регистрация / вход

Методы регулирования в международном частном праве

Специфические приемы и средства регулирования прав и обязанностей участников гражданских правоотношений международного характера. Сочетание и взаимодействие коллизионного и материально-правового методов. Учет правовых норм внутреннего законодательств.

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

по курсу «Международное право»

Тема:

«Методы регулирования в международном частном праве»

1. Методы регулирования в МЧП

Отечественная доктрина исходит из того, что международному частному праву свойственны свои специфические приемы и средства регулирования прав и обязанностей участников гражданских правоотношений международного характера. Речь идет о сочетании и взаимодействии двух методов: коллизионного и материально-правового. Известно, что именно первому методу международное частное право обязано своим возникновением и дальнейшим развитием. В литературе по международному частному праву обычно отмечается, что при правоотношениях с иностранным элементом всегда возникает так называемый коллизионный вопрос: необходимо решить, какой из двух коллидирующих (сталкивающихся) законов подлежит применению − действующий на территории, где находится суд, рассматривающий дело, или иностранный закон, т.е. закон той страны, к которой относится иностранный элемент в рассматриваемом деле.

Коллизионная проблема − проблема выбора права, подлежащего применению к тому или иному правоотношению, − типична прежде всего для международного частного права. Если в других отраслях права вопросы коллизии законов имеют второстепенное, подчиненное значение, то здесь именно коллизионная проблема и ее устранение составляют основное содержание этой правовой отрасли, что отразилось, как известно, в том, что в ряде стран ее называют коллизионным правом.

Коллизия может быть устранена путем использования так называемых коллизионных норм, указывающих, право какого государства подлежит применению в том или ином государстве, в том или ином случае.

Необходимость коллизионных норм вызывается тем, что правовые системы государств отличаются друг от друга. Назначение таких норм − разрешить коллизию конкурирующих двух или более правовых систем и подчинить отношение с иностранным элементом тому правопорядку, который наиболее соответствует существу такого отношения или наиболее тесно связан с ним.

Поскольку коллизионная норма − это норма, определяющая, право какого государства должно быть применено к соответствующему правоотношению, т.е. норма отсылочного характера, ею можно руководствоваться только вместе с какими-либо материально-правовыми нормами, к которым она отсылает, − нормами законодательства, решающими вопрос по существу. Вместе с материально-правовой нормой, к которой она отсылает, коллизионная норма выражает определенное правило поведения для участников гражданского оборота.

Помимо материально-правовых норм международных соглашений международное частное право включает и материально-правовые нормы внутреннего законодательства, специально предназначенные для регулирования гражданских отношений с иностранным элементом. К таким нормам, в частности, относятся[1] :

а) нормы, регулирующие внешнеэкономическую деятельность;

б) нормы, определяющие правовое положение различных предприятий с иностранными инвестициями, учрежденных на территории России;

в) нормы, касающиеся режима инвестиций, инвестиционной деятельности российских организаций;

г) нормы, определяющие статус граждан России за рубежом;

д) нормы, определяющие права и обязанности иностранных граждан и организаций в России в сфере гражданского, семейного, трудового и процессуального права.

В этих и других аналогичных нормах содержится прямое предписание, непосредственно определяющее права и обязанности участников правоотношений с иностранным элементом.

Что же касается материально-правовых норм международных соглашений, трансформированных в наше законодательство, то число таких норм растет. Иногда в литературе по международному частному праву применяются в этих случаях термины «прямые нормы», «прямой метод регулирования». Указанные термины употребляются исключительно для противопоставления терминам «коллизионная норма», «коллизионный метод». Значение прямых норм особенно велико, поскольку благодаря им устанавливаются единые для государств − их участников правила, единообразно решающие те или иные конкретные вопросы.

Следовательно, к области международного частного права должны быть отнесены нормы, унифицированные путем заключения международных соглашений.

2. Типы договоров международной купли-продажи по Инкотермс 2000

Договор международной купли-продажи товаров является одним из наиболее распространенных в международном коммерческом обороте. Поэтому неслучайно внимание к наиболее адекватному регулированию возникающих из него для продавца и покупателя прав и обязанностей.

Среди различных правовых средств регулирования отношений сторон по договору международной купли-продажи товаров (Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. − Венская конвенция, в которой участвуют 56 стран, национальное законодательство отдельных государств, различные общие условия поставок) особое место занимают Правила толкования международных торговых терминов (International Rules for the interpretation of Trade Terms, International Commercial Terms) − Инкотермс.

Широкое распространение Инкотермс объясняется рядом причин[2] .

Во-первых, данный документ разработан авторитетной международной неправительственной организацией − Международной торговой палатой.

