регистрация / вход

Мошенничество, как специфическая форма хищения

Уголовно-правовая характеристика мошенничества и способов его совершения. Квалификация мошенничества. Способы совершения мошенничества. Страховое мошенничество. Мошенничество в сфере денежного обращения, кредита и банковской деятельности.

МОШЕННИЧЕСТВО, КАК

СПЕЦИФИЧЕСКАЯ ФОРМА ХИЩЕНИЯ

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение………………………………………………………………………….…3

Глава 1. Уголовно-правовая характеристика мошенничества и способов его

совершения ……………………………………………………………………..….6

1.1. Понятие мошенничества…………………………………………………..….6

1.2. Объект и объективная сторона мошенничества ………………………..….17

1.3. Субъективные признаки мошенничества ………………………………..…51

1.4. Квалификация мошенничества ………………………………………….…..55

Глава 2. Способы совершения мошенничества……………………………..……59

2.1. Страховое мошенничество……………………………………………………59

2.2. Мошенничество в сфере денежного обращения, кредита и банковской деятельности …………………………………………………………………….....64

2.3. Компьютерные мошенничества с использованием сети Интернет ………..68

Заключение………………………………………………………………………….71

Библиография……………………………………………………………………….74


Введение

Актуальность темы обусловлена необходимостью осмысления и совершенствования практики применения нормы о мошенничестве, содержащейся в статье 159 УК РФ 1996 г., в отличие от ранее действовавшей уголовно-правовой нормы, содержавшейся в статье 147 УК РСФСР 1960 г. Отличие выражается в том, что, во-первых, в новой норме одна из форм мошенничества определяется как «хищение чужого имущества», тогда как в прежней норме этот вид мошенничества определялся как «завладение чужим имуществом»; во-вторых, в новой норме предусмотрены прежде отсутствовавшие такие квалифицирующие признаки, как совершение мошенничества лицом с использованием своего служебного положения и с причинением значительного ущерба гражданину, и особо квалифицирующий признак - совершение этого преступления лицом, ранее два или более раза судимым за хищение или вымогательство; в-третьих, в статье 159 нового УК РФ по сравнению со статьей 147 ранее действовавшего УК РСФСР изменены санкции всех трех ее частей.

Современная ситуация характеризуется еще и многократным увеличением в новых социально-экономических условиях количества сделок, регулируемых гражданским правом, определенная доле которых совершается под влиянием обмана или злоупотребления доверием, то есть содержит состав преступления мошенничества. Соответственно наблюдается рост числа мошенничеств. Так, если в 1994 году в Российской Федерации совершено 58173 мошенничества, то в 1995 году - 70166, в 1996 году - 71783, в 1997 году - 74624, в 2004 году - 107763 преступления этого вида. Причем расширяются сферы жизнедеятельности общества, в которых совершаются мошенничества, и увеличивается разнообразие их способов. Последствия совершения мошеннических посягательств проявляются в многомиллиардном ущербе, причиняемом ими обществу, государству и гражданам. Вместе взятое, это требует разработки темы с позиции криминологической характеристики мошенничества; выявления его тенденций, причин, в том числе связанных с изменением социально-экономических условий, а также научно-обоснованного определения эффективных мер его предупреждения.

Обстоятельством, позволяющим констатировать актуальность темы, являются и сложности, возникающие в следственной и судебной практике, трудности при правовой оценке мошенничества, его ограничении от гражданско-правовых деликтов и смежных составов преступлений, в частности, от присвоения или растраты, причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием. Это обусловливает значимость исследования прикладного правоприменительного аспекта борьбы с мошенничеством, важного для правоохранительных органов, в первую очередь органов внутренних дел, испытывающих потребность в соответствующих методических рекомендациях.

Мошенничество все сильнее приобретает новые свойства, становясь обманом как особый вид информационного воздействия на человеческую психику. Это наиболее сложный вид преступности, борьба с которым требует фундаментальной теоретической проработки, нового, значительно более высокого уровня подготовки сотрудников правоохранительных органов и качественного иного их технического оснащения.

Совокупность перечисленных обстоятельств обусловливает актуальность избранной темы, важность и значимость исследования ее на дипломном уровне.

Теоретической основой дипломного исследования явились труды по уголовному праву, в частности касающиеся проблемы ответственности за мошенничество работы Г.Н. Борзенкова, В.А. Владимирова, Е.В. Ворошилина, Л.В. Григорьевой, Д.В. Качурина, В.Ф. Кириченко, Г.А. Кригера, В.Д. Ларичева, Ю.И. Ляпунова, Б.С. Никифорова и других.

Целью работы является исследование особенностей уголовно-правовой и криминологической характеристики мошенничества, проблем квалификации и отграничения мошенничества от смежных составов преступлений, изучения криминологической характеристики личности мошенника, разработка научно обоснованного комплекса мер общесоциального и специального характера, а также охранительных мер виктимологического характера профилактики и предупреждения мошенничества.

К достижению цели, которая ставилась в процессе выполнения работы - выявление отличий и специфики мошенничества - автор подходил, используя метод сравнительного анализа данного деяния и других преступлений. При исследовании вопросов криминологической характеристики мошенничества и личности мошенника использовались также статистический, логический и системный методы.


Глава 1. Уголовно-правовая характеристика мошенничества и способов его совершения

1.1. Понятие мошенничества

Мошенничество - это деяние, за которое предусмотрена уголовная ответственность. Понятие мошенничества основано на законоположениях, содержащихся в ст. 159 и ч. 1 примечания к ст. 158 УК РФ 1996 г.

Статья 159 УК РФ 1996 г. состоит из трех частей: в ч. 1 предусмотрен основной состав преступления мошенничества, в ч. 2 – квалифицированные и в ч. 3 - особо квалифицированные составы этого преступления.

В ч. 1 ст. 159 УК РФ 1996 г. мошенничество определено как «хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием». Ч. 2 этой статьи предусмотрены такие четыре квалифицирующих признака, как совершение мошенничества группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, лицом с использованием своего служебного положения или с причинением значительного ущерба гражданину, а ч. 3 данной статьи - такие три особо квалифицирующих признака, как совершение мошенничества организованной группой, в крупном размере или лицом, ранее два или более раза судимым за хищение либо вымогательство.

Прежде уголовная ответственность за мошенничество была установлена ст. 147 УК РСФСР 1960 г. в редакции Федерального закона Российской Федерации от 1 июля 1994 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР», состоявшей так же, как ст. 159 действующего УК РФ, из трех частей.

Статья 159 УК РФ 1996 г. имеет ряд отличий от статьи 147 УК РСФСР 1960 г.

Во-первых, в новой статье мошенничество определено как «хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество...», а в ранее действовавшей оно определялось как «завладение чужим имуществом или приобретение права на имущество...». При этом в ст. 159 нового УК РФ четко разделены две разновидности мошенничества: хищение чужого имущества, определение которого содержится в ч. 1 примечания к ст. 158 данного УК, и приобретение права на чужое имущество, не являющееся хищением. Согласно же примечанию к ст. 144 УК РСФСР 1960 г. при определении хищения указывалось, что им признаются преступления, ответственность за которые предусмотрена статьями 144-147 этого УК, следовательно, и ст. 147. Это законоположение влекло отнесение к хищению мошенничества, выражающегося как в завладении чужим имуществом, так и в приобретении права на имущество. Однако последнее хищением не является, поскольку не укладывается в рамки определения хищения, ибо не связано с изъятием и (или) обращением в пользу виновного или других лиц именно имущества, представляющего собой предмет, являющийся обязательным признаком любого хищения.

Во-вторых, в ст. 159 УК РФ 1996 г. предусмотрены новые квалифицирующие признаки, отсутствовавшие в ст. 147 УК РСФСР 1960 г.: совершение мошенничества лицом с использованием своего служебного положения и совершение мошенничества с причинением значительного ущерба гражданину, а также новый особо квалифицирующий признак — совершение мошенничества лицом, ранее два или более раза судимым за хищение или вымогательство, заменивший ране существовавший — совершение мошенничества особо опасным рецидивистом.

В-третьих, в ст. 159 УК РФ 1996 г. по сравнению со ст. 147 УК РСФСР 1960 г. существенно изменены санкции всех трех частей.

Еще ранее, до принятия Федерального закона Российской Федерации от 1 июля 1994 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР», уголовная ответственность за мошенничество была установлена ст. ст. 93 и 147 УК РСФСР 1960 г. В ст. 93 этого УК, именовавшейся «Хищение государственного или общественного имущества, совершенное путем мошенничества», мошенничество определялось как «завладение государственным или общественным имуществом путем обмана или злоупотребления доверием», а в ст. 147 того же УК под названием «Мошенничество» оно было определено как завладение личным имуществом граждан или приобретение права на имущество путем обмана или злоупотребление доверием». Важно подчеркнуть, что в соответствии со ст. 93 УК РСФСР 1960 г. в редакции до 1 июля 1994 г. к хищению относилось мошенничество, выражавшееся в завладении имуществом, и им не признавалось приобретение права на имущество. В статье же 147 этого УК так же в редакции до 1 июля 1994 г. мошенничество, определявшееся не только как завладение имуществом, но и как приобретение права на имущество, не именовалось хищением, в частности, постольку, поскольку таковым приобретение права на имущество не является[1] .

Рассмотренные в историческом ракурсе законоположения об уголовной ответственности за мошенничество позволяют констатировать, что, во-первых, хищением является не любое мошенничество, а лишь такая его разновидность, как изъятие и (или) обращение в пользу виновного или других лиц именно имущества, и, во-вторых, законодатель в упоминавшемся Федеральном законе Российской Федерации от 1 июля 1994 г, неосновательно отнес к хищению обе разновидности мошенничества: завладение чужим имуществом и приобретение права на имущество, ибо последняя хищением не является.

Исходным пунктом в определении мошенничества является определение хищения чужого имущества, содержащееся в ч. 1 примечания к ст. 158 УК РФ 1996г., поскольку все признаки хищения являются и признаками мошенничества, когда оно представляет собой хищение чужого имущества. Кроме того, понятие хищения позволяет разграничить разновидности мошенничества: хищение чужого имущества и приобретение права на чужое имущество.

В ч. 1 примечания к ст. 158 УК РФ 1996 г. хищение определяется как «совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества».

Впервые законодательное определение хищения было сформулировано Федеральным законом Российской Федерации от 1 июля 1994 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР», которым оно было включено в ч. 1 примечания к ст. 144 УК РСФСР 1960 г. В этой норме содержалось следующее определение хищения: «В статьях 144-147 под хищением понимается совершенное с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества». Это определение, за исключением указания в нем на статьи 144-147 УК РСФСР 1960 г., что, как было отмечено, влекло отнесение к хищению мошенничества, не только связанного с завладением чужим имуществом, но и выразившегося в приобретении права на имущество, по существу не отличалось от содержащегося в ч. 1 примечания к ст. 158 УК РФ 1996 г.

Ранее определения хищения разрабатывались и формулировались лишь на доктринальном, а не на законодательном уровне, и притом применительно только к хищению социалистического - государственного или общественного имущества. К научной разработке определения хищения, а затем к отражению и закреплению его в уголовном законе, побуждала потребность практики в родовом понятии хищения, концентрирующем все признаки, присущие любым форме и виду хищения, совокупность которых позволяла отграничить его от других преступлений.

Определение хищения государственного или общественного имущества формулировали многие ученые, исследовавшие проблему уголовно-правовой борьбы с хищениями. В юридической литературе справедливо отмечается, что «в теоретических источниках по уголовному праву разработаны многочисленные определения хищения, которые в совокупности, казалось бы, обеспечили всестороннее исследование этой проблемы, ее полностью исчерпали и сняли и исключили необходимость научного формулирования дополнительно какого-либо еще определения хищения. Однако наличие многочисленных определений хищения дало прямо противоположный результат, состоящий в отсутствии единой и точной дефиниции, которая могла бы быть универсально использована в правотворчестве и правоприменении, в том числе при квалификации преступлений»[2] . Следует отметить, что в определении хищения разные авторы включали от трех до девяти признаков, что уже сами по себе свидетельствует о существенных различиях таких определений.

Определение на законодательном уровне - в ч. 1 примечания к ст. 158 действующего УК РФ - обеспечивает единообразное понимание хищения как родового понятия, объединяющего все формы и виды хищений, совокупность признаков которого является обязательной основой любых форм и видов данного рода преступлений, включая, разумеется, мошенничество такого вида, как хищение чужого имущества.

Сформулированное в ч. 1 примечания к ст. 158 УК РФ 1996 г. определение хищения содержит шесть признаков, один из которых характеризует предмет, четыре - объективную сторону и один - субъективную сторону любого хищения. Этими признаками соответственно являются; 1) чужое имущество, 2) изъятие и (или) обращение в пользу виновного или других лиц, 3) противоправность, 4) безвозмездность, 5) причинение ущерба собственнику или иному владельцу и б) корыстная цель.[3] Все перечисленные признаки взаимосвязаны между собой. Хищению присуща их совокупность и отсутствие любого из них означает отсутствие хищения.[4]

Хищения подразделяются на формы и виды. Деление хищений на формы проводится по двум критериям - общему и частному, а на виды - по трем - одному общему и двум частным.

Под формами хищений понимаются предусмотренные уголовным законом способы их совершения, отличающиеся друг от друга по механизму завладения имуществом и влияющие на квалификацию хищения[5] . Исходя из этого определения, общим критерием дифференциации хищений на формы является способ совершения хищения. По этому критерию хищения делятся на шесть форм. Ими являются: 1) кража - тайное хищение чужого имущества (ст. 158 УК РФ 1996 г.), 2) мошенничество - хищение чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 159), 3) присвоение - хищение чужого имущества, вверенного виновному (ст. 160), 4) растрата - хищение чужого имущества, вверенного виновному (ст. 160), 5) грабеж - открытое хищение чужого имущества (ст. 161) и 6) разбой - нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (ст. 162 УК РФ 1996 г.).

Способами совершения хищения, которыми являются обман или злоупотребление доверием, мошенничество выделяется из других форм в самостоятельную форму хищения. Эти же способы присущи мошенничеству, когда оно представляет собой приобретение права на чужое имущество.

Обман определяется как «сознательное искажение истины (активный обман) или умолчание об истине, состоящее в сокрытии фактов или обстоятельств, которые при добросовестном и соответствующем закону совершении имущественной сделки должны быть сообщены (пассивный обман)»,[6] а злоупотребление доверием - как «использование виновным доверительного отношения к нему потерпевшего во вред последнему».

Следует отметить, что вопрос об отнесении к формам хищения разбоя является дискуссионным. Одни ученые в области уголовного права относят разбой к формам хищения,[7] а другие - нет.[8] Хотя различные точки зрения высказаны применительно к прежнему законодательству - УК РСФСР 1960 г., однако они сохраняют свою значимость и для действующего - УК РФ 1996 г., поскольку норма о разбое в той части, которая была предметом полемики, существенных изменений не претерпела. Если в пользу причисления разбоя к формам хищения аргументов не приводилось, то противоположная позиция обосновывалась тем,что«преступление при разбое считается оконченным еще до изъятия имущества - в момент совершения нападения с целью завладения государственным или общественным имуществом, соединенного с насилием, опасным для жизни и здоровья лица, подвергшегося нападению, или с угрозой применения такого насилия».

Частным критерием деления хищений на формы представляется отношение виновного к имуществу, выступающему в качестве предмета хищения: является оно вверенным виновному или нет. Вверенность имущества виновному присуща только двум формам хищений - присвоению и растрате. Все другие формы хищений - кража, мошенничество, грабеж и разбой характеризуются тем, что имущество, представляющее собой предмет хищения, не вверено виновному. Имущество признается вверенным виновному тогда, когда оно добровольно передано ему собственником или законным владельцем по документу, согласно которому виновный является материально ответственным лицом за это имущество. Причем имущество, даже вверенное виновному, по своему правовому статусу остается для последнего чужим.

Виды хищений - это установленные законом, влияющие на квалификацию хищения его пограничные размеры, определяемые стоимостью, в частности ценностью, имущества, являющегося предметом хищения, и ущербом, причиняемым собственнику или владельцу.

Общим критерием деления хищения на виды является размер имущества, представляющего собой предмет хищения. По этому критерию хищения дифференцируются на три вида: 1) мелкое, 2) немелкое, называемое хищением в значительном размере, и 3) в крупном размере.

Обзорный анализ определения хищения чужого имущества, его форм и видов позволяет определить мошенничество, представляющее собой хищение чужого имущества. Причем, наряду с общим определением такого мошенничества, независимо от признания его административным правонарушением или преступлением, представляют теоретическую и практическую значимость определения мошенничества как, во-первых, административного правонарушения, во-вторых, преступления, ответственность за которое установлена ст. 159 УК РФ 1996 г., и, в-третьих, преступления, квалифицируемого по ст. 164 этого УК.

