На основе материалов, аккумулированнных на (стр. 5 из 7)

Скорее всего, западным ответом на террористическую угрозу будет "ужесточение режима", его трансформация в скрытый, но вполне работоспособный деспотизм - возможно, "технологичный", использующий все то же техническое превосходство, на этот раз с целью разработки новых способов контроля и управления всем и вся. Более того, возможно, что это самый эффективный ответ из всех возможных. Проблема состоит в том, можем ли нечто подобное позволить себе мы.»

Второй раз возвращаясь к «Мирам страха» –

Джордж Оруэлл — провидец?

Неизвестный герой

(Перевод с английского)

"1984": Новояз . Реальность: Политически корректный язык. "1984": Министерство мира . Реальность: Министерство обороны. "1984": Телекраны в зданиях и в общественных местах для предотвращения мыслепреступлений . Реальность: Телекамеры в зданиях и в общественных местах для предотвращения преступлений. Хотя большинство из этих камер установлены частными владельцами, а не правительством, результат один и тот же.

Или новояз, телекраны и минимир страшны только в контексте ангсоца, а в либеральном они же есть неиллюзорная эманация Божественной Благодати? То, что это мало кого смущает, уже тревожный симптом; тем более что если бы речь шла о каком угодно другом режиме, наши знатоки тоталитаризма сразу бы припечатали: «Докатились!..»), –

так вот: манипулятивная сущность электронных демократий требует такого поворота истории.

И вновь, как пишет ДоктоР http://dr-gng.dp.ua в работе «О некорректности поверхностного взгяда на проблемы демократии»: «Кухонная критика не только не опасна для демократического государства, она даже с о з н а т е л ь н о им провоцируется... Это связано с тем, что ни в коем случае не ведя к переосмыслению концепций (нечего осмысливать), подобная критика прекрасно выполняет эмоционально-разгрузочные функции.»

Сделаем поправку на то, что речь идёт не о Корее, Народной и Демократической, а об ином строе.

Наконец, приведу критику Джеффри Снайдером в статье «Общество трусов» веры во власть слова: «Неспособность нашей консервативной элиты защитить Вторую Поправку происходит в большой мере от переоценки права на свободу слова. Эта вера заключается в том, что свобода не находится под угрозой, если люди могут открыто выражать своё мнение, что никакая тирания и злоупотребления не могут пережить огласки в печати; и что достаточно сказать преступникам, что они преступники для того, чтобы они устыдились. В двух словах, это вера в то, что правды достаточно для того, чтобы сделать людей свободными.»

Интересно бы узнать, чего больше в природе права говорить что угодно: ограниченности властьимущих в возможностях затыкать рты и ангельской кротости их «политической культуры», или уверенности, что они всегда могут откупиться сменой зицпредседателей от «общественности»: а на самом деле кого хошь можно расхреначить – да хоть за связи с сириусянской разведкой: ничего никому не будет, разве что может придётся сказать, что ошиблись, погорячились... от пламенной страсти устроить всеобщее счастье. А если хрюшу какую «нашим-дорогим-Леонидом-Ильичом» назовут – это не проблема .
И совсем крамольное дополнение: «Каждый, кто встает на тропу информационных войн, должен быть готов к тому, что однажды война информационная перерастет в войну реальную. И, когда вас будут убивать, не стоит кричать что-то о демократических правах - вы сами поставили себя вне закона, когда вступили на тропу информационной войны. Журналист - тот же солдат. Когда вас убьют, я лично позабочусь о том, чтобы ваша семья не знала материальных проблем. Но не надо думать, что писать - легко, а воевать - трудно. Вы сами выбрали свою судьбу и свои, надо отметить, не последние в стране заработки,» – Руперт Мердок, медиамагнат, на планёрке со своими журналистами. Пугает? И кем пугает – похоже, не мафией, а крупным бизнесом и не всегда чистыми на руку властями. А кого пугает?
«Почему в западных демократиях, мягко говоря, не приветствуется образование в народных массах?» Ответ - что бы умников не плодить и равновесие пирамиды не нарушать. Чтобы в нижних слоях не было брожения мысли и не появлялось крамольной уверенности что имеющееся – не лучшее из того, что можно иметь. Глупым обществом управлять легче. (Неизвестный герой).

* * *

Ну и на закуску – свобода! - подтверждение тезиса об общедоступности ударной головоломной мощи компьютерной графики, – как в плане простоты исполнения, так и скорости распространения – помните: «р-раз!»?

То, что называется «готичненько».

«Чего больше боятся Шушпанчики: пpизнать стаpые ошибки или наделать новые?»

(«Шушпанишады»)

«(заламывая руки) А я горжусь, горжусь! Горжусь тем, что все великие люди принадлежали к одному со мной виду — Homo Sapiens! И вы у меня этого не отнимете, подлые хомофобы!!!»

(Апач)

«Шушпанчик был первой ошибкой Б-га. Человек - последней...»

(«Шушпанишады»)

Впрочем, есть еще другой вариант: «Все кончилось так, как должно было быть, у сказок счастливый конец; Дракон умирает, пронзенный копьем, царевна идет под венец,» - как пел Бутусов про негодяя и ангела.

Перевод и вычислительных мощностей, и пространства чувств на табулу расу произошел: новые личности, не отягощённые наследием крокодилов и более жестоких предков, обретаются на большом и чистом носителе. Все люди стали братьями во феноменологическом эйдосе и отринули плотские страсти ради жизни многоединой души. Лантанаиды из Пояса астероидов ради путешествия одних автоматов в Магелланово облако выковыривают другие механизмы (тоже, очевидно, насквозь проникнутые заветами Махатмы Ганди и третьего интернационала), блудные космонавты вернулись в отчий дом, сели в позу лотоса и завели медитативное гудение: ом-м-м-м-м-м мане падме dо-оm!

Илюстрация пять . Леонид Каганов, «Горшки и боги» (три отрывка, полный текст - http://lleo.aha.ru/arhive/fan2003/g_bogi.shtml) -

Честно говоря, я многого не понимаю в Инструкции. Я не понимаю, почему на корабль взяли разводить только свиней, рис и соевые бобы, а все остальное у нас синтезируется. Например, я много читал о таких замечательных зверях, как куры. Очень может быть, что с точки зрения белковой энергетики или проблем с вентиляцией куры сильно проигрывают свиньям. Об этом не мне судить, я знаю, что над созданием корабля работали лучшие ученые Великой китайской Империи. Или, например, я видел фотографии фруктов. Возможно, ароматические добавки действительно идентичны натуральным, но хотя бы ради разнообразия генофонда можно было взять с собой немного семян? Которые, как я слышал, не портятся от времени? Но дело даже не в этом. Если раз в десять лет среди свиней вдруг рождается черный карликовый поросенок - что это? Мутация от плазменного двигателя? Вот только не рассказывайте мне сказок, все-таки я, хоть и молодой, но биолог. Весь обитаемый блок так надежно защищен и от двигателя и от космоса, что о его работе мы знаем только из показаний приборов. За бортом излучения, мягко говоря, хватает. Борт окутан волнами плазмы, долетающими из реактора, они в момент испепелят любой материальный предмет. Никакой скафандр не спасет человека, попробовавшего высунуться через шлюз. Плазму сдерживает только силовое поле оболочки. А поле - это поле, оно не может быть слабым или сильным. Если корабль жив, значит, оно не пропускает ни единого кварка. Поэтому у нас, внутри жилого блока, приборы показывают полный норматив по излучениям и токсичным элементам в атмосфере. На самой Земле природного излучения было на порядок больше, я специально поднимал данные. Так о какой мутации может идти речь? Посмотрим правде в глаза: на корабль взяли породу свиней вовсе не такой чистой линии, как утверждает Инструкция. Поэтому затесался гибридный ген и время от времени дает о себе знать. А черных поросят традиционно уничтожают. Но когда при мне родился черный карлик, я его спрятал и растил в своей каюте. А через неделю кто-то выследил, как я ношу в каюту соевое молоко, и написал анонимку старейшине Цы.

Был грандиозный скандал, даже семья меня не поддержала, даже Ян говорил, чтобы я прекратил выпендриваться. Но я уперся и стоял как танк: наши предки на Земле держали домашних животных не только для еды. Если в Инструкции ничего не говорится о черных карликах, то там нет и указаний их уничтожать. Поэтому либо поросенок будет жить, либо я выброшусь в космос. И пусть в журнале нашего корабля останется позорная запись о том, как вы издевались над молодым инвалидом-биологом и его четвероногим другом. Это сработало: старейшина Цы не стал выносить решение сразу, Совет призадумался. Вопрос решался неделю, а меня все это время держали в изоляторе госпиталя вместе с поросенком. Тогда я первый раз сидел в изоляторе. До меня за всю историю корабля там сидел только пресловутый господин Су, легендарный хулиган и пропойца. Знаешь, когда ты сидишь взаперти и не знаешь, что происходит снаружи, то все начинает казаться безнадежным. Я уже не рассчитывал, что на старейшину Цы подействуют мои аргументы. И, честно говоря, не был уверен, что действительно выброшусь, если поросенка уничтожат. Но помог мне все-таки Ян - он раскопал информацию о том, что на Земле людям с плохим зрением полагалась собака-поводырь, которая ходила с хозяином неразлучно на поводке. Информация подтвердилась, и поросенка мне разрешили оставить.