Во-вторых, данный документ в ходе его исторического развития не только претерпел значительные изменения, следующие за техническим прогрессом, прежде всего в процессе транспортировки и обработки товара, но и получил признание со стороны деловых кругов многих стран.

В-третьих, выбор того или иного базисного условия поставки определяет цену, распределение расходов по доставке товара, а в конечном счете коммерческую эффективность сделки международной купли-продажи, так как и продавцу, и покупателю сразу становится ясен объем принимаемых каждым из них обязанностей.

Основной целью Инкотермс является обобщение общепринятой коммерческой практики, согласование наиболее широко распространенных ключевых понятий и обеспечение их использования в виде общепринятых и требующих одинакового толкования понятий.

Содержание сборника 2000, явившегося результатом неоднократных пересмотров и целенаправленных изменений Инкотермс, во многом схоже с содержанием Инкотермс 1990. Целью разработки новой редакции Инкотермс явилось предложение сторонам договора международной купли-продажи товаров на основе обобщения современной коммерческой практики возможности осуществления выбора между набором схем по распределению обязанностей по передаче товара покупателю или перевозчику, осуществлению страхования против возможных во время перевозки рисков и иных.

В результате применения Инкотермс 2000 стороны могут сделать следующий выбор:

1) минимальная обязанность продавца исключительно по предоставлению в своих помещениях товара в распоряжение покупателя (EXW);

«EX works» / «Франко завод» означает, что продавец считается выполнившим свои обязанности по поставке, когда он предоставляет товар в распоряжение покупателя на своем предприятии (заводе, фабрике, складе и т.п.) без осуществления выполнения таможенных формальностей, необходимых для вывоза, и без погрузки товара на транспортное средство.

Данный термин возлагает на продавца минимальные обязанности, и покупатель должен нести все расходы и риски в связи с принятием товара на предприятии продавца.

2) более широкая обязанность продавца по передаче товара для перевозки либо поименованному покупателем перевозчику (FCA, FAS, FOB), либо перевозчику, который избирается продавцом и им же оплачивается перевозка (CFR, CPT), а также осуществляется страхование против возможных во время перевозки рисков (CIF, CIP);

«Free Carrier» / «Франко перевозчик» означает, что продавец осуществляет передачу товара, прошедшего таможенную очистку для вывоза указанному покупателем перевозчику, в обусловленном месте. Следует отметить, что выбор места передачи товара имеет значение в отношении обязательств по погрузке и разгрузке товара в этом месте. При осуществлении поставки в помещениях продавца он отвечает за погрузку товара. При осуществлении поставки в любом ином месте продавец не несет ответственности за разгрузку товара.

Данный термин может быть использован при перевозке любым видом транспорта, включая смешанные перевозки.

Под словом «перевозчик» понимается любое лицо, которое на основании договора перевозки обязуется выполнить или обеспечить перевозку товара по железной дороге, автомобильным, воздушным, морским, внутренним водным транспортом или в смешанной перевозке.

Если покупатель уполномочивает продавца поставить товар лицу, не являющемуся перевозчиком, продавец считается выполнившим свою обязанность по поставке товара с момента передачи его данному лицу.

«Free Alongside Ship» / «Свободно вдоль борта судна» означает, что продавец считается выполнившим свое обязательство по поставке, когда товар размещен вдоль борта судна в согласованном порту отгрузки. Речь идет о том, что с этого момента покупатель должен нести все расходы и риски утраты или повреждения товара.

По условиям FAS на продавца возлагается обязанность по выполнению таможенных формальностей, необходимых для вывоза товара.

Данный термин представляет собой полный отход от предыдущих редакций Инкотермс, которые требовали от покупателя обеспечения выполнения таможенных формальностей, необходимых для вывоза.

Если стороны желают возложить на покупателя таможенную очистку товара для вывоза, им следует добавить в договоре купли-продажи ясную формулировку

«Free on Board» / «Свободно на борту» означает, что продавец выполняет поставку с момента перехода товара через борт судна в поименованном порту отгрузки. С этого момента покупатель несет все риски утраты или повреждения товара. Согласно термину FOB от продавца требуется выполнение таможенных формальностей, необходимых для вывоза. Данный термин может быть использован только при перевозке морским или внутренним водным транспортом. Если стороны не намерены осуществлять передачу товара через поручни судна, следует использовать

«Cost and Freight» / «Стоимость и фрахт» означает, что продавец осуществляет поставку с момента перехода товара через поручни судна в порту отгрузки.