Общим является определение мошенничества, представляющего собой хищение чужого имущества, как совершенного с корыстной целью противоправного безвозмездного изъятия и (или) обращения предмета преступления - чужого имущества - в пользу виновного или других лиц путем обмана или злоупотребления доверием, причинившего ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Мошенничество, представляющее собой хищение чужого имущества, ответственность за которое установлена ст. 159 УК РФ 1996 г., - это совершенное с корыстном целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение предмета преступления - чужого имущества, кроме государственного или общественного стоимостью, не превышающей минимального размера оплаты труда, установленного законодательством РФ, и предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, - в пользу виновного или других лиц путем обмана или злоупотребления доверием, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Мошенничество, относящееся к хищению предметов, имеющих особую ценность, ответственность за которое предусмотрена ст. 164 УК РФ 1996 г., следует определить как совершенное с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение предмета преступления - чужого имущества, представляющего собой предметы или документы, имеющие особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, - в пользу виновного или других лиц путем обмана или злоупотребления доверием, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Помимо обрисованной и определенной разновидности мошенничества, ст. 159 УК РФ 1996 г. предусмотрена и другая, состоящая в приобретении права на чужое имущество. Последняя не является хищением, поскольку не укладывается в определение хищения, так как не связана с изъятием и (или) обращением в пользу виновного или других лиц предмета преступления - чужого имущества.[9]

Специфика данной разновидности мошенничества заключается в том, что лицо, ее совершающее, путем обмана или злоупотребления доверием не завладевает имуществом, а лишь приобретает право на имущество.

Согласно ст. 128 ГК РФ имущественные права относятся к имуществу. В уголовном же праве, в частности, в соответствии с ч. 1 ст. 159 УК РФ 1996 г., имущественные права, именуемые правом на имущество, рассматриваются как самостоятельная категория, отличная от такой категории, как имущество. Нетождественность в уголовно-правовом смысле имущества и права на имущество обусловлена тем, что в ч. 1 ст. 159, а также ч. 1 ст. 163 УК РФ 1996 г., то и другое обозначается разными терминами и, следовательно, тому и другому придается различное уголовно-правовое значение.

С позиции уголовного права приобретение права на имущество не равнозначно приобретению имущества. Владелец права на имущество для того, чтобы реализовать это право, то есть приобрести имущество, должен совершить еще другие, дополнительные действия. Лицу, приобретшему право на имущество противоправно, в том числе путем обмана или злоупотребления доверим, собственник или иной владелец данного имущества может воспрепятствовать в реализации этого права посредством обращения в правоохранительные или иные государственные органы.

Отмеченное обосновывает определение рассматриваемой разновидности мошенничества, выражающегося в приобретении права на имущество, как совершенного с корыстной целью противоправного безвозмездного приобретения права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием, создающего реальную возможность причинения ущерба собственнику или иному владельцу соответствующего имущества.

Приведенные определения обеих разновидностей мошенничества характеризуют неодинаковую правовую природу данного вида преступления, ответственность за которое предусмотрена ст. 159 УК РФ 1996 г., а также различную степень общественной опасности каждой из этих разновидностей, что является или может служить основанием для совершенствования уголовного законодательства посредством разделения нормы, содержащейся в названной статье, на две с самостоятельными диспозициями и санкциями.

По особенностям способа совершения преступления закон выделяет две разновидности мошенничества: 1) хищение путем обмана и 2) хищение путем злоупотребления доверием.

Понятие обмана выработано теорией и практикой.

Так, президиум Куйбышевского (ныне Самарского) областного суда в Постановлении по делу Ч. сформулировал: «Обман - умышленное искажение или сокрытие истины с целью ввести в заблуждение лицо, в ведении которого находится имущество, и таким образом добиться от него добровольной передачи имущества, а также сообщение с этой целью заведомо ложных сведений»[10] .

Обман - это прежде всего умышленное искажение действительного положения вещей, сознательная дезинформация контрагента, преднамеренное введение его в заблуждение относительно определенных фактов, обстоятельств, событий в целях побудить его по собственной воле, фальсифицированной, однако, ложными сведениями или умолчанием об истине, передать имущество мошеннику. Поэтому если не установлен предумышленный характер искажения истины или сами сведения, которые сообщило лицо, не могут быть расценены как ложные, состав мошенничества отсутствует.

Мошенничество, связанное с подделкой и использованием подложных документов, следует отличать от случаев устройства на работу на основании фальшивого диплома и получения соответствующей заработной платы за выполнение обязанностей по должности, которую лицо не имело права занимать.

Например, А. предъявил поддельный диплом о высшем медицинском образовании, был назначен на должность главного врача санатория и успешно выполнял его обязанности в течение определенного времени. В данном случае состав хищения отсутствует, поскольку здесь нет безвозмездного получения государственных денежных средств.

Иное дело, когда подделываются и используются документы, дающие право на получение повышенной заработной платы или процентной надбавки к окладу. К числу таких документов относятся, например, дипломы кандидата и доктора наук, аттестаты доцента и профессора, справки о стаже работы в районах Крайнего Севера или приравненных к ним местностях, о выслуге лет работы врачом, преподавателем, на подземных работах и т.п., на основании которых работник в соответствии с законодательством получает более высокую оплату труда или процентную надбавку к должностному окладу. Такие действия, будучи частично безвозмездными и корыстными, отвечают всем признакам хищения. Однако его размер составляет не вся сумма полученных денежных средств, а только та ее часть, которая равна процентной надбавке или разнице между обычной и повышенной заработной платой, например должностными окладами преподавателя государственного вуза, не имеющего ученой степени, и кандидата наук.

Изготовление с целью сбыта или сбыт поддельных государственных ценных бумаг или других ценных бумаг в валюте Российской Федерации либо в иностранной валюте полностью охватывается признаками ст. 186 УК и дополнительной квалификации по ст. 159 УК не требует. Вместе с тем получение выигрыша по поддельным лотерейным билетам образует состав мошенничества, так как эти документы не содержат в себе кредитного обязательства государства или коммерческой организации выплатить держателю билета его нарицательную стоимость, а дают лишь право на участие в розыгрыше призов.

Второй, значительно менее распространенной формой способа совершения мошенничества является злоупотребление доверием. Здесь преступник использует особые доверительные отношения, сложившиеся между ним и собственником или владельцем имущества, в основе которых лежат, как правило, гражданско-правовые либо трудовые отношения, вытекающие из договора, соглашения. Например, лицо, получившее по трудовому соглашению для выполнения какой-либо работы определенное имущество или денежный аванс, подотчетные суммы с намерением безвозмездно, без фактического выполнения принятых на себя обязательств обратить их в свою пользу, совершает мошенничество.

Разновидностью хищения имущества путем злоупотребления доверием является безвозмездное, с корыстной целью обращение виновным товаров в свою пользу, полученных по договору бытового проката либо приобретенных на предприятиях розничной торговли в кредит без внесения соответствующих платежей и взносов собственникам имущества.

1.2. Объект и объективная сторона мошенничества

В теории уголовного права общепризнанно, что состав преступления - это «совокупность установленных уголовным законом объективных и субъективных признаков, характеризующих общественно опасное деяние как конкретное преступление (т.е., например, как кражу гни оскорбление, грабеж или хулиганство)».[11] Состав преступления состоит из четырех элементов, к которым относятся объект, объективная сторона, субъект и субъективная сторона. Каждый из этих элементов характеризуется группой признаков: объект и объективная сторона - объективных, а субъект и субъективная сторона - субъективных. Юридический анализ состава преступления мошенничества предполагает раскрытие содержания каждого из названных элементов и их признаков. Определение и раскрытие содержания объекта мошенничества основаны на общетеоретических положениях отечественного уголовного права об объекте преступления.

Объектом мошенничества являются общественные отношения в сфере экономики. На эти отношения посягают все преступления, ответственность за которые предусмотрена статьями, помещенными в раздел VIII «Преступления в сфере экономики» УК РФ 1996 г., в том числе ст. 159 об ответственности за мошенничество.

Содержание указанного объекта составляют как производственные отношения данной социально-экономической формации, в основе которых лежат общественные отношения собственности, так и общественные отношения, существующие в хозяйстве страны и его частях, включающих отрасли и виды производства.

Под родовым объектом понимается «группа однородных общественных отношений, на которые посягают преступления, предусмотренные статьями, включенными в одну и ту же главу Особенной части УК».

Родовой объект мошенничества - общественные отношения собственности, независимо от ее форм. Это обусловлено, в частности, тем, что норма о мошенничестве - ст. 159 - помещена в главу 21 «Преступления против собственности» раздела VIII «Преступления в сфере экономики» УК РФ 1996 г. и мошенничество, как и все преступления, нормы об ответственности за которые помещены в данную главу, посягает на указанные отношения.

Собственность - это «исторически определенная общественная форма присвоения материальных благ, прежде всего средств производства».

Общественные отношения собственности облечены в правовую форму, то есть регламентированы и закреплены правом. В соответствии с п. 1 ст. 212 ГК РФ, принятым Государственной Думой 21 октября 1994 года и подписанным Президентом РФ 30 ноября 1994 года, «в Российской Федерации признаются частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности», а согласно п. 4 этой статьи «права всех собственников защищаются равным образом». На основании п. 1 ст. 209 ГК РФ «собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом», а ст. 301 этого ГК «собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения». В совокупности права владения, пользования, распоряжения имуществом и истребования своего имущества из чужого незаконного владения образуют право собственности. Являясь правовой оболочкой отношений собственности, право собственности нарушается при совершении любого преступления против собственности. Причем отдельными видами преступлений данной группы нарушаются либо все правомочия собственности либо некоторые из них. Однако право собственности вторично, производно от отношений собственности, которые первичны. Посягательствами на собственность право собственности нарушается как бы «попутно», тогда как в конечном счете нарушаются фактические отношения собственности. Поэтому объектом преступлений против собственности являются фактические отношения собственности, а не право собственности, ибо объектом преступления является то, на что преступление посягает в конечном счете.[12]

Аналогично применительно к группе преступлений против личной собственности понимал соответствующий родовой объект В.А. Владимиров, отмечавший, что «имеющиеся в советской правовой литературе исследования преступлений против личной собственности не в полной мере учитывают многообразие и сложность общественных отношений, объединяемых понятием личной собственности. Нередко эти отношения исследуются односторонне - только как право личной собственности. Между тем... необходимо сделать вывод, что право личной собственности и экономическое содержание собственности не составляют тождества: право собственности есть лишь юридическое выражение производственных отношений по поводу присвоения материальных благ и обладания ими внутри и посредством определенной общественно-экономической формации».[13]

В теоретических трудах по уголовному праву при раскрытии содержания родового объекта преступлений против собственности справедливо отмечается, что отношения собственности - это «отношения между людьми (юридическими лицами) но поводу материальных благ, их производства, распределения, обмена и потребления»,[14] «общественные отношения по производству, распределению и обмену материальных благ, предназначенных для личного или общественного потребления»,[15] «а) отношения по поводу производства материальных благ и б) отношения по распределению материальных благ».[16] По нашему мнению, наиболее полно раскрывается содержание отношений собственности в качестве родового объекта рассматриваемой группы преступлений в определении их как отношений по поводу производства, распределения, обмена и потребления материальных благ.

Отношения собственности в обрисованном виде представляют собой и родовой объект всех преступлений против собственности, и соответствующий ему непосредственный объект каждого из них, в частности мошенничества.

Непосредственным объектом преступления признается «вид общественных отношений, на которые посягают оно или несколько преступлений».[17]

Непосредственным объектом мошенничества являются общественные отношения собственности, независимо от ее формы, поскольку все формы собственности в Российской Федерации защищаются равным образом. Поэтому искусственным, не имеющим уголовно-правового значения для квалификации преступлений и не способствующим индивидуализации непосредственного объекта по сравнению с родовым объектом представляется определение непосредственного объекта мошенничества и других преступлений против собственности в зависимости от формы собственности. В этой связи вызывают возражения высказывания, согласно которым одни из преступлений против собственности «могут быть направлены либо против государственной собственности, либо частной, выступающих в данном случае непосредственным объектом. Следовательно, деление на родовой и непосредственный объекты предполагает уточнение вопроса о том, против каких именно общественных отношений непосредственно направлено данное преступное посягательство и, следовательно, каким общественным отношениям оно причиняет или может причинить ущерб»[18] и «непосредственным объектом мошенничества в отношении имущества юридических лиц является конкретная форма собственности, которая определяется принадлежностью имущества, т.е. в случаях причинения вреда имуществу государственного предприятия, непосредственным объектом данного преступления будут выступать отношения в сфере государственной собственности».[19] Нашей позиции соответствует сформулированное применительно к УК РСФСР 1960 г. в редакции до 1 июля 1994 г., то есть до исключения из этого УК главы второй Особенной части «Преступления против социалистической собственности» положение, что «при хищении государственного, и при хищении общественного имущества ущерб причиняется одному и тому же объекту - социалистической собственности. Иное утверждение привело бы нас к неправильному выводу, что каждая из статей главы второй Особенной части УК РСФСР характеризует два вида преступлений, различающихся по объекту: например, будто ст. 93 предусматривает хищение путем мошенничества государственного имущества и хищение путем мошенничества общественного имущества».[20]

Таким образом, форма собственности не является признаком, индивидуализирующим непосредственный объект мошенничества по отношению к родовому объекту преступлений против собственности.

Следует, однако, заметить, что установление конкретной формы собственности имеет значение для правовой оценки мошенничества, когда оно представляет собой мелкое хищение, ибо такое хищение государственного или общественного имущества является административным правонарушением, а имущества, находящегося в любой иной форме собственности - преступлением.

Вместе с тем непосредственный объект мошенничества по сравнению с родовым объектом данной группы преступлений характеризуется дополнительными, индивидуализирующими признаками, обусловленными содержанием действий в объективной стороне состава преступления мошенничества. В диспозиции ч. 1 ст. 159 УК РФ 1996 г., что уже отмечалось, мошенничество определено как «хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием». Эти действия направлены против отношений собственности, во-первых, связанных с порядком распределения материальных благ, установленным в государстве и, во-вторых, складывающихся по поводу имущества или права на имущество. Такая направленность позволяет выделить признаки, индивидуализирующие отношения собственности как непосредственный объект мошенничества по отношению к родовому объекту преступлений против собственности.

Первый из этих признаков - порядок распределения материальных благ в государстве, установленный законодательством Российской Федерации. При мошенничестве причиняется вред порядку распределения материальных благ и соответственно нарушаются отношения собственности, связанные с этим порядком. Следовательно, с учетом данного признака, индивидуализирующего объект мошенничества, последний определяется как общественные отношения собственности, связанные с порядком распределения материальных благ[21] . Подобная конкретизация позволяет отличить непосредственный объект мошенничества от непосредственных объектов преступлений против собственности, не являющихся хищением или корыстным приобретением имущества, в частности уничтожения или повреждения чужого имущества.

Другим признаком, индивидуализирующим непосредственный объект мошенничества, является особенность, состоящая в том, что этим объектом являются отношения собственности по поводу имущества или права на имущество. Данный признак позволяет отличить непосредственный объект мошенничества от соответствующих непосредственных объектов тех преступлений против собственности, которыми являются общественные отношения только по поводу имущества, то есть непосредственных объектов всех других форм хищений, неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения, уничтожения или повреждения имущества, а также от непосредственных объектов вымогательства и причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, которыми являются отношения собственности по поводу не только имущества или права на имущество, но и любых иных имущественных благ и выгод.

Таким образом, непосредственным объектом мошенничества являются общественные отношения собственности, связанные с порядком распределения материальных благ в государстве, складывающиеся по поводу имущества или права на имущество.

К сфере объекта преступления относится предмет преступления.

Предмет преступления определяется в уголовно-правовой литературе неодинаково. Большинство ученых исходит из того, что предмет преступления это вещь, в связи с которой или по поводу которой совершается преступление,[22] либо вещь материального мира, воздействуя на которую субъект причиняет вред объекту преступления.[23]

Данная позиция представляется правильной, тогда как другие уязвимы. Так, точка зрения Б.С. Никифорова, отмечавшего, что предмет преступления - «это всего лишь составная часть объекта преступления - общественного отношения»,[24] ведет к смешению объекта преступления, являющегося социальной категорией, и предмета преступления, представляющего собой материальную категорию.

Нельзя признать правильной и позицию А.А. Герцензона, относившего к предмету преступления как конкретные материальные предметы, так и те интересы, на которые направлено посягательство,[25] поскольку интересы, являясь нематериальной категорией, не могут быть предметом преступления и признание их предметом приводит к отождествлению объекта и предмета преступления.[26]

В общем понятии состава преступления предмет преступления является факультативным признаком, то есть обязательным для одних конкретных составов преступлений и отсутствующим в других. Преступления, в составах которых предмет - обязательный признак, принято называть предметными, а те, где он отсутствует, - беспредметными[27] .

Предметом преступления в составе преступления мошенничества, когда оно выражается в хищении, всегда является чужое имущество. Поэтому мошенничество, представляющее собой хищение, - предметное пpecтyплeние. Следовательно, предмет - обязательный признак данной разновидности хищения.

Вопрос о признании предметным или беспредметным преступлением мошенничества, выражающегося в приобретении права на чужое имущество, является дискуссионным. Его суть - в признании или нет права на имущество предметом преступления.

Так, А.И. Рарог указывает, что предметом мошенничества может быть либо чужое имущество, как и при других формах хищения, либо право на чужое имущество, что отражает специфику данной формы хищения».[28]

Аналогичную позицию занимает Ю.И. Ляпунов. Он пишет: «Предметом мошенничества, помимо имущества, является также право на чужое имущество как юридическая категория. Оно может быть закреплено в различных документах, например в завещании, страховом полисе, доверенности на получение тех или иных ценностей, в различных видах ценных бумаг. Имущественные права, удостоверенные именной ценной бумагой, передаются в порядке, установленном для уступки требований (цессии). Права по ордерной, т.е. с указанием лица, которому или по приказу которого должно быть произведено исполнение, передаются путем совершения на этом документе передаточной надписи - индоссамента. Индоссамент, совершенный на ценной бумаге, переносит все права, удостоверенные ею, на лицо, которому они передаются. Бланковый индоссамент вообще не содержит указания на лицо, которому переданы имущественные права (ст. 146 ГК РФ)»[29] .

Противоположное мнение высказано Г.Н. Борзенковым, который отмечает, что «в юридической литературе «право на имущество» иногда называют предметом мошенничества. Это неверно, потому что предмет любого преступления против собственности всегда материален, а право на имущество - категория нематериальная, относящаяся к области общественных отношений. Иногда право на имущество может быть «материализовано» в форме документа, закрепляющего это право, или передано путем устного распоряжения. В том и в другом случае предметом преступления будет конкретное имущество, право на которое получает мошенник в результате обмана или злоупотребления доверием».[30]

На наш взгляд, совершенно правильна и исчерпывающе аргументирована точка зрения Г.Н. Борзенкова.

Наряду с непризнанием предметом преступления, в рассматриваемом случае мошенничества, права на имущества, значение для квалификации преступлений имеет его отграничение от имущества. При этом важно обратить внимание на неодинаковое понимание права на имущество в гражданском и уголовном праве.[31]

На различное понимание одноименных категорий в гражданском и уголовном праве справедливо указывается в юридической литературе. Так, В. Минская и Р. Каледина отмечают, что «не все понятия, существующие в гражданском праве и имеющие принципиальное значение для целей гражданско-правового регулирования, могут быть трансформированы без ущерба для их сущностных характеристик в область уголовно-правового регулирования».[32]

В ст. 128 ГК РФ предусмотрено, в частности, что «к объектам гражданских прав относятся вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права...». Согласно содержанию этой нормы в гражданско-правовом значении имущественные права, то есть права на имущество, отождествляются с имуществом. В уголовно-правовом значении имущество и право на имущество представляют собой разные категории, что вытекает из содержания диспозиций чч. 1-х ст. 159 и 163 УК РФ 1996 г. соответственно о мошенничестве и вымогательстве, где они предусматриваются как неодинаковые понятия.

Под имуществом в уголовном праве понимаются «вещи, деньги, документы, предоставляющие право на имущество и обладание которыми равносильно обладанию имуществом».[33] Такие документы, в частности ценные бумаги, имуществом являются тогда, когда они «обладают эквивалентно-обменными свойствами... могут непосредственно обмениваться на деньги по номиналу или в иной пропорции (например, облигации, на которые пал выигрыш) либо на материальные предметы (вещи) или иные имущественные блага по их стоимости, при условии, что такого рода обменные операции имеет право производить любое неперсонифицированное лицо.

В настоящее время в правоприменительной практике возникают трудности при решении вопроса об отнесении к предмету хищения, то есть к имуществу, безналичных денег, которые поступили на счет фирмы и «не были затем «обналичены».[34]

П. Яни, разрешая данный вопрос, справедливо относит «так называемые безналичные деньги, т.е. денежные средства, находящиеся на банковских счетах, к имуществу, а отсюда - и к чужому имуществу, могущему быть предметом хищения».

По нашему мнению, совпадающему с приведенным, безналичные деньги представляют собой имущество и, следовательно, предмет хищения, в частности мошенничества. Это обосновывается следующими аргументами. Во-первых, в теории уголовного права общепризнанно отнесение денег к имуществу. Во-вторых, такое отнесение вытекает из содержания цитированной ст. 128 ГК РФ. Наконец, в-третьих, гражданское право исходит из одинакового значения, то есть тождества, наличных и безналичных денег, что вытекает из содержания п. 1 ст. 140 ГК РФ, которым установлено: «Рубль является законным платежным средством, обязательным к приему по нарицательной стоимости на всей территории Российской Федерации. Платежи на территории Российской Федерации осуществляются путем наличных и безналичных расчетов». Отмеченное свидетельствует о равнозначности наличных и безналичных денег с позиции как гражданского, так и уголовного права.

Основываясь на предлагаемой в юридической литературе системе признаков предмета хищения, в которой выделяются социальная, экономическая, физическая и правовая стороны имущества,[35] возможно охарактеризовать имущество как предмет мошенничества с социальной стороны - как вещи, в которые вложен общественно необходимый труд; с экономической стороны - как вещи, имеющие стоимость; с физической - как движимые и недвижимые вещи; с правовой стороны - как вещи, чужие для виновного, то есть такие, на которые он не имеет ни действительного, ни предполагаемого права собственности или законного владения и неправомерность завладения которыми не может быть оспорена.

Присущность имуществу как предмету мошенничества первого из указанных признаков означает обязательность вложения в создание вещи общественно необходимого труда, посредством которого она извлекается из природного состояния или ей придается качественно новое состояние.

Второй из названных признаков - стоимость - обусловлен тем, что, с одной стороны, мошенничество посягает на общественные отношения собственности, связанные с порядком распределения материальных благ, а любое материальное благо имеет стоимость, и с другой - стоимость, в частности ценность имущества, является критерием для разграничения мелкого хищения государственного или общественного имущества в форме мошенничества и мошенничества, признаваемого преступлением, мошенничества в значительном и в крупном размере, мошенничества, ответственность за которое предусмотрена ст. 159 УК РФ 1996 г. и ст. 164 этого УК.

Выделение третьего признака, характеризующего предмет мошенничества с физической стороны, обосновывается тем, что имущественное притязание виновного может быть направлено на завладение как движимой, так и недвижимой вещью. Согласно п. 1 ст. 130 ГК РФ «к недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе леса, многолетние насаждения, здания, сооружения. К недвижимым вещам относятся также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты. Законом к недвижимым вещам может быть отнесено и иное имущество». В п. 2 этой статьи указано, что «вещи, не относящиеся к недвижимости, включая деньги и ценные бумаги, признаются движимым имуществом».

Четвертый признак имущества, характеризующий предмет мошенничества с правовой стороны, - чужое - прямо указан в диспозиции ч. 1 ст. 159 УK РФ 1996 г. Это означает, что предметом не может быть собственное имущество, например, отданное в долг, или имущество, на которое лицо, предъявляющее имущественное требование, предполагает свое право собственности, например, проценты с невозвращенного в срок кредита, не обусловленные договором, которые, по мнению названного лица, подлежат выплате в пропорции, равной росту инфляции. Имущество, на которое указанное лицо имеет действительное или оспариваемое право собственности, может быть при наличии иных обстоятельств, предусмотренных ст. 330 УК РФ 1996 г., предметом самоуправства.

О том, что предмет мошенничества - только чужое имущество указано в п. 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 апреля 1995 г. № 5 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности». В нем разъясняется, что «предметом хищения и иных преступлений, ответственность за совершение которых предусмотрена нормами главы пятой УК РСФСР, является чужое, т.е. не находящееся в собственности или законном ведении виновного имущество».

Характеризуя имущество как предмет мошенничества с правовой стороны, важно отметить, что оно может находиться в любой форме собственности и дифференцировать его по формам собственности не требуется, ибо такая дифференциация на квалификацию содеянного не влияет. На это обращено внимание в п. 1 упомянутого постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 апреля 1995 г., где указано следующее: «Поскольку закон не предусматривает... дифференциации ответственности за эти преступления в зависимости от формы собственности, определение таковой не может рассматриваться обязательным элементом формулировки обвинения лица, привлеченного к уголовной ответственности.

Таким образом, предметом мошенничества, представляющего собой хищение, является движимое и недвижимое чужое для виновного имущество, имеющее стоимость.

Вместе с тем предметом мошенничества может быть не любое имущество. Из предмета мошенничества исключается имущество, вверенное по документу виновному, который является в отношении него материально-ответственным лицом, ибо такое имущество представляет собой предмет присвоения или растраты, предусмотренных ст. 160 УК РФ 1996 г.

Не могут быть предметом хищения, определенного в ч. 1 примечания к ст. 158 УК РФ 1996 г., в том числе мошенничества, такие предметы, как радиоактивные материалы; оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства; наркотические средства и психотропные вещества; официальные документы, штампы, печати, а также паспорта или другие важные личные документы. Эти предметы являются предметом преступлений, посягающих не на отношения собственности, а на другие объекты: отношения, обеспечивающие общественную безопасность (хищение либо вымогательство радиоактивных материалов, ст. 221 УК РФ 1996 г.; хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, ст. 226); отношения, обеспечивающие здоровье населения (хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ, ст.229); отношения, обеспечивающие порядок управления (похищение или повреждение документов, штампов, печатей, ст. 325 этого УК). Нормы об ответственности за названные преступления являются специальными, тогда как нормы об ответственности за хищения, содержащиеся в главе 21 «Преступления против собственности» УК РФ 1996 г. - общими. Согласно правилу квалификации преступлений, разработанному в теории уголовного права, при конкуренции общей и специальной норм применяется только специальная норма.[36] Это обусловливает отнесение перечисленных предметов к предметам указанных преступлений, а не к предмету хищения.[37]

Мошенничество, не являющееся хищением, представляет собой приобретение права на чужое имущество. ГК РФ предусмотрены и детально регламентированы разнообразные права на имущество, причем как права собственника, так и вещные права лиц, не являющихся собственниками.

Правами на имущество, вытекающими из права собственности являются, в частности, право отчуждения своего имущества в собственность другим лицам; права владения, пользования и распоряжения имуществом; право отдачи имущества в залог, право дарения - имущества, право его сдачи в аренду и иные права, предусмотренные ГК РФ (ст. 209, 260, 288 и другими).

Права на имущество, представляющие собой вещные права лиц, не являющихся собственниками, - это права, предусмотренные в обобщенном виде в п. 1 ст. 216 ГК РФ, согласно которому «вещными правами наряду с правом собственности, в частности, являются: право пожизненного наследуемого владения земельным участком (статья 265); право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком (статья 268); сервитуты (статьи 274, 277); право хозяйственного ведения имуществом (статья 294) и право оперативного управления имуществом (статья 296)».

В теории уголовного права высказаны неодинаковые суждения о том, на какие именно права на имущество могут быть направлены притязания мошенника. Согласно одному из них «под правом на имущество следует понимать право на владение, пользование или распоряжение конкретным имуществом, оформленное документально. Соответствующие документы могут быть именными или на предъявителя (квитанция на получение багажа, банковская сберегательная книжка на предъявителя, доверенность на совершение сделок от имени потерпевшего и т.п.). Особенностью мошенничества является то, что виновный может завладеть правом как на осязаемое, так и на неосязаемое имущество (т.е. имущество, не имеющее определенного объемного выражения, не воспринимаемое зрительно или с помощью тактильной чувствительности - например, отдельные виды энергии, радиоволны определенной частоты и т.д.)». Суть этой позиции усматривается в том, что, притязания мошенника могут быть направлены, с одной стороны, на приобретение права только на имущество собственника (право, вытекающее из права только собственности) и, с другой - оформленное документально.

В соответствии со вторым суждением «объектом мошенничества, так же как и других преступлений против собственности, являются не только отношения собственности, включающие в себя права собственника по владению и распоряжению своим имуществом, но и случаи совершения деяния в отношении имущества лиц, не являющихся собственниками. Имеются в виду следующие вещные права: право пожизненного наследуемого владения земельным участком (ст. 265 ГК РФ); право постоянного пользования земельным участком (ст. 268 ГК РФ); сервитуты (ст. 274, 277 ГК РФ); право хозяйственного ведения имуществом (ст. 294 ГК РФ); право оперативного управления имуществом (ст. 296 ГК РФ)». Данная позиция сводится к признанию того, что притязания мошенника могут быть направлены на приобретение не только права собственника, но и вещных прав лиц, не являющихся собственниками.

Нам представляется предпочтительней вторая из приведенных позиций, поскольку, во-первых, толкование права на имущество в составе преступления вымогательства (ст. 163 УК РФ 1996 г.) приводит к отнесению к нему как права на имущество собственника, так и вещных прав лиц, не являющихся собственниками, и, во-вторых, фактическое ценностно-имущественное содержание вещных прав лиц, не являющихся собственниками, во многих случаях, если не в их большинстве, не уступает соответствующему содержанию прав собственников.

Отмеченное приводит к заключению, что при мошенничестве, выражающемся в приобретении права на чужое имущество, в качестве права на имущество, на которое притязает мошенник, могут выступать как права собственника имущества, так и вещные права лиц, не являющихся собственниками имущества.

Нельзя, на наш взгляд, безоговорочно согласиться с первым из процитированных суждений в той части, что права на имущество должны быть оформлены документально, ибо они могут и не иметь такого оформления, например, когда выражаются в легитимационных знаках (номерках от гардероба, жетонах от камеры хранения и т.п.).

Следует также подчеркнуть, что, как уже отмечалось, к имуществу, а не к праву на имущество, относятся имущественные права, обладание которыми равносильно обладанию имуществом.

Состав преступления мошенничества является сложным, поскольку рассматриваемое преступление с объективной стороны характеризуется двумя действиями. Эти действия описаны в норме о мошенничестве.

В соответствии с данной нормой, содержащейся в ч. 1 ст. 159 УК РФ 1996 г., такими действиями являются: 1) хищение чужого имущества и 2) приобретение права на чужое имущество. Каждое из названных действий согласно этой же норме характеризуется в составе преступления мошенничества одним из двух способов, к которым относятся: 1) обман и 2) злоупотребление доверием.

Первое из действий, характеризующих мошенничество с объективной стороны, - это хищение чужого имущества, определенное, как отмечалось, в ч. 1 примечания к ст. 158 УК РФ 1996 г. На основании этого определения объективная сторона любого хищения, в том числе мошенничества, выражается в указанных ранее признаках, обстоятельно охарактеризованных в уголовно-правовой литературе.

Напомним, что к ним относятся: 1) изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, 2) противоправность, 3) безвозмездность и 4) причинение ущерба собственнику или иному владельцу. Толкование одних из этих признаков не вызывает разногласий, а других - является дискуссионным.

Центральным из признаков, характеризующих деяние при хищении является согласно ч. 1 примечания к ст. 158 УК РФ 1996 г. «изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц». Под изъятием понимается «противоправное извлечение, вывод, удаление и любое другое обособление имущества из владения собственника с одновременным переводом его в фактическое незаконное физическое обладание преступника». При хищении изъятие всегда сопровождается обращением чужого имущества в пользу виновного или других лиц.[38] Обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, когда оно не сопряжено с изъятием, определяется как «перевод виновным чужого имущества, добровольно переданного ему собственником или иным владельцем, в свое окончательное обладание...».

В теории уголовного права по поводу сочетания таких действий, как «изъятие» и «обращение» высказаны три разные точки зрения. Согласно первой «изъятие характерно не только для кражи, грабежа, но и для других форм хищения»[39] . В соответствии со второй точкой зрения «при таких формах хищения, как присвоение и растрата, хищение имущества происходит без его изъятия, поскольку предмет преступления уже находился во владении виновного и был вверен ему по различным основаниям (для хранения, управления, транспортировки и т.п.). В такой ситуации хищение состоит из одного элемента - из обращения чужого имущества в пользу виновного или других лиц. Именно этим объясняется использование законодателем соединительного союза «и», а в скобках - разделительного союза «или». Суть третьей точки зрения в утверждении об отсутствии изъятия при хищении не только в формах присвоения и растраты, но еще и в форме мошенничества, поскольку и при мошенничестве «сам переход имущества к виновному происходит по воле собственника».[40]

Единственно правильной является, на наш взгляд, вторая точка зрения, поскольку, с одной стороны, при присвоении и растрате сам переход имущества к виновному осуществляется правомерно и общественная опасность и противоправность характеризуют только обращение им имущества в свою пользу или в пользу других лиц и, с другой - при мошенничестве переход имущества к виновному происходит лишь внешне по воле собственника или иного владельца, а по сущности - под влиянием обмана последних или злоупотребления их доверием.

Противоправность в качестве признака хищения в юридической литературе определяется так же неодинаково. Согласно определениям одного типа «признак противоправности означает, что хищение осуществляется не только способом, запрещенным законом (объективная противоправность), но и при отсутствии у виновного прав на это имущество (субъективная противоправность)», а другого - под противоправностью понимается «перевод имущества в фактическое обладание виновного без каких-либо законных оснований для этого и без согласия собственника или иного законного владельца». Представляется, что точнее и полнее первый тип определений противоправности, поскольку позволяет ограничить деяния, относимые к хищению, только способами, предусмотренными уголовным законом.

Безвозмездность характеризует хищение как «изъятие чужого имущества без предоставления его собственнику полного эквивалента стоимости похищенного в виде определенной суммы денег, другого равноценного имущества или трудовых затрат, например постройка дачи, садового домика.

Наконец, обязательным признаком объективной стороны состава преступления любого хищения, характеризующим последствие, является причинение ущерба собственнику или иному владельцу похищаемого имущества. Как справедливо отмечается в уголовно-правовой литературе, «под таким ущербом понимается лишь положительный материальный ущерб в размере стоимости имущества, изъятого и (или) обращенного в пользу виновного или других лиц». В понятие «положительный материальный ущерб» не включается упущенная выгода, то есть убытки, недополученные доходы, прибыль, понесенные собственником или иным владельцем имущества в результате хищения, а также расходы, связанные с возмещением похищенного.

Если деяние, представляющее собой первую разновидность мошенничества - хищение чужого имущества - в теории уголовного права охарактеризовано обстоятельно, то являющееся второй его разновидностью - приобретение права на чужое имущество - относительно скупо.

Содержание последней наиболее полно обрисовано Д.В. Качуриным. Он пишет: «Приобретение права на имущество, кал-правило, выражается в хищении различных документов, посредством которых возможно отчуждение чужого имущества, либо совершении действий по созданию видимости правомерного завладения имуществом или приобретении отдельного правомочия по имуществу. Следовательно, необходимо выделять три вида приобретения права на чужое имущество путем обмана либо злоупотребления доверием: 1. Приобретение права на чужое имущество с целью дальнейшего завладения имуществом, например: получение путем обмана либо злоупотребления доверием доверенности от юридического лица на получение денежных средств в банке с целью их хищения. 2. Приобретение права на чужое имущество для создания видимости правомерного владения имуществом, уже находящимся у виновного, например: получение виновным путем обмана либо злоупотребления доверием правоустанавливающего документа на имущество, которым незаконно пользуется. 3. Приобретение прав на чужое имущество в виде осуществления отдельного правомочия по управлению чужим имуществом без его хищения. Например: получение доверенности на распоряжение дачным участком».[41]

Далее он отмечает: «Приобретение права на имущество путем обмана либо злоупотребления доверием, состоящее в приготовлении к хищению чужого имущества либо создании видимости правомерного владения чужим имуществом, можно отнести к хищению. Так как в первом случае умысел виновного направлен на хищение чужого имущества, а приобретение права на данное имущество является только этапом к достижению задуманного. Во втором случае имущество уже находится у виновного и приобретение права на него необходимо виновному для легализации владения чужим имуществом. Приобретение правомочия по управлению чужим имуществом без его последующего завладения хищением не является, гак как изъятия и обращения имущества в пользу виновного или других лиц не происходит. Имущество остается в собственности потерпевшего, а к виновному переходит только одно из правомочий по распоряжению имуществом».

В первом из цитированных фрагментов указывается, что приобретение права на имущество выражается, в частности, в хищении различных документов. Это положение представляется по меньшей мере неточным, поскольку при мошенничестве, состоящем в приобретении права на имущество, такое право, закрепленное в документе, то есть оформленное документально, не являющееся равнозначным в уголовно-правовом значении имуществу, похитить невозможно, ибо приобретение этого права требует официального оформления, что исключает признак противоправности, присущий любому хищению.

Отнесение во втором фрагменте к хищению приобретения права на имущество путем обмана или злоупотребления доверием, состоящего в приготовлении хищению чужого имущества, на наш взгляд, так же неточно. Такое деяние представляет собой оконченное мошенничество в виде приобретения права на чужое имущество. По естественному ходу вещей, в криминологическом смысле, данное деяние действительно представляет собой этап к хищению чужого имущества. Однако законодатель, что вытекает из формулировки ч. 1 ст. 159 УК РФ 1996 г., признал этот этап оконченным мошенничеством. При обрисованной ситуации состав преступления приобретения права на чужое имущество является усеченным.

Действие, образующее приобретение права на чужое имущество, всегда выражается во внешне добровольной, но обусловленной обманом или злоупотреблением доверием передаче виновному указанного права собственником или лицом, в законном обладании которого оно находится. Эта передача может быть осуществлена как путем документального ее оформления, так и иным способом, когда само право и соответственно его передача не требует такого оформления.

Каждое из действий, характеризующих мошенничество, может быть совершено с использованием альтернативно одного из двух способов, которыми, как было отмечено, являются: 1) обман или 2) злоупотребление доверием.

Как было показано, подавляющее большинство мошеннических посягательств совершается путем обмана.

Обман - весьма сложная категория, относительно которой в юридической литературе высказаны различные суждения. Характеристика обмана как признака состава преступления мошенничества связана с определением, во-первых, его понятия, во-вторых, содержания и, в-третьих, форм.

Понятие мошеннического обмана основано на определении обмана в русском языке, где обман означает «сознательное введение кого-либо в заблуждение; неправда, ложь, лживые поступки, слова, «слова, поступки, действия и т.п., намеренно вводящие в заблуждение», «ложь, выдаваемая за истину», «1. То же, что ложь 2. Ложное представление о чем-нибудь, заблуждение»[42] .

Мошеннический обман осуществляется при наличии не менее двух людей, занимающих противоположные позиции: один человек - обманщик (мошенник), другой - обманываемый или обманутый (потерпевший). Первый совершает действие - обман, то есть исторгает ложь, искажает истину, стремясь, чтобы второй воспринял ложь за правду, в расчете ввести его в заблуждение, а последний воспринимает ложь как истину, правду, то есть вводится в заблуждение, обусловливающее передачу имущества или права на имущество.

Обман - это объективно-субъективная категория, в которой истина, представляющая собой объективно-субъективную категорию, подменяется ее сознательным искажением, ложью, являющейся субъективной категорией.

Ложь определяется как «намеренное искажение истины, неправда, обман».

В российском уголовном законодательстве определение обмана содержалось лишь в примечании к ст. 187 УК РСФСР 1922 г. Эта норма гласила: «обманом считается как сообщение ложных сведений, так и заведомое сокрытие обстоятельств, сообщение о которых было обязательно».

В теории уголовного права мошеннический обман определяется неодинаково. В частности, при его определении внимание фиксировалось на «искажении фактов действительности», под таким обманом понималось «искажение всяких фактов, способных, по мнению субъекта преступления, побудить потерпевшего к передаче ему имущества». Указание в определениях на искажение фактов представляется неточным, поскольку при обмане сами факты объективны и искажены быть не могут, а искажено может быть лишь представление обманываемого, обманутого о фактах действительности.

В основе ряда определений мошеннического обмана лежит понятие истины в ее негативном отображении. Типичным такого рода является определение, согласно которому обман - это «всякое искажение истиныили умолчание об истине».

Относительно распространены определения мошеннического обмана, в которых ключевым является такое понятие, как ложные сведения. Эти определения соответствуют цитированному определению обмана, содержавшемуся в примечании к ст. 187 УК РСФСР 1922 г. Так, обман определяется как «сообщение ложных сведений либо сокрытие, умолчание о тех или иных обстоятельствах, сообщение о которых было обязательно», умышленное сообщение ложных сведений или умолчание о сведениях, которые лицо должно было сообщить, направленное на введение другого лица в заблуждение», «сообщение ложных сведений либо умолчание о сведениях, сообщение о которых было обязательным».

Оба последних типа приведенных определений сходны между собой по существу, ибо ложь это искажение истины. При искажении истины ложь носит активный характер, а при умолчании об истине - пассивный. Поскольку этимологически трудно выразить пассивный характер лжи, постольку предпочтительнее определение обмана как всякое искажение истины или умолчание об истине. Причем искажение истины - это активный обман, а умолчание об истине - пассивный обман.

Важно обратить внимание на то, что авторы цитированных определений связывают обман лишь с искажением истины или умолчанием об истине, не включая в понятие обмана его результат - заблуждение обманываемого. В частности, отмечается, что «обман, будучи искажением истины или умолчанием о истине, может и не привести к заблуждению потерпевшего. Здесь многое зависит не только от искусности обмана, но и от личных качеств потерпевшего, его общего умственного развития, знания им тех обстоятельств, по поводу которых совершается обман, отношения к мошеннику и т.д. поэтому включать заблуждение в понятие обмана неверно. Обман - это действие виновного. Заблуждение - состояние потерпевшего, которое не возникает с механической неизбежностью вслед за обманом». Эти авторы исходят из достаточности для обмана только искажения истины или умолчания об истине, независимо от того, введен обманываемый в заблуждение или нет. В соответствии с данной позицией потерпевший от мошеннического обмана - это обманываемый и не обязательно обманутый.

Относительно очерченной точки зрения в уголовно-правовой литературе высказаны возражения, согласно которым «искажение истины или умолчание о ней специально направлены на введение обманываемого в заблуждение, без которого они бессмысленны (с точки зрения мошеннического обмана). Они не самоценны и являются только способом достижения преступного результата, который лежит позади заблуждения и даже позади опосредующей деятельности потерпевшего. Смысл обмана состоит не в том, чтобы высказать ложные суждения, а чтобы посредством их исказить представления о действительности в сознании обманываемого. Содержанием обмана при мошенничестве является такое искажение истины, которое способно повлиять на психическое состояние обманываемого таким образом, чтобы вызвать нужное для обманывающего поведение». Последняя позиция отчетливо выражена в следующем положении: «Мошеннический обман - это особый вид информационного воздействия на человеческую психику, который состоит в введении в заблуждение другого лица или поддержание уже имеющегося заблуждения путем сообщения ложных сведений, либо несообщения о сведениях, которые лицо должно было сообщить с целью побуждения распорядиться имуществом (правом на имущество) в интересах обманывающего или третьих лиц».

Совершенно правильной нам представляется позиция, в соответствии с которой обман включает не только искажение истины или умолчание об истине, но и введение потерпевшего в заблуждение относительно истины. Действительно, при обмане присутствуют обязательно две стороны, одна из которых искажает истину или умалчивает о ней в расчете на то, что другая сторона воспримет искажение или умолчание как истину, а последняя воспринимает эти искажение или умолчание в качестве истины, то есть оказывается в заблуждении относительно истины. Поэтому оконченным обман является тогда, когда налицо и искажение истины или умолчание о ней со стороны обманщика, и восприятие активной или пассивной лжи как истины обманутым.

Таким образом, под мошенническим обманом следует понимать искажение истины или умолчание об истине, приведшие к введению другого лица в заблуждение относительно истины. Искажение истины или умолчание об истине, которые не привели к введению другого лица в заблуждение относительно истины, представляет собой покушение на обман, то есть обман не оконченный, не доведенный до конца.

Содержание обмана при мошенничестве составляют различные обстоятельства, относительно которых лицо, совершающее мошенничество, искажает истину или умалчивает о ней, вводя в заблуждение потерпевшего. Само содержание обмана на квалификацию преступления, в частности мошенничества, не влияет, но может иметь значение для констатации факта мошеннического обмана, в частности, для его отграничения от деяния, не являющегося обманом, а также для установления момента начала обмана и соответственно разграничения приготовления к обману, покушения на обман и оконченного обмана. Кроме того, осведомленность о содержании обмана позволяет своевременно распознать обман на его ранней стадии, что создает возможность для предотвращения преступлений, связанных с обманом.

Проблема содержания обмана весьма полно и обстоятельно разработана в науке российского уголовного права[43] . Основополагающим является вывод о том, что «способом завладения имуществом при мошенничестве может быть любой обман, каких бы обстоятельств он не касался». При этом «обман может касаться предметов, лиц, действий, событий, их фактических или юридических свойств. Содержанием обмана являются обстоятельства как объективного, так и субъективного характера (например, намерения субъекта). События, по поводу которых создается заблуждение, могут относиться к настоящему, прошедшему или будущему времени». Охватывающей все разновидности мошеннических обманов по содержанию представляется их классификация по следующим группам: «1. Обманы в отношении личности (существования, тождества, особых свойств личности и т.п.). 2. Обманы относительно различных предметов (их существования, тождества, размера, качества, цены и т.п.). 3. Обманы по поводу различных событий и действий. 4. Обманы в намерениях (ложные обещания)».[44]

Не ставя задачу перечисления и рассмотрения всех конкретных разновидностей обмана по его содержанию, встречающихся в следственной и судебной практике, ибо осуществить это ни практически, ни теоретически невозможно, ограничимся фиксацией тенденций, присущих содержанию обмана, которые наблюдаются в условиях становления новых экономических отношений в нашей стране, объединяемых понятием рыночной экономики, притом в той мере, в какой эти тенденции влияют или могут влиять на решение вопросов квалификации мошенничества в том числе разграничения его стадий, а также отграничения его от гражданско-правовых сделок, в частности деликтов. Стержневой является тенденция увеличения разнообразия способов обмана по их содержанию. Эта тенденция расщепляется на ряд частных тенденций. К ним относятся такие, как: 1) повышение уровня изощренности содержания обмана, 2) появление новых по содержанию конкретных видов обмана, 3) использование комбинированных по содержанию конкретных обманов, 4) ориентации обманов по их содержанию на потерпевших, обладающих высоким интеллектуальным уровнем и социально адаптированных к новым экономическим условиям, 5) направленность содержания обманов на хищение чужого имущества в крупных размерах либо приобретение права на имущество в таких же размерах, 6) многоэлементность и многоэпизодность содержания мошеннического обмана, 7) использование документального подтверждения содержания мошеннического обмана.

Стержневая тенденция, состоящая в увеличении способов обмана, обусловлена объективными и субъективными причинами. Объективными являются такие причины, как возникновение и развитие новых социально-экономических условий и их легализация, сопровождающаяся относительно детальным законодательным регулированием, осведомленность о котором требует квалифицированных юридических познаний, а субъективными - стремлением мошенников обогатиться, используя изъяны в адаптации потерпевших к новым условиям, причем быстро и порой весьма основательно, и реализацией максимального запаса фантазии, позволяющей ввести в заблуждение опытного и искушенного в отношениях с людьми человека. Эти причины в различной степени обусловливают и другие перечисленные тенденции, в которых проявляется и конкретизируется стержневая тенденция.

О такой тенденции, как повышение уровня изощренности содержания обмана, свидетельствуют, в частности, хищения в форме мошенничества с использованием фальшивых авизо, сучреждением лжефирм-контрагентов и другие. Об изощренности обмана, сопряженного с учреждением лжефирм-контрагентов, свидетельствует, например, мошенничество, совершенное организованной группой, в которую входили М., К. и Л. По замыслу и инициативе М., являвшегося организатором преступления, Л. и К. по чужим паспортам, на которые были наклеены их фотокарточки, учредили в 1992 г. две коммерческие лжефирмы: ТОО «Боллар» и ТОО «Кокат». Эти фирмы были зарегистрированы регистрационной палатой, а банк открыл расчетные счета и подписал договоры о кассовом обслуживании. С целью получения в коммерческом банке «Аист» кредита, чтобы его похитить они заключили между собой фиктивный договор, по которому ТОО «Боллар» якобы покупает, а ТОО «Кокат» продает электротехническую аппаратуру. Этот договор явился основанием для заключения ТОО «Боллар» с комбанком «Аист» кредитного договора на сумму 25 млн. рублей. В соответствии с последним договором деньги были перечислены вначале на расчетный счет ТОО «Кокат» как бы в оплату закупаемой аппаратуры, а затем по распоряжению К. - главы ТОО «Кокат» - на лицевой счет частного лица Т. в «Тверьуниверсалбанке». Основанием этого перечисления явился договор о продаже товаров народного потребления, заключенный ТОО «Кокат» с Т., который обналичил деньги и передал их Л., К. и М., после чего Л., К. и М. с похищенными деньгами скрылись.[45]

Тенденция, суть которой состоит в появлении новых по содержанию видов обмана, выражается в использовании при совершении мошенничества ранее неизвестных разновидностей обмана. К ним относятся, в частности, как упомянутые более изощренные виды обмана, так и иные его виды, в том числе обусловленные новыми социально-экономическими условиями. Так, в связи с легализацией в нашей стране безработицы и учреждением центров занятости, осуществляющих регистрацию безработных с правом последних на получение пособий по безработице, практикуется обман, содержанием которого является сокрытие лицами, зарегистрированными в качестве безработных и получающими пособия по безработице, фактов их работы в негосударственных предприятиях или регистрации в качестве частных предпринимателей.

Такая тенденция, как использование комбинированных по содержанию обманов, заключается в обмане относительно не одного, а одновременно нескольких разнородных обстоятельств, например, личности, событий и намерений. В приведенной ранее фабуле уголовного дела М., К. и Л. имел место обман относительно следующих обстоятельств: 1) личности К. и Л., которые выдавали себя за других лиц; 2) событий в виде создания лжефирм, которые фактически не функционировали и были потому фиктивными, и 3) намерений, которые ложно демонстрировались как направленные на осуществление торговых операций.

По другому уголовному делу Ч. и его соучастники с целью хищения централизованных кредитов, выделявшихся на закупку сельхозтехники и сельхозпродукции, создали несколько коммерческих фирм якобы для того, чтобы произвести указанные закупки. По фиктивным документам, обосновывающим кредитные запросы, Ч. получил в апреле-августе 1993 г. кредиты по льготным ставкам из ресурсов, предназначавшихся для предприятий АПК. Деньги зачислялись на расчетные счета фирм, созданных мошенниками. Фактически же никаких закупок сельхозтехники и сельхозпродуктов не производилось, а кредиты не были возвращены, а были похищены и истрачены на приобретение в свою собственность, собственность близких родственников и лиц, содействовавших получению кредитов, движимого и недвижимого имущества, в частности, автомобилей, мебели, квартир. Причем впечатляют размеры невозвращенных и похищенных кредитов. К примеру, не возвращено Куинбанку 368 млн. рублей, а Новинвестбанку - 6,5 млрд. рублей. В данном случае налицо обман относительно, во-первых, событий, состоящий в создании лжефирм, и, во-вторых, намерений, ложно выдававшихся как направленных на проведение закупок техники и продукции в интересах сельского хозяйства.

Тенденция, заключающаяся в ориентации обманов по их содержанию на потерпевших, обладающих высоким интеллектуальным уровнем и социально адаптированных к новым экономическим условиям, проявляется, например, в создании лжефирм как это имело место в приведенных уголовном деле М., К. и Л. и уголовном деле Ч. и других. На обозначенную категорию лиц был направлены обман, осуществленный Малаховым А.А., который без намерения выполнить обязательства получил якобы для приобретения газового оружия и оформления документов на него у Манешина Л.В. 123 доллара США, и якобы для приобретения автомашины ВАЗ-2107 у Мищенко С.Н. 3000 долларов США и в обоих случаях полученные деньги похитил.

Указанные по делу Ч. и других размеры полученных путем обмана, невозвращенных и похищенных в форме мошенничества кредитов наглядно иллюстрируют такую тенденцию, и направленность содержания обманов на хищение чужого имущества в крупных размерах либо приобретение права на имущество в таких же размерах.

Тенденция, обозначенная как многоэлементность и многоэпизодность мошеннического обмана, выражается в том, что обман в ряде случаев проявляется в виде не одноактного действия, а как совокупность действий, осуществляемых в определенной последовательности, направленных на то, чтобы в конечном счете убедить потерпевшего в истинности фактически ложного. Так, в ранее обрисованном преступлении, совершенном М., К. и Л., первым элементом (эпизодом, этапом) явилась подделка паспортов на чужие имена посредством наклеивания на чужие паспорта фотокарточек К. и Л.; вторым - образование лжефирм ТОО «Боллар» и ТОО «Кокат»; третьим - заключение договоров купли-продажи между этими лжефирмами; четвертым - заключение кредитного договора на сумму 25 млн. рублей ТОО «Боллар» с комбанком «Аист» и т.д. Первый из этих элементов содержал признаки состава преступления подделки, изготовления или сбыта поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков, предусмотренного ст. 327 УК РФ 1996 г., и в то же время являлся начальным этапом обмана, представляя собой приготовление к мошенничеству, совершенному организованной группой, ответственность за которое предусмотрена п. «а» ч. 3 ст. 159 этого УК. Стадия приготовления к обману и соответственно к мошенничеству указанного вида продолжалась до заключения кредитного договора ТОО «Боллар» с комбанком «Аист». Момент заключения этого договора характеризует стадию покушения на обман и соответственно покушение на мошенничество, а момент перечисления денег и их поступление на расчетный счет ТОО «Кокат» - оконченный обман и оконченное мошенничество, совершенное организованной группой.

Наличие данной тенденции может вызвать в правоприменительной практике трудности в разграничении стадий совершения мошенничества и его квалификации как приготовления к преступлению, покушения на преступление или оконченного преступления.

Тенденция использования документального подтверждения содержания мошеннического обмана состоит в увеличении числа случаев подтверждения документами якобы истинности фактически ложных сведений, касающихся различных элементов обмана. Как отмечается в юридической литературе, «обманные действия мошенников начинаются с использования поддельных документов, официальных бланков, нередко с подписями, полученными также обманным путем, оттисками подложных печатей и штампов. Частый прием мошенничества - использование подложных гарантийных писем, поручительств в обоснование своей платежеспособности, устойчивого финансового положения. Своеобразным обманным приемом часто бывает помещение рекламных объявлений без намерения выполнить обещанные услуги. Это предложения о продаже товаров по низким ценам, высылке по почте редких семян или саженцев, постройке дачных домиков и т.д. В последнее время появились многочисленные рекламные объявления о продаже квартир, об услугах по трудоустройству за рубежом, организации туристических поездок, наборе на курсы бухгалтеров, менеджеров и т.д. Общее во всех этих объявлениях - условие предварительной оплаты части, а иногда и полной стоимости рекламируемого товара, услуг. Такая реклама имеет целью быстро собрать как можно большую сумму денег, присвоить их и скрыться». Порой документально подтверждаются нереальные юридические адреса лжефирм, мнимые факты оплаты каких-либо работ, необходимых для функционирования лжефирмы, например, ремонта несуществующих складских помещений, якобы предназначающихся для хранения товаров, которые также якобы будут приобретены лжефирмой, сопровождающее кредитную заявку технико-экономическое обоснование кредита и т.д. Так, Романов М.Н., являясь генеральным директором АОЗТ «Брин» и АОЗТ «Фортуна», в целях получения и хищения коммерческого кредита представлял в коммерческие банки вместе с кредитными заявками технико-экономические обоснования кредитов с прилагаемыми к ним фиктивными договорами поставки фирме строительно-отделочных материалов (обоев, линолеума). Таким путем он совершил хищения путем мошенничества кредитов, полученных в коммерческом банке «Независимый банк России», на сумму 50 млн. рублей, в филиале коммерческого банка «Мытищинский коммерческий банк» на сумму 40 млн. рублей и в коммерческом банке «Диам-банк» на сумму 36 млн. рублей.

Приведенные тенденции, отражая особенности содержания мошеннического обмана в современных условиях, ставят перед правоприменительными органами задачи точного определения обмана, его начала и завершения, поскольку от этого зависит правильная квалификация мошенничества.

Обман может осуществляться посредством действия, когда имеет место искажение истины (активный обман), или состоять в бездействии - при умолчании об истине (пассивный обман).

Обман, представляющий собой действие, может выражаться в словесной форме или в форме конклюдентных действий. Словесная форма может быть устной или письменной, в частности документальной, причем документы могут быть как истинными, так и поддельными. Конклюдентные действия представляют собой использование фальсифицированных предметов, подмену одних предметов другими, ношение форменной одежды, шулерство, симуляцию болезни, различные жесты, условные знаки и т.д.[46] Под конклюдентными понимаются «действия лица, выражающие его волю установить правоотношение (напр., совершить сделку), но не в форме устного или письменного волеизъявления, а поведением, по которому можно сделать заключение о таком намерении».

Так, обман в словесной устной форме совершила Самсонова Е.А., которая, получая по месту своей работы в ТОО «Продукты №36» компенсационные выплаты на своих несовершеннолетних детей и не имея права на получение таких выплат во второй раз, с целью приобретения права на имущество (государственные денежные средства) с последующим завладением этим имуществом сообщила работникам финансового управления Администрации Можайского района о том, что не получает указанных выплат.

Обман в словесной письменной документальной форме осуществлялся виновными по ранее приведенным уголовным делам: М., К. и Л.; Ч. и другими; Романовым М.Н.

В форме конклюдентных действий обман был совершен, например, Медякиным У.М., который, находясь возле обменного пункта, под видом проверки подлинности принадлежащей Максимкиной Е.В. 100-долларовой купюры взял ее для осмотра и вместо нее возвратил 1-долларовую купюру; Ляховым В.Ю и Поплавцом И.Н., которые путем наклеивания дополнительных двух колей на 1000-рублевые купюры изготовили четырнадцать якобы 100000-рублевых купюр, из которых сбыли три такие купюры, получив на них товары и сдачу; Корязиным И.В., который, попросив продавца торговой палатки Паршину Ю.С. разменять шесть купюр по 100000 рублей и получив согласие, передал последней эти деньги, взял у нее десять купюр по 50000 рублей и десять по 10000 рублей, после чего заявил, что переданные им шесть 100000-рублевых купюр фальшивые и когда Паршина Ю.С. возвратила ему эти шесть 100000-рублевых купюр, отдал ей шесть купюр достоинством по 10000 рублей и, воспользовавшись ее растерянностью, скрылся.

В ряде случаев обман выражается в виде сочетания, комбинации различных форм, например, устной словесной и конклюдентных действий.

От форм обмана необходимо отличать средства обмана. В юридической литературе иногда отождествлялись формы и средства обмана. В частности, под средствами мошеннического обмана понимались слово или его заменители, причем под заменителями - различные действия, например использование подложных документов, форменного обмундирования. Однако под средствами совершения преступления в теории уголовного права принято понимать не действия, а материальные предметы, используемые для совершения преступления. В этой связи, к примеру, использование подложных документов, форменного обмундирования представляет собой формы обмана, тогда как сами подложные документы, форменное обмундирование - средства обмана;

Умолчание об истине, являясь бездействием, налицо тогда, когда, с одной стороны, потерпевший находится в заблуждении относительно обстоятельств, которые удержали бы его от передачи имущества или права на имущество, и, с другой - обманщик не сообщает ему любые сведения, касающиеся указанных обстоятельств.

Следует отметить, что признание умолчания об истине уголовно наказуемым мошенническим обманом присуще современному отечественному уголовному праву. В теории отечественного дореволюционного уголовного права умолчание об истине, то есть пассивный обман, не считался уголовно наказуемым.

Другим, наряду и альтернативно с обманом, способом совершения мошенничества является злоупотребление доверием. Это отличный от обмана и не являющийся его разновидностью самостоятельный способ совершения данного преступления, причем, на наш взгляд, менее опасный, чем обман. Поэтому, если для хищения чужого имущества используются в сочетании и обман, и злоупотребление доверием, то такое мошенничество следует рассматривать как совершенное путем обмана.

При мошенничестве путем злоупотребления доверием как самостоятельном способе хищения чужого имущества полностью отсутствует обман, как активный (искажение истины), так и пассивный (умолчание об истине), и налицо только использование доверительных отношений путем злоупотребления ими.

Доверительные отношения при мошенничестве - это отношения доверия не вообще, а по поводу конкретного имущества. Данная особенность таких отношений позволяет отграничить мошенничества от так называемой кражи путем доверия. Когда лицо овладевает конкретным имуществом, добровольно переданным ему другим лицом вследствие доверительного отношения последнего к первому, то содеянное представляет собой мошенничество. Так, Н. передал А., стоявшей в очереди в гардероб ресторана номерок, попросив получить его пальто. По договоренности похитить это пальто А. передала жетон Г., которая, получив принадлежащие Н. пальто и шляпу, вынесла их из ресторана. Действия А. и Г., были правильно квалифицированы как мошенничество, совершенное по предварительному сговору группой лиц.

Если же лицо в силу доверительного отношения к другому предоставляет последнему возможность пользоваться своей квартирой, в которой находится имущество (проживать, посещать и т.д.), в частности, передает ключи от квартиры, а последнее, пользуясь этим, изымает и обращает в свою пользу или в пользу других лиц имущество, находящееся в этой квартире, то налицо кража, то есть тайное хищение чужого имущества. Например, 3., придя в гости в квартиру Л. и после распития спиртных напитков оставшись там ночевать, похитил принадлежащую Л. магнитолу. 3. был осужден за кражу.

В результате доверительных отношений имущество может быть передано одним лицом другому по документу, то есть вверено ему, или без документа, то есть не вверено, а просто доверено. В первом случае при завладении последним этим имуществом имеет место присвоение или растрата, то есть хищение вверенного имущества, а во втором - мошенничество, представляющее собой хищение чужого имущества путем злоупотребления доверием.

Содержание, характер, источник, причины, продолжительность и т.д. доверительного отношения потерпевшего к виновному на квалификацию содеянного как мошенничества не влияют. Потерпевший и виновный при мошенничестве путем злоупотребления доверием могут быть сослуживцами, знакомыми, лицами, состоящими во взаимоотношениях в связи с оказанием услуг и т.д.

Точное определение и разграничение обмана и злоупотребления доверием, а также установления объективной стороны в целом является первоочередным этапом квалификации мошенничества в правоприменительной практике.

1.3. Субъективные признаки мошенничества

Прежде чем рассмотреть объективные признаки мошенничества, дадим криминологическую характеристику личности.

Лица, которые занимаются мошенничеством, обладают рядом специфических характеристик. В отличие от воров, грабителей и других преступников «корыстной направленности» мошенники более «интеллектуальны», как правило, хорошие психологи, обладают элементами своеобразного «артистизма», имеют более высокий образовательный уровень, эгоистические нравственные принципы.

Квалифицированным мошенникам присуще умение быстро приспосабливаться к современным условиям жизни, использовать в своих корыстных целях те или иные изменения в сфере обслуживания населения и в зависимости от этого разрабатывать новые, не известные практике способы совершения преступлений либо совершенствовать прежние.

Отдельные формы мошенничества совершаются лишь лицами, имеющими специальный статус, обеспечивающий соответственно облегченный доступ к вверенному имуществу, занятие либо управление определенным видом экономической, в том числе предпринимательской деятельности, либо имуществом или персоналом в коммерческой или иной организации.

Из социально-демографических признаков личности мошенников наиболее специфичным является пол. Так, доля мошенничеств, которые совершаются мужчинами, в настоящее время составляет около 82% случаев, соответственно, на долю женщин приходится около 18%. (Отметим, что по данным изучения уголовных дел о мошенничестве, относящихся к концу семидесятых годов, доля женщин была вдвое больше - 36%).[47]

Среди мошенников наибольшая интенсивность преступного поведения приходится на группу лиц в возрасте 25-40 лет.

Общеобразовательный уровень мошенников почти такой же, как и у лиц, совершающих преступления, борьба с которыми относится к компетенции аппаратов БЭП. Показатели следующие: неполное среднее образование имеют - 12%, среднее общее - 38%, среднее специальное - 31%, неоконченное высшее - 8% и высшее - 11%. Данные цифры указывают на достаточно высокий образовательный уровень мошенников. По данным исследования, относящимся к концу семидесятых годов, образовательный уровень как мошенников, так и всего населения был значительно ниже. В частности, неполное вреднее образование имели 36% мошенников и 35% населения; соответственно среднее общее - 25% и 21%; среднее специальное - 7% и 12%; высшее - 4% и 8%[48] .

Около 40% мошенников не имеют постоянного места жительства и работы и живут исключительно за счет преступной деятельности, 36% мошенников приходится на неработающих, но имеющих постоянное место жительства, остальную часть составляют служащие, инвалиды, домохозяйки и иные категории граждан.

Интерес представляет нравственно-психологическая подструктура личности мошенника, и в частности, мотив совершения преступления, то есть то внутреннее побуждение, которым руководствовался виновный. Определяющими мотивами преступной деятельности мошенников являются корысть (в 59% случаев) и недостаточная материальная обеспеченность (41%).

Для мошенников характерны хладнокровие, сдержанность в эмоциональных проявлениях, расчетливость, умение владеть собой.

В настоящее время лица, ранее судимые за мошенничество, и совершающие это преступление повторно, составляют всего 7% от общего числа лиц, совершающих подобное преступление, в то время как процент не судимых довольно высок (93%). На наш взгляд, одной из причин этого показателя является латентность данного преступления, когда первичные эпизоды преступной деятельности лица, профессионально занимающегося мошенничеством, просто не известны правоохранительным органам. Для сравнения: в 70-80-х годах прошлого века исследования соотношения лиц, совершивших мошенничество, не имевших и имевших судимость, выражалось соответственно в 62% и 37%[49] . Сравнительный анализ настоящих и прежних данных о совершении мошенничеств ранее судимыми и не судимыми лицами свидетельствует о распространенности мошенничества в некриминальной среде.

Как уже отмечалось, способы (приемы) мошенничества весьма многообразны. В специальной литературе выделяется квалификация мошенничества по группам, как, например, шулеры, аферисты, кукольники, шнеерзоны и формазоны[50] .

Шулеры - это карточные мошенники со стародавними и весьма стойкими традициями. Обман, как и в прошлых веках, реализуется определенными приемами - съемкой колоды под определенную карту, перекидыванием карт, краплением карт и просто «ловкостью рук» (вспомним русскую поговорку: «Ловкость рук — и никакого мошенничества»).

Аферисты — это самая распространенная группа мошенников. Они выдают себя за необыкновенно деловых людей, которые «все могут», умело входят в доверие, получают от своих «клиентов» ценности или деньги (например, вознаграждение за будущую услугу (которой, конечно, не будет), или взятка за передачу должностному лицу и т.д.). К таким лицам можно отнести лиц, которые через банки добывают крупные суммы денег по фальшивым авизо, а также тех, кто устраивается по фиктивным документам (паспорту, трудовой книжке) на работу, связанную с распоряжением материальными ценностями, а позднее с ними скрываются.

Кукольники — это особая каста мошенников. «Куклы» бывают разные — денежные, вещевые, бутафорные и даже «живые». Сущность же одна - имитация какой-нибудь вещи: кошелька, свертка с деньгами, упаковки с ценным товаром и т.п. Вспомним «джинсовый бум» в 80-х годах в СССР, когда многие обманутые граждане покупали только «часть» джинсовых брюк.

Шнеерзоны— мошенники, торгующие фальшивыми ценностями. Они предлагают «товар», но, пользуясь неосведомленностью покупателя, продают все-таки поддельный. Изделия из сплавов реализуются ими как золотые, низкосортный коньяк объявляется напитком полувековой выдержки, заурядные медикаменты выдаются за редкие, высокоэффективные, искусственный мех оценивается как натуральный и т.п.

Фармазоны - это мошенники, специализирующиеся на фальсификации драгоценных камней, в первую очередь, бриллиантов. По уровню интеллекта, артистизму и мастерству они стоят на несколько голов выше других мошенников.

Таким образом, обобщая изложенное, можно заключить, что типичными признаками личности мошенника являются мужской пол и наиболее активный возраст, а также в большинстве случаев достаточно высокий образовательный уровень, отсутствие собственной семьи, корыстная мотивация преступления. Устойчива и профессиональная ориентация мошенников. На формирование личности преступника большое влияние оказывают экономические, социальные противоречия, особенности жизни различных слоев населения. В условиях разгосударствления экономики у граждан резко выросло ощущение личной незащищенности.

Появление имущественного обмана зависит от степени развития товарно-денежных отношений в государстве. Мошенничество можно назвать «интеллектуальным» видом преступления, поскольку его осуществление во многом зависит от ума и сноровки виновного, так как предмет мошенничества передается самим потерпевшим «добровольно» в пользу мошенника, причем потерпевший считает данную передачу правомерной.

Точная социальная характеристика мошенника дает возможность правильно решать вопрос об индивидуальной ответственности и наказании, раскрывать причины и условия, способствующие совершению преступления, разработать наиболее эффективные меры предупреждения этого преступления

Субъективную сторону преобладающего числа преступлений против собственности характеризует вина в виде прямого умысла. Уничтожение или повреждение чужого имущества может быть совершено с любым видом умысла либо по неосторожности.

Обязательные признаки большинства преступлений против собственности - корыстный мотив и цель извлечения незаконной наживы.

Субъект большинства преступлений против собственности общий - лицо, достигшее 14 лет. С 16-летнего возраста наступает ответственность только за мошенничество, присвоение или растрату, хищение предметов, имеющих особую ценность, причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, за умышленное без отягчающих обстоятельств и за неосторожное уничтожение или повреждение имущества.

Виды предусмотренных действующим законодательством преступлений против собственности выделяются по мотиву и способу совершения деяния. В зависимости от наличия или отсутствия корыстного мотива все преступления гл. 21 УК подразделяются на корыстные и некорыстные. В свою очередь, корыстные преступления подразделяются на две группы: хищения и иные корыстные преступления против собственности. Хищения отличаются тем, что механизм совершения преступления соединен с нарушением права владения имуществом, а иные корыстные преступления обычно не сопряжены с нарушением права владения. Однако особая конструкция состава разбоя, признаваемого одной из форм хищения, вынуждает делать оговорку: разбой

1.4. Квалификация мошенничества

Квалифицирующие признаки мошенничества закреплены в ч.2 ст.159 УК РФ.Степень общественной опасности мошенничества повышается, если оно совершено:

группой лиц по предварительному сговору.

Мошенничество признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Предварительным считается сговор, состоявшийся до начала мошенничества, во время приготовления к нему или непосредственно перед покушением. Промежуток времени между сговором и началом мошенничества не имеет значения. Присоединение лица уже к начатому исполнителем мошенничеству с последующим сговором о совместном окончании преступления не дает основания усматривать данный квалифицирующий признак.

По признаку группы с предварительным сговором могут квалифицироваться действия только тех лиц, которые непосредственно участвовали в мошенничестве как соисполнители преступления. При этом необязательно, чтобы все они выполняли одинаковые действия. В преступлении должно принимать участие два и более лица. Каждый из них выполняет какую-то часть мошеннических действий. При групповом мошенничестве легче обмануть потерпевшего, создаются условия причинения ему большего вреда и легче «заметаются» следы.

с причинением значительного ущерба гражданину.

Это оценочная категория, которая устанавливается по фактическим материалам дела в зависимости от имущественного положения гражданина. Однако закон содержит критерии значительного ущерба: он должен быть более 2 500 рублей (п. 2 примечания к ст. 158 УК РФ). При решении вопроса о причинении значительного ущерба гражданину следует учитывать стоимость похищенного имущества, а так же его количество и значимость для потерпевшего, материальное положение последнего, в частности его заработную плату и наличие иждивенцев[51] .

При определении размера материального ущерба, наступившего в результате преступного посягательства, необходимо учитывать стоимость имущества на день принятия решения о возмещении вреда с ее последующей индексацией на момент исполнения приговора в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законодательством[52] .

Степень общественной опасности мошенничества повышается еще более, если оно совершено (ч. 3 ст. 159 УК РФ):

лицом с использованием своего служебного положения.

Под использованием своих служебных полномочий понимаются такие действия должностного лица, которые вытекают из его служебных полномочий и были связаны с осуществлением прав и обязанностей, которыми это должностное положение наделено в силу занимаемой должности.

Например, руководитель местного самоуправления за плату пообещал устроить лицо на высокооплачиваемую работу. Деньги получил, а обещание не выполнил. В таком случае действия должностного лица подлежит квалифицировать и по ст.285 УК РФ.

В крупном размере.

В соответствии с п. 4 примечания к ст. 158 УК РФ крупным размером признается стоимость имущества, превышающая двести пятьдесят тысяч рублей. Совершение нескольких мошенничеств, образующих в общей сложности крупный ущерб, если содеянное свидетельствует о едином продолжаемом преступлении, надлежит квалифицировать как хищение в крупном размере. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 25.04.95 г. судам рекомендуется иметь в виду, что как хищение в крупных размерах должно квалифицироваться и совершение нескольких хищений чужого имущества, в том числе и государственного, если они совершены одним способом или при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершать хищения в крупных размерах[53] .

При мошенничестве, совершенном группой лиц размер хищения определяется общей стоимостью похищенного имущества без учета фактически полученной доли каждым из соучастников. Если же отдельные соучастники принимали участие не во всех эпизодах хищения, то квалификация их действий должна зависеть от размера ущерба, причиненного теми преступлениями, в которых они участвовали.

Особо квалифицированными признаками состава является мошенничество, совершенное:

организованной группой.

Согласно п. 3 ст.35 УК, преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 25.04.95 г. № 5 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности» отметил, что такая группа характеризуется, как правило, высоким уровнем организованности, планированием и тщательной подготовкой преступления, распределением ролей между соучастниками и т. п.[54] . Устойчивость организованной группы проявляется в наличии руководителей, в предварительной подготовке преступных действий в подборе соучастников и распределении между ними ролей, в обеспечении мер по сокрытию преступлений, в наличии отработанных методов преступной деятельности.

Действия лиц, совершивших мошенничество в составе организованной группы, независимо от роли каждого участника группы должны рассматриваться как соисполнительство и квалифицироваться без ссылки на ст. ЗЗ УК РФ. Как отмечает В. Ткаченко, показательными в этом отношении являются группы шулеров. Среди них есть лица, вызывающие страсть наживы, лица отвлекающие внимание потерпевшего, «кидалы». Они вступают в действие, когда игрок отказывается продолжить игру[55] .

В особо крупном размере.

В соответствии с п. 4 примечания к ст. 158 УК РФ особо крупным размером признается стоимость имущества, превышающая один миллион рублей. Проведенный юридический анализ основного состава преступления мошенничества, является базой для раскрытия содержания квалифицированного и особо квалифицированного составов этого деяния, характеризуемых соответственно квалифицирующими и особо квалифицирующими признаками, а также решения вопросов квалификации мошенничества и отграничения его от смежных составов преступлений.


Глава 2. Способы совершения мошенничества

2.1. Страховое мошенничество

Одним из факторов, тормозящих процесс развития отечественного страхового рынка, является его криминализация. Преступления в сфере страхования затрудняют формирование полноценного целевого страхового фонда, предназначенного для возмещения возможного ущерба, вызванного крупными страховыми случаями. В результате становятся малоэффективными такие важные функции страхования, как повышение стабильности, ограничение экономических рисков, стимулирование предпринимательской инициативы, повышение кредитоспособности.

Если в 1993 г. правоохранительными органами было выявлено 167 страховых преступлений, то в 2001 г. их было уже 814. В последующие годы он увеличился многократно. При этом рост числа страховых преступлений значительно превосходит аналогичную статистику по другим видам правонарушений. Значительную часть преступлений в сфере страхования составляют мошенничества, при этом около 70% страховых мошенничеств приходится на обман в сфере автострахования. Ущерб, наносимый мошенниками страховым компаниям (далее - СК), составляет примерно 10 - 15 млрд. руб. в год, т.е. около 10% всех производимых СК выплат. Некоторые эксперты полагают, что фактический ущерб достигает 20 - 30% выплат. Рост числа мошенничеств вызывает повышение страховых тарифов, что отражается и на добросовестных страхователях.

По российскому уголовному праву "страховое мошенничество" не выделяется в специальный состав преступления, и ответственность за него наступает по ст. 159 УК РФ (мошенничество). Виновный путем обмана или злоупотребления доверием нарушает общественные отношения в области, связанной с заключением, действием и выполнением договоров об обязательном или добровольном страховании.

Поскольку в России насчитывается до 30 млн. автовладельцев. Вступление в силу Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ (далее - Закон) спровоцировал скачок страхового мошенничества в сфере автострахования за счет увеличения числа страхователей. Очевидно, что некоторые из недобросовестных страхователей пользуются услугами профессиональных юристов. Разумеется, расследование мошенничеств не входит в обязанности адвоката, однако знать об их признаках и типичных способах совершения защитнику необходимо.

Чем выше уровень специальных знаний в области страхования у человека, тем больше он видит возможностей для обмана страховой компании. Пользуясь услугами страховщиков на протяжении нескольких лет, человек постепенно начинает понимать "внутреннюю кухню" процесса страхования и может использовать эти знания в своих интересах. Признаками возможного мошенничества, в частности, являются:

- частые наступления страховых случаев и смена СК;

- детальная осведомленность о процедуре ведения дел в СК, в том числе о выплате страхового возмещения и способе подачи иска на возмещение ущерба;

- стремление потерпевшего добиться быстрого урегулирования иска и готовность согласиться на минимальное удовлетворение вместо оформления необходимой документации для увеличения страховой выплаты.

Возможные способы мошенничества, совершаемого при страховании транспортных средств. Получение страхового возмещения выше страховой суммы.

1. Завышение страховой суммы путем представления заведомо ложных сведений при заключении договора страхования.

В частности, искажается информация о годе выпуска, классе и модели транспортного средства (далее - ТС), а также о наличии или отсутствии сигнализации и (или) аудиоаппаратуры. Если при страховании ТС страховщик производит его осмотр, то мошенник может показать другое ТС, но той же марки и модели, что и страхуемое. После заключения договора страхования наступает (вернее, имитируется самим мошенником) страховой случай: ДТП с неустановленным ТС, угон или поджог. Эта схема может быть использована и для того, чтобы за счет СК оплатить ремонт ранее поврежденного ТС. Незаконное завышение страховой суммы (равно как и любое другое страховое мошенничество) значительно облегчается при соучастии агентов и оценщиков СК.

2. Страхование ТС в нескольких СК и получение в каждой из них страхового возмещения в размере полной страховой стоимости. Поскольку при составлении договора страхователь обязан сообщить обо всех заключенных в отношении его имущества договорах страхования, то утаивание этих сведений и последующее незаконное получение превышающего ущерб возмещения можно охарактеризовать как мошенничество.

Незаконное получение страхового возмещения путем фальсификации страхового случая

1. Ложный угон. После заключения договора страхования мошенник, спрятав ТС, заявляет в милицию о его угоне, уведомляет СК о наступлении страхового случая и незаконно получает страховое возмещение. После чего ТС может быть продано или разобрано на запчасти. Для повторного использования ТС в преступных целях мошенник изменяет номера агрегатов и получает на него поддельные документы. Схема угона может применяться и для получения денег за те ТС, которые не были растаможены в установленном порядке, имеют перебитые номера узлов и агрегатов или находятся в розыске по линии Интерпола. Ведь их легальная продажа затруднена.

2. Поджог. Инсценировка возгорания от случайных причин. Конечно, сжечь собственное ТС и получить его стоимость бессмысленно. Но можно предварительно снять с него новые детали и заменить их на старые или привезти со свалки обугленный кузов, а потом попытаться доказать, что сгорело именно застрахованное ТС.

3. Ложный ущерб. Мошенник за счет СК возмещает ущерб, причиненный его ТС при обстоятельствах, не являющихся страховым случаем (например, при управлении ТС в нетрезвом состоянии или лицом, не имеющим права управления). При этом имитируется ДТП, виновник которого скрылся. Либо преступник ссылается на хищение частей ТС, которые в действительности реализуются или используются на других ТС. Известен случай, когда собственник автомобиля требовал у СК возмещения стоимости "поврежденных" в результате ДТП по вине неустановленного водителя фары, бампера, крыла и т.п. На самом же деле поврежденные детали получал он от клиентов автосервиса, в котором работал. В другой СК несколько раз возмещали расходы на починку автомобилей ВАЗ-2110 разного цвета с переходным помятым бампером.

4. Ложная гражданская ответственность. Одним из самых распространенных способов мошенничества является заключение договора автогражданки владельцем отечественной машины, а затем инсценировка ДТП с якобы чужой дешевой подержанной или поврежденной иномаркой. Действительно, соблазн велик. Разбитую, но престижную иномарку, восстановление которой экономически нецелесообразно, можно купить за 5 тыс. долл. Страховая премия по договору страхования гражданской ответственности (далее - ГО) не превышает 200 долл., а возмещение может достигать и 15 - 20 тысяч. Виновником ДТП может быть и лицо, вписанное в договор и имеющее доверенность на право управления.

В рамках другой схемы мошенничества происходит "переход вины". Если виновником ДТП является водитель, у которого ГО не застрахована, а пострадавшая машина, наоборот, застрахована от ущерба и у ее водителя застрахована ГО, то можно так составить справку о ДТП, что его виновником как раз и будет водитель застрахованной машины. То есть за счет СК ремонтируются сразу 2 автомобиля. Кроме того, с целью ремонта своего ТС мошенники могут либо инициировать ДТП с водителями, чья ГО застрахована, либо организовать сговор двух водителей, согласно которому обладатель полиса ГО повреждает в результате "ДТП" именно требующую замены часть другого ТС.

Увеличение размера страхового возмещения незаконным путем

Преступление совершается после наступления реального страхового случая. Недобросовестные страхователи пытаются не только возместить ущерб, но и незаконным путем получить от СК дополнительные средства на ремонт или замену тех частей своего ТС, которые не пострадали при страховом событии. Для этого при соучастии сотрудников автосервиса завышаются счета на ремонт пострадавших при страховом событии частей ТС или умышленно повреждаются технически непригодные к эксплуатации части ТС. В США распространены схемы по увеличению числа пострадавших пассажиров при ДТП, на которых американские мошенники "зарабатывают" примерно 40 млрд. долл. в год. Они имитируют ДТП, но деньги получают за ущерб, нанесенный здоровью пассажиров.

Подобная схема может быть применена и у нас. В ст. 18 Закона введено понятие компенсационных выплат в счет возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего. Они производятся в случаях неизвестности лица, ответственного за причиненный потерпевшему вред. По мнению автора, тем самым повышается вероятность мошенничеств, которые связаны с предоставлением справок от врачей, выданных якобы пострадавшим в ДТП.

Получение выплат по поддельным документам без страхового случая

Гражданин К. подделал определение и исполнительный лист о взыскании со СК возмещения ущерба, якобы причиненного автомобилю гр-на Д. (К. также подделал утерянный Д. паспорт).

Подделываться могут справки о ДТП, якобы совершенном по вине водителя с застрахованной ГО. Особую опасность для страховщиков представляют подделки документов о ДТП со сравнительно небольшим размером ущерба, так как число обращений в СК возрастает, а контроль с их стороны ослабевает из-за дефицита времени и квалифицированного персонала.

Исходя из описанных способов мошенничеств при их расследовании должны применяться судебная автотехническая экспертиза, криминалистическая экспертиза документов, а также пожарно-техническая экспертиза.

Судебная автотехническая экспертиза

Ее предметом являются фактические данные о техническом состоянии ТС, механизме ДТП, дорожной обстановке на месте происшествия и действиях участников происшествия, а также об обстоятельствах, способствовавших возникновению происшествия, которые эксперт-автотехник может исследовать в соответствии со своими специальными познаниями. Ее задачами являются:

- экспертиза технического состояния ТС и их узлов;

- экспертиза механизма ДТП;

- экспертиза технического состояния дороги, дорожных условий и внешних условий на участке ДТП;

- транспортно-трассологическая экспертиза;

- экспертиза психофизиологического состояния водителя.

По-видимому, для повышения эффективности профилактики страховых мошенничеств, совершенных страхователями, следует добавить в УПК РФ разрешение в исключительных случаях проводить такое следственное действие, как судебная экспертиза, до возбуждения уголовного дела при расследовании страховых мошенничеств.

2.2. Мошенничество в сфере денежного обращения, кредита и банковской деятельности

Практика расследования мошенничества в сфере денежного обращения, кредита и банковской деятельности свидетельствует, что спо­собы этих преступлений в отличие от традиционных способов совер­шения мошенничества имеют свою специфику[56] .

Прежде чем рассматривать содержание способов мошенничества в сфере денежного обращения, кредита и банковской деятельности, не­обходимо на основе принятого в криминалистике понятия способа преступления сформулировать и понятие способа совершения мо­шенничества в сфере денежного обращения, кредита и банковской де­ятельности.

Под способом преступления в криминалистике обычно понимают систему объединенных единым замыслом действий преступника (и связанных с ним лиц) по подготовке, совершению и сокрытию пре­ступления, детерминированных объективными и субъективными факторами и сопряженных с использованием соответствующих ору­дий и средств.

На основе этой позиции, изучения литературы и практики рассле­дования позволим себе дать определение способа мошенничества в сфере денежного обращения, кредита и банковской деятельности - это система объединенных единым замыслом действий преступника (и связанных с ним лиц) по подготовке, совершению, сокрытию хи­щения чужого имущества путем обмана или злоупотребления довери­ем с последующим обращением в свою пользу или в пользу третью лиц, совершенное в специфической сфере денежного обращения-кредита и банковской деятельности, детерминированных объектив­ными и субъективными факторами и сопряженных с использование соответствующих орудий и средств.

Рассмотрим элементы способа мошенничества в сфере денежного обращения, кредита и банковской деятельности. Подготовка к совер­шению преступления может начинаться во многих случаях с образова­ния фиктивной финансовой структуры. Затем мошенники изучаю: финансовый и фондовый рынки с целью выявления сложившейся там конъюнктуры, трудностей, а порой и непродуманной, недальновид­ной экономической политики. Давая оценку этому направлению, он учитывают также достоинства и недостатки, имеющиеся в финансо­вом контроле со стороны государства, местных органов власти и уп­равления.

Способов мошенничества в сфере денежного обращения, кредита и банковской деятельности много, осветить их все в рамках данной работе не представляется возможным. Выделим только некоторые из них - наиболее распространенные.

1. Хищение с расчетных счетов клиентов путем использования ос­новных форм банковских расчетов.

Данный вид мошенничества совершается, обычно по сговору бан­ковских работников с работниками хозяйственных организаций. При этом преступники, работающие в предприятиях и учреждениях, при­бегают к составлению подложных документов от имени хозяйствен­ной организации, рассчитывая на то, что соучастники преступления, работающие в банке, используя свое служебное положение, примут меры к тому, чтобы не допустить разоблачения, а в случае внезапной ревизии хозяйственная организация сумеет достать и сфабриковать гот или иной бухгалтерский документ, позволяющий хотя бы на время скрыть факт мошенничества. Во всех случаях преступники должны прежде всего приобрести денежные чеки, по которым можно получить наличные деньги в кассе банка и скрыть факт их получения по учету бухгалтерии хозяйственного органа. В противном случае они рискуют быть разоблаченными при первой же проверке бухгалтерии или кассы.

Хищения такого рода обычно совершаются организованными группами лиц. Из числа банковских сотрудников в мошенничестве чаще всего участвуют контролеры, операционисты, бухгалтеры, уп­равляющие отделениями банков. Из числа работников хозяйственных органов - кассиры, бухгалтеры, руководители.

2. Хищение путем полного или частичного неоприходовании по кассе или невнесения в кассу полученных в банк денег.

Преступники изыскивают резервы для хищения, искусственно создавая в бухгалтерском учете возможности для списания неоприходованных или невнесенных в кассу сумм. Это часто достигается созда­нием нереальной дебиторской или кредиторской задолженностей, занижением сумм, подлежащих перечислению в государственные бюд­жетные или другие организации, запутыванием учета.

3. Хищение вкладов физических лиц.

Наиболее часто встречающимся видом хищения денежных средств в указанной сфере является хищение вкладов путем неоприходования сумм и последующего получения их по подложным документам. В совер­шении таких преступлений, как правило, участвуют контролеры, кассиры, бухгалтеры банка, действующие как в одиночку, так и в группах.

В ряде случаев хищение вкладов работники банка осуществляют путем обманного получения от вкладчиков их подписи на незапол­ненных бланках расходных ордеров. В качестве резерва для хищения чаще всего используют занижение ставок по вкладам или их заниже­ние при индексации.

4. Хищения при совершении операций, связанных с приемом раз­личных платежей от населения.

Обычно совершают кассиры и операторы, принимающие в баю: различные платежи клиентов, кассир при приеме платежей в доку­ментах по кассе пробивает сумму меньшую, чем указано в платежном документе, а разницу присваивает. Мошенники могут также по окон­чании рабочего дня оформить некоторые платежи как несостоявшие­ся, а полученные по ним деньги присваивают. При этом соучастника­ми мошенничества могут быть должностные лица (бухгалтеры, на­чальники отделов), которые утверждают акты о несостоявшихся пла­тежах.

Мошенничества указанными способами могут совершаться как эпизодически, так и систематически, в зависимости от состояния контроля в банке за работой кассиров и операторов.

5. Хищение с использованием подложных платежно-расчетных до­кументов в системе межбанковских расчетов.

Классификацию способов мошенничества, совершенных с ис­пользованием подложных расчетных документов можно привести взяв за основу схему взаиморасчетов клиентов через банк. Кратко она выглядит так: плательщик - банк плательщика - расчетно-кассовый центр (РКЦ) - банк плательщика (фирма А) - РКЦ банка получателя-банк получателя - получатель (фирма Б). От того на каком этапе или в каком звене происходит внедрение подложных платежно-расчетных документов, зависит способ деятельности мошенников при подготов­ке, совершении и сокрытии мошенничества. Подобные мошенниче­ства совершаются следующими способами:

а) подложный платежно-расчетный документ внедряется в банк плательщика, проходит через всю цепочку, и мошенничество происходит через фирму получателя;

в) подложный платежно-расчетный документ внедряется в РКГ банка плательщика, проходит через всю цепочку, и хищение происхо­дит через фирму получателя;

с) подложный платежно-расчетный документ, в основном авизо внедряется в РКЦ получателя со стороны через средства связи (теле­граф, телетайп, ЭВМ, почту, нарочным), деньги обналичиваются и похищаются через фирму получателя;

d) подложный платежно-расчетный документ составляется в РКЕ получателя, а деньги обналичиваются и похищаются через получате­ля.

В последнее время способы совершения мошенничества в сфере денежного обращения, кредита и банковской деятельности, по сравнению с уже известными, претерпевают и еще долгое время будут претерпевать большие изменения. Если ранее в большинстве случаев мо­шенничество в сфере денежного обращения, кредита и банковской деятельности совершали должностные лица и материально ответст­венные лица одного предприятия, учреждения, где они работали, тс сейчас в преступление втягиваются различные коммерческие структу­ры и учреждения банков, а преступные группы состоят не только из служащих этих учреждений, но и из посторонних лиц. Нередко спосо­бы мошенничества в указанной сфере усложняются, включая в себя элементы нескольких уже описанных нами способов.

В этих условиях особое значение приобретает степень осведомлен­ности работников правоохранительных органов и служб безопасности о приемах и методах, используемых преступниками, обучение практи­ческим шагам по предупреждению и раскрытию противоправных по­сягательств. Важным представляется также координация, объедине­ние усилий банковских администраций (в первую очередь служб безо­пасности) и правоохранительных органов по выявлению и пресече­нию противоправных действий в сфере денежного обращения, креди­та и банковской деятельности.

2.3. Компьютерные мошенничества с использованием сети Интернет

Средой, используемой для осуществления этих преступлений, явля­ется сеть Интернет (так называемая "Всемирная паутина"). Спецификой совершения данного вида компьютерного мошенничества является то, что преступники, используя возможности сети Интернет, совершают как тради­ционные (хорошо уже известные) мошенничества, так и абсолютно новые.

Среди традиционных видов компьютерного мошенничества с ис­пользованием сети Интернет можно отметить такие виды, как мошенниче­ство с предоплатой, предложения легко и много заработать, извещение о выигрыше, мошенничества с инвестициями, со страховками, пирамиды и письма по цепочке, нигерийская афера, пирамиды Понци и другие.

Новейшие достижения науки и техники, а также бурное распространение сети Интернет во всем мире породили новые виды мошенничеств, такие как:

- Азартные игры в онлайновой среде. Организация азартных игр в онлайновой среде запрещена законодательством во многих зарубежных странах. Однако они приобретают все большую популярность. Эти опера­ции чаще всего проводятся в Интернет и представляют собой как простые лотереи, так и спортивные тотализаторы и даже настоящие "виртуальные казино", предлагающие разные виды азартных игр. При организации по­добных игр существуют огромные возможности для злоупотреблений со стороны фирмы, например, путем нарушения вероятностных закономерно­стей игры (например, при игре в кости), "подглядывания" в карты игроков или отказа платить выигрыш победителям. Расширение использования "электронной наличности", по прогнозам специалистов, упростит сделки онлайн и будет способствовать расширению сферы азартных игр.

Например, в США федеральный суд Манхэттена впервые признал виновным совладельца оффшорного интернет-тотализатора в нарушении закона, запрещающего использовать телефонные линии для устройства подобных азартных игр. Джею Коэну, принимавше­му по телефону и через Интернет ставки на результаты спортивных сорев­нований, грозит более пяти лет тюрьмы. Это первый из 22 аналогичных процессов, которые правительство США начало, в 1998 г. Устроители ин­тернет-тотализаторов пытаются обойти законы, регистрируя сайты в стра­нах, где подобные игры не запрещены.

- Мошенничество в сфере интернет-услуг. Отмечены случаи мо­шеннического обмана пользователей сети Интернет при регистрации до­менных имен. Так, согласно информации Федеральной торговой комиссии и Австралийской комиссии по конкуренции и правам потребителей, ком­пания Intermic вводила в заблуждение своих клиентов и брала с них излишнюю плату. Не менее 12 тыс. потребителей воспользовались услуга­ми этой фирмы, приняв ее за ведающее регистрацией доменных имен под­разделение InteiMIC фирмы NetworkSolutions. На web-узле мошенни­ков было помещено предложение о регистрации доменного имени сроком на два года за 250 дол. - на 150 дол. дороже, чем берет NSI. Владельцы Intermic оформляли контракт через NSI за 100 долларов и присваивали разницу.

- Онлайновые (Интернет) аукционы. На этих аукционах продают либо не существующие, либо чужие вещи, спекулируют билетами, торгу­ют дипломами учебных заведений, не существующих в природе, и други­ми подобного рода предметами. Почти 43 % всех зарегистрированных слу­чаев онлайнового мошенничества в США связаны с интернет-аукционами. Такие данные сообщает Центр по регистрации случаев мошенничества. К наиболее распространенным случаям относятся: неосуществление поставки или платежа, искажение ха­рактеристик продаваемого товара, использование недействительных кре­дитных карточек или чеков.

Всего за 2004 г. IFCC зарегистрировал 49711 жалоб пользователей сети Интернет. Общие потери от данного вида мошенничества оценивают­ся в 117 млн. дол.

- Интернет-магазины. Специфика данных магазинов в том, что они предлагают различные товары и услуги, используя сеть Интернет. Клиент, приходя на главную страницу Интернет-магазина, может найти то, что ему нужно. Оплата может быть сделана тремя способами: с помощью кредит­ной карты, по почте или непосредственно курьеру, который заказанныйтовар доставит на дом. Самыми популярными Интернет-магазинами явля­ются те, что торгуют книгопечатной продукцией, аудио-видео продукцией, а также программами для ЭВМ и базами данных.

Согласно данным Австралийского института криминологии (А1С), около 10 % онлайновых операций в Азиатско-Тихоокеанском регионе свя­заны с различного рода мошенничествами.

Заключение

Проведенное исследование позволяет в сжатом виде сформулировать теоретические обобщения и выводы.

Имущественные преступления характеризуются рядом особенностей, имеющих уголовно-правовое значение и выделяющих их из числа других преступлений.

Особенностью мошенничества, в частности, является то, что законодательно расширен предмет преступного посягательства. Кроме имущества в диспозиции ст. 159 УК РФ указано право на имущество, которое может незаконно приобретаться преступниками. В представленной работе в числе других была затронута актуальная проблема, касающаяся вопроса о том, что же следует считать «правом на имущество» по смыслу ст. 159 УК. До сих пор не урегулировано ни законодательно, ни в Постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации решение данного вопроса. Представляется целесообразным закрепление определения права на имущество, например, в виде примечания к ст. 158 УК РФ.

Констатировано деление мошенничества, ответственность за которое предусмотрена ст. 159 УК РФ 1996 г., на две разновидности: хищение чужого имущества и приобретение права на чужое имущество.

Выделены наиболее весомые специфические причины мошенничества, резко и качественно усилившиеся в современных условиях вследствие смены в нашей стране социально-экономической формалин; перехода к рыночной экономике; усилившегося расслоения общества по уровню доходов; снизившегося уровня жизни подавляющего большинства населения; экономической и политической нестабильности и т.д. К таким причинам, на наш взгляд, относятся: в социально-экономической сфере - противоречия между потребностями и возможностями их удовлетворения в идеологической - между принципом социальной справедливости и фактической его реализацией; в культурно-воспитательной - между образованием и воспитанием.

Противоречия между потребностями и возможностями их удовлетворения выражаются в невозможности удовлетворения материальных потребностей, содержащей порой реализуемый потенциальный заряд удовлетворения последних противоправными способами и средствами.

Противоречия между принципом социальной справедливости и фактической его реализацией заключаются в нарушении того принципа, приведшем к тому, что неправопослушные стали богатыми и заняли верхние ступени социальной лестницы, а правопослушные, став бедными, порой неимущими, опустились к ее подножию.

В процессе юридического анализа состава преступления мошенничества на основе имеющихся в уголовно-правовой литературе концепций объекта преступления непосредственный объект мошенничества определен как общественные отношения собственности, связанные с порядком распределения материальных благ в государстве, складывающиеся по поводу имущества или права на имущество.

Определены предмет мошенничества и право на имущество. Предметом мошенничества, представляющего собой хищение, является движимое и недвижимое чужое для виновного имущество, имеющее стоимость. Правами на чужое имущество, приобретаемыми при мошенничестве, могут быть как права собственника, так и вещные права лиц, не являющихся собственниками. Правами на имущество, вытекающими из права собственности, являются, в частности, право отчуждения своего имущества в собственность другим липам; права владения, толкования и распоряжения имуществом; право отдачи имущества в залог, право дарения имущества, право его сдачи в аренду и иные права, предусмотренные ГК РФ (ст. 209, 260, и другими).

Субъект мошенничества, кроме совершающего это преступление с использованием своего служебного положения либо имеющего две или более судимости за ранее совершенные хищения или вымогательство, - общий - физическое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста, совершившее общественно опасное деяние, предусмотренное ст. 159 УК РФ 1996 г., а совершающий данной преступление с использованием своего служебного положения либо имеющий две или более судимости за указанные преступления - специальный.

Обосновано, что субъективная сторона мошенничества характеризуется виной в виде прямого умысла, корыстными мотивом и целью, и детально освещен каждый из этих признаков.

Раскрыто содержание всех квалифицирующих признаков мошенничества, предусмотренных ч. 2 и 3 ст. 159 УК РФ 1996 г.

В частности, охарактеризован такой оценочный квалифицирующий признак, как причинение значительного ущерба гражданину. При определении этого признака необходимо исходить из объективного и субъективного критериев. Объективный критерий слагается из трех моментов. Первый заключается в том, что стоимость имущества, являющегося предметом мошенничества, должна быть свыше одного, что не более пятисот минимальных размеров оплаты труда; второй - в определении имущественного положения гражданина, исходя из имеющегося у него движимого и недвижимого наличного имущества, а также ежемесячного дохода в виде заработной платы, пенсии, пособия или какого-либо иного заработка, и третий - в установлении соотношения того и другого. Субъективный критерий состоит в осознании виновным всех перечисленных моментов.


Библиография

1) нормативно-правовые акты

1. Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ

2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25.04.1995 N 5 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности»

3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.04.1994 № 2 «О судебной практике по делам об изготовлении или сбыте поддельных денег или ценных бумаг»

2) литература

1. Абызова Е.Р., Кочкина С.В. Обман как способ совершения мошенничества // Государство и общество: политико-правовые проблемы: Межвузовский сборник статей. - Барнаул; Изд-во ААЭП, 2005. - с.124-127

2. Алембеков Д.Р., Мелехин О.Ю. Квалификация мошенничества с использованием пластиковых платежных карт // Информатизация и информационная безопасность правоохранительных органов: Труды XIV Международной научной конференции, проведенной 24-25 мая 2005 г.. - М.; Изд-во Акад. управления МВД России, 2005. - с.322-327

3. Быков В.В. Мошенничество в современной России // Человек: преступление и наказание: Сборник материалов научно-теоретической конференции. - Рязань; Академия права и управления Минюста России, 2005. Ч. 2. с.172-174

4. Быков Ю.М. Социальные последствия мошенничества в сфере страхования // Российский следователь. - М.; Юрист, 2005. - № 9. - с.39-42

5. Бондарь Е.А. Уголовно-правовая характеристика мошенничества и связанных с ним преступлений в сфере финансовой деятельности // Финансовое право. - М.; Юрист, 2005. - № 11. - с.21-31

6. Баранов С.Ю. Развитие страхового мошенничества в условиях современных рыночных отношений // Вестник Волжского университета им. В.Н. Татищева: К 10-летию Волжского университета им. В.Н. Татищева. - Тольятти; ВУиТ, 2005. - Вып. 50. - с.110-117

7. Горелов А. Незаконное предпринимательство и мошенничество // Законность. - М., 2004. - № 3. - с.41-42

8. Дьячков А.М. Пути предупреждения мошенничества и обеспечения конституционных прав граждан в жилищной сфере // Конституция Российской Федерации и проблемы уголовного права, криминологии и уголовного процесса: Сборник научных трудов. Волгоград, 2005. - с.64-68

9. Дудаев А.Б. Установление типичных признаков коммерческого мошенничества // Проблемы организации раскрытия и расследования преступлений в сфере экономики: Материалы региональной научно-практической конференции (26 мая 2004 г.). - Белгород; ООНИ и РИД БелЮИ МВД России, 2004. - с.59-61

10. Дерябина-Чистякова Е.Н. Способы мошенничества в сфере денежного обращения, кредита и банковской деятельности // Вопросы совершенствования правоохранительной деятельности органов внутренних дел: Межвузовский сборник научных трудов адъюнктов и соискателей. - М.; Изд-во Моск. ун-та МВД России, 2005. - с.179-186

11. Исаева Л.М. Классификация и особенности квалификации видов мошенничества, совершаемого с использованием сети Интернет // Юридический консультант. - М.; ЮРМИС, лд, 2005. - № 1. - с.29-36

12. Исаев А. Фиктивные деньги как инструмент мошенничества // Законность. - М., 2005. - № 5. - с.25-27

13. Зыков Д.А. Компьютерные мошенничества с использованием сети Интернет // Проблемы обеспечения прав и интересов личности в России: Материалы Всероссийской конференции, г. Владимир, 16 декабря 2004 г.. - Владимир; Изд-во Владимир. ун-та, 2005. - с.83-86

14. Кочкина С.В. О понятии мошенничества в уголовном законодательстве России // Государство и общество: политико-правовые проблемы: Межвузовский сборник статей. - Барнаул; Изд-во ААЭП, 2005. - с.118-123

15. Кочкина С.В. К вопросу о способах совершения мошенничества при осуществлении сделок купли-продажи недвижимого имущества // Актуальные проблемы борьбы с преступлениями и иными правонарушениями: Материалы Третьей международной научно-практической конференции, 14 апреля 2005 г.. - Барнаул; Изд-во Барнаул. юрид. ин-та МВД России, 2005. - с.141-142

16. Лунин Н.Н., Петухов Б.В. Проблемы квалификации преступных деяний: отграничение мошенничества от смежных составов преступлений и иных правонарушений // Адвокатская практика. 2004. - № 2. - с.22-24

17. Лунин Н.Н., Петухов Б.В. К вопросу о понятии мошенничества // Юрист. 2004. - № 3. - с.62-64

18. Лесняк В.И. Объективные признаки мошенничества // Вестник Челябинского государственного университета, 2004. - № 1. - с.85-91

19. Мишукова И.О., Шекле М.В. Обман и злоупотребление доверием как способы совершения мошенничества // XXXII Неделя науки СПбГПУ: Материалы межвузовской научно-технической конференции. - С.-Пб.; Изд-во СПбГТУ, 2004. - Ч. 8. - с.148-150

20. Методики и модели оценки вероятности мошенничества в бизнесе / Багрецов С.А., Львов В.М., Ткачев Н.И.. - Тверь; Триада, 2005. - 74 с.

21. Степанюк О.С. Причинение значительного ущерба гражданину как квалицирующий признак кражи, мошенничества, присвоения и растраты // Проблемы организации раскрытия и расследования преступлений в сфере экономики: Материалы региональной научно-практической конференции (26 мая 2004 г.). - Белгород, 2004. - с.152-156

22. Сунчалиева Л.Э. Право на имущество как предмет мошенничества (некоторые дискуссионные вопросы) // Труды юридического факультета Ставропольского государственного университета. - Ставрополь; Ставропольсервисшкола, 2004. - Вып. 5. - с.160-162

23. Преступления против собственности: Теоретико-прикладное исследование / Лопашенко Н.А.. - М.; ЛексЭст, 2005. - 408 с.

24. Романчугова Т.Ю. Мошенничество, совершенное с использованием лжепредприятий, как объект исследования на предварительном следствии и в суде // Юридическая мысль: Научно-практический журнал. - С.-Пб.; Изд-во С.-Петербург. юрид. ин-та, 2004. - № 3 (22). - с.85-95

25. Семенов В.М. Признаки объективной стороны хищения // Российский следователь. - М.; Юрист, 2005. - № 4. - с.15-17

26. Семенов В.М. Особенности субъективной стороны хищения // Российский следователь. - М.; Юрист, 2005. - № 5. - с.18-21

27. Семенов В.М. О понятии предмета хищения // Российский следователь. - М.; Юрист, 2005. - № 9. - с.34-37

28. Современные способы совершения мошенничества: особенности выявления и расследования / Волохова О.В.. М.; Юрлитинформ, 2005.

29. Страховое мошенничество: Правовая оценка, практика выявления и методы пресечения / Жилкина М.С.. - М.; Волтерс Клувер, 2005. - 192 с.

30. Шерстобитова Е.В. К вопросу о предмете мошенничества // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: Материалы международной научно-практической конференции, 29 - 30 января 2004 г.. М., 2004. - с.326-330

31. Ценова Т.Л. Понятие, состав и виды коммерческого мошенничества // Российский судья. - М.; Юрист, 2004. - № 4. - с.27-31

32. Толстых Е.С. Мошенничество с использованием высоких технологий: проблемы квалификации // Сборник студенческих научных работ: В 3-х частях. - Белгород, 2004. - Вып. 7: Ч. 3. - с.137-139

33. Филимонов Н.А. Субъект мошенничества: уголовно-правовая и криминологическая характеристика // Проблема правосубъектности: современные интерпретации: Материалы научно-практической конференции, Самара, 26 фераля 2004. -2-е изд., испр. и доп.. - Самара; Изд-во Самар. гуманит. акад., 2004. - Вып. 2. - с.206-210

34. Якимович Е.Я. Способы мошенничества с использованием платежных банковских карт // Юридический консультант. 2005. - № 10. - с.10-14


[1] См. также: Борзенков Г.Н. Ответственность за мошенничество (вопросы квалификации). М.: Юридическая литература, 1971. С. 5-6.

[2] Мустафаев Ч.Ф. Уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с хищениями имущества. Баку. 1994. С. 20-21

[3] См. также: Гаухман Л.Д, Максимов С.В. Уголовная ответственность за преступления в сфере экономики. М.; Учебно-консультационный центр «ЮрИнфоР». 1996. С. 64.

[4] Содержание признаков хищения раскрыто в юридической литературе. См., например: Мальцев В. Понятие хищения/Российская юстиция, 1995. № 4. С. 35-37; Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Ответственность за преступления против собственности. М.: Учебно-консультационный центр «ЮрИнфоР», 1997. С. 23-37.

[5] См. также: Мустафаев Ч.Ф. Уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с хищениями имущества. Баку, 1994. С. 65. Сходно, хотя и без фиксации того, что указанные способы предусмотрены уголовным законом, формы хищения определяются и в других научных трудах по уголовному праву. См., например: Владимиров В.А., Ляпунов Ю.И. Социалистическая собственность под охраной закона. М.: Юридическая литература, 1979. С.35

[6] Гаухман Л.Д. Максимов С.В. Ответственность за преступления против собственности. М.: Учебно-консультационный центр «ЮрИнфоР», 1997. С. 66.

[7] См., например: Кригер Г.А. Квалификация хищений социалистического имущества. Изд. 2-е, испр. и допол. М.: Юридическая литература, 1974. С. 91; Тельнов П. Соотношение формы, размера и стадии хищения/ Социалистическая законность, 1981, № 1. С. 47.

[8] См., например: Кириченко В.Ф. Закон и общественность в борьбе с хищениями. М.: Знание, 1971. С. 18-19.

[9] См. также: Мустафаев Ч.Ф. Проблемы уголовной ответственности за хищения имущества. Баку: ИПО «Азербайджанская энциклопедия», 1995. С. 55-57; Гаухман Л.Д, Максимов С.В. Уголовная ответственность за преступления в сфере экономики. М.: Учебно-консультационный центр «ЮрИнфоР», 1996. С. 118; Гаухман Л.Д, Максимов С.В. Ответственность за преступления против собственности. М.: Учебно-консультационный центр «ЮрИнфоР», 1997. С. 65.

[10] БВС РСФСР. 1982. № 2. С. 14.

[11] Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций. М.: изд-во БЕК. 1996. С. 136. См. также: Уголовное право Российской Федерации. Общая часть. Учебник для юридических вузов. М.: Юрист, 1996. С. 84.

[12] См. Гаухман Л.Д. Объект преступления. Лекция. М.; Академия МВД РФ, 1992. С. 17-19.

[13] Владимиров В.А. Квалификация преступлений против личной собственности. М.: ВШ МООП СССР, 1968. С. 11.

[14] Косых С.В Мошенничество и борьба с ним (уголовно-правовое и криминологическое исследование на материалах транспорта)//Дисс....канд.юрид. наук. М.: Академия МВД СССР, 1990. С. 19.

[15] Качурии ДВ. Уголовная ответственность за обман и злоупотребление доверием (мошенничество) в отношении предприятий, организаций и коммерческих структур с различными формами собственности в период рыночных отношений//Дисс.... канд. юрид. наук. М: Юридический институт МВД РФ, 1996. С. 73.

[16] Григорьева Л.В. Уголовная ответственность за мошенничество в условиях становления новых экономических отношений//Автореф. дисс.... канд. юрид. наук. Саратов: Саратовская государственная академия права, 1996. С. 10.

[17] Гаухман Л.Д Объект преступления. Лекция. М.: Академия МВД РФ, 1992. С. 21.

[18] Качурин Д.В. Уголовная ответственность за обман и злоупотребление доверием (мошенничество) в отношении предприятий, организации и коммерческих структур с различными формами собственности в период рыночных отношений//Дисс.... канд. юрид. наук. М.: Юридический институт МВД РФ, 1996. С. 59. См. также: Кригер Г.А. Квалификация хищений социалистического имущества. М.: Юридическая литература. 1971. С. 27.

[19] Качурин Д.В. Уголовная ответственность за обман и злоупотребление доверием (мошенничество) в отношении предприятий, организаций и коммерческих структур с различными формами собственности в период рыночных отношений//Автореф. дисс.... канд. юрид. наук. М.: Юридический институт МВД РФ, 1996. С. 13.

[20] Борзенков Г.Н. Ответственность за мошенничество (вопросы квалификации). М.: Юридическая литература, 1971. С.7

[21] См. также: Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Ответственность за преступления против собственности. М.: Учебно-консультационный центр «ЮрИнфоР». 1997, С. 37.

[22] См., например: Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления. М.: Госюриздат, 1957. С. 179.

[23] См., например: Загородников Н.И. Понятие объекта преступления в советском уголовном праве//Труды ВЮА, вып. 13. М, 1951. С. 44.

[24] Никифоров Б.С. Объект преступления по советскому уголовному праву. М.: Госюриздат, 1960 С.132.

[25] См. Герцензон А.А. Уголовное право. Часть Общая. М.: Юриздат, 1948. С. 291.

[26] См. также: Сергеева Т.Л. Борьба с подлогами документов по советскому уголовному праву. М., 1949. С. 39.

[27] См., например: Коржанский Н.И. Предмет преступления (понятие, виды и значение для квалификации). Учебное пособие. - Волгоград: Высшая следственная школа МВД СССР, 1976.

[28] Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть. Учебник для юридических вузов. М.: Юрист, 1996, С.149

[29] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть. М.: Издательская группа ИНФРА. М - НОРМА. 1996. С. 128. См. также: Ляпунов Ю. Ответственность за вымогательство//Социалнстическая законность, 1989, № 6. С. 36; Иванов Н. Уголовная ответственность за вымогательство//Советская юстиция, 1989. № 10. С. 27.

[30] Борзеиков Г.Н. Ответственность за мошенничество (вопросы квалификации). М.: Юридическая литература, 1971. С. 19.

[31] См. также: Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Уголовная ответственность за преступления в сфере экономики. М.: Учебно-консультационный центр «ЮрИнфоР», 1996. С. 69; Гаухман Л.Д, Максимов С.В. Ответственность за преступления против собственности. М.; Учебно-коисультационный центр «ЮрИнфоР», 1997. С. 27-28.

[32] Минская В., Калодина Р. Преступления против собственности. Проблемы и перспективы законодательного регулирования//Российская юстиция, 1996, № 3. С. 13.

[33] Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Уголовная ответственность за преступления в сфере экономики. М.: Учебно-консультационный центр «ЮрИнфоР». 1996. С. 69; Гаухман Л.Д. Максимов С.В. Ответственность за преступления против собственности. М.: Учебно-консультационный центр «ЮрИнфоР», 1997. С. 28. См. также; Ворошилии Е. Предмет преступления при мошенничестве //Социалистическая законность, 1976, №9. С. 60.

[34] Яни П. Хищение: некоторые вопросы предмета и ущерба//3аконность, 1996, № 10. С. 14.

[35] См. Гаухман Л.Д, Максимов С.В. Уголовная ответственность за преступления в сфере экономики. М.: Учебно-консультационный центр «ЮрИнфоР», 1996. С. 65; Гаухман Л.Д, Максимов С.В. Ответственность за преступления против собственности. М.: Учебно-консультационный центр «ЮрИнфоР». 1997. С. 23-24.

[36] См., например: Кудрявцев В.Н. Теоретические основы квалификации преступлений. М.: Госюриздат. 1963. С. 243-278; Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступлений. М.: изд-во Московского университета, 1984. С. 176-179; Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений (понятие, значение и правила). Лекция. М.: Академия МВД СССР, 1991. С. 30-32 и др.

[37] См. также: Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Уголовная ответственность за преступления в сфере экономии. М.: Учебно-консультационный центр «ЮрИифоР», 1996. С. 73-74; Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Ответственность за преступления против собственности. М.: Учебно-консультационный центр «ЮрИнфоР», 1997. С. 31-32.

[38] См.: Гаухман Л. Д. Максимов С. В. Уголовная ответственность за преступления в сфере экономики. М.: Учебно-консультационный центр «ЮрИнфоР», 1996. С. 75. Гаухман Л.Д., Максимов С. В. Ответственность за преступления против собственности. М.: Учебно-консультационный центр «ЮрИнфоР», 1997. С. 33.

[39] Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации в двух томах. Том первый. Нижний Новгород: НОМОС, 1996. С. 402. См. также: Качурин Д.В. Уголовная ответственность за обман и злоупотребление довернем (мошенничество) в отношении предприятий, организаций и коммерческих структур с различными формами собственности в период рыночных отношений//Дисс....канд. юрид. наук. М.: Юридический институт МВД РФ, 1996. С. 38-39.

[40] Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Уголовная ответственность за преступления в сфере экономики. М.: Учебно-консультационный центр «ЮрИнфоР», 1996. С. 75; Гаухман Л.Д, Максимов С.В. Ответственность за преступления против собственности. М.: Учебно-консультационный центр «ЮрИнфоР», 1997. С. 33.

[41] Качурин Д.В. уголовная ответственность за обман и злоупотребление доверием (мошенничество) в отношении предприятий, организаций и коммерческих структур с различными формами собственности в период рыночных отношений //Дисс... .канд.юрнд.наук. М.: Юридический институт МВД РФ, 1996. С. 41-42.

[42] Ожегов С.И. и Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80000 слов и фразеологических выражений//Российская АН; Российский фонд культуры. - 3-е изд., стереотипное - М.:АЗЪ, 1996.С. 422.

[43] См.: Борзенков Г.Н. Ответственность за мошенничество (вопросы квалификации). М.: Юридическая литература, 1971. С. 30-54.

[44] Там же. С. 31

[45] См.: Кривенко Т., Куранова Э. Расследование преступлений в кредитно-финансовой сфере // Законность. 1996, №1. С.20.

[46] См. также: Борзенков Г.Н. Ответственность за мошенничество (вопросы квалификации). М.: Юридическая литература, 1971. С. 58.

[47] Клейменов М.П. Криминологическая характеристика и профилактика мошеннических посягательств на личную собственность: Учебное пособие. Омск, 1980. С. 4-5, 39.

[48] Там же. С. 42.

[49] Клейменов М.П. Указ. соч. С. 44.

[50] Ваксян А. Практика уголовного сыска. М., 1999. С. 139-143.

[51] Здравомыслов Б.В. Уголовное право РФ. Особенная часть. М., 1996. С. 150.

[52] Бюллетень Верховного Суда СССР. 1986. № 6. С. 6-7.

[53] Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. № 7. С. 3.

[54] Там же. С. 3.

[55] Ткаченко В. Мошенничество // Юридическая газета. 1997. № 4. С.7.

[56] Осадин Н. Н., Дьячков А. М. Финансовый рынок и особенности расследования мошенничеств Волгоград. Академия МВД РФ, 2000. С. 41.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий