регистрация / вход

Направления совершенствования взаимоотношений государства и религиозных организаций

Понятие и виды религиозных объединений, их административно-правовой статус. Государственно-конфессиональные взаимоотношения в России. Реализация федерального законодательства о свободе совести и вероисповедании на примере г. Нижнекамска и Дагестана.

Содержание

Введение

1. Теоретические аспекты развития государственно-конфессиональных взаимоотношений

1.1 Понятие, сущность и виды религиозных объединений

1.2 Исторические аспекты и этапы развития взаимоотношений государства и религии

1.3 Административно-правовой статус религиозных организаций

2. Анализ организационно-правовых аспектов взаимоотношений государства и религиозных организаций

2.1 Система взаимоотношений государства и религиозных организаций в России

2.2 Региональные аспекты взаимоотношений государства и религиозных организаций

2.3Исследование взаимоотношений муниципальных органов власти и религиозных организаций на примере города Нижнекамска

3. Направления совершенствования взаимоотношений государства и религиозных организаций

3.1Опыт совершенствования взаимоотношений государства и религиозных организаций на примере республики Дагестан

3.2Программа мероприятий по совершенствованию взаимоотношений муниципальных органов власти и религиозных организаций

4. Программа мер по обеспечению выпускной квалификационной работы

4.1 Обоснование экономической эффективности и социальной значимости внедрения разработанных мероприятий

4.2Математическое и статистическое обоснование выпускной квалификационной работы

4.3 Нормативно-правовое обеспечение выпускнойквалификационнойработы

4.4 Компьютерное обеспечение выпускной квалификационной работы

4.5 Социологическое обеспечение выпускной квалификационной работы

Заключение

Ссылки на использованные источники

Список использованных источников

Приложение А Анкета.

Введение

Актуальность темы. Государственно-религиозные отношения на протяжении многих веков выступают составной частью системы общественных отношений любого общества. В силу целого ряда специфических особенностей они могут быть отнесены к одному из видов так называемых «синтетических» общественных отношений, которые складываются в результате тесного взаимоотношений материальных и идеологических связей в обществе. Эти отношения, будучи относительно самостоятельными, находятся в тесной взаимосвязи с социально-экономическими, политическими и нравственными отношениями. История свидетельствует, что они постоянно развиваются и изменяются в зависимости от развития общества.

Законы и иные нормативные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации и затрагивающие реализацию права на свободу совести и свободу вероисповедания, а также деятельность религиозных объединений, должны соответствовать Федеральному закону "О свободе совести и о религиозных объединениях" [1]. В случае противоречия Федеральному закону нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации по вопросам защиты права на свободу совести и свободу вероисповедания и по вопросам деятельности религиозных объединений действует Федеральный закон.

Это конкретизирует применительно к предмету настоящего Федерального закона требования статей 71 и 72 Конституции Российской Федерации, в соответствии с которыми в ведении Российской Федерации находятся регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина, а в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации - только защита указанных прав и свобод [2]. В то же время в области прав человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания действуют и другие федеральные законы.

В этой связи представляется очень важным, чтобы принятие федеральных законов, действующих в данной сфере, не порождало коллизий в самом федеральном законодательстве. С другой стороны, не менее важной является проблема реализации федерального законодательства о свободе совести и о религиозных объединениях в субъектах Российской Федерации и муниципальных образованиях.

Право человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания может быть ограничено федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов человека и гражданина, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Установление преимуществ, ограничений или иных форм дискриминации в зависимости от отношения к религии не допускается.

Говоря о региональных особенностях взаимоотношений государства и религиозных организаций, необходимо отметить, что в Республике Татарстан отсутствуют ясно определенное видение роли религии в современном обществе, концептуальные основы государственной политики в религиозной сфере, что создает многочисленные проблемы и в законодательстве и в реальной практике отношений между государством и религиозными объединениями.

Степень разработанности. Изучением и оценкой взаимоотношений государства и религиозных организаций занимаются многие современные ученые.

В частности, можно отметить интересные и актуальные исследования В.В. Локосова, изучающего особенности влияния политических процессов на религиозные объединения. В работах этого автора немаловажное значение придается проблематике вовлечения церкви и религиозных организаций в политические и социальные процессы, происходящие в стране и отдельных регионах.

Нельзя не отметить и работы Л.Н. Салахатдиновой, сосредоточенные на выявлении особенностей представления информации о религиозных организациях и объединениях в СМИ.

Особое место отводится исследованиям В.С. Сычевой, рассматривающей сферу политики и межнациональные отношения в восприятии религиозных общностей.

В работе используются статистические данные, представленные в исследованиях С.Б. Филатова и Р.Н. Лункина.

Однако, несмотря на большой объем публикаций и исследований проблем взаимоотношений государства и религиозных организаций, существует множество нерешенных и до конца не исследованных проблем, в частности, это касается нормативно-правовых аспектов рассматриваемого взаимоотношений.

Целью выпускной квалификационной работы является комплексное изучение организационно-правовых аспектов взаимоотношений государства и религиозных организаций.

Задачи работы:

­ изучить теоретические основы организационно-правовых аспектов взаимоотношений государства и религиозных организаций

­ рассмотреть систему взаимоотношений государства и религиозных организаций на федеральном и региональном уровнях;

­ провести анализ организационно-правовых аспектов взаимоотношений государства и религиозных организаций;

­ провести исследование взаимоотношений муниципальных органов власти и религиозных организаций на примере города Нижнекамска;

­ рассмотреть опыт совершенствования взаимоотношений государства и религиозных организаций;

­ разработать программу мероприятий по совершенствованию взаимоотношений муниципальных органов власти и религиозных организаций на уровне Республики Татарстан и Нижнекамского муниципального района.

Объект – религиозные организации и связанные с ними государственные структуры.

Предмет – формы и методы взаимоотношений государства и религиозных организаций.

Практическая значимость. Данная работа вносит определенный вклад в изучение взаимоотношений государства и религиозных организаций и определяет пути совершенствования обозначенного взаимоотношений. Она может быть использована органами муниципальной власти для подготовки предложений по совершенствованию взаимоотношений государства и религиозных организаций; студентами, обучающимися по специальности «Государственной и муниципальное управление» для подготовки к семинарским занятиям по различным учебным дисциплинам.

Методологическая база.

В работе использовался комплексный подход, позволивший изучить элементы системы взаимоотношений государства и религиозных организаций, наиболее полно отобразить проблему исследования, выявить основные формы и принципы взаимоотношений государства и религиозных организаций; определить административно-правовые аспекты взаимоотношений государства и религиозных организаций.

Также при написании данной работы использовался структурно-функциональный метод (были изучены структура и функции системы взаимоотношений государства и религиозных организаций); сравнительный метод использовался в основном при анализе нормативно-правовой базы регулирования взаимоотношений государства и религиозных организаций в субъектах РФ; применение нормативно-правового метода обусловлено необходимостью анализа нормативно правового материала, внутренней документации отдела по связям с общественными формированиями и национальным вопросам Нижнекамского муниципального района.

Для проведения социологического исследования был применены метод экспертного опроса, а для получения количественной и качественной информации об аспектах взаимоотношений государства и религиозных организаций применен метод анализа документов.

Эмпирическая база.

В работе использовались следующие материалы: отчеты отдела по связям с общественными формированиями и национальным вопросам Нижнекамского муниципального района;

­ аналитические отчеты о работе религиозных организаций, находящихся в рамках Нижнекамского муниципального района за 2005, 2006, 2007 года;

­ положение о регулировании деятельности религиозных организаций;

­ результаты социологического исследования в городе Нижнекамск;

­ программы и проекты по совершенствованию взаимоотношений государства и религиозных организаций, разрабатываемые и действующие на территории субъектов РФ.

Структура выпускной квалификационной работы состоит из введения, основной части, заключения, ссылок на использованные источники, списка использованных источников, приложений и папки-файла. Основная часть работы состоит из четырех разделов.

Первый раздел называется “Теоретические основы организационно-правовых аспектов взаимоотношений государства и религиозных организаций”, который в свою очередь состоит из трех подразделов, где раскрываются понятие, сущность и виды религиозных объединений, определяются исторические аспекты и этапы развития взаимоотношений государства и религии, а также анализируется административно-правовой статус религиозных организаций.

Второй раздел называется “Анализ организационно-правовых аспектов взаимоотношений государства и религиозных организаций”. Данный раздел включает три подраздела, в которых рассматривается система взаимоотношений государства и религиозных организаций в России, выявляются региональные аспекты взаимоотношений государства и религиозных организаций и производится исследование взаимоотношений муниципальных органов власти и религиозных организаций на примере города Нижнекамска.

Третий раздел называется “Направления совершенствования взаимоотношений государства и религиозных организаций”. Данный раздел включает два подраздела, в которых анализируется опыт совершенствования взаимоотношений государства и религиозных организаций на примере республики Дагестан и предлагается программа мероприятий по совершенствованию взаимоотношений муниципальных органов власти и религиозных организаций.

Четвертый раздел называется «Программа мер по обеспечению выпускной квалификационной работы» и включает пять подразделов.

В заключении подводятся все итоги по выпускной квалификационной работе в соответствии с целями и задачами, поставленными в начале работы.

В работе имеются приложения. В Приложении А дана структура взаимоотношений управления по связям с общественными, национальными и религиозными организациями с органами государственной власти, местного самоуправления и с общественными организациями


1. Теоретические основы организационно-правовых аспектов взаимоотношений государства и религиозных организаций

1.1 Понятие, сущность и виды религиозных объединений

Религия возникла около 40-50 тысяч лет назад, в эпоху верхнего палеолита. Наблюдая и осмысливая окружающий мир и себя в нем, человек понял, что его окружает упорядоченное мироздание, подчиняющееся так называемым законам природы. Изменить эти законы, установить другие человек не в силах. Лучшие умы во все времена бились над попыткой разгадать тайну и смысл жизни на земле, отыскать ту силу, которая обнаруживает своё присутствие в мире через связь вещей и явлений. Для этой силы человек придумал тысячи имён, но их суть одна - это Бог [3, с.43].

Религия (от лат religo - связывать, привязывать, заплетать) - это догматическая обрядовая система, отражающая мировоззренческие позиции некоторого сообщества людей. Религия означает глубинную природу человека и является формой его самоутверждения, т.е. результатом и причиной работы человека над собой, его самоограничения от всего, мешающего существованию его "Я".

Можно выделить три типа самоутверждения:

- языческий, опирающийся на связь с природой; человек воспринимает себя как часть мира; все явления и предметы мира, а также сам человек обладают душой, т.е. неощущаемой человеком частью, которая может покидать материальную оболочку, менять ее, но всегда стремиться проявиться в ней;

- религиозный, опирающийся на связь со сверхъестественными силами и этические требования; духи и души представляются уже как более самостоятельные и менее зависимые от материальной формы субстанции; человек и мир духов взаимовыгодны друг другу и зависимы друг от друга; духовные субстанции рассматриваются как совокупность, самостоятельный мир, организованный по своим законам; этот мир способен оказывать воздействие на мир людей; мир людей способен оказывать воздействие на мир богов; возникают посредники между этими мирами (герои, полубоги, ангелы);

- светский, опирающийся на художественной восприятие или научное познание сил природы и гуманистические нормы жизни в обществе. Духовное начинает рассматриваться как неотъемлемая часть материального, земного, человеческого мира. Человек видится единственным существом, способным воспринимать духовное и оказывать воздействие на его сущность и форму проявления [4, с.58].

Главным признаком религии является вера в сверхъестественные силы и существа, а также поклонение им. Если вера есть признак религии, то не всякая вера религиозна. Вера - это признание какой-либо информации достоверной без всякой ее перепроверки и сомнения в ее истинности. Вера может быть религиозной и светской. Человек верит, светски принимая информацию по своей воле, иногда сомневаясь или критикуя ее. Религиозная же вера не разрешает сомневаться и критиковать. Святыни веры религиозной являются оберегаемыми. Неверие или сомнение в данном случае рассматривается как тяжкий грех. В.С Соловьев писал: "Вера означает признание чего-либо истинным с такой решительностью, которая превышает силу внешних фактических и формально-логических доказательств".

Религиозную веру следует отличать от суеверий-предрассудков и заблуждений, зародившихся еще в язычестве, но возникающих и развивающихся и в современности.

Религиозная вера отличается от светской еще и тем, что непременно связана с культом и поклонением, почитанием божеств при помощи конкретно устанавливаемых действ-ритуалов.

Религия как культурный феномен обладает рядом признаков, отличающих ее от псевдорелигий:

- верования или вероучения - устные или письменные сказания, предания, мифы и легенды о божественных силах и существах. Различают верования многобожеские и единобожеские. Идея Бога составляет ядро верования. Верования систематизируются и осмысливаются в богословских трудах и по каналам проповеди, общения, обучения и воспитания проникают в обыденное сознание приверженцев религии;

- своеобразное поведение и взаимоотношений между верующими. Важно отметить, что поведение верующих во многом обусловлено и светской жизнью. Степень влияния мирского поведения зависит не только от специфики веры, но и от степени и глубины самой веры. Поведение верующего конфессионально, т.е. отражает те или иные особенности веры. Иногда религиозные требования доходят до полной изоляции от иноверцев и атеистов;

- наличие культа. Культ - это разнообразные, освященные канонами специфические формы поклонения Богу и другим религиозным святыням: церемонии, молебны, обряды, ритуалы и т.д. Культовые ритуалы выполняют для верующих функцию субъективной связи с Богом. Культ символичен и сакрален. Культ требует точного исполнения. Культ-это система религиозной практики, основанная на почитании, поклонении и возвеличивании какой-либо идеи, концепции, личности, вещи и т.д. Культ может носить и светский характер (культ денег, культ, питания, культ личности, культ разума и т.д.);

- функционирование религиозных организаций. Религия - институтализированное образование, представленное церковью. Церковь - культовое объединение единоверцев, управляемое особыми установлениями и разделенное на духовенство и мирян. Церкви, как правило, являются официально признаваемыми, а иногда государственными учреждениями. Исторически церковь выросла из института жречества. Церковь построена по иерархическому признаку соподчинения, при котором низшие чины должны подчиняться высшим. Главенство принадлежит наивысшему иерарху (папа, патриарх, далай-лама (в ламаизме-течении буддизма)). Исключением является мусульманское духовенство, в котором нет организационных структур. Большое значение в любой церкви играет монашество. Монахи - наиболее ревностные приверженцы религии, отрекшиеся от светского мира и придерживающиеся особо строгих аскетических правил. Они служат эталоном для мирян и обычно объединяются в общины - монастыри, являющиеся центрами церковной жизни. Церковь - это сложный отрегулированный механизм, система, обладающая определенной материальной базой и четким уставом. Но это не является обязательной нормой для всех религий;

- религия наделена особым предназначением в культуре. По выражению А. Тойнби, религия выступала "куколкой" зарождающихся цивилизаций, во многом определяя тип нарождающейся культуры. Религия несет в себе особое духовно-эмоциональное состояние, дополняющее научную, познавательную деятельность человека. Религия отзывается на вечную потребность человека в бессмертии, возмещая неустроенность земного бытия для человека. Религия регулирует отношения между людьми, объединяя их в устойчивые общности. Наконец, религия канонизирует многие ценности культуры [5, с.67].

Исследователями установлено, что определенные черты присущи всем религиям:

- отношение к сакральному, священному, святому или святости. В монотеистических религиях она отождествляется с Богом, в политеистических религиях с пантеоном богов, в других религиях - с миром духов или с моральными ценностями, с техническими ценностями и т.д.;

- теизм-специфика мировоззрения, при котором образуется особое понимание мира как личности, создавшей и преобразующей мир, но в то же время существующее над этим миром, как непроявляющаяся или частично проявляющаяся для человека сущность;

- фидеизм (от лат. fides - вера) - комплекс проявления сверхъестественного в естественном;

- стремление к иерархии во всем, что связано с религиозностью человека: от социальных отношений до предметов культа и культуры. Например, каждая религия прошла особую стадию, связанную с появлением культового языка: ведийский и санскрит - у индусов, вэньян - у китайцев, японцев и корейцев, авестийский - у зороастрийцев, арабский - у мусульман, латынь и старославянский - у христиан и т.д. [6, с.42]

Для того, чтобы исследовать ту или иную религиозную систему, можно использовать множество подходов: описывать обряды и ритуалы, рассматривать основы культа, систематизировать стилистику письменных или устных священных текстов, молитвы, изучать художественную часть религии (танцы, архитектуру, изобразительные виды), сопоставлять праздники или мифологические сюжеты и т.д. Однако в изучении той или иной религиозной системы важнее всего понять, почему, собственно, человек совершает то или иное поклонение, то есть понять культурные предпосылки данной вероучительной доктрины.

Именно вероучение выступает определяющим фактором любой религии, так как:

- вероучение первично по отношению к культу. Культ может изменяться, но вероучение остается неизменной. Человек остается верующим даже если его лишают возможности отправлять культ. Кроме того, часто неверующие люди участвуют в отправлении культовых обрядов. Существуют религии, в которых культ отсутствует вообще;

- вероучение независимо от авторитетного текста. Несколько религий могут пользоваться одним и тем же священным текстом. Вероучение может существовать в рамках сообщества вообще не знающего письменности;

- вероучение независимо от психологических особенностей его последователей. Люди одного психического склада могут исповедовать разные религии, а люди разных психических складов придерживаться одной веры;

- вероучение первично по отношению к общине своих последователей. Община может изменяться, разрушаться и даже исчезнуть вообще, но доктрины веры могут сохраниться в письменных источниках или в форме устной традиции;

- любое поклонение должно иметь смысл, отсутствие которого является признаком отсутствия самого поклонения. Представление о смысле лежит в сфере духа, но необязательно в сфере сознания. Скорее смыслополагание принадлежит области бессознательного. Можно жить со смыслом, быть верующим, но не осознавать этого предмета своей веры. Вера есть понятие рефлексивное, т.е. связано с фактом осознанности [7, с.88].

Функциями религии называют способы влияния религии на жизнь людей. Сколько у религии функций и как они называются - это пока еще предмет дискуссии между религиоведами. Нам представляется более правильной точка зрения, согласно которой существуют четыре основные функции религии. Они основные в том смысле, что их можно делить на функции второго порядка. Функции религии отличаются друг от друга ответом на вопрос, через что (или - как) они влияют на жизнь людей.

Мировоззренческая функция религии - это способ влияния религии на жизнь людей через мировоззренческие идеи, которые входят в содержание религии.

Политическая функция религии - это способ влияния религии на жизнь людей через политические идеи и политические поступки религиозных организаций.

Культуротранслирующая функция религии - это способ влияния религии на жизнь людей через отношение религиозных организаций к культуре.

Нравственная функция религии - это способ влияния религии на жизнь людей через пропаганду нравственных норм.

Во всех случаях, функции религии вносят в жизнь людей как положительные, так и отрицательные результаты. Или образно говоря, они порождают как плюсы, так и минусы.

Мировоззрение - это совокупность идей о наиболее общих закономерностях и о наиболее общих проблемах жизни. Эту совокупность идей можно называть также мировоззренческой информацией. Мировоззренческая информация отвечает на вопросы, существует ли Бог, каковы Его свойства, существуют ли чудеса, могут ли нарушаться законы природы, в чем смысл жизни, существует ли загробная жизнь и другие. Если специальная информация интересует только людей определенной профессии, то мировоззренческая информация интересует сразу всех. Мировоззренческая информация в огромной мере влияет на поведение людей. Это своеобразный командный пункт личности.

Один из плюсов религиозной мировоззренческой информации в том, что религия помогает верующим людям преодолеть отрицательные эмоции. Или другими словами можно сказать так: плюс в том, что религия дает людям утешение. Люди нуждаются в преодолении отрицательных эмоций. Если отрицательные эмоции (страх, горе, отчаяние, переживание одиночества и др.) продолжаются слишком долго и переживаются слишком глубоко, то человеческий организм "ломается". От переизбытка отрицательных эмоций люди или умирают, или сходят с ума. А это тоже не перспектива. Религиозное утешение - это великий плюс. Это своеобразная форма психотерапии. Причем эта форма психотерапии является массовой, дешевой и эффективной. Благодаря религиозному утешению человечество выжило в историческом прошлом. Благодаря этому утешению многие люди продолжают жить сейчас.

Другой плюс данной функции религии состоит в том, что она порождает и поддерживает общение у людей с общим для них мировоззрением. Общение - это важная потребность и высокая ценность в жизни людей. Отсутствие общения или его ограниченность заставляют страдать людей. Особенно сильно испытывают недостаток общения многие пенсионеры. Но страдают от одиночества и люди среднего возраста, и определенная часть молодежи. При помощи религии эта отрицательная сторона жизни преодолевается.

Историки говорят о наличии двух минусов у этой функции. Первый минус - отчуждение людей друг от друга по мировоззренческому признаку. Имеется в виду, что люди, принадлежащие к разным религиозным конфессиям, часто относятся друг к другу, как минимум, безразлично, как максимум недружелюбно, а в отдельных случаях даже враждебно. Чем более сильно пропагандируется в той или иной религии идея избранности, тем более сильным является отчуждение между верующими разных конфессий.

Однако этот минус не является абсолютным. Существует религия (бахаизм), моральный кодекс которой не только не практикует отчуждение по отношению к инакомыслящим, но, напротив, осуждает такое поведение, как нравственный порок. Руководство ряда религиозных организаций учит своих последователей по-братски, по-товарищески относиться к людям с иной мировоззренческой ориентацией. Во многих религиях (в православии, католицизме, исламе и др.) наличие или отсутствие такого отчуждения или, по крайней мере, его степень зависят от уровня культуры и уровня нравственного развития верующих. Наиболее цивилизованные верующие, вопреки догматике, подталкивающей к отчуждению, и в соответствии с нравственными нормами, призывающими к сближению, ведут себя по отношению к инакомыслящим дружелюбно.

Второй минус мировоззренческой функции (по мнению историков) - понижение уровня социальной активности верующих людей. Под социальной активностью понимается нерелигиозная деятельность, направленная на служение другим людям или обществу в целом. Это и общественно-полезный труд и общественно-политическая деятельность, и научно-культурная деятельность, и помощь нуждающимся. Религии через свою мировоззренческую функцию в основном мешают участию верующих в общественно-политической деятельности (участие в выборах, митингах и демонстрациях, в разработке и обсуждении политических документов, в деятельности профсоюзов, политических партий и т.п.). Каким образом? Иногда через прямые запреты на участие в общественно-политической деятельности (так, например, обстоит дело в конфессии Свидетелей Иеговы), но чаще всего через выросшую на почве мировоззрения атмосферу морального одобрения людей, которые в структуре своего личного времени "львиную долю" отдают собственно религиозной деятельности (молитвам, другим обрядам, изучению религиозной литературы, ее распространению и т.п.). В этой ситуации для деятельности на благо "других" или совсем не остается времени, или его остается очень мало [8, с.71].

Таким образом, необходимо заключить, что религии отличаются одна от другой - у каждой есть собственные боги, священные книги, ритуалы, святые места и храмы, а также многочисленные правила, по которым должны жить верующие. То, что в одной религии считается грехом, в другой может признаваться добродетелью. Каждую религию отличают особое мировоззрение и культ. Действительно, если из каждой религии убрать то, что отличает её от других, то останется суть, "сердцевина", практически одинаковая у всех религий.

У всех религий есть принципы, аналогичные заповедям Нового Завета, т.е. предписания "не убий", "не укради" и т.д.

Сходство основных религиозных моралей и функций религии приводит к тому, что многие философы, теософы и религиоведы начинают говорить о единой мировой этике, в той или иной степени представленной в моральном своде каждой религии.

На наш взгляд, в представленной работе необходимо определить такие понятия, как религиозное объединение, религиозная организация и религиозная группа.

В соответствии с ФЗ № 125 от 26.09.97 “О свободе совести и религиозных объединениях”, религиозным объединением в Российской Федерации признается добровольное объединение граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры и обладающее соответствующими этой цели признаками:

- вероисповедание;

- совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний;

- обучение религии и религиозное воспитание своих последователей.

Религиозные объединения могут создаваться в форме религиозных групп и религиозных организаций.

Религиозной группой в настоящем Федеральном законе признается добровольное объединение граждан, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры, осуществляющее деятельность без государственной регистрации и приобретения правоспособности юридического лица.

Религиозной организацией признается добровольное объединение граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры и в установленном законом порядке зарегистрированное в качестве юридического лица.

Классификацию религиозных объединений можно представить по четырем основаниям: по признаку принадлежности к юридическому лицу; по территории деятельности; по способу создания; по предмету (по вероисповеданию).

1.2 Исторические аспекты и этапы развития взаимоотношений государства и религии

Взаимоотношений религиозных институтов и политических структур в истории религии приобретали крайне разнообразные формы. Среди этих форм можно назвать теократические монархии, где государственная власть и государственная религия нераздельно слиты. В демократических странах принципом взаимоотношений религиозных организаций и государства становится их автономность друг от друга, а одним из главных прав личности является право исследовать любую религию или быть атеистом. Двадцатый век с его тоталитарными режимами породил такую диковинную и неведомую прежде форму взаимоотношений, как принудительный атеизм, ставший государственным мировоззрением, обязательным для всех граждан [9, с.67].

Исторически сложилось так, что христианство первые века своего существования было гонимой и не признанной государством религией. Отношение раннего христианства к государственной власти было резко оппозиционным, что определялось не столько спецификой Римской империи, но главным образом враждебностью христиан всему мирскому вообще. Это объяснялось их уверенностью в неминуемым скором наступление Царствия Божьего, обещанном Иисусом Христом. Слова Христа «Царство моё не от мира сего» ориентировали верующих на неприязненное и пренебрежительное отношение к существующей политической власти [10].

М. Вебер выделяет следующие аспекты отношения раннего и средневекового христианства к государству в целом:

- отвращение к Римской империи как к царству Антихриста;

- полное равнодушие, пассивная терпимость по отношению к власти, а отсюда - активное исполнение всех повинностей, в том числе уплаты налогов, если они прямо не угрожают спасению души; «отдавайте кесарево кесарю» означает именно полное равнодушие к делам мира;

- стремление держаться в стороне от конкретного политического сообщества, поскольку участие в нём необходимо ведёт к греху, но повиноваться начальству, пусть даже неверующему, так как оно всё-таки угодно Богу, хотя и грешно; как и всё устройство мира, его греховность - возложенное Богом на людей за грехопадение Адама наказание, которое каждый христианин должен терпеливо нести [11, с.93];

Две первые точки зрения относятся к периоду эсхатологических ожиданий. Что касается последней точки зрения, то христианство не отказалось от неё и после того, как стало государственной религией.

Напряжённость и враждебность между официальным Римом и христианством обострялись ещё больше из-за того, что христиане категорически отвергали культ императора и институт суда. Тем не менее, первые поколения христиан признавали, что государство выполняет функции носителя порядка в мире. Послания апостола Павла, в частности, внушали верующим представление о том, что всякая существующая власть от Бога и направлена к добру. Во втором «Послании к фессалоникийцам» Павел утверждает, что Римское государство, благодаря сложившемуся в нём правопорядку, «сдерживает» падение мира в бездну хаоса, куда толкает его Антихрист. Эти идеи легли в основу христианского политического сознания на долгие времена. А антиримские идеи раннего христианства оказали заметное влияние на развитие христианского радикализма и пацифизма, отвергающие всякое сотрудничество с государством, в том числе военную службу и участие в судопроизводстве [12, с.62].

Государственная власть Римской империи, в свою очередь, рассматривало христианство как одну из сект иудаизма, причём наиболее антигосударственную и злонамеренную из всех. Несмотря на постепенное распространение христианских идей за пределы первоначального ядра секты, представленного, действительно, преимущественно евреями, христианство продолжало вызывать неприязнь и противодействие, периодически выливавшиеся в жестокие преследования с массовыми пытками и казнями. Перелом произошёл после принятия христианства императором Константином, с которого начинается период превращения христианской религии из гонимой и презираемой в государственную, «византийская эра» её истории.

Византийский период можно охарактеризовать как чисто теократический. Эта эпоха возникновения и расцвета на практике та называемого «цезаропапизма» - слияние светской и церковной власти. Символическим выражением идеи стала церемония коронования и миропомазания императора.

Унаследования от Византийской империи Россией концепции христианского монарха как воплощения «власти от Бога» служила теоретическим обоснованием необходимости в обществе института монархии. Монархия обеспечивала единовластие и преемственность стратегии управления государством, а церковь укрепляла и освещала её своим сакральным авторитетом. Однако эта гармония в отношения церкви и государства оставалась внутренне противоречивой, поскольку в ней подспудно сторону. Усиление государственной власти сопровождалось и оттеснением на второй план церкви.

В римском католицизме взаимопроникновение государства в церкви проявлялось особенно наглядно. Политические лидеры занимали в церкви важнейшие посты. Вопреки принципам нестяжания, и исповедуемым первоначальным христианством, церковь всё более обрастала разнообразным движимым и недвижимым имуществом, превратившись в крупнейшего землевладельца и работодателя. По меньшей мере, со времён обращения в христианство императора Константина в 312 г. н. э. и примерно в 1870 г. католическая церковь была бесспорной частью европейского социалистического порядка. Хотя доктрина церкви подчёркивала превосходство духовного над мирским, в действительности сама религиозная власть церкви испытывала постоянное вмешательство со стороны светских властей. Крупнейшие католические государства Европы оказывали серьёзное влияние не только на политику папы, но даже на его избирание. Франция, Испания и Австралия обладали даже официально призванным церковью правом вето на любую кандидатуры во время анклавов по избранию нового папы. Это продолжалось до 1903 г., когда папа Пий X (1903 - 1914) объявил вето не имеющим силы.

В 19 веке Папство имело репутацию самой реакционной силы в европейской политике. Папы определяли и провозглашали официальное мнение церкви по таким либеральным принципам, как свобода прессы, отделение церкви от государства и свобода религии. Это мнение было бескомпромиссно отрицательным. Папы прилагали все усилия для отстаивания своего положения правителя в собственном мирском королевстве как залога своей религиозной независимости. Церковь вступала в союз с авторитетными государствами, и до 1850 г. сам папа являлся абсолютным монархом не только в церкви, но и во всём мирском государстве, известном как Папская область в центре Италии [13, с.93].

Однако, уже начиная с 17 века, проявляется тенденция к пересмотру сложившихся отношений между церковью и государством. В основе нового паттерна отношений «церковь - государство» лежит концепция «естественного закона». В странах, где доминирующей религией стал победивший протестантизм, особый упор делается на укрепление суверенитета светской власти. Аналогичное развитие наблюдается и в католическом мире. Русская православная церковь также оказывается вовлечённой в этот процесс при Петре 1.

Мощный размах государственного вмешательства в дела церкви - одна из основных черт этого периода её истории. В учении Феофана Прокоповича соединились теократические представления об абсолютизме в его протестантском выражении с византийским пониманием государственной власти; согласно этой новой концепции властитель является высшим хранителем и защитником догматов церкви. Свою задачу Пётр 1 видел в более тесном сращивании церкви и государства и превращении первой в инструмент морали. Уничтожение патриаршества преподносилось как выражение заботы, политической целью этого акта было устранение конкурента в лице церковной власти. Задачей Духовной коллегии стало создание гарантированной организованной подконтрольности церковного аппарата государственной власти. Секуляризация церковных владений, сокращение числа монастырей - всё это было результатом рационалистическим об общественной пользе.

Для исполнения этих замыслов и была создана Духовная коллегия, впоследствии Священный Синод, члены которого были слугами царя и государства. Юридическим основанием для создания этого института стал «Духовный регламент» важнейший церковный документ в истории России, в течение двух последующих веков определявший жизнь православной русской церкви. Составленный Феофаном Прокоповичем, этот документ имел целью привести в соответствии церковную реформу и государственные законы с тем, чтобы созданная Духовная коллегия в систему коллегий. Священный Синод стал высшим арбитром в духовных и светских делах. Обер-прокурор Синода (по закону лицо светского звания), который при Петре 1 был исключительным шефом синодальной канцелярии, поднялся в 19 в. до высшего чина в империи, управляя внутренней жизнью церкви («обер-прокурор - глаза властителя»)

После смерти Петра 1 Священный Синод был подразделён на два департамента: первый состоял из иерархов и занимался духовными делами, второй включал лиц светского звания. В отношении религиозных сект политика была сложной; государство рассматривало церковь как часть себя самого и вплоть до 19 в. религиозная оппозиция воспринималась, прежде всего, как политическая и соответственно преследовалась.

Церковь к концу синодального периода окончательно утратила способность функционировать как независимый институт, церковное руководство стало частью высшей министерской бюрократии. Церковь оказалась в изоляции в пучине реакции. Синод официально санкционировал сотрудничество духовенства с правоэкстремистскими политическими организациями после 1905г.

Непосредственно церковными делами управлял Святейший правительствующий Синод. Его членов - церковных иерархов и обер - прокурора, фактически возглавлявшего Синод, назначал император. Синод представлял собой фактически орган отраслевого государственного управления, своего рода министерство по делам Русской православной церкви. В основных законах, утвержденных еще Павлом 1, говорилось, что «Христианская православная вера есть первенствующая и господствующая», а «Император, яко христианский государь, есть верховный защитник и хранитель догматов господствующей веры и блюститель правоверия и всякого в церкви святого благочиния. На церковь возлагалось ведение актов гражданского состояния, брак был религиозным и заключался, и регистрировался в церкви. Дела семейные (конфликты между супругами, родителями и детьми, дела о расторжении брака) рассматривались в церковных судах (епархиальных консисториях) по церковному (каноническому) праву. Преступления против веры стояли на первом месте в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных и рассматривались как тяжелые государственные преступления. Церковь играла важнейшую роль в руководстве системой просвещения. Поэтому неудивительно, что обер - прокурор синода граф Д.А. Толстой длительное время совмещал также пост министра народного просвещения. На церковь фактически возлагались и некоторые функции полицейского надзора.

Провозглашенный во время Великой Французской революции принцип разделения церкви и государства продолжением мировоззрения эпохи Просвещения. Этот принцип утверждался также и основателями американской демократии, в данном случае вместе с комплексом идей, сформировавшихся в борьбе пуритан против британской епископальной системы. Во Франции революционное государство приняло на себя функции, прежде выполнявшиеся церковью, - воспитание, заключение брака и т.д., заменив традиционную религию секуляризированным «культом разума» - практическим эквивалентом «гражданской религии» Руссо.

С конца 18 века берут начало две фундаментальные тенденции, связанные с разделением церкви и государства. Первая тенденция, наиболее отчётливое проявление которой мы находим в Конституции США, заключается в предоставление церкви, независимой от светских властей, максимальной свободы в реализации её духовных, моральных и воспитательных задач. В Соединённых Штатах благодаря этому была создана система общедоступных церковных школ и воспитательных учреждений, религиозными организациями открыто множество университетов.

Теоретическим основанием этой веры служила марксистская концепция религии как иллюзорно-компенсаторного духовного образования, порождённого эксплуатацией и социальным отчуждением. Религия была главным препятствием установлению монополии марксизма в идейно-культурной области.

Государство терпит церковь как культовое учреждение и официально признаёт свободу совершения религиозных обрядов.

Беркен характеризует марксистскую идеологическую монокультуру как «современный мирской вариант теократии». Советская идеология, считает Беркен, это уникальное сочетание философских и религиозных воззрений: «Квазирелигиозный характер советской коммунистической идеологии становится главным общим знаменателем в процессе многих критических исследований коммунизма».

В 1922 г. в Политбюро ЦК РКП(б) была создана специальная «Комиссия по проведению отделения церкви от государства», позже переименованная более откровенно в «Антирелигиозную комиссию». В массовом количестве закрывались церкви, начались карательно-пропагандистские антирелигиозные акции. 23 февраля 1922 года ВЦИК издал декрет о принудительных изъятии церковных ценностей.

Религиозность стала рассматриваться как разновидность гражданской неблагонадёжности и неполноценности.

В результате отделения от государства церковь приобрела столь желанную внутреннюю духовную свободу, но её внешнему институционному существованию угрожало разрушение. Все аспекты церковной реформы отступили на задний план перед главным вопросом: удастся ли церкви выжить как институту.

После смерти Патриарха Тихона в 1925г. советское правительство запретило выборы нового патриарха.

Посланием митрополита Сергия от 27 июля 1927г. определило отношение церкви к государству. Она окончательно подпала под власть государства. К началу второй мировой войны церковная организация была практически полностью ликвидирована повсеместно.

Начало войны с фашисткой Германией открыло новый этап в истории церковно-государственных отношений. Советское правительство пересмотрело свою антицерковную политику, а Русская православная церковь вступила в период существенного восстановления.

Поворот в сталинской политике в отношении церкви приходится на 1943 г., когда состоялась его встреча с духовенством. Церковь как институт получила возможность восстановления. Впервые после 1926 г. церковному Синоду было разрешено выбрать патриарха. В то же самое время СНК СССР учредил новый Совет по делам Русской православной церкви, который должен был представлять в правительстве интересы церкви.

В январе 1945 г. был принят новый устав, восстанавливающий организационную основу Русской православной церкви. В1946 г. вновь были открыты семинарии.

Однако при этом Русская православная церковь должна была, безусловно, поддерживать внутреннюю и внешнюю политику правительства. Руководители церкви даже присвоили Сталину титул «духовного вождя» и «истинного защитника церкви».

В 1945 г. был созван Поместный собор, на котором был избран новый патриарх Алексий (Симанский), и Русская православная церковь вновь вернулась в лоно морового православия.

Дальнейшая деятельность Русской православной церкви тесно связана с «борьбой за мир». Ко времени смерти Сталина церковь вновь обрела в обществе и государстве духовную силу, но затем последовали новые испытания [14, с.127].

Эпоха умеренного ослабления напряжения в отношениях между государством и церковью окончилась с развертыванием Хрущевым в 1959 г. антирелигиозной кампании, которая длилась до конца 1964 г. Курс на победу коммунизма, провозглашенный Н.С. Хрущевым, предполагал ликвидацию религии. Московская патриархия, как и вся Русская православная церковь, рассматривалась в известном смысле как пережиток сталинизма, который должен быть устранён [15, с.69].

За пять лет церковь потеряла большинство прав, полученных во время войны. Начавшееся с 1959 г. преследования церкви привело к утрате ею 2/3 её институтов (из 22тыс. храмов и 69 монастырей, существовавших к 1958 г., осталось 10 тыс. храмов и 16-17 монастырей; в брежневское время число храмов уменьшилось до 7 тыс.). Единственным положительным моментом было лишь возобновление в этот период международных контактов Русской православной церкви с другими церквями. Новая политика руководителя партии и государства М.С. Горбачёва привела к более терпимому отношению к религии и существенно улучшила взаимосвязи между государством и Русской православной церковью [16, с.84].

Говоря об истории развития государственно-конфессиональных отношений, можно выделить следующие основные этапы. Первый этап охватывает период от Крещения Руси до начала 17 века, когда был создан первый централизованный орган по церковным делам в России - Монастырский приказ. Особенностью первого этапа является отсутствие специальных государственных органов по контролю за религиозными объединениями. Конец первого этапа характеризуется заинтересованностью церковных людей в передаче определенной части церковной власти в руки государства, прежде всего полномочий в области суда.

Принятие Соборного уложения 1649 года явилось началом второго этапа, который завершился заменой института Патриаршества синодальной формой управления Церковью в 1721 году. Он характеризуется значительным расширением полномочий Монастырского приказа от права суда по незначительной части церковных дел до большого увеличения пространства суда по делам, традиционно находившимся в ведении Церкви, контроля за финансами Церкви, за ее издательской деятельностью, за переходом монахов в другие монастыри, установлением дисциплинарной власти государства над духовенством и пр.

Третий этап характеризуется установлением более полного экономического, политического и организационного контроля государства за деятельностью религиозных объединений, которое выразилось в распространении власти светских чиновников на вопросы внутренней жизни конфессий. Высшие органы управления Русской Православной Церкви перешли в ведение государства, произошло слияние церковных и государственных институтов. Для контроля за инославными и иноверными религиозными объединениями создавались специальные органы в различных государственных ведомствах. Эти органы менялись на протяжении всего третьего этапа, который завершился с падением монархии.

Четвертый этап развития государственного управления в религиозной сфере относится к периоду Временного правительства. На этом этапе был образован новый орган по делам религиозных объединений - Министерство по делам исповеданий. Данный этап отличался своей неоднозначностью: с одной стороны, государство продекларировало невмешательство в дела религиозных объединений, предоставив им право самостоятельно решать вопросы внутреннего управления; с другой - нарушало права конфессий, осуществляя политику секуляризации некоторых видов имуществ, находящихся в собственности религиозных объединений.

Следующим - пятым - этапом развития деятельности государственных органов по вопросам религиозных объединений, явился советский период, который завершился с упразднением в 1990 году Совета по делам религий СССР. К правовым проблемам этого периода следует отнести нарушение государственными органами принципа отделения государства от религиозных объединений, которое выразилось в активном вмешательстве власти во внутреннюю жизнь конфессий и преследованиях верующих. При реализации политической линии советского руководства, направленной на искоренение к религиозной жизни в стране, значительную роль играли центральные и местные органы по делам религий [17, с.68].

Таким образом, необходимо заключить, что формы и принципы взаимоотношений политических структур и религиозных институтов в истории религии приобретали крайне разнообразные формы. В демократических странах принципом взаимоотношений религиозных организаций и государства становится их автономность друг от друга, а одним из главных прав личности является право исследовать любую религию или быть атеистом.

Говоря же об истории развития государственно-конфессиональных отношений в России, можно выделить пять основных этапов, первый из которых - период от Крещения Руси до начала 17 века, когда был создан первый централизованный орган по церковным делам в России - Монастырский приказ. Заключительным, пятым этапом развития деятельности государственных органов по вопросам религиозных объединений, явился советский период, который завершился с упразднением в 1990 году Совета по делам религий СССР.

1.3 Административно-правовой статус религиозных организаций

В общем виде к нормативно-правовой базе регулирования деятельности религиозных организаций можно отнести Конституцию Российской Федерации (с изм. от 14.10.2005), Гражданский Кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 [18], Федеральный закон "О свободе совести и о религиозных объединениях" от 26.09.1997 N 125-ФЗ (ред. от 29.06.2004), а также принимаемые в соответствии с ними иные нормативно-правовые акты Российской Федерации и нормативно-правовые акты субъектов Российской Федерации [19, 20].

Необходимо также учитывать, что согласно Конституции Российской Федерации (ст. 15) в случае, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные Законом, то применяются правила международного договора.

Особое место в законодательстве Российской Федерации занимает Федеральный закон "О свободе совести и о религиозных объединениях", статья 1 которого указывает на то, что он регулирует правоотношения в области прав человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания, а также правовое положение религиозных объединений.

При этом Федеральный закон 1997 г. "О свободе совести и религиозных объединениях" не проводит каких-либо различий между свободой совести и свободой вероисповедания, по тексту акта они используются совместно в виде обобщенного понятия. Причем надо отметить, что в Законе предусмотрено одно право личности, охватывающее обе данные свободы. Ст. 3 именуется "Право на свободу совести и свободу вероисповедания". Однако из анализа ст. 28 Конституции и ст. 3 Закона следует, что к содержанию данного права и соответствующих свобод нужен многоаспектный подход. Ничто в законодательстве о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях не должно истолковываться в смысле умаления или ущемления прав человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания, гарантированных Конституцией Российской Федерации или вытекающих из международных договоров Российской Федерации. В частности, провозглашенная резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 25 ноября 1981 г. Декларация о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений (ст. 1, 2) гласит, что никто не должен подвергаться принуждению, умаляющему его свободу иметь религию или убеждения по своему выбору, а свобода исповедовать религию или выражать убеждения подлежит лишь ограничениям, установленным законом и необходимым для охраны общественной безопасности, порядка, здоровья и морали, равно как и основных прав и свобод других лиц, и исключает дискриминацию на основе религии или убеждений со стороны любого государства, учреждения, группы лиц или отдельных лиц.

Изучение реестра нормативных правовых актов субъектов Федерации показало, что только немногим более чем десятью субъектами Федерации приняты и действуют законы, регулирующие вопросы защиты прав граждан на свободу совести и свободу вероисповедания, а также деятельность религиозных объединений [21, с.78].

Все эти законы, кроме дополнительно принятого Республикой Дагестан Закона "О запрете ваххабитской и иной экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан" [22], в разное время приводились в соответствие с федеральным законодательством. Однако, как представляется, сделано это было во многом формально.

В одних субъектах Федерации собственные законы после принятия Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" были признаны утратившими силу без принятия других законов (например, в Хабаровском крае, Орловской обл. и др.). В других под давлением федеральных структур были исключены статьи, прямо противоречащие законодательству Российской Федерации, но без учета всех требований нового Федерального закона. А в Республике Дагестан после внесенных 10 мая 2001 г. изменений преамбула Закона "О свободе совести, свободе вероисповедания и религиозных организациях" содержала прямо противоречащее Конституции Российской Федерации и Федеральному закону "О свободе совести и о религиозных объединениях" положение о том, что настоящий Закон "обеспечивает равенство всех традиционных религиозных конфессий" [23].

Закон "О свободе совести и о религиозных объединениях" не содержит механизма контроля за осуществлением органами местного самоуправления отдельных государственных полномочий, которыми он их наделяет. Из всех изученных законов субъектов Федерации о свободе совести и о религиозных объединениях только Закон Волгоградской области от 27 ноября 2001 г. "О защите прав граждан на свободу совести и свободу вероисповедания на территории Волгоградской области" (ст. 2) и Закон Тюменской области от 8 февраля 2001 г. "О деятельности религиозных объединений в Тюменской области" (ст. 2) наделяют органы местного самоуправления соответствующих субъектов правом образовывать органы по связям с религиозными объединениями, т.е. полноценно исполнять возложенные на них федеральным законодательством отдельные государственные полномочия по защите прав граждан на свободу совести [24, 25].

Представляется, что без решения данного вопроса органы местного самоуправления не смогут полноценно выполнять возложенную на них федеральным законодательством обязанность по обеспечению на соответствующих территориях охраны прав и свобод граждан, а районные и городские администрации, кроме этого, не смогут оказывать эффективное содействие органам суда, прокуратуры и юстиции в их работе [26, с.78].

Право человека выбирать, иметь и менять убеждения не ограничено ничем и предусматривает право относить себя к любой религии, состоять в любом религиозном объединении, в которое его примут, переходить из одного религиозного объединения в другое (например, перейти из христианства в ислам, из адвентистов - в православные).

Это личное право не распространяется на группу людей, состоящих в религиозной организации. Так, представляется неправомерным переход всей организацией из одной религии в другую и даже в рамках одной религии переход из подчинения одной централизованной организации, утвердившей ее устав, в подчинение другой (например, в рамках христианства - из католичества в православие, из Русской Православной Церкви - в Истинно-православную церковь и т.п.), поскольку это входит в противоречие с уставом религиозной организации, где закрепляется ее принадлежность.

Конституция Российской Федерации предоставляет право на свободу совести каждому. Однако пользование этими правами иностранцами связано с законностью их пребывания на территории страны. Действующее законодательство обусловливает деятельность временно пребывающих в России иностранцев целью их нахождения в стране. Постоянно проживающие иностранцы пользуются правом на свободу совести (кроме права на участие в учреждении религиозной организации, ст. 9 Закона) наравне с гражданами Российской Федерации. Но они не могут назначаться на определенные должности и заниматься определенной трудовой деятельностью, если это требует принадлежности к российскому гражданству.

Иностранец, находящийся в Российской Федерации незаконно, может быть выдворен за ее пределы, а при совершении уголовно наказуемого деяния - подвергнут наказанию, связанному с лишением свободы. В последнем случае пребывание такого лица в России приобретает законную основу и, соответственно, оно пользуется правом на свободу совести и свободу вероисповедания наравне с иными лицами, отбывающими наказание.

Граждане Российской Федерации равны перед законом во всех областях гражданской, политической, экономической, социальной и культурной жизни независимо от их отношения к религии и религиозной принадлежности. Гражданин Российской Федерации в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой. По просьбам религиозных организаций решением Президента Российской Федерации священнослужителям в соответствии с законодательством Российской Федерации о воинской обязанности и военной службе в мирное время может предоставляться отсрочка от призыва на военную службу и освобождение от военных сборов [27, с.77].

Право на замену военной службы альтернативной гражданской службой установлено частью 3 статьи 59 Конституции Российской Федерации и в соответствии со статьей 18 Конституции действует непосредственно. Отношения, связанные с реализацией гражданами Российской Федерации конституционного права на замену военной службы по призыву альтернативной гражданской службой, регулируются Федеральным законом "Об альтернативной гражданской службе" [28].

По вопросу, касающемуся предоставления священнослужителям отсрочки от призыва на военную службу, действуют Указ Президента Российской Федерации от 14 января 2002 г. N 24 "О предоставлении священнослужителям отсрочки от призыва на военную службу" и Постановление Правительства Российской Федерации от 23 января 2003 г. N 51 "Об утверждении Положения о предоставлении священнослужителям отсрочки от призыва на военную службу".

В частности, Президент Российской Федерации своим Указом в соответствии со ст. 24 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" и ст. 3 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" постановил предоставлять по просьбам религиозных организаций отсрочку от призыва на военную службу священнослужителям (до 300 человек), получившим в установленном в конфессиях порядке духовный сан (звание) и занимающим в религиозных организациях соответствующие должности, при условии, что религиозные организации не имеют возможности заменить их на этих должностях иными лицами на время исполнения обязанностей священнослужителя. Правительство Российской Федерации в соответствии с настоящим Указом определяет порядок предоставления отсрочки от призыва на военную службу священнослужителям [29, с.71].

В соответствии с Законом никто не обязан сообщать о своем отношении к религии, и не может быть подвергнут принуждению при определении своего отношения к религии, к исповеданию или отказу от исповедания религии, к участию или неучастию в богослужениях, других религиозных обрядах и церемониях, в деятельности религиозных объединений, в обучении религии. Запрещается вовлечение малолетних в религиозные объединения, а также обучение малолетних религии вопреки их воле и без согласия их родителей или лиц, их заменяющих [30, с.12].

Запрет на вовлечение в религиозные объединения и обучение религии малолетних (несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет, ст. 28 Гражданского кодекса Российской Федерации) вопреки их воле и без согласия их родителей согласуется с положениями ст. 26 Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 г., согласно которой родители имеют право приоритета в выборе вида образования для своих малолетних детей; ст. 5 Декларации о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений от 25 ноября 1981 г., в соответствии, с которой каждый ребенок имеет право на доступ к образованию в области религии или убеждений в соответствии с желанием его родителей или в соответствующих случаях законных опекунов и не принуждается к обучению в области религии или убеждений вопреки желаниям его родителей или законных опекунов, причем руководящим принципом являются интересы ребенка [31, с.20].

Принципы, провозглашенные в Итоговом документе Венской встречи представителей государств - участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе от 15 января 1989 г. (п. 16.7), обязывают уважать среди прочего свободу родителей обеспечивать религиозное и нравственное воспитание своих детей в соответствии со своими собственными убеждениями. Эти принципы закреплены в ряде других международных правовых актов об уважении права родителей и лиц, их заменяющих, воспитывать детей в соответствии со своими собственными убеждениями и своим отношением к религии.

В случае если родители по-разному относятся к религии, договоренность по вопросу о религиозном воспитании детей является внутрисемейным делом. Вместе с тем если ребенок добровольно участвует в богослужениях с одним из родителей без согласия другого, то определяющим является желание ребенка и отсутствие принуждения.

Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе сопряженное с насилием над личностью, с умышленным оскорблением чувств граждан в связи с их отношением к религии, с пропагандой религиозного превосходства, с уничтожением или с повреждением имущества либо с угрозой совершения таких действий, запрещается и преследуется в соответствии с федеральным законом. Проведение публичных мероприятий, размещение текстов и изображений, оскорбляющих религиозные чувства граждан, вблизи объектов религиозного почитания запрещаются.

В соответствии со ст. 148 Уголовного кодекса Российской Федерации незаконное воспрепятствование деятельности религиозных организаций или совершению религиозных обрядов наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев [32].

Так, например тайна исповеди охраняется законом. Священнослужитель не может быть привлечен к ответственности за отказ от дачи показаний по обстоятельствам, которые стали известны ему из исповеди. Это соответствует ст. 51 Конституции Российской Федерации, часть 2 которой предусматривает установление Федеральным законом иных случаев освобождения от обязанности давать свидетельские показания, кроме указанных в самой Конституции. Данное положение нашло отражение и в статье 56 Уголовно-процессуального кодекса РФ, в соответствии с которой священнослужитель не подлежит допросу в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди.

Под запретом оскорбления религиозных чувств граждан необходимо понимать оскорбление граждан в связи с их отношением к религии, с их религиозными чувствами. Не имеют юридического содержания понятия "религиозные чувства граждан" и их "оскорбление", так как, с одной стороны, экстремистски настроенные религиозные деятели и фанатично верующие люди могут объявить оскорбляющими их религиозные чувства любые мероприятия, тексты и изображения, не вытекающие из их вероучения или расходящиеся с ним, а с другой стороны, могут быть предприняты попытки истолковать это положение закона так, будто нельзя оскорблять религиозные чувства граждан только вблизи объектов религиозного поклонения, а в других местах это допустимо.

Не существует и юридически определенного содержания термина "вблизи". Необходимо исходить из того, что на ограде церкви, внутри церковной ограды или в самом храме, безусловно, нельзя. На практике за оскорбительными мероприятиями, текстами и изображениями чаще всего стоят действия конкурирующих религиозных организаций. Поэтому вряд ли разумно в непосредственной близости друг от друга размещение молитвенных зданий таковых религиозных организаций.

К тому же, разрешение коллизий должно основываться на равенстве прав как верующих различных вероисповеданий, так и нерелигиозных граждан. Следует отметить, что и нерелигиозные граждане могут усматривать посягательство на их свободу совести в нарочитом размещении религиозных текстов и изображений вблизи светских культурных центров и объектов, в активной до навязчивости деятельности миссионеров, попытках проникновения пропагандистов той или иной религии в жилище и приставании к прохожим на улицах, в стремлении религиозных объединений воздействовать на людей, работающих на государственных предприятиях или в организациях [33, с.26].

Итак, в общем виде к нормативно-правовой базе регулирования деятельности религиозных организаций можно отнести Конституцию Российской Федерации (с изм. от 14.10.2005), Гражданский Кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994, Федеральный закон "О свободе совести и о религиозных объединениях" от 26.09.1997 N 125-ФЗ (ред. от 29.06.2004), который регулирует правоотношения в области прав человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания, правовое положение религиозных объединений, а также принимаемые в соответствии с ними иные нормативно-правовые акты Российской Федерации и нормативно-правовые акты субъектов Российской Федерации.

Целесообразно подчеркнуть, что право человека выбирать, иметь и менять убеждения не ограничено ничем и предусматривает право относить себя к любой религии, состоять в любом религиозном объединении, в которое его примут, переходить из одного религиозного объединения в другое. В соответствии с Законом никто не обязан сообщать о своем отношении к религии, и не может быть подвергнут принуждению при определении своего отношения к религии.

2. Анализ организационно-правовых аспектов взаимоотношений государства и религиозных организаций

2.1 Система взаимоотношений государства и религиозных организаций в России

В настоящее время в России одним из основных направлений развития государственно-конфессиональных отношений является сотрудничество государства и религиозных объединений. Некоторые религиозные организации, особенно русская православная церковь (далее - РПЦ), приобрели немалое политическое влияние и особый статус, несмотря на положения статьи 14 Конституции России о равенстве религиозных объединений. И именно с ними государство наиболее тесно сотрудничает в разных областях – от благотворительности и просвещения до разрешения социальных и политических конфликтов. Такое сотрудничество дает и свои положительные результаты, но нередко оно выходит за рамки законодательства [34, с.36].

Необходимо отметить положительное значение социального служения религиозных объединений. Их социальная работа – одно из важных направлений восстановления находящейся в глубоком упадке социальной сферы. Религиозные объединения вносят свой вклад в восстановление и приумножение культурного наследия России, связанного с религиозной традицией. Возрождение национальных обычаев народов России также во многом связано с осмыслением и возрождением их религиозных традиций.

Отмечая позитивный вклад религиозных объединений в развитие российского государства и общества, мы не можем игнорировать негативные аспекты религиозного возрождения в России. Сложившиеся к настоящему времени государственно-конфессиональные отношения привели к клерикализации государства и общества, размыванию принципа светского государства, нарушениям права граждан на свободу совести.

Одним из основных принципов регулирования государственно-конфессиональных отношений в России является разделение религиозных объединений на "традиционные" и "иные", хотя юридически такая классификация в российском законодательстве не установлена [35, с.78].

В России твердо укоренилась традиция "разностатусности" религиозных объединений. Во все периоды истории в нашей стране существовал "табель" статуса религиозных объединений, законодательно утвержденный (до 1917 года) либо неофициально установленный властью (с 1917 года). Этот табель менялся в разное время, но обязательно присутствовал. В настоящее время на федеральном уровне устоялся перечень "традиционных конфессий". Этот перечень включает РПЦ – наиболее влиятельное религиозное объединение, а также исламские и иудейские объединения и Традиционную буддийскую сангху России.

С теми или иными отличиями данный перечень воспроизводится на региональном уровне. В регионах, где сильны исламские традиции (Республики Татарстан и Башкортостан, республики Северного Кавказа), наибольшее влияние имеют епархия РПЦ и исламские объединения. В регионах с традициями буддизма (Калмыкия, Тува, Бурятия) власти отдают приоритет РПЦ и буддистам. В субъектах Российской Федерации, где традиционно проживали немцы и старообрядцы, как правило, не возникает проблем с властями у лютеран и старообрядцев[36, с.28].

В настоящее время в обязательном порядке во многих регионах России в светских государственных и муниципальных школах вводятся основы православной культуры. Не менее чем в 20 субъектах Российской Федерации к 2002 году по инициативе и за счет региональных властей было введено преподавание православного вероучения в светских школах.

Особый статус РПЦ выражается и в том, что органы государства и местного самоуправления оказывают ей финансовую поддержку. Основные формы такой поддержки в центральной России таковы:

- прямые дотации храмам;

- финансирование администрациями субъектов Российской Федерации православных изданий и учебных заведений, в том числе совместное учредительство региональными государственными органами и соответствующими епархиями официальных областных газет;

- содействие государственных органов деятельности фондов по сбору средств на воссоздание храмов, в том числе прямое участие региональных властей в таких фондах в качестве соучредителей [37, с.17].

Особый статус наиболее влиятельных религиозных объединений находит свое отражение в действующих нормативно-правовых актах. Так, Постановлением Правительства России от 4 января 2000 года № 2 Патриарху Московскому и Всея Руси, руководителям Центрального духовного управления мусульман России и Совета муфтиев России, а также Главному раввину России – Председателю Объединения раввинов СНГ, было предоставлено право устанавливать на служебные легковые автомашины особые государственные регистрационные знаки. Это право предоставлено им наряду с высшими государственными чиновниками и руководителями учреждений и организаций, тесно сотрудничающих с государством, таких, как РАО "ЕЭС России" и "Газпром". С принятием 17 сентября 2005 года Постановления Правительства России № 482 подобное право было предоставлено и главе буддийской традиционной сангхи России Дамбе Аюшееву.

Значительные привилегии имеют РПЦ и иные крупнейшие религиозные объединения России во взаимоотношенийх с силовыми структурами. Нередко военкоматы сотрудничают с православными священниками, а в некоторых регионах и с мусульманскими священнослужителями и вводят их в состав призывных комиссий. В частности, такая практика сложилась в Кемеровской области. В последнее время в ритуал принесения присяги вносится религиозная составляющая.

Очень часто нарушается пункт 4 статьи 4 Закона "О свободе совести", в соответствии с которым должностные лица органов государственной власти, других государственных органов и органов местного самоуправления, а также военнослужащие не вправе использовать свое служебное положение для формирования того или иного отношения к религии. Если, например, командир части предлагает солдатам принять присягу по православному обычаю, то в рамках армейской дисциплины это нередко является приказом [38, с.21].

Иногда предлагается юридически легализовать такой статус избранных религиозных организаций, закрепив в законодательстве понятие "традиционные религиозные организации". "Прорывом" в обосновании данного предложения был 2001 год [25]. С середины 1990-х годов периодически соответствующие законопроекты вносятся в Государственную Думу Российской Федерации. В 2002 году подобные проекты внесли депутаты С.Ю. Глазьев и А.В. Чуев. Правда, ни один из предложенных проектов не имел серьезных шансов на принятие. Их основным итогом до сих пор является только продвижение идеи введения в правовое поле названного понятия.

Введение в правовое поле понятия традиционных религиозных объединений нацелено на получение дополнительных прав ведущих религиозных объединений. Оно нарушает конституционный принцип равенства религиозных объединений (статья 14 Конституции России) и непосредственно связанные с ним положения Конституции России о праве каждого на свободу совести (статья 28) и равенстве прав и свобод человека независимо от отношения к религии (статья 19), поскольку поставят в неравное положение приверженцев различных религиозных учений.

Отчасти указанные законопроекты преследуют благую цель – создать благоприятные условия для социального служения церкви, выполнения ею общественно-полезных программ и проектов. Эта цель заслуживает поддержки, но необходимо выбрать оптимальные формы ее достижения. По нашему мнению, возможно предложить и иные, приемлемые в светском государстве пути достижения цели.

Нередко в качестве перспективного пути развития правовой основы социального партнерства государства и религиозных объединений в России рассматривается развитие системы соглашений государственных органов и религиозных объединений. Однако в настоящее время в России в значительной мере именно соглашения определяют развитие государственно-конфессиональных отношений, и недостатки такой системы уже выявились на практике.

В современной России широко распространилась практика заключения договоров и соглашений религиозных организаций с государственными органами как на федеральном, так и на региональном уровнях. Сотрудничество государственных органов и воинских структур с православными, мусульманскими и изредка протестантскими религиозными организациями оформляется заключением соглашений. Подобные соглашения с участием неправославных религиозных объединений заключаются гораздо реже. В отношении РПЦ можно говорить о том, что сложилась система таких соглашений.

Когда нет четкого правового регулирования, государственные органы в соглашениях обязуются содействовать религиозной организации в посещении исправительных учреждений, подготовке образовательных программ и т. п.; законность подобных положений вызывает сомнение с точки зрения равенства религиозных объединений. Некоторым религиозным организациям при заключении соглашений предоставляются гарантии реализации их прав, а другим такие гарантии не предоставляются. В связи с этим заключение соглашений государственных органов с крупнейшими религиозными организациями о сотрудничестве создает более благоприятные условия для деятельности наиболее влиятельных из них, что не соответствует статье 14 Конституции России, гарантирующей равенство всех религиозных объединений [39, с.66].

Нередко в результате соглашений государственных органов и религиозных объединений права и обязанности появляются у третьих лиц, например, у администраций школ, на которых возлагается основная нагрузка в деле реализации соглашений в области образования [40, с.32]. Но соглашение о сотрудничестве, заключаемое между органом власти и религиозным объединением, в российской системе права не признается источниками норм права, обязательными для третьих лиц. Поэтому оно не является обязательным для исполнения третьими лицами, что снижает его ценность как основания для сотрудничества государства и религиозного объединения [41, с.55].

В 1996 году Минздрав России заключил соглашение с РПЦ о борьбе с "тоталитарными сектами" и издал инструкцию о направлении жертв последних для реабилитации в православные храмы[33]. Министерство образования России в соответствии с п. 1.3.9 договора с Московской Патриархией РПЦ обязалось сотрудничать с РПЦ в "противодействии осуществления в образовательных учреждениях и средствах массовой информации деятельности тоталитарных и деструктивных сект и культов"[34]. Подобные положения и их практическое воплощение представляются некорректными не только с точки зрения обеспечения права на свободу совести тех, кто исповедует не православие, но и с точки зрения соблюдения принципа светского государства. Государство фактически отстаивает позицию одного из равных по законодательству религиозных объединений в ущерб правам иных объединений [42, с.22].

Пока сотрудничество государства и церкви остается вне правовых рамок и основывается на политическом консенсусе власти и иерархов, любая перемена политического курса способна существенно повлиять на государственно-конфессиональные отношения. И, если эти перемены будут негативны для религиозных организаций, последние не будут иметь возможности защитить свои права. Так, в Архангельской области после губернаторских выборов 2000 года, во время которых местная епархия РПЦ дистанцировалась от действующего губернатора, разрушилась система особых отношений региональной власти и РПЦ, и власти потеряли интерес к сотрудничеству с РПЦ. Аналогичная ситуация сложилась в Курской области, когда в 2000 году, после переизбрания А. Руцкого, новый губернатор, представляющий Компартию России, отказался продолжить сотрудничество с РПЦ[43]. Можно вспомнить и пример Украины, когда новый Президент Украины, Виктор Ющенко, сразу после победы упразднил комитет по делам религии, через который многие конфессии рассчитывали решать свои проблемы, в том числе и межконфессиональные споры. И большинство религиозных лидеров, строивших свои отношения с государством и религиозными конкурентами не через право, а пытаясь наладить отношения с государством, оказались к этому не готовы.

Отсутствие правовой основы, позволяющей наладить четкие взаимоотношений органов власти и религиозных объединений, и следующее из этого большое значение личностного фактора в их формировании имеет еще один негативный аспект. Это не позволяет в полной мере обобщить и использовать положительный опыт во взаимоотношенийх государственных органов и религиозных объединений. В результате государство очень часто оказывается неспособным обеспечить соблюдение Конституции России и прав религиозных меньшинств. А религиозные объединения вынуждены формировать свои отношения с органами власти в каждом регионе, в том числе с каждым ведомством. А это создает благоприятные условия для развития коррупции.

Так, в некоторых субъектах Российской Федерации взаимоотношений региональных властей и религиозных объединений основаны на межконфессиональном диалоге, что способствует соблюдению прав сторонников всех вероучений. В Алтайском крае спокойная религиозная ситуация обеспечивалась тем, что краевая администрация поддерживала добрые отношения почти со всеми религиозными объединениями и не ограничивалась контактами только с РПЦ. В Республике Тыва подписание в июле 2000 года Межконфессионального соглашения также позволило сгладить противоречия и наладить конструктивный диалог религиозных объединений. В Пермской области региональные власти сделали немало для сохранения толерантности межэтнических отношений, в частности, активно сотрудничают со всеми основными конфессиями. С 1993 года в области реализовывались специальные программы гармонизации межэтнических и межрелигиозных отношений. Последняя программа была рассчитана на 1999 – 2003 годы. И это принесло положительные результаты.

Напротив, в ряде субъектов Российской Федерации сложилась система особых отношений РПЦ и региональной власти. Часто местными и региональными органами власти распространяются списки религиозных объединений, с которыми нежелательно вступать в какие-либо контакты и, тем более, сотрудничать, либо справочно-методические рекомендации с подобными пожеланиями. Причем перечень религиозных организаций, которые признаются властями, нередко зависит от позиции чиновника, отвечающего за связи с религиозными объединениями.

Принятие в феврале 2001 года закона о миссионерской деятельности, которым ограничивалось гарантированное международными договорами и статьей 28 Конституции России право на распространение религиозных взглядов, привело к конфликту региональной власти с религиозными меньшинствами. В результате в области, где новые религиозные движения не столь широко распространены (а именно их деятельность, как правило, вызывает наиболее острые межконфессиональные противоречия), была искусственно создана конфликтная ситуация.

Несмотря на перечисленные недостатки современных государственно-конфессиональных отношений в России, в ближайшее время РПЦ и иные крупные религиозные объединения России выиграют от отсутствия четких правил регулирования государственно-конфессиональных отношений и рассчитывают добиться дополнительных прав и привилегий

Таким образом, в России, где с середины 1990-х годов складывается кооперационная модель государственно-конфессиональных отношений, представители ведущих религиозных объединений поддерживают ее дальнейшее развитие. Эта позиция отражается и в стремлении названных объединений и далее укреплять личные контакты с представителями власти и развивать систему соглашений с органами власти.

В целом, особенности взаимоотношений органов государства и религиозных объединений характеризуются следующим:

1. В настоящее время сотрудничество государства и религиозных объединений нередко выходит за рамки правового поля светского государства, а, когда оно не противоречит светскому характеру государства, законодательством не установлены гарантии прав религиозных объединений и верующих. Тем самым нарушается одно из ключевых требований светского государства – правовая форма государственно-конфессиональных отношений.

2. Предлагаемые некоторыми правоведами, религиоведами и религиозными деятелями пути разрешения этой проблемы – введение в правовое поле понятий традиционной конфессии либо традиционного религиозного объединения и развитие системы соглашений государственных органов и религиозных объединений – не позволит полностью устранить проблему – возвращение государственно-конфессиональных отношений в правовые рамки светского государства.

Перспективы развития социального партнерства государства и религиозных объединений – одна из актуальнейших проблем государственно-конфессиональных отношений. Особенно в связи с тем, что в настоящее время система взаимоотношений государства и религиозных объединений, основанная на их тесном сотрудничестве, порой противоречит светскому характеру государства. Когда такое сотрудничество допустимо в светском государстве, оно не имеет должного правового основания.

При правовом урегулировании проблем государственно-конфессиональных отношений на законодательном и на правоприменительном уровнях приоритет нередко отдается интересам религиозных объединений, а не правам и свободам личности. Отсутствуют правовые гарантии прав и личности, и религиозных объединений. В то же время гармоничное развитие правового регулирования в сфере свободы совести и деятельности религиозных объединений невозможно без учета прав как личности, так и религиозных объединений, без четкого решения в законодательстве всех основных вопросов регулируемых отношений.

В связи с этим представляется, что актуальна задача обеспечения на уровне законов и на подзаконном уровне установления гарантий реализации свободы совести каждого и создания благоприятных условий для благотворительной деятельности религиозных объединений. Обеспечение права каждого верующего – неотъемлемая часть соблюдения права религиозных объединений, так как через реализацию права верующих граждан, которые при необходимости в установленном порядке могут обращаться за содействием к религиозной организации, государство создает возможности для активной деятельности религиозных объединений.

Четкое установление гарантий реализации свободы совести во всех сферах и осуществления социального служения религиозных организаций предполагает установление механизма реализации гарантий. Должны быть определены должностные лица, обязанные обеспечить соблюдение данной свободы, сроки и порядок принятия ими решения, основания для принятия решения (заявления, обращения и т. п.), ответственность за невыполнение обязанностей. И в этом случае представители религиозных объединений и верующие будут знать, что при выполнении определенных условий в установленные сроки они смогут реализовать свои права, организовать работу по поддержке малоимущих. Если же установленный порядок будет нарушен, то появится возможность обращаться в суд за защитой своего права, оспаривать действия должностных лиц со ссылками на статьи нормативных правовых актов.

В настоящее время во многих случаях порядок реализации свободы совести каждого и прав религиозных организаций отсутствует или определен недостаточно четко, что дает возможность должностным лицам решать вопросы по своему усмотрению и лишает пострадавших от их действий граждан и религиозных объединений оспаривать действия (бездействие) должностных лиц.

В настоящее время развивается сотрудничество религиозных объединений и государственных медицинских учреждений. Правовое основание такого сотрудничества – пункт 13 статьи 30 Основ законодательства об охране здоровья, который гарантирует право пациентов на допуск к нему священнослужителя, а в больничном учреждении – на создание условий для отправления религиозных обрядов, в том числе на предоставление отдельного помещения, если это не нарушает внутреннего распорядка больничного учреждения.

В значительной мере формы реализации религиозными объединениями указанных прав определяются сформировавшейся в стране моделью государственно-конфессиональных отношений. Известны разные модели взаимоотношений государства и религиозных объединений. На наш взгляд, необходимо рассмотреть перспективу их закрепления в России с правовой точки зрения. Разумеется, исходными посылками такого анализа являются конституционные положения об отделении религиозных объединений от государства, равенстве религиозных объединений (статья 14 Конституции России), обеспечении права каждого на свободу совести (статья 28 Конституции России).

Как известно, отношения государства и религиозных объединений в условиях их отделения друг от друга строятся по образцу двух моделей – сепарационной и кооперационной. Первая предполагает равенство религиозных организаций и последовательное проведение в жизнь принципа светского государства. Ограничиваются сферы сотрудничества государства и религиозных объединений, устанавливаются довольно жесткие пределы их сотрудничества. Религиозные объединения рассматриваются как частные и не имеют привилегий в отношениях с государственными органами.

Попытка установить в начале 1990-х годов сепарационную модель государственно-конфессиональных отношений в России не удалась. В итоге к середине 1990-х годов сложилась кооперационная модель государственно-конфессиональных отношений, которая отчасти получила правовое закрепление после принятия в 1997 году Федерального закона "О свободе совести и религиозных объединениях". Она предполагает приоритетное сотрудничество государственных органов с наиболее массовыми и влиятельными религиозными объединениями в основных сферах общественной жизни.

Светские исследователи по-разному оценивают возможность закрепления кооперационной модели государственно-конфессиональных отношений в России. Сопредседатель Института свободы совести С.А. Бурьянов рассматривает ее как переходное состояние между государственной церковью и жестким отделением религиозных объединений от государства. По его мнению, в большинстве стран от элементов конфессиональных предпочтений постепенно отказываются, в то время как в России происходит возврат к ним.

На наш взгляд, в демократическом государстве неприемлема политика целенаправленного свертывания всех форм сотрудничества государства и религиозных объединений, если имеется положительный опыт совместного разрешения социальных проблем. Как справедливо замечает У. Кол Дурем, "стремление к механическому отделению церкви от государства любой ценой может незаметно подтолкнуть систему сначала к игнорированию религии, а затем и ее открытому отрицанию" [7, с.65]. Итогом этого может стать рост протестных и фундаменталистских настроений среди верующих. Подтверждает сказанное неоднозначная реакция общества во Франции на закон о запрете ношения учениками в светских школах "вызывающих" религиозных символов. Некоторые ученики уже были исключены из школ за нарушение этого закона, и дальнейшее формальное обеспечение светскости в школах может привести к усилению фундаменталистских течений среди мусульман Франции.

Поэтому установление четких правовых рамок сотрудничества государства и религиозных объединений и его приведение в соответствие с законодательством не означает, что оправданны попытки государства взять под контроль деятельность религиозных объединений, чтобы сформировать ту или иную роль религии в обществе. Государство не должно, вопреки воле общества, навязывать ему модель государственно-конфессиональных отношений.

На наш взгляд, в работе целесообразно представить схему взаимоотношений управления по связям с общественными, национальными и религиозными организациями с органами государственной власти, местного самоуправления и с общественными организациями (Приложение).

Итак, представляется, что при определении перспектив развития государственно-конфессиональных отношений и совершенствовании законодательства России о свободе совести и религиозных объединениях важно учесть следующие подходы:

1. Установление более тесных отношений с теми или иными религиозными объединениями в светском демократическом государстве возможно только на позитивной основе, для решения социальных задач. Причем оно возможно и без установления особого правового статуса ведущих религиозных объединений, при юридическом равенстве всех религиозных объединений.

2. При кооперационной модели государственно-конфессиональных отношений в России важнейшее значение приобретает четкое установление порядка сотрудничества государственных органов и учреждений с религиозными объединениями.

3. Сотрудничество с религиозными объединениями не должно умалять другие направления политики государства в сфере свободы совести, в том числе обеспечение светского характера государства и права каждого на свободу совести. В России в настоящее время нередко законодательство и практика сотрудничества государства и религиозных объединений не соответствуют конституционным положениям о светском характере государства и приоритете прав личности. Поэтому необходимо совершенствовать правовое регулирование, направленное на более четкое гарантирование права на свободу совести и светский характер государства, на уровне как законов, так и подзаконных нормативных правовых актов, а также совершенствовать практику реализации законодательства о свободе совести и религиозных объединениях.

4. Сотрудничество государства с религиозными объединениями не должно приводить к установлению особого статуса религиозной идеологии и умалению иных форм мировоззрения. Однако в настоящее время государственные органы порой принимают во внимание только одну сторону реализации свободы совести – право на свободу вероисповедания. Назрела необходимость скорректировать государственную политику в сфере свободы совести, чтобы более строго соблюдать конституционный принцип идеологического многообразия [43, с.56]

Рассмотрение системы взаимоотношений государства и религиозных организаций в России позволяет сделать следующие выводы:

1. С середины 1990-х годов в России РПЦ и некоторые иные крупнейшие религиозные объединения приобрели привилегированный статус. В последнее время он в ряде случаев закрепляется в подзаконных нормативных правовых актах, которые устанавливают льготы для избранных религиозных организаций (предоставление руководителям религиозных объединений права устанавливать на служебные машины особые номерные знаки, использовать залы аэропортов для официальных делегаций и т. п.).

2. Ведущие конфессии сотрудничают с государством на основании договоренностей высших иерархов с представителями власти и соглашений с государственными органами, чей правовой статус вызывает вопросы и которые в значительной мере сводятся к декларациям о намерении сотрудничать. В ближайшей перспективе наиболее влиятельные конфессии заинтересованы в такой ситуации, поскольку она позволяет им сохранять привилегированное положение.

3. Перспективным путем развития законодательства о свободе совести и религиозных объединениях, на наш взгляд, является установление гарантий реализации свободы совести во всех сферах – в армии, медицинских учреждениях и др. – путем установления ответственных должностных лиц, порядка и сроков принятия решений, оснований принятия решений (заявлений, ходатайств и т. п.), ответственности должностных лиц за нарушение данного порядка. Это позволит реализовать один из важнейших принципов светского государства – обеспечение правовой формы государственно-конфессиональных отношений, а также создаст надежную основу для долговременного развития государственно-конфессиональных отношений, гарантирующих соблюдение прав религиозных объединений при изменении политического курса.

2.2 Региональные аспекты взаимоотношений государства и религиозных организаций

На наш взгляд, говоря о региональных аспектах взаимоотношений государства и религиозных организаций, необходимо обратиться к опыту республики Татарстан и Башкортостан, где на протяжении многих столетий тесно взаимодействуют две мировые религии: христианство и ислам.

Последнее десятилетие прошлого столетия для Татарстана, как и для всех остальных регионов бывшего СССР, было ознаменовано бурным возвратом к религиозно-духовным ценностям. В этих условиях для государства было чрезвычайно важно определить характер формирующихся новых взаимоотношений между государством и религиозными объединениями. Главный принцип этих отношений состоял в отделении церкви от государства, и он нашел отражение в Конституции РФ. Ст. 14 Конституции гарантирует равноправие всех народов, населяющих РФ, и существующих на ней религий.

Возрождение религии в Татарстане было отмечено некоторыми недостатками, которые объясняются рядом исторических и политических обстоятельств. Прежде всего, рост религиозных общин и мечетей не сопровождался качественным развитием исламской мысли и осмыслением нравственно-духовных ценностей. Религия изучалась на уровне обрядовой практики и нередко – на фоне неприязни к традициям, закрепившимся в советскую эпоху, и духовной бедности – становилась причиной социальных конфликтов. Эти конфликты касались не только отношений верующих с членами их семей и обществом, но и познания верующими самих себя.С другой стороны, консервативность традиционных конфессий и их неспособность приспосабливаться к потребностям и запросам современного общества привела к тому, что их последователи нередко призывают государство принять жесткие меры против новых религий. Эти требования и опасения людей зачастую бывают не вполне обоснованными, во-первых, потому что они опираются не на объективную информацию, а на субъективные суждения; во-вторых, потому что в демократическом государстве деятельность религиозных общин может быть ограничена только по соображениям государственной и общественной безопасности и в случаях необходимости защиты прав и свобод граждан [44, с.21].

Следует отметить, что закон РФ "О свободе совести и о религиозных объединениях" не способствует пресечению противоправной деятельности религиозных объединений, которые в России и за рубежом называют деструктивными, и не учитывает специфику конфессиональных особенностей отдельных регионов, в частности – Татарстана. Для закрепления веротерпимости и недопущения проявления в Республике религиозного экстремизма и политизации деятельности религиозных организаций в 1999 г. был принят республиканский закон "О свободе совести и о религиозных объединениях".

Между этими двумя законодательными актами имеется ряд несоответствий. В частности, в преамбуле закона РТ подчеркивается особая роль ислама и православия при учете специфики других религий и течений. Особое внимание к себе привлекает п. 5 ст. 10 закона, уточняющий статус централизованной организации для мусульманских общин. В силу того, что федеральное законодательство позволяет трем общинам одного вероисповедания объединиться в самостоятельное духовное управление, заложенный в исламе плюрализм мнений оказался заложником в условиях религиозного возрождения. В РФ было создано около 60 духовных управлений мусульман, хотя во времена СССР их было всего четыре. В то же время в Татарстане все мусульманские общины организационно подчинены единому центру.

Свободы представителей нетрадиционных течений также гарантированы законом, однако п. 7 ст. 13 допускает продление сроков рассмотрения документов при регистрации религиозной организации, если заявители принадлежат к вероучению, последователи которого впервые создают религиозную организацию на территории Республики.

Отдельные положения п. 2 ст. 16 расширяют основания, на которых допускается ликвидация религиозной организации и запрета на ее деятельность в судебном порядке.

Наряду с этим, республиканский закон расширил права верующих на предприятиях и в учреждениях, закрепив за ними право на отправление религиозных обрядов на рабочих местах, если это не вредит производственному процессу.

В ст. 18 республиканского закона декларируется легитимность религиозных вакфов, причем не только исламских. По мнению председателя Совета по делам религии РТ Рината Набиева, законодательное признание вакфов способствует «возрождению национально-религиозных традиций народов, исповедующих ислам, в области правовой культуры, развитию благотворительной деятельности, защите ислама от вульгарной политизации, привлечение к взаимному международному сотрудничеству с авторитетными мусульманскими организациями».

Одним словом, республиканский закон предоставил верующим больше прав и гарантировал гражданам большую защиту от тех нетрадиционных религий, которые оказывают пагубное воздействие на личность и общество. Тем не менее, как федеральный, так и республиканский законы являются достаточно либеральными, и, как показало время, они не в состоянии сбалансировать влияние религиозных организаций на процессы в обществе с фактическими духовными потребностями граждан [45, с.22].

В настоящее время при Президенте РФ действует Совет по взаимоотношению с религиозными объединениями. Помимо него, в структуру входят 22 руководителя религиозных объединений разной направленности. Трое из них представляют мусульманскую общину России.

В настоящее время в Татарстане зарегистрировано более 900 мусульманских и более 200 православных общин. Вместе с тем, влияние религиозных течений нетрадиционной направленности в Татарстане усиливается на фоне недовольства прогрессивной общественности. Нередко эти религиозные общины пытаются узаконить те виды деятельности, которые противоречат отдельным статьям федерального, республиканского законодательств и международным конвенциям. В 2000 г. в центре внимания общественности оказалась деятельность "Свидетелей Иеговы". Смерть двухлетней девочки, которая наступила из-за несогласия матери на переливание крови, стала основанием для отказа в перерегистрации и обращения в суд для ликвидации общины. Но районный суд в иске отказал, а Верховный суд РТ обязал зарегистрировать организацию.Летом 2000 г. активизировались представители Церкви Иисуса Христа Святых последних дней (мормоны), которые предприняли попытку встретиться с высшим руководством Татарстана для того, чтобы ускорить регистрацию казанской общины. Несмотря на разъяснительную работу, проводимую Советом по делам религии РТ, мормоны, по сводкам местных СМИ, не оставляют попытки закрепить свои позиции "в верхах", чтобы избавиться от ответственности.

В Татарстане представлены и новые для России религиозные движения – ахмадия (штаб-квартиры движения находятся в Пакистане и в Англии), Церковь последнего завета (виссарионовцы), сахаджа-йога, Церковь саентологии. Последняя вызывает наибольшую обеспокоенность общественности и органов безопасности Татарстана, поскольку саентологи имеют много последователей в Казани, Набережных Челнах, Нижнекамске. В школах Набережных Челнов до недавнего времени читались лекции по программе "Нарконон", в итоге запрещенной Минздравом РФ.

Динамика численности организаций нетрадиционно-религиозных направлений за последние годы показывает, что если по численности последователей новые культы уступают традиционным религиям, то по своей активности они значительно превосходят их. Ярким примером может служить 100% активность протестантских организаций при перерегистрации, завершившейся в РТ к концу 2000 г.

Среди причин распространения новых религиозных течений исследователи называют и идеологический кризис, и пассивность традиционных конфессий. В большей степени эти тенденции проявляются в городе, где отсутствие приверженности традициям, осложненное проблемами экономического и социального характера, также способствует приобщению граждан к нетрадиционным общинам.

В связи с этим духовные лидеры Татарстана прикладывают большие усилия для того, чтобы поддержать традиционные религии и сохранить те ценности, которые испокон веков были присущи татарскому народу. С этой же целью все мусульманские религиозные объединения Республики подчинены единому центру – Духовному управлению мусульман (ДУМ) РТ, возглавляемому муфтием Гусманом Исхаковым.

В развитии традиционного ислама главная роль отводится местным кадрам, подготовка которых сегодня является основной задачей, стоящей перед ДУМ РТ. В настоящее время в Татарстане функционируют 8 профессиональных религиозных учебных заведений разного уровня. В Казани с 1998 г. действует Российский исламский университет (РИУ). Студенты РИУ наряду с высшим религиозным получают и светское образование, например, преподаватель арабского языка, юрист, экономист и др. Правда, по данным ДУМ РТ, лишь 10% мусульманских общин республики обеспечены подготовленными имамами. Преподавательский состав университета представлен 25 преподавателями, среди которых один академик, 2 доктора и 2 кандидата наук. Еще 8 преподавателей в настоящее время учатся в аспирантуре Казанского госуниверситета [46, с.10].

Раньше для получения религиозного образования молодые люди вынуждены были отправляться за границу. Однако это часто приводит к возникновению проблем иного характера – обучение во многих зарубежных исламских университетах не гарантирует высокого качества подготовки имамов и оставляет вне учебной программы вопрос формирования национального самосознания.

На территории современного Башкортостана на протяжении многих столетий тесно взаимодействуют две мировые религии: христианство и ислам. Высокая степень веротерпимости, свойственная верующим основных конфессий, прежде всего, ислама и православия, выступает отличительной характеристикой духовной жизни республик. Трудно найти регион с таким разнообразием мирно сосуществующих представителей религиозных верований, как Башкортостан. Это и мусульмане, и христиане, в числе которых православные, старообрядцы, католики, протестанты различных направлений, а также, – иудеи, буддисты, кришнаиты, бахаи. Такое многообразие различных конфессий уникально. Поэтому очень важны последовательные и взвешенные практические шаги по проведению продуманной религиозной политики.

Полиэтнический и поликонфессиональный характер Российской Федерации, равноправие населяющих ее народов и существующих на ее территории религий закреплены в основополагающих законодательных актах страны, прежде всего, в ее Конституции, статья 14 которой гласит, что Российская Федерация – светское государство, что никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной, а религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.

Аналогичные положения закреплены в ст. 34 Конституции Республики Башкортостан и в ст.29 Конституции Республики Татарстан: “Граждане Республики Татарстан в соответствии со своими убеждениями имеют право свободно исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, заниматься религиозной или атеистической деятельностью. Каждый человек свободен в отправлении религиозных обрядов. Возбуждение вражды, ненависти и национальной розни в связи с религиозными верованиями запрещается. Религии и религиозные объединения в Республике Татарстан отделены от государства”.

Именно достижение взаимного понимания, веротерпимости и уважения в вопросах свободы совести и свободы вероисповедания, а также твердая позиция по недопущению в республике проявлений религиозного экстремизма и политизации деятельности религиозный объединений, явились причинами принятия Государственными Советами республик данных законов. В нем нашли свое отражение особая роль ислама и православия в становлении и развитии духовности и культуры народов Татарстана и Башкортостана, стремление учитывать специфику других религий, составляющих неотъемлемую часть духовного их наследия.

В пункте 6 ст.4 этого закона РТ четко зафиксировано, что “воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе сопряженное с насилием над личностью, с умышленным оскорблением чувств граждан в связи с их отношением к религии, с пропагандой религиозного превосходства, с возбуждением вражды, ненависти и национальной розни в связи с религиозными верованиями, с уничтожением или повреждением имущества либо угрозой совершения таких действий, запрещается и преследуется в соответствии с законом”.

Одной из принципиальных позиций государства остается соблюдение баланса интересов крупных традиционных конфессий – ислама и православия. Это основа стабильности межконфессиональных отношений не только в Татарстане и Башкортостане, но и в целом Российской Федерации. Органы государственной власти республик во взаимоотношенийх с религиозными обществами стремятся учитывать интересы всех этноконфессиональных групп населения, чтобы не создавать каких-либо привилегий одной из религий и не придавать ей статус государственной.

За последние годы в Татарстане и Башкортостане немало сделано для того, чтобы обеспечить гражданам возможность свободно удовлетворять религиозные потребности, созданы условия для полноценной деятельности религиозных организаций. В республике Татарстан постепенно завершается процесс возвращения культовых зданий верующим. За последнее десятилетие открыто, отреставрировано и построено около тысячи мечетей, православных храмов и других культовых зданий. В стадии строительства находятся более 120 таких объектов. В столице республики верующим возвращены синагога, лютеранская кирха, католическая часовня. В Казанском Кремле ведется строительство мечети Кул-Шариф и реставрация Благовещенского собора.

В Республике Башкортостан только в 2000 г. постороено 40 новых молитвенных зданий, в том числе 38 зданий мечети. В настоящее время строется 81 молитвенное здание, в том числе 68 зданий мечетей.

В Республике Татарстан обеспечение взаимоотношений органов власти с религиозными организациями возложено на Совет по делам религий, осуществляющий свою деятельность в постоянном контакте с Аппаратом Президента РТ, Советом безопасности, Государственной регистрационной палатой при Министерстве юстиции РТ, силовыми ведомствами, инстерствами культуры, образования, здравоохранения, администрациями городов и районов республики. Регулярной является информационная. аналитическая, экспертная работа, подготовка религиоведческих заключений. В 2000 г. был издан в рамках реализации Закона “О языках народов Республики Татарстан” “Краткий религиоведческий словарь-справочник на русском и татарском языках”. При участии Совета по делам религий были изданы альбомы: “мечети Татарстана”, “Православные храмы Татарстана”.

В Башкортостане эти функции выполняет Совет по делам религии при Кабинете Министров РБ. Совет работает под непосредственным руководством Кабинета Министров и его руководства, Администрации Президента республики, в тесном контакте с Министерством Юстиции РБ, администрациями районов и городов, республиканскими органами.

Татарстан и Башкортостан являются полиэтническими, поликонфессиональными и поликультурными республиками. Количество зарегистрированных мусульманских организаций в РТ на порядок превышает количество зарегистрированных православных организаций (по данным Совета по делам религий на 1999 год: мусульманских – 937, православных – 178). Кроме того, в Татарстане православные организации характеризуются меньшей социальной активностью, чем мусульманские. Так, мусульманских общин на практике оказывается больше, чем зарегистрированных исламских организаций. В случае православия, наоборот, некоторые из зарегистрированных организаций существуют только формально. Общее количество местных мусульманских организацийй доходит до 550, православных – 160.

За последние годы в Татарстане и Башкортостане не наблюдается этноконфессионального противостояния. Это объясняется, видимо, во-первых, установившейся репутацией республик, как относительно экономически стабильных регионов, а во-вторых, тем, что религиозные организации имеют большой миротворческий потенциал и способствуют формированию благоприятного общественного климата и межэтнической и межконфессиональной толерантности. Определенный опыт взаимного уважения и сотрудничества мусульман и православных в Татарстане и Башкортостане безусловно существует. В какой-то мере это может служить примером для других стран.

Учитывая поликонфессиональный характер Российской Федерации, законодательство, регулирующее сферу религиозных отношений, должно отвечать требованиям универсальности, быть способным учитывать специфику каждой из законно действующих религий на той или иной территории, не нарушая при этом конституционного принципа отделения религий и религиозных объединений от государства [47, с.19].

По нашему мнению, подводя итог параграфа, необходимо привести слова Президента РТ М.Ш. Шаймиева, прозвучавшие в Послании Государственному Совету Республики Татарстан: “будучи отделенными от государства, религиозные организации не отделены от общества. Поэтому государство осознает необходимость конструктивного сотрудничества с конфессиями в решении многих социально значимых проблем, и прежде всего это касается консолидации нашего общества. Именно этому, мы считаем, способствовал визит в республику Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, который продемонстрировал глубокое уважение к государственности Татарстана, выявил высокую степень готовности к сотрудничеству православной и мусульманской конфессий” [48].

Непростые процессы, как известно, протекают в мусульманской общине республики. Тем не менее, ведущей тенденцией стало стремление к консолидации, разрешению организационных и иных споров. Как бы ни старались отдельные силы преподнести это в негативном свете, в целом из средств массовой информации видно, что в обществе есть понимание необходимости единения. В данном случае государство и материально, и в организационном плане будет способствовать тому, чтобы консолидация прошла на высоком уровне. Религиозные конфессии сейчас переживают примерно те же процессы, какие общество проходило в своей политической жизни несколько лет тому назад. Президент и иные органы государственной власти приложили свои усилия, чтобы выйти на консолидацию. Все население нашей республики заинтересовано в этом”.

2.3 Исследование взаимоотношений муниципальных органов власти и религиозных организаций на примере города Нижнекамска

На сегодняшний день в Нижнекамском муниципальном районе сложилась определенная система взаимоотношений в сфере этноконфессиональных отношений. Все религиозные объединения и группы находятся в поле зрения Совета по взаимоотношению с религиозными объединениями при Исполнительном комитете Нижнекамского муниципального района (председатель - И.Х.Мезикова).

В таблице 1 приведены данные об общественных формированиях, функционирующих на территории Нижнекамского муниципального района.

Таблица 1

Данные об общественных формированиях, функционирующих на территории Нижнекамского муниципального района

№ п/п Общественные формирования Количество общественных формировании
1. Общественные организации 36
2. Общественно-политические организации 11
3. Национально-культурные оъединения 6
4. Политические партии 6
5. Религиозные организации 43
ИТОГО: 96

На территории города и района функционируют 43 религиозных организации и групп. Из них:

- мусульманских –21;

- православных –13;

- протестантских – 9.

Общее количество культовых зданий - 36. Из них:

- мусульманских мечетей – 16;

- помещений, приспособленных под мечеть – 4;

- православных церквей – 12;

- православных молебных домов – 3;

- протестантских церквей – нет;

- протестанских молебных домов - 1 (не зарегистрирован).

В муниципальном районе создаются необходимые условия, способствующие строительству культовых объектов традиционных конфессий, что открывает новые возможности для духовного возрождения общества. В 2007 году на пожертвования предприятий и частных лиц построены и сданы в эксплуатацию часовня и минарет на территории филиала ОАО «Генерирующая компания «Нижнекамская ТЭЦ», молебные комнаты для верующих в лечебно-исправительных учреждениях №1 и №4, кряшенский приход церкви «Иоанна Крестителя» в н.п. Кашаево.

Религиозным организациям и верующим со стороны Исполнительного комитета муниципального района оказывается всесторонняя помощь по проведение религиозных праздников «Ураза байрам», «Курбан байрам», «Рождество», «Пасха» «День Петра и Павла». В день Покрова пресвятой богородицы 14 октября ежегодно проводится Крестный ход (количество участников 500 человек). Безопасность движения обеспечивают УВД и отдел ГИБДД, а безопасность здоровья прихожан бригада скорой помощи.

Вне культовых зданий организованы кружки нравственного воспитания в 12 школах, 5 дворовых клубах. Успешно работает нравственная группа в детском саде «Сююмбике» и нравственные классы в школе № 5 г. Нижнекамска.

При мечети действует Молодежный Центр социального развития мусульман, который состоит из 9 секторов. В его деятельности участвуют более 30 молодых людей. В его задачи входит организация спортивных мероприятий, социальная и материальна помощь нуждающимся семьям, посещение больных и воспитательная работа отбывающими наказание в исправительных учреждениях района.

При Соборной мечети города действует информационный центр. Ежемесячно выпускается газета «Рисаля», которая бесплатно распространяется по Татарстану местам компактного проживания татар в России. В газетах «Туган як», «Чулман» и «Нижнекамское время» выходят мусульманские странички. На канале НТР еженедельно выходит 15-минутная религиозная передача «Рисаля». На радио «Нефтехим» периодически ведутся проповеди. На средства спонсоров издаются бесплатно распространяются буклеты, диски и кассеты с записями на религиозную тематику.

В 3 детских сада, 2 школы и международный аэропорт "Бегишево" поставляется мясо халяль, мясоперерабатывающий комбинат "Химокамагро" из мяса халяль производит 10 наименований колбасных изделий.

В мечети работает отдел по проведению религиозных обрядов для верующих города, в котором задействованы 72 аксакала.

Плодотворная работа ведется с имамами деревень района. Привлекают спонсоры для организации в селах праздничных мероприятий. Для сельских имамов 2006 и 2007 годах были организованы курсы повышения квалификации, которые был проведены в санаториях-профилакториях «Шифалы» и «Корабельная Роща» при финансовом обеспечении ОАО «ТАНЕКО» и ОАО «Нижнекамскнефтехим», в 2007 году курсами охвачены 60 имамов.

Нижнекамская соборная мечеть является примером в республике по организации летнего отдыха детей. В 2006 году при поддержке спонсоров в районе для детей было проведено 9 религиозно-воспитательных лагерей, в которых отдохнуло более 35 детей. Преподаватели и воспитатели оказали методическую помощь в организации лагерей в Азнакаевском, Актанышском, Заинском и Сармановском районах. 5 молодых людей приняли участие в палаточном лагере.

22 апреля 2007 года были проведены спортивные состязания среди прихожан мечети «Эй, егетлэр».

12-19 июля 2007 года организован летний загородный палаточный лагерь «Закамье-2007».

25 ноября 2007 года в физкультурно-оздоровительном комплексе «Батыр» состоялось первенство Центральной соборной мечети по вольной борьбе среди молодых прихожан мечети муниципального района.

В декабре-январе 2007-2008 года проводится зимний турнир по футболу среди мусульманских команд города Нижнекамска.

В связи с празднованием Ураза-байрам и Курбан-байрам в Доме народного творчества, татарском драматическом театре, концертном зале музыкального училища имени С. Сайдашева, педагогическом училище, школах, детских дошкольных учреждениях проводились праздничные мероприятия для детей и взрослого населения района.

В день Курбан-байрам нуждающимся было роздано 514 кг мяса, 124 кг мяса и 30 000 рублей были переданы в школы для проведения праздничных обедов. Денежные средства (13000 рублей), полученные от сдачи шкур жертвенных животных также были розданы малоимущим семьям.

В день Ураза-байрам в качестве пожертвований было собрано 156 493 рубля, на которые были приобретены продукты питания и отданы 454 нуждающимся, в том числе организациям и обществам инвалидов, детскому дому центру социального обслуживания «Милосердие».

Таким образом, как благополучатель Центральная Соборная мечеть получает пожертвования от физических и юридических лиц, которые используются на поддержание в рабочем состоянии зданий и сооружений, оплату коммунальных и иных платежей, выплату заработной платы сотрудникам и учителям, реализацию благотворительной деятельности, тем самым мечеть выступает посредником между благотворителями и благополучателями.

Благочинием Нижнекамского муниципального района ведется духовно просветительская деятельность вне культовых зданий по нескольким направлениям.

Необходимо отметить миссионерскую деятельность в различных сферах человеческой жизнедеятельности, таких как: силовые структуры (ГАИ, МВД), пожарные части, сферы образования и культуры. В сфере образования в 2007 году были организованы встречи с преподавательским составом средних школ, где обсуждались проблемы воспитания и образования молодежи. В сфере культуры руководители православных религиозных организаций неоднократно принимали участие в творческих вечерах с участием творческих коллективов в разных номинациях, целью которых было поддержание как духовного, так и материального развития детей с ограниченным материальными и физическими возможностями.

Благочиние несет послушание по миссионерскому служению среди осужденных ФГУ ИК № 4 ГУФСИН РТ г. Нижнекамска. В молитвенной комнате исправительного учреждения совершается: крещение, исповедь, причастие, панихида или молебен водоосвящением. Так же проводятся катехизические беседы с осужденными, цель которых является поддержать и духовно наставить на путь христианского спасения, выпускаются газеты и листовки православного и противосектанского содержания, организются бесплатные обеды, раздачи одежды, продуктов питания для малоимущих граждан.

В связи проведением православных религиозных праздников «Рождество Христово», «Пасха», «День Петра и Павла» ежегодно в Доме народного творчества, концертном зале музыкального училища, в Доме культуры пос. Красный Ключ, школах и детских дошкольных учреждениях проводятся мероприятия для детей и взрослого населения района. Число участников ежегодно увеличивается.

Ведутся регулярные мероприятия благотворительной, просветительской направленности, совершаются поездки по святым местам.

Православный бюллетень, выпускаемый при храме Святого преподобного Иоанна Кронштадского, знакомит население с обычаями христиан, способствует формированию национального самосознания, воспитанию толерантного отношения между людьми.

Лютеранская община при немецком обществе «Дружба» проводит благотворительные акции по оказанию помощи малоимущим пенсионерам и участвует в акции «Кирпичики», оказывая помощь в восстановлении лютеранской церкви Святой Екатерины в г. Казани.

Религиозная организация Христианская Евангельская церковь «Благая весть» г. Нижнекамска оказывает благотворительную помощь детям-сиротам и детям из неблагополучных семей, которые находятся в детской городской больнице № 2.

В целом религиозная ситуация в Нижнекамском муниципальном районе устойчива. Руководители религиозных организаций традиционной направленности согласуют свою деятельность с руководителями Исполнительного комитета Нижнекамского муниципального района и функционируют в соответствии с законами РФ и РТ «О свободе совести» и «О религиозных объединениях», основополагающими принципами их деятельности являются отделение религии от государства, невмешательство религиозных объединений в дела государства и политику.

В городе и районе случаи дискриминации и нарушения конституционных прав граждан по национальному и межконфессиональному признаку не установлены.

Руководители религиозных организаций Нижнекамского муниципального района ведут целенаправленную работу в сфере противодействия распространению наркомании: систематически посещают Нижнекамский наркологический диспансер, лечебно-исправительные учреждения №1, №4, проводят проповеди с больными наркоманией и алкоголизмом.

В мусульманских молебных комнатах лечебно-исправительных колоний №1 и №4, и православной молитвенной комнате исправительного учреждения ФГУ ИК №4 ГУФСИН РТ среди осужденных проводится регулярная разъяснительная работа о вреде наркотиков и аморального образа жизни.

Деятели духовенства принимают активное участие в антинаркотических мероприятиях, проводимых в Нижнекамском муниципальном районе. Например, в рамках реализации «Программы профилактики наркотизации и формированию здорового образа жизни населения Нижнекамского муниципального района в 2007 году» проводился антинаркотический проект «Мы - здоровое поколение». В реализации данного проекта принимал участие настоятель храма Иоана Кронштадского пос. Красный Ключ отец Георгий Святоключинский. Он выступал перед молодежью города и сельских поселений, призывая к ведению здорового образа жизни и отказу от вредных привычек.

Религиозные деятели регулярно встречаются со старшеклассниками и студенчеством Нижнекамского муниципального района. Наркозависимые больные ежегодно приглашаются на благотворительные обеды в дни мусульманских праздников.

Необходимо отметить те мероприятия, которые проводятся центральной соборной мечетью направленные на борьбу и профилактику распространения наркомании:

- молодежным отделом соборной мечети регулярно проводятся собрания, встречи, беседы, где пропагандируется здоровый образ жизни без наркотиков, спиртных напитков и курения;

- с этой же целью организовываются однодневные семейные инедельные выезды на природу;

- проводятся летние духовно-нравственные лагеря для детейреспублики, где обучаются здоровому образу жизни без вредныхпривычек;

- сотрудничество с наркодиспансером г. Нижнекамска, где проводятся встречи и беседы с пациентами диспансера о вреде наркомании для души и тела;

- приглашение наркозависимых на благотворительные обеды в днимусульманских праздников [49].

Итак, на сегодняшний день в Нижнекамском муниципальном районе сложилась устойчивая система взаимоотношений в сфере этноконфессиональных отношений. Все религиозные объединения и группы находятся в поле зрения Совета по взаимоотношению с религиозными объединениями при Исполнительном комитете Нижнекамского муниципального района.

На территории города и района функционируют 43 религиозных организации и групп. Из них мусульманских – 21, православных – 13 и протестантских – 9.

В муниципальном районе создаются необходимые условия, способствующие строительству культовых объектов традиционных конфессий, что, на наш взгляд, открывает новые возможности для духовного возрождения общества.

Религиозным организациям и верующим со стороны Исполнительного комитета муниципального района оказывается всесторонняя помощь по проведение религиозных праздников.

В целом религиозная ситуация в Нижнекамском муниципальном районе устойчива. Руководители религиозных организаций согласуют свою деятельность с руководителями Исполнительного комитета Нижнекамского муниципального района и функционируют в соответствии с законами РФ и РТ «О свободе совести» и «О религиозных объединениях», основополагающими принципами их деятельности являются отделение религии от государства, невмешательство религиозных объединений в дела государства и политику.

3. Направления совершенствования взаимоотношений государства и религиозных организаций

3.1 Опыт совершенствования взаимоотношений государства и религиозных организаций на примере республики Дагестан

Начало полному разделению церковных и государственных институтов в Дагестане было положено 23 января 1918г., когда вскоре после Октябрьской революции был принят Декрет СНК РСФСР "Об отделении церкви от государства и школы от церкви". Декрет покончил с неравенством религий, существовавшим в дореволюционной России, делением их на "высшие" и "низшие", провозгласил отделение школы от церкви.

В центральной России отделение церкви от государства прошло относительно быстро и безболезненно. Однако в Дагестане, как и в других регионах страны, где традиционно был распространен ислам, осуществление принципов, провозглашенных в декрете, шло более медленными темпами и сопровождалось местной спецификой.

До революции в Дагестане было более 2000 мечетей, в среднем приблизительно по одной мечети на каждый аул, считая и карликовые, с несколькими дворами. Для сравнения, в центральных районах России одна церковь приходилась на 10-12 тысяч человек. Мечетям в Дагестане принадлежало свыше 13700 десятин вакуфной земли. В 740 мусульманских школах училось 7500 детей, не считая охваченных другими видами религиозного обучения. Дагестан был сложным в этноконфессиональном плане краем. Помимо ислама, который исповедовали все коренные национальности, кроме татов-иудеев, в Дагестане функционировали десятки православных церквей, синагог, армяно-григорианских церквей.

Высокая степень религиозности дагестанского населения имела свои исторические корни. Помимо причин социально-экономического характера, объективно способствовала укреплению позиций ислама арабо-язычная направленность культуры Дагестана. Одновременно с огромным отставанием светской культуры грамотность населения досоветского Дагестана на основе арабской графики и ее арабоязычная культура заслуживали самых высоких оценок.

Немаловажную роль в огромном влиянии религии на все стороны жизни дагестанцев сыграла социальная природа самой мусульманской религии, ее особенности: ни в одной из мировых и национальных религий сакрализация бытовых отношений не достигла такой высокой степени, как в исламе. Шариат представляет собой не только религиозное и каноническое право, но и полный свод законов, включающий публичное, частное, личное и вещное право: гражданское, уголовное и семейное право и даже санитарию и гигиену. Таким образом, было много причин объективного и субъективного характера, способствовавших глубокой религиозности дагестанского населения.

Вопрос об отделении церкви от государства и школы от церкви в Дагестане был впервые поставлен на областной партийной конференции в конце ноября 1921 г. После острых дискуссий и всестороннего обсуждения конференция признала своевременным издание декрета об отделении церкви от государства и школы от церкви и поручила СНК ДАССР издать его и проводить в жизнь умело и поэтапно.

Выполнение этого решения шло в Дагестане непросто, сопровождалось рядом особенностей и имело немало отличий от общего процесса, происходившего в центральной России при осуществлении декрета СНК РСФСР "Об отделении церкви от государства и школы от церкви". Принцип отделения церкви от государства впервые был закреплен в первой Конституции ДАССР, принятой Первым Вседагестанским учредительным съездом Советов рабочих, крестьянских, батрацких, красноармейских и матросских депутатов 5 декабря 1921 г. Пункт 7 Конституции ДАССР полностью соответствовал статье 13 Конституции РСФСР и гласил: "В целях обеспечения за трудящимися действительной свободы совести, церковь отделяется от государства и школа от церкви, а свобода религиозной и антирелигиозной пропаганды признается за всеми гражданами".

Конституция провозгласила отделение церкви от государства, а на практике осуществление этого акта растянулось на годы и шло поэтапно, через ряд промежуточных решений и постановлений. Формы, методы и темпы конституционно-правового обеспечения свободы совести в первые годы советской власти существенно отличались от таковых в центральной России. Первым же своим пунктом провозгласив отделение церкви от государства, декрет СНК от 23 января 1918г. разграничил сферу государственной и религиозной деятельности. [50, с.11].

Так же постепенно введение актов гражданского состояния мусульманской части населения Дагестана было передано из ведения духовенства советским отделам записи актов гражданского состояния. В первые годы советской власти в силу ряда причин в Дагестане оставались ненационализированными вакуфные земли и имущество, являвшиеся экономической опорой мечети. До революции в Дагестане мечети принадлежало свыше 13 тысяч десятин вакуфных земель, и это при остром земельном голоде. Эти земли сдавались в аренду крестьянам и приносили мечети огромный доход. В 1926 - 1927 гг. доходы дагестанского духовенства от вакуфов и закиятов (ежегодных взносов верующих мечети) составили 1,5 млн. руб. Для сравнения: единый сельскохозяйственный налог за этот год по всему Дагестану исчислялся лишь в 538 тыс. руб., т.е. в 3 раза меньше.

Декрет "О земле" и декрет "Об отделении церкви от государства и школы от церкви" еще в 1917-1918 годах однозначно решили вопрос национализации церковных земель. Однако только 23 января 1927 года ЦИК и СНК ДАССР приняли постановление "О национализации вакуфного имущества". Имущество, имеющее историко-художественное значение, подлежало передаче народному комиссариату просвещения, имущество простого материального характера подлежало передаче как в непосредственную эксплуатацию АОВ (аульских обществ взаимопомощи), так и через последние - малоземельным и безземельным трудовым хозяйствам сельских обществ. К ноябрю 1927 года в целом по Дагестану было изъято вакуфного имущества на общую сумму 212702 руб., а также 6958 десятин земельных угодий, 42 мельницы, 88 домов и здания 5 медресе. 5500 десятин были распределены среди бедноты. Процесс изъятия вакуфного имущества продолжался и после 1927 года.

Мероприятия советской власти по национализации вакуфов многочисленное дагестанское духовенство встретило открытым сопротивлением. Оно скрывало вакуфные земли и имущество, организовывало массовые выступления против изъятия вакуфов. Органы ЧК в Дагестане к 1928 году зарегистрировали до 150 таких выступлений. Нередко при этом причиной являлись многочисленные ошибки и перегибы, допускавшиеся при конфискации вакуфного имущества местными органами.

В некоторых местах вместе с вакуфным отбирали и культовое имущество мечетей. Это не могло не вызвать недовольства людей. В 1928-29 гг. вакуфная кампания вступила в завершающую стадию. В ноябре 1929 г. был проведен месячник по изъятию вакуфного имущества - его было изъято на 1.5 млн. руб. Окончательно вакуфное землевладение было ликвидировано при осуществлении земельно-водной реформы в конце 20-х годов.

Вопрос о массовой атеистической работе в Дагестане был поставлен на объединенном пленуме ДК и ДКК в феврале 1928 г., впервые специально обсуждавшем вопрос о мусульманском духовенстве. С этого времени атеистическая пропаганда стала носить всеохватывающий характер. Допускалось все больше и больше ошибок и искривлений в религиозном вопросе. Стали игнорироваться местные особенности, методы административные пришли на смену идейной работе. Сама идея необходимости учета местной специфики при решении религиозного вопроса стала подвергаться гонениям. А те дагестанские партийные и советские работники, которые поддерживали эту идею, были позднее репрессированы и объявлены врагами народа.

К концу 20-х годов религиозный актив в Дагестане был по-прежнему очень велик. По данным Дагестанского областного Совета СВБ (Союза воинствующих безбожников), в 1930г. в республике было: мечетей - 2000, мулл - 2500, муталимов - 2000, а также несколько десятков тысяч мюридов во главе с шейхами. Кроме того, в Дагестане действовали 8 еврейских синагог, 1 польский костел, 2 армянские церкви, 1 немецкий молитвенный дом и 19 православных церквей. В отдельных районах, особенно в отдаленных аулах, продолжали действовать религиозные школы, где муллы обучали за плату Корану и арабскому языку. В Дербентском районе существовали также хейдеры для обучения еврейских детей.

Такое положение дел никак не совмещалось со сложившимся к 30-м годам у большинства партработников мнением о безусловной вредности религии как пережитка буржуазного общества, и необходимости быстрейшего ее изживания. Поэтому с этого времени начинается форсирование антирелигиозной работы.

Со второй половины 30-х годов начался неоправданно быстрый рост количества закрывающихся мечетей и других молитвенных домов. Страх подвергнуться преследованиям, репрессиям не позволяли людям выступать против решения о закрытии того или иного молитвенного здания, хотя они и не были согласны с ним. Отсюда - подписи в протоколах общих сходов и голосование "за" закрытие мечетей. Например, только на одном заседании комиссии по делам культов при Президиуме ЦИК ДАССР (действовала с июля 1931 г.) 25 ноября 1936 года было заслушано и удовлетворено ходатайство Акушинского райисполкома о закрытии сразу 39 (!) мечетей.

В результате усиленной кампании к началу Великой Отечественной войны в Дагестане, согласно официальным источникам, не осталось ни одной действующей мечети. По данным ЦГА РД, в 1937 году в Дагестане было закрыто 101 молитвенное здание, в 1938 г. - 136, в 1939 - 125, в 1940 - 33, в 1941 - 9. На 30-е годы приходится наиболее активная антирелигиозная пропаганда среди дагестанского населения.

Лишь с началом Великой Отечественной войны отношение к церкви, мечети претерпело некоторые изменения. Патриотическую позицию, занятую практически всеми религиозными организациями страны, их помощь в организации отпора врагу невозможно было игнорировать, и руководство страны пошло на некоторые шаги по улучшению положения религиозных организаций и нормализации государственно-церковных отношений. Шагом навстречу верующим во время войны было воссоздание старых и создание новых религиозных центров, в том числе и ДУМСКа - Духовного управления мусульман Северного Кавказа.

В мае 1944 г. в г. Буйнакск состоялся съезд представителей мусульманских объединений Северного Кавказа, на котором был разработан и утвержден устав внутреннего устройства ДУМСКа, определявший его структуру и компетенцию.

До 1945 г. в Дагестане не было официально зарегистрированной действующей мечети. Все недействующие молитвенные здания были заняты под клубы, склады, школы, а то и просто пустовали. Данные ЦГА РД свидетельствуют, что лишь в 1945 году начали открываться первые молитвенные здания. На 1 января 1951 года в Дагестане действовали уже 28 молитвенных зданий. Из них 26 мечетей и 2 синагоги. Обслуживали их 57 служителей культа. За короткий промежуток времени восстанавливались мечети, безбоязненно стали исполняться религиозные обряды.

Задачи ускоренного построения коммунизма, поставленные руководством во главе с Н.С. Хрущевым перед советской страной, прервали процесс нормализации религиозной жизни верующих. Резко усилилось давления на религиозные организации и верующих. Те ответили расширением неофициальной деятельности. В основной массе нарушения со стороны религиозных объединений и духовенства были спровоцированы несовершенством и запретительным характером законодательства о религиозных культах и практикой контроля за его исполнением. Например, крупными нарушениями законодательства считались организация кружков по обучению детей Корану, организация паломничества к "святым местам". Даже благотворительная деятельность мечети и верующих, такая, как строительство водопровода и мостов в некоторых селах, считалась незаконной.

Ущемляющий верующих характер носил также порядок регистрации религиозных объединений и священнослужителей.

Неизменно стабильное на протяжении десятилетий, начиная с 50-х годов, количество официально зарегистрированных и огромное количество незарегистрированных, но действующих молитвенных домов свидетельствовало не об экстремистских устремлениях дагестанских верующих, а о несовершенстве порядка регистрации религиозных объединений, ставившего часто непреодолимые препятствия на пути законной деятельности религиозных объединений.

Такого же характера был и порядок регистрации служителей культа, определенный инструкцией Совета по делам религий от 31 января 1966 года "О регистрации исполнительных органов религиозных объединений и служителей культа" и оставшийся неизменным вплоть до принятия закона СССР о свободе совести 1990 года.

В 60-е-80-е годы осуществление принципов свободы совести в Дагестане носило половинчатый характер. По данным Совета по делам религий на 1987 год, в Дагестане действовали 27 мечетей в 12 районах и 4 городах республики, 5 православных церквей, 3 религиозных объединения иудейского культа, 3 общества ЕХБ в Махачкале, Кизляре и Хасавюрте. Каждые три года, хоть и в небольшом количестве, издавался Коран, ежегодно - лунные календари, в Ташкенте издавался журнал "Мусульмане Советского Востока" на шести языках и т.п. Однако внутри религиозных объединений, как и среди большинства верующих, постепенно зрело недовольство несовершенным законодательством о религиозных культах и системой мелочной опеки со стороны государства.

Кроме Совета по делам религий, в лице его уполномоченного по республике, контроль за деятельностью религиозных организаций осуществлялся и по общественной линии - комиссиями содействия исполкомам Советов народных депутатов по контролю за соблюдением законодательства о религиозных культах. Исполкомы местных Советов народных депутатов не только обладали правом ставить вопрос о снятии религиозных объединений с регистрации и закрытии молитвенного здания в случае систематического нарушения религиозными объединениями законодательства о религиозных культах, но и напрямую вторгались во внутренние дела религиозных объединений. Исполкомы давали разрешение на проведение собраний верующих для обсуждения вопросов, связанных с управлением делами религиозных объединений. Им же было предоставлено право отвода отдельных лиц из состава исполнительного органа религиозного объединения. Основанием для этого могли быть: недееспособность, ограниченная правоспособность, компрометирующие данные (судимость, например) и т. д.

Такой порядок противоречил принципам отделения церкви от государства и их невмешательства в дела друг друга. Это противоречие, как и многие другие в религиозной области, начали преодолеваться лишь в процессе демократизации нашего общества, начало которого относится к середине 80-х годов. Так же, как и по всей стране, настоящий перелом в положении религиозных организаций и всех верующих Дагестана наступил в годы так называемой перестройки советского общества. Этот перелом включил в себя позитивные изменения по всем направлениям государственно-церковных отношений. Каждый год регистрировались десятки мусульманских и других религиозных общин, появилась возможность получать религиозное образование, не только начальное, но и высшее.

В республике за годы перестройки было открыто множество примечетских школ, медресе, несколько мусульманских институтов, к работе в которых были привлечены ученые-богословы не только из Дагестана, но и из других республик и стран. В селах и городах началось бурное строительство и реставрация старых мечетей и церквей. Причем местные власти стали оказывать не только моральную, но и материальную помощь при реставрации и строительстве молитвенных зданий.

В центре Махачкалы именно в годы перестройки было начато строительство соборной мечети, которая сегодня является центральной мечетью республики. Началось свободное издание религиозной литературы. С 1990 года в Махачкале стала издаваться первая независимая мусульманская газета "Исламские новости". Изменилась и психологическая ситуация в обществе, когда верующие перестали скрывать свою веру, свое желание получить религиозное образование или организовать религиозное общество, когда они почувствовали себя равноценными и полноправными членами общества.

Так как гарантами осуществления тех или иных свобод граждан в любом правовом государстве являются конституция и законы страны, общественность страны, и особенно религиозная, стали настаивать на необходимости издания закона СССР о свободе совести, который бы закрепил демократические завоевания в области свободы вероисповедания. После длительного обсуждения 2 октября 1990 года Верховный Совет СССР принял такой Закон - "О свободе совести и религиозных организациях". Закон гарантировал социальную справедливость и равенство, защиту прав и интересов граждан независимо от их отношения к религии. Закон отменил запрет на религиозную пропаганду, фактически имевший место с 1929 года, разрешил обучение религии частным образом, в том числе в специальных учебных заведениях. Впервые в истории советского общества религиозные организации получили полные права юридического лица. Закон значительно расширил права религиозных организаций и граждан, связанные со свободой совести, впервые предоставил гражданам СССР реальные политические, юридические, материальные гарантии свободы совести.

После союзного закона был принят Закон РСФСР "О свободе вероисповеданий". 5 мая 1991 года Верховный Совет ДАССР принял закон "О свободе совести и религиозных организациях", который, как союзный и российский законы, предоставил гражданам необходимые гарантии осуществления свободы в вопросах религии и атеизма.

Законодательное закрепление полной свободы вероисповедания способствовало резкой активизации деятельности религиозных организаций в Дагестане, особенно в 90-е годы. По данным Комитета Правительства РД по делам религий, в 1994 г. в республике уже насчитывалось 720 мечетей, 2 исламских университета, 6 исламских институтов, 111 медресе, 2 общины адвентистов седьмого дня - АСД, 2 организации ЕХБ - евангельских христиан-баптистов, 3 синагоги. На стадии завершения строительства находилось 139 мечетей и 1 церковь.

О росте религиозной активности дагестанцев говорит тот факт, что если в 1990 г. на хадж, паломничество в Мекку, отправились 365 мусульман республики, то в 1991 г. - уже 1200 человек, в 1992 г. - 6000 , в 1995 г. -9398, в 1996 г. - 12525, в 1997 г. - 12208, в 1998 г. - 13268, в 2001 г. - около 14000, в 2004 году - более шестнадцати с половиной тысяч дагестанцев.

В годы перестройки и реформ религиозные организации получили возможность в полной мере использовать все возможности для расширения рядов своих последователей, идеологического воздействия на население, усиление своего влияния на общественно-политическую жизнь республики. Бурный рост количества религиозных организаций, свободное распространение религиозной литературы, активная миссионерская деятельность как иностранных, так и местных проповедников, расширение системы религиозного обучения, активизация паломничества к святым местам и т.д. - все эти составляющие религиозного возрождения присутствовали в Дагестане в 90-е годы.

Однако процесс осуществления полной свободы вероисповедания в республике, как и в стране в целом, вскрыл и некоторые серьезные проблемы, которые могли и могут стать факторами нестабильности и дезинтеграции в обществе. Одна из таких проблем - широкое проникновение в нашу страну различных нетрадиционных религий и сект. Необходимость регуляции этого процесса стала одной их причин принятия в сентябре 1997 года Закона РФ "О свободе совести и о религиозных объединениях". Вскоре после его принятия, в декабре 1997 года, в Дагестане был подготовлен, обсужден и принят Народным Собранием Республики Дагестан Закон "О свободе совести, свободе вероисповедания и религиозных организациях" Принятие республиканского закона было вызвано необходимостью учета некоторых этноконфессиональных особенностей Дагестана.

В целом правовые нормы Закона Республики Дагестан "О свободе совести, свободе вероисповедания и религиозных организациях" не противоречат федеральному закону, хотя есть и существенные отличия. В Законе Республики Дагестан не дается определение религиозных объединений, религиозных групп. Все добровольные объединения граждан республики, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории РД, образованные в целях совместного исповедания и распространения веры и обладающие соответствующими для этой цели признаками, рассматриваются в дагестанском законе как религиозные организации (ст. 10, п.1 Закона РД). Кроме того, в зависимости от территориальной сферы деятельности религиозные организации подразделяются на местные и республиканские (ст. 10, п.4).

Важная особенность дагестанского закона - признание республиканской организацией религиозной организации, состоящей более чем из половины, но не менее чем из трех религиозных местных организаций соответствующего вероисповедания (ст. 10, п.4). Таким образом, в Республике Дагестан не может быть зарегистрировано более одной республиканской религиозной организации одного и того же вероисповедания.

Спецификой этноконфессиональной обстановки в республике объяснялось внесение в закон нормы, запрещающей создание исламской республиканской религиозной организации по национальному признаку ( ст. 10, п.6). В Закон Республики Дагестан "О свободе совести, свободе вероисповедания и религиозных организациях" введена статья, не имеющаяся в федеральном законе: о государственном органе по делам религий РД (ст.6). Этот специальный государственный орган наделяется законом координационными, организационными, консультативными и информационными функциями. Таким органом в Дагестане является Комитет Правительства РД по делам религий, преобразованный из Управления в октябре 1998 года.

В Законе Республики Дагестан специальная глава посвящена порядку осуществления миссионерской деятельности на территории Республики Дагестан (гл.5). Осложнением религиозной ситуации в республике объяснялось введение в статью о религиозном обучении требования регистрации в государственном органе по делам религий РД контрактов (договоров), заключаемых для организации религиозного обучения граждан РД в иностранных государствах (ст.9. п.5).

Некоторые дополнения внесены в статью о праве граждан на получение религиозного образования: родители или лица, их заменяющие, независимо от права детей на получение религиозного образования, обязаны обеспечивать получение ими основного общего образования (ст.7. п.4). Дополнены требования к государственной регистрации религиозной организации. По Закону РД документы на государственную регистрацию подаются в течение 2-х месяцев со дня проведения учредительного собрания (конференции) (ст. 13.п.5).

Таким образом, Закон Республики Дагестан "О свободе совести, свободе вероисповедания и религиозных организациях" в целом закрепил гарантии обеспечения и реализации конституционных прав человека на свободу совести и вероисповеданий с учетом дагестанских особенностей.

Принятие федерального и дагестанского законов изменило порядок регистрации религиозных организаций на территории республики. Раньше местные организации регистрировались в горрайадминистрациях, а республиканские - в Минюсте. Теперь регистрацией и перерегистрацией всех религиозных организаций занимается исключительно Министерство юстиции РД.

На основе документов Министерства юстиции РФ и Минюста РД были разработаны документы, разъясняющие порядок и процедуру регистрации религиозных организаций в республике, такие, как: правила регистрации религиозных организаций, порядок делопроизводства, бланки свидетельств о государственной регистрации религиозных организаций и другие регистрационные документы.

В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 3 июня 1998 года "О порядке проведения государственной религиоведческой экспертизы" в Министерстве юстиции РД с апреля 1999 года действует экспертный совет по проведению религиоведческой экспертизы. Сразу после принятия федерального и дагестанского законов, обязавших религиозные организации пройти регистрацию и перерегистрацию до конца 1999 года, мусульманские, христианские и иудейские организации республики приступили к этому ответственному делу. Наиболее активно проходила регистрация протестантских общин. Наличие в законах РФ и РД нормы, устанавливающей в качестве условия, необходимого для регистрации, существование организации на соответствующей территории не менее 15 лет, подтолкнуло религиозные организации, не соответствующие этому условию, к поиску путей сохранения прав юридического лица в полном объеме. Зачастую избирался вариант поиска централизованной религиозной организации, зарегистрированной в Минюсте РФ и согласной стать учредителем местной дагестанской организации.

В целом проблем с регистрацией и перерегистрацией христианских и иудейских организаций в республике не было. Мусульманские же организации, даже при отсутствии каких-либо препятствий с чьей-либо стороны, активной помощи государственных органов, не проявили необходимой заинтересованности в деле регистрации своих уставов. В результате, в положенные сроки регистрацию в Министерстве юстиции РД прошли около одной десятой всех мусульманских организаций республики.

Одной из главных целей, которые преследовались при принятии Закона Республики Дагестан "О свободе совести, свободе вероисповедания и религиозных организациях", являлось недопущение распространения в республике религиозного экстремизма. Организации фундаменталистского или так называемого ваххабитского направления, не проходя никакой официальной регистрации, действовали к этому времени во многих районах республики. Они представляли особую опасность для стабильности и мира в республике. Вся их пропаганда и деятельность были направлены на разжигание религиозного фанатизма, противопоставление их "чистого ислама" традиционно исповедуемой дагестанцами вере.

Главной целью ваххабиты провозгласили создание на территории Чечни и Дагестана исламского государства, в котором действовали бы оторванные от реалий современного общества идеализированные шариатские правила. Для достижения своих целей ваххабиты предполагали использовать все методы, не отвергая даже идею вооруженной борьбы. Несмотря на многочисленные попытки руководства республики решить проблему религиозного экстремизма мирным путем, без кровопролития, путем достижения компромиссов и развертывания идеологического противодействия крайним проявлениям религиозного экстремизма, принятые меры, комплексные мероприятия в этом плане не дали позитивных результатов.

В августе-сентябре 1999 года нападение на Цумадинский, Ботлихский и Новолакский районы нашей республики вооруженных бандформирований из Чечни под руководством ваххабитских лидеров и поддержке их со стороны ваххабитов - дагестанцев полностью разоблачило экстремистскую сущность ваххабитских организаций. 16 сентября 1999 г. НС РД приняло Закон "О запрете ваххабитской и иной экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан".

Принятие специального закона, запрещающего конкретное религиозное экстремистское течение ваххабизм, явилось прямым следствием развязанной ваххабитами в Дагестане войны и в связи с этим требованием всего населения республики ужесточить борьбу с экстремистским течением, законодательно его запретить. Причем, если раньше борьба с ваххабизмом рассматривалась многими как чисто идейная, несовместимая с провозглашенной в стране свободой совести, то сегодня ваххабиты сами поставили себя вне закона, полностью себя скомпрометировали.

Важно отметить, что не только действия лидеров экстремистов, развязавших войну против мирного мусульманского населения, но и само учение ваххабизма носит антигуманный, антиконституционный характер, т. к. идеология ваххабизма предусматривает устройство политической жизни общества и экономики на основе идей "чистого ислама" путем захвата власти и насильственного утверждения псевдошариатского правления. Агрессивное враждебное отношение ко всем мусульманам, не принимающим ваххабитские идеи, урон, нанесенный ими исламу в Дагестане, позволяют назвать ваххабизм и антиисламским учением.

Закон о запрете ваххабизма принят, и теперь необходимо приложить все усилия для того, чтобы он действовал, исполнялся всеми структурами, каждым гражданином республики, не остался только на бумаге.

Отныне на территории Республики Дагестан запрещено создание и функционирование ваххабитских организаций. Это означает, что запрещено создание каких- либо групп или иных объединений, последователей этого экстремистского течения по всей республике. Запрещена деятельность религиозных миссий, их филиалов, учебных заведений, благотворительных и других фондов, военно-спортивных и других лагерей, отдельных физических лиц, проповедующих идеи ваххабизма или других экстремистских учений. Закон должен положить конец бесконтрольной пропагандистской деятельности зарубежных эмиссаров на территории нашей республики. Обладая огромными денежными средствами, эти организации и отдельные лица бесконтрольно вербовали в ряды экстремистов наших сограждан, вооружали их, снабжали специальной литературой.

Новый закон предусматривает запрет на изготовление, хранение и распространение любых печатных, видео-, фото- и иных материалов, содержащих пропаганду ваххабизма и экстремизма. Должен быть поставлен действенный заслон на всех путях проникновения к нам этих материалов, а имеющиеся должны быть изъяты.

До сих пор большой проблемой для республики остается бесконтрольный выезд дагестанской молодежи на учебу в мусульманские учебные заведения за рубеж. Нет полной статистики по количеству выехавших, данных о конкретных религиозных учебных заведениях, где наши юноши проходят обучение. В результате богатые ваххабитские организации берут нашу молодежь под опеку, направляют их в свои учебные заведения, оплачивают обучение. Новый Закон указывает, что обучение граждан республики в религиозных учебных заведениях за пределами РД и РФ допускается только по направлению органа управления республиканской религиозной организации, согласованному с Комитетом Правительства РД по делам религий.

Для того, чтобы не допустить каких-либо экстремистских отклонений в процессе преподавания в мусульманских учебных заведениях республики, Закон обязывает проводить обучение в этих учреждениях только по учебным программам, утвержденным органом управления республиканской религиозной организации. Лица, занимающиеся религиозным обучением, также должны осуществлять свою деятельность с разрешения органа управления ДУМД. Закон "О запрете ваххабитской и иной экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан" является важной законодательной опорой в борьбе с распространением экстремистской идеологии в нашей республике.

Экстремизм - явление политическое, угрожающее всей структуре общества. Работа по борьбе с этим злом должна вестись по всем направлениям всем обществом: государственными органами, религиозными и общественными организациями, научной интеллигенцией. Ведя борьбу с религиозным экстремизмом, государство в то же время строго соблюдает принципы свободы совести, провозглашенные в конституции и законах страны.

Республика Дагестан служит примером обеспечения полной свободы вероисповедания граждан. По сведениям Комитета Правительства РД по делам религий, в Дагестане функционируют 1594 мечети: 909 - Джума-мечетей, 571 - квартальная мечеть, 45 мечетей в селах, где не читают джума, 69 - молитвенных домов. В целом по республике приблизительно 170-180 тысяч мусульман регулярно посещают пятничные молитвы в мечетях. Религиозным обучением в республике охвачено около 14 тысяч человек.

В Дагестане действуют 17 исламских вузов. Во всех мусульманских вузах республики обучаются более двух с половиной тысяч юношей и девушек, а в 44-х их филиалах - почти столько же. 132 медресе и 245 начальных религиозных школ дают начальное и среднее религиозное образование дагестанской молодежи [51, с.32].

Таким образом, верующие Дагестана имеют возможность реализовать свои права на свободу вероисповедания в полном объеме и без ограничений, что является одним из важнейших признаков движения республики в направлении построения демократического правового общества.

3.2 Программа мероприятий по совершенствованию взаимоотношений муниципальных органов власти и религиозных организаций

Конституция Российской Федерации среди других прав и свобод закрепила право каждого на свободу совести. В 1997 году был принят Федеральный закон N 125 "О свободе совести и о религиозных объединениях", закрепивший новые принципы отношений между государством и религиозными объединениями и гарантировавший равные права, связанные со свободой вероисповедания. При этом в указанном законе установлен приоритет международных договоров над внутренним законодательством в вопросах законодательства о свободе вероисповедания и религиозных объединениях.

Несмотря на прогрессивное законодательство, постсоветский опыт реальных государственно-конфессиональных отношений может быть охарактеризован не только с позитивной стороны. Период достаточно высокого уровня обеспечения религиозной свободы в первые годы независимости сменился периодом преимущественно ограничительной правоприменительной практики в религиозной сфере, попытками возврата к советским принципам отношений между государством и религиозными структурами, доминирования контрольно-разрешительных моментов в деятельности государственных органов. Общий рост религиозности населения и количества религиозных объединений самой различной вероисповедной направленности доставляет определенные проблемы государственным органам, которые плохо ориентируются в новой религиозной ситуации и стремятся решать возникающие проблемы испытанными административными инструментами [52, с.12].

Одна из причин отхода от демократических принципов в сторону ужесточения контроля государства за деятельностью религиозных объединений заключается в том, что до сегодняшнего момента не определен статус религии в современном обществе, сфера и границы её влияния на общественные процессы. Религия и религиозные организации, несмотря на признание их социальной и индивидуальной значимости, продолжают нередко рассматриваться как нечто чуждое и временное [53, с.5].

В республике и обществе отсутствуют ясно определенное видение роли религии в современном обществе, концептуальные основы государственной политики в религиозной сфере, что создает многочисленные проблемы и в законодательстве и в реальной практике отношений между государством и религиозными объединениями.

Республика Татарстан является многоконфессиональным образованием, местом проживания верующих и деятельности религиозных объединений самой различной вероисповедной направленности.

Граждане Республики Татарстан, других республик и государств и лица без гражданства равны перед законом по всех областях экономической, политической, социальной и культурной жизни независимо от их вероисповедной принадлежности и отношения к религии.

В Татарстане не существует государственной религии или государственного религиозного объединения. В соответствии с провозглашенным в законодательстве принципом равенства религиозных объединений, государство не отдает предпочтения какой-либо религии или религиозному объединению. Никакие религии, верующие или религиозные объединения не могут пользоваться привилегиями, льготами по сравнению с другими по причине их вероисповедной принадлежности.

Вероисповедная принадлежность не может быть причиной дискриминации граждан и религиозных объединений в реализации предоставленных им прав, доступе к социальным благам, судопроизводстве. Лица и организации, нарушающие принцип равноправия граждан, ограничивающие права или устанавливающие какие-либо преимущества в зависимости от отношения к религии, должны привлекаться к ответственности.

Обладая равными правами, все религиозные объединения имеют равные обязанности вне зависимости от вероисповедания и несут равную ответственность за совершаемые ими правонарушения на основаниях и в порядке установленных законом.

Республика одинаково относится к религиозным объединениям в вопросах государственной регистрации, получения разрешений на строительство, реконструкцию зданий, выделения земельных участков, предоставления возможностей проведения благотворительной и культурно-просветительской деятельности, религиозной деятельности, в том числе в отдельных государственных организациях (тюрьмах, больницах), доступа к средствам массовой информации и т.д. Запрещаются любые формы пропаганды религиозного превосходства в государственных средствах массовой информации. Государство и его органы способствуют тому, чтобы представители возможно большого количества религиозных объединений привлекались к проведению как общенациональных, так и местных общественных, культурных мероприятий. При этом следует исключать факты участия в крупных общественно-значимых событиях представителей лишь отдельных религий, тем самым нарушая принцип равенства религиозных объединений.

Республика также привлекает большое количество религиозных объединений для обсуждения нормативных правовых актов, касающихся вопросов религии.

Республика Татарстан принимает дальнейшие меры по развитию законодательства о свободе вероисповедания и деятельности религиозных объединений с целью последовательного обеспечения реализации данной свободы и создания правового режима существования религиозных объединений, позволяющего как удовлетворять религиозные потребности, так и заниматься социально - полезной деятельностью, сотрудничать с государством в решении социальных и иных проблем, стоящих перед обществом. Законодательство Республики Татарстан в области вероисповедания, на наш взгляд, должно строиться в соответствии с международно-правовыми актами, принципами и нормами международного права.

По мнению автора, в связи с изменяющимися социально – экономическими и правовыми условиями, необходимо периодически вносить изменения в действующий Закон 1997 года "О свободе совести и о религиозных объединениях", с целью обеспечения дальнейших гарантий реализации права на свободу вероисповедания. В ходе подготовки изменений должна быть учтена специфика религиозных объединений как субъектов правовых отношений. В частности, следует пересмотреть типологию религиозных объединений, снизить сумму регистрационного сбора, более четко решить вопросы религиозного и связанного с религиозным образования. Республиканские власти допускают деятельность незарегистрированных религиозных объединений, при условии соответствия ее законодательству Республики Татарстан и осуществляет меры по созданию механизма учета как зарегистрированных, так и незарегистрированных объединений в регионе.

Правительством Республики Татарстан, по нашему мнению, должны быть предприняты меры по подготовке закона "Об альтернативной воинской службе", одной из целей которого должно быть согласование религиозных убеждений граждан и интересов государства.

Необходимо также подготовить новые нормативные акты и изменения действующих нормативных актов об упрощенных таможенных процедурах при получении и отправлении предметов религиозного культа и благотворительной (гуманитарной) помощи для религиозных объединений.

Республике необходимо и в дальнейшем придерживаться положения, что ограничения религиозных прав и свобод граждан могут предусматриваться только законом и только в той мере, в какой это необходимо в демократическом обществе в целях охраны общественного порядка и безопасности, жизни, здоровья, нравственности или прав и свобод других граждан и устанавливать эти ограничения в соответствии с международными стандартами в области свободы религии и убеждений.

По нашему мнению, в настоящий момент является актуальным формирование основных концепций региональной политики в области взаимоотношений государства (в лице республиканских и муниципальных органов власти) и религиозных организаций. Нами предлагаются следующие основные направления.

1. Республиканская политика в вопросах религиозного образования

Республике необходимо придерживаться принципа отделения государственной системы образования и воспитания от религиозных объединений и осуществления светского характера образования.

По нашему мнению, не следует допускать преподавание религиозных дисциплин в государственных образовательных учреждениях. При организации отдельных встреч и мероприятий (например, оказание благотворительной помощи) с представителями конфессий, администрации государственных учреждений образования следует принимать меры по недопущению религиозной пропаганды, оскорбления верующих и неуважительного отношения к другим конфессиям во время таких встреч.

Вместе с тем администрация и педагогический состав государственных учреждений образования должны уважать религиозные чувства учеников (воспитанников) и не могут заниматься антирелигиозной пропагандой, навязыванием атеистических убеждений, нарушать права учеников (воспитанников) и их родителей в зависимости от религиозных убеждений.

В республиканской системе образования и воспитания следует допускать преподавание дисциплин, связанных с религией, однако такое преподавание должно иметь не теологическую, а религиоведческую и культурологическую направленность и не может сопровождаться выполнением религиозных обрядов или пропагандой религиозной исключительности.

В негосударственной системе образования и воспитания целесообразно допускать преподавание и изучение религиозных и религиоведческих дисциплин на добровольных началах (за исключением негосударственных учреждений образования, созданных религиозными объединениями, в которых изучение религиозных и религиоведческих дисциплин может являться обязательным).

Религиозные объединения могут создавать учреждения образования как для предоставления светского образования, так и для подготовки религиозных служителей и предоставления религиозного образования. В первом случае они должны отвечать государственным стандартам, иметь лицензию и соблюдать другие правила, установленные в сфере образования. В случае создания учебного заведения исключительно для подготовки религиозных служителей и предоставления религиозного образования, деятельность такого заведения не будет лицензироваться государством, хотя учебное заведение обязано соблюдать определенные правила, установленные государством для общественных учреждений.

Религиозные объединения, на наш взгляд, должны иметь возможность создания воскресных школ, курсов, семинаров и других форм религиозного обучения, не требующих государственной регистрации и лицензирования, отправлять учеников (воспитанников) на обучение в соответствующие учебные заведения других стран. Государственные органы с привлечением органов (должностных лиц) по связям с религиозными объединениями будут иметь право в порядке, установленном законом, осуществлять проверки образовательной деятельности религиозных объединений, не вмешиваясь непосредственно в эту деятельность.

Государство должно уважать права родителей воспитывать детей в соответствии со своими убеждениями, равно как право ребенка иметь собственные религиозные или атеистические убеждения, отличные от убеждений родителей. Действия по принудительному привлечению детей к религии, сопряженные с физическим или иным противоправным воздействием, наказываются в соответствии с законодательством Республики. Родители могут приобщать детей к религии как в частном порядке, в том числе совместно с другими родителями, так и в различных заведениях, созданных религиозными объединениями, а также отправлять их для обучения в религиозные учебные заведения других стран.

2. Взаимоотношение государства и религиозных объединений в сфере благотворительности

Принцип отделения религиозных объединений от государства не означает полной изоляции государственных и религиозных институтов. Одной из сфер возможного сотрудничества двух социальных субъектов является благотворительность. Благотворительная деятельность является одним из важнейших видов деятельности любого религиозного объединения и государство признает значительный позитивный социальный потенциал религиозных организаций в делах благотворительности и социальной опеки.

Различные конфессиональные структуры имеют огромный опыт работы с людьми и организациями, требующими повышенного общественного внимания, в том числе с детьми и престарелыми, лицами страдающими различными заболеваниями, включая алкоголизм и наркоманию, бездомными и малоимущими. Даже сравнительно небольшой постсоветский период деятельности религиозных организаций показал огромную активность религиозных организаций в сфере благотворительности. Большинство религиозных объединений Республики Татарстан проводят благотворительные программы в различных формах.

С другой стороны, государственные органы в силу различных причин не всегда эффективно действуют в сфере благотворительности и социальной защиты. Таким образом, существует объективная потребность во взаимоотношении государственных и религиозных структур в вопросах благотворительности.

На наш взгляд, должны быть предприняты меры по предоставлению религиозным организациям больших организационно-правовых возможностей для осуществления благотворительной деятельности. В частности, в законодательстве необходимо закрепить право проводить такую деятельность как самостоятельно, так и через создаваемые ими структуры, а также в сотрудничестве с различными государственными и негосударственными организациями. В налоговом законодательстве следует закрепить льготы для организаций, занимающихся благотворительностью.

Государственным органам различных видов и уровней рекомендуется использовать возможности религиозных объединений в сфере благотворительности и при этом исключить любые проявления административного нажима и принуждения к такой деятельности. Позитивный опыт сотрудничества государства и религиозных объединения должен найти свое отражение в средствах массовой информации.

Благотворительная деятельность религиозных объединений будет осуществляться с уважением к религиозным или нерелигиозным чувствам граждан.

3. Обеспечение прав на свободу вероисповедания верующих, находящихся в учреждениях пенитенциарной системы и в Вооруженных Силах

Конституционным правом на свободу совести обладает каждый, находящийся на территории Республики Татарстан, включая лиц, чьи права и свободы в силу различных причин ограничены по сравнению с большинством населения Республики.

Одна из таких категорий граждан - лица, приговоренные к различным видам наказания, связанным с изоляцией от общества. Государство признает, что осужденные также имеют права на свободу совести и вероисповедания. Для обеспечения этого права государственным органам следует разрешать гражданам, находящимся в изоляции, получать и пользоваться религиозной литературой и предметами религиозного назначения, осуществлять религиозные обряды.

Администрация пенитенциарных учреждений будет устанавливать контакты с религиозными объединениями на соответствующей территории и при необходимости приглашать представителей этих объединений для отправления религиозных обрядов или церемоний. При этом должно сохраняться равное отношение к любым религиозным убеждениям осужденных. При достаточно большом количестве верующих одного вероисповедания на территории учреждения могут быть построены или приспособлены здания или помещения для религиозных служб.

Одной из задач пенитенциарных учреждений будет сотрудничество с религиозными объединениями, использование нравственного и духовного потенциала служителей различных религий, большого опыта работы религиозных объединений по исправлению и перевоспитанию осужденных. В рамках этого сотрудничества администрация и религиозные объединения будут проводить совместные мероприятия, включая благотворительные, просветительские, образовательные акции.

Специфика содержания лиц, изолированных от общества, требует учета режимных правил при отправлении религиозных обрядов осужденными и деятельности религиозных объединений. Однако режимные правила, ограничивающие права на свободу вероисповедания, должны применяться только там и тогда, где и когда это вызвано действительной необходимостью.

В соответствии с Конституцией Республики Татарстан, защита Республики Татарстан является священным долгом и обязанностью каждого ее гражданина и подавляющее большинство верующих достойно несут эту обязанность. При этом государство относится с уважением и пониманием к религиозным убеждениям верующих-военнослужащих, что проявляется в предоставлении возможностей отправления религиозных обрядов, пользования предметами культа и религиозной литературой с учетом особенностей несения военной службы и воинских уставов. Командование воинских частей и соединений не должно препятствовать акциям религиозных объединений, проводимым в руководимых ими подразделениях и направленных на патриотическое воспитание, укрепление морального духа военнослужащих, искоренение недостатков в межуставных отношениях. Там, где это вызвано необходимостью, командование воинских частей и соединений будет приглашать служителей религиозных объединений для отправления культа.

Вместе с тем, командирам следует с высокой степенью ответственности относиться к приглашению духовенства для освящения различной деятельности или объектов или для присутствия на воинских мероприятиях, учитывая разнообразные религиозные убеждения военнослужащих. Одна из задач командиров состоит в создании толерантной обстановки в воинских подразделениях, недопущении конфликтов на религиозной почве.

Государство осознает, что среди его граждан есть верующие, чьи убеждения не позволяют брать в руки оружие. Для согласования интересов государства и религиозных убеждений граждан, на наш взгляд, необходимо внести соответствующие поправки в закон об альтернативной военной службе, который позволит верующим исполнить свой гражданский долг без ущемления своих религиозных чувств. На период подготовки поправок к этому закону необходимо объявить мораторий на привлечение к уголовной ответственности за уклонение от военной службы.

4. Совершенствование деятельности государственных органов в отношениях с религиозными объединениями и верующими

В условиях, когда религиозные объединения признаются неотъемлемой и стабильной частью социальной структуры общества, а верующие - полноправными гражданами, для деятельности государственных органов принципиально важен перенос акцентов с односторонне-властных, надзорно-разрешительных функций на отношения сотрудничества и взаимопомощи. В современных условиях религиозные объединения должны рассматриваться как социальные партнеры, коллективная форма удовлетворения религиозных потребностей, а не как образования, чуждые социальному строю, за деятельностью которых требуется пристальное наблюдение. При этом государственные органы оставляют за собой право на применение властных функций в случаях правонарушений со стороны религиозных объединений и верующих.

Основываясь на таких предпосылках, в республике не должны создаваться специальные государственные органы, выполняющие управленческие функции по отношению к верующим и религиозным объединениям.

В аппаратах местных органов власти могут создаваться подразделения (должности) по связям с религиозными объединениями, задачами которых будут проведение мониторинга в религиозной сфере, подготовка предложений по улучшению государственно-конфессиональных отношений, содействие религиозным объединениям в отношениях с государственным органами и государственным органам по вопросам, связанным с религией. Эти подразделения (государственные служащие) не могут выполнять каких-либо разрешительных, контрольных или надзорных функций.

Различные государственные органы Республики Татарстан будут взаимодействовать с религиозными объединениями в пределах своей компетенции и не будут наделены дополнительными государственно-властными полномочиями в связи с религиозной характеристикой организации.

Так, органы юстиции в ходе государственной регистрации религиозных объединений, на наш взгляд, должны изучать принадлежность их к существующим религиозным центрам, вести банк данных по количеству и видам зарегистрированных религиозных организаций.

Органам внутренних дел целесообразно в рамках предоставленных им полномочий выявлять и предотвращать противоправную деятельность религиозных объединений, связанную с нарушением общественного порядка, посягательствами на права и свободы граждан и организаций, государственные интересы. При этом особая роль должна отводиться участковым инспекторам, непосредственно работающим с населением и обладающим различной информацией о гражданах и формальных и неформальных организациях.

Деятельность органов национальной безопасности должна быть направлена на выявление религиозно ориентированных террористических группировок и отдельных граждан, преследующих не столько религиозные, сколько политические цели.

Органам прокуратуры следует осуществлять надзор за деятельностью религиозных объединений на таких же условиях, как и надзор за любыми другими субъектами. Кроме того, надзор необходимо проводить и за деятельностью государственных органов по вопросам, связанным с деятельностью религиозных организаций.

Таможенные, налоговые органы, органы образования и здравоохранения и другие государственные органы в пределах своих полномочий будут решать вопросы, связанные с деятельностью религиозных организаций.

5. Создание системы религиоведческой и правовой подготовки в сфере религии.

Для решения весьма сложных задач республиканской политики в сфере религии и деятельности религиозных организаций необходимо создать стройную систему религиеведческого образования, начиная со школы и заканчивая подготовкой госслужащих и специалистов высшей квалификации в этой области.

Крушение идеологических стереотипов после распада Советского Союза привело к тому, что в обществе в целом и в сознании его отдельных членов, особенно молодёжи, образовался духовный вакуум, который незамедлительно стал заполняться различными неорелигиозными, оккультными, а иногда и псевдорелигиозными идеями.

С другой стороны, государственные служащие в силу отсутствия опыта "мирного сосуществования" с религиозными объединениями, но с опытом всеобщего администрирования, решают тонкие и деликатные проблемы в духовной сфере без должного учета специфики религиозных объединений, их видов и различий, что приводило и приводит к серьезным проблемам. Такому положению во многом способствовала и всеобщая религиеведческая безграмотность.

Исправить ситуацию можно, создав систему религиоведческого образования, включающую:

- религиеведческое образование в школе и колледжах: преподавание "Основ религиеведения" в старших классах школы и курсах колледжей;

- соответствующую подготовку учителей-религиеведов и преподавателей колледжей. В этих целях во всех педагогических вузах необходимо создать специализированные кафедры, открыть специальные отделения и выделить гранты и кредиты для приема абитуриентов, открыть специализированные магистратуры.

- включение в учебные планы подготовки специалистов гуманитарного, юридического и медицинского профилей в системе вузовского образования обязательной дисциплины "Религиеведение";

- подготовку квалифицированных преподавательских кадров и специалистов высшей квалификации в профильных докторантурах ведущих вузов и на курсах повышения квалификации для преподавателей школ, колледжей и вузов;

- создание системы религиеведческой и правовой подготовки государственных служащих всех уровней, особенно служащих, непосредственно контактирующих с религиозными организациями;

- открыть краткосрочные курсы при Академии государственной службы и областных (городских) акиматах;

- организовать для государственных служащих специализированные, постоянно действующие лектории при городских и районных акиматах;

- организовать религиеведческие циклы теле- и радиопередач;

- регулярно проводить тренинги, тестирование целевых групп с целью выявления религиеведческой подготовки государственных служащих всех уровней;

- правовую подготовку государственных служащих в сфере религии и деятельности религиозных организаций;

- введение специального курса "Основы государственно-конфессиональных отношений" в вузах, готовящих кадры для системы государственного управления и на различных курсах повышения квалификации государственных служащих.

6. Основные направления информационной политики по освещению религиозных процессов в Татарстане.

Важная роль в пропаганде республиканской политики в сфере религии и деятельности религиозных организаций, освещении взаимоотношений государства и религиозных объединений, укреплении межконфессиональной стабильности и взаимоуважения между верующими и неверующими гражданами отводится средствам массовой информации.

Республика заинтересована в получении объективной информации о религиозных процессах, анализе имеющихся проблем как в деятельности религиозных объединений и верующих, так и в государственно-конфессиональных отношениях.

В освещении различных событий, связанных с проявлениями религии в Татарстанском обществе, в средствах массовой информации недопустимы материалы, оскорбляющие религиозные чувства верующих и репутацию религиозных объединений, вне зависимости от их религиозной принадлежности. Особое внимание должно уделяться запрету на пропаганду религиозной исключительности, превосходство одной религии или религиозного объединения над другими, деление религиозных объединений на традиционные и нетрадиционные.

Опубликование (оглашение) различных точек зрения о деятельности конкретных религиозных объединений и верующих предполагает предоставление возможности этим объединениям и верующим выразить свое мнение в связи с опубликованным материалом.

Руководство СМИ и журналисты должны учитывать законодательный принцип равноправия религиозных объединений, в связи с чем предоставлять им равные возможности для выступления в различных средствах массовой информации.

Соответствующим государственным органам в рамках своей компетенции следует следить за нарушениями СМИ конституционных и иных законодательных положений, касающихся вопросов свободы совести и вероисповедания и в необходимых случаях привлекать СМИ или их отдельных сотрудников к установленной законом ответственности.

Для повышения религиоведческой и правовой культуры сотрудников СМИ государственным органам в сфере культуры и информации необходимо проводить семинары, тренинги с привлечением представителей религиозных объединений, специалистов в области религии, государственных служащих. В целях широкой пропаганды религиеведческих знаний уполномоченному органу в сфере культуры и информации следует учредить республиканский научно-популярный журнал "Религия и общество".

Кроме того, на основе анализа деятельности отдела по связям с общественными формированиями и национальным вопросам Нижнекамского муниципального района, на наш взгляд, целесообразно предложить решение следующих стратегических задач:

1. Создание в Нижнекамском муниципальном районе филиала Республиканской общественной организации «Ассамблея представителей народов, проживающих на территории Республики Татарстан».

2. Разработка и принятие «Программы по сохранению, изучению и развитию языков и культур народов, проживающих в Нижнекамском муниципальном районе, на 2008-2013 годы».

3. Содействие национально-культурному развитию представителей народов, проживающих на территории Нижнекамского муниципального района, сохранению их этнокультурной самобытности, укреплению межнационального и межконфессионального мира и согласия.

4. Организация работы по созданию необходимых условий, способствующих строительству культовых объектов традиционных конфессий.

5. Обеспечение равноправного функционирования государственных языков Республики Татарстан и языков представителей других народов, проживающих на территории города и района.

6. Расширение взаимоотношений с нетрадиционными религиозными объединениями, функционирующими на территории города и района.

7.Оказание организационной, юридической и методической помощи в деятельности общественных формировании Нижнекамского муниципального района.

8.Активизация женского общественного движения (00 «Женщины Татарстана», «Исламия», «Ак калфак», комитет солдатских матерей).

Таким образом, в Республике Татарстан и обществе отсутствуют ясно определенное видение роли религии в современном обществе, концептуальные основы государственной политики в религиозной сфере, что создает многочисленные проблемы и в законодательстве и в реальной практике отношений между государством и религиозными объединениями. В Татарстане не существует государственной религии или государственного религиозного объединения.

Необходимо заключить, что Республика Татарстан принимает меры по развитию законодательства о свободе вероисповедания и деятельности религиозных объединений с целью последовательного обеспечения реализации данной свободы и создания правового режима существования религиозных объединений, позволяющего как удовлетворять религиозные потребности, так и заниматься социально - полезной деятельностью, сотрудничать с государством в решении социальных и иных проблем, стоящих перед обществом. Однако, несмотря на проводимую работу, в настоящий момент, на наш взгляд, является актуальным формирование основных концепций региональной политики в области взаимоотношений государства (в лице республиканских и муниципальных органов власти) и религиозных организаций, в связи с чем нами предлагаются следующие основные направления:

- республиканская политика в вопросах религиозного образования;

- взаимоотношение государства и религиозных объединений в сфере благотворительности;

- обеспечение прав на свободу вероисповедания верующих, находящихся в учреждениях пенитенциарной системы и в Вооруженных Силах;

- совершенствование деятельности государственных органов в отношениях с религиозными объединениями и верующими;

- создание системы религиоведческой и правовой подготовки в сфере религии;

- основные направления информационной политики по освещению религиозных процессов в Татарстане.

К тому же, для совершенствования взаимоотношений муниципальных органов власти и религиозных организаций целесообразно в рамках Нижнекамского муниципального района содействие укреплению межнационального и межконфессионального мира и согласия, организация работы по созданию необходимых условий, способствующих строительству культовых объектов традиционных конфессий, расширение взаимоотношений с нетрадиционными религиозными объединениями, функционирующими на территории города и района, оказание организационной, юридической и методической помощи в деятельности религиозных организаций Нижнекамского муниципального района.


4. Программа мер по обеспечению выпускной квалификационной работы

4.1 Экономическое обоснование и социальная значимость внедрения разработанных мероприятий

Говоря об эффективности взаимоотношений государства и религиозных организаций, нужно учитывать как рациональное использование управленческого ресурса, так и организацию процесса успешного государственного управления.

В настоящее время взаимоотношение с религиозными объединениями составляет часть полномочий Президента и Правительства России.

На федеральном уровне в рамках исполнительной власти регулирование государственно-конфессиональных отношений относится также к компетенции Министерства юстиции Российской Федерации, Федеральной регистрационной службы, Отдела по взаимоотношению с религиозными объединениями Главного управления внутренней политики Администрации Президента Российской Федерации, Совета по взаимоотношению с религиозными объединениями при Президенте Российской Федерации, Комиссии по вопросам религиозных объединений при Правительстве Российской Федерации. Кроме того, значительное внимание взаимоотношению с религиозными объединениями уделяется на уровне института Полномочных представителей Президента Российской Федерации в федеральных округах.

Главный критерий социальной значимости взаимоотношений государства и религиозных организаций – максимальная степень удовлетворения интересов обеих сторон, чего не всегда удается достичь. Для достижения баланса интересов необходимо стремиться к социально-экономической эффективности.

В современной теории менеджмента управление считается эффективным в том случае, если организации достигают своих целей, поэтому эффективность в управлении взаимоотношением государства и религиозных организаций следует рассматривать с позиций представителей религиозных организаций, органов государственной власти или территориального управления, населения.

Эффективность с позиций представителей религиозных организаций определяется, прежде всего, как уровень, определяемый государством, который является необходимым и достаточным для осуществления религиозными организациями своей деятельности. Если такие условия не предоставляются, то религиозные организации вынуждены или подстраиваться под существующие нормативы, или отстаивать свои права через суды и т.д.

Эффективность деятельности религиозных организаций с позиций представителей власти определяется как полное и неукоснительное соблюдение первыми норм и правил, установленных государственными органами.

Несмотря на проводимую работу государственных органов по совершенствованию взаимоотношений с религиозными организациями, в настоящий момент, на наш взгляд, для обеспечения социально-экономической эффективности подобного взаимоотношений целесообразным является формирование основных концепций региональной политики в области взаимоотношений государства (в лице республиканских и муниципальных органов власти) и религиозных организаций, в связи с чем могут быть предложены такие направления, как республиканская политика в вопросах религиозного образования; взаимоотношение государства и религиозных объединений в сфере благотворительности; обеспечение прав на свободу вероисповедания верующих, находящихся в учреждениях пенитенциарной системы и в Вооруженных Силах; совершенствование деятельности государственных органов в отношениях с религиозными объединениями и верующими; создание системы религиоведческой и правовой подготовки в сфере религии; информационная политика по освещению религиозных процессов в Татарстане.

Эффективность реализации плана мероприятий должно обеспечивается за счет:

- исключения возможности влияния бюрократических факторов при принятии и реализации управленческих решений;

- привлечения компетентных представителей властных и религиозных структур для решения существующих проблем;

- привлечения независимых объективных консультантов по различным аспектам возникающих вопросов;

- создания эффективных механизмов оценки и реализации намеченного плана.

Оценка эффективности реализации программы будет осуществляться на основе следующих индикаторов:

- повышения уровня объективности и эффективности при принятии управленческих решений;

- приведение в соответствие федеральных, региональных и местных нормативно – правовые актов, касающихся регулирования взаимоотношений государства и религиозных организаций;

- учет и оценка региональных и местных особенностей при формировании государственной политики в области взаимоотношений государства и религиозных организаций.

Успешное выполнение мероприятий подпрограммы позволит обеспечить:

- повышение уровня качественного взаимоотношений государства и религиозных организаций;

- рост информированности и доброжелательности общества по отношению к религиозным организациям;

- повышение качества и надежности взаимоотношений государства и религиозных организаций;

- создание устойчивой институциональной основы для участия религиозных организаций в формировании федеральной и региональной политики в отношении религиозных объединений.

4.2 Математическое и статистическое обоснование выпускной квалификационной работы

Внедрение в жизнь предложенных мероприятий требует определенных затрат. В основном, это дополнительные затраты рабочего времени, затраты на повышение квалификации служащих, затраты, связанные с организацией и проведением различных мероприятий (конференции, презентации, демонстрации и т.д.) И, если говорить об эффективности в целом (эффективность складывается из экономической и социальной составляющих), нужно отметить, что данная концепция рассчитана в большей мере не на экономическую эффективность, а на социальную.

Разработка и реализация программы поможет повысить уровень качественного взаимоотношений государства и религиозных организаций, усилить информированность и доброжелательность общества по отношению к религиозным организациям, повысить качество и надежность взаимоотношений государства и религиозных организаций, создать устойчивую институциональную основу для участия религиозных организаций в формировании федеральной и региональной политики в отношении религиозных объединений.

Для получения количественной оценки результатов социологического исследования особое значение имеет применение математико-статистического метода расчета.

Нами было проведено исследование проблем взаимоотношений муниципальных органов власти и религиозных организаций г. Нижнекамска с использованием экспертного опроса. В качестве основного инструментария использовалась анкета. Проведем статистические расчеты проведенного исследования.

На вопрос, должна ли вся официальная информация, касающаяся вопросов взаимоотношений муниципальных органов власти и религиозных организаций, размещаться на городском Интернет-сайте, 67 процентов опрошенных дали утвердительный ответ, однозначно отрицательно высказались 13 процентов, остальные 20 процентов отметили, что не всегда.

Ответы на вопрос, следует ли школам и вузам заниматься религиозным воспитанием молодежи, распределились следующим образом:

1) безусловно, да – 13 процентов;

2) скорее да – 60 процентов

3) скорее нет – 20 процентов

4) безусловно, нет – 0 процентов

5) затрудняюсь ответить – 7 процентов

Следует отметить высокую степень осведомленности опрошенных о нормативно – правовых актах, касающихся взаимоотношений государства и религиозных организаций – 80 процентов.

На вопрос, что необходимо делать государству для совершенствования восприятия населением религиозных организаций, большинство респондентов (60 процентов) отметили, что необходимо религиозное воспитание в детском саду, школе, институте, в семье и улучшение условий жизни религиозных организаций. 33 процента отметили необходимость создания религиозных кружков, организаций, клубов, проведение религиозно – культурного просвещения и 13 посчитали, что необходимо больше тем религиозной направленности в СМИ и больше религиозных фильмов и литературы.

Необходимо отметить абсолютное единодушие респондентов (100 процентов) в отношении необходимости существования диалога между государством и религиозными организациями. Однако подавляющее большинство (60 процентов) высказались против вовлечения религиозных организаций в политические процессы, происходящие в стране.

Никто из респондентов не отметил существования напряженной или критической межэтнической и межконфессиональной ситуации в Республике Татарстан и в России в целом.

4.3 Нормативно-правовое обеспечение выпускной квалификационной работы

Нормативно–правовое обеспечение выпускной квалификационной работы составили различные правовые акты. Традиционно в работе была использована нормативно-правовая литература, документация трех уровней власти: федерального, регионального и местного.

Конституция Российской Федерации – это основной закон страны, выполняющий роль юридического фундамента и предусматривающий основы демократии. В статье 44 закреплено право участия в культурной жизни и пользования учреждениями культуры, а также доступ к культурным ценностям каждого гражданина РФ.

Гражданский Кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 определяет правовое положение участников гражданского оборота, основания возникновения и порядок осуществления права собственности и других вещных прав, прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальных прав), регулирует договорные и иные обязательства, а также другие имущественные и личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников.

Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» в соответствии с Конституцией Российской Федерации устанавливает общие правовые, территориальные, организационные и экономические принципы организации местного самоуправления в Российской Федерации, определяет государственные гарантии его осуществления.

Федеральный закон № 125 от 26.09.97 “О свободе совести и религиозных объединениях” регулирует правоотношения в области прав человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания, а также правовое положение религиозных объединений.

Закон Республики Дагестан "О запрете ваххабитской и иной экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан" запрещает организацию и проведение ваххабитской и иной экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан.

Закон Республики Дагестан "О свободе совести, свободе вероисповедания и религиозных организациях" регулирует правоотношения в области прав человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания на уровне Республики Дагестан, а также правовое положение религиозных объединений Республики Дагестан.

Закон Волгоградской области от 27 ноября 2001 г. "О защите прав граждан на свободу совести и свободу вероисповедания на территории Волгоградской области" регулирует правоотношения в области прав человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания на территории Волгоградской области, а также правовое положение религиозных объединений на территории Волгоградской области.

Закон Тюменской области от 8 февраля 2001 г. "О деятельности религиозных объединений в Тюменской области" регулирует правовое положение религиозных объединений.

Федеральный закон "Об альтернативной гражданской службе" регулирует отношения, связанные с реализацией гражданами Российской Федерации конституционного права на замену военной службы по призыву альтернативной гражданской службой.

Указ Президента Российской Федерации от 14 января 2002 г. N 24 "О предоставлении священнослужителям отсрочки от призыва на военную службу" определяет порядок предоставления гражданам Российской Федерации отсрочки от призыва на военную службу и в связи с сокращением срока военной службы по призыву.

4.4 Социологическое обеспечение выпускной квалификационной работы

Программа социологического исследования организационно–правовых аспектов взаимоотношений государства и религиозных организаций

Обоснование проблемы исследования

Государственно-религиозные отношения на протяжении многих веков выступают составной частью системы общественных отношений любого общества. В силу целого ряда специфических особенностей они могут быть отнесены к одному из видов так называемых «синтетических» общественных отношений, которые складываются в результате тесного взаимоотношений материальных и идеологических связей в обществе. Эти отношения, будучи относительно самостоятельными, находятся в тесной взаимосвязи с социально-экономическими, политическими и нравственными отношениями. История свидетельствует, что они постоянно развиваются и изменяются в зависимости от развития общества.

Законы и иные нормативные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации и затрагивающие реализацию права на свободу совести и свободу вероисповедания, а также деятельность религиозных объединений, должны соответствовать Федеральному закону "О свободе совести и о религиозных объединениях". В случае противоречия Федеральному закону нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации по вопросам защиты права на свободу совести и свободу вероисповедания и по вопросам деятельности религиозных объединений действует Федеральный закон.

Это конкретизирует применительно к предмету настоящего Федерального закона требования статей 71 и 72 Конституции Российской Федерации, в соответствии с которыми в ведении Российской Федерации находятся регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина, а в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации - только защита указанных прав и свобод. В то же время в области прав человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания действуют и другие федеральные законы.

В этой связи представляется очень важным, чтобы принятие федеральных законов, действующих в данной сфере, не порождало коллизий в самом федеральном законодательстве. С другой стороны, не менее важной является проблема реализации федерального законодательства о свободе совести и о религиозных объединениях в субъектах Российской Федерации и муниципальных образованиях.

Право человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания может быть ограничено федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов человека и гражданина, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Установление преимуществ, ограничений или иных форм дискриминации в зависимости от отношения к религии не допускается.

Подчеркнем, что на уровне муниципального образования “Нижнекамский муниципальный район” не существует острых проблем в вопросах взаимодействия государства и религиозных организаций, однако необходимость совершенствования взаимодействия муниципальных органов власти и религиозных организаций существует и в рамках Нижнекамского муниципального района.

Объект исследования: религиозные организации и связанные с ними государственные и муниципальные учреждения, находящиеся в рамках муниципального образования “Нижнекамский муниципальный район”.Предмет исследования: процесс формирования взаимоотношений государства и религиозных организаций.

Цель исследования: проанализировать организационно – правовые аспекты взаимоотношений государства и религиозных организаций и сформировать предложения по совершенствованию взаимоотношений.

Гипотеза исследования основывается на том, что в современной России, а также в большинстве регионов, отсутствует устойчивое, основанное на нормативно-правовых актах, взаимоотношение государства и религиозных организаций, а нередко подобное взаимоотношение выходит за рамки законодательства. Существующие федеральные законы и нормативно-правовые акты не всегда учитывают региональную специфику и зачастую не способствуют нормализации межконфессионадьных отношений.

Для утверждения или опровержения гипотезы автор работы ставит следующие задачи:

- провести анализ федерального и регионального законодательства, касающегося различных аспектов деятельности религиозных объединений;- рассмотреть организационно-правовые аспекты взаимоотношений государства и религиозных организаций;- рассмотреть опыт совершенствования взаимоотношений государства и религиозных организаций;- провести исследование взаимоотношений муниципальных органов власти и религиозных организаций на примере Республики Татарстан;- выработать предложения по совершенствованию взаимоотношений государства и религиозных организаций.

Рабочий план исследования представлен в таблице 2.

Основными методами сбора информации являются анализ статистических данных, экспертный опрос, вторичный анализ данных социологических исследований.


Таблица 1

Календарный план работы

Вид работы Срок
1. Выбор темы и составление библиографии с 5.01.08 по 27.01.08
2. Изучение состояния разработанности проблемы в литературе с 27.01.08 по 10.02.08
3. Сбор фактического материала с 26.01.08 по 22.03.08
4. Уточнение цели, задач и обоснование концепции работы с 10.03.08 по 30.03.08
5. Обработка собранного материала с 30.03.08 по 7.04.08
6. Подготовка текста первой главы с 7.03.08 по 24.03.08
7. Подготовка текста второй главы с 24.03.08 по 7.04.08
8. Подготовка текста третьей главы с 7.04.08 по 21.04.08
9. Подготовка текста четвертой главы с 21.04.08 по 5.05.08
10. Оформление работы с 15.05.08 по 05.06.08

Таблица 2

Рабочий план подготовки и проведения социологического исследования

Наименование мероприятия Сроки выполнения Исполнитель Примечания
1 Составление и утверждение программы социологического исследования Январь Дипломант совместно с научным руководителем
2 Подготовка методического инструментария Февраль Дипломант Тиражирование анкет в количестве 15 экземпляров
3 Проведение социологического исследования Март Дипломант совместно с научным руководителем
4 Подготовка анкеты для обработки Март Дипломант
5 Обработка собранной информации на компьютере Март Дипломант
6 Анализ результатов исследования Апрель Дипломант
7 Обсуждение результатов исследования Апрель Дипломант совместно с научным руководителем
8 Оформление отчета о проведении исследования Апрель Дипломант

Таблица 3

Логическая структура инструментария

Операциональные понятия Индикаторы

Тип шкалы измерения

Номер вопроса в

анкете

1 2 3 4
Оценка необходимости размещения информации Факт необходимости ранговая 1
Оценка необходимости религиозного воспитания молодежи Факт необходимости ранговая 2
Осведомленность респондента о нормативно-правовых актах Оценка осведомленности номинальная 3,4
Влияние религиозных организаций на общество Степень влияния ранговая 5
Оценка необходимости совершенствования взаимодействия Факт взаимодействия номинальная 6
Оценка необходимости диалога государства и религиозных организаций Факт необходимости ранговая 7
Формы диалога государства и религиозных организаций Формы диалога номинальная 8
Вовлечение религиозных организаций в политические процессы Факт вовлечения ранговая 9
Оценка межэтнических и межконфессиональных отношений Характер отношений номинальная 10
Проблемы разжигания межнациональной напряженности Наличие напряженности ранговая 11
Оценка активности государства по урегулированию конфликтов Факт регулирования ранговая 12
Оценка активности религиозных организаций Наличие деятельности номинальная 13
Пол Пол номинальная 14
Возраст Число лет интервальная 15
Образование Уровень образования ранговая 16

Таблица 4

Логический анализ основных понятий

Интерпретация понятий Операционализация понятий
Религия (от лат religo - связывать, привязывать, заплетать) - это догматическая обрядовая система, отражающая мировоззренческие позиции некоторого сообщества людей. Формы и методы воздействия на общество, взаимоотношение с государственными организациями. Нормативно – правовая база регулирования.
Гражданин - лицо, принадлежащее на правовой основе к определенному государству. По своему правовому положению гражданин конкретного государства отличаются от иностранных граждан и лиц без гражданства. Только гражданам принадлежат политические права и свободы. Нормативно – правовые акты регулирования свободы вероисповедания. Противоречие международных, федеральных и региональных законов о свободе совести и вероисповедания.
Мировоззрение - это совокупность идей о наиболее общих закономерностях и о наиболее общих проблемах жизни. Эту совокупность идей можно называть также мировоззренческой информацией. Сущность, функции и способы формирования мировоззрения. Роль государственных образовательных и религиозных учреждений в формировании мировоззрения.
Клерикализация - общественно-политическое учение, требующее усиления роли церкви в политической и духовной жизни общества, предполагающее ее права и возможности предписывать обществу свои правила и нормы.

Формы и способы взаимоотношений государства и религиозных организаций, влияние региональных и исторических особенностей на процесс взаимоотношений.

Свобода совести - духовное и юридическое право человека на выбор формы своего отношения к религии, выражающееся в праве свободно выбирать и исповедывать ту или иную веру, отправлять религиозные культы, распространять свои религиозные взгляды индивидуально или совместно. ФЗ № 125 от 26.09.97 “О свободе совести и религиозных объединениях”. Свобода прессы, отделение церкви от государства и свобода религии. Федеральный и региональные законы.

Религиозное объединение - добровольное объединение граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры и обладающее соответствующими этой цели признаками.

Способы и законность вовлечения в религиозные объединения. Характеристика и классификация объединений.

4.5 Компьютерное обеспечение выпускной квалификационной

работы

В рамках программного обеспечения дипломного проектирования предусмотрено использование:

– MSOFFICE 2000, включающий:

– MSWORD 2000 – текстовый редактор;

– MSEXCEL 2000 – электронные таблицы;

– MSACCESS 2000 – база данных;

– MSPOWERPOINT 2000 – редактор презентаций;

– MS OUTLOOK EXPRESS 2000 – почтоваяслужба;

– Справочные правовые системы: Гарант и Консультант Плюс;

MSOFICE 2000.

Новые технологии, реализованные в пакете, позволяют значительно упростить сложные операции, автоматизировать рутинные процессы, эффективно организовать обмен между приложениями. В данном пакете в полной мере используются: поддержка длинных имен, многозадачность, «быстрые клавиши».

С помощью электронных таблиц – MSEXCEL любой пользователь сможет легко и эффективно подготовить отчет, провести анализ текущего финансового положения или составить прогноз на будущее. Электронные таблицы представляют собой мощную систему с графическим интерфейсом, оперативной подсказкой, «мастером», «экспертом», встроенным языком программирования, средствами сопряжения с базами данных, функциями формирования отчетов и работы с деловой графикой. В программе имеются 400 математических, статистических и других функций.

Текстовый редактор MSWORD – одна из самых популярных программ на сегодняшний день. Текстовый редактор позволяет вводить, выводить, редактировать, форматировать, импортировать текстовые файлы, осуществлять автоматическую орфографическую проверку текста, подчеркивая слова с ошибками и предлагая варианты возможных замен непосредственно в процессе набора текста; автоматизировать процесс форматирования документов (рамки, заголовки, списки, шрифты и цвета, соответствующие выбранному стилю, появляются во время набора); выделять текст разными цветами.

Презентационная программа MSPOWERPOINT представляет собой слайд-шоу и позволяет комбинировать звук, анимацию и видео.

MSPOWERPOINT имеет хорошо продуманный интерфейс, все необходимые меню и инструментальные средства, благодаря чему можно добавлять текс, графику, делать плавные появления и исчезновения надписей, картинок, сопровождать текст звуковыми эффектами. Возможно также использование элементов мультипликации и видеоклипов. Редактирование презентаций осуществляется при помощи мыши: «перетаскивая» слайды с места на место, можно получать последовательность кадров, в которой могут быть таблицы, графики, текст, изображения и многое другое. Готовую презентацию можно наблюдать на мониторе, а также изготовить в печатном виде, содержащем слайды и поясняющий текст.

Современная система управлениями базами данных MSACCESS позволяет создать приложения, использующие базы данных, импортировать данные из электронных таблиц и других баз данных, управлять выводом данных, строить формы и создавать шаблоны оформления.

Назначение персональной информационной системы MSSCHEDULE + (электронного планировщика или органайзера) – хранение информации о делах, встречах и других событиях, ведение адресных и телефонных книг, обмен данными между членами рабочей группы, создание графиков работ. MSOUTLOOKEXPRESS – это целый набор удобных средств: ежедневник, адресная и телефонная книга, калькулятор, календарь, автоответчик и картотека.

MSOUTLOOKEXPRESS представляет собой программу управления данными для настольного компьютера. Она помогает удобно организовать данные на компьютере, предоставлять ее для совместного пользования и поддерживать связь с другими пользователями. Работа в OUTLOOK позволяет использовать перечисленные ниже возможности:

­ управлять данными личного и служебного характера, например, сообщениями электронной почты, файлами, сведениями о встречах, контактах и задачах, а также следить за ходом работы группы, общих папок;

­ пользоваться данными совместно с другими приложениями OFFICE, просматривать и искать файлы OFFICE в OUTLOOK;

­ подключаться к службе WEB и пользоваться ее услугами;

­ настраивать OUTLOOK программными методами.

Справочные правовые системы Консультант Плюс.

Консультант Плюс: Эксперт.

Комплекс по федеральному законодательству состоит из двух частей: Консультант Плюс: Версия Проф и Консультант Плюс: Эксперт Приложение. Крупнейший банк действующих правовых актов России.

Первая часть – Консультант Плюс: Версия Проф включает все правовые акты РФ общего и отраслевого значения, а также правовые акты, касающиеся отдельных категорий граждан. Значительную часть документов системы составляют правовые акты разъяснительного характера. Полно представлены документы по всем отраслям хозяйственной деятельности.

Вторая часть – Консультант Плюс: Эксперт Приложение включает специальные документы Президента, Правительства, Федерального Собрания РФ, в частности, по вопросам: государственной собственности и приватизации, бюджетного финансирования, государственного устройства, законотворческой деятельности, вопросам международных отношений, по кадровым и другим вопросам. Включены узковедомственные документы органов государственного управления, представлены документы всех российских министерств и ведомств, в частности: Министерство финансов, Центрального банка, Государственного таможенного комитета, Госналогслужбы, Госкомимущества.

Консультант Плюс: Российское Законодательство.

Система по федеральному законодательству включает правовые акты, составляющие основу российского законодательства. В полном объеме включены документы, затрагивающие интересы всех предприятий и граждан. Банковская деятельность, ВЭД, рынок ценных бумаг, а также узкие направления хозяйственной деятельности представлены основополагающими документами.

Система по региональному законодательству включает документы органов государственной власти и местного самоуправления конкретного субъекта Российской Федерации.


Заключение

В соответствии с ФЗ № 125 от 26.09.97 “О свободе совести и религиозных объединениях”, религиозным объединением в Российской Федерации признается добровольное объединение граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры и обладающее соответствующими этой цели признаками:

- вероисповедание;

- совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний;

- обучение религии и религиозное воспитание своих последователей.

Религиозные объединения могут создаваться в форме религиозных групп и религиозных организаций.

Религиозной группой в настоящем Федеральном законе признается добровольное объединение граждан, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры, осуществляющее деятельность без государственной регистрации и приобретения правоспособности юридического лица.

Религиозной организацией признается добровольное объединение граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры и в установленном законом порядке зарегистрированное в качестве юридического лица.

Таким образом, классификацию религиозных объединений можно представить по четырем основаниям: по признаку принадлежности к юридическому лицу; по территории деятельности; по способу создания; по предмету (по вероисповеданию).

Формы и принципы взаимоотношений политических структур и религиозных институтов в истории религии приобретали крайне разнообразные формы. В демократических странах принципом взаимоотношений религиозных организаций и государства становится их автономность друг от друга, а одним из главных прав личности является право исследовать любую религию или быть атеистом.

Говоря же об истории развития государственно-конфессиональных отношений в России, можно выделить пять основных этапов, первый из которых - период от Крещения Руси до начала 17 века, когда был создан первый централизованный орган по церковным делам в России - Монастырский приказ. Заключительным, пятым этапом развития деятельности государственных органов по вопросам религиозных объединений, явился советский период, который завершился с упразднением в 1990 году Совета по делам религий СССР.

в общем виде к нормативно-правовой базе регулирования деятельности религиозных организаций можно отнести Конституцию Российской Федерации (с изм. от 14.10.2005), Гражданский Кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994, Федеральный закон "О свободе совести и о религиозных объединениях" от 26.09.1997 N 125-ФЗ (ред. от 29.06.2004), который регулирует правоотношения в области прав человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания, правовое положение религиозных объединений, а также принимаемые в соответствии с ними иные нормативно-правовые акты Российской Федерации и нормативно-правовые акты субъектов Российской Федерации.

Целесообразно подчеркнуть, что право человека выбирать, иметь и менять убеждения не ограничено ничем и предусматривает право относить себя к любой религии, состоять в любом религиозном объединении, в которое его примут, переходить из одного религиозного объединения в другое. В соответствии с Законом никто не обязан сообщать о своем отношении к религии, и не может быть подвергнут принуждению при определении своего отношения к религии.

Рассмотрение системы взаимоотношений государства и религиозных организаций в России позволяет сделать следующие выводы:

4. С середины 1990-х годов в России РПЦ и некоторые иные крупнейшие религиозные объединения приобрели привилегированный статус. В последнее время он в ряде случаев закрепляется в подзаконных нормативных правовых актах, которые устанавливают льготы для избранных религиозных организаций (предоставление руководителям религиозных объединений права устанавливать на служебные машины особые номерные знаки, использовать залы аэропортов для официальных делегаций и т. п.).

5. Ведущие конфессии сотрудничают с государством на основании договоренностей высших иерархов с представителями власти и соглашений с государственными органами, чей правовой статус вызывает вопросы и которые в значительной мере сводятся к декларациям о намерении сотрудничать. В ближайшей перспективе наиболее влиятельные конфессии заинтересованы в такой ситуации, поскольку она позволяет им сохранять привилегированное положение.

6. Перспективным путем развития законодательства о свободе совести и религиозных объединениях, на наш взгляд, является установление гарантий реализации свободы совести во всех сферах – в армии, медицинских учреждениях и др. – путем установления ответственных должностных лиц, порядка и сроков принятия решений, оснований принятия решений (заявлений, ходатайств и т. п.), ответственности должностных лиц за нарушение данного порядка. Это позволит реализовать один из важнейших принципов светского государства – обеспечение правовой формы государственно-конфессиональных отношений, а также создаст надежную основу для долговременного развития государственно-конфессиональных отношений, гарантирующих соблюдение прав религиозных объединений при изменении политического курса.

Говоря об особенностях взаимоотношений государства и религиозных организаций на уровне Республики Татарстан, необходимо привести слова Президента РТ М.Ш. Шаймиева, прозвучавшие в Послании Государственному Совету Республики Татарстан: “будучи отделенными от государства, религиозные организации не отделены от общества. Поэтому государство осознает необходимость конструктивного сотрудничества с конфессиями в решении многих социально значимых проблем, и прежде всего это касается консолидации нашего общества. Именно этому, мы считаем, способствовал визит в республику Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, который продемонстрировал глубокое уважение к государственности Татарстана, выявил высокую степень готовности к сотрудничеству православной и мусульманской конфессий.

Непростые процессы, как известно, протекают в мусульманской общине республики. Тем не менее, ведущей тенденцией стало стремление к консолидации, разрешению организационных и иных споров. Как бы ни старались отдельные силы преподнести это в негативном свете, в целом из средств массовой информации видно, что в обществе есть понимание необходимости единения. В данном случае государство и материально, и в организационном плане будет способствовать тому, чтобы консолидация прошла на высоком уровне. Религиозные конфессии сейчас переживают примерно те же процессы, какие общество проходило в своей политической жизни несколько лет тому назад. Президент и иные органы государственной власти приложили свои усилия, чтобы выйти на консолидацию. Все население нашей республики заинтересовано в этом”.

На сегодняшний день в Нижнекамском муниципальном районе сложилась устойчивая система взаимоотношений в сфере этноконфессиональных отношений. Все религиозные объединения и группы находятся в поле зрения Совета по взаимоотношению с религиозными объединениями при Исполнительном комитете Нижнекамского муниципального района.

На территории города и района функционируют 43 религиозных организации и групп. Из них мусульманских – 21, православных – 13 и протестантских – 9.

В муниципальном районе создаются необходимые условия, способствующие строительству культовых объектов традиционных конфессий, что, на наш взгляд, открывает новые возможности для духовного возрождения общества.

Религиозным организациям и верующим со стороны Исполнительного комитета муниципального района оказывается всесторонняя помощь по проведение религиозных праздников.

В целом религиозная ситуация в Нижнекамском муниципальном районе устойчива. Руководители религиозных организаций согласуют свою деятельность с руководителями Исполнительного комитета Нижнекамского муниципального района и функционируют в соответствии с законами РФ и РТ «О свободе совести» и «О религиозных объединениях», основополагающими принципами их деятельности являются отделение религии от государства, невмешательство религиозных объединений в дела государства и политику.

Рассмотрев опыт совершенствования взаимоотношений государства и религиозных организаций на примере республики Дагестан, необходимо заключить, что верующие Дагестана имеют возможность реализовать свои права на свободу вероисповедания в полном объеме и без ограничений, что является одним из важнейших признаков движения республики в направлении построения демократического правового общества.

В настоящее время Республика Татарстан принимает меры по развитию законодательства о свободе вероисповедания и деятельности религиозных объединений с целью последовательного обеспечения реализации данной свободы и создания правового режима существования религиозных объединений, позволяющего как удовлетворять религиозные потребности, так и заниматься социально - полезной деятельностью, сотрудничать с государством в решении социальных и иных проблем, стоящих перед обществом. Однако, несмотря на проводимую работу, в настоящий момент, на наш взгляд, является актуальным формирование основных концепций региональной политики в области взаимоотношений государства (в лице республиканских и муниципальных органов власти) и религиозных организаций, в связи с чем нами предлагаются следующие основные направления:

- республиканская политика в вопросах религиозного образования;

- взаимоотношение государства и религиозных объединений в сфере благотворительности;

- обеспечение прав на свободу вероисповедания верующих, находящихся в учреждениях пенитенциарной системы и в Вооруженных Силах;

- совершенствование деятельности государственных органов в отношениях с религиозными объединениями и верующими;

- создание системы религиоведческой и правовой подготовки в сфере религии;

- основные направления информационной политики по освещению религиозных процессов в Татарстане.

К тому же, для совершенствования взаимоотношений муниципальных органов власти и религиозных организаций целесообразно в рамках Нижнекамского муниципального района содействие укреплению межнационального и межконфессионального мира и согласия, организация работы по созданию необходимых условий, способствующих строительству культовых объектов традиционных конфессий, расширение взаимоотношений с нетрадиционными религиозными объединениями, функционирующими на территории города и района, оказание организационной, юридической и методической помощи в деятельности религиозных организаций Нижнекамского муниципального района.

Ссылки на использованные источники

1. Федеральный закон № 125 от 26.09.97 “О свободе совести и религиозных объединениях”– [Электронный ресурс]. – Справочно-правовая система Консультант Плюс.

2. Конституция Российской Федерации – [Электронный ресурс]. – Справочно-правовая система Консультант Плюс.

3. Акулов, В.А. Религия и право. Учебное пособие. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и Ко», 2003. – 238 с.

4. Варламова, С.Н. Гражданин, закон и публичная власть./ С.Н. Варламова, А.В. Носкова, Н.Н. Седова// Социс. – 2006. – №11. – С. 61–72.

5. Шевченко, И.О. Государство и церковь: особенности взаимоотношений / И.О. Шевченко// Социс. – 2005. – №1. – С. 95–101.

6. Венер, А. История религиозного становления / А. Венер// Государство и религия. – 2006. – №7. – С. 11–13.

7. Пахомов, А.А. Особенности трансформации религии и государственной религиозной политики// Социс. – 2005. – №12. – С. 101–108.Ковалев, В. Религия и идея российской цивилизации // Безопасность Евразии. – 2003. – № 4. – С. 98–104.

8. Подберезский, И. Где кому молиться?//Религия и право. 2000. - № 6. С. 18 – 19.

9. Социальная политика: Учебник./ Под общей редакцией Н.А. Волгина. – М.: Издательство «Экзамен», 2002. – 736 с.О социальной концепции русского православия. М., 2002. С. 149

10. Филатов, С. Конец 90-х: возрождение религиозной нетерпимости//Нетерпимость в России: старые и новые фобии. М., 2002. С. 146 – 147.

11. Рыбинский, Е.М. История развития государственно-церковных отношений: Учеб. пособие для студентов высших учебных заведений. – М.: Издательский центр «Академия», 2004. – 224 с.

12. Жукова, Л.Г. Основы православной культуры, или апология православия // Проблемы регионального религиоведения и актуальные вопросы преподавания религиоведения в высшей школе. Материалы IV Российской конференции, 10 – 11 декабря 2002 года. М., 2003. С. 23 – 28.

13. Хараламбос, К. История государственно-церковных отношений в России - [Электронный ресурс] // – http://vyatkamama.ru/1/inyan/ mnogodet_semya.html, свободный.

14. "Государственная религиозная политика. Общие подходы и региональные аспекты" - Доклад Министра регионального развития Российской Федерации В.А.Яковлева на XIII Рождественских Чтениях, 2.08.2006.

15. Артановский, С.Н. Российское религиозное сознание сегодня: кризис и возрождение / Сборник материалов конференции. – СПб. : Санкт–Петербургское философское общество, 2002. – С.12–17.

16. Гражданский Кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 – [Электронный ресурс]. – Справочно-правовая система Консультант Плюс.

17. Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» – [Электронный ресурс]. – Справочно-правовая система Консультант Плюс.

18. Указ Президента Российской Федерации от 14 января 2002 г. N 24 "О предоставлении священнослужителям отсрочки от призыва на военную службу" – [Электронный ресурс]. – Справочно-правовая система Консультант Плюс.

19. Градировский, С. Противоречия статусности религиозных организаций и объединений//Преодолевая государственно-конфессиональные отношения. Сборник статей. Нижний Новгород, 2003. С. 99 – 102.

20. Закон Республики Дагестан "О запрете ваххабитской и иной экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан" – [Электронный ресурс]. – Справочно-правовая система Консультант Плюс.

21. Закон Республики Дагестан "О свободе совести, свободе вероисповедания и религиозных организациях" – [Электронный ресурс]. – Справочно-правовая система Консультант Плюс.

22. Закон Волгоградской области от 27 ноября 2001 г. "О защите прав граждан на свободу совести и свободу вероисповедания на территории Волгоградской области" – [Электронный ресурс]. – Справочно-правовая система Консультант Плюс.

23. Закон Тюменской области от 8 февраля 2001 г. "О деятельности религиозных объединений в Тюменской области" – [Электронный ресурс]. – Справочно-правовая система Консультант Плюс.

24. Мозговой, С.А. Актуальные проблемы свободы вероисповедания//Свобода вероисповедания, государственно-конфессиональные отношения и протестантизм в России. "Круглый стол" в Измайлово. 2002. 16 января. С. 55 – 56.

25. Бурьянов, С.А. Характер и предмет регулирования в сфере свободы совести в демократическом государстве//Право и политика. 2000. № 5. С. 63 – 64.

26. Федеральный закон "Об альтернативной гражданской службе" – [Электронный ресурс]. – Справочно-правовая система Консультант Плюс.

27. Белашева, И. Православная присяга//Время новостей. 2003. 11 августа. № 146 (821). С. 3.

28. Новиков, Л. С автоматом и молитвой//Известия. 2003. № 101. С. 12.

29. Митрохин, Н. Русская православная церковь: современное состояние и актуальные проблемы. М., 2004. С. 256.

30. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации № 95-ФЗ от 24.07.2002 // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2002. - № 25. – Ст. 2654.

31. Свобода вероисповедания, государственно-конфессиональные отношения и протестантизм в России. "Круглый стол" в Измайлово. М., 2002. С. 11 – 21.

32. Верховский, А. Ксенофобия и религия в России//Диа-логос. Религия и общество 1998 – 99. Альманах. М., 1999. С. 135.

33. Мирошникова, Е.М. Кооперационная модель как средство оптимизации российской государственной политики в области свободы совести//Десять лет на пути свободы совести. М., 2002. С. 46 –57; Она же. Гражданская религия: возможна ли она в России?//Религия и право. 2004. № 1. С. 4 – 6.

34. Эдельштейн, М. Церковная экономика центральной России: приход, монастырь, епархия//Экономическая деятельность Русской Православной Церкви и ее теневая составляющая. М., 2000. С. 44 – 47.

35. Православная культура. Нормативно-правовые акты, документы, обоснование введения курса в учебную программу образовательных учреждений– [Электронный ресурс]. – Справочно-правовая система Консультант Плюс.

36. Мирошникова, Е.М. Кооперационная модель как средство оптимизации российской государственной политики в области свободы совести//Десять лет на пути свободы совести. М., 2002. С. 46 –57; Она же. Гражданская религия: возможна ли она в России?//Религия и право. 2004. № 1. С. 4 – 6.

37. Воля к спасению: Патриоты «за круглым столом» // Советская Россия. – 2002. – 10 августа. – С. 4.

38. Кеворкова, Н. По два часа православия в неделю//Газета. 2002. 14 ноября. С. 6.

39. Пчелинцев, А. Религиозное образование и светская школа: диалог вне правового поля//Религия и право. 2003. № 3. С. 2.

40. Мазов, В.Я. О реализации Закона "О свободе совести и религиозных организациях" в Республике Татарстан //Государство, религия, церковь в России и за рубежом. 1999. № 3 (20). С. 19.

41. Сафронов, С. Русская Православная церковь в конце XX века. Территориальный аспект. М., 2001. С. 79.

42. Мозговой, С. Главные принципы документа "Основные положения социальной программы российских мусульман"//Религиоведение. 2001. № 2. С. 44.

43. Хомушку, О.М. Межконфессиональные отношения в республике Татарстан (по материалам социологических исследований)// //Государство, религия, церковь в России и за рубежом. 2001. № 4 (28). С. 71 – 72.

44. Российские патриоты под знаменем ислама. Интервью председателя Совета Муфтиев России Равиля Гайнутдина//Независимое военное обозрение. 2004. № 1 (361).

45. Щукина, Р.И. Внедрение установок толерантности в межэтнические отношения в Прикамье//Религия в изменяющейся России. Том II. Пленарные и секционные доклады. Рекомендации Российской научно-практической конференции (22 – 23 мая 2002 г.). Пермь, 2002. С. 158 – 164.

46. Послание Президента Республики Татарстан Государственному Совету Республики Татарстан

47. Отчет о деятельности исполкома Нижнекамского муниципального района. Официальный сайт г. Нижнекамска – [Электронный ресурс]. – [Электронный ресурс] – Режим доступа: www.e-nkamsk.ru, свободный

48. Гудим-Левкович, Г. Религиозная ситуация и конфессиональная политика в Дагестане//Преодолевая государственно-конфессиональные отношения. Нижний Новгород, 2003. С. 214.

49. Волобуева, М.М. Республика Дагестан: конфессиональный портрет//Государство, религия, церковь в России и за рубежом. 2001. № 4 (28). С. 97 – 98.

50. Гражданская религия: возможна ли она в России?//Религия и право. 2004. № 1. С. 12 – 16.

51. Рябев, В.В. К вопросу о взаимоотношении государства и религиозных организаций в современной России // Журнал социологии и социальной антропологии. – 2005. – Т. 8. - № 2. – С. 5–21.

Список использованных источников

Федеральный закон № 125 от 26.09.97 “О свободе совести и религиозных объединениях”– [Электронный ресурс]. – Справочно-правовая система Консультант Плюс.

Конституция Российской Федерации – [Электронный ресурс]. – Справочно-правовая система Консультант Плюс.

Акулов, В.А. Религия и право. Учебное пособие. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и Ко», 2003. – 238 с.

1 Варламова, С.Н. Гражданин, закон и публичная власть./ С.Н. Варламова, А.В. Носкова, Н.Н. Седова// Социс. – 2006. – №11. – С. 61–72.

2 Шевченко, И.О. Государство и церковь: особенности взаимоотношений / И.О. Шевченко// Социс. – 2005. – №1. – С. 95–101.

3 Венер, А. История религиозного становления / А. Венер// Государство и религия. – 2006. – №7. – С. 11–13.

4 Пахомов, А.А. Особенности трансформации религии и государственной религиозной политики// Социс. – 2005. – №12. – С. 101–108.Ковалев, В. Религия и идея российской цивилизации // Безопасность Евразии. – 2003. – № 4. – С. 98–104.

5 Подберезский, И. Где кому молиться?//Религия и право. 2000. - № 6. С. 18 – 19.

6 Социальная политика: Учебник./ Под общей редакцией Н.А. Волгина. – М.: Издательство «Экзамен», 2002. – 736 с.О социальной концепции русского православия. М., 2002. С. 149

7 Филатов, С. Конец 90-х: возрождение религиозной нетерпимости//Нетерпимость в России: старые и новые фобии. М., 2002. С. 146 – 147.

8 Рыбинский, Е.М. История развития государственно-церковных отношений: Учеб. пособие для студентов высших учебных заведений. – М.: Издательский центр «Академия», 2004. – 224 с.

9 Жукова, Л.Г. Основы православной культуры, или апология православия // Проблемы регионального религиоведения и актуальные вопросы преподавания религиоведения в высшей школе. Материалы IV Российской конференции, 10 – 11 декабря 2002 года. М., 2003. С. 23 – 28.

10 Хараламбос, К. История государственно-церковных отношений в России - [Электронный ресурс] // – http://vyatkamama.ru/1/inyan/ mnogodet_semya.html, свободный.

11 "Государственная религиозная политика. Общие подходы и региональные аспекты" - Доклад Министра регионального развития Российской Федерации В.А.Яковлева на XIII Рождественских Чтениях, 2.08.2006.

12 Артановский, С.Н. Российское религиозное сознание сегодня: кризис и возрождение / Сборник материалов конференции. – СПб. : Санкт–Петербургское философское общество, 2002. – С.12–17.

13 Гражданский Кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 – [Электронный ресурс]. – Справочно-правовая система Консультант Плюс.

14 Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» – [Электронный ресурс]. – Справочно-правовая система Консультант Плюс.

15 Указ Президента Российской Федерации от 14 января 2002 г. N 24 "О предоставлении священнослужителям отсрочки от призыва на военную службу" – [Электронный ресурс]. – Справочно-правовая система Консультант Плюс.

16 Градировский, С. Противоречия статусности религиозных организаций и объединений//Преодолевая государственно-конфессиональные отношения. Сборник статей. Нижний Новгород, 2003. С. 99 – 102.

17 Закон Республики Дагестан "О запрете ваххабитской и иной экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан" – [Электронный ресурс]. – Справочно-правовая система Консультант Плюс.

18 Закон Республики Дагестан "О свободе совести, свободе вероисповедания и религиозных организациях" – [Электронный ресурс]. – Справочно-правовая система Консультант Плюс.

19 Закон Волгоградской области от 27 ноября 2001 г. "О защите прав граждан на свободу совести и свободу вероисповедания на территории Волгоградской области" – [Электронный ресурс]. – Справочно-правовая система Консультант Плюс.

20 Закон Тюменской области от 8 февраля 2001 г. "О деятельности религиозных объединений в Тюменской области" – [Электронный ресурс]. – Справочно-правовая система Консультант Плюс.

21 Мозговой, С.А. Актуальные проблемы свободы вероисповедания//Свобода вероисповедания, государственно-конфессиональные отношения и протестантизм в России. "Круглый стол" в Измайлово. 2002. 16 января. С. 55 – 56.

22 Бурьянов, С.А. Характер и предмет регулирования в сфере свободы совести в демократическом государстве//Право и политика. 2000. № 5. С. 63 – 64.

23 Федеральный закон "Об альтернативной гражданской службе" – [Электронный ресурс]. – Справочно-правовая система Консультант Плюс.

24 Белашева, И. Православная присяга//Время новостей. 2003. 11 августа. № 146 (821). С. 3.

25 Новиков, Л. С автоматом и молитвой//Известия. 2003. № 101. С. 12.

26 Митрохин, Н. Русская православная церковь: современное состояние и актуальные проблемы. М., 2004. С. 256.

27 Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации № 95-ФЗ от 24.07.2002 // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2002. - № 25. – Ст. 2654.

28 Свобода вероисповедания, государственно-конфессиональные отношения и протестантизм в России. "Круглый стол" в Измайлово. М., 2002. С. 11 – 21.

29 Верховский, А. Ксенофобия и религия в России//Диа-логос. Религия и общество 1998 – 99. Альманах. М., 1999. С. 135.

30 Мирошникова, Е.М. Кооперационная модель как средство оптимизации российской государственной политики в области свободы совести//Десять лет на пути свободы совести. М., 2002. С. 46 –57; Она же. Гражданская религия: возможна ли она в России?//Религия и право. 2004. № 1. С. 4 – 6.

31 Эдельштейн, М. Церковная экономика центральной России: приход, монастырь, епархия//Экономическая деятельность Русской Православной Церкви и ее теневая составляющая. М., 2000. С. 44 – 47.

32 Православная культура. Нормативно-правовые акты, документы, обоснование введения курса в учебную программу образовательных учреждений– [Электронный ресурс]. – Справочно-правовая система Консультант Плюс.

33 Мирошникова, Е.М. Кооперационная модель как средство оптимизации российской государственной политики в области свободы совести//Десять лет на пути свободы совести. М., 2002. С. 46 –57; Она же. Гражданская религия: возможна ли она в России?//Религия и право. 2004. № 1. С. 4 – 6.

34 Воля к спасению: Патриоты «за круглым столом» // Советская Россия. – 2002. – 10 августа. – С. 4.

35 Кеворкова, Н. По два часа православия в неделю//Газета. 2002. 14 ноября. С. 6.

36 Пчелинцев, А. Религиозное образование и светская школа: диалог вне правового поля//Религия и право. 2003. № 3. С. 2.

37 Мазов, В.Я. О реализации Закона "О свободе совести и религиозных организациях" в Республике Татарстан //Государство, религия, церковь в России и за рубежом. 1999. № 3 (20). С. 19.

38 Сафронов, С. Русская Православная церковь в конце XX века. Территориальный аспект. М., 2001. С. 79.

39 Мозговой, С. Главные принципы документа "Основные положения социальной программы российских мусульман"//Религиоведение. 2001. № 2. С. 44.

40 Хомушку, О.М. Межконфессиональные отношения в республике Татарстан (по материалам социологических исследований)// //Государство, религия, церковь в России и за рубежом. 2001. № 4 (28). С. 71 – 72.

41 Российские патриоты под знаменем ислама. Интервью председателя Совета Муфтиев России Равиля Гайнутдина//Независимое военное обозрение. 2004. № 1 (361).

42 Щукина, Р.И. Внедрение установок толерантности в межэтнические отношения в Прикамье//Религия в изменяющейся России. Том II. Пленарные и секционные доклады. Рекомендации Российской научно-практической конференции (22 – 23 мая 2002 г.). Пермь, 2002. С. 158 – 164.

43 Послание Президента Республики Татарстан Государственному Совету Республики Татарстан

44 Отчет о деятельности исполкома Нижнекамского муниципального района. Официальный сайт г. Нижнекамска – [Электронный ресурс]. – [Электронный ресурс] – Режим доступа: www.e-nkamsk.ru, свободный

45 Гудим-Левкович, Г. Религиозная ситуация и конфессиональная политика в Дагестане//Преодолевая государственно-конфессиональные отношения. Нижний Новгород, 2003. С. 214.

46 Волобуева, М.М. Республика Дагестан: конфессиональный портрет//Государство, религия, церковь в России и за рубежом. 2001. № 4 (28). С. 97 – 98.

47 Гражданская религия: возможна ли она в России?//Религия и право. 2004. № 1. С. 12 – 16.

Рябев, В.В. К вопросу о взаимоотношении государства и религиозных организаций в современной России // Журнал социологии и социальной антропологии. – 2005. – Т. 8. - № 2. – С. 5–21.

Приложение А

Анкета

Уважаемые эксперты!

Просим Вас ознакомиться с данной анкетой и ответить на содержащиеся в ней вопросы. Ваши ответы окажут существенную помощь в анализе уровня взаимоотношений государства и религиозных организаций.

Результаты данного спроса будут использоваться в обобщенном виде для научно-практических рекомендаций, поэтому фамилию указывать не обязательно.

Заранее благодарим Вас за участие в исследовании!

Инструкция к заполнению анкеты

По ряду вопросов Вам предлагаются различные варианты ответов. Прочитайте их и обведите кружком номер того варианта ответа, который соответствует Вашему мнению. Если один из предложенных вариантов ответов не совпадает с Вашим мнением, напишите его сами.

1. Должна ли вся официальная информация, касающаяся вопросов взаимодействия муниципальных органов власти и религиозных организаций, размещаться на городском Интернет-сайте?

1) да, должна

2) не всегда

3) нет

2. Как Вы считаете, следует ли школам и вузам заниматься религиозным воспитанием молодежи?

6) безусловно, да

7) скорее да

8) скорее нет

9) безусловно, нет

10) затрудняюсь ответить

3. Знаете ли Вы, слышали ли что-либо о Приказе Министерства образования Российской Федерации от 1 июля 2003 г. N 2833 “О предоставлении государственными и муниципальными образовательными учреждениями религиозным организациям возможности обучать детей религии вне рамок образовательных программ?”

1) да, я хорошо об этом знаю

2) что-то об этом слышал

3) впервые слышу об этом

4) затрудняюсь ответить

4. Знаете ли Вы, слышали ли что-либо о Федеральном Законе “О свободе совести и религиозных объединениях”?

1) да, я хорошо об этом знаю

2) что-то об этом слышал

3) впервые слышу об это

4) затрудняюсь ответить

5. В какой степени, на Ваш взгляд, религиозные организации оказывают влияние на формирование морально – нравственных ценностей у подрастающего поколения?

1) в значительной степени

2) оказывают определенное влияние

3) практически не влияет

4) затрудняюсь ответить

6. Что, на Ваш взгляд, необходимо делать государству для совершенствования восприятия населением религиозных организаций? (открытый вопрос, до трёх ответов)

1) религиозное воспитание в детском саду, школе, институте, в семье

2) создание религиозных кружков, организаций, клубов, проведение религиозно – культурного просвещения

3) улучшение условий жизни религиозных организаций

4) больше тем религиозной направленности в СМИ

5) больше религиозных фильмов и литературы

6) другое

7. Как вы полагаете, должен ли существовать диалог между государством и религиозными организациями?

1) определенно должен

2) скорее должен

3) не вижу необходимости

4) затрудняюсь ответить

8. Если да, то в какой форме?

9. Как вы считаете, должны ли религиозные структуры быть вовлечены в политические процессы, происходящие в стране?

1) определенно должны

2) скорее должны

3) не вижу необходимости

4) затрудняюсь ответить

10. Как Вы оцениваете межэтническую и межконфессиональную ситуацию в Вашем регионе и в России в целом?

1) благополучная

2) спокойная

3) напряженная

4) критическая

5) затрудняюсь ответить

11. Существует ли проблема разжигания межнациональной и межконфессиональной напряженности?

1) определенно, да

2) скорее да, чем нет

3) скорее нет, чем да (переход к вопросу 15)

4) определенно, нет (переход к вопросу 15)

5) затрудняюсь ответить (переход к вопросу 15)

12. Стремится ли власть к урегулированию межэтнических и межконфессиональных конфликтов?

1) безусловно, да

2) скорее да

3) скорее нет

4) безусловно, нет

5) затрудняюсь ответить

13. Насколько заметна и активна общественно-политическая деятельность религиозных организаций в городе?

1) они достаточно нейтральны, не оказывают сколько-нибудь активного влияния на настроение людей и общественное мнение

2) время от времени заявляют о себе по общественно-значимым вопросам и привлекают к себе внимание многих

3) функционируют незаметно для общества, но имеют большое количество сочувствующих

4) пользуются популярностью и имеют активных сторонников среди жителей

Сообщите, пожалуйста, некоторые сведения о себе:

14. Ваш пол:

1) мужской

2) женский

15. Ваш возраст:

1) до 20 лет

2) от 21 до 29 лет

3) от 30 до 39 лет

4) от 40 до 50 лет

5) от 50 до 55 лет

6) свыше 55 лет

16. Ваше образование

1) среднее

2) среднее специальное

3) неполное высшее

4) высшее

5) два высших, ученая степень

Благодарим Вас за участие в опросе!

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему