регистрация / вход

Механизм государства

Механизм государства: понятие и структура. Теория разделения властей и иные принципы организации и деятельности механизма российского государства. Орган государства: понятие, признаки и классификация. Структура госаппарата.

Учебная дисциплина – Теория государства и права

I курс

КУРСОВАЯ РАБОТА

тема:

«Механизм государства»

САРАТОВ – 2003

СОДЕРЖАНИЕ

Введение ………………………………………………………………….. 3

1. Механизм государства: понятие и структура …………………. 5

2. Теория разделения властей и иные принципы

организации и деятельности механизма

российского государства ………………………………………….. 13

3. Орган государства: понятие, признаки и классификация ….. 17

4. Структура государственного аппарата современного

российского государства ………………………………………….. 22

4.1. Президент Российской Федерации …………………………… 22

4.2. Органы представительной и законодательной власти …….. 24

4.3. Органы исполнительной власти ………………………………. 25

4.4. Судебная власть …………………………………………………. 27

4.5. Прокуратура Российской Федерации ………………………… 29

Заключение ………………………………………………………………. 31

Список использованных источников ………………………………. 32


Введение

До недавнего времени в общественном сознании традиционно была сильна вера и надежда на государство как на защитника, гаранта стабильности, безопасности и про­гресса. Государство с известной долей эффективности обес­печивало упоря­доченность и организованность общественных отношений. В немалой степе­ни это детерминировалось достаточно стабильным, отлаженным механизмом Советского государства. Шлифовавшаяся десятилетиями система приносила определенные плоды: государственный аппарат, с точки зрения внутрисис­темных связей, работал достаточно ровно и организованно, хотя и не всегда рационально.

Стремительно меняющаяся российская действительность последних лет застала врасплох закостеневшую систему государственных органов Со­ветской России. Устоявшиеся связи стали рушиться, на смену одним госу­дарственным органам пришли другие, а оставшиеся – претерпели довольно заметные качественные и структурные изменения. Естественно, что это вне­сло определенную неразбериху в систему организации государственной вла­сти и просто нe могло не отразиться на ее качестве. Обостряющаяся экономическая и социально-политическая нестабильность привела к тому, что от­ношение большей части российского общества к государству в целом и к реализующим его функции отдельным органам, в частности, стало, мягко го­воря, недоверчивым. В этой связи перед Россией довольно остро встал во­прос о необходимости создания стабильного, слаженного, рационально дей­ствующего государственного аппарата, способного четко, плодотворно и в срок решать поставленные перед ним задачи.

Множество вопросов, связанных с данной проблемой, возникает и в научной литературе. Прежде всего, относительно непосредственно понятия механизма государства. Дискуссии нередко возникают по поводу соотноше­ния таких понятий, как государственный аппарат и механизм государства. Имеются разногласия и при определении системы органов, реализующих основные направления государственной деятельности и являющихся составными частями государственного механизма. В связи с этим необходимо изу­чить и систематизировать имеющиеся точки зрения, касающиеся данной те­мы, выработать наиболее целесообразное понятие механизма государства, определить его признаки, структуру и функции, а также проанализировать особенности функционирования и развития непосредственно механизма Рос­сийского государства на современном этапе.

Исследованию вопросов государственного механизма посвящена достаточно обширная юридиче­ская литература. В дореволюционный период о механизме государства писа­ли В.М. Гессен, Ф.Ф. Кокошкин, Н.М. Коркунов, Л.И. Петражицкий, П.А. Сорокин, В.М. Хвостов, Г.Ф. Шершепевич и другие.

В советский и современный периоды отдельные вопросы, связанные с государственным механизмом, рассматривали в своих работах С.С. Алексеев, В.К. Бабаев, М.В. Баглай, М.И. Байтин, Р.С. Болдырева, П.Т. Василенков, В.В. Гибов, Э.П. Григонис, Л.Л. Григорян, Б.П. Елисеев, М.К. Искакова, Л.И. Каск, В.В. Конейчиков, С.В. Краюшкина, В.В. Лазарев, М.Н. Марченко, А.А. Мишин, Н.М. Иавличенко, З.М. Ретизни, В.Е. Чиркин, Б.Л. Страшун и др.[1] .

В силу изложенного, исследование теории и практики функционирования государственного механизма России является одной из актуальных задач отечественной юридической науки. Таким образом, выбранная тема курсовой работы является крайне актуальной.

1. Механизм государства:

понятие и структура

В отечественной теории и практике XX в. понятие «механизм государства» стало применяться в 20-30-х гг. после выдвиже­ния известного лозунга о механизме диктатуры пролетариата. Его суть – партия как ядро власти через государство и негосударст­венные организации (профсоюзы и др.) проводили свой полити­ческий курс. Налицо попытка демократизировать партийное ру­ководство и расширить массовую базу государства. В 60-80-х гг. появляется концепция политической организации или политичес­кой системы общества.

В юридической литературе чаще всего понятие «механизм государства» отождествляется с понятием «государственный аппарат» в широком смысле, охватывающем все виды государствен­ных органов. Такой подход был общепринятым в 50-80 гг., и он обнаруживается в научных трудах последних лет. Так, механизм современного Российского государства рассматривается как про­низанная едиными, законодательно закрепленными принципами, основанная на разделении властей и располагающая необходимы­ми материальными придатками система государственных орга­нов, посредством которых осуществляются задачи и функции го­сударства[2] .

Основным орудием государственной власти считается госап­парат и госорганы как его структурно оформленные звенья.

Вместе с тем государственный механизм трактовался и в дру­гом смысле, а именно, как совокупность государственных органов, организаций, вооруженных сил, материальных средств государ­ственной власти[3] . Здесь налицо более широкий «набор элемен­тов», но отсутствует системообразующий признак и неясно соот­ношение механизма государства и госаппарата. Более того, увле­ченность функциональными характеристиками и доктриной раз­деления властей приводит отечественных и зарубежных авторов к игнорированию данного понятия в контексте «государства» и «государственных органов»[4] .

В современных условиях понятие «механизм государства» на­ходит свое место в понятийном ряду теории государства и права. Правда, оно используется преимущественно в отечественной юри­дической науке, а не зарубежной. Исследователи иностранного государства чаще всего выделяют такие понятия, как государст­венная власть, институты государства, форма государства, формы правления[5] . И, тем не менее, для обогащения понятийного аппа­рата и отражения специфики государственного развития нашей страны вполне оправдано использовать данное понятие

Государство нельзя рассматривать как застывшую, статичную систему. Оно действует, функционирует и развивается как единая система со своими элементами. Понятие «механизм го­сударства» служит системообразующим для восприятия его как целостного явления. Оно позволяет как бы связывать элементы государства в структурно-функциональный «узел» и придавать им динамический смысл. По мнению Бабаева В.К., механизм государства есть структурно оформленная система средств государственного воздействия на общественные процессы. В нем есть следующие элементы:

-го­сударственные органы;

-публичные службы и корпорации;

-процедуры принятия государственных решений;

-ресурсное обеспечение.

В таком подходе к механизму государства полнее отражаются государственные явления и рычаги устойчивого функционирования государства. При всей важности государствен­ных органов, образующих государственный аппарат, ими нельзя ограничивать объем данного понятия. Одним из наиболее весо­мых доказательств служат конституционные характеристики го­сударства.

В отечественных конституциях всегда закреплялись система органов государства, основы управления государственными орга­низациями, государственные планы и бюджеты. В действующей Конституции Российской Федерации установлены основы органи­зации государства, принципы осуществления государственной власти, компетенция федеральных государственных органов, по­рядок введения налогов, управления государственной собствен­ностью, утверждения и исполнения бюджета, федеральных про­грамм. В конституциях и уставах субъектов Российской Федера­ции регулируются вопросы организации власти, их финансов, бюджета и налогов.

В конституциях иностранных государств чаще всего содержат­ся нормативные характеристики государства, власти и видов го­сударственных органов. Это органы законодательной, исполни­тельной и судебной власти, это институты президента и монарха. Тем не менее применяются и другие конституционные понятия. Так, в Конституции Республики Молдова есть раздел III «Публич­ные власти», в нем глава VIII посвящена публичному управлению. В Конституции Польши в разделе VI регулируется статус Совета Министров и правительственной администрации, в разделе VII – территориальное самоуправление, в разделе IX – статус Верхов­ной Палаты контроля. В Конституции Греции есть раздел VI «Ад­министрация».

В то же время в Конституции Австрии есть ст. 18 и 20 о го­сударственном управлении, кроме государственных структур упоминаются учреждения публичного права (ст. 23). В третьем разделе выделены подразделы «З. Федеральные органы безопас­ности. 4. Федеральная армия (с ее традиционными и иными функ­циями). 5. Федеральные школьные органы». Раздел пятый по­священ Счетной Палате. В Конституции Бельгии часть VI посвя­щена государственным вооруженным силам. В Конституции ФРГ в ст. 12а2 регулируются вопросы призыва в вооруженные силы, федеральную пограничную службы, в статьях 87а3 и 87б1 – ста­тус вооруженных сил[6] .

Возникновению и развитию механизма государства присущи некоторые общие закономерности. Изменения в нем могут носить революционный характер, когда приход к власти новых полити­ческих сил приводит к слому старого и созданию нового механиз­ма, причем всех его элементов. Так было во Франции в конце XVIII в., такие «сломы» происходили в нашей стране в 1917 г. и 1989-91 гг. Реформы чаще всего направлены на планомерные из­менения отдельных элементов государственного механизма, как во Франции и Польше последних лет применительно к террито­риальному устройству и построению региональных структур. Эво­люционный путь означает постепенные изменения тех или иных составных частей механизма государства. Так, например, медлен­но меняются государственные институты в Шотландии и Уэльсе (Великобритания) в сторону их автономизации и Палата лордов британского парламента. Причем зарубежный опыт в целом по­учителен государственно-правовой преемственностью, что менее характерно для нашей страны.

Государственный механизм призван функционировать эффек­тивно и бесперебойно, иначе решение политических, экономичес­ких и социальных задач не будет результативным, и государство станет слабеть. Для этого необходимо соблюдение следующих важных условий:

-обеспечивать стабильность власти и устой­чивость конституционных институтов;

-последовательно выпол­нять функции, возложенные на государственные органы;

-пра­вильно использовать методы правового регулирования в экономической, социальной и политической сферах;

-поддерживать баланс элементов механизма государства, не допус­кая преувели­ченной роли одних и недооценки других;

-способствовать де­мократизации власти и широкому участию граж­дан в управлении государственными делами.

В то же время общественная практика в России и в других государствах свидетельствует о немалых отклонениях от консти­туционной модели меха­низма государства. Нередко возникают не­формальные структуры, которые дей­ствуют параллельно с госу­дарственными институтами или даже присваивают их функции. Наблюдаются случаи воспрепятствования деятельности законных органов. Допускаются нарушения законодательства. Разрастают­ся лоббизм и коррумпированность, что пагубно влияет на процесс ц уровни принятия госу­дарственных решений.

Поэтому стратегической задачей государственного механизма является своевременное и эффективное решение актуальных про­блем развития общества и государства и предотвращение негатив­ных явлений.

Государственный механизм действует и развивается не изо­лированно от институтов гражданского общества. Его взаимодей­ствие с органами местного самоуправления, которые не входят в систему органов государственной власти, имеет два правовых основания. Оно исходит из общности решаемых задач в сфере эко­номики и социального развития. И вместе с тем закон допуска­ет воз­можное наделение органов местного самоуправления от­дельными государст­венными полномочиями. Причем последним должны быть переданы необходи­мые материальные и финансо­вые средства. Государство контролирует реализа­цию переданных полномочий.

Взаимодействие механизма государства с местным самоуправ­лением способствует расширению демократической базы государ­ственной власти. Реа­лизации конституционного права граждан на участие в управлении государст­венными делами отвечает и курс на сотрудничество государственных органов с общественны­ми объединениями граждан – партиями, профсоюзами, общест­вами и общественными движениями. Диалоги и умение достигать договорен­ности между госорганами и объединениями граж­дан приводят в итоге к обще­ственному согласию. Оппозицион­ные действия и политическое давление не­редко порождают кон­фликты.

Для гражданского общества и механизма государства ключе­вой пробле­мой является доверие и поддержка населения. Отчуж­дение граждан от власти ведет к конфронтации и ослабляет госу­дарственный механизм. Подчас его же­сткие действия и бюрокра­тический стиль порождают отчуждение от власти и создают «пло­хие образы» ее институтов.

Все более важным становится партнерство государственных структур и профессиональных ассоциаций (банков, предприятий, малого предпринима­тельства, творческих союзов и др.). Это по­зволяет правильно сочетать публич­ные и корпоративные инте­ресы.

Неумелые действия должностных лиц и государственных ор­ганов и уч­реждений, плохое владение ситуацией нередко порож­дают скорее «протест­ные», чем позитивные формы политического участия граждан2 . Поэтому нужно создавать подлинно демокра­тический стиль отношений между властями и на­селением. Глас­ность, доступность и высокая политико-правовая культура слу­жат средствами решения этой задачи.

Механизм государства, охватывающий все государственные органы, не­посредственно олицетворяет государство, представля­ет собой его, реальное ма­териализованное воплощение, его «плоть и кровь». Вне и без государственного механизма нет и быть не может государства[7] .

Как уже было указано, понятие «механизм государства» тесно связано с категорией «государственный аппарат». Последний принято употреблять в двух смыслах – широком и более узком. В широком смысле по­нятие государст­венного аппарата как совокупности всех государ­ственных органов совпадает с определением механизма государ­ства, идентично ему. В более узком смысле под государственным аппаратом понимают аппарат государственного управле­ния. Именно в этом значении как совокупности исполнительно-рас­порядитель­ных, управленческих органов используется термин «государственный аппарат» в науке административного права.

В теории государства и права понятие государственного аппа­рата, если иное не оговорено, употребляется в своем широком значении, т.е. как адекват­ное категории механизма государства.

Понятие механизма государства раскрывается через харак­терные черты или признаки, позволяющие отграничить его как от негосударственных струк­тур в политической системе общества, так и от отдельно взятых государствен­ных органов.

Во-первых, механизм (аппарат) государства – это система государствен­ных органов, основанная на единстве принципов его организации и деятельно­сти, закрепленных в Конституции Российской Федерации, Законе РФ «Об ос­новах государствен­ной службы Российской Федерации» и других федеральных за­конах.

Во-вторых, механизм (аппарат) государства характеризуется сложной структурой, отражающей определенное место, которое занимают в ней различ­ные виды и группы (подсистемы) государственных органов, их соотношением и взаимосвязями. При этом необходимо учитывать, какой системообразующий фак­тор структуры государственного механизма в соответствующих историче­ских условиях данного государства закреплен в его Кон­ституции.

В статье 10 Конституции РФ в качестве основополагающего закреплен принцип разделения властей на законодательную, ис­полнительную и судебную. В развитие данного положения в ста­тье 11 Конституции определено, что госу­дарственную власть в России осуществляют Президент, Федеральное Собрание (Совет Федерации и Государственная Дума), Правительство, суды Рос­сийской Федерации; государственную власть в субъектах Рос­сийской Федерации – об­разуемые ими органы государственной власти.

Согласно статье 12 Конституции Российской Федерации, ор­ганы мест­ного самоуправления не входят в систему органов госу­дарственной власти.

В-третьих, между государственным механизмом и функция­ми государ­ства существует тесная обратная связь. Функции со­временного Российского го­сударства осуществляются, получают свое реальное воплощение, обретают жизнь при помощи государ­ственного механизма, посредством деятельности всей системы объединяемых им и взаимосвязанных между собой государствен­ных органов.

Вместе с тем от функций государства зависит структура госу­дарствен­ного механизма, они непосредственно влияют на воз­никновение, развитие и со­держание деятельности тех или иных органов государства.

В-четвертых, механизм государства для обеспечения возло­женных на него задач управления делами общества, воздействия на сложные социальные процессы и сферы, выполнения связан­ных с этим государственных функций располагает необходимы­ми материальными средствами, так называемыми «веществен­ными придатками», на которые опираются в своей деятельности от­дельные государственные органы и без которых не может обхо­диться ни одно государство.

Особенность этих придатков в том, что они выделяются в ме­ханизме го­сударства не в качестве самостоятельных частей (эле­ментов) как государствен­ные органы, а именно как «веществен­ные придатки» последних. К ним отно­сятся различные матери­альные ценности, бюджетные средства, имущество, со­оружения, подсобные помещения, а также предприятия, учреждения, орга­низа­ции, необходимые для функционирования государственных органов. В рас­смотренные материальные средства, «веществен­ные придатки» механизма го­сударства не входят органы местного самоуправления, партии, профсоюзы и иные общественные объ­единения. Их не следует смешивать. Последние соот­носятся с государственным механизмом как составные элементы единой для данного общества политической системы.

Обобщение всех анализируемых признаков позволяет прийти к выводу: механизм современного Российского государства – это пронизанная едиными, законодательно закрепленными принципа­ми, основанная на разделении властей и располагающая необходи­мыми материальными придатками система государ­ственных ор­ганов, посредством которых осуществляются задачи и функции го­сударства[8] .

Таким образом, феномен «механизм государства» включает четыре со­ставляющих:

1) структурную – совокупность определенных органов;

2) функциональную – совокупность определенных функций, для реали­за­ции которых, собственно говоря, и создана указанная выше группа органов;

3) инструментальную – совокупность определенных полномочий, спосо­бов, методов, приемов и средств реализации указанных функций;

4) правовую – совокупность определенных правовых норм, опреде­ляю­щих структурную организацию государственных органов, а также их полномо­чия, методы и формы реализации функций государства.

Все эти составляющие находятся во взаимной связи и взаимной зави­си­мости. Они-то в целом и составляют механизм государства.

Механизм государства – это система государственных органов с их пол­номочиями, формами и методами воздействия на общественные процес­сы, а также способами реализации задач и функций государства[9] .

Механизм государства определяется его сущностью. Эта необходимая связь может быть охарактеризована как связь причины и следствия, которая опосредуется влиянием формы государства. В эксплуататорском государстве этот механизм включает систему органов и учреждений, через которую поли­тические силы, стоящие у власти, реализуют государственную власть, обеспе­чивают свое экономическое, идеологическое и политическое превосходство и осуществляют государственное руководство обществом. В нем воплощается материальная сила власти, он всегда существует в определенной форме, кото­рая обеспечивает реальность этой силы.

Вместе с тем на механизм государства оказывают влияние состояние эко­номического базиса, соотношение политических сил, цели, задачи и функции государства, в соответствии с которыми создается государственный механизм и вносятся необходимые изменения. Механизм государства обладает следую­щими свойствами.

1. Он состоит из особой группы людей, которая выделилась из общества и занимается только тем или почти только тем, что управляет.

2. Образующие его государственные органы иерархически соподчинены друге другом. Обособление отдельных звеньев механизма и превращение их в доминирующую силу сами по себе являются показателем кризиса политиче­ской власти, который периодически испытывают государства.

3. Каждый орган обладает властными, обязательными для всех полномо­чиями. Выступая от собственного имени, государственный орган действует как орган государственного властвования.

4. Обязательно наличие организационных и материальных орудий при­нуждения.

Государственный механизм можно назвать «государственной властью» или «публичной властью». Он создается для осуществления функций государ­ства и эта связь наиболее ощутимо сказывается в конкретной структуре госу­дарственного аппарата.

Государственный аппарат – это часть механизма государства, представ­ляющая собой совокупность государственных органов, наделенных властными полномочиями для реализации государственной власти.

В структуру механизма государства кроме государственного аппарата входят государственные учреждения и государственные предприятия.

Государственные учреждения – это такие государственные организации, которые осуществляют непосредственную, практическую деятельность по вы­полнению функций государства в различных сферах: экономической, социаль­ной, культурной, охранительной и т.п. Очень часто считают, что государствен­ные учреждения осуществляют социально-культурные функции в сфере науки, образования, здравоохранения.

Государственные предприятия учреждаются для осуществления хозяйст­венной деятельности в целях производства продукции, либо его обеспечения, выполнения различных работ и оказания многочисленных услуг для удовлетво­рения потребностей общества, частных лиц, извлечения прибыли.

Государственный аппарат специально предназначается для осуществле­ния государственной власти, на его структуру и принципы формирования ока­зывали и оказывают влияние различные факторы экономического, политиче­ского, исторического, религиозного и иного характера, причем сущностные или функциональные изменения с неизбежностью требуют совершенствования го­сударственного аппарата, появления новых органов государства.

В наиболее абстрактной, всеобщей форме структура государственного аппарата может быть представлена следующими основными видами («бло­ками») органов:

а) органы законодательной власти – то есть «первичные», органы госу­дарственной власти в собственном смысле слова, непроизводные от других и основа для иных органов;

б) органы исполнительной власти (органы государственного управления) – исполнительно-распорядительные органы, ведущие повседневную оператив­ную работу по государственному управлению общественными процессами в интересах общества или его части (политических сил, стоящих у власти); они располагают вспомогательными государственными учреждениями (аппаратом управления, т.е. организационным и материальным аппаратом подготовки, принятия и реализации актов управления);

в) правоохранительные органы обеспечивают и поддерживают стабиль­ность, неприкосновенность складывающихся под воздействием государства и права общественных отношений, включая организационный и материальный аппарат принуждения (армия, полиция, разведка, службы безопасности, тюрьмы).

Общей чертой механизма эксплуататорского государства является высо­кая степень бюрократической централизации, преобладание административно-полицейского, судебного и военного аппарата, что объясняется его важным значением в реализации методов прямого принуждения (насилия) над основной массой населения.

В.И. Ленин, сравнивая государственные аппараты государств эксплуата­торских типов, отмечал, что механизм рабовладельческих государств был тех­нически слабым, он не идет ни в какое сравнение с механизмом современного государства[10] .

Государственный аппарат играет огромную, в ряде случа­ев определяю­щую роль в реализации политических решений. В известном смысле он – ис­тинное лицо государства, необ­ходимая предпосылка эффективности работы всего государ­ственного механизма. Не случайно проблемы совершенство­вания работы аппарата постоянно привлекают внимание не только практики, но и теории.

Макс Вебер, чьи работы в области государственного упра­вления счита­ются классическими, сформулировал следую­щие принципы рациональной бю­рократии, обеспечивающие эффективность работы механизма государства: во-первых, наличие твердо установленной и неукоснительно соблюда­емой сис­темы вертикальных связей (служебной иерархии); во-вторых, существование отрегулированной, основывающей­ся на специализации системы разделения труда; в-третьих, функционирование системы правил и директив, четко уста­навливающих права и обязанности членов бюрократической организации; в-четвертых, внедрение в практику управления системы строго и точно опреде­ленных методов и приемов ре­шения стоящих перед чиновником задач[11] .

2. Теория разделения властей и иные

принципы организации и деятельности

механизма российского государства

Принципы, о которых здесь идет речь, – это законодательные отправные начала, идеи и требования, лежащие в основе форми­рования, организации и функционирования механизма (аппара­та) государства. Они подразделяются на общие принципы, относящиеся к механизму государства в целом, и частные принципы, действие которых распространяется лишь на некоторые звенья го­сударственного механизма, отдельные органы или группы ор­ганов.

В качестве примера частного принципа можно сослаться на предусмот­ренный Конституцией РФ и федеральными процессу­альными законами прин­цип осуществления судопроизводства на основе состязательности и равнопра­вия сторон, на закреплен­ный в Федеральном законе «О прокуратуре Россий­ской Федера­ции» (новая редакция; ст. 4, п. 2) принцип организации и деятель­ности прокуратуры РФ, согласно которому органы прокуратуры осуществляют полномочия в строгом соответствии с действую­щими на территории России за­конами, независимо от федераль­ных органов государственной власти, органов власти субъектов РФ, органов местного самоуправления, общественных объеди­нений. Обращает на себя внимание то положение, что частные прин­ципы в конечном счете проистекают из общих, конкретизи­руя их примени­тельно к особенностям отдельных частей государ­ственного механизма.

Общие принципы, в свою очередь, принято делить на две группы.

К первой относятся принципы, закрепленные в Конституции Российской Федерации, ко второй – принципы, сформулиро­ванные в Федеральном законе «Об основах государственной службы Российской Федерации» и иных феде­ральных законах («О Конституционном Суде Российской Федерации», «О про­ку­ратуре Российской Федерации» и др.).

Первая группа охватывает конституционно закрепленные принципы ор­ганизации и деятельности механизма государства:

-разделение властей;

-народовластие;

-гуманизм;

-федерализм;

-разделение властей;

-за­конность.

Принцип разделения властей , согласно которому государствен­ная власть осуществляется на основе разделения на законода­тельную, исполнительную и судебную, предусматривает само­стоятельность органов, относящихся к различ­ным ветвям власти (ст. 10 Конституции РФ), их способность обеспечить меха­низм сдержек и противовесов в отношении друг друга с тем, чтобы предотвратить чрезмерное усиление и возвышение над другими какой-либо одной ветви власти, не допустить захвата кем-либо власти или присвоения властных полно­мочий, установления диктатуры. Данный принцип представляет собой, как от­меча­лось, системоообразующий фактор механизма современного Российского государства.

Принцип народовластия проявляется в демократической орга­низации го­сударства, республиканской форме правления, при которых носитель суверени­тета и единственный источник власти в Российской Федерации – многонацио­нальный народ. Народ осуществляет свою власть по разным каналам, в том числе и не­посредственно (например, выборы президента и представитель­ных органов государственной власти) или через органы местного самоуправления. Однако главное место в ряду средств осущест­вления власти народа Российской Федерации занимает механизм государства в лице объединяемых им органов.

Принцип гуманизма в формировании и деятельности механизма Россий­ского государства зиждется на том понимании, что оно – социальное государ­ство, политика которого направлена на удовлетворение духовных и материаль­ных потребностей личнос­ти, обеспечение благосостояния человека и общества.

Конституция Российской Федерации в статье 2 впервые в ос­новах кон­ституционного строя провозгласила: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, со­блюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обя­занность государства». Это конституционное требование обра­щено ко всем без исключения органам государства, к каждому государст­венному служащему. Данное положение знаменует принципиальный поворот во взаимоотношениях гражданина и государства. Конечно же, изменения не могут произойти в одно­часье, но важно, что Конституция гарантирует новый маги­стральный путь развития России.

Принцип федерализма в формировании и деятельности госу­дарственного механизма определяется тем, что Российская Фе­дерация состоит из равноправ­ных субъектов, каковыми являются республики, края, области, города феде­рального значения, авто­номные области, автономные округа. Во взаимоотно­шениях с федеральными органами власти субъекты Российской Федера­ции равноправны между собой.

Согласно статье 11 (п. 3) Конституции России, разграничение предметов ведения и полномочий между органами государствен­ной власти Российской Федерации и органами государственной власти ее субъектов осуществляется настоящей Конституцией, федеративными и иными договорами о разграниче­нии предметов ведения и полномочий. Соответственно, как записано в статье 77 (п. 2) Конституции, в пределах ведения Российской Федерации и ее полно­мочий по предметам совместного ведения РФ и ее субъ­ектов, федеральные ор­ганы исполнительной власти и органы ис­полнительной власти субъектов Феде­рации образуют единую систему исполнительной власти в Российской Федера­ции.

Принцип законности заключается во всеобщности требования соблюдать и исполнять законы. Согласно статье 15 (п. 2) Кон­ституции РФ органы государ­ственной власти и должностные лица, равно как и органы местного самоуправления, граждане и их объединения, обязаны соблюдать Конституцию и законы России.

Применительно к организации и деятельности механизма Российского государства данный принцип содержит такие требо­вания, как: верховенство за­кона и непосредственное действие конституционно закрепленных прав и сво­бод человека и гражда­нина; осуществление всех государственных властных функций исключительно на основе законов и соответствующих им подза­кон­ных нормативных актов; особая ответственность органов го­сударства и госу­дарственных служащих за обеспечение законнос­ти, прав и свобод граждан, га­рантий от необоснованного привле­чения их к ответственности или незаконного лишения тех или иных благ; решительное пресечение любых нарушений за­кона, от кого бы они ни исходили, неотвратимость ответственности за совер­шенные преступления и иные правонарушения.

Рассмотренные общие конституционные принципы органи­зации и дея­тельности механизма государства получают свое под­крепление, развитие и конкретизацию во второй группе принци­пов, закрепляемых в федеральных за­конах. Комплексное выраже­ние эта группа получила в Федеральном законе «Об основах госу­дарственной службы Российской Федерации».

Наряду с подтверждением конституционного принципа раз­деления зако­нодательной, исполнительной и судебной власти, в этом нормативно-правовом акте сформулированы следующие принципы:

-верховенство Конституции Российской Федерации и феде­ральных за­конов над иными нормативно-правовыми актами, должностными инструкциями при исполнении государственны­ми служащими должностных обязанностей и обеспечении их прав;

-приоритет прав и свобод человека и гражданина, их непо­средствен­ное действие; обязанность государственных служащих признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина;

-равный доступ граждан к государственной службе в соответ­ствии со способностями и профессиональной подготовкой;

-обязательность для государственных служащих решений. принятых вышестоящими государственными органами и руково­дителями в пределах их полномочий и на основе законодательст­ва Российской Федерации;

-профессионализм и компетентность госслужащих;

-гласность в осуществлении государственной службы;

-ответственность служащих за принимаемые решения, неис­полне­ние либо ненадлежащее исполнение своих должностных обязанно­стей;

-внепартийность государственной службы; отделение рели­гиозных объединений от государства;

-и некоторые другие.

К числу этих принципов следовало бы также отнести сочета­ние коллеги­альности и единоначалия, экономичность государст­венной службы. Выполне­ние последнего принципа особенно актуально в современных условиях существования чрезмерно разросшегося управленческого аппарата.

Перечисленные выше принципы формирования и деятель­ности государ­ственного механизма как системы государствен­ных органов, рассматриваемые во взаимосвязи и взаимодей­ствии, придают механизму государства необходи­мые для его успешного функционирования целенаправленность, единство и це­лостность.

3. Орган государства: понятие, признаки и

классификация

Орган государства – это часть государственного механизма, его основная ячейка, обладающая определенными специфичес­кими признаками.

Государственный орган наделен властными полномочиями, т.е. юридиче­ски закрепленными возможностями осуществлять государственную власть, принимать от имени государства юри­дически значимые решения и обеспечи­вать их реализацию.

Государственно-властное полномочие характеризуется тем, что:

-порядок формирования и деятельности органа, его струк­тура и компе­тенция (права и обязанности) закрепляются норма­ми права;

-орган государства наделен правом издания юриди­ческих актов, со­держащих обязательные общие и индивидуаль­ные правовые пред­писания;

-установленные этими актами предписания обеспечиваются прежде всего мерами убеждения, воспитания, поощрения, будучи одновре­менно с тем охраняемы­ми от нарушений возможностью примене­ния принудительной силы государства;

-государственный орган опирается на мате­риальное обеспечение своих предписаний, благодаря возмож­ности распоряжаться опреде­ленной частью средств из государст­венного бюджета.

В категории государственно-властного полномочия наглядно проявляется органическая взаимосвязь государства и права, ме­ханизма государства в целом и отдельного государственного ор­гана.

Наличие у организации, учреждения перечисленных выше взаимосвязан­ных элементов, образующих понятие государствен­но-властного полномочия, позволяет определить его как государственный орган. Обладание властными полномочиями – важнейший признак государственного органа.

Государственный орган обладает определенной экономи­ческой и органи­зационной обособленностью и самостоятель­ностью.

Каждый государственный орган сообразно своей компетен­ции, выпол­няет свойственные ему функции. Механизм государ­ства действует через от­дельные государственные органы: функ­ции государства в целом осуществля­ются посредством функций отдельных государственных органов. Государст­венный орган, выполняя свои функции, тем самым одновременно участвует в реализации различных функций государства.

Для осуществления функций государственные органы рас­полагают необ­ходимыми материальными средствами, говоря словами Ф.Энгельса, «вещест­венными придатками», к каковым можно отнести разного рода материальные ценности и многочис­ленные организации, предприятия, учреждения, хотя и выпол­няющие текущую государственную работу, но не являющиеся органами государства.

Представление о государственном органе было бы непол­ным без указа­ния на то, что его физическим воплощением явля­ются люди, из которых со­стоит данный орган, – отдельное лицо или группа, коллектив: «... существова­ние государственной влас­ти, – писал К. Маркс, – находит свое выражение именно в ее чиновниках, армии, администрации, судьях. Если отвлечься от этого ее физического воплощения, она представляет собой лишь тень, вообра­жение, простое название»[12] .

Распространяя на орган государства обязательный признак всякой орга­низации как объединения людей, следует заметить, что, когда речь идет о фи­зическом воплощении органа государст­ва, имеются в виду не люди вообще, а государственные служащие.

Согласно Федеральному закону «Об основах государствен­ной службы Российской Федерации»[13] , государственным служа­щим является гражданин Рос­сийской Федерации, исполняю­щий в порядке, установленном Федеральным за­коном, обязан­ности по государственной должности государственной службы за денежное вознаграждение, выплачиваемое за счет средств фе­дерального бюд­жета или средств бюджета соответствующего субъекта Российской Федерации (ст. 3, п. 1). Государственные служащие федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Федерации, а также иных государственных органов, образуемых в соответствии с Консти­туцией Россий­ской Федерации, признаются настоящим Феде­ральным законом государствен­ными служащими Российской Федерации (ст. 3, п. 2).

Рассмотренные признаки в своей совокупности и органичес­кой взаимо­связи раскрывают понятие органа государства, позво­ляют сформулировать его определение. Орган государства – это юридически оформленная, организаци­онно и хозяйственно обособ­ленная часть государственного механизма, состоя­щая из государ­ственных служащих, наделенная государственно-властными пол­номочиями и необходимыми материальными средствами для осу­ществле­ния в пределах своей компетенции определенных задач и функций государства.

Разделение труда между государственными органами происходит вслед­ствие многообразия решаемых социально-политических, экономических и про­чих задач происходит в рамках единой государственной власти и закрепляется организационно-технически в компетенции. Следовательно, одностороннее ос­лабление или законодательной, или исполнительно-распорядительной, или правоохранительной деятельности с неизбежностью ведет к невыполнению всего комплекса задач государства. Относительное обособление групп государ­ственных органов – это не разделение власти, а разделение труда. Власть оста­ется единой. Каждое звено государственного аппарата представлено многочис­ленными и многообразными органами и чутко реагирует на происходящие в целях, задачах, интересах общества изменениях[14] .

Разносторонность и многосложность деятельности государст­венного ме­ханизма обусловливает значительное число его Орга­нов. По различным научно обоснованным критериям они класси­фицируются на соответствующие виды.

Так, органы государства по такому критерию, как юридический источник их легитимности, подразделяются на:

а) органы, устанавливаемые Конституцией Российской Феде­рации, феде­ральными законами, конституциями, уставами субъ­ектов РФ для непосредст­венного выполнения задач и функций государства (Президент РФ, Федеральное Собрание РФ, Прави­тельство РФ, министерства и иные федеральные органы испол­нительной власти, суды, прокуратура, органы законодательной и испол­нительной власти субъектов РФ);

б) органы, учреждаемые в установленном законодательством порядке для обеспечения исполнения полномочий, функцио­нирования указанного в преды­дущем пункте вида государствен­ных органов (Администрация Президента, ап­параты палат фе­дерального Собрания, Правительства, высших судебных орга­нов РФ, органов законодательной и исполнительной власти субъектов РФ).

Государственные органы, относящиеся к первому из рассмот­ренных ви­дов, представляется обоснованным именовать первич­ными органами, ко вто­рому – вторичными, производными от первых.

На основе принципа разделения властей государственные орга­ны делятся на законодательные, исполнительные, судебные.

По действию в пространстве государственные органы подраз­деляются на федеральные органы и органы субъектов Федерации.

При этом суды, прокуратура, вооруженные силы всегда относят­ся к фе­деральным органам.

По длительности действия государственные органы делятся на постоян­ные и временные. Абсолютное большинство государст­венных органов Россий­ской Федерации и ее субъектов согласно Конституции и законам РФ, конститу­циям и уставам субъектов РФ действуют на постоянной основе. Вместе с тем могут быть органы, создание и деятельность которых носит временный ха­рак­тер, они связаны с решением неотложных задач, вызванных определенными временными обстоятельствами (например, в связи с введением чрезвычайного или военного положения).

Органы государства различаются между собой и тем, что одни из них – коллективные образования, другие – представлены одним лицом. По общему правилу орган государства состоит из коллек­тива государственных служащих. Например, Федеральное Со­брание Российской Федерации, Правительство РФ, Верховный Суд РФ. Однако в отдельных случаях орган государства может во­площаться в одном лице, занимающем государственную долж­ность. Например, Президент Российской Федерации, президент республики в составе РФ, Гене­ральный прокурор РФ.

Своего рода обобщающим основанием классификации государственных органов является их место, роль, функциональное на­значение в структуре ме­ханизма государства.

Исследование различных видов государственных органов предполагает их комплексное рассмотрение с учетом тесной вза­имосвязи всех упомянутых выше и, возможно, некоторых других оснований их классификации[15] .

В литературе учреждения государственного аппарата принято называть «вспомогательными учреждениями», «материальным придатком». Это органы государства, но не государственные органы, так как от них не исходит обяза­тельных, властных решений в адрес других субъектов. Однако надо иметь в виду, что государственные органы без учреждений не могут существовать[16] .

Ретроспективный взгляд на условия и реалии существования СССР и республик в его составе позволяет сделать вывод о том, что речь об ответствен­ности государственных органов можно вести лишь применительно к органам исполнительной власти. Советы народных комиссаров и сами народные комис­сары в соответствии с первыми советскими конституциями несли ответствен­ность перед представительными органами государственной власти – съездами Советов и ЦИК, например, по Конституции (Основному Закону) РСФСР 1925 г., Основному Закону – Конституции БССР 1927 г.). В этот период даже суще­ствовала практика привлечения к кол­лективной судебной ответственности ра­ботников губисполкома, наркомов и других должностных лиц органов испол­нительной власти. Однако с укреплением власти исполнительных органов, пре­вращением их в "высшие исполнительно-распоряди­тельные органы" (по Кон­ституции (.Основному Закону) СССР 1936 г. такая норма исключается из пра­вовой системы страны. Вопрос об ответственности советских представитель­ных органов государственной власти на практике в нашей стране не ставился. Поэтому институт юридической ответственности государственных органов от­носится к числу наименее разработанных в отечественной правовой науке. Из работ последнего времени можно выделить книги К.С. Вольского, М.А. Крас­нова, Н.С. Малеина и некоторых других авторов.

Традиционно в нашей правовой науке юридическая ответственность сво­дилась к таким ее видам, как административная, уголовная, имущественная (гражданская) и дисциплинарная. В то время как в зарубежной литературе вы­делялся особый ее вид – конституционная ответственность или ответствен­ность, установленная нормами госу­дарственного нрава. В последние десятиле­тия работы на эту тему начали появляться и в нашей стране[17] .

Даже общий анализ проблемы ответственности органов государственной власти свидетельствует по меньшей мере о несовершенстве действую­щей сис­темы ответственности этих органов. Необходима научная выработка единой позиции в ее решении с охватом органов государственной власти федерального и регионального уровней. Очевидно, было бы целесообразно восстановить принцип коллегиальной судебной ответственности, действовавший в первые годы Советской власти. Включить конституционный суд РФ и конституцион­ные (уставные) суды субъектов федерации в механизм оценки правомерности и целесообразности действий высших должностных лиц России и ее регионов. Необходимо также законодательное закрепление общих принципов правовой ответственности органов государственной власти всех уровней. Только обеспе­чив единство требований в данном вопросе, можно двигаться дальше по пути построения правового государства в России[18] .

4. Структура государственного аппарата

современного российского государства

Тесная взаимосвязь функций государства и его механизма обусловливает необходимость структурно-функционального подхода к изучению государст­венного механизма.

Структурно-функциональный подход – одно из направлений общего сис­темного анализа, основу которого составляет иссле­дование категорий струк­туры и функций в их органической вза­имосвязи. В соответствии с этим струк­тура механизма государст­ва должна рассматриваться в неразрывной связи с его деятель­ностью по выполнению государственных функций.

Структурно-функциональный анализ механизма современ­ного Россий­ского государства означает изучение роли и места в нем образующих элементов – государственных органов и их сис­темных образований, как они закреплены в Конституции РФ (структурный подход) в сочетании с выполняемыми ими го­судар­ственными функциями (функциональный подход).

Опираясь на конституционно выделяемые на основе разделе­ния властей структурные подразделения государственного меха­низма и учитывая выпол­няемые составляющими их органами функции, т.е. исходя из структурно-функ­ционального анализа, можно классифицировать следующие виды (группы, под­системы) органов, образующих механизм современного Российского госу­дар­ства.

4.1. Президент Российской Федерации

С принципом разделения властей вполне сообразуется то, что по Консти­туции РФ Прези­дент как глава государства (подобно тому, как это закреплено, например, в конституциях Франции, Германии, Италии) не от­носится непо­средственно к какой-либо одной из трех основных ветвей власти.

Согласно Конституции, Президент России является гарантом Федераль­ной Конституции, прав и свобод человека и граждани­на. В установленном Ос­новным Законом порядке он принимает меры по охране суверенитета Россий­ской Федерации, ее незави­симости и государственной целостности, обеспечи­вает согласо­ванное функционирование и взаимодействие органов государст­венной власти.

Президент России в соответствии с Конституцией и федераль­ными зако­нами определяет основные направления внутренней и внешней политики госу­дарства. Он как глава государства пред­ставляет Россию как внутри страны, так и в международных от­ношениях.

Президент является Верховным Главнокомандующим Воору­женными Силами РФ. В развитие данного конституционного по­ложения Федеральный закон «Об обороне» закрепил, что Прези­дент осуществляет руководство Воо­руженными Силами Россий­ской Федерации.

Некоторые свои полномочия он осуществляет совместно с Федеральным Собранием России (например, назначение Пред­седателя Правительства и дру­гих высших должностных лиц госу­дарства).

Президент избирается на четыре года гражданами России на основе все­общего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании.

Наряду с федеральным Президентом институт президентства существует и в ряде республик в составе РФ. При этом правовой статус президента как главы государства либо главы исполнительной власти определяется конститу­цией соответствующей республики[19] .

Полномочия Президента Российской Федерации, по Конституции, зна­чи­тельно шире традиционного комплекса полномочий президентов демокра­тиче­ских стран Запада. В полномочиях, которыми Конституция РФ наделила Пре­зидента, существует «перебор». Обширные и весьма неопределенные но своему объему функции и полномочия президентской власти в России противоречат принципу разделения властей, предполагающего их взаимную уравновешен­ность, сдерживание, согласованность и взаимный контроль.

Президент Российской Федерации обладает огромной властью и пол­но­мочиями. В настоящее время можно говорить о том, что в России сложи­лась нетипичная форма правления – суперпрезидентская республика, харак­терная лишь для некоторых стран Латинской Америки. Азии и Африки.

Этот вывод обусловливают два обстоятельства;

1. Россия по форме правления не относится к «чисто» президентским или, тем более, парламентским республикам. Не относится она и к полупре­зидент­ским республикам, которые сочетают в себе признаки и президент­ской, и пар­ламентской республики. В России есть отдельные признаки пре­зидентской рес­публики, но нет ни одного признака парламентской.

2. В России существуют все признаки суперпрезидентской республики, которые выделяются в юридической литературе: институт президентства явно доминирует над всеми остальными, а парламент не имеет реального контроля над исполнительной властью; глава государства по собственному усмотрению формирует правительство; утверждение парламентом президентских назначе­ний не предусмотрено; правительство не обладает самостоятельностью в сво­их действиях; глава правительства назначается президентом из числа доверен­ных ему лиц и подотчетен только ему, а не парламенту; судебная власть сильно за­висит от президента, который лично назначает судей, и др.

Президент Российской Федерации приносит присягу на верность Кон­сти­туции. При этом никакой политической ответственности за ее нарушение не несет. Дело в том, что, согласно ст. 93 Конституции РФ, основаниями от­реше­ния Президента от должности являются совершение им государствен­ной из­мены или иного тяжкого преступления. Как видно, нарушение норм Конститу­ции в этом перечне отсутствует.

Действующая конституция РФ устанавливает такие основания для по­ста­новки вопроса об отрешении, при которых оно практически невозможно. Трудно представить, чтобы Президентом России был избран человек, спо­соб­ный совершить государственную измену или иное тяжкое преступление. Кроме того, формулировка ст. 93, толкуемая буквально, вызывает удивление: получа­ется, что лицо, занимающее пост Президента РФ и совершившее преступление небольшой или средней тяжести, не может быть отрешено от должности[20] .

4.2. Органы представительной и законодательной власти

Предста­вительным и законодательным органом России является Феде­ральное Собрание, которое состоит из двух палат – Совета Феде­рации и Госу­дарственной Думы.

В Совет Федерации входят по два представителя от каждого субъекта Российской Федерации: по одному от представительно­го и исполнительного органов государственной власти.

Государственная Дума состоит из 450 депутатов, работающих на профес­сиональной постоянной основе. Ее главная функция – принятие законов.

Федеральное Собрание является постоянно действующим ор­ганом.

Для осуществления контроля за исполнением федерального бюджета Со­вет Федерации и Государственная Дума образуют Счетную палату, состав и порядок деятельности которой опреде­ляется федеральным законом.

Кроме того, к ведению Совета Федерации относятся:

-рассмот­рение и утверждение законов, принятых Госдумой;

-изменение границ между субъектами Федерации;

-утверждение указов Пре­зидента Российской Федерации о введении военного или чрезвы­чайного положения;

-принятие решения о возможности исполь­зования Вооруженных Сил России за пределами ее территории;

-назначение выборов Президента Российской Федерации;

-назна­чение на должность судей Конституционного Суда, Верхов­ного Суда, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, Ге­нерального прокурора и другие вопросы.

В компетенцию Государственной Думы входят: дача согласия Прези­денту на назначение Председателя Правительства Россий­ской Федерации; ре­шение вопроса о доверии Правительству; на­значение на должность и освобож­дение от должности Председа­теля Центрального банка Российской Федерации; назначение на должность и освобождение от должности Уполномоченного по правам человека, действующего в соответствии с федеральным конституцион­ным законом; объявление амнистии и другие во­просы.

Система представительных и законодательных органов госу­дарственной власти как составная структурная часть механизма Российского государства, наряду с Федеральным Собранием, включает в себя также законодательные и представительные ор­ганы, образуемые субъектами Российской Федерации[21] .

Федеральная законодательная власть не имеет реальных полномочий по воздействию на исполнительную и Прези­дента, тогда как последний имеет сильные рычаги воздействия на депутатов вплоть до роспуска Государственной Думы в определенных Конституцией случаях. Причем эти случаи (отказ в до­верии Правительству, трехкратный отказ в утверждении предложенной главой государства кандидатуры Пред­седателя Правительства) регламентированы та­ким образом, что предоставле­ние депутатам возможности занять принципиаль­ную позицию нередко обес­ценивается угрозой их досрочного роспуска. А пар­ламентариям, кроме отре­шения Президента от должности, трудно выполнимого из-за сложнейшей конституционной процедуры, ответить нечем.

Государственная Дума не реализует до конца механизмы контроля за Президентом. Правительством и исполнением принятых ею федеральных за­ко­нов. Такое мощное оружие во взаимодействии с Правительством, как ответст­венность Правительства перед парламентом и вынесение ему вотума недоверия может быть использовано Думой лишь с определенной степенью свободы, так как в этих условиях она постоянно находится под угрозой рос­пуска. Президент может намеренно распустить Думу, предлагая ей на пост Председателя Прави­тельства три кандидатуры, которые заведомо не прием­лемы для нее. Конститу­цией, при этом, не регламентировано, что это должны быть различные кандида­туры. Пределы и направления нормотворчества Пре­зидента законодательно не определены, и это положение толкуется расшири­тельно, позволяя главе госу­дарства принимать решения по любым вопросам.

По своему характеру и полномочиям Государственная Дума, на ны­неш­ний момент, представляет собой, скорее, технический орган разработки и пер­вичного утверждения законодательных актов федерального уровня. Утвержда­ются же они верхней палатой Федерального Собрания, а подписы­ваются и об­народуются Президентом, после чего считаются вступившими в силу. Проце­дура формирования Совета Федерации, который наполовину со­стоит из пред­ставителей исполнительной власти, ставит его значительно ближе к Прези­денту, чем к Государственной Думе. Таким образом, несмотря на то, что в юри­дической литературе часто отмечается, что парламент явля­ется важнейшим ин­ститутом в триаде разделения властей, значение Государ­ственной Думы посто­янно принижается, она лишается своих основных и наиболее важных функций, теряя свою сущность как орган законодательной власти[22] .

4.3. Органы исполнительной власти

Согласно Конституции испол­нительную власть Российской Федерации осуществляет Прави­тельство России. Оно состоит из Председателя Правитель­ства и заместителей Председателя Правительства и федеральных мини­стров. Деятельность его регулируется Федеральным конституционным законом от 17 декабря 1997 г. №2-ФКЗ "О Правительстве Российской Федерации" с изм. от 31 декабря 1997 г. [23]

Правительство РФ:

-разрабатывает и представляет Государ­ственной Думе федеральный бюджет и обеспечивает его испол­нение; представляет Думе отчет об исполнении федерального бюджета;

-обеспечивает проведение в Российской Федерации единой финансо­вой, кредитной и денежной политики;

-обеспе­чивает проведение единой государственной политики в об­ласти культуры, науки, образования, здравоохранения, социального обеспечения, экологии;

-осуществляет управление федераль­ной собственностью;

-проводит меры по обеспечению обороны страны, государственной безопасности, реализации внешней по­литики Российской Федера­ции;

-проводит меры по обеспече­нию законности, прав и свобод граждан, охране собственности и общественного порядка, борьбе с преступ­ностью;

-реализует иные полномочия, возложенные на него Конституцией, фе­де­ральными законами, указами Президента.

Деятельность Правительства осуществляется посредством функциониро­вания работающих под его руководством различ­ных органов исполнительной власти. Их система включает в себя:

1) федеральные министерства (по атомной энергии, внешних эко­номиче­ских связей, внутренних дел, иностранных дел, культуры. общего и профессио­нального образования, природных ресурсов-путей сообщения, связи, сельского хозяйства и продовольствия, финансов, экономики и др.); 2) государственные комитеты РФ (по антимонопольной политике и поддержке новых экономичес­ких структур, управлению государственным имуществом Выс­ший аттестаци­онный комитет, по делам молодежи, по физичес­кой культуре и туризму, зе­мельным ресурсам и землеустройству, кинематографии, по печати и др.); 3) иные федеральные органы исполнительной власти (Федеральная авиационная служба, Феде­ральная архивная служба, Государственная налоговая служба, Федеральная служба лесного хозяйства, Федеральный надзор по ядерной и ра­диационной безопасности и др.).

В Конституции РФ 1993 г. нет достаточно полного системно-структур­ного определения исполнительной власти. Основной За­кон относит к феде­ральной исполнительной власти только Правительство РФ. а вся нижестоящая часть этой пирамиды оказалась вне конституционно­го ноля.

Структура российского Правительства не похожа ни на одну из суще­ст­вующих в мире систем. Не похожа она на англосаксонскую систему (Пра­ви­тельство все же собирается иногда в полном составе). Не похожа данная струк­тура и на структуру правительства в полупрезидентской республике Франции, где официальными заседаниями Совета министров руководит только прези­дент. Положение Правительства в Российской Федерации, когда ключевые ми­нистры подчинены непосредственно Президенту, а Председа­тель Правитель­ства в отношении них не имеет руководящих полномочий, уникально и неиз­вестно другим правительствам мира.

Правительство России – это технократический кабинет, который не иг­рает самостоятельной политической роли. Но нужно ли Президенту такое тех­нократическое Правительство, которое не выполняет конституци­онного назна­чения высшего исполнительного органа власти и не несет фак­тически никакой политической ответственности? Модель «правительства при Кремле» совер­шенно неприемлема как с точки зрения закрепленных в Кон­ституции основ ор­ганизации исполнительной власти, так и с точки зрения организации эффектив­ной власти. Правительство «на побегушках» у Прези­дента и его Администра­ции – худший вариант исполнительной власти. Та­кое правительство никогда не станет ответственным[24] .

Понятием системы исполнительных органов власти или орга­нов государ­ственного управления как составной структурной части механизма государства, вместе с федеральным Правитель­ством и другими федеральными органами ис­полнительной влас­ти, охватываются и исполнительные органы власти в субъ­ектах Российской Федерации.

Кроме того, особую разновидность органов исполнительной власти пред­ставляют собой органы, учреждаемые в установлен­ном законодательством Рос­сийской Федерации порядке для не­посредственного обеспечения функциони­рования государствен­ных органов, создаваемых Конституцией РФ и федераль­ными законами, конституциями и уставами субъектов РФ. К этой груп­пе (под­системе) органов государственного управления относят­ся: Администрация Президента РФ, включая Совет Безопаснос­ти, Совет обороны и другие органы; аппараты палат Федерально­го Собрания РФ, Правительства РФ; аппараты Кон­ституционно­го, Верховного и Высшего Арбитражного судов РФ; аппараты ор­ганов законодательной и исполнительной власти субъектов Федерации.

4.4. Судебная власть

Судебная власть – одна из ветвей власти, она самостоятельна и действует независимо от законодательной и исполнительной властей.

Судебная власть имеет следующие особенности: она осуществляется ис­ключительно судом; объектом ее воздействия является система общест­венных отношений, обладающих повышенной ценностью для государства и общества; правосудие есть непосредственное соединение власти и права; применение су­дебной власти жестко предопределено необходимостью раз­решения юридиче­ского конфликта или спора; равноправие сторон в судеб­ном процессе.

Организационно-правовой механизм от­бора кандидатов в судьи по мо­рально-этическим параметрам, психофизиоло­гическим критериям и тщатель­ной их проверки на предмет наличия компро­метирующих кандидата и его близких родственников фактов и обстоятельств далек от совершенства. Необ­ходимо выработать критерии, которым дол­жен соответствовать судья.

Так, очевидные дефекты (например, отсутствие глаза или ноги) объек­тивно препятствуют исполнению обязанностей судьи. Многие скрытые де­фекты (тугоухость, болезнь гортани, ВИЧ-инфицированность, психические бо­лезни хронического характера и др.) делают крайне нежелательным наде­ление данного кандидата судейскими полномочиями. Все это ставит на пове­стку дня вопрос о разработке и принятии федерального закона (а до того, может быть. Указа Президента РФ) о проверке кандидата в судьи на наличие компромети­рующих его обстоятельств и фактов, по поводу его физической и психической пригодности к занятию должности судьи, а также о проверке отсутствия у него черт характера, при наличии которых данного индивида крайне нежелательно наделять судейскими полномочиями. При этом не по­требуется изменения дей­ствующей Конституции РФ, так как в ее ст. 119 пре­дусмотрена возможность установления федеральным законом дополнитель­ных требований к судьям су­дов Российской Федерации[25] .

Согласно Конституции и Федеральному конституционному закону «О судебной системе Российской Федерации»[26] , правосудие в Российской Федера­ции осуществляется только судом по­средством конституционного, граждан­ского, административно­го и уголовного судопроизводства. Судьи независимы и подчиня­ются только Конституции РФ и федеральному закону.

Судебная система Российской Федерации охватывает три разновидности органов судебной власти: Конституционный Суд России; Верховный Суд Рос­сии и поднадзорные ему нижестоя­щие суды обшей юрисдикции; Высший Ар­битражный Суд и под­надзорные ему нижестоящие арбитражные суды.

Конституционный Суд РФ является судебным органом кон­ституционного контроля. Он рассматривает дела, связанные с охраной Конституции Россий­ской Федерации, и дает ее толкова­ние.

Верховный Суд РФ является высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрис­дикции, осуществляет в предус­мотренных федеральным законом процессуаль­ных формах су­дебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопро­сам судебной практики.

Высший Арбитражный Суд РФ – высший судебный орган по разрешению экономических споров и иных дел, рассматривае­мых арбитражными судами. Он осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за деятельностью арбитражных судов и дает разъяс­нения по во­просам судебной практики.

Проводимая в стране судебная реформа призвана решить за­дачу создания сильного и авторитетного правосудия, отвечающе­го требованиям правового го­сударства, способного обеспечить действенную защиту прав граждан.

4.5. Прокуратура Российской Федерации

Прокуратура РФ , как определено в Кон­ституции РФ, составляет единую централизованную систему с подчинением нижестоящих прокуроров выше­стоящим и Гене­ральному прокурору Российской Федерации.

Статья 129 Конституции РФ посвящена прокуратуре Российской Феде­рации. В силу стоящих перед ней задач прокуратура в организационном и функциональном отношении выведена за рамки законодательной, исполни­тельной и судебной властей. То обстоятельство, что указанная статья находится в гл. 7 «Судебная власть», является скорее результатом неосуществившейся при подготовке проекта Конституции попытки свести роль прокуратуры к осу­ществлению уголовного преследования, нежели свидетельством ее включения в систему судебной власти. Как следует из положений ст. 118 Конституции, су­дебная власть осуществляется только судом посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства.[27] Вместе с тем общность конечных целей, таких как создание гарантий законности в стране, защита прав и свобод личности, а также близость функций предопреде­ляют тесное взаимодействие между прокуратурой и судами.[28]

Принятая в соответствии с Конституцией новая редакция Фе­дерального закона «О прокуратуре Российской Федерации»[29] под­твердила статус прокура­туры как важнейшего независимого ор­гана правоохраны. Согласно этому до­кументу, в целях обеспече­ния верховенства закона, единства и укрепления за­конности, за­щиты прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства, прокуратура РФ осуществляет раз­носторонний надзор за исполнением действующих на территории России зако­нов и иные функции, среди которых и уголовное преследование в соответствии с полномочиями, уста­новленными уголовно-процессуальным законодательст­вом РФ. Данный вариант закона в первую очередь усиливает такой аспект дея­тельности прокуратуры, как надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина.

Новая редакция закона, по сути, подвела черту под дискуссией о роли и месте прокуратуры в системе органов государственной власти, поставила точку под попытками ликвидировать прокура­туру как орган общего надзора за ис­полнением законов.

Рассматриваемым документом на прокуратуру возложена также такая но­вая функция, как координация деятельности орга­нов внутренних дел РФ, Феде­ральной службы безопасности, фе­деральных органов налоговой полиции, та­моженных органов РФ и других правоохранительных органов по борьбе с пре­ступнос­тью.

Заключение

Итак, механизм современного Российского государства – это закреплен­ная Конституцией и иными действующими в настоящий момент нормативно-правовыми актами Российской Федерации система государственных органов с их полномочиями, формами и методами воздействия на общественные про­цессы, а также способами реализации задач и функций государства.

Принципы организации и деятельности государственного механизма – это наиболее важные отправные начала, идеи и требования, лежащие в ос­нове его построения и функционирования. Они раскрывают сущность, социальное содержание и назначение, основные цели и задачи государственного меха­низма.

К общим конституционным принципам организации и деятельности ме­ханизма современного Российскою государства относятся: народовластие, гу­манизм, федерализм, разделение властей, законность.

Исполнительная власть в России – это обособленная и специфиче­ская форма власти президентской. Президентская власть, поглощая частично функ­ции собственно исполнительной власти, стоит над этой властью, подчи­няет и контролирует ее. Тем не менее, президентская власть не тождественна испол­нительной, не сливается с нею. В пределах компетенции, установлен­ной Кон­ституцией РФ и федеральными законами, Правительство РФ само­стоятельно решает вопросы и несет полную ответственность за свои дейст­вия. Таким обра­зом, в России создается «полицентричная» система исполни­тельной власти.

Полномочия, которыми Конституция РФ наделила Президента, явно за­вышены. Обширные и весьма неопределенные по своему объему функции и полномочия президентской власти в России не только противоречат прин­ципу разделения властей, предполагающего их взаимную уравновешенность, сдер­живание, согласованность и взаимный контроль, но могут привести к личной диктатуре.

Список использованных источников

1. Конституция Российской Федерации. – М.: Юристъ, 1999.

2. Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 г. №1-ФКЗ "О Конституцион­ном Суде Российской Федерации" // Собрание законодательства Российской Федера­ции от 25 июля 1994 г., №13, ст. 1447.

3. Федеральный конституционный закон от 17 декабря 1997 г. №2-ФКЗ "О Правитель­стве Российской Федерации" с изм. от 31 декабря 1997 г. // Собрание законодатель­ства Российской Федерации от 22 декабря 1997 г., №51, ст. 5712.

4. Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. №1-ФКЗ "О судебной сис­теме Российской Федерации" // Собрание законодательства Российской Федера­ции, 6 января 1997 г., №1, ст. 1.

5. Федеральный закон от 10 февраля 1999 г. №31-ФЗ "О внесении изменений и дополне­ний в Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации" // Собрание зако­нодательства Российской Федерации от 15 февраля 1999 г., №7, ст. 878.

6. Федеральный закон от 31 июля 1995 г. №119-ФЗ "Об основах государственной службы Российской Федерации" // Собрание законодательства Российской Федерации от 31 июля 1995 г., №31, ст. 2990.

7. Байтин М.И. Сущность и основные функции социалистического государства. – Сара­тов, Издательство СГУ, 1979.

8. Дмитриев Ю.А., Измайлова Ф.Ш. Проблема контроля и ответствен­ности в деятельно­сти органов государственной власти // Государство и право. 1996. №4.

9. Комаров С.А. Общая теория государства и права: Учебник. – 3-е изд., переработан­ное и дополненное. – М.: Юрайт, 1997.

10. Комментарий к Конституции Российской Федерации (под общ. ред. Кудрявцева Ю.В.). – М.: Фонд "Правовая культура", 1996.

11. Конституционное законодательство России / Под ред. Ю.А. Тихомирова. – М.: Горо­дец, 1999.

12. Скуратов Ю., "Полномочия прокуратуры во взаимоотношениях с судебной систе­мой".// "Российская юстиция", 1999, №3.

13. Спиридонов Л. И. Теория государства и права. – М.: Гардарика, 1996.

14. Теория государства и права: Учебник / Под ред. В.К. Бабаева. – М.: Юристъ, 1999.

15. Теория государства и права. Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. – М.: Юристъ, 1999.

16. Хесин Б.Л. Механизм государства: понятие, принципы организации и деятельности: Лекция. – Н. Новгород: Нижегородская академия МВД Рос­сии, 2001.

17. Хесин Б.Л. История формирования общетеоретического понятия «механизм государ­ства» в отечественной юридической литературе // Проб­лемы юридической науки и практики в исследованиях адъюнктов и соиска­телей: Сб. научных трудов. – Н. Новго­род, 2001. – Вып. 7. – С. 151-162.

18. Шестаев Н.Т. Функции и структура государства. – М., 1992.


[1] Хесин Б.Л. История формирования общетеоретического понятия «механизм государства» в отечественной юридической литературе. // Проб­лемы юридической науки и практики в исследованиях адъюнктов и соиска­телей: Сб. научных трудов. – Н. Новгород, 2001. – Вып. 7. – С. 151.

[2] Теория государства и права. –М., 1997. С. 98-100.

[3] Общая теория государства и права. Т. 1. Теория государства. – М., 1998. С. 158-160.

[4] Морозова Л. А. Проблемы современной российской государственности. – М., 1998. С. 8-19; Василгевич Г.А. Органы государственной власти Республики Беларусь. – Минск, 1998.

[5] Чиркин В.Е. Основы сравнительного государствоведения. – М., 1997.

[6] Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Особен­ная часть. Страны Европы / Отв. ред. Б.А.Страшун. – М.. 1997. С. 732-733.

[7] Теория государства и права: Учебник / Под ред. В.К. Бабаева. – М.: Юристъ, 1999. С. 109.

[8] Теория государства и права. Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. – М.: Юристъ, 1999. С. 100.

[9] Хесин Б.Л. Механизм государства: понятие, принципы организации и деятельности: Лекция. – Н. Новгород: Нижегородская академия МВД Рос­сии, 2001. С. 56.

[10] Комаров С.А. Общая теория государства и права: Учебник. – 3-е изд., переработанное и дополненное. – М.: Юрайт, 1997. С. 66

[11] Спиридонов Л.И. Теория государства и права. – М.: Гардарика, 1996. С. 77.

[12] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 6. С. 287.

[13] Федеральный закон от 31 июля 1995 г. №119-ФЗ "Об основах государственной службы Российской Федерации" // Собрание законодательства Российской Федерации от 31 июля 1995 г., №31, ст. 2990.

[14] Комаров С.А. Общая теория государства и права: Учебник. – 3-е изд., переработанное и дополненное. – М.: Юрайт, 1997. С. 67.

[15] Теория государства и права. Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. – М.: Юристъ, 1999 С. 98

[16] Комаров С.А. Общая теория государства и права: Учебник. – 3-е изд., переработанное и дополненное. – М.:Юрайт, 1997 С. 65

[17] Дмитриев Ю.А., Измайлова Ф.Ш. Проблема контроля и ответствен­ности в деятельности органов государственной власти // Государство и право. 1996. № 4. С. 88.

[18] Дмитриев Ю.А., Измайлова Ф.Ш. Проблема контроля и ответствен­ности в деятельности органов государственной власти // Государство и право. 1996. №4. С. 96.

[19] Теория государства и права. Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. – М.: Юристъ, 1999. С. 105.

[20] Хесин Б.Л. Механизм государства: понятие, принципы организации и деятельности: Лекция. – Н. Новгород: Нижегородская академия МВД Рос­сии, 2001. С. 53.

[21] Теория государства и права. Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. – М.: Юристъ, 1999. С. 106.

[22] Хесин Б.Л. Механизм государства: понятие, принципы организации и деятельности: Лекция. Н. Новгород: Нижегородская академия МВД Рос­сии, 2001. С. 51.

[23] Собрание законодательства Российской Федерации от 22 декабря 1997 г., №51, ст. 5712.

[24] Хесин Б.Л. Механизм государства: понятие, принципы организации и деятельности: Лекция. – Н. Новгород: Нижегородская академия МВД Рос­сии, 2001. С. 50.

[25] Хесин Б.Л. Механизм государства: понятие, принципы организации и деятельности: Лекция. – Н. Новгород: Нижегородская академия МВД Рос­сии, 2001. С. 52.

[26] Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. №1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации". // Собрание законодательства Российской Федерации, 6 января 1997 г., №1, ст. 1.

[27] Комментарий к Конституции Российской Федерации (под общ. ред. Кудрявцева Ю.В.) – М.: Фонд "Правовая культура", 1996 С. 222.

[28] Скуратов Ю. Полномочия прокуратуры во взаимоотношениях с судебной системой. // "Российская юстиция", 1999, №3.

[29] Федеральный закон от 10 февраля 1999 г. №31-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации" // Собрание законодательства Российской Федерации от 15 февраля 1999 г., №7, ст. 878.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий