от должности либо об отказе в этом.

Временно отстраненный от должности подозреваемый или обвиняемый имеет право на ежемесячное пособие, которое выплачивается ему в соответ­ствии с п. 8 ч. 2 ст. 131 УПК.

Отстранение обвиняемого и подозреваемого от должности имеет целью воспрепятствовать продолжению преступной деятельности, связанной с ис­полнением служебных обязанностей, фальсификации и уничтожению дока­зательств, изобличающих обвиняемого в совершении преступления.

Подозреваемый может быть отстранен от должности, поскольку потреб­ность в этом иногда возникает.

Не могут быть отстранены от работы обвиняемые, не являющиеся должностными лицами (например, продавцы, рабочие и т. п.). Понятие должностного лица сформулировано в примечании 1 к ст. 285 УК.

Ходатайство дознавателя или следователя об отстранении обвиняемого от должности с согласия прокурора направляется в суд, который принимает решение о его удовлетворении или отклонении. При рассмотрении ходатай­ства судьей районного (городского) суда по аналогии применяется процеду­ра, установленная ст. 108 УПК (заключение под стражу).

Постановление (определение) о временном отстранении обвиняемого от должности обязательно для администрации учреждения или организации, где обвиняемый работает.

Закон допускает отмену этой превентивной меры по постановлению доз­навателя, следователя, прокурора, когда в ее применении отпала необходи­мость, без согласования с прокурором и без судебного решения.

Временно отстраненный от должности может поступить на другую рабо­ту. Заработная плата по новому месту работы может превышать пять МРОТ— пособие отстраненному (п. 8 ч. 2 ст. 131 УПК). Однако закон не требует соот­ветствующего уменьшения размера государственного пособия, выплачивае­мого обвиняемому, отстраненному от должности.

Вред, моральный и материальный, причиненный незаконным отстране­нием от должности, возмещается государством при предъявлении иска в по­рядке гражданского судопроизводства.

2.5. Наложение ареста на имущество

Для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, дру­гих имущественных взысканий прокурор, а также дознаватель или следова­тель с согласия прокурора возбуждают перед судом ходатайство о наложении ареста на полученное в результате преступных действий либо нажитое пре­ступным путем имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия. Суд рассматривает ходатайство в порядке, установленном ст. 16 УПК.

Наложение ареста на имущество — превентивная мера, применяемая с целью обеспечить удовлетворение гражданского иска и другие имуществен­ные взыскания, предупредить сокрытие, распродажу, дарение имущества.

Для наложения ареста на имущество необходимо судебное решение, вы­носимое по ходатайству прокурора или дознавателя, следователя с согласия прокурора. В судебном заседании вправе участвовать прокурор и следователь (ч. 3 ст. 165 УПК), которые могут давать объяснения по поводу заявленного ими ходатайства[18] .

Аресту подлежат предметы, деньги, ценности, не имеющие статуса веще­ственных доказательств, и этим данное процессуальное действие отличается от обыска и выемки. В судебном решении о наложении ареста на имущество достаточно сформулировать общее требование о предъявлении всего или части имущества.

Признание предметов, денег, ценностей вещественными доказательст­вами не должно в дальнейшем исключать возможность их использования для выплат по удовлетворенному судом гражданскому иску.

В судебном решении должна быть указана стоимость арестуемого имуще­ства. Лицо само определяет, какие именно предметы в пределах этой суммы должны быть подвергнуты аресту.

Судебным решением могут ограничиваться все или только некоторые правомочия собственника (владение, пользование, распоряжение).

Арест может быть наложен на имущество подозреваемого или обвиняе­мого, у кого бы оно ни находилось, в частности на долю в совместной собст­венности супругов; на имущество, приобретенное обвиняемым (подозревае­мым) до вступления в брак; на долю в имуществе крестьянского двора. Но ес­ли имеются данные, что совместное имущество супругов было приобретено на средства, добытые преступным путем, арест может быть наложен на него полностью или в части, превышающей долю данного лица в совместной соб­ственности.

Ущерб, причиненный совместными действиями соучастников, возмеща­ется солидарно. Но при исчислении суммы этого ущерба следует все же учи­тывать степень участия в преступлении каждого из обвиняемых.

Деньги и ценности, на которые наложен арест, сдаются на хранение в уч­реждения Центрального банка РФ, а крупногабаритные и менее ценные предметы могут быть оставлены на хранение их собственнику или владельцу.

В судебном решении должно быть указано, на какие именно суммы и ценности, сохраняемые обвиняемым в банке или ином кредитном учрежде­нии, наложен арест и прекращаются ли операции по вкладам полностью или частично.

В соответствии с ч. 3 ст. 26 Федерального закона «О банках и банковской деятельности»[19] право запроса о счетах, вкладах и операциях по ним в отношении физических лиц принадлежит органам дознания, следова­телям, прокурорам, но лишь после возбуждения уголовного дела. Однако бо­лее поздние правовые акты для направления запроса в банк не требуют возбу­ждения дела. Указ Президента РФ «Об осу­ществлении комплексных мер по своевременному и полному внесению в бюджет налогов и иных обязательных платежей» от 23 мая 1994 г. № 1006 требует от банков, чтобы они независимо от возбуждения уголовного дела информировали налоговые органы о совершении физическими лицами опе­раций на сумму, эквивалентную 10 тыс. долларов США.

Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) до­ходов, полученных преступным путем» установил, что операция с денежными средствами или иным имуществом подлежит обяза­тельному контролю, если сумма, на которую она совершается, равна или пре­вышает 600 тыс. руб. (ст. 6).[20]

Надлежаще заверенная копия протокола о наложении ареста на имуще­ство и денежные вклады должна быть вручена лицу, чье имущество и вклады арестованы.

При отказе лица добровольно выдать подлежащее аресту имущество про­изводится его поиск по правилам о порядке проведения обыска.

В некоторых случаях арест ошибочно налагается на имущество лиц, не причастных к уголовному делу (родственников, соседей обвиняемого и др.). Эти лица вправе обжаловать судебное решение о наложении ареста на иму­щество в кассационном порядке либо обратиться с иском в порядке граждан­ского судопроизводства об освобождении имущества от ареста. Нахождение уголовного дела в производстве следователя (дознавателя) или суда до выне­сения приговора не может служить препятствием для возбуждения искового производства об освобождении имущества от ареста. Решение суда по этому вопросу обязательно для следователя, дознавателя, прокурора. Оно имеет значение преюдиции и для суда, рассматривающего уголовное дело.

Для отмены ареста на имущество в стадии предварительного расследова­ния не требуется обращение в суд; достаточно постановления дознавателя, следователя или прокурора, когда основания для применения этой меры от­пали.

Арест на имущество должен быть отменен при прекращении уголовного дела и вынесении оправдательного приговора, а также в случаях, когда граж­данский иск отозван или обвиняемый добровольно возместил причиненный им ущерб.

В ГПК РФ (ст. 446) указаны виды имущества, на которые не может быть наложен арест.

Наложение ареста на ценные бумаги — акции, облигации, чеки и т. п. — возможно по месту их учета или хранения.

При наложении ареста на ценные бумаги на предъявителя необходимо установить, что они приобретены недобросовестно.

Доход от ценных бумаг, превышающий сумму предъявленного иска, яв­ляется собственностью их владельца.

Государство не несет обязательств по ценным бумагам, на которые нало­жен арест. В спорных случаях этот вопрос решается в судебном порядке.

2.6. Денежное взыскание

В случаях неисполнения участниками уголовного судопроизводства про­цессуальных обязанностей, предусмотренных УПК, а также нарушения ими порядка в судебном заседании на них может быть наложено денежное взы­скание в размере до 25 МРОТ.

Денежные взыскания могут быть наложены на свидетеля и потерпевше­го, не явившихся без уважительных причин по вызовам дознавателя, следова­теля, прокурора, суда; на эксперта, неосновательно отказавшегося провести исследование и дать заключение; на переводчика или специалиста, недобро­совестно выполняющих возложенные на них обязанности, и т. п. Если за не­исполнение процессуальных обязанностей предусмотрена и уголовная от­ветственность, то необходимо соблюдать принцип « not bis in idem » (недопус­тимо дважды наказывать за одно и то же)[21] .

Взыскание залога и суммы, причитающейся с поручителя, производится без установления их вины, если обвиняемый (подозреваемый) нарушил взя­тые им на себя обязательства. Однако недопустимо налагать денежные взы­скания на лиц, обязанности которых прямо не сформулированы в законе, или если для их исполнения достаточно применения мер процессуального принуждения (оказание сопротивления при производстве освидетельствова­ния, экспертизы, обыска, выемки, получении образцов для сравнительного исследования и др.).

Если соответствующее нарушение допущено в ходе судебного заседания, то взыскание налагается судом.

Если соответствующее нарушение допущено в ходе досудебного произ­водства, то дознаватель, следователь или прокурор составляет протокол о на­рушении, который направляется в районный суд и подлежит рассмотрению судьей в течение пяти суток с момента его поступления в суд.

Если нарушение выразилось в оскорблении судьи или в иной форме про­явления неуважения к суду, то наложение на нарушителя денежного взыска­ния должно производиться другим судьей на основании записей в протоколе судебного заседания, а если необходимо, то и показаний очевидцев. Такой вывод вытекает из следующей формулы: судья не может быть судьей в собст­венном деле.

Наказание за нарушение, допущенное в ходе досудебного производства, назначается судьей районного суда на основании протокола о нарушении, составленного дознавателем, следователем или прокурором. Для удостовере­ния правильности протокола могут быть приглашены понятые. В протоколе должны быть зафиксированы все обстоятельства правонарушения.

Для участия в судебном заседании должны быть вызваны лицо, составив­шее протокол, и лицо, обвиняемое в нарушении. Кроме того, могут быть вы­званы и допрошены очевидцы правонарушения и истребованы необходимые документы. Участвующие в судебном заседании лица дают объяснения. Ли­цо, обвиняемое в совершении нарушения вправе пригласить защитника. Постановление судьи может быть обжаловало в кассационном порядке.


Заключение

В науке уголовного процесса нет не единого мнения в отношении понятия и видов принуждения, но все они едины в одном – что меры процессуального принуждения закреплены законом. УПК РФ, с свою очередь, даёт исчерпывающий перечень мер принуждения: задержание, меры пресечения и иные меры процессуального принуждения. Закон есть закон, но это не означает, что в случае возникшей необходимости данный перечень не может быть увеличен (уменьшен) или изменен.

Но принуждение необходимо и для охраны правопорядка, со­бственности, прав и интересов граждан и общественных организаций, создания нормальных условий для деятельности аппарата публич­ной власти. Это хотя и не главный, но необходимый метод управления.

В обществе существуют различные виды принуждения.

Принудительные меры могут применяться как к индивидуаль­ным, так и к коллективным субъектам права.

По юридическому критерию очень важно отличать легальное (правовое) и нелегальное, не основанное на законе принуждение. Видами нелегального принуждения являются агрессия других государств, завоевания, внешнее насилие. Внутри страны источни­ками насилия могут быть преступность, охлократия (власть толпы, самосуд), бандократия (власть полулегальных формирований, например, мафии, хунвейбинов, черной сотни, ку-клукс-клана), а также нередко злоупотребления властных структур, некомпетен­тность, халатность должностных лиц, т.е. административный произвол. Его яркие проявления — раскулачивание, высылка целых народов, история деятельности ВЧК-ОГПУ-НКВД-КГБ.

Юриста принуждение интересует прежде всего как средство охраны правопорядка, как метод государственной деятельности. Юридическая наука занимается принуждением к соблюдению государственно-властных предписаний, изучает правовое принуж­дение, которое применяется на основе юридических норм и в связи с их нарушением.

Любая мера процессуального принуждения обязывает субъекта право­отношений выполнять предписания закона и действовать в ходе производ­ства по делу в соответствии с правилами российского уголовного процес­суального права.

Процессуальное принуждение стесняет или ограничивает личную сво­боду, неприкосновенность, свободу передвижения, влечет временное отстранение лица от занимаемой должности, наложение денежного взыска­ния, а также ущемление иных субъективных прав человека и гражданина на период производства по уголовному делу.

Поскольку назначения уголовного судопроизводства должны достигаться в условиях минимального ограничения прав и свобод человека и гражданина, Конституция Российской Федерации и УПК РФ устанавливают процессуальные гарантии, обеспечивающие законность и обоснован­ность избрания и применения мер процессуального принуждения.

Эти ме­ры избираются только по уголовному делу; носят процессуальный характер и применяются в течение срока производства по уголовному делу уполно­моченными на то государственными органами при наличии к тому доста­точных оснований и в порядке, установленном в законе; избираются лишь в отношении тех участников процесса, противоправное поведение которых препятствует или может воспрепятствовать производству по делу либо надлежащему исполнению приговора.

При наличии достаточных оснований для избрания меры пресечения в от­ношении обвиняемого (подозреваемого) к нему может быть применена только одна из мер пресечения, предусмотренных законом (ст. 97, 98 УПК).


Список используемой литературы:

Нормативные акты:

1. Конституция РФ. М., 1993.

2. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001.

3. Уголовный кодекс РФ. М., 1996.

4. Гражданско-процессуальный кодекс РФ. М., 2006.

5. Кодекс об административных правонарушениях РФ. М., 2005.

6. Инструкция о порядке приема, регистрации и разрешения в органах внут­ренних дел Российской Федерации сообщений о преступлениях и иной ин­формации о правонарушениях, введенная приказом министра внутренних дел РФ от 13 марта 2003 г. № 158.

7. Инструкция органам дознания ВС РФ, утвержденная Главным военным прокурором и введенная в действие приказом Министра обороны РФ от 18 ав­густа 1994 г. № 275.

8. Инструкция о порядке приема, регистрации и разрешения в органах внут­ренних дел Российской Федерации сообщений о преступлениях и иной ин­формации о правонарушениях, введенная приказом министра внутренних дел РФ от 13 марта 2003 г. № 158.

9. Постановление Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 г.

10.Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 6. Ст. 1409.

11.Собрание законодательства РФ. 1995. № 6. Ст. 1409.

12. Федеральный закон «О банках и банковской деятельности» (1995 г.) ч. 3. Ст. 26.

13.Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) до­ходов, полученных преступным путем» от 7 августа 2001 г.

14.Минимальные стан­дартные правила Организации Объединенных Наций, касающихся отправ­ления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские прави­ла) от 29 ноября 1985.

Дополнительная литература:

13.Громов Н.А. Пономаренков В.А., Францифоров Ю.В. Уголовный процесс России. Учебник. М., 2001.

14.Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ. / Под ред. В.И. Радченко. М., 2003.

15.Комментарий к Федеральному Закону "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" (постатейный) (под ред. А.С. Михлина, В.И. Селиверстова) (Издательство "Спарк", 1999).

16.Логанов И. И. Свобода личности. М., 1980.

17.Лупинская П.А. Уголовно-процессуальное право РФ. Учебник. М., 1998.

18.Михайлов В.А. Методологические основы мер пресечения. М., 1998.

19.Петрухин И.Л. Свобода личности в уголовно-процессуальном принужде­нии. М., 1985.

20.Уголовно-процессуальное право Российской Федерации. Учебник / Под ред. Л.Н. Башкатова, И.Л. Петрухина. М., 2006.

21.Уголовно-процессуальное право РФ. Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская. - М.: Юрист, 1998.

22.Уголовный процесс. Учебник для юридических высших заведений. / Под ред. В.И. Радченко. М., 2003.

23.Якупов Р.Х. Уголовный процесс. Учебник для вузов. М., 1998.


[1] См.: Российская газета от 29 июля 2004г., №160(3537).

[2] Логанов И. И. Свобода личности. М., 1980. С. 103.

[3] Уголовный кодекс РФ. М., 1996. Ст. 301,302.

[4] Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001. Ст. 51,52.

[5] Уголовно-процессуальное право Российской Федерации. Учебник / Под ред. Л.Н. Башкатова, И.Л. Петрухина. М., 2006. С. 253.

[6] Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001. Ст. 108.

[7] Уголовный кодекс РФ. М., 1996. Ст. 72.

[8] Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001. Ст. 91.

[9] Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001. Ст. 91.

[10] Уголовно-процессуальное право Российской Федерации. Учебник / Под ред. Л.Н. Башкатова, И.Л. Петрухина. М., 2006. С. 230.

[11] Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001. Ст. 46,49, 184.

[12] Инструкция о порядке приема, регистрации и разрешения в органах внут­ренних дел Российской Федерации сообщений о преступлениях и иной ин­формации о правонарушениях, введенная приказом министра внутренних дел РФ от 13 марта 2003 г. № 158.

[13] Постановление Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 г.

[14] Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001. Ст. 33.

[15] Уголовный кодекс РФ. М., 1996. Ст. 301.

[16] Комментарий к Федеральному Закону "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" (постатейный) (под ред. А.С. Михлина, В.И. Селиверстова) (Издательство "Спарк", 1999).

[17] Уголовно-процессуальное право Российской Федерации. Учебник / Под ред. Л.Н. Башкатова, И.Л. Петрухина. М., 2006. С. 263.

[18] Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001. Ст. 165.

[19] Собрание законодательства РФ. 1995. № 6. Ст. 1409

[20] Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) до­ходов, полученных преступным путем» от 7 августа 2001 г.

[21] Уголовный процесс. Учебник для юридических высших заведений. / Под ред. В.И. Радченко. М., 2003. С. 133.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий