Незаконная рубка лесных насаждений

Понятие незаконной порубки деревьев или кустарников. Характеристика состава преступления, предусмотренного ст. 260 "Незаконная рубка лесных насаждений" УК РФ. Природоохранная деятельность прокуратуры. Совершенствование борьбы с порубками деревьев.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Глава 1. Понятие незаконной порубки деревьев или кустарников.

1.1.Социальная обусловленность уголовной ответственности за посягательства на леса.

1.2.Развитие Российского законодательства об уголовной ответственности за посягательства на леса.

1.3.Зарубежное уголовное законодательство об охране лесов.

Глава 2. Характеристика состава преступления, предусмотренного ст. 260 «Незаконная рубка лесных насаждений» УК РФ.

2.1. Объект преступления, предусмотренного ст. 260 УК РФ.

2.2. Объективная сторона

2.3. Субъект преступления.

2.4. Субъективная сторона.

Глава 3. Совершенствование борьбы с порубками деревьев и кустарников. Практика назначения наказания.

3.1. Природоохранная деятельность органов внутренних дел.

3.2. Природоохранная деятельность прокуратуры.

3.3. Практика назначения наказаний в области охраны лесов на примере Омской области.

Заключение

Список литературы


Введение

Охрана окружающей природной среды – одна из наиболее актуальных проблем современности. Научно-технический прогресс и усиление антропогенного давления на природную среду неизбежно приводят к обострению экологической ситуации: истощаются запасы природных ресурсов, загрязняется природная среда, утрачивается естественная связь между человеком и природой, теряются эстетические ценности, ухудшается физическое и нравственное здоровье людей, обостряется экономическая и политическая борьба за сырьевые рынки, жизненное пространство.

Что касается Российской Федерации, то она относится к странам мира с наихудшей экологической ситуацией. Загрязнение природной среды достигло невиданных масштабов. Только убытки экономического характера, не принимая во внимание вред экологического характера и здоровью людей, по подсчетам специалистов, ежегодно составляют сумму, равную половине национального дохода страны. Экологическая проблема номер один в РФ – загрязнение окружающей среды. Последовательно ухудшается здоровье людей. Средний возраст мужчин за последние годы составил всего 68 лет. Каждый десятый ребенок рождается умственно или физически неполноценным вследствие нарушения на генном уровне. По отдельным регионам этот показатель выше в 3-6 раз. В большинстве промышленных районов страны одна треть жителей имеет различные формы иммунологической недостаточности. По стандартам ВОЗ при ООН народ РФ находится на грани вырождения. Примерно 15% территории страны занимают зоны экологического бедствия и чрезвычайных экологических ситуаций. Только 15-20% жителей городов и поселков дышат воздухом, отвечающим установленным нормативам качества. Около 50% потребляемой населением питьевой воды не отвечает гигиеническим требованиям. Список подобных данных довольно обширен. Но и изложенное свидетельствует, что нам всем – жителям необъятной и богатой ресурсами России – пора осознать, что время нерегулируемого безлимитного пользования средой безвозвратно ушло. За все нужно платить: деньгами, введением жестких ограничений, установлением ответственности. В противном случае человек расплачивается не только своим здоровьем, но и благополучием будущих поколений, ибо негативное воздействие на природную среду есть не что иное, как уничтожение биологической основы существования человека, современная форма каннибализма.[1]

Актуальность правовой проблемы охраны лесов связана с тем, что ежегодно обостряется сама проблема защиты лесов, с учетом региональных и местных антропогенных условий. В рамках формирования нового российского государства, значительно усилилась законотворческая роль субъектов РФ, направленная на охрану и защиту лесов от деструктивного воздействия. Экономические и социальные условия жизни в Российской Федерации подвержены постоянным изменениям, поэтому возникает необходимость в совершенствовании норм по охране и рациональному использованию лесных богатств России. Уголовное право в социальном плане не должно отставать от жизненных реалий и общественных отношений. Уголовное законодательство должно гармонично сосуществовать с экологическим законодательством, чтобы выполнять функцию уголовно-правовой защиты экологических интересов и прав граждан.

Конституция Российской Федерации провозглашает в ст. 43, что каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением. В связи с этим достаточно важным является взаимодействие институтов и дефиниций уголовного права с положениями и императивами экологического права.

Одной из причин обозначенной проблемы являются недостатки законодательной регламентации лесонарушений. В свою очередь указанные недостатки дополняются ошибками в правоприменении, отсутствием надлежащей экономической основы для сохранения и выздоровления лесных богатств России, недооценкой общественной опасности данных преступлений.

Продолжительное время стратегия уголовно-правовой охраны лесов разрабатывалась применительно к общественно опасным деяниям, которые никогда не содержались в самостоятельной главе Уголовного кодекса, не имели собственного законодательного определения, несмотря на то, что их изучение и анализ выделялись в науке и учебном процессе. К сожалению, до сих пор в судебно-следственной практике экологические преступления и, в частности, лесонарушения, оцениваются как не представляющие значительной общественной опасности, хотя при схожих условиях экологический вред, нанесенный лесам в результате незаконных действий гораздо опаснее имущественного, так как он, фактически, невосполним. В ходе преступной деятельности по уничтожению лесов появляются новые формы криминального экологического поведения, в числе которых - профессионализм и организованность, вандалистские мотивы при посягательствах на объекты природы, общественно опасные действия иностранных граждан в отношении лесных ресурсов нашей страны и другие, требующие их криминализации. Распространенность преступных посягательств на природные богатства достаточна велика, однако высокая степень латентности и неудовлетворительная реализация принципа неотвратимости уголовной ответственности за их совершение требуют от законодателя разработки более эффективных средств борьбы с преступными деяниями в сфере экологии. Что касается латентности; то она вызвана слабым контролем за соблюдением требований законодательства, который организован по ведомственно-отраслевому принципу, где природопользователи проверяют сами себя. [2]

В настоящее время в России налицо обострение противоречий между развитием производительных сил и сохранением экологического равновесия. Все эти негативные процессы привели к тому, что ресурсный и экологический потенциал наших лесов существенно ослаблен, и потому исследованная проблема требует решения на самом высоком государственном уровне. По данным экспертов Всемирного фонда дикой природы (WWF)[3] объем нелегальных порубок в России составляет свыше 30%, а в отдельных регионах - до 59-70%. В связи с этим российские бюджеты (федеральный и региональные) ежегодно недополучают лесных платежей от 1 до 1,5 миллиарда рублей. Более существенные суммы «уплывают» при пересечении границы в результате таможенных нарушений. Предполагается, что совокупные ежегодные потери России от незаконного и нелегального оборота в сфере заготовки, переработки и торговли лесом оцениваются более чем в 1 миллиард долларов. Криминальные вырубки фиксируются практически во всех регионах, где сосредоточены запасы лесных ресурсов. В 2006 г. объем незаконных порубок составил около 1 млн кубометров, а в течение 2007 г. было зарегистрировано 8114 фактов незаконной порубки деревьев и кустарников (ст. 260 УК РФ), при этом их количество возросло на 8% по сравнению с предшествующим годом. Наиболее тяжелое положение сложилось в Красноярском крае, Иркутской, Амурской и Архангельской областей.[4] Потеря управляемости и отсутствие действенного механизма надзора за законностью со стороны заинтересованных структур создали условия для роста теневого сектора в лесопромышленном комплексе. Структура правонарушений, совершаемых в ЛПК РФ, сформировалась под влиянием социально-экономических и политико-правовых факторов среди которых: низкий жизненный уровень российских граждан, развал экономики лесных регионов страны. В результате этого основная масса населения была лишена легальных источников заработка. Анализ результатов деятельности правоохранительных органов субъектов Российской Федерации, практики привлечения к уголовной ответственности лиц, совершивших преступления на объектах ЛПК, свидетельствуют о дальнейшем нарастании негативных процессов в отдельных подотраслях, криминализации комплекса в целом, включая экспорт его продукции за рубеж. Лесные преступления характеризуются высокой латентностью: доля лиц, привлеченных к уголовной ответственности в лесопромышленном комплексе, составляет около 60% от числа установленных. Специфика преступлений, совершаемых в ЛПК, связана с многоэтапностью действий, направленных на реализацию преступного умысла поиск ценных лесных ресурсов, организация их заготовки и сбыта через многочисленных посредников. Этим обусловливается стремление правонарушителей к объединению в устойчивые сообщества с целью совершения преступления. В итоге значительная доля их совершается преступными группами, участники которых зачастую действуют в отдаленных друг от друга районах, где происходит заготовка или реализация леса, что позволяет им оставаться безнаказанными в течение длительного времени и причинять государству значительный материальный ущерб. В 2003 г. к уголовной ответственности за посягательства в лесопромышленном комплексе привлечено 706 лиц, совершивших преступления в составе группы, что составляет более половины от общего количества лиц, привлеченных к уголовной ответственности в данной отрасли хозяйства. Развитию теневого рынка лесопродукции во многом способствует низкий уровень материально-технического обеспечения государственной лесной охраны и социальной защищенности ее работников, зарплата которых несопоставима с долей возложенной на них ответственности. [5]

Объектом исследования являются уголовно-правовые отношения, складывающиеся в процессе охраны лесов Российской Федерации от их незаконного использования.

Предметом исследования является законодательство России об уголовной ответственности за лесонарушения, а также его соотношение с административным и гражданским законодательством, устанавливающим ответственность за лесонарушения.

Вопросы уголовно - правовой охраны лесов исследовались в той или иной степени в работах Г.А. Аксенка, С.А. Боголюбова, М.М. Бринчука, Т.А. Бушевой, В.Ф. Горбового, Р.К. Гусева, П.С. Дагеля, О.Л. Дубовик, А.Э. Жалинского, Э.Н. Жевлакова, Л.А. Заславской, Б.В. Здравомыслова, О.А. Зиновьевой, О.М. Колбасова, О.И. Крассова, О.В. Куликовой, Ф.Т. Латыпова, Ю.И. Ляпунова, Б.А. Молчанова, Е.И. Немировского, В.В. Петрова, A.M. Плешакова, П.Ф. Повелициной, Г.Н. Полянской, Е.Н. Пугач, В.Г. Розовского, А.А. Хашимова, Б.Н. Цветкова, Ю.С. Шемшученко и др.

Дипломником также были изучены труды русских дореволюционных исследователей лесного законодательства (СВ. Ведрова, Н.И. Фалеева, Н.В. Шелгунова). Научные выводы и рекомендации этих авторов, несомненно, оказали влияние на развитие и совершенствование законодательства по охране лесов, в том числе и уголовно-правовой охране. Кроме того, их научные разработки позитивно послужили в сфере правоприменительной деятельности по борьбе с лесонарушениями и стали фундаментом для ряда заключений и предложений проделанной работы. Вместе с тем следует отметить, что научные труды указанных авторов не закрывают тему исследования, так как теоретические и прикладные проблемы уголовно-правовой охраны лесов себя не исчерпали, сохранив свою актуальность. Далеко не все аспекты борьбы с лесонарушениями получили должное освещение. Ряд вопросов в настоящий момент полностью не разработан, отдельные проблемы исследованы лишь в их части, другие остаются дискуссионными. Из года в год ситуация в области уголовно-правовой борьбы с лесонарушениями меняется, требуя новые научные исследования в сфере лесоохраны. Кроме того исследования названных авторов в основном имели место при действии ранее действовавшего уголовного законодательства. Однако появление целого ряда публикаций и научных работ с принятием нового УК РФ позволяет говорить о последующем качественном витке исследований уголовной ответственности в сфере лесопользования, обозначившем ряд проблем в указанной сфере на современном этапе. В настоящее время концептуальная база борьбы с лесонарушениями все еще находится в стадии становления, а реализация уголовной политики в этом направлении основана, во многом, на традиционных методах и средствах уголовно-правового воздействия.

Следует особо обратить внимание на тот факт, что с изменением социальных и экономических условий меняется и отношение государства и граждан к своим природным ресурсам, а правительство берет курс на экологизацию всей политики.

Целями исследования являются анализ истории становления и развития института уголовно-правовой охраны лесов, понятия лесонарушения, как основания уголовно-правового преследования, классификация и проблемы квалификации уголовных лесонарушений, обоснование рекомендаций по совершенствованию действующего уголовного законодательства в сфере охраны лесов.

В соответствии с поставленными целями в ходе исследования были решены следующие задачи:

1. показать социальную обусловленность уголовной ответственности за посягательства на леса;

2. выявить основные тенденции развития российского уголовного законодательства о защите лесов и проанализировать действующее законодательство зарубежных стран в области охраны леса;

3. определить понятие «лесонарушение», как одного из видов экологических преступлений;

4. произвести анализ состава преступления в сфере лесопользования, закрепленного в ст. 260 УК РФ с выявлением проблем их уголовно-правовой регламентации и некоторых вопросов квалификации;

5. установить комплекс мер, осуществляемых государственными и муниципальными органами по предупреждению преступлений в сфере лесопользования, и выработать рекомендации по совершенствованию их деятельности;

6. обозначить практику назначения наказаний в области охраны лесов на примере Омской области.

Методологической основой исследования является системный метод познания как составляющая диалектического метода. В ходе исследования использовались исторический и сравнительно-правовой методы, абстрагирование и обобщение, анализ и синтез, индукция и дедукция.

Теоретической базой исследования послужили научные труды отечественных ученых-правоведов в сфере уголовного, природоресурсного, экологического права, криминологии, административного и гражданского права.

Нормативную основу исследования составили Конституция Российской Федерации, Уголовный Кодекс Российской Федерации, федеральные и иные нормативно-правовые акты Российской Федерации и ее субъектов, относящиеся к предмету исследования.

Эмпирическую базу исследования составили данные, полученные в ходе изучения материалов уголовных дел в сфере лесопользования; опубликованные статистические данные совершенных преступлений в сфере лесопользования по Российской Федерации за период действия современного УК; статистические данные Информационного центра УВД Омской области за 2006 - 2007 гг.

Таким образом, действующее законодательство содержит нормы, обособленно регламентирующие те или иные аспекты деятельности лесопользователей с точки зрения природоохранных задач. Однако ни в одном из актов законодательно не закреплены требования к оформлению порядка осуществления хозяйственной деятельности лесопользователей - юридических и физических лиц. В настоящее время право заготовки может получить практически любой хозяйствующий субъект вне зависимости от специфики его деятельности, в связи, с чем создаются условия бесконтрольного использования одного и того же объекта лесопользования несколькими пользователями.


Глава 1. Понятие незаконной порубки деревьев или кустарников

1.1 Социальная обусловленность уголовной ответственности за посягательства на леса

Уголовному праву, устанавливающему ответственность за наиболее общественно опасные посягательства в сфере экологии, среди других правовых мер борьбы с правонарушениями в этой области принадлежит значительная роль. В настоящее время в УК РФ действует около двух десятков уголовно-правовых норм об охране природы. Уголовный закон обеспечивает рациональное использование наиболее ценных природных богатств, защищает их от расхищения, гарантирует конституционное право граждан (ст. 42 Конституции РФ) на благоприятное для осуществления и развития человека состояние окружающей природной среды, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного экологическим правонарушением, помогает сохранить такое ее качество, которое позволяет постоянно и неизменно осуществлять обмен веществ и энергии и воспроизводить жизнь на земле.[6]

Нормотворческий процесс в науке традиционно рассматривается как юридически установленная процедура деятельности по возведению воли членов общества в закон, как порядок подготовки, официального обсуждения и опубликования нормативных актов.[7]

В процессе правотворчества можно выделить две стадии: предварительное формирование государственной воли, выражающееся в составлении проекта нормативного акта, и официальное ее воплощение в нормах права. Формирование государственной воли не может проходить в отрыве от процессов и явлений общественной жизни. На него оказывают влияние различные объективные и субъективные факторы. Известно, что описать механизм возникновения закона - значит вместе с тем раскрыть сущность перехода социального в правовое. Процесс воплощения социальных явлений в юридические нормы в самых общих чертах может быть охарактеризован следующим образом. Поскольку право - это надстроечная категория, оно определяется экономическим базисом той или иной общественно-экономической формации. Но экономический базис определяет только тип права, его социальное содержание, его историческую сущность. Помимо этого право в своем формировании испытывает воздействие множества других социальных факторов. В результате юридическая норма никогда не является только отражением основного производственного отношения. Она выражает лишь его тип, а также господствующие в данном обществе социально-политические условия.

Правотворчество в сфере уголовно-правовой охраны природы также испытывает влияние политических, экономических, экологических явлений. Помимо этого оно определяется состоянием общественного правосознания, правоприменительной деятельности, состоянием и развитием других отраслей права, недостатками действующего уголовного природоохранительного законодательства, а также состоянием, структурой и динамикой экологической преступности.

Указанные факторы выступают основаниями закрепления института уголовно-правовой охраны природы в законе. Их можно разделить на объективные (экологические, экономические, криминологические) и субъективные (политические, относящиеся к правосознанию граждан, юридические). Они реально существуют, оцениваются законодателем, приобретают юридическую форму выражения и в таком качестве становятся побуждением воли законодателя, стремящегося поставить экологические отношения под охрану уголовного закона.[8]

Основными проблемами правотворчества в сфере уголовно-правовой охраны природы являются проблемы криминализации и декриминализации деяний. Можно утверждать, что они и составляют суть правотворчества. От решения этих проблем в значительной мере зависят пределы уголовно-правовой охраны природы и ее эффективность. Однако при криминализации деяний в сфере экологии следует ясно представлять себе роль и место уголовного права в системе природоохранных мер, принимаемых государством.

По существу вся деятельность человека экологична, ибо вся его жизнь связана с природой. В связи с этим характерная особенность вопросов охраны природы, как в нашей стране, так и в любой другой состоит в том, что они не могут ставиться изолированно, а лишь в связи с решением организационных, хозяйственных, пропагандистских, идейно-воспитательных, образовательных, правовых задач. Уголовное право играет при этом лишь вспомогательную роль, ибо оно не может рассматриваться как основное средство охраны окружающей среды. Возможности этой отрасли права объективно ограничены, так как уголовное право не в состоянии ликвидировать причины общественно опасных посягательств на природу, а особенности его методов (карательный, воспитательный, предупредительный) сами по себе ограничивают сферу применения уголовно-правовых норм. Переоценка возможностей уголовного права может причинить вред. В условиях создания правового государства ограничение форм поведения его членов уголовно-правовыми средствами должно носить по возможности минимальный характер, сводиться к мерам борьбы с наиболее опасными для общества правонарушениями.

С другой стороны, необходимо избегать противоположной крайности, заключающейся в недооценке роли уголовного права как отрасли, защищающей природоохранительные отношения от наиболее общественно опасных посягательств. Отсюда очень важное значение имеют критерии (факторы, обстоятельства) криминализации, которыми руководствуется законодатель при определении круга деяний, относимых к преступлениям. Подчеркивая связь правотворчества с объективными закономерностями развития общества, философ писал: "Законодатель не делает законов, он не изобретает их, а только формулирует, он выражает в сознательных положительных законах внутренние законы духовных отношений".[9]

Социальная сущность природоохранительных норм, как и норм права вообще, очевидна. В рамках конкретных природоохранительных отношений, регулируя поведение людей, они регулируют, в конечном счете, отношение людей друг к другу. Нормы права устанавливают определенные границы поведения людей и тем самым защищают общественные отношения от произвола отдельных лиц. Урегулированность и порядок выступают формой упрочения общественных отношений, и "если форма просуществовала в течение известного времени, она упрочивается как обычай и традиция и, наконец, санкционируется как положительный закон".[10]

Необходимость уголовно-правовой охраны природы обусловливается прежде всего объективными причинами, лежащими в сфере экологии: значительным повышением опасности антропогенного воздействия на природу, изменением его характера. Взаимодействие человека с природой достигло таких размеров, при которых последствия его хозяйственной и иной деятельности стали глобальными и оказались затронутыми основы самого существования человека. Если назвать вещи своими именами, человечество, независимо от всех других угроз, в том числе самой страшной и непосредственной - ядерной, оказалось на грани экологической катастрофы. Термин "выживание" прочно вошел в лексикон людей, и эту проблему необходимо осознать со всей ответственностью. Общество наблюдает прогрессирующее истощение природных ресурсов. Общая продуктивность биосферы снизилась на 20%. В мире утрачено 20 млн. кв.км земельных ресурсов, что больше имеющихся на сегодня пахотных земель на 5 млн. кв. км. Основным фактором, вызывающим деградацию почв, ученые считают массовое уничтожение лесов (до 15 млн. га в год).[11] Загрязнение воды, почв, атмосферного воздуха в ряде регионов стало опасным для здоровья людей. Значительную опасность для природной среды и человека представляют различные промышленные аварии. С лица земли исчезло 63 вида и 55 подвидов млекопитающих, носителей бесценного генофонда, более 1000 видов и подвидов животных, около 25 000 растений (10%) находятся на грани вымирания.[12] Земная суша деградирует со скоростью 44 га в минуту. Прибрежные отмели и заводи, служащие основой для 2/3 рыбных промыслов, деградируют или уничтожаются с такой же скоростью из-за сбросов отходов, загрязнения и землечерпательных работ. Две трети мировых запасов леса уже уничтожены, и вырубка превышает восстановление. Кислородные дожди, индустриальная интоксикация, радиационное загрязнение, новые виды болезней людей и животных уже перестали быть редкостью. Увеличилось количество заболеваний людей онкологического характера, сердечно-сосудистой и эндокринной систем, что может привести, если не будут приняты необходимые меры, к изменениям на генетическом уровне. По заключению комитета экспертов Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), загрязнение воздушной среды - главная причина распространения хронических бронхитов, катаров верхних дыхательных путей, пневмоний и т.п. 95% всей патологии прямо или косвенно связано с окружающей средой.[13] Теряется генофонд, между тем как генетическое однообразие ведет к возникновению эпидемий, эпизоотий, вырождению видов. В отчете ЮНЕП о состоянии окружающей среды земного шара отмечается, что "принимаемые меры не соответствуют требованиям экстремальной ситуации". [14] В этом случае, как полагает академик Н.П. Дубинин, - патология станет основной формой существования человека.[15]

Не обошел процесс ухудшения природных условий обитания человека и нашу страну. Как следует из Государственного доклада "О состоянии окружающей природной среды в Российской Федерации за 1999 г.", в ряде регионов создалась опасная для здоровья людей экологическая обстановка. 35-40% населения живут в экологически неблагоприятных условиях.[16] В среднем 10-12% новорожденных имеют аномалии на генетическом уровне (в отдельных регионах они достигают 30-40%). Практически во всех крупных городах страны воздух загрязнен свыше допустимых пределов и опасен для здоровья населения (число таких городов возросло с 1992 по 1999 г. со 171 до 195). 90-95% заболеваний органов верхних дыхательных путей и 30-40% заболеваний общего характера специалисты связывают с загрязнением природной среды. Средний возраст мужчин в РФ составляет 58-59 лет, смертность населения превышает рождаемость. За постсоветский период развития, несмотря на мощнейшие миграционные потоки в Россию из бывших республик СССР, население ее сократилось более чем на два миллиона. 25% женщин в России не могут родить по гинекологическим обстоятельствам здорового ребенка, каждый четвертый мужчина - импотент. Если при этом учесть количество алкоголиков, наркоманов, слабоумных и психически больных, то даже самые грубые подсчеты показывают, что население России находится на грани (если не за гранью) вырождения.

Следует пересмотреть взгляды на социальную сущность правонарушений в сфере экологии: рассматривать их не только как деяния, нарушающие установленный порядок природопользования и умаляющие экономические блага, даваемые природой, но, прежде всего - как деяния, уничтожающие и повреждающие биологическую основу жизнедеятельности и существования человека и иных живых существ, деяния против человека и всего живого через природу, посредством воздействия на нее. Деяния, направленные на ухудшение здоровья населения путем разрушения качественно благоприятной природной среды обитания, в совокупности следует рассматривать как более опасные, чем посягательства против конкретной личности. Сегодня нас не должна успокаивать кажущаяся неопределенность, отдаленность в будущее, "размытость" этой опасности. Она объективна и реальна, хотя и не всегда осознается людьми. С таких позиций ценность охраняемого уголовным законом блага существенно возрастает. Соответственно возрастает и общественная опасность преступлений в сфере экологии, и данные факторы являются главной причиной необходимости охранять природу уголовно-правовыми средствами. С экономической точки зрения новое содержание экологической проблемы означает усложнение доступа к широкому кругу разнообразных и порой незаменимых природных ресурсов, необходимость усиления их охраны и экономного использования, появление факторов, ограничивающих развитие производительных сил в результате применения устаревших и не соответствующих новым экологическим требованиям методов производства, назревшую необходимость его экологизации. Поскольку проблему охраны природных богатств, рационального их использования экономическими и организационными мерами на сегодняшний день полностью решить не удается, криминализация деяний, приводящих к нарушению естественного состояния природной среды и истощению природных ресурсов, необходима. Следует признать, что наши методы хозяйствования в сфере природы чрезвычайно расточительны, а зачастую варварские как по отношению к самой природе, так и по отношению к человеку. [17]

В условиях рыночной экономики на смену ей пришла другая, исходящая из приоритета охраны здоровья человека и экологического благополучия при разработке и решении хозяйственных вопросов. Это требование выражено в Конституции РФ, действующем экологическом законодательстве, вытекает из содержания главы 26 "Экологические преступления" УК РФ 1996 г. Однако, как показал опыт, надежды на то, что с созданием рыночной экономики, введением свободного предпринимательства, частной собственности на землю сами собой прекратятся процессы хищнического разграбления природных богатств и причинения ущерба природной среде, оказались несостоятельными, Наоборот, эти процессы получили еще большее распространение. Поэтому уголовное право должно не только сохранить свою роль в борьбе с ними, но и получить дальнейшее развитие.

Обусловленность криминализации деяний в области охраны природы политическими факторами выражается во взаимосвязи политики и права. Право отражает и закрепляет общую политическую линию государства. Естественно, юридическая политика и правотворчество как ее составная часть не могут быть оторваны от требований внутренней и внешней политики государства. Внутренняя и внешняя политика осуществляются не только юридическими средствами, хотя и на основе права. Юридическая политика всегда предполагает использование методов правового регулирования. Она включает в себя три основных направления: правотворчество, применение права, развитие правосознания и правовой культуры населения.[18]

Уголовное право есть основная форма выражения, закрепления и практической реализации уголовно-правовой политики. В сфере охраны природы эта политика определяет предназначение, содержание и структуру норм уголовного права. Человек как биологическое существо может жить и развиваться только в качественно благоприятных природных условиях. Право граждан на здоровье обеспечивается, наряду с другими мерами, и деятельностью по оздоровлению окружающей природной среды (ст. 41 Конституции РФ). Концепция правового государства предполагает не только ответственность граждан перед государством, но и государства перед гражданами, отсюда следует, что в политическом отношении вывод о существовании функции государства по охране природы означает ответственность правового государства перед народом за обеспечение экологического благополучия жизни и здоровья современного и будущих поколений людей. Рассматривая уголовное право как один из инструментов внутриполитической деятельности государства по реализации этой ответственности, можно утверждать, что оно призвано быть, во-первых, средством проведения экологической политики государства и, во-вторых, гарантией гражданам права на благоприятные для существования и деятельности условия окружающей среды. Отсюда возникает необходимость в существовании и развитии уголовно-правовых природоохранительных норм, криминализации наиболее опасных посягательств в экологической сфере.

Обусловленность уголовно-правовой охраны природы рядом направлений внешней политики государства объясняется тем, что проблема охраны окружающей среды - это сфера, где сходятся интересы всех стран мира. Представление о последствиях экологического кризиса ничуть не привлекательнее представления о том, что ожидает нашу планету в случае термоядерной войны. Значит, борьба за предотвращение этого кризиса проходит по переднему краю борьбы за выживание человечества наравне с разоружением, урегулированием региональных конфликтов, преодолением экономической отсталости. Пожалуй, уже нет ни одного государства в мире, которое не ввело бы экологию в центр высшего политического внимания.

Экологическая безопасность предполагает осуществление, наряду с организационными и хозяйственно-производственными, ряда нормативных мер, принимаемых в рамках широкомасштабного международного сотрудничества и на основе международного права. В рамках решений Международной конференции по вопросам устойчивого развития и охраны окружающей среды в Рио-де-Жанейро (1992 г.) разработаны вопросы глобальной стратегии охраны окружающей среды и рационального использования природных ресурсов, а также национальные планы государств. В Российской Федерации такой план был утвержден Указом Президента РФ "О государственной стратегии Российской Федерации по охране окружающей среды и устойчивому развитию" от 4 февраля 1994 г. Юридический аспект глобальной стратегии предполагает создание надежного правового фундамента. Разумеется, и сейчас правового вакуума здесь нет. Наоборот, число заключенных государствами соглашений по вопросам охраны природной среды на сегодня превышает 140, Россия участвует более чем в пятидесяти. Выдвинута идея создания экологического кодекса, в основу которого должно быть положено признание безусловного права каждого человека на жизнь в наиболее благоприятной для него окружающей среде, которое непосредственно вытекает из ст. 3 Всеобщей декларации прав человека, провозгласившей право на жизнь. Предполагается, что в кодекс должны входить и международные уголовно-правовые нормы, которые затем войдут в уголовное законодательство государств.

Отсюда следует, что каждое государство должно проводить всестороннюю оценку экологических последствий хозяйственной и иной деятельности и предоставлять соответствующую информацию в распоряжение других заинтересованных государств и международных организаций. Недопустимы любые виды хозяйственной, военной и иной деятельности, экологические последствия которой непредсказуемы. Эти требования, в свою очередь, нуждаются в установлении юридических гарантий их соблюдения. Вряд ли нормы административного или гражданского права способны выполнить такую функцию. Меры воздействия на нарушителей, устанавливаемые этими отраслями права, не сопоставимы со степенью общественной опасности экологически вредных деяний и их последствиями. Требуется установление уголовно-правовых гарантий.

Правотворчество в сфере уголовно-правовой охраны природы в значительной степени обусловлено состоянием и развитием не только норм международного права, но и таких отраслей, как конституционное, экологическое, административное. Уголовно-правовые нормы должны учитывать зафиксированные в Конституции РФ принципы охраны природной среды, права и законные интересы граждан и юридических лиц при владении, пользовании и распоряжении землей и другими природными ресурсами (ст. 36), принципы охраны здоровья граждан мерами по обеспечению экологического и санитарно-эпидемиологического благополучия населения (ст. 41), возложения на граждан обязанности беречь природу, охранять ее богатства (ст. 58), а также охраны права граждан на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного их здоровью или имуществу экологическим правонарушением (ст. 42).

Экологическое законодательство за последние 10 лет получило очень широкое развитие. В нем закреплены основные положения охраны природной среды и природопользования, конкретные обязанности природопользователей, за нарушение которых может наступить ответственность, запреты опасного для окружающей среды поведения, нормативы вредного воздействия на природу (например, предельно допустимые концентрации газового, теплового и иного загрязнения воды и атмосферного воздуха - ПДК) и ответственность за их нарушение. Принят ряд кодексов (Водный, Земельный, Лесной и т.д.), а также федеральные законы об охране животного мира, атмосферного воздуха, об экологической экспертизе, многочисленные подзаконные нормативные акты. Быстрыми темпами развивается экологическое законодательство субъектов Федерации, нормативная правовая база органов местного самоуправления, т.е. созданы и создаются законоположения и правила, касающиеся таких сфер жизни общества, которые до 1991 г. оставались вне рамок правового регулирования.[19] За нарушение установленных требований во многих законодательных актах содержится прямое указание об уголовной ответственности.

Существенно влияют на объем криминализации правонарушений криминологические факторы: состояние, структура, динамика посягательств в области охраны природы. Изучение практики показывает, что экологические правонарушения относятся к числу наиболее распространенных, а причиненный ими ущерб имеет тенденцию к возрастанию. Растет и число регистрируемых экологических преступлений. Повышенной опасностью характеризуется ряд новых способов и методов совершения экологических преступлений. Например, традиционные посягательства против природы - браконьерская добыча рыбы, зверя, птицы приобретают иной характер. Преступники усиленно "моторизуются" и оснащаются различными техническими средствами. Используются автотранспорт, самолеты и вертолеты, вездеходы, мотолодки, аэросани, приборы ночного видения, оптические прицельные устройства, автоматическое оружие, газ, электроток, химические вещества и т.д. Так, свыше 40% случаев браконьерской охоты совершается с применением транспортных средств. Иной характер приобретает незаконная порубка леса. Очень много его уничтожается в результате сверхнормативной рубки и повреждений при выполнении различного рода работ, не связанных с лесным хозяйством. Буквальная трактовка понятия "самовольная, незаконная порубка леса", предполагающая злоумышленника с топором или пилой, сейчас не отвечает требованиям борьбы с лесонарушениями. Для природы не имеет принципиального значения способ, которым незаконно уничтожается лес. Следовательно, необходимо изменить ориентацию правоохранительных органов на применение уголовного закона: как правило, он применяется к частным лицам, надо шире применять его в отношении лиц, использующих при совершении преступления свое служебное положение, ввести уголовную ответственность юридических лиц.

Важное значение правосознания в правообразовательном процессе отмечается как в российской юридической литературе, так и в литературе других стран. Наиболее пристальное внимание уделено этой проблеме при исследовании процесса формирования воли народа и ее выражения в нормах права. В более узком, специальном, прикладном смысле, в частности в процессе правотворчества в области уголовно-правовой охраны природы, эта проблема не изучалась. Отмечается, что в широком смысле роль правосознания как непременного фактора формирования права, его связь с правообразованием раскрыты еще недостаточно. Когда речь идет о специальных источниках права как факторах его образования, о правосознании упоминается, как правило, в общих чертах.[20]

Как и экономические или социальные, экологические отношения между людьми, выступающие в качестве правообразующих факторов и требующие со стороны общества правового урегулирования, сами по себе носят сознательный характер. Характер общественного познания необходимости охраны природы уголовно-правовыми средствами и перевода объективной потребности общества в правовом урегулировании экологических отношений в нормы права базируется на общих концепциях формирования права и их можно выразить в следующей последовательности: предмет (потребность правового регулирования); интерес (форма проявления общественных отношений); цель; воля; право.

Возникновение интереса на основе отражения в сознании социальной потребности в уголовно-правовой охране природы является первым шагом в формировании правовых идей, первоначальным моментом объективирования потребности в нормах закона. Осознанная обществом потребность в установлении определенного порядка пользования и охраны окружающей природной среды перерастает в правовое стремление, в цель создания выгодных и угодных ему правовых отношений в экологической сфере. Здесь правовые цели общества становятся его осознанными правовыми потребностями. Потребность в создании уголовно-правовых норм, охраняющих экологические отношения, возникает, когда, в свою очередь, потребности в пользовании благами природы не могут удовлетворяться неурегулированно, а иные меры не дают должного эффекта.[21]

Отсюда следует, что воля членов общества в условиях правового государства, выраженная в уголовно-правовых нормах об охране природы, есть не что иное, как осознанная и объективированная в правовой форме потребность общества в установлении необходимого для него правопорядка в отношении пользования благами природы, выраженная в виде уголовно-правового запрета или обязанности.

Изучение общественного мнения в 14 развитых и развивающихся странах четырех континентов организацией Луиса Харриса по программе ООН по окружающей среде показало, что от 75 до 100% рядовых граждан и правительственных деятелей придерживаются мнения о необходимости усилить меры по охране природы, а также ужесточить законы об ответственности за загрязнение окружающей среды промышленными отходами.[22]

Таким образом, идеи правотворчества, получая морально-политическое одобрение и поддержку народа, реализуются в правотворческой практике органов государства, общественных организаций, граждан. Тем самым закладываются реальные предпосылки создания атмосферы законности в масштабах всего общества, что позволяет исключить правовой произвол и вести с правонарушениями в сфере охраны природы постоянную борьбу.

1.2 Развитие Российского законодательства об уголовной ответственности за посягательства на леса

При решении проблемы уголовно-правовой охраны окружающей природной среды необходимо учитывать развитие уголовного законодательства, условия его формирования, тенденции и перспективы.

В России первые правовые нормы природоохранительного характера связывались с защитой частновладельческих прав на природные ресурсы. Впервые такие нормы появились еще в "Русской Правде". Так, ст. 69 "Пространной правды" за промысел ("покражу") бобра предусматривала штраф в 12 гривен, что было равно наказанию за убийство холопа. Бобры и многие ценные пушные звери считались собственностью князя.[23] Законодательство России XV-XVI веков охраняло природные объекты великокняжеских, монастырских и общинных владений от посягательств на них со стороны иных лиц.[24] Уголовное право в России как система стало формироваться с конца XVII века в Уложении 1649 г. Охрана природной среды нашла отражение в разделе об ответственности за имущественные преступления, и касалась она в основном вопросов ограничения охоты и охраны лесов.

При Петре I также принимались меры по охране животных - объектов охоты. Особой охране подлежали лоси. С представителей высших сословий за незаконную охоту на лосей взыскивали штраф 100 руб., а людям низших сословий грозило "наказание жестокое без всякой пощады" и "ссылка в Азов с женами и детьми на вечное житье". Указом 1704 г. запрещалось ловить рыбу переметами, поскольку этот способ массового лова препятствовал не только "великой", но и "малой" рыбе пройти к местам нереста.

По Указу царя от 1678 г. за порубку леса в заповедных засечных лесах с виновных взимался штраф: "За проложенную дорогу в лесу и за высечку дерева с гранью - 10 руб., а за проложенную стежку и за высеченное дерево без грани - 5 руб." Кроме того, виновный подвергался "битью кнутом в городах в торговые дни при многих людях...". За повторную порубку деревьев предусматривалась смертная казнь.[25] Петр I объявлял некоторые леса заповедными, невзирая на принадлежность лесных угодий (казенные, помещичьи, монастырские). За порубку заповедных лесов виновные подвергались штрафу в 10 руб., а за "многую заповедных лесов посечку" - смертной казни. За умышленный поджог леса в качестве наказания определялась смертная казнь. В 1724 г. в дополнениях к указанному предписывалось виновных в порубке леса валодмейстеров (управляющих лесами) и сторожей наказывать кнутом и, вырезав ноздри, ссылать вечно на каторжные работы.[26] Многие статьи Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. предусматривали ответственность чиновников лесного хозяйства и служащих за разрешение самовольной порубки леса или за участие в таких деяниях (штрафы, заключение в тюрьму, ссылка в Сибирь). Однако и эти меры не могли остановить интенсивное истребление лесов. Согласно отчету Министерства юстиции за 1860 г. за незаконную порубку казенных лесов было предъявлено обвинение 17 641 человеку, что составляло 25% от общего числа всех обвиняемых за различные преступления (72 489). 5 виновных были приговорены к ссылке и 34 - направлены в арестантские роты. [27]

Несмотря на наличие в законодательстве России XVII-XIX веков некоторых природоохранительных уголовно-правовых норм в целом развитие их существенно отставало от развития законодательства об охране и использовании природных ресурсов. Только в петровский период было принято 60 указов об охране природы, в постпетровский период - более 140 законов, а в период александровских и предреформенных преобразований - более 300 законов.[28] Однако законотворческая деятельность не соответствовала практике применения закона, поскольку казенные ведомства, крупные частные промышленники не были заинтересованы в его реализации, так как оно лишало бы их основных доходов. Гарантией соблюдения норм природоохранительного законодательства было бы установление уголовной ответственности за наиболее опасные его нарушения. Вялотекущий процесс реализации уголовно-правовых установлений и запретов затянулся более чем на 100 лет, механизм применения уголовно-правовых норм об охране природы, как будет показано, до настоящего времени работает не эффективно, зачастую вхолостую.

Процесс создания советского уголовного законодательства об охране природы берет свое начало с принятого на Втором съезде советов Декрета о земле, заложившего основы природопользования в стране. Первоначально в сферу уголовно-правовой охраны попали те ресурсы, которые в условиях гражданской войны и разрухи стали объектом наиболее интенсивного разграбления: леса и животный мир.

Для защиты лесов общегосударственного значения уже в 1917 г. был принят Декрет, объявивший преступными лесопорубки без надлежащего разрешения.[29] В 1918 г. была издана норма, устанавливающая ответственность за нарушения порядка производства лесных заготовок.[30]

Совет Труда и Обороны в 1920 г. принял Постановление "О борьбе с лесными пожарами", предусмотревшее отдачу под Суд военного трибунала лиц, умышленно или по неосторожности вызвавших лесной пожар.[31]

Уголовная ответственность за посягательства на фауну основывалась на Декрете СНК "О сроках охоты и праве на охотничье оружие"[32] и Декрете об охоте.[33]

Процессу создания и развития уголовного законодательства об охране природы были присущи все противоречия становления советского законодательства в этот период: неустойчивость возникающих отношений, отсутствие опыта законодательной деятельности, отсутствие общих теоретических представлений о путях развития права при необходимости ломки дореволюционного законодательства. Право издавать законы, в том числе уголовно-правового характера, принадлежало как органам общего управления и общей компетенции, так и отдельным наркоматам и ведомствам. Более 50% деяний в сфере трудовых отношений и около 70% деяний иного характера объявлялись преступными органами ВЦИК и СНК.[34]

Руководящие начала по уголовному праву 1919 г. так характеризовали этот период свободного революционного правотворчества: "Без особых правил, без кодексов вооруженный народ справлялся и справляется со своими угнетателями. В процессе борьбы со своими классовыми врагами пролетариат применяет их на первых порах без особой системы, от случая к случаю, неорганизованно".[35]

Не было какого-либо подобия системы, отвечающей традиционным представлениям о нормах права, и в уголовном законодательстве об ответственности за посягательства в сфере охраны ресурсов природы. Уголовно-правовые нормы содержались в актах административно-правового характера, направленных на организацию пользования природоресурсами, например в указанном Декрете СНК об охране ресурсов зоны Арктики. В качестве критерия криминализации деяния выступало нарушение правомочий государства на пользование природными ресурсами. Этим определялась общественная опасность деяния. Характер и степень ее, как правило, не зависели от размеров причиненного природе ущерба и экологических свойств элемента природной среды.

Дальнейшее послеоктябрьское развитие уголовного природоохранительного законодательства было связано с его кодификацией. Немаловажную роль сыграла отмена многих чрезвычайных мер и введение НЭПа, переход от сугубо административных мер управления социальными процессами к применению некоторых экономических методов. Так, устранялись абсолютные ограничения на производство охоты в ряде регионов.[36] Позднее был разрешен лов рыбы для собственного потребления гражданами.[37] Однако эти меры не улучшили состояние охраны природных ресурсов. В одной из докладных записок "О нуждах охраны природы в РСФСР" Государственного комитета по охране памятников природы, направленной во ВЦИК, подчеркивалось, что дело охраны природы в РСФСР находится в самом критическом положении.[38] В докладной записке по охране памятников природы от 30 июля 1922 г. указывалось, что "отовсюду приходят вести о беспорядочном истреблении дичи, грозит исчезновением такой драгоценный пушной зверь, как соболь, выбиваются последние остатки бобра. Из разных мест Республики приходят вести об опустошении, производимом беспорядочной порубкой леса".[39]

С учетом сложившегося положения в УК 1922 г. была закреплена уголовная ответственность за нарушение правил охраны природы. Она предусматривалась в одной статье, но за три вида преступных посягательств: несоблюдение соответствующих законов и постановлений, принятых в целях сбережения лесов; охоту в недозволенном месте, в недозволенное время, недозволенными орудиями, способами и приемами; разработку недр с нарушением установленных правил (ст. 99). Поскольку вопрос о систематизации уголовно-правовых природоохранительных норм в те годы не возникал, особенностью УК РСФСР 1922 г., сохранившейся до принятия в 1996 г. УК Российской Федерации, явилось то, что некоторые нормы об охране природы помещались в статьи, посвященные в целом охране иных социальных ценностей.

В первоначальной редакции УК 1926 г. были предусмотрены те же составы преступления: ст. 85 - охрана лесов, ст. 87 - охрана недр, ст. 86 воспроизводила ст. 99-а УК 1925 г. За период действия эти статьи неоднократно подвергались изменениям. До 30-х годов в уголовном кодифицированном законодательстве преобладала тенденция смягчения общих положений, определяющих преступность и наказуемость. Начиная с 30-х годов в нормах как Общей, так и Особенной частей стали отчетливо проявляться признаки расширения сферы преступного и усиления ответственности.[40]

Такое понимание задач уголовной политики обусловливалось ошибочным представлением правительственной элиты государства об обострении классовой борьбы по мере развития социализма и необходимости усиления репрессий.

В сфере ответственности за нарушение правил природопользования в основном изменения коснулись ответственности за лесонарушения. Причем усиление ее было связано не столько с изменением редакции ст. 85 УК, сколько с квалификацией умышленного уничтожения или повреждения леса и лесных насаждений путем поджога, порубки леса, совершаемой "в организованном порядке" или "с контрреволюционным умыслом для подрыва общественной социалистической собственности или классово враждебными элементами" по Закону "Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной собственности" от 7 августа 1932 г. Вновь была введена уголовная ответственность за незаконную охоту (ст. 88.1 УК).

Постановлением СНК СССР "Об охране территории СССР от заноса и распространения сельскохозяйственных и лесных вредителей" от 29 ноября 1934 г. впервые была установлена уголовная ответственность за злостное нарушение изданных Наркомземом СССР правил по внутреннему и внешнему карантину растений.[41] Однако действовавший в то время УК не был дополнен специальной статьей об ответственности за эти нарушения. Постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 28 декабря 1934 г. было разъяснено, что злостное нарушение названных правил должностными лицами следует квалифицировать по статьям о должностных преступлениях, а частным лицом по аналогии - по статьям об умышленном уничтожении и повреждении государственного и общественного имущества.[42] По статьям о должностных преступлениях предписывалось квалифицировать действия должностных лиц, нарушающих предписания о сохранении чистоты вод и воздуха. Ответственности частных лиц за эти деяния не предусматривалось.[43]

Дальнейшее развитие уголовного законодательства об охране природы связано с принятием новых уголовных кодексов республик СССР в 1959-1961 гг.

Уголовный кодекс РСФСР был принят в 1960 г. Вначале он содержал 12 норм об ответственности за посягательства, которые могли затрагивать отношения по охране природной среды. Это нарушение ветеринарных правил (ст. 160 УК), нарушение правил, установленных для борьбы с болезнями и вредителями растений (ст. 161), незаконное занятие рыбным и другими водными добывающими промыслами (ст. 163), незаконный промысел котиков и морских бобров (ст. 164), производство лесосплава и взрывных работ с нарушением правил охраны рыбных запасов (ст. 165), незаконная охота (ст. 166), незаконная разработка недр (ст. 167), незаконная порубка леса (ст. 169), умышленное причинение вреда природным объектам, взятым под охрану государством (ст. 230), умышленное уничтожение или существенное повреждение лесных массивов путем поджога (ч. 2 ст. 98), уничтожение или повреждение лесных массивов в результате небрежного обращения с огнем или источниками повышенной опасности (ст. 99), загрязнение водоемов и воздуха (ст. 223 УК). По сравнению с УК 1926 г. УК РСФСР 1960 г. дополнился четырьмя нормами, содержащими составы загрязнения водоемов и воздуха, производства лесосплава и взрывных работ с нарушением правил охраны рыбных запасов, причинения вреда природным объектам, взятым под охрану государства, и незаконной разработки недр.

Был принят Закон "Об охране природы в РСФСР"[44] , который определил основные направления государственной политики в сфере природопользования. Однако он не вышел на необходимое для того периода понимание характера экологических проблем и последствий негативного воздействия НТР на природу. Опасность экологических нарушений рассматривалась, прежде всего, с точки зрения экономических потерь от нерационального природопользования. В преамбуле Закона указывалось, что "природа, ее ресурсы в советском государстве составляют естественную основу развития народного хозяйства, служат источником непрерывного роста материальных и культурных ценностей, обеспечивают наилучшие условия труда и отдыха населения".

Поскольку очень многие предприятия в рассматриваемый период не оснащались очистными сооружениями, а интересы выполнения производственных планов доминировали над интересами защиты природы, ст. 223 УК РСФСР практически не применялась. Например, в 1963 г. по ней были осуждены 5, в 1965 - 5, в 1966 - 10, в 1967 - 12 человек.[45]

Между тем уже в 1962 г. на специальной сессии ООН было обращено внимание на угрожающие для человечества масштабы антропогенного воздействия на окружающую среду. Для решения вопросов охраны природы от загрязнения на международном уровне и координации усилий государств в деле охраны природы была создана в рамках ООН международная организация (ЮНЕП). В рассматриваемый период наряду с расширением сферы преступного вновь отмечается общая тенденция к сужению объема принуждения, к смягчению его форм, к усилению воспитательной работы и все более широкому использованию силы общественности.[46] Естественно, она коснулась и преступлений против природы. Наиболее ярко тенденция на ограничение уголовной репрессии проявилась в сфере борьбы с лесонарушениями. Из числа многих лесонарушений, наказуемых по ст. 85 УК 1926 г., в УК 1960 г. осталась уголовно наказуемой только порубка леса, да и та наступала после применения мер административного или общественного воздействия.[47]

Однако после этого лесонарушения стали массовым явлением. В некоторых регионах дела о них составляли до 25% всех гражданских дел.[48] Поэтому уже в 1962 г. законодатель дважды расширил рамки ст. 169 УК.[49]

Был увеличен объем криминализации в ст. 163 УК РСФСР (она стала предусматривать ответственность за незаконную добычу водных животных не только в водоемах, имеющих общегосударственное значение, но и в любых реках, озерах и т.п.), но сужен в ст. 166 УК, которая в отличие от ст. 86.1 УК 1926 г. установила ответственность лишь за повторное (после наложения административного взыскания) нарушение. В ч. 2 ст. 166 указывалось на характер причиняемого вреда (крупный ущерб) и особые свойства животного (особо охраняемые). В 1972 г. круг признаков, отягчающих ответственность, был расширен указанием на место (заповедник) и способ (с использованием автомототранспортных средств) охоты.[50]

В период с 1980 по 1991 г. существенных изменений в содержании рассматриваемых норм в УК РСФСР и в УК других республик не произошло. Изменилось содержание лишь одной статьи (ст. 169 УК РСФСР). По прежней редакции нельзя было привлечь лицо к ответственности за порубку кустарников. Это было явным пробелом в законодательстве, поскольку порубка кустарников может причинить вред не меньший, чем порубка деревьев. В части первой ст. 169 УК было дано более точное определение лесов первой группы. Вторая часть статьи была изменена как в отношении диспозиции, так и в отношении санкции. Из диспозиции исключена незаконная порубка в виде промысла, но введено понятие систематичности.

За рассматриваемый период (в 1988 г.) в УК РСФСР была принята одна новая статья, содержание которой в какой-то мере связано с охраной природы, - это ст. 230, устанавливающая ответственность за жестокое обращение с животными.

С провозглашением в декабре 1991 г. России суверенным государством начался процесс интенсивного обновления всех отраслей права, в том числе в сфере охраны природы. 19 декабря 1991 г. был принят Закон РСФСР "Об охране окружающей природной среды", задуманный как комплексный, головной нормативный акт прямого действия. В ст. 85 Закона сформулировано определение экологического преступления. По сути, он играл и играет до сих пор роль Основ экологического законодательства Российской Федерации. До принятия конкретных законов природоохранительного и природоресурсного характера Российской Федерацией и ее субъектами регулирование природопользования и охраны окружающей природной среды практически осуществлялось на основе многочисленных, зачастую рассогласованных и несовершенных ведомственных нормативных актов. Уголовно-правовые нормы экологического характера до принятия в 1996 г. нового УК Российской Федерации существенных изменений не претерпели. В 1992 г. в УК были изменены санкции статей, содержащие штраф как вид наказания. Установлены его размеры, кратные минимальной оплате труда, определяемой законодательством РФ, или размеру заработка (дохода) за определенный период. В 1994 г. в ст. 149 УК включена норма об ответственности за загрязнение лесов.

Реформа, как уголовного, так и иных отраслей права оказалась далеко не простым делом. На ее ходе сказались утверждение новых политических режимов после разрушения СССР; недолгая эйфория, последовавшая за этим; социальные конфликты; этническая рознь; экономические трудности; рост преступности; коррупция в органах власти; беспощадная борьба за собственность и власть; идеологический, духовный, экологический и ряд других кризисов, которые все еще не может преодолеть общество. Все явственнее стали обозначаться признаки моральной деградации отдельных слоев населения, воспринявших демократические свободы как вседозволенность. Пренебрежение к закону и нравственности, гражданскому долгу, общественной дисциплине породило ряд негативных явлений, способных отбросить страну за черту цивилизации. В этой обстановке требуется, помимо призывов к консолидации сил, создание условий нормального функционирования и экономического обеспечения государственных и межгосударственных механизмов, способных обеспечить стабилизацию социальных процессов. В числе этих механизмов важнейшее значение имеют правовые формы и деятельность тех институтов государства, которые их реализуют, обеспечивая законность и правопорядок.

Наконец, в 1996 г. был принят вошедший в законную силу с 1 января 1997 г. новый УК РФ. Появление в УК главы 26 УК РФ "Экологические преступления", следует считать важным шагом по совершенствованию правовой охраны природной среды. Ее введение является одной из новелл УК. С позиции правовой науки и правоохранительной практики уголовно наказуемые деяния в сфере экологии имеют свои специфические родовые и видовые особенности, позволяющие определить их как самостоятельную группу преступлений. Именно поэтому выделение в специальную главу Уголовного кодекса экологических преступлений следует оценивать как весьма плодотворное достижение в области совершенствования уголовно-правового регулирования охраны природной среды и повышения ответственности за вред, причиняемый естественной основе существования человека. В специальной главе об экологических преступлениях действующего УК РФ содержится 17 статей. В нем предусмотрена также ответственность за экоцид (ст. 358), уничтожение или повреждение природных комплексов или объектов, взятых под охрану государства (ст. 243), жестокое обращение с животными (ст. 245 УК). Эти составы преступлений размещены в других главах УК, но они устанавливают ответственность за деяния, сопряженные с причинением вреда природной среде. Экологические отношения выступают здесь дополнительным объектом посягательства. Новый УК ориентирован на признание окружающей природной среды биологической основой жизни, здоровья, деятельности человека. С этих позиций в теоретическом аспекте экологические преступления есть, по сути, преступления против человека и всего живого на Земле путем воздействия на среду обитания. Существенно меняются и представления об общественной опасности данных преступлений, тогда как ранее их относили к разряду малозначительных, второстепенных, сил и средств на борьбу с ними выделялось мало, в государственных программах борьбы с преступностью они не значились.[51]

Таким образом, появилось, наконец, четкое определение в законе круга экологических преступлений, позволяющих выстроить их систему, и узаконено само название этих посягательств, прежде вызывавшее споры. Суть, однако, не в том. Главное - изменился подход к общественной и правовой оценке экологических правонарушений, особенно преступлений.

1.3 Зарубежное уголовное законодательство об охране лесов

В настоящее время человечество уже реально осознало необходимость бережного отношения к окружающей природной среде. Законы, по которым действует природа, были всегда, и лишь теперь люди практически осознали это, их противоречивую связь с основными направлениями социальной жизни, пытаясь что-то сделать, чтобы воскресить уже почти погибшее, исправить испорченное, не допустить и ограничить дальнейшее разрушение природы.[52]

В начале 1970 года насчитывалось не более 10 стран, в которых имелись государственные органы регулирования различных аспектов взаимоотношений общества и природы, в середине 70-х годов их уже было более 60, а к началу 80-х годов - более 100. Следует заметить, что одновременно растет и число неправительственных организаций и учреждений экологического профиля: к началу 80-х годов в мире было более 15 тыс. таких организаций. [53]

Оберегать земельные ресурсы планеты — важная задача и мирового сообщества, и отдельных государств. Например, внимание к тропической зоне привело к необходимости создания тропических биосферных заповедников, площадь которых составляет уже около 20 млн. га, т. е. около 17% общей территории заповедников в мире, причем лишь 14,8 млн. га (около 74%) из них заняты лесом. Во многих странах такими способами стараются предотвратить почти полное сведение тропических лесов, темпы которого, по некоторым данным, уже достигают 15—18 млн. га в год. Это означает, что за год в количественном отношении вырубается примерно территория всех заповедных лесов в мире. Специалисты ФАО, однако, считают, что такие цифры весьма завышены и указывают в среднем на 7 млн. га в год. Но даже эти данные говорят о критическом положении тропических лесов, многие из которых вряд ли доживут до следующего века.

Американская модель экологического регулирования базируется на основном законодательном акте — Законе о национальной политике в области окружающей среды, в котором важнейшее место уделяется экологической экспертизе хозяйственных проектов. Но, главное, конечно, заключается в том, что американский подход характерен ходом от общего к частному, т. е. от общей идеи апробации всех промышленных и хозяйственных объектов с точки зрения их воздействия на экологическое равновесие до частных вопросов сохранения качества отдельных природных объектов. Государственному регулированию в настоящее время подвержены практически все природные объекты и ресурсы. Например, число законов по правовому режиму этих объектов только в США перевалило за сотню, в Венгрии - за 300, в Чехии - 400.[54]

Великобританский "подход" имеет существенные отличия от американского. Англичане выдвинули в начале 70-х годов идею проекта закона об охране окружающей среды, примерно аналогичного по содержанию американскому. Но эта идея не прошла через парламент, для которого сразу стало очевидно, что обилие последующих законов, дополняющих и поясняющих основной, задаст парламентариям большую работу. Поэтому в начале 1974 г. был предложен другой проект — "О контроле загрязнений окружающей среды", который и был утвержден 31 июля 1974 г. Так возобладала концепция ''предотвращения загрязнения", которая в наиболее оптимальной степени отвечает представлениям английской науки об охране окружающей среды. Указанный закон состоит из четырех разделов, в которых соответственно регулируются следующие аспекты загрязнений. 1. Вводится принципиально новая система сбора и обработки коммунально-бытовых, хозяйственных и промышленных отходов (особенно таких, которые представляют повышенную опасность для человека). 2. Пересматриваются полномочия по контролю загрязнения вод со стороны водных инспекций в сторону повышения полномочий отдельных граждан и широкой общественности, а также наделения, министра окружающей среды Великобритании (что также является новацией в английском экологическом регулировании) полномочиями по введению налога за сброс неочищенных стоков. 3. Трансформируются положения ранее действовавшего Закона 1960 г. о контроле "шумового" загрязнения, в частности, в связи с более упрощенной схемой контроля » источников шума и созданием зон контроля уровня шумов. 4. Вводятся дополнительные аспекты в регулировании воздушного загрязнения, в частности возможность контроля со стороны государства за химическим составом используемого транспортного топлива (особенно по уровню сернистых и свинцовых компонентов) и др.

Содержание великобританского "основного" экологического закона говорят о том, что английская практика исходит из ориентации на регулирование уровней антропогенного воздействия на состояние отдельных природных объектов и экологического равновесия в целом.[55]

Активная роль в охране окружающей природной среды принадлежит политической системе государства. Это объясняется тем, что решение этой задачи влияет на все сферы жизни, труда, быта и отдыха населения, имеет большое экономическое, социальное и культурное значение.

Среди важнейших конституционных принципов охраны окружающей природной среды следует назвать следующие.

1. Закрепление в конституциях зарубежных социалистических стран самостоятельной функции государства по охране природы, рациональному использованию природных ресурсов, охране окружающей среды (ст. 15 Конституции Германии, ст. 31 Конституции Болгарии).

2. Закрепление права исключительной государственной (социалистической) собственности на природные объекты и ресурсы. Следует учитывать, что при различной степени, уровне обобществления природных объектов характер собственности на эти объекты носит социалистический характер (ст. 8 Конституции Венгрии, ст. 12 Конституции Румынии)

3. Принцип плановости в развитии народного хозяйства и природопользования, куда включаются: народнохозяйственное планирование, учет потребностей в сырье и ресурсах, их плановое распределение, рациональное использование и др. (ст. 7 Конституции Венгрии, ст. 193 Конституции Югославии).

4. Формулирование прав и обязанностей юридических и физических лиц по охране окружающей природной среды. Причем важно, что праву граждан на проживание в благоприятной окружающей среде корреспондирует конституционная обязанность по охране природы (ст. 87 и ст. 192 Конституции Югославия, ст. 34 Конституции Германия).

5. Закрепление роли общественных организаций и движений в защиту природы (ст. 29 Конституции Германия, ст. 27 Конституции Румыния).

6. Закрепление единства принципов внешней и внутренней политики социалистических стран с природоохранными задачами государства и общества (ст. 20 Конституции Венгрия).[56]

Конкретное проявление конституционных основ природоохранной деятельности можно проследить на примере некоторых стран. Так, в Конституции Чехии внимание охране окружающей природной среды уделяется прежде всего в ст.15, где указывается, что государство проявляет заботу об улучшении и всесторонней охране природы Родины и сохранении ее красот с тем, чтобы создавать все большие условия для благосостояния народа, здоровья трудящихся, их отдыха. В Конституции также подчеркивается приоритет здравоохранительной деятельности социалистического государства, поэтому к этому приоритету должны "приспособиться" все остальные направления функционирования общества, в первую очередь его экономическая политика).

В Конституции Германии охрана природы объявляется основной заботой государства и всего общества. В ст. 15 Конституции говорится, что в интересах благосостояния граждан государство и общество заботятся об охране природы: содержание в чистоте воды и воздуха, охрана флоры и фауны, природных красот Родины должны обеспечиваться компетентными органами и являются, помимо этого, обязанностью каждого гражданина.

В Конституции Венгрии закреплено отношение к природе и ее богатствам как всеобщему достоянию венгерского народа. Единство внешнеполитических принципов Венгрии и интересов экологической защиты среды исходит из объективной необходимости сочетания национальных мер по охране окружающей природной среды с широкими международными мероприятиями в данной области (ст. 20). Одним из важнейших условий международного экологического сотрудничества является требование, чтобы государства, пользуясь суверенными правами, не причиняли своей деятельностью ущерба другим государствам.

Конституция Югославии следующим образом определяет основы экологической политики: право по обеспечению условий для сохранения и развития природных и созданных трудом человека ценностей в окружающей среде обитания, а также обязанности по предотвращению и ликвидации вредных последствий, которые могут угрожать этим природным ценностям или создавать угрозу для жизни и здоровья людей вследствие загрязнения воздуха, почв, вод внутренних водоемов и моря (ст. 87).

Некоторое своеобразие имеет конституционное регулирование в государствах, где основные вопросы законодательного регулирования охраны окружающей среды решаются на уровне федерации, а вопросы практического проведения их в жизнь воплощаются на уровне республиканских и подчиненных им нижестоящих органов. Так § 2 ст. 76 Конституции Чехии закрепляет за правительством этой страны решение основных, концептуальных вопросов общенационального значения, предусматривая создание в республиках необходимых координационных органов для решения региональных проблем.[57]

Чехословацкая уголовная система природоохранного законодательства основана на значительном количестве правовых норм, которые регулируют конкретную область общественных отношений с разных точек зрения; такая система, по признанию юристов-экологов Чехии, создавая некоторые элементы дублирования правовых норм, позволяет добиться оптимального воздействия на природоохранные общественные отношения.

В законах европейских стран охрана окружающей среды рассматривается как составная часть социально-экономической политики в этих странах, однако приоритет в охране отдельных природных объектов различен: если в Германии, Швейцарии, и др. — это формирование и надлежащее состояние ландшафта и только затем использование и охрана земель, лесов, вод и т. д., то в Румынии, Болгарии, Венгрии — в первую очередь это охрана воздуха, вод, других природных ресурсов. В законе Германии еще недавно не было норм об ответственности за его нарушения, а закон Румынии устанавливает уголовную и административную ответственность за рядэкологических правонарушений.

Более высокая степень консолидации экологических норм отражена в Законе об охране окружающей среды Венгрии. [58]

Важная новация уголовного закона Венгрии — формулирование в нем права граждан на проживание в благоприятной окружающей среде. Существенно также, что в законе содержится строгая система определения эколого-правовой ответственности, сущность которой заключается в том, что ее нормы распространяются на все распоряжения по охране окружающей среды, т. е. ответственность в равной мере служит как охране, так и планомерному формированию окружающей среды. Формулируемая система санкций состоит из следующих видов: ограничение хозяйственной деятельности и даже ее запрещение штрафы, возмещение ущерба и уголовное наказание. В законе содержится также характеристика государственного управления в сфере экологической политики: разработка и принятие экологического политико-управленческого решения, этапы его реализации и контроль за его выполнением.

В уголовном законе Польши содержится развернутая характеристика общих принципов охраны окружающей природной среды в Польше, соответствующих юридических понятий охраны, загрязнения и т. д. излагаются основные требования к экологическому управлению в области охраны и использования различных природных объектов. Важное место в законе уделяется вопросам ответственности за ущерб, нанесенный окружающей природной среде, где главная роль отводится принципам платности за природопользование; подобные выплаты и штрафы образуют специальный фонд охраны окружающей среды. [59]

Для того чтобы получить самое общее представление об экологической юридической ответственности, рассмотрим некоторые основания и виды ответственности по законодательству Германии об охране лесов. Лесной кодекс предусматривает деяния, которые рассматриваются как преступления против лесного фонда, и устанавливает соответствующие наказания в зависимости от степени их общественной опасности. За деяния, совершенные без отягчающих обстоятельств (вырубка, присвоение и растаскивание вырубленных деревьев), предусмотрен штраф от 700 до 2000 марок, а за тяжелые формы деяний — лишение свободы на срок от одного до трех месяцев или штраф. При таком разграничении законодатель исходит из реальных потребностей в защите лесного фонда страны, предусматривая наказание в виде лишения свободы лишь за тяжкие преступления, совершаемые, как правило, людьми, в отношении которых применение воспитательных мер или штрафа не дают желаемых результатов.[60]

Составы, предусмотренные статьями 42 и 43 Лесного кодекса, одинаковы. Разница состоит лишь в отягчающих обстоятельствах, которые заключаются в следующем.

Совершение деяния в ночной период (от захода до восхода солнца). Установление такого отягчающего обстоятельства объясняется тем, что в это время легче совершить преступление, так как охрану леса труднее осуществить. Однако в законе значится именно эта формулировка — "от заката до восхода солнца", а не "в ночное время", поскольку она является более подходящей, когда речь идет о защите лесного фонда. При установлении этого отрезка времени учитываются времена года, месяц, день, час, расположение местности. Суд для определения такого рода отягчающих обстоятельств преступления против лесного фонда обязан точно определить время совершения преступления.

Совершение деяния посредством спиливания деревьев. Это объясняется тем, что спиливание деревьев проходит более тихо, чем их рубка, и преступление труднее обнаружить. Кроме того, спиливание наносит большой вред лесам, так как уничтожаются поросль, молодые побеги.

Совершение деяния в лесах, которые несут исключительно защитную функцию (в ст. 7 Лесного кодекса они отнесены к лесам первой группы, т.е. особо охраняемым).

Совершение деяния тремя и более лицами, т. е. коллективно.

Совершение деяния в течение года после осуждения за преступления против лесного фонда.

Уголовная ответственность за преступления, совершенные против Лесного фонда страны, призвана защищать общенародную государственную социалистическую собственность, но в то же время она является одной из форм защиты окружающей природной среды. [61]

Неотъемлемой частью окружающей среды в Японии считается флора и фауна, а также все те экологические системы, которые связаны с организациями и учреждениями, обеспечивающими оптимальное "экологическое" существование человека. Как видно, и в этой стране подход к окружающей среде, так сказать, расширенный, ориентированный на включение в "среду обитания человека" всего природного окружения (поэтому в Японии, например, нет отдельного закона об охране природы).

Во Франции наряду с формулированием общенациональной экологической проблемы в соответствующих постановлениях и актах указываются и общесоциальные пути ее решения. В качестве трех основных путей и средств названы: борьба со всеми видами загрязнения окружающей среды, снижение потребления природных ресурсов (подразумевается сокращение нерационального с экологической точки зрения потребления сырья), улучшение качества жизни самых широких слоев населения. Таким образом, во Франции подход к экологической проблеме имеет определенные "рамки". Это природные ресурсы, хозяйственная деятельность и качественное состояние окружающей среды.[62]

В странах в качестве основных мер контроля загрязнений предусмотрено введение налогов и штрафов, налагаемых на природопользователей и загрязнителей окружающей среды. Так, в Германии недавно законодательно введена система налогообложения всех загрязняющих производств, в Нидерландах такая система функционирует уже на протяжении более четырех лет, во Франции - начиная с 1960-х годов.

В декабре 1970 г. в соответствии с Реорганизационным планом президента США было учреждено специальное правительственное ведомство — Агентство по охране окружающей среды (ЕРА), руководитель которого подчиняется непосредственно президенту страны. Новое агентство объединило все основные действовавшие до них и новые федеральные программы по борьбе с загрязнением воздуха и вод, по борьбе с радиацией и обработке твердых отходов, по борьбе с шумом и контролю токсичных веществ и т. Д. В специальной литературе деятельность ЕРА иногда называется "регулирующей", так как основное влияние на качество окружающей среды ЕРА осуществляет через подготовку стандартов качества объектов среды, нормативов выбросов загрязнений и контроль за их соблюдением, т. е. это учреждение является координатором государственного "регулирующего механизма" охраны окружающей среды по отношению ко всем отраслям промышленности через разработку стандартов качества окружающей среды.

Комплексный характер природоохранных проблем налагает определенные обязанности и на другие правительственные ведомства и учреждения. Так, кроме ЕРА, в США такие функции выполняют следующие ведомства правительства: Административно-бюджетное управление (вопросы финансирования национальных и отраслевых экологических программ). Министерство внутренних дел (консервативная охрана природы) , Национальное управление по освоению океана и атмосферы (включая метеослужбу и геодезические исследования). Министерство транспорта (охрана прибрежных морских вод). Министерство сельского хозяйства (регулирование использования пестицидов, предупреждение деградации земель) и другие ведомства. Высшим координационным органом программ охраны окружающей среды и природы в США является Президентский совет по качеству окружающей среды (далее Совет), который подготавливает ежегодные отчеты-доклады президенту страны по соответствующим вопросам социальной экологии. После их рассмотрения президентом эти доклады направляются в американский Конгресс для разработки законодательных предложений. В Совет поступают от всех федеральных ведомств предварительные заключения о возможном воздействии мероприятий на качество окружающей среды для их обобщения. Совет координирует планы федеральных ведомств, оказывающих влияние на состояние природных объектов, контролирует деятельность всех существующих в стране систем наблюдения и контроля за состоянием окружающей среды; подготавливает рекомендации президенту по различным аспектам улучшения качества среды и т. д. В составе Совета около 60 высококвалифицированных специалистов — химиков, физиков, юристов, экономистов. За 10 лет существования Совета в США он превратился в важнейший орган экологического контроля. В последние годы значение Совета резко упало. Но вместе с тем в американском Конгрессе действует более 20 комитетов, анализирующих и подготавливающих предложения по экологическому регулированию.[63]

В других странах (например, Франции) структура экологического регулирования строится по двухзвенной системе — министерства и межведомственные управления охраны окружающей среды. В правовых актах управления местных органов Франции состояние таких объектов, как воды, воздух и др., регулируется и нормами об охране природы, и об охране окружающей среды.

В некоторых странах практикуется комплексный подход к охране и контролю загрязнения объектов окружающей среды с позиций их использования. Например, в Великобритании, учитывая, что административно-территориальное деление страны не совпадает с бассейнами основных рек, был принят закон, предусматривающий, что местные органы должны координировать свою деятельность с бассейновыми инспекциями, путем консультаций и сотрудничества подготавливать совместные планы использования и управления качеством вод в бассейнах рек. Законом закрепляются за местными органами такие важные полномочия, как экологическая оценка водных ресурсов, контроль расхода воды и сброса сточных вод, осуществление программ мониторинга качества водных ресурсов. В стране создана национальная информационная система данных, базирующаяся на 7 водных регионах, и 40 станций сбора гидрометрических данных. Эта система позволяет местным органам вести учет количественных и качественных показателей состояния водных ресурсов в каждом органе управления. [64]

В Японии соответствующие механизмы управления ориентированы на разработку в первую очередь стандартов здоровья, дополненных ограничениями эмиссий для отдельных отраслей промышленности и видов производства. Для Японии характерны региональные (наряду с общенациональными) планы социально-экономического развития, учитывающие современные экологические императивы. Эти планы и экологические стандарты разрабатываются в процессе так называемых публичных переговоров между промышленными фирмами и местными органами. Всевозможные "согласования" — тоже отличительная черта социальной жизни Японии: важно не доводить какую-либо проблему до социального конфликта. Характерно, например, что в этой стране наименее активна судебная система, здесь меньше всего адвокатов и защитников по сравнению с США или Великобританией. Но экологические "переговоры" — несколько иное по своему содержанию социальное явление, чем обычный хозяйственно-производственный конфликт. Например, при респираторных заболеваниях и вызванной этим потерей трудоспособности потерпевший вправе обратиться за возмещением ущерба к любому предприятию - загрязнителю воздуха на данной территории (при условии, что потерпевший живет в данной местности достаточно продолжительное время). Поэтому в финансировании природоохранных мероприятий в Японии большая роль принадлежит частным фирмам, доля которых в общегосударственных экологических мероприятиях составляет около половины, а иногда и больше.[65]

Государственное регулирование охраны природы в Австрии определяются формой государственного устройства (федеративное государство, состоящее из 9 независимых земель), и поэтому природоохранные нормы содержатся как в федеральном, так и земельном законодательстве. На практике система экологического управления формируется на основе принципа элиминации источника загрязнения: так, предотвращение ущерба для здоровья людей от промышленных сточных вод регулируется законами о развитии торговли и промышленности (а не законодательством о водопользовании, как в других странах). Конституционный суд Австрии в своих решениях по экологическим спорам определил сферу и объем компетенции в земельном и федеральном природоохранном законодательстве: правительство осуществляет экологическое регулирование в таких областях, как использование вод, лесов, государственных дорог, развитие ядерной энергетики, вопросу здравоохранения; компетенция органов земельного управления охватывает: экологически правомерное использование движимой и недвижимой собственности; городское и сельское планирование; устройство территорий; строительство, консервативную охрану природы; пожарное дело и др. Из общего объема актов экологического регулирования 80% относится к федеральной юрисдикции и 20% — к земельной.[66]

В Кодексе Белоруссии отсутствует статья, аналогичная ст. 259 УК РФ. Поэтому охрана "краснокнижных" растений регламентируется ст. 280, в которой предусмотрена ответственность за нарушения правил, установленных для борьбы с сорной растительностью, болезнями и вредителями растений, повлекшие по неосторожности гибель растительности или животных с причинением ущерба в крупном размере. В ч. 2 этой статьи говорится об особо крупном размере ущерба, а также о гибели растительности или животных, заведомо для виновного занесенных в Красную книгу Белоруссии.[67]

Вопрос об охране растений в разных странах решается неодинаково. Например, как преступления и проступки против общественного здоровья (разд. 8) рассматриваются в Уголовном кодексе Швейцарии такие деяния, как распространение опасных для сельского или лесного хозяйства вредителей (ч. 1 ст. 233). Наказывается это преступление тюремным заключением. Такое же наказание предусмотрено за данное деяние, совершенное по неосторожности (ч. 3 ст. 233). Однако, если лицо "из низменных побуждений причинило большой вред", ему может быть определена каторжная тюрьма на срок до 5 лет (ч. 2 ст. 233). Таким образом, квалифицированный вид рассматриваемого деяния (ч. 2 ст. 233) отнесен законодателем Швейцарии к числу преступлений, а предусмотренные ч. 1 и 3 - к проступкам.

Таким образом, в уголовном законодательстве зарубежных стран содержатся нормы об охране растительного мира. Однако они существенно отличаются от ч. 2 ст. 249 УК РФ. Так, в ст. 332 УК Испании ответственность предусмотрена за причинение вреда "любым видам или подвидам растений, угрожаемым или размножающимся" либо за разрушение или тяжкое повреждение зоны их распространения. О растениях, как объекте уголовно-правовой охраны, говорится в ряде норм Уголовного кодекса ФРГ: загрязнение воздуха, причиняющее вред растениям наряду с другими объектами охраны (ст. 325); неразрешенное обращение с опасными отходами, угрожающее количественному составу растений (ст. 326); угроза нуждающейся в защите территории, на которой повреждаются или уничтожаются особо охраняемые виды растений (ст. 329); тяжелая угроза окружающей среде, т.е. совершение действий, длительное время вредящих уровню растений, находящихся под угрозой вымирания (ст. 330).[68]

Статьи, аналогичные ст. 260 УК РФ, содержатся в уголовных кодексах Кыргызстана (ст. 279), Таджикистана (ст. 234), Казахстана (ст. 291), Белоруссии (ст. 277). Однако понятия "значительный, крупный и особо крупный размер ущерба" определяются по-разному. В Белоруссии крупный размер ущерба составляет сумма, в 80 и более раз и особо крупный - в 250 и более раз превышающая минимальную заработную плату; в Казахстане - значительный ущерб в 100 раз, а крупный - в 300 раз превышающий месячный расчетный показатель, и т.д.

В некоторых странах уголовно-правовая охрана леса регламентируется статьями кодексов, предусматривающими ответственность за посягательства и на иные объекты (компоненты) окружающей природной среды. Так, в Узбекистане ответственность за незаконную порубку предусмотрена в ст. 198 УК, озаглавленной "Повреждение, уничтожение посевов, леса или других насаждений". В Германии в разд. 29 УК "Преступные деяния против окружающей среды" лес как объект уголовно-правовой охраны не упоминается, однако в ряде параграфов говорится о растениях, причинение вреда которым влечет за собой при определенных условиях уголовную ответственность, например, - 325, 326, 329, 330. В Испании установлена ответственность тех, "кто сорвет, срубит, сожжет, вырвет, соберет" любой вид или подвид растений (ст. 332 УК).[69]

Более детально регламентирована ответственность за уничтожение или повреждение лесов (ст. 261 УК) в Уголовном кодексе Белоруссии. В нем предусмотрена ответственность за загрязнение леса (основной состав) и за загрязнение, повлекшее причинение крупного ущерба. Причем в последнем случае оговаривается возможность как умышленных, так и неосторожных действий (ст. 275). В ст. 276 предусмотрена ответственность за уничтожение или повреждение леса по неосторожности, повлекшее причинение ущерба в особо крупном размере.

В законодательстве подавляющего большинства стран уголовно-правовая охрана лесов и иной растительности от уничтожения или существенного повреждения осуществляется в рамках либо общих экологических преступлений, и лес выступает в них как один из объектов (компонентов) охраны, либо общеопасных преступлений. Например, в разд. 28 "Общеопасные преступные деяния" в ст. 306 "Поджог" УК ФРГ говорится: "(1) Кто поджигает или полностью либо частично разрушит огнем чужие: (5) леса, степи или болота". Более суровое наказание предусмотрено в случаях препятствования тушению пожара. В Уголовном кодексе Испании предусмотрена ответственность не только за поджог леса или лесного массива (ст. 352), но и за один факт разжигания огня в лесу или лесном массиве (ст. 354). Эти статьи помещены законодателем в разд. ХVII "О преступлениях против коллективной безопасности", гл. II "О поджогах", отдел 2 "О лесных поджогах".[70]

Таким образом, в уголовном законодательстве зарубежных стран широко отражена и закреплена ответственность за экологические преступления.


Глава 2. Характеристика состава преступления, предусмотренного ст. 260 УК РФ

2.1 Объект преступления, предусмотренного ст. 260 УК РФ

Юридическая ответственность за экологические правонарушения и преступления - есть лишь одна из форм обеспечения экологической безопасности населения, охраны природной среды и рационального использования ее ресурсов. Она осуществляется наряду с экономическими, политическими, нравственно-воспитательными, образовательными мерами, мерами по возмещению причиненного природе или здоровью человека вреда и иными

В комплексном виде законодательное закрепление ответственности по экологическому праву произведено в статье 81 Закона РСФСР от 19 декабря 1991 г. "Об охране окружающей природной среды"

Она предусматривает, что за экологические правонарушения должностные лица и граждане несут дисциплинарную, материальную, административную, гражданско-правовую либо уголовную ответственность, а предприятия, учреждения, организации - административную и гражданско-правовую в соответствии с названным законом и иными законодательными актами Российской Федерации и ее субъектов.[71]

Введение специальной главы об ответственности за экологические преступления является одной из новелл нового УК РФ. В прежнем УК было более десятка норм об охране природы, но содержались они в различных главах, в основном среди норм о хозяйственных преступлениях. Ныне в рассматриваемой главе семнадцать статей. Предусмотрена ответственность за экоцид (ст. 358 УК), уничтожение или повреждение природных комплексов или объектов, взятых под охрану государства (ст.243 УК), сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни или здоровья людей либо окружающей среды (ст.237 УК). Эти составы преступлений размещены в других главах УК, но они устанавливают ответственность за деяния также сопряженные с причинением вреда природной среде. Таким образом, появилось, наконец, четкое определение в законе круга экологических преступлений, позволяющее выстроить их в систему, и узаконено само название этих посягательств, прежде вызывавшее споры. Суть, однако, не в этом. Главное - изменился подход к общественной и правовой гонке экологических правонарушений и преступлений.

Прежнее уголовное экологическое законодательство в основном было ориентировано на то, чтобы пресечь расхищение природных ресурсов. Оно рассматривало природную среду как своеобразную "кладовку" природных богатств, отражало безнадежно устаревшую концепцию приоритета экономических интересов перед экологическими и интересами охраны прав человека на жизнь в благоприятных природных условиях. Игнорировало оно и особую важность защиты здоровья человека, экологического благополучия населения при решении хозяйственных, военных, научных и иных проблем.

В новом УК содержание главы "Экологические преступления", как и других, приводится в соответствие с иерархией социальных ценностей, принятых в правовом демократическом государстве (личность, общество, государство), общепринятыми международными нормами и требованиями борьбы с современными формами и видами экологической преступности. УК ориентирован на признание окружающей природной среды биологической основой жизни, здоровья, деятельности человека. С этих позиций экологические преступления есть по сути преступления против человека и всего живого на земле путем воздействия на среду обитания. Существенно меняются и представления об общественной опасности данных преступлений, тогда как до сих пор они относились к разряду малозначительных, второстепенных, сил и средств на борьбу с ними выделялось мало, в государственных программах борьбы с преступностью они не значились.[72]

Отношения по поводу использования и охраны лесов регулируются Федеральным законом "Об охране окружающей среды" от 10 января 2002 г., Лесным кодексом Российской Федерации от 29 января 1997 г., правовыми актами Правительства РФ, субъектов РФ и органов местного самоуправления, принятыми в пределах их компетенции, а также земельным законодательством. Отношения в области использования, охраны, воспроизводства древесно-кустарниковой растительности, не входящей в лесной фонд и в леса, не включенные в лесной фонд, регулируются помимо названных актов также гражданским и водным законодательством (ст. 5 Лесного кодекса РФ).[73]

Под лесом понимается совокупность плотнорастущих деревьев и древесно-кустарниковой растительности на определенной земельной площади. Лесной фонд состоит из лесов и предоставленных для ведения лесного хозяйства земель лесного фонда, не покрытых растительностью. Исходя из природоохранного, экологического, экономического и социального значения лесного фонда, его местоположения, производится деление лесного фонда на первую, вторую и третью группы. Леса первой группы, в свою очередь, делятся на категории защитности, а леса третьей группы - на освоенные и резервные. К первой группе относятся леса, выполняющие защитные функции, и леса особо охраняемых территорий. В лесах этой группы, как правило, допускается лишь санитарная рубка деревьев и кустарников и рубки ухода. В частности, к лесам первой группы и особо защитным участкам лесов всех групп относятся: водоохранные защитные полосы по берегам водных объектов; защитные противоэрозийные леса, защитные полосы вдоль железных и автомобильных дорог, леса в пустынных, полупустынных, степных, лесостепных и малолесных горных районах, лесопарки, зеленые зоны вокруг городов и населенных пунктов; леса первого и второго поясов зон санитарной охраны источников водоснабжения, курортные леса; леса особо охраняемых природных территорий - особо ценные лесные массивы в лесах любой категории, памятники природы, леса, имеющие научное или историческое значение, орехопромысловые зоны, лесоплодовые насаждения и притундровые леса; леса природно-заповедного фонда - заповедников, заповедных лесных участков, заказников, национальных природных парков. Особо защитные участки леса с ограниченным режимом лесопользования выделяются государственным органом управления лесным хозяйством Федерации на основании материалов лесоустройства или специальных обследований, согласованных с государственными органами охраны окружающей природной среды, и утверждаются органами исполнительной власти субъектов Федерации. На этих участках может быть полностью или частично запрещено применение сплошно-лесосечных рубок, а в необходимых случаях и применение других рубок. Решение о запрещении рубок принимается соответствующими органами государственной власти субъектов Федерации по предложению государственных органов управления лесным хозяйством. Леса второй группы помимо защитных функций имеют ограниченное эксплуатационное значение. К третьей группе отнесены леса многолесных районов страны, имеющие в основном эксплуатационное значение. Кроме перечисленных групп лесов имеются насаждения, не входящие в лесной фонд: лесные насаждения и другая древесная и кустарниковая растительность на землях обороны и городских поселений (городские леса). Использование указанных насаждений, уход за ними, их охрана регулируются ст. 10-12 и гл.10 Лесного кодекса РФ. В лесной фонд и в леса, не входящие в лесной фонд, не включается древесно-кустарниковая растительность, расположенная на землях сельскохозяйственного назначения, в том числе для садоводства и личного подсобного хозяйства; землях транспорта (полосы отвода); землях населенных пунктов, в том числе предоставленных для дачного, жилищного и иного строительства (за исключением городских лесов); землях водного фонда (полосах отвода каналов); землях иных категорий (ст. 11 Лесного кодекса РФ).[74]

Статья 260 УК устанавливает ответственность не за все виды нарушений правил лесопользования, а только за незаконную порубку, либо повреждение до степени роста деревьев, кустарников и лиан в лесах первой группы, либо в особо защитных участках лесов всех групп, либо тех, которые не входят в лесной фонд или запрещены к порубке вообще. Аналогичный вывод вытекает и из содержания п.11 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения" от 5 ноября 1998 г. При этом имеются в виду деревья, кустарники, лианы, находящиеся в естественном природном состоянии, включая и те, которые высажены человеком для пополнения лесного и нелесного растительных фондов или для выполнения защитных функций.

Данный признак предмета позволяет отграничить порубку от смежных преступлений, в частности от хищения. Принципиальные суждения по этому вопросу высказаны президиумом Краснодарского краевого суда по делу Я. и П., ошибочно осужденных за хищение леса в крупном размере. "УК РФ не предусматривает ответственности за хищение леса на корню. Хищением может быть признано завладение теми деревьями, которые срублены,...т.е. приготовлены к сбыту или вывозу другими лицами".[75]

Таким образом, объектом данного преступления являются общественные отношения, складывающиеся в сфере охраны общественного порядка и общественной безопасности.

2.2 Объективная сторона

С объективной стороны рассматриваемое преступление выражаются в нарушении путем действия общеобязательных правил природопользования и охраны окружающей природной среды. Диспозиции норм, описывающих такие преступления, являются бланкетными. Поэтому для установления конкретных признаков состава преступления необходимо обратиться к соответствующим законам и иным нормативным актам по охране природы и использованию ее ресурсов, принимаемым на уровне РФ, ее субъектов, органов местного самоуправления, министерств и ведомств.[76]

Состав преступления является формальным.

Анализируя объективную сторону составов экологических преступлений, следует иметь в виду следующее.

Сущность экологического преступления проявляется в признаках того же порядка, что и сущность экологически значимого поведения вообще, так как преступление - часть его. Но это касается лишь их общего, стержневого признака - экологичности. Социальная же значимость и юридическая оценка поведения различны. Экологически значимое поведение - более широкое понятие, чем экологическое преступление. Его можно определить как совокупность социально обусловленных, волевых действий (бездействия) отдельных людей и их коллективов, которые, воздействуя на окружающую среду, вызывают в ней изменения, затрагивающие общественные интересы по сохранению качественно благоприятной для человека среды обитания.

Рассмотрение экологически значимого поведения вне социальных связей не позволяет различить экологическое правонарушение (преступление) и непреступное воздействие на природную среду. Так, разрешенные лов рыбы, охота, рубка леса, разработка недр и даже загрязнение водоемов и воздуха, рассматриваемые в общем плане, вне их социальной сущности, не отличаются по внешним признакам от преступлений того же порядка.

Следовательно, необходимо учитывать, что экологически значимое поведение может быть как социально полезным, так и социально вредным, как законным, так и противоправным, в том числе преступным, и может оцениваться лишь с социальных позиций. Преступное поведение всегда асоциально, общественно опасно и противоправно. Оно, образно говоря, - экологически значимое поведение со знаком "минус". Экологичность преступного поведения выражается в таком незаконном природопользовании или ином негативном воздействии на окружающую среду (отравление, загрязнение, повреждение природных ресурсов), которое, исходя из существующих отношений в обществе, признается опасным. С позиций же природы всякое (законное, незаконное) воздействие на нее, причиняющее вред, ущербно.[77]

Но особенность объективной стороны экологических преступлений выражается в том, что все они совершаются путем нарушения специальных правил, а диспозиции статей, описывающих такие преступления, являются бланкетными. Закон указывает лишь на нарушение установленных правовых актов не уголовно-правового характера, описывает форму преступления и его признаки. Содержание же их, т.е. вид и характер нарушения этих правил, не раскрывается. Это обстоятельство очень важно иметь в виду при квалификации, так как законодательная конструкция ряда составов (например, незаконной охоты, незаконной добычи водных животных и растений, загрязнения водоемов, атмосферного воздуха) остается неизменной на протяжении длительного времени, тогда как содержание их периодически меняется вследствие обновления подзаконных нормативных актов.

Статья 260 УК перечисляет виды лесов, в которых осуществляется преступная незаконная порубка деревьев и кустарников, размер ущерба как условие уголовной ответственности. По такому же принципу сконструирована объективная сторона и некоторых других составов преступлений. [78]

Ущерб, причиняемый объекту преступления, всегда реален, т.е. существует в объективной действительности, но не материален. Поскольку общественные отношения не обладают предметной материальностью, непосредственное определение характера причиняемого им ущерба исключается. О характере и размере ущерба, причиненного объекту, судят по характеру деяния и тем изменениям, которые оно производит во внешнем мире. Можно говорить о последствиях в широком смысле слова (ущерб объекту, независимо от того, предусмотрен он в законе или нет) и о последствиях в узком смысле слова - материальном, физическом, политическом, моральном и ином вреде, который причиняется участникам общественных отношений (гражданам, общественным организациям, государству, юридическим лицам) и который учитывается законодателем при конструировании материальных составов преступлений. Только в таком смысле можно признать правильным утверждение, что необходимо различать ущерб объекту преступления и вред "участникам общественных отношений и тем специальным (материальным и идеологическим) ценностям, по поводу которых устанавливаются эти отношения".[79]

Последствия экологических преступлений, указанные в законе, можно назвать основным или первичным, а все иные последствия - дополнительными или вторичными. Основным последствием будет, например, ущерб, указанный в денежной форме в статье об ответственности за незаконную порубку леса (ст. 260 УК). Все же остальные последствия сведения древесно-кустарниковой растительности, как например, ухудшение состояние воздуха и почв, изменение климатических условий, потери урожайности сельхозкультур, потери животного мира, насекомых и других обитателей лесов и т.п., будут дополнительными, вторичными.

Причинение конкретного вреда конкретным элементам природы - это видимая часть рассматриваемых преступлений, вторичные же и последующие изменения в системе окружающей среды не всегда поддаются учету, измерению и количественной оценке. Ряд последствий преступной человеческой деятельности, очевидно, способны будут оценить лишь последующие поколения, как нынешнее отмечает последствия деятельности предыдущих.[80]

Преступными последствиями не исчерпывается весь социальный вред, причиняемый экологическими преступлениями. Поэтому в литературе обоснованно предлагается различать еще экономические последствия - все расходы, которые повлекло за собой совершенное преступление. В частности, определение вторичных последствий служит основанием для предъявления требования о возмещении вреда в порядке гражданского судопроизводства.

Экономический вред причиняется материальным интересам природопользователя. Такой вред может быть причинен, в частности, рыбному, лесному, сельскому хозяйству.

Как хищение квалифицируется порубка с целью завладения искусственно выращенными фруктовыми и декоративными деревьями и кустарниками в лесопитомниках, фруктовых питомниках и тому подобных местах, поскольку здесь деревья и кустарники являются продукцией товарного производства предприятий, производятся для продажи и выполняют экономические, а не экологические функции.

При незаконной порубке леса предмет еще не приобрел товарно-денежной формы и не является имуществом.

Не являются предметом экологического преступления деревья и кустарники, произрастающие на землях сельскохозяйственного назначения, за исключением лесозащитных насаждений, на приусадебных, дачных и садовых участках, ветровальные, буреломные деревья и т.п., если иное не предусмотрено специальными правовыми актами (п. 11 ч. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г.).[81]

Порубкой признается любой способ отделения дерева, кустарника или лианы от корня (срубание, спиливание, корчевание и т.п.). Незаконной признается порубка без разрешения либо хотя бы и при наличии разрешения, но произведенная не на отведенном участке или за его границами; не в том количестве; не тех пород деревьев, кустарников и лиан, какие указаны в разрешении; по разрешению, выданному с нарушением действующих правил рубок; рубка до или после установленных в лесорубочном билете, ордере, лесном билете сроков рубки; деревьев, кустарников и лиан, запрещенных к рубке Правилами отпуска древесины на корню в лесах Российской Федерации (утверждены постановлением Правительства РФ от 1 июня 1998 г. N 551); а также после вынесения решения о приостановлении, об ограничении или о прекращении деятельности лесопользователя или права пользования участком лесного фонда (п.11 указанного постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г.).

Право на порубку дают лесорубочный билет (ордер), лесной билет. К разрешительным документам также относится лицензия (ст. 34, 81 Лесного кодекса РФ), удостоверяющая право ее владельца на долгосрочное пользование участком лесного фонда (аренду).[82]

Основанием для выдачи лесорубочного билета и (или) лесного билета являются договор аренды участка лесного фонда, договор безвозмездного пользования им, договор концессии, протокол о результатах лесного аукциона или решение органа государственной власти субъекта Федерации. Лесорубочный билет (ордер) и лесной билет удостоверяют право их владельцев на краткосрочное (до 1 года) пользование участками лесного фонда и (или) лесными ресурсами, причем только установленным в них видом пользования. При долгосрочном пользовании (аренде) лесорубочный билет (ордер) и лесной билет выдаются владельцу лицензии ежегодно на осуществление разрешенного вида пользования в конкретных объемах и месте работы. Лесорубочный билет является документом, дающим право владельцу на проведение заготовки и вывозки древесины, живицы и второстепенных лесных ресурсов. В разрешении указывается место нахождения участка лесного фонда, количественная и качественная характеристики отпускаемой древесины, живицы и второстепенных лесных материалов, их стоимость, сроки производства работ, объем и др. Лесорубочный билет выдается лесхозом федерального органа управления лесным хозяйством. Ордер на отпуск древесины дает право его владельцу на проведение в мелком размере на корню заготовки и вывозки древесины и производной продукции. Ордер выдается лесничеством на основании выданного лесопользователю лесорубочного билета. Лесничеством на основании ордера без выдачи лесорубочного билета может производиться отпуск древесины на корню мелкими партиями, в порядке очистки леса от валежника, пней, сухостоя и бурелома. Формы лесорубочного билета, ордера и лесного билета, порядок их хранения, заполнения и выдачи лесопользователю устанавливаются федеральным органом управления лесным хозяйством. Иные документы либо устные разрешения должностных лиц органов лесного хозяйства или местного самоуправления не могут служить основанием приобретения права на порубку. Аналогичное положение закреплено и в Инструкции (п.11) о порядке и сроках внесения платы за древесину, отпускаемую на корню, утвержденной Госналогслужбой России 19 апреля 1994 г. N 25, согласно которой заготовка древесины по таким разрешениям считается самовольной и лесопользователи должны возместить причиненный лесному хозяйству ущерб.[83]

Оконченным преступление признается с момента полного отделения дерева, кустарника или лианы от корня либо с момента повреждения их до степени прекращения роста (гибели), если эти деяния совершены в значительном размере (ч. 1 ст. 260 УК).

В ст. 260 УК речь идет о размере порубки либо повреждения растительности, а не о размере вреда, причиненного преступлением природной среде, животному миру и лесному хозяйству, так как учитывается лишь первичный, прямой, действительный ущерб.

Значительным размером признается исчисленный в установленном порядке ущерб, в двадцать раз превышающий минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством РФ на момент совершения преступления, крупным размером - в двести раз, особо крупным - в пятьсот раз. При расчете ущерба следует руководствоваться таксами, утвержденными Правительством Российской Федерации, которые действуют на момент совершения преступления.

Разъяснение Пленума Верховного Суда РФ, изложенное в п.15 постановления от 5 ноября 1998 г., что при расчете ущерба, причиненного незаконной порубкой леса, следует руководствоваться как централизованно утвержденными методиками подсчета и установленными таксами, так и региональными нормами, конкретизирующими положения федерального законодательства, не соответствует новой редакции ст. 260 УК РФ. Постановлением Правительства РФ от 21 мая 2001 г. N 388 утверждены "Таксы для исчисления размера взысканий за ущерб, причиненный лесному фонду и не входящим в лесной фонд лесам нарушением лесного законодательства Российской Федерации".[84]

2.3 Субъективная сторона

С субъективной стороны рассматриваемое преступление совершается с прямым умыслом. Виновный сознает, что совершает незаконную порубку или повреждает деревья, кустарники либо лианы, и желает это сделать.

Мотивы преступления для квалификации значения не имеют. Чаще всего это корысть или хулиганские побуждения.[85]

2.4 Субъект преступления

Субъект преступления - как лицо, использующее свое служебное положение (ч. 2 ст. 260), так и любое другое лицо. Ответственность наступает с 16 лет.

В квалифицированном составе преступления (ч. 2 и 3 ст. 260 УК) под лицами, использующими свое служебное положение, понимаются как должностные лица государственных предприятий, учреждений, организаций (лесхозов, органов управления лесным хозяйством, органов охраны лесов и т.п.), так и руководители хозяйствующих субъектов иных форм собственности либо их структурных подразделений, осуществляющих пользование лесным фондом либо производящих какие-либо работы.

Должностные лица или лица, выполняющие управленческие функции в коммерческих и негосударственных организациях, по распоряжению которых производится незаконная порубка сверх количества, указанного в билете (ордере), при лесозаготовках, а также при прокладке трасс для трубопроводов, линий электропередач, геологоразведочных, строительных и иных работах, при наличии признаков состава преступления несут ответственность только по ч. 2 ст. 260 УК. Квалификации по ч. 2 ст. 260 и ст. 201 и 285 УК по совокупности не требуется.

Неоднократность имеет место, если лицо совершило преступление два и более раза. При этом умысел на совершение нового преступления возникает каждый раз самостоятельно. Не неоднократное, а единое продолжаемое преступление будет, если лицо реализовало свое намерение в несколько приемов (например, в течение нескольких дней рубило деревья для постройки). Здесь все содеянное охватывается единым умыслом и направлено к единой цели.[86]

В соответствии со ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления, а совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Субъектом преступления, предусмотренного ч.1 ст.260 УК РФ, является любое, достигшее 16 –летнего возраста лицо, в том числе и должностное, не использовавшее при незаконной порубке своего служебного положения.

Пункт «в» части 2 ст.260 УК РФ предусматривает ответственность за незаконную порубку лицом с использованием своего служебного положения, то есть совершение преступления специальным субъектом.

Использование лицом, осуществляющим незаконную порубку, своего служебного положения предполагает, что оно воспользовалось при совершении преступления теми правами, которыми было наделено в силу занимаемой должности или выполняемой работы. Такими лицами могут быть должностные лица и иные работники лесхозов, управления лесным хозяйством, органов охраны лесов и других организаций, чья деятельность связана с охраной, воспроизводством, контролем, учетом лесных фондов и заготовкой древесины.

Кроме того, пункт 10 «Постановления Пленума Верховного Суда РФ» от 05.11.1998г. № 14, обязывает обратить внимание судов на то, что в случаях, когда виновным в совершении экологического преступления признается должностное лицо государственного предприятия, оно должно нести ответственность по соответствующей статье за совершение экологического преступления, а при наличии в действиях признаков злоупотребления должностными полномочиями, также ответственность по ст.285 и ст.201 УК РФ.

При этом необходимо учитывать, что ст.256, 258 и 260 УК РФ специально предусматривается ответственность за преступления, совершенные с использованием служебного положения. Исходя из этого содеянное следует квалифицировать только по указанным нормам об экологических преступлениях без совокупности со статьями, предусматривающими ответственность за должностные преступления, либо за злоупотребление полномочиями лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческой и иной организации.[87]

Таким образом, в связи с изложенным, усиливается в целом наказуемость экологических преступлений с одновременной дифференциацией уголовной ответственности в зависимости от характера и опасности содеянного, его последствий, личности виновного, наличия смягчающих и отягчающих обстоятельств. Конструкция уголовно-правовых норм, как правило, учитывает характер и тяжесть вреда, причиненного экологическим преступлением здоровью или жизни человека.

Глава 3. Совершенствование борьбы с порубками деревьев и кустарников. Практика назначения наказания

3.1 Природоохранная деятельность органов внутренних дел

В соответствии с экологическим законодательством и во исполнение приказа МВД РФ от 12 июля 1993 г. "О мерах по улучшению природоохранной деятельности в МВД РФ" органы внутренних дел призваны обеспечивать взаимодействие с территориальными органами Минприроды, Минздрава России и др. В области охраны окружающей природной среды они в объеме своей компетенции осуществляют: предупреждение и пресечение экологических преступлений; совместно с Министерством здравоохранения РФ надзирают за соблюдением санитарных правил содержания улиц, дворов и других территорий населенных пунктов, а также загородных мест отдыха трудящихся и пляжей; оказывают соответствующим органам содействие в осуществлении мер по охране и защите от загрязнения природных богатств, борьбе с браконьерством и нарушениями правил охоты и рыболовства; контролируют и направляют работу пожарных подразделений других министерств и ведомств, определяют порядок совместной работы пожарных организаций страны; производят регистрацию, учет, а также надзор за техническим состоянием автотранспортных средств, принадлежащих предприятиям, учреждениям и гражданам; осуществляют подразделениями ведомственной милиции охрану объектов природы или природных комплексов; обеспечивают проведение мероприятий по рациональному использованию природных ресурсов (земель, лесов, вод и других объектов природы).[88]

В соответствии с приказом МВД РФ от 12 июля 1993 г. "О мерах по улучшению природоохранной деятельности в МВД России" в МВД, ГУВД, УВД, ГУИН и ряде других специальных подразделениях создаются постоянно действующие комиссии по экологическим проблемам из представителей заинтересованных служб для организованного контроля и координации природоохранной деятельности в регионах.

Наиболее распространенными формами содействия со стороны внутренних дел природоохранным органам (рыбоохране, воднадзору, охотнадзору и др.) являются: совместная разработка комплексных планов, участие в задержании правонарушителей, установлении его личности; проверка орудий и способов охоты и рыболовства; осмотр добытых животных и рыб: организация и проведение патрулирования, рейдов и засад; изъятие у браконьеров орудий незаконной охоты и рыболовства; получение от должностных лиц и граждан объяснения по поводу нарушений ими природоохранительного законодательства; составление протоколов и т.п.

Важным направлением деятельности органов внутренних дел в области охраны природы является профилактика экологических правонарушений. Если исходить из того, что достижение наивысшей эффективности эколого-правовой деятельности органов внутренних дел проявляется в определенном снижении экологических правонарушений, то их важнейшей задачей становится выявление причин и условий, способствующих совершению экологических правонарушений, и разработка мер по их предупреждению.

При этом органы внутренних дел обязаны выявлять и устранять лишь те причины и условия, способствующие совершению правонарушений природоохранительного законодательства, которые должны и могут быть им известны с учетом их компетенции.[89]

К числу основных причин преступного нарушения природоохранительного законодательства часто относят корыстные мотивы, например, у тех работников леспромхоза, которые производят порубку леса, грубо нарушая установленные правила, или у работников промысловых организаций, производящих лов рыбы с грубым нарушением действующего законодательства. Корысть может проявляться в стремлении к незаконному обогащению, т.е. получению незаконных дополнительных выплат (премий и т.д.), или с выгодой реализовать незаконно добытую рыбу, вывезенный лес и др. Поэтому своевременное пресечение органами внутренних дел такого рода противоправной деятельности является одним из условий предупреждения природоохранительных нарушений.[90]

В соответствии с действующим законодательством органы внутренних дел правомочны постоянно вести работы имеющимися силами и средствами по выявлению и устранению перечисленных и иных условий, способствующих природоохранительным правонарушениям. Теория и практика выработали различные формы и методы профилактики правонарушений в области охраны природных ресурсов.

Действенной формой профилактики нарушений природоохранительного законодательства является внесение органами внутренних дел представлений в соответствующие органы по фактам правонарушений. При этом в направляемом представлении необходимо конкретно и доходчиво указывать причины и условия, способствующие нарушению природоохранительного законодательства, и предложения по их устранению. Нецелесообразно вносить представления, носящие общий характер, так как эта форма желаемого результата не дает. Нередки в практике случаи, когда по внесенным представлениям меры не принимаются и органы внутренних дел не информируются о проделанной работе. В таких случаях необходима устная или письменная информация, после чего следует обязательно ставить в известность вышестоящие органы.

Хорошо и качественно организованная воспитательная работа, в первую очередь правового характера, имеет важное значение в профилактической работе органов внутренних дел.

В предупреждении органами внутренних дел нарушений природоохранительного законодательства особая роль отводится ведомственной милиции по охране различных природных объектов (источников водоснабжения, рыбных запасов и других мест), создаваемой на базе договора с организациями-природопользователями и заинтересованными ведомствами.

Договорные отношения об охране объектов природы характеризуются рядом особенностей. Стороны не только приобретают соответствующие права, но и устанавливают, реализуют определенные права и обязанности, вытекающие из предоставленной им компетенции, зависящей от особенности охранной деятельности природного объекта. При этом в своей деятельности они исходят из государственных интересов по обеспечению сохранности объектов природы. Социальное, экономическое значение каждого природного объекта определяет способы охранной деятельности, т.е. ведомственная милиция играет очень важную роль в охране природных ресурсов и в профилактике правонарушений еще и потому, что она специально для этих целей создается.[91]

Охрана природных ресурсов стала одной из ряда задач, которые органы внутренних дел решают совместно с другими государственными и общественными формированиями. Для того чтобы эта работа была наиболее целенаправленной и перспективной, в настоящее время назрела необходимость в:

1) создании специального аппарата, который бы координировал деятельность органов внутренних дел по борьбе с браконьерством и другими видами нарушений природоохранительного законодательства;

2) формировании, особенно в областях, краях и республиках с наиболее обильной и редкостной фауной и флорой, специализированных групп и подразделений (экологической милиции); в компетенцию которых входили бы непосредственная организация и проведение комплекса мероприятий, связанных с охраной природных ресурсов;

3) выделении конкретных сотрудников, организующих и проводящих работу по охране природы;

4) упорядочении нормативных актов органов МВД РФ, регламентирующих обеспечение надзора охраны природных объектов и рационального природопользования.[92]

Таким образом, органы внутренних дел относятся к числу специальных отраслевых государственных органов, решающих, в том числе в объеме своей компетенции, и задачи в области охраны природы с помощью организационно правовых средств, реализация которых направлена на укрепление экологического правопорядка и обеспечения экологической безопасности на территории РФ.

3.2 Природоохранная деятельность прокуратуры

Важнейшим звеном в сложном государственном механизме надзора за исполнением экологического законодательства являются органы прокуратуры.

Они призваны вместе со специально уполномоченными на то государственными органами в области охраны окружающей природной среды обеспечивать экологический правопорядок.

Надзор за исполнением законодательства об охране окружающей природной среды является одним из главных направлений их деятельности. Он осуществляется в строгом соответствии с Федеральным законом "О прокуратуре Российской Федерации", принятом Государственной Думой 18 октября 1995 г. В нем излагаются общие задачи органов прокуратуры. Более конкретные задачи прокурорского надзора за исполнением природоохранительного законодательства нашли свое отражение в других нормативных правовых актах, а также в приказах, распоряжениях, указаниях, информационных письмах и иных документах Генерального прокурора РФ. Все они тесно связаны с основными задачами природоохраны, определяемыми Законом РСФСР "Об охране окружающей природной среды".

В соответствии с Законом о прокуратуре РФ, органы прокуратуры осуществляют прокурорский надзор за единообразным и обязательным исполнением природоохранного законодательства органами представительной и исполнительной власти, государственного управления и экологического контроля, юридическими лицами, общественными объединениями, должностными лицами; проверку законности и полноты принимаемых ими мер по устранению выявленных нарушений и привлечению виновных к ответственности, а также защиту конституционных прав граждан на благоприятную окружающую природную среду, достоверную информацию об ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного их здоровью экологическими правонарушениями.[93]

При этом прокуроры используют преимущества единой централизованной системы органов прокуратуры, независимой от местных органов, чего нет у других природоохранных структур. Органы прокуратуры в условиях нарастания экологических правонарушений активно пытаются закрывать те правовые бреши, которые не всегда могут закрыть существующие природоохранные органы. С этой целью в системе органов прокуратуры для обеспечения законности в экологической сфере созданы и успешно функционируют специализированные природоохранные прокуратуры.[94]

Прокурорский надзор может осуществляться всегда, когда исполняется законодательство об охране природы, но это не означает, что обязательно его осуществлять. Ведь законодательство может исполняться надлежащим образом и без вмешательства прокуратуры, когда его соблюдение контролируют природоохранные органы, т.е. тогда, когда отсутствуют явные основания для прокурорского вмешательства. Основания для такого вмешательства могут отсутствовать и тогда, когда нарушение природоохранительного законодательства может быть устранено природоохранными органами. Вместе с тем следует помнить, что, когда нарушается любое законодательство, вмешательство прокурора всегда правомерно, хотя и не обязательно. Вмешательство прокурора всегда необходимо, когда полномочия природоохранных органов недостаточны или они по какой-то причине не имеют возможности для выявления, устранения или предупреждения нарушений природоохранительного законодательства. Участие прокурора обязательно, если природоохранные органы не принимают меры к установлению и устранению нарушений законодательства об охране природы, т.е. ненадлежащим образом исполняют возложенные на них обязанности. И, наконец, всегда, когда возникает вопрос, кому проводить проверку исполнения природоохранительного законодательства, решающее слово принадлежит прокурору. Поэтому при поступлении сведений о нарушении законодательства, требующих проверки, он, прежде всего, решает, кому можно поручить проведение проверки. Всегда, когда это возможно, ее проведение следует поручать природоохранным органам. Для этого прокуроры должны хорошо знать эти органы, их основные задачи и полномочия.[95]

Законом о прокуратуре РФ предусмотрена ответственность за неисполнение требований прокурора.

В настоящее время эта проблема решается следующим образом. Если требования прокурора, содержащиеся в акте реагирования, не выполняются, им ставится вопрос о привлечении виновных к дисциплинарной или административной ответственности.[96]

Таким образом, первоочередной задачей прокуратуры является дальнейшее повышение эффективности ее деятельности за счет усиления надзора за полным, своевременным и законным применением правомочий, предоставленных органам экологического контроля, и активного требования от этих органов проведения проверок.

3.3 Практика назначения наказаний в области охраны лесов на примере Омской области

Настоящая практика назначения наказаний по ст. 260 УК РФ приведена на основе данных ИЦ УВД Омской области за период 2006 – 2007 гг. с целью изучения экологической безопасности в Омской области и анализа профилактических мероприятий по предупреждению правонарушений и преступлений, связанных с посягательством на лесосырьевые ресурсы.

При анализе назначения наказаний по ст. 260 УК РФ особое внимание уделялось вопросам, связанным с совершением преступления лицом с использованием своего служебного положения; вопросам, связанным с возмещением причиненного ущерба; вопросам, связанным с обращением вещественных доказательств в доход государства.

Глава 26 Уголовного кодекса РФ предусматривает, что преступления, предусмотренные статьей 260 УК РФ, регламентирующей ответственность за незаконную порубку деревьев и кустарников являются экологическими преступлениями.

В общей структуре экологической преступности незаконная порубка леса занимает первое место.

Так, по данным ИЦ УВД Омской области, в 2007 году, от общего числа осужденных по экологическим преступлениям, число осужденных по делам о незаконной порубке составляет 77%.

Однако имеющиеся статистические данные позволяют сделать вывод о снижении количества поступивших в суды уголовных дел, связанных с незаконной порубкой леса на 48%, поскольку по отчетным данным в суды Омской области в 2006 году поступило 121 уголовное дело, с вынесением приговора рассмотрено 116 дел; в 2004 году поступило 69 уголовных дел, с вынесением приговора рассмотрено 65 дел.

Таким образом, сравнительный анализ показывает, что в 2006 году в суды Омской области поступило на 52 уголовных дела меньше, чем в 2007 году.[97]

Обнаруживается тенденция снижения и числа осужденных на 45%.

Проведенное исследование показало, что преобладающее большинство лиц привлекается к уголовной ответственности за незаконную порубку лесного фонда. Как известно лес имеет важное климатрегулирующее, почво- и водозащитное значение и выполняет разнообразные экологические, экономические и культурно-оздоровительные функции. Предметом рассматриваемого преступления являются деревья, кустарники, лианы и иная растительность, входящая (но и не входящая) в состав лесного фонда России. Леса государственного фонда даже при однообразном древесном составе, одинаковом возрасте и плотности древостоя имеют различное экономическое значение. Учитывая этот фактор, а, кроме того, местоположение и выполняемые функции, законодатель разделил лесной фонд на три группы лесов, а леса первой группы по категориям защитности.

В процессе анализа изучено 55 уголовных дел, поступивших из 17 районных (городских) судов Омской области. Результаты изучения уголовных дел показали, что в 2007 году к уголовной ответственности за незаконную порубку леса привлекалось 71 лицо. Осуждено 65 лиц. Оправдано 1 лицо. Прекращены уголовные дела в отношении 5 лиц. Все 100 % привлекаемых к уголовной ответственности лиц - мужчины. Наибольшее число осужденных –50%, составляют лица в возрасте от 30 до 49 лет, жители сельской местности, нетрудоустроенные, имеющие среднее образование. Вторую по численности группу –30%, составляют лица в возрасте от 18 до 24 лет, жители сельской местности, нетрудоустроенные, имеющие неполное среднее образование. Третью по численности группу - 20%, составляют лица, имеющие несовершеннолетний возраст, а также лиц в возрасте от 25 до 29лет и 50 лет и старше. Ранее к уголовной ответственности привлекалось только 5 осужденных, что составляет 7,6 % от общего числа привлеченных к ответственности. Из них, только один осужденный - за совершение незаконной порубки леса, по ст.260 ч.1 УК РФ.

Таблица № 1.

Сведения о демографических признаках лиц, привлеченных к уголовной ответственности за незаконную порубку леса.[98]

Категории Количество лиц
Возраст:
14-17 лет 2
18-24 лет 21
25-29 лет 8
30-49 лет 36
50 лет и старше 4
Жители сельской местности 61
Жители города 10
Образование:
Высшее 1
Средне-специальное 8
Среднее общее 44
Неполное среднее 18
Занятость:
Не работает 51
Работает 20

Незаконной является порубка, осуществляемая как юридическими, так и физическими лицами без специального на то разрешения.

В соответствии с существующими правилами участки лесного фонда предоставляются в пользование юридическим или физическим лицам при условии обязательного лицензирования. Лицензия удостоверяет право их владельца на долгосрочное пользование участками лесного фонда. Основанием для лесопользования являются лесорубочный билет, ордер или лесной билет. Эти документы выдаются на срок до одного года.

Незаконной порубка будет и в тех случаях, когда при наличии разрешения лицо осуществляет порубку не на отведенном участке, не в том количестве, не тех пород деревьев, на порубку которых дано разрешение, не в соответствии с требованиями, изложенными в разрешительных документе.

Анализируя изученные дела, можно отметить, что все лица осуждены за осуществление самовольной, безбилетной порубки леса. Других способов совершения незаконной порубки не установлено.

Как правило, осужденные - это жители территорий, прилегающих к лесным массивам, в основном не имеющие работы, или же работающие в лесозаготовительных организациях на низших должностях, ранее к уголовной ответственности не привлекались.

Основанием для возбуждения уголовного дела и привлечения к уголовной ответственности виновного является протокол о лесонарушении, в котором указывается вид лесонарушения, порода, количество, диаметр деревьев или кустарников, масса древесины в куб. метрах, стоимость древесины на корню и сумма ущерба, и к которому прилагается:

чертеж участка и перечетная ведомость;

справка о том, что лесной билет или ордер не выписывался, отвод делянки в натуре не производился;

расчет причиненного ущерба.

Замер срубленной древесины при лесонарушениях производится по диаметру у пня. Объем лесонарушения в кубометрах определяется по сортиментным таблицам в зависимости от породы и разряда высот. Разряд высот устанавливается по таксационному описанию древостоя. Разделение древесины на деловую и дровяную не производится. Объем древесины определяется в коре.

Расчет суммы ущерба определяется следующим образом:

1.Определяется стоимость древесины, отпускаемой на корню, которая исчисляется по минимальным ставкам, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 19.02.2001г. № 127. [99]

В 2007 году, в соответствии с ФЗ РФ «О Федеральном бюджете на 2007 год», минимальные ставки платы за древесину, отпускаемую на корню, применяются с коэффициентом 1,4.[100]

В соответствии с Постановлением Законодательного собрания Омской области от 27.05.2007г. № 316-П-2 размер минимальных ставок платы за древесину, отпускаемую на корню, увеличивается на 30%.[101]

При расчете суммы причиненного ущерба применяются таксы, установленные Постановлением Правительства РФ от 21.05.2001г. № 388 «Об утверждении такс для исчисления размера взысканий за ущерб, причиненный лесному фонду и не входящим в лесной фонд лесам нарушением лесного законодательства Российской Федерации».

Согласно пункту 3, п.п.а., за незаконную порубку в лесах 2 группы ущерб составляет 50-кратную таксовую стоимость древесины. Пункт 6 п.п.а предусматривает, что в лесах 1 группы, на защитных участках лесов всех групп, а также в городских лесах размер взысканий увеличивается в 2 раза.[102]

В статье 260 УК РФ ответственность дифференцирована в зависимости от того, в какой группе лесов осуществлена незаконная порубка:

часть 1 предусматривает ответственность за незаконную порубку в лесах первой группы или особо защитных участках всех групп;

часть 2 предусмотрена ответственность за незаконную порубку в лесах всех групп, если деяния совершены группой лиц, лицом с использованием своего служебного положения, в крупном размере;

часть 3 предусматривает ответственность за совершение деяний предусмотренных ч.1 и ч. 2 настоящей статьи, в особо крупном размере, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.

Как показало изучение дел, 34 лица, что составляет 51%, осуждено по части 3 ст.260 УК РФ за совершение незаконной порубки леса первой или второй группы в особо крупном размере. По части 2 ст.260 УК РФ осуждено 20 лиц ( 31%). По части 1 ст.260 УК РФ осуждено 11 лиц (17%). Действия одного лица переквалифицированы со ст.260 ч.3 УК РФ на ст.30 ч.3, ст.158 ч.1УК РФ.

Следует отметить, что в некоторых случаях возникают затруднения в квалификации действий виновного, когда лицо задержано работниками лесной охраной при погрузке древесины, а лицо, совершившее незаконную порубку деревьев, не установлено.

При изучении дел выявлено 3 лица, что составляет 4% от общего числа осужденных, которые совершили незаконную порубку с использованием своего служебного положения. В двух случаях это работники лесхоза, занимающие должности лесника и мастера.

Анализируя практику рассмотрения уголовных дел и назначения наказания можно отметить следующее. Обвинительные приговоры вынесены в отношении 65 лиц. Оправдательный приговор вынесен в отношении 1 лица. Прекращено 4 уголовных дела: в отношении 2 лиц уголовные дела прекращены на основании ст.28 УПК РФ, за деятельным раскаянием; в отношении 2 лиц уголовные дела прекращены в связи с истечением срока давности; в отношении 1 лица уголовное дело прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления.

Изученная практика назначения наказания показала, что подавляющему большинству- 48 лицам (74%) назначено наказание без лишения свободы, с применением ст.73 УК РФ, условно с испытательным сроком. К реальному лишению свободы осуждено одно лицо, при назначении наказания по совокупности приговоров, в соответствии со ст.70 УК РФ. Наказание в виде исправительных работ назначено в отношении 3 лиц (4,6%). Наказание в виде штрафа назначено 9 лицам (13,8%).


Таблица №2.

Сведения о мерах уголовного наказания[103]

статья Лишение свободы Исправительные работы штраф Условное осуждение к лишению свободы Условное осуждение к иным мерам
260 ч.1 - 2 7 - 2
260 ч.2 - 1 - 17 3
260 ч.3 1 - 2 31 -

Как показали результаты исследования, суды в целом не испытывают затруднений при квалификации действий виновных. В кассационной инстанции в 2007 году из изученных дел было обжаловано 5 дел или 9 %. Из них - два приговора оставлены без изменения; два приговора изменены в части назначенного наказания; в одном приговоре исключено указание о лишении права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. В надзорном порядке уголовные дела не обжаловались.

По вопросам взыскания и возмещения причиненного ущерба следует отметить, что во всех случаях материальный ущерб от преступления судами взыскивается. Затруднения в расчете суммы причиненного ущерба суды не испытывают. Однако имеются разногласия по вопросу в чью пользу должен быть взыскан ущерб. В большинстве случаев сумма причиненного ущерба взыскивается в пользу потерпевшего, которым является Лесхоз.

Вместе с тем, изучение дел показало, что механизм возмещения причиненного ущерба в практики не отработан.

Так, из всего числа изученных дел, реально ущерб возмещен только в 4 случаях, что составляет 7,4%.

В 4 случаях вынесено постановление об окончании исполнительного производства в связи с отсутствием имущества - 3 и в связи со смертью осужденного 1.

Как показало изучение уголовных дел, орудиями преступления по делам о незаконной порубке леса являются бензопилы и автотранспорт, с помощью которого осуществляется погрузка и перевозка леса. Они признаются вещественными доказательствами и приобщаются к материалам дела.

Вопросы о судьбе вещественных доказательствах судами разрешаются неоднозначно.

Из 54 уголовных дел, только в 9 случаях вещественные доказательства конфискованы и обращены в доход государства или переданы в счет возмещения ущерба. В 9 случаях бензопилы и трактор возвращены осужденным. В остальных случаях, в большой части вещественные доказательства переданы по принадлежности законным владельцам, а в иных, бензопилы органами предварительного следствия не изымались и вещественными доказательствами не признавались.

Анализируя данные о сроках рассмотрения дел указанной категории можно отметить, что преимущественное большинство дел рассмотрено судами с соблюдением процессуальных сроков. В срок до 1, 5 месяцев рассмотрено 34 дела (62%). В срок свыше 1,5 месяцев до 3 месяцев рассмотрено 14 дел (25%). В срок до 6 месяцев и свыше рассмотрено 7 дел (13%). В 3-х случаях, основанием к длительному рассмотрению дел послужило уклонение подсудимого от явки в судебное заседание, в связи с чем, суды приостанавливали рассмотрение дела и объявляли розыск подсудимого.

Таким образом, анализ практики назначения наказаний по ст. 260 УК РФ судами Омской области показал, что правоприменительная практика по охране леса ведется на должном уровне, при этом необходимо четко спланировать работу ОВД с местными лесными хозяйствами по своевременному выявлению фактов незаконной порубки и задержанию подозреваемых и, соответственно, в дальнейшем привлечению их к уголовной ответственности.


Заключение

С каждым годом число экологических преступлений и иных правонарушений увеличивается. Они все больше влияют на состояние общественной безопасности, в ряде регионов выступают фактором политической дестабилизации. Экологические преступления причиняют вред не только экономике страны, но и подрывают сами биологические основы существования человека.

Всё это диктует необходимость наращивать усилия всех государственных, в том числе и правоохранительных органов, в охране и восстановлении естественной среды обитания человека. Повседневная практика свидетельствует о том, что только силами природоохранных и контролирующих органов остановить разрушительный экологический беспредел невозможно.

Эти органы снизу доверху замыкаются на исполнительную власть, принимающую окончательные экономические и экологические решения. В силу зависимого положения они часто вынуждены идти на компромиссы, потакать местническим и ведомственным интересам, а принципиальная позиция отдельных контролеров нередко властями просто игнорируется. В самих этих органах в последнее время происходит процесс коммерциализации, сращивания с теневой экономикой, укрытия злоупотреблений должностных лиц.[104]

В сложившихся экстремальных условиях с охраной природы крайне негативно следует расценивать любые шаги, направленные на ослабление прокурорского надзора в сфере экологии. Обобщение опыта работы природоохранных прокуратур позволяет сделать вывод о необходимости дальнейшего совершенствования их деятельности, укреплении высококвалифицированными кадрами, владеющими экологическими, правовыми и экономическими знаниями, о надлежащем техническом оснащении.

Сегодня, как никогда раньше, необходимы: укрепление авторитета природоохранных прокуратур; создание стабильных правовых основ деятельности и взаимодействия их с территориальными прокуратурами и другими право- и природоохранными и контролирующими органами в сфере экологии; активное участие природоохранных прокуратур в законопроектной работе в области экологии.[105]

В процессе написания работы, мною в полном объеме были выполнены задачи, поставленные во введении, а именно: показана социальная обусловленность уголовной ответственности за посягательства на леса;выявлены основные тенденции развития российского уголовного законодательства о защите лесов и проанализировано действующее законодательство зарубежных стран в области охраны леса; определено понятие «лесонарушение», как одного из видов экологических преступлений; произведен анализ состава преступления в сфере лесопользования, закрепленного в ст. 260 УК РФ с выявлением проблем их уголовно-правовой регламентации и некоторых вопросов квалификации;установлен комплекс мер, осуществляемых государственными и муниципальными органами по предупреждению преступлений в сфере лесопользования, и выработаны рекомендации по совершенствованию их деятельности;обозначена практика назначения наказаний в области охраны лесов на примере Омской области.

Надзор природоохранных прокуратур необходимо распространить также на исполнение международных договоров России в области охраны окружающей природной среды, ратифицированных в установленном порядке и имеющих прямое действие, без внесения соответствующих изменений и дополнений в законы и другие нормативно-правовые акты.

Осуществление наиболее эффективного надзора за исполнением действующих в сфере экологии (включая природопользование, охрану окружающей природной среды, обеспечение экологической безопасности) нескольких сотен законов и указов нормативного характера Президента РФ, оказание прокуратурой действенной помощи различным ветвям власти в их деятельности в сфере экологии представляются возможными только специализированными природоохранными прокуратурами.

Именно эти прокуратуры могут наиболее квалифицированно надзирать за исполнением экологических требований законодательства в пределах территорий (акваторий), занятых объектами федеральной государственной собственности, за соответствием федеральным законам подзаконных нормативных актов, издаваемых в сфере экологии, соблюдением законодательства по вопросам защиты конституционных экологических прав и свобод человека и гражданина и исполнением иных экологических предписаний федерального законодательства.

Совершенствуя сеть природоохранных прокуратур, следовало бы не ограничиваться какой-либо одной моделью их организации. В зависимости от сложности решаемых задач, объема надзорной работы в сфере экологии одновременно могли бы функционировать несколько моделей специализированных природоохранных прокуратур.[106]

Таким образом, проведенное изучение приводит к выводу, что нынешняя организационная структура органов внутренних дел, прокурорского надзора в природоохранной области при всех ее недочетах в основе своей отвечает современным экологическим реалиям и требованиям.


Литература

1. Конституция РФ. М.: 1993.

2. Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации", М.: 1995 г.

3. Федеральный закон РФ «О Федеральном бюджете на 2007 год»

4. Постановление Правительства РФ от 19.02.2001г. № 127.

5. Государственный доклад и Приложения к нему ("О состоянии окружающей природной среды в Российской Федерации за 1999 г." и "Государственное регулирование охраны окружающей среды и природопользования"), опубликованные в 2000 г.

6. Постановлением Законодательного собрания Омской области от 27.05.2007г. № 316-П-2

7. The Contribution of Criminal Law to the Protection of tne Environment. Strasbourg: Council of Europe. 2007.

8. Беляев Н.А. Уголовно-правовая политика и пути ее реализации. Л., 2001.

9. БНА РФ. 1994. N 8.

10. Бура Н.А. Функции общественного правосознания. Киев, 2006.

11. Бюллетень ИНФ Отерра.2006.

12. Вайнгольд Ю.Ю. Право как социальная категория. Фрунзе, 2006.

13. Виноградов В.П. Обеспечение средствами прокурорского надзора экологической безопасности на территории России. М., 2000.

14. Вопросы уголовного права и процесса в практике Верховных Судов СССР и РСФСР М., 1979.

15. ВВС РСФСР. 1960. N 40. Ст. 856.

16. ВВС РСФСР. 1962. N 29. Ст. 449; 1962. N 9. Ст. 1821.

17. ВВС РСФСР. 1972. N 51. Ст. 1270.

18. Гальперин И.М. Уголовная политика и уголовное законодательство//Основные направления борьбы с преступностью. М., 2007.

19. Декрет СНК РСФСР "О рыбной промышленности и рыболовстве" от 31 мая 1920 г.//СУ РСФСР. 1921. N 50. Ст. 265.

20. Денисов Ю.А. Общая теория правонарушения и уголовной ответственности в мире. Л., 2003.

21. Дубинин Н.П. Генетика в диалектико-материалистическом учении//М., 2006.

22. Дубовик О.Л., Жалинский А.Э. Причины экологических преступлений. М., 2006.

23. Дурманов Н.Д. Преступление - акт внешнего поведения человека//Сов. государство и право. 2003. N 4.

24. Ерофеев Б.В. Экологическое право России. Учебник. М.: Юрист. 2001.

25. Жаркова Ю.Г. Аннотированный перечень нормативных правовых актов в сфере экологии за 2006 г.//Экспертиза и ОВОС. М. 2006. N 1

26. Журнал Министерства юстиции. 1862. Т. 11. Ч. 1. С. 41.

27. Комментарий к УК РСФСР 1960 г./Под ред. М.Д.Шаргородского и Н.А.Беляева. Л., 1962.

28. Косарев А. Ответственность лесонарушителей//Советская юстиция. 1960. N 5.

29. Кудрявцев В.Н. Основания уголовно-правового запрета. М., 2004.

30. Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступлений. М., 2004. Желваков Э.Н.

31. Курс советского уголовного права. Т. 5. М., 1971.

32. Лемешев М.Я. Пока не поздно: Размышления экономиста-эколога, М., 2001.

33. Лесопользование в России: проблемы и пути их решения//Использование и охрана природных ресурсов в России. Ежемесячный бюллетень. 2007. N 9.

34. Литовченко В.Н. К вопросу об уголовной ответственности за посягательства на природные богатства//Актуальные проблемы уголовно-правовой борьбы с преступностью. М., 2006.

35. Ляпунов Ю.И. Уголовно-правовая охрана природы органами внутренних дел. М., 2003.

36. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 1. С. 162.

37. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 25. Ч. 2. С. 356-357.

38. Молчанов Б.А. Природное законодательство России (18 - начало 19 веков). Архангельск, 2000.

39. Олдак П.Г. Глобальная катастрофа. М.2006.

40. Основания уголовно-правового запрета/Под ред. В.Н. Кудрявцева и А.М.Яковлева. М., 1982.

41. Петров В.В. Экологическое право России. М., 2005.

42. Плешаков А.И. Уголовно-правовая борьба с экологическими преступлениями: Автореф. дис: докт. юрид. наук. М., 2004.

43. Повелицина П.Ф. Уголовно-правовая охрана природы в мире: Автореф. дис: канд. юрид. наук. М., 2002.

44. Полянский Н.Н. Уголовное право и уголовный суд Англии. М., 2001.

45. Постановление Комитета обороны г. Москвы и Московской обл. "Об отмене запрещений охоты в лесах Московской губернии" от 24 октября 1920 г.

46. Правда Русская. Т. 2. Комментарии. М. Л., 1974. С. 549.

47. Правовая охрана природы//Сов. государство и право. 1969. N 5.

48. Природа. 1981. N 9. С. 14.

49. Природа. 1987. N 11. С. 99-100.

50. Программа ООН по окружающей среде. Ежегодный обзор//Бюллетень ИНФОтерра. 2000. Т.XII. N 1.

51. ПСЗ-1. Т. 2. N 728.

52. ПСЗ-1. Т. 7. N 4594

53. СЗ СССР. 1934. N 58. Ст. 436.

54. СЗ СССР. 1940. N 2. Ст. 291

55. СЗ РФ. 2001. N 22. Ст. 2236.

56. СУ РСФСР. 1917. N 6. Ст. 93.

57. СУ РСФСР. 1918. N 35. Ст. 473.

58. СУ РСФСР. 1919. N 21. Ст. 256.

59. СУ РСФСР. 1920. N 66. Ст. 297.

60. СУ РСФСР. 1920. N 69. Ст. 320.

61. Тирский В.В., Полишук Н.Е. Об экономических последствиях преступлений//Пути повышения эффективности борьбы с преступностью. Барнаул., 2004.

62. Трайнин А.Н. Избранные произведения. Защита мира и уголовный закон. М., 2000.

63. Тютекин Ю.И. Природа, общество, закон. Кишинев., 2003.

64. Уголовное право зарубежных стран//Сборник законодательных актов. М., 2000.

65. Шемщученко Ю.С., Мунтян В.Л., Розовский Б.Г. Юридическая ответственность в области охраны окружающей среды. Киев., 2000.

66. Экологические правонарушения и ответственность. М.: ЭАО Бизнес-школа "Интел-Синтез". 2000.

67. Экологическое право России. Учебник. Под. Ред. Ермакова В.Д. Сухарева А.Я. М.: Институт международного права и экономики. Изд-во "Триада, ЛТД". 2001.

68. Эффективность юридической ответственности в охране окружающей среды/Под ред. О.С. Колбасова, Н.И. Краснова. М., 2005.

69. Яблоков А.В., Остроумов С.А. Охрана живой природы. М., 2003.


[1] Яблоков А.В., Остроумов С.А. Охрана живой природы. М., 2003.

[2] Беляев Н.А. Уголовно-правовая политика и пути ее реализации. Л., 2001.

[3] The Contribution of Criminal Law to the Protection of tne Environment. Strasbourg: Council of Europe. 2007.

[4] По данным ИЦ МВД России.

[5] Гальперин И.М. Уголовная политика и уголовное законодательство//Основные направления борьбы с преступностью. М., 2007.

[6] Беляев Н.А. Уголовно-правовая политика и пути ее реализации. Л., 2001.

[7] Бура Н.А. Функции общественного правосознания. Киев, 2006.

[8] Бура Н.А. Функции общественного правосознания. Киев, 2006.

[9] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 1. С. 162.

[10] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 25. Ч. 2. С. 356-357.

[11] Программа ООН по окружающей среде. ЮНЕП. Ежегодный обзор//Бюллетень ИНФОтерра.1997.Т. XII. N I. С. 1-3.

[12] Яблоков А.В., Остроумов С.А. Охрана живой природы. М., 2003.

[13] Олдак П.Г. Глобальная катастрофа. М.2006.

[14] Бюллетень ИНФ Отерра.2006.

[15] Дубинин Н.П. Генетика в диалектико-материалистическом учении//М., 2006.

[16] Государственный доклад и Приложения к нему ("О состоянии окружающей природной среды в Российской Федерации за 1999 г." и "Государственное регулирование охраны окружающей среды и природопользования"), опубликованные в 2000 г.

[17] Бура Н.А. Функции общественного правосознания. Киев, 2006.

[18] Кудрявцев В.Н. Основания уголовно-правового запрета. М., 2004.

[19] На сегодня в РФ действует свыше 50 федеральных законов и около 800 иных нормативных актов, а также более 19 тыс. законов и подзаконных нормативных актов в субъектах Российской Федерации (См.: Жаркова Ю.Г. Аннотированный перечень нормативных правовых актов в сфере экологии за 2006 г.//Экспертиза и ОВОС. М. 2006. N 1).

[20] Бура Н.А. Функции общественного правосознания. Киев, 2006.

[21] Вайнгольд Ю.Ю. Право как социальная категория. Фрунзе, 2006.

[22] Программа ООН по окружающей среде. Ежегодный обзор//Бюллетень ИНФОтерра. 2000. Т.XII. N 1.

[23] Правда Русская. Т. 2. Комментарии. М. Л., 1974. С. 549.

[24] Молчанов Б.А. Природное законодательство России (18 - начало 19 веков). Архангельск, 2000.

[25] ПСЗ-1. Т. 2. N 728.

[26] ПСЗ-1. Т. 7. N 4594.

[27] Журнал Министерства юстиции. 1862. Т. 11. Ч. 1. С. 41.

[28] Молчанов Б.А. Природное законодательство России (18 - начало 19 веков). Архангельск, 2000.

[29] СУ РСФСР. 1917. N 6. Ст. 93.

[30] СУ РСФСР. 1918. N 35. Ст. 473.

[31] СУ РСФСР. 1920. N 69. Ст. 320.

[32] СУ РСФСР. 1919. N 21. Ст. 256.

[33] СУ РСФСР. 1920. N 66. Ст. 297.

[34] Основания уголовно-правового запрета/Под ред. В.Н. Кудрявцева и А.М.Яковлева. М., 1982.

[35] Там же.

[36] Постановление Комитета обороны г. Москвы и Московской обл. "Об отмене запрещений охоты в лесах Московской губернии" от 24 октября 1920 г.

[37] Декрет СНК РСФСР "О рыбной промышленности и рыболовстве" от 31 мая 1920 г.//СУ РСФСР. 1921. N 50. Ст. 265.

[38] Природа. 1981. N 9. С. 14.

[39] Природа. 1987. N 11. С. 99-100.

[40] Кудрявцев В.Н. Основания уголовно-правового запрета. М.2004.

[41] СЗ СССР. 1934. N 58. Ст. 436.

[42] Курс советского уголовного права. Т. 5. М., 1971.

[43] Комментарий к УК РСФСР 1960 г./Под ред. М.Д.Шаргородского и Н.А.Беляева. Л., 1962.

[44] ВВС РСФСР. 1960. N 40. Ст. 856.

[45] Правовая охрана природы//Сов. государство и право. 1969. N 5.

[46] Кудрявцев В.Н. Основания уголовно-правового запрета. М.2004.

[47] СЗ СССР. 1940. N 2. Ст. 291

[48] Косарев А. Ответственность лесонарушителей//Советская юстиция. 1960. N 5.

[49] ВВС РСФСР. 1962. N 29. Ст. 449; 1962. N 9. Ст. 1821.

[50] ВВС РСФСР. 1972. N 51. Ст. 1270.

[51] Беляев Н.А. Уголовно-правовая политика и пути ее реализации. Л., 2001.

[52] Эффективность юридической ответственности в охране окружающей среды/Под ред. О.С. Колбасова, Н.И. Краснова. М., 2005.

[53] Там же.

[54] Трайнин А.Н. Избранные произведения. Защита мира и уголовный закон. М., 2000.

[55] Полянский Н.Н. Уголовное право и уголовный суд Англии. М., 2001.

[56] Трайнин А.Н. Избранные произведения. Защита мира и уголовный закон. М., 2000.

[57] Трайнин А.Н. Избранные произведения. Защита мира и уголовный закон. М., 2000.

[58] Повелицина П.Ф. Уголовно-правовая охрана природы в мире: Автореф. дис: канд. юрид. наук. М., 2002.

[59] Повелицина П.Ф. Уголовно-правовая охрана природы в мире: Автореф. дис: канд. юрид. наук. М., 2002

[60] Повелицина П.Ф. Уголовно-правовая охрана природы в мире: Автореф. дис: канд. юрид. наук. М., 2002

[61] Повелицина П.Ф. Уголовно-правовая охрана природы в мире: Автореф. дис: канд. юрид. наук. М., 2002

[62] Там же.

[63] Денисов Ю.А. Общая теория правонарушения и уголовной ответственности в мире. Л., 2003.

[64] Денисов Ю.А. Общая теория правонарушения и уголовной ответственности в мире. Л., 2003.

[65] Денисов Ю.А. Общая теория правонарушения и уголовной ответственности в мире. Л., 2003.

[66] Там же.

[67] Денисов Ю.А. Общая теория правонарушения и уголовной ответственности в мире. Л., 2003.

[68] Уголовное право зарубежных стран//Сборник законодательных актов. М., 2000.

[69] Там же.

[70] Уголовное право зарубежных стран//Сборник законодательных актов. М., 2000.

[71] Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступлений. М., 2004.

[72] Желваков Э.Н. Экологические правонарушения и ответственность. М.: ЭАО Бизнес-школа "Интел-Синтез". 2000.

[73] Экологическое право России. Учебник. Под. Ред. Ермакова В.Д. Сухарева А.Я. М.: Институт международного права и экономики. Изд-во "Триада, ЛТД". 2001.

[74] Ерофеев Б.В. Экологическое право России. Учебник. М.: Юрист. 2001.

[75] Вопросы уголовного права и процесса в практике Верховных Судов СССР и РСФСР М., 1979.

[76] Ерофеев Б.В. Экологическое право России. Учебник. М.: Юрист. 2001.

[77] Ерофеев Б.В. Экологическое право России. Учебник. М.: Юрист. 2001.

[78] Ерофеев Б.В. Экологическое право России. Учебник. М.: Юрист. 2001.

[79] Дурманов Н.Д. Преступление - акт внешнего поведения человека//Сов. государство и право. 2003. N 4.

[80] Тирский В.В., Полишук Н.Е. Об экономических последствиях преступлений//Пути повышения эффективности борьбы с преступностью. Барнаул., 2004.

[81] Тирский В.В., Полишук Н.Е. Об экономических последствиях преступлений//Пути повышения эффективности борьбы с преступностью. Барнаул., 2004.

[82] Тирский В.В., Полишук Н.Е. Об экономических последствиях преступлений//Пути повышения эффективности борьбы с преступностью. Барнаул., 2004.

[83] БНА РФ. 1994. N 8.

[84] СЗ РФ. 2001. N 22. Ст. 2236.

[85] Ерофеев Б.В. Экологическое право России. Учебник. М.: Юрист. 2001.

[86] Ерофеев Б.В. Экологическое право России. Учебник. М.: Юрист. 2001.

[87] Ерофеев Б.В. Экологическое право России. Учебник. М.: Юрист. 2001.

[88] Петров В.В. Экологическое право России. М., 2005.

[89] Плешаков А.И. Уголовно-правовая борьба с экологическими преступлениями: Автореф. дис: докт. юрид. наук. М., 2004.

[90] Дубовик О.Л., Жалинский А.Э. Причины экологических преступлений. М., 2006.

[91] Шемщученко Ю.С., Мунтян В.Л., Розовский Б.Г. Юридическая ответственность в области охраны окружающей среды. Киев., 2000.

[92] Ляпунов Ю.И. Уголовно-правовая охрана природы органами внутренних дел.М., 2003.

[93] ФЗ "О прокуратуре Российской Федерации", 1995 г.

[94] Литовченко В.Н. К вопросу об уголовной ответственности за посягательства на природные богатства//Актуальные проблемы уголовно-правовой борьбы с преступностью. М., 2006.

[95] Виноградов В.П. Обеспечение средствами прокурорского надзора экологической безопасности на территории России. М., 2000.

[96] ФЗ "О прокуратуре Российской Федерации", 1995 г.

[97] По данным Омского областного суда.

[98] По данным ИЦ УВД Омской области.

[99] Постановлением Правительства РФ от 19.02.2001 г. № 127

[100] ФЗ РФ «О Федеральном бюджете на 2007 год»

[101] Постановлением Законодательного собрания Омской области от 27.05.2007г. № 316-П-2.

[102] Постановление Правительства РФ от 21.05.2001г. № 388 «Об утверждении такс для исчисления размера взысканий за ущерб, причиненный лесному фонду и не входящим в лесной фонд лесам нарушением лесного законодательства Российской Федерации».

[103] По данным Омского областного суда.

[104] Лесопользование в России: проблемы и пути их решения//Использование и охрана природных ресурсов в России. Ежемесячный бюллетень. 2007. N 9.

[105] Лемешев М.Я. Пока не поздно: Размышления экономиста-эколога, М., 2001.

[106] Тютекин Ю.И. Природа, общество, закон. Кишинев., 2003.