Продавец обязан оплатить все расходы и фрахт, необходимые для доставки товара в согласованный порт назначения, однако риск случайной гибели или случайного повреждения товара, а также любые дополнительные расходы, возникающие вследствие событий, имевших место после передачи товара, переносятся с продавца на покупателя.

Согласно термину CFR на продавца возлагается выполнение таможенных формальностей, необходимых для вывоза товара.

Данный термин может быть использован только при морской перевозке или при перевозке внутренним водным транспортом. Если в намерение сторон не входит передача товара через поручни судна, целесообразно использование термина.

«Cost, Insurance and Freight» / «Стоимость, страхование и фрахт» означает, что продавец осуществляет поставку с момента перехода товара через поручни судна в порту отгрузки.

Продавец обязан оплатить все расходы и фрахт, необходимые для доставки товара в согласованный порт назначения. Однако риск случайной гибели или случайного повреждения товара, а также любые дополнительные расходы, возникающие вследствие событий, имевших место после передачи товара, переносятся с продавца на покупателя. Согласно термину CIF продавец также обязан обеспечить морское страхование товара от риска покупателя в связи со случайной гибелью или случайным повреждением товара во время перевозки.

Следовательно, продавец заключает договор страхования и выплачивает страховую премию. Покупатель должен принять к сведению, что согласно условиям CIF от продавца требуется лишь обеспечение страхования на условиях минимального покрытия.

«Carriage paid to...» / «Перевозка оплачена до» означает, что продавец осуществляет передачу товара названному им перевозчику, а также оплачивает стоимость перевозки, необходимой для доставки товара до согласованного пункта назначения. Это говорит о том, что покупатель несет все риски и дополнительные расходы, возникающие после передачи товара.

При осуществлении транспортировки несколькими последовательными перевозчиками в согласованном направлении риск случайной гибели или случайного повреждения товара переходит с момента передачи товара в распоряжение первого перевозчика.

Согласно термину CPT на продавца возлагается выполнение таможенных формальностей, необходимых при вывозе товара.

Данный термин может применяться для перевозки товара любым видом транспорта, включая смешанные перевозки.

«Carriage and Insurance paid to...»/ «Перевозка и страхование оплачены до» означает, что продавец осуществляет передачу товара номинированному им перевозчику и в дополнение к этому оплачивает стоимость перевозки, необходимой для доставки товара до согласованного пункта назначения. Покупатель несет все риски и дополнительные расходы, возникающие после передачи товара. Согласно термину CIP продавец обязан обеспечить страхование товара от риска покупателя в связи со случайной гибелью или случайным повреждением товара во время перевозки.

Следовательно, продавец заключает договор страхования и выплачивает страховую премию. Покупатель должен принять к сведению, что по условиям CIP от продавца требуется лишь обеспечение страхования на условиях минимального покрытия.

Если покупатель желает иметь большее покрытие, то он должен договориться об этом с продавцом либо самостоятельно заключить договор страхования на сумму, превышающую размер минимального покрытия.

При осуществлении транспортировки несколькими последовательными перевозчиками в согласованном направлении риск случайной гибели или случайного повреждения товара переходит с момента передачи товара в распоряжение первого перевозчика. По условиям CIP на продавца возлагается выполнение таможенных формальностей, необходимых при вывозе товара.

Данный термин может применяться для перевозки товара различными видами транспорта, включая смешанные перевозки.

3) максимальная обязанность продавца по осуществлению передачи товара в пункте назначения (DAF, DES, DEQ, DDU, DDP).

«Delivered at Frontier» / «Поставка на границе» означает, что продавец осуществляет поставку товара с момента предоставления его в распоряжение покупателя не разгруженным на прибывшем транспортном средстве, прошедшим таможенную очистку, необходимую для вывоза товара, но не прошедшим таможенную очистку, необходимую для ввоза товара, в согласованном пункте или месте на границе, однако до поступления на таможенную границу соседней страны. Под термином «граница» понимается любая граница, включая границу страны вывоза. Поэтому в данном условии важно точно определить соответствующую границу путем указания на конкретный пункт или место. Если стороны намерены возложить на продавца ответственность за разгрузку товара с прибывшего перевозочного средства и связанные с этим риски, а также расходы по проведению разгрузочных операций, то это должно быть четко выражено путем добавления соответствующего пункта в договор купли-продажи.

Данный термин может быть использован независимо от способа транспортировки, когда передача товара осуществляется на сухопутной границе. Если передача товара происходит в порту назначения с борта судна или с причала, целесообразно использовать термины DES или DEQ.

«Delivered Ex Ship» / «Поставка с судна» означает, что продавец считается выполнившим свои обязанности по поставке товара с момента предоставления его в распоряжение покупателя на борту судна в согласованном порту назначения и неочищенным от таможенных пошлин, необходимых для ввоза товара. Все расходы и риски, связанные с доставкой товара в согласованный порт назначения, но до его разгрузки, несет продавец. При намерении сторон возложить на продавца расходы по проведению разгрузочных операций и связанные с этим риски целесообразно использовать термин DEQ.

Данный термин может применяться только при перевозке товара морским, внутренним водным транспортом или путем смешанной перевозки при доставке товара в порт назначения на судне.

«Delivered Ex Quay» / «Поставка с причала» означает, что продавец считается выполнившим свои обязанности по поставке товара с момента предоставления его в распоряжение покупателя на причале (пристани) в согласованном порту назначения и неочищенным от таможенных пошлин, необходимых для ввоза товара. Все расходы и риски, связанные с доставкой товара в согласованный порт назначения и его разгрузкой на причал (пристань), несет продавец. Согласно термину DEQ на покупателя возлагается выполнение таможенных формальностей, необходимых для ввоза товара, а также оплата выполнения всех формальностей, сборов, налогов и иных расходов, взимаемых при ввозе товара.

Это принципиальное изменение по сравнению с предыдущими редакциями Инкотермс, согласно которым выполнение таможенных формальностей, необходимых для ввоза товара, возлагалось на продавца.

Если стороны намерены включить в обязанности продавца полную или частичную оплату расходов, взимаемых при ввозе товара, то это должно быть в ясной форме выражено путем добавления соответствующего пункта в договор купли-продажи.

Данный термин может использоваться только при перевозке товара морским, внутренним водным транспортом или в смешанной перевозке, если его разгрузка на причал (пристань) в порту назначения производится с судна. Если стороны намерены возложить на продавца ответственность за расходы по перемещению товара с причала в иное место (склад, терминал, станцию и т.п.) в / за пределами порта, должны быть использованы термины DDU или DDP.

«Delivered duty unpaid» / «Поставка без оплаты пошлин» означает, что продавец считается выполнившим свои обязанности с момента предоставления покупателю товара, не очищенного от таможенных пошлин, необходимых для ввоза товара, и не разгруженного с перевозочного средства, прибывшего в согласованный пункт назначения. На продавца возлагаются все расходы и риски, связанные с передачей товара, а также оплата, если потребуется, иных сборов – «any duty» (сюда входит ответственность за выполнение таможенных формальностей и за риски, которые могут возникнуть в этот период, а также оплата таможенных пошлин, налогов и иных сборов), взимаемых при ввозе товара в страну назначения. На покупателя возлагаются сборы, расходы и риски, связанные с несвоевременным выполнением им таможенных формальностей, необходимых при ввозе товара.

При намерении сторон включить в обязанности продавца выполнение таможенных формальностей и возмещение всех связанных с этим расходов и несение возникающих при этом рисков, а также оплату некоторых расходов, взимаемых при ввозе товара, это должно быть выражено в ясной форме путем добавления соответствующего пункта в договор купли-продажи

Данный термин может быть использован независимо от способа перевозки, однако, если передача товара имеет место в порту назначения на борту судна или на причале (пристани), следует использовать термины DES и DEQ.

«Delivered duty paid» / «Поставка с оплатой пошлин» означает, что продавец считается выполнившим свои обязанности с момента предоставления покупателю товара, очищенного от таможенных пошлин, необходимых для ввоза, и неразгруженного с перевозочного средства, прибывшего в согласованный пункт назначения. На продавца возлагаются все расходы и риски, связанные с такой передачей товара, включая оплату, если потребуется, иных сборов – «any duty» (сюда входит ответственность за выполнение таможенных формальностей и за риски, которые могут возникнуть в этот период, а также оплата таможенных пошлин, налогов и иных сборов), взимаемых при ввозе товара в страну назначения.

На продавца по термину EXW возлагаются минимальные обязанности, по термину DDP – максимальные.

Данный термин не может использоваться, если продавец прямо или косвенно не может обеспечить получение импортной лицензии.

При намерении сторон исключить из обязанностей продавца оплату некоторых расходов, взимаемых при ввозе товара (например, НДС), это должно быть ясно выражено путем соответствующего добавления в договор купли-продажи.

Если стороны намерены возложить на покупателя все риски и возмещение всех расходов, связанных с выполнением таможенных формальностей, необходимых при ввозе товара, целесообразно использовать термин DDU.

Данный термин может применяться независимо от способа перевозки товара, однако, если его передача в порту назначения производится на судне или на причале (пристани), следует использовать термины DES или DEQ.

3. Процессуальное положение иностранных лиц в гражданском судопроизводстве

Нормами международного частного права регулируются имущественные, личные неимущественные, семейные, трудовые и процессуальные права иностранцев. Иностранец подчиняется как бы двум правопорядкам отечественному и государства, в котором он находится. В этой двойственности — своеобразие правового положения иностранца.

Во многих государствах применяется понятие «право иностранцев», которое сводится к определению особого режима для иностранцев в области публичного права. Обычно «право иностранцев» состоит из правил, касающихся поселения, поступления на работу и т.д. Имеется и точка зрения, согласно которой под «правом иностранцев» следует вообще понимать сумму норм, ограничивающих права иностранцев. Ограничения касаются главным образом права передвижения, права заниматься определенными профессиями, права приобретения недвижимости[3] .

«Право иностранцев» − это комплекс норм, определяющих специальный статус иностранцев, это не нормы коллизионного характера, а исключительно материально-правовые, регулирующие соответствующие отношения по существу. Обычно «право иностранцев» определяет правовой статус иностранцев, как в узком, так и в широком смысле. В узком смысле это нормы в основном административно-правового характера; они касаются отличий правового статуса иностранца от правового статуса отечественных граждан. В широком смысле − это комплекс всех норм, определяющих статус иностранца в любом отношении: как устанавливающих отличия, так и признающих равный режим с отечественными гражданами, в том числе необходимых для осуществления деятельности иностранца как такового в пределах данного государства.

Российское законодательство исходит из следующих основных принципов правового положения иностранных граждан:

во-первых, иностранные граждане пользуются теми же правами и свободами и несут те же обязанности, что и отечественные граждане, таким образом, исходным является принцип национального режима;

во-вторых, иностранные граждане равны перед законом независимо от происхождения, социального и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, пола, образования, языка, отношения к религии, рода и характера занятий и других обстоятельств;

в-третьих, в отношении граждан тех государств, в которых имеются специальные ограничения прав и свобод отечественных граждан, могут быть установлены ответные ограничения;

в-четвертых, использование иностранными гражданами своих прав в РФ не должно наносить ущерба интересам общества и государства, правам и законным интересам граждан РФ и других лиц. Как и остальные участники гражданского оборота, иностранцы обязаны соблюдать действующие в РФ законы, включая и те, которые определяют порядок осуществления субъектами своих гражданских прав.

Иностранные граждане пользуются в РФ гражданской правоспособностью наравне с нашими гражданами.

В части третьей ГК РФ дается определение личного закона физического лица. Им считается право страны, гражданство которой это лицо имеет. Если наряду с иностранным гражданством лицо имеет российское гражданство, его личным законом является российское право. При наличии у лица нескольких иностранных гражданств личным законом считается право страны, с которой лицо наиболее тесно связано. Личным законом лица без гражданства считается право страны, в которой это лицо постоянно проживает. Личным законом беженца считается право страны, предоставившей убежище.

Исключения из общих норм гражданского законодательства для отношений с участием иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц могут быть установлены только на основе федерального закона. Это вытекает из ст. 62 Конституции РФ 1993 года. Положение ст. 62 Конституции РФ закрепляет предоставление иностранцам национального режима. В силу этого иностранцы пользуются в РФ, как правило, такой же гражданской правоспособностью, что и российские граждане. Это означает, что гражданская правоспособность иностранца в РФ определяется в принципе российским законодательством, а не личным законом иностранца. Применение к иностранцам личного закона, в частности закона государства, гражданином которого является, допускается лишь при наличии соответствующих правил международного договора, участницей которого является Россия.

Из предоставления иностранцам национального режима в то же время следует, что иностранец в РФ не может претендовать на какие-либо иные гражданские права, нежели те, которые предоставлены по нашему закону гражданам РФ; иностранец не может требовать предоставления ему привилегий или установления изъятий из российского закона.

Закрепленный в законодательстве национальный режим в отношении гражданской правоспособности иностранцев носит безусловный характер, т.е. он предоставляется иностранцу в каждом конкретном случае без требования взаимности. Из этого принципа исходят и другие законодательные акты, регулирующие права иностранцев в различных областях.

Иностранные граждане, как и отечественные, вправе заниматься в России предпринимательской деятельностью без образования юридического лица. Они могут заниматься благотворительной деятельностью. Иностранные граждане, как субъекты предпринимательской деятельности, могут быть пользователями недр, если они будут наделены законодательством правом заниматься соответствующим видом деятельности. В этом и в ряде других случаев определенными видами деятельности иностранные физические юридические) лица могут заниматься при наличии лицензии или лицензионного свидетельства. Иностранцы, как и граждане РФ, могут владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащей им собственностью в пределах, установленных нашим законом.

Установленные изъятия из прав иностранных граждан немногочисленны и могут быть сведены к двум группам.

К первой группе относятся изъятия в отношении возможности для иностранцев занимать определенные должности или заниматься той или иной профессией на равных началах с нашими гражданами.

Вторую группу изъятий составляют правила, устанавливающие особый режим прав иностранцев, определяемый характером охраняемых прав, особенностями их юридической природы.

Согласно части третьей ГК РФ, гражданская дееспособность иностранного гражданина определяется его личным законом, т.е. законом страны гражданства. Сторона, не обладающая дееспособностью по своему личному закону, не вправе ссылаться на отсутствие у нее дееспособности, будучи дееспособной по праву места совершения сделки, за исключением тех случаев, когда другая сторона знала или должна была знать об отсутствии дееспособности. Гражданская дееспособность иностранного гражданина или лица без гражданства в отношении сделок, совершаемых в России, и обязательств, возникающих вследствие причинения вреда в РФ, определяется по российскому праву. Ему подчиняется и признание в РФ иностранного гражданина или лица без гражданства недееспособным.

4. Международные воздушные перевозки

В качестве международной воздушной перевозки рассматривается перевозка, при которой хотя бы один из пунктов посадки находится на территории другого государства (ст. 101 Воздушного кодекса).

Условия воздушных перевозок пассажиров и грузов определяются Варшавской конвенцией для унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок, 1929 года. Она дополнена Гаагским протоколом 1933 года. В конвенции участвует более 100 государств, большинство из которых ратифицировало также Гаагский протокол. СССР − участник конвенции (с 1934 г.) и протокола (с 1957 г.). Конвенция и протокол действуют для РФ. Действие Варшавской конвенции распространяется на воздушные перевозки между участвующими в ней странами, а также на перевозки, когда место отправления и место назначения находятся на территории одного и того же государства-участника, а остановка предусмотрена на территории другого государства, хотя бы и не участвующего в конвенции. В конвенции определены основные требования к перевозочным документам, права отправителя на распоряжение грузом в пути следования, порядок выдачи груза в пункте назначения, ответственность перевозчика перед пассажирами и грузовладельцем.

Согласно Варшавской конвенции, ответственность перевозчика основана на вине, которая презюмируется. Иными словами, ответственность наступает независимо от доказательства вины перевозчика.

Варшавская конвенция не определяет всех условий воздушной перевозки, однако содержит указания по основным возникающим в этой области вопросам: содержание транспортной документации, пределы ответственности воздушного перевозчика, порядок предъявления к нему претензий и исков.

Ответственность воздушного перевозчика, согласно Варшавской конвенции, была ограничена суммой в 250 франков за 1 кг веса. Для российских авиаперевозчиков эта сумма была повышена и определена в размере 20 долл. за 1 кгвеса. Конвенция предусматривает краткий срок для заявления претензий к перевозчику по поводу несохранности доставленного груза (14 дней со дня получения груза), пропуск которого лишает права на обращение в суд. Исковая давность по требованиям к перевозчику − два года.

Поскольку Варшавская конвенция оставила открытыми вопросы о порядке определения размера возмещения (в пределах установленного его максимума) и о круге лиц, имеющих право на возмещение в случае гибели пассажиров, они решаются в судах каждого государства в соответствии с национальным законодательством и сложившейся в данном государстве практикой. Эти вопросы могут решаться на основании закона суда, закона перевозчика, закона места заключения договора перевозки.

Арбитражное судопроизводство в РФ применяет нормы Варшавской конвенции с учетом изменений, внесенных в нее.

5. Статут деликтного обязательства: структура и современные проблемы

Выбор закона в сфере обязательств из правонарушений (деликтных обязательств) приводит к установлению права, которым регулируются основания и пределы деликтной ответственности и которое обычно именуют статутом деликтного обязательства. Этот статут в различных странах не одинаков.

Основным коллизионным критерием в этой области является принцип закона места причинения вреда (lex loci delicti). Из этого принципа исходит законодательство ряда стран (Греции, Италии, ФРГ, Турции, Японии и др.), а также судебная практика Франции, Бельгии.

Однако в разных странах используют различные критерии для определения «места, где совершен деликт». Это место можно определить либо как место, где совершено действие, послужившее основанием для требования о возмещении вреда, либо как место наступления последствий та кого действия, либо как их определенное сочетание. Приведем некоторые примеры решения этой проблемы.

С середины 60-х годов получила распространение коллизионная привязка к праву государства, с которым связаны стороны деликтных отношений (общее гражданство, общее постоянное место жительства и др.). Это стало одним из проявлений характерной для многих стран общей тенденции выработки гибких коллизионных норм.

В частности, ст. 133 Закона Швейцарии о международном частном праве 1987 года предусматривает следующее правило: если причинитель вреда и потерпевший имеют постоянное место жительства в одном и том же государстве, то претензии, основанные на причинении вреда, регулируются правом этого государства. В случае если у них нет общего места жительства, применяется право того государства, где имело место недозволенное действие. Если последствие действия наступило в другом государстве, то применяется право этого государства.

Закон Австрии о международном частном праве 1978 года предусматривает, что если стороны в деликтном отношении имеют более тесную связь с правом одного и того же государства, должно применяться это право.

В договорах о правовой помощи, заключенных РФ (СССР) с другими странами, имеются коллизионные нормы о деликтной ответственности (ст. 33 договора с Вьетнамом, ст. 40 договора с Латвией, ст. 40 договора с Эстонией). Эти нормы предусматривают применение права страны, на территории которой имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда. Исключения из этого общего правила предусмотрены для случаев, когда причинивший вред и потерпевший являются гражданами одного и того же договаривающегося государства. В этих случаях подлежит применению закон страны гражданства или страны, в суд которой подано исковое заявление.

Таким образом, при решении коллизионного вопроса применительно к деликтным обязательствам осуществляется выбор между двумя основными вариантами: применением права страны совершения вредоносного действия либо страны потерпевшего, то есть лица, которому был причинен вред. Традиционно применяется закон места причинения вреда, однако применение этого принципа по законодательству ряда стран корректируется возможностью применения права страны потерпевшего, если оно предоставляет лучшие возможности возмещения вреда.

Более сложная ситуация возникает в случаях, когда вредоносное действие совершается в одном государстве, а результат наступает в другом государстве (загрязнение окружающей среды, авария на атомной электростанции). При отсутствии международного соглашения у потерпевших, находящихся в разных странах, остается лишь возможность обращаться с исками о возмещении вреда в свои отечественные суды, что по ряду причин не может быть реализовано.

Многосторонние соглашения (Парижская конвенция об ответственности в отношении третьих лиц в области атомной энергетики 1960 г., Брюссельское соглашение об ответственности владельцев атомных судов 1962 г. и Венское соглашение о гражданско-правовой ответственности за ядерный ущерб 1963 г.) исходят из принципа компетентности судов страны, в которой произошло соответствующее действие. При этом должно применяться право страны суда. В Венском соглашении 1963 года более четко определено, что подлежит применению право страны суда, «включая правила этого права, относящиеся к коллизионному праву» (иными словами, предусматривается и применение коллизионных норм права страны суда). Многие государства, в том числе и СССР, не присоединились к этим соглашениям. Имеются и отдельные двусторонние соглашения по этим вопросам.

Подготовьте в письменной форме краткие заключения по следующим казусам

1. Договор купли-продажи между российской и норвежской организациями был заключен на условиях CIF. Норвежская компания поставила некачественный товар. Российская организация обратилась в арбитражный суд РФ. В обоснование подсудности спора российскому арбитражному суду истец ссылался на п/п. 3 п. 1 ст. 247 АПК РФ, утверждая, что местом исполнения обязательства поставки товара является г. Новосибирск, поскольку согласно договору коммерческое предприятие покупателя находится в этом городе; кроме того, формулировка «место исполнения обязательства» означает не только место исполнения обязательства поставить товар, но и место исполнения обязательства покупателя принять товар и оплатить его стоимость и пр. Арбитражный суд согласился с доводами истца и отклонил ходатайство ответчика о прекращении производства по делу по мотиву его неподведомственности российскому арбитражному суду.

Проанализируйте доводы истца. Прав ли арбитражный суд?

Сделки, совершаемые с иностранными контрагентами, регулируются нормами права той или иной страны. Применимое к ним право определяется по соглашению сторон контракта. При отсутствии в контракте условия о применимом праве (как в данном случае) стороны могут согласовать этот вопрос впоследствии. Если же и такая договоренность не достигнута, применимое право определяется на основании коллизионной нормы. Она дает ответ на вопрос, правом какого государства должны регулироваться отношения сторон по сделке с иностранным элементом

Закон о международном коммерческом арбитраже (ст. 28) предусматривает, что суд применяет право, определенное в соответствии с коллизионными нормами, которые он считает применимыми. Аналогично решен этот вопрос и в Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 г. (ст. VII), в которой Российская Федерация участвует в качестве продолжателя СССР.

Согласно ст. 41 Конвенции права и обязанности сторон по сделке определяются по законодательству места ее совершения, если иное не предусмотрено соглашением сторон. Из содержания договора купли-продажи вытекает, что местом совершения является место, в котором товар переходит от продавца к покупателю. Поскольку контракт был заключен на условиях CIF то местом совершения сделки является порт отгрузки – территория Норвегии.

Отметим также, что согласно действующему в Российской Федерации законодательству (ст. 1211 ГК РФ) к отношениям по договору купли-продажи при отсутствии соглашения сторон применяется, если иное не вытекает из закона, условий или существа договора либо совокупности обстоятельств дела, право страны, где находится основное место деятельности стороны-продавца. Закон исходит из презумпции, что, как правило, именно продавец осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора купли-продажи.

Исходя из вышеизложенного применение пп. 3 п. 1 ст. 247 АПК РФ (спор возник из договора, по которому исполнение должно иметь место или имело место на территории Российской Федерации) − неправомерно. Дело должно решаться в норвежском суде, на основании норм норвежского права.

2. Китайская компания (продавец) предъявила иск к российской организации (покупатель) в связи с неполной оплатой товара. Истец основывал свои требования на нормах российского законодательства. Ответчик объяснений по иску не представил и на заседание не явился.

Международный коммерческий арбитраж применил российское право, сославшись на следующие обстоятельства:

1) Третейские суды в соответствии со ст. 28 Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже» 1993 г. не связаны коллизионными нормами государства суда.

2) Исполнение контракта тесно связано с местом нахождения представительства истца - территорией РФ, соответственно договорные отношения тяготеют к российскому праву.

3) В исковом заявлении истец основывает свои требования на нормах российского права и в заседании также просил о применении российского права. Ответчик не заявил каких-либо возражений против применения российского права.

Дайте оценку этим аргументам. Вправе ли МКАС отступать от коллизионных норм российского права?

Рассмотрим последовательно приведенные выше аргументы:

Третейский суд в России в соответствии со ст. 28 Закона о Международном коммерческом арбитраже разрешает споры в соответствии с такими нормами права, которые стороны избрали в качестве применимых к существу спора. Любое указание на право или систему права какого-либо государства должно толковаться судом как непосредственно отсылающее к материальному праву этого государства, а не к его коллизионным нормам.

При отсутствии какого-либо указания сторон третейский суд применяет право, определенное в соответствии с коллизионными нормами, которые он считает применимыми. Таким образом суд может применять нормы, как российского, так и китайского права.

ОУП СССР-КНР не содержат коллизионной нормы. Поэтому применимое право по вопросам поставок, не урегулированным в контрактах или в Общих условиях, определяется на основании коллизионных норм национального права. Согласно коллизионной норме китайского законодательства, если отсутствует соглашение сторон по этому вопросу, применению подлежит право страны, имеющей наиболее тесную связь с конкретным контрактом. В соответствии с «Пояснениями Верховного народного суда по некоторым вопросам применения Закона о внешнеэкономическом договоре» если переговоры о таком договоре велись, и он был заключен в месте ведения коммерческой деятельности покупателя, или если договор был заключен на предложенных покупателем по существу условиях и в объявленном им порядке, или если договор ясно устанавливает, что продавец несет обязанность передачи товара в месте ведения коммерческой деятельности покупателя − таким правом является право страны места ведения коммерческой деятельности покупателя на момент заключения договора. Таким образом, поскольку исполнение данного контракта связано с Россией, представляется необходимым применение норм российского права.

Что касается третьего аргумента, то поскольку китайская фирма высказало вполне определенное желание по определению права ответчика, а ответчик уклонился от изложения своей позиции; то он также представляется справедливым.

Таким образом, при рассмотрении дела должно применяться российское право.

Библиографический список

1. Вилкова Н.Г. Комментарий МТП к Инкотермс 2000 – толкование и практическое применение. – М., 2004.

2. Ерпылева Н.Ю. Международное частное право. – М., 2005.

3. Марышева Н.И., Хлесгпова И.О. Правовое положение российских граждан за границей (вопросы и ответы). – М., 2004.

4. Нещатаева Т.Н. О некоторых вопросах применения арбитражными судами международных договоров (на примере Варшавской конвенции для унификации правил, касающихся международных воздушных перевозок) // Вестник ВАС РФ. 2007. № 7.

5. Фонотова О.В. Тенденции развития Инкотермс. // Вопросы МЧП. 2006. №1.


[1] Ерпылева Н.Ю. Международное частное право. – М., 2005. С.22.

[2] Вилкова Н.Г. Комментарий МТП к Инкотермс 2000 – толкование и практическое применение. – М., 2004. С. 13.

[3] Ерпылева Н.Ю. Международное частное право. – М., 2005.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий