регистрация / вход

Необходимая оборона

Превышение пределов необходимой обороны - понятие, признаки и условия правомерности по действующему законодательству России. Уголовно-правовая характеристика состава убийства при обороне, его объективные и субъективные признаки и мера ответственности.

Содержание

Введение

1.Общая характеристика превышения пределов необходимой обороны

1.1 Понятие и признаки необходимой обороны по действующему уголовному законодательству РФ

1.2 Условия правомерности необходимой обороны

1.3 Превышение пределов необходимой обороны

2. Уголовно-правовая характеристика состава убийства при превышении пределов необходимой обороны

2.1 Понятие и состав убийства по действующему законодательству

2.2 Объективные признаки убийства при превышении пределов необходимой обороны

2.3 Субъективные признаки убийства при превышении пределов необходимой обороны

Заключение

Глоссарий

Список использованных источников

Приложение А

Приложение Б


Введение

Необходимая оборона – важное и действенное средство в борьбе с преступностью. Борьба с преступностью – одна из важнейших задач. Это не только обязанность милиции, прокуратуры, суда и других государственных органов и должностных лиц, но и дело всей общественности, дело всех граждан. Только в результате их совместных усилий могут быть достигнуты успехи в решении этой важной задачи.

Однако, большинство населения не знает своих прав, в том числе права на необходимую оборону, которая исключает уголовную ответственность за причинение вреда посягающему на правоохраняемые интересы. Привлечению населения к активной борьбе с преступностью мешают случаи необоснованного привлечения к уголовной ответственности лиц, правомерно обороняющихся от общественно опасного посягательства.

Актуальность данной темы обусловлена прежде всего важнейшими функциями необходимой обороны в условиях становления в России гражданского общества и правового демократического государства. Необходимая оборона является важным элементом правовой системы, способствующим блокированию преступности, соблюдению и гарантированию законности, стабильности и правопорядка. Являясь элементом правовой системы, необходимая оборона способствует блокированию правонарушений и преступлений, служит гарантией законности, стабильности и правопорядка. Институт необходимой обороны просто необходим для осуществления законного права человека и гражданина, на жизнь и здоровье, неприкосновенность собственности, личности, и, другие гарантии и права гражданина, которые ясно и отчетливо описаны в Конституции Российской Федерации.

В качестве правовой базы использовались положения Конституции РФ, законы РФ, указы Президента РФ, постановления Конституционного Суда РФ, нормативные акты, а также иные документы, имеющие отношения к рассматриваемой проблеме.

Объектом является общественные отношения связанные с убийством, при превышении пределов необходимой обороны.

Предметом исследования является действующее законодательство РФ о пределах необходимой обороны, в том числе это нормы уголовно законодательства РФ, нормативные акты и положения проекта УК РФ.

Основной целью исследования является проведение комплексного анализа уголовно – правовой характеристики убийства при превышении пределов необходимой обороны .

Для достижения данной цели поставлены следующие задачи:

- дать уголовно-правовую характеристику убийству при превышении пределов необходимой обороны (ч.1 ст.108 УК РФ);

- проанализировать объективные и субъективные признаки убийства при превышении пределов необходимой обороны;

- рассмотреть условия правомерности причинения смерти при необходимой обороне, относящиеся к посягательству и к защите от посягательства;

- определить, в чем состоит превышение пределов необходимой обороны при умышленном лишении жизни другого человека;

- также является осмысление и уяснение, ее содержания с тем, чтобы в дальнейшем применять его на практике.

Совокупность приведенных положений обусловила выбор темы, ее актуальность, значимость и определила основные направления исследования необходимой обороны и убийства при превышении пределов необходимой обороны.

При проведении исследования данной работы были использованы следующие методы:

- метод научного анализа;

- метод научного синтеза и обобщения.

Теоретическая база исследования основана на работах авторов в области уголовного права, уголовно-исполнительного, криминалистики, административного права и других наук: и других авторов.

Структура курсовой работы: состоит из введения, двух глав, объединивших шесть параграфов, заключения, глоссария, списка использованных источников и приложения.

Материалы работы также могут использоваться: в законотворческой деятельности при совершенствовании действующего уголовно – исполнительного, уголовного законодательства; при проведении курса уголовного процесса, спецкурсов, посвящённых изучению убийства при превышении пределов необходимой обороны; в системе повышения квалификации практических работников, а также при подготовке научных работ и учебно-методических материалов по данной проблематике.


1. Общая характеристика превышения пределов необходимой обороны

1.1 Понятие и признаки необходимой обороны по действующему уголовному законодательству РФ

Необходимая оборона является одним из древнейших уголовно - правовых институтов, который позволяет не наказывать лиц, защищавших себя и близких от неправомерных нападений.

Часть 1 ст.37 УК РФ гласит: "не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия".

Таким образом, под необходимой обороной понимается правомерная защита от общественно опасного посягательства путем причинения вреда посягающему. Право на подобную оборону ученые считают естественным, прирожденным правом. В частности, ученый Э.Ф. Побегайло утверждает, что оно "вытекает из естественного, присущего человеку от рождения права на жизнь".

Что касается признаков, то признаки не просто раскрывают суть необходимой обороны, но и правильно толкуют её, чтобы предостеречь, лицо производящее предварительное следствие или дознание по делу, а так же любой суд от вынесения заведомо неправильного решения.

Признаками правомерности необходимой обороны выступают: (приложение А )

1. Общественная опасность. Это означает, что данное деяние причиняет существенный вред интересам личности, общества, государства. Недопустима необходимая оборона против правомерных действий, таких, как меры по задержанию преступника, необходимая оборона, законный обыск, арест и т.п.

Сопротивление, оказываемое представителем власти, должностным лицам при осуществлении ими своих законных функций, не может рассматриваться в качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния.

В тоже время теория и практика уголовного права не отрицает возможности необходимой обороны против незаконных действий должностных лиц. Правда, одни авторы утверждают, что защита от противоправных действий должностных лиц возможна лишь, если эти действия связанны с посягательством на личность.

Другие говорят, что обороняться можно только от очевидно преступных и формально незаконных действий должностных лиц, например, при необоснованном аресте, без санкции прокурора.

Оборона возможна только против нападения, не основанного на законе или праве. Поэтому недопустима защита против действий, совершаемых в процессе необходимой обороны.

Однако если нападение было спровоцировано, то лицо, его спровоцировавшее, не может ссылаться на необходимую оборону. Например, субъект вызвал раздражение и тем самым подтолкнул гражданина на посягательство, чтобы за тем расправиться с ним под видом обороны.

2. Действительность посягательства. Это означает, что оборона допустима лишь против реального посягательства. Отсутствие этого условия позволяет говорить о мнимой обороне – ситуации, когда одно лицо под влиянием фактической ошибки причиняет вред другому при отсутствии реального нападения с его стороны.

Вопрос об уголовной ответственности за вред, причиненный в состоянии мнимой обороны, доложен решаться по правилам фактической ошибки. Лицо подлежит освобождению от уголовной ответственности, если оно добросовестно заблуждалось относительно реальности нападения.

При тех же самых обстоятельствах, если имела место неразумность характера и интенсивности защиты характеру и интенсивности кажущегося нападения, субъект понесет наказание при смягчающих обстоятельствах – как за превышение пределов необходимой обороны.

Виновный будет отвечать за неосторожное причинение вреда, если он не осознавал мнимости посягательства, необходимая оборона по обстоятельствам дела мог и должен был осознавать.

И, наконец, лицо будет отвечать за умышленное причинение вреда, если обстановка была такова, что объективно не было оснований заблуждаться относительно истинного характера происходящего и отсутствия нападения и субъект лишь в силу собственной мнительности и буйства фантазии вообразил существование нападения.

1.2 Условия правомерности применения необходимой обороны

Соблюдение условий правомерности, относящихся к характеристике нападения, не исчерпывает оснований для освобождения от уголовной ответственности. Необходимо, чтобы и оборонительные действия отвечали определенным требованиям – условиям. (приложение Б)

Первое условие защищать можно только интересы, охраняемые законом:

- Свои личные;

- Других физических и юридических лиц;

- Государства.

Поэтому некоторые авторы (в основном публицисты) неточно именуют данный институт самообороной, что отнести к кругу этих охраняемых интересов? Это один из самых спорных вопросов этой темы. Они утверждают, что оборонять можно жизнь, здоровье, половую свободу и неприкосновенность.

Другие дополняют этот перечень таким благами, как честь, собственность, интересы государства.

Представляется, что необходимая оборона может быть осуществлена против нападения на любые блага и интересы, необходимая оборона лишь при условии, что одновременно подвергали или могли подвергнуться опасности причинения вреда жизни, здоровью, телесная неприкосновенность человека. [10; С. 11-13]

В связи с решением этого вопроса возникает проблема возможности необходимой обороны в драке, ведь драка, есть " ссора, сопровождаемая взаимными побоями ". Здесь как бы обе стороны дали предварительное согласие на нанесение им телесных повреждений.

Имеют ли они право в этом случае ссылаться на необходимую оборону?

По общему правилу, необходимая оборона в драке не возможна.

Но все же законодатель позволяет выделить несколько исключений из этого правила:

1. Если в процессе драки одна из сторон резко усилилась (например, по количеству дерущихся или путем вооружения), то у второй стороны появляется право на необходимую оборону.

2. Если одна из сторон прекратила драку, а вторая ее провождает, то у лиц, прекративших " взаимное нанесение побоев ", так же появляется право на необходимую оборону.

3. Право на необходимую оборону есть у третьих лиц не участвующих в драке, если они причиняют вред одной из дерущихся сторон или даже обеим с целью прекратить драку и не допустить более тяжких увечий или убийства.

Более "благородным" вариантом драки дуэль. Но, поскольку во время дуэли обе стороны договорились о причинении любого вреда друг другу, в том числе и смерти, то, на наш взгляд правом на необходимую оборону могут обладать только третьи лица, которые стремятся не допустить дуэли или прекратить её.

Второе условие правомерности оборонительных действий:

Вред при защите должен причиняться только самому нападающему:

- Его жизни;

- Здоровью;

- Телесной неприкосновенности;

- Собственности и т.д., но никак не третьим лицам. В последнем случае содеянное может рассматриваться по правилам крайней необходимости.

Третье условие:

Необходимая оборона может считаться правомерной, если не было допущено превышение её пределов, то есть характер и интенсивность защиты было соразмерны характеру и интенсивности нападения.

Это условие правомерности вызывает наибольшие трудности правоприменительной практики. Объясняется это тем, что установить абсолютные критерии соразмерности нападения и защиты не возможно.

Соразмерность – категория оценочная, которая требует от следователей и судей не только прекрасного знания положений закона и разъяснений высшей судебной инстанции, необходимая оборона и максимально полной оценки всех обстоятельств дела и их точного соотнесения с требованиями закона.

А что касается цели, то целью необходимой обороны является прекращение или предотвращение общественно - опасного посягательства. При этом не имеет значения, что названная цель могла быть достигнута без причинения вреда нападающему иным путем (например, путем бегства) или с помощью других лиц или организаций.

Практически всегда необходимая оборона осуществляется путем действий. Но необходимая оборона в редких, исключительных случаях, возможна в форме бездействия. Например, гражданин не останавливает свою собаку, которая сама набросилась на грабителя или убийцу.

К действиям по защите не предъявляется условие, что бы они осуществлялись такими же орудиями, как и нападение. [5; С. 45]

По этому судебная практика совершенно обоснованно с учетом всей обстановки нападения и защиты признает допустимым вооруженную оборону против безоружного посягательства.

Объясняется это вполне логично: человек средних физических данных может защитить себя против нападения разрядника по карате или иным силовым видом спорта, лишь вооружившись.

Само по себе соответствие орудий нападения и защиты без учета всех остальных обстоятельств дела не определяет правомерности защиты. От оборонительных действий не требуется, чтобы они причинили вред меньший или равный тому, которым угрожал нападающий. [5; С. 20]

Во-первых, зачастую трудно определить, какой конкретно вред мог быть причинен в случае подобного отражения лицом нападения. Причины роли играют мало.

Во-вторых, вред, причиненный и угрожающий часто не сравнимы по характеру. Причем сравнительная характеристика, может сыграть далеко не в интересах обороняющейся стороны.

В третьих, следует учитывать психологическое состояние, в котором находится подвергшийся нападению. Нападающий обычно за ранее готовиться, хладнокровно рассчитывая действия свои и будущей жертвы. Обороняющийся же, как правило, застигнут врасплох и в состоянии сильного душевного волнения не может точно соразмерить защиту нападению.

Действия обороняющегося нельзя рассматривать как превышающие пределы необходимой обороны и в том случае, когда причиненный вред оказался больший чем, предотвращенный и тот, который был достаточен для предотвращения посягательства, если при этом не было допущено явного несоответствия.

При совершении посягательства группой лиц обороняющийся вправе применить к любому из нападающих такие меры защиты, которые определяют опасностью и характером деятельности всей группы.

Что же касается определении правомерности средств защиты, то необходимо учитывать следующие объективные моменты:

- Важность защищаемого блага и того, которому в результате обороны был причинен вред;

- Опасность посягательства, его стремительность и интенсивность;

- Физические данные нападающего и обороняющегося:

- пол;

- возраст;

- состояние здоровья;

- физическую силу и т.д.

- Количество нападающих;

- Количество обороняющихся;

- Наличие, характер и способ использования средств посягательства и защиты;

- Внезапность нападения;

- Взаимоотношения между посягающим и обороняющимся.

Только учет всех перечисленных обстоятельств позволит верно, решить вопрос о соразмерности нападения и защиты. При явном нарушении условия соразмерности мы имеем дело с превышением пределов необходимой обороны.

Причинение вреда при этом является общественно опасным, виновным деянием и влечет уголовную ответственность. Но здесь, без сомнения, учитывается обстановка, в которой было совершено преступление, и извинительный мотив преступного поведения защита законных прав и интересов. Поэтому содеянное квалифицируется либо привилегированным составом, либо рассматривается как совершенное при смягчающих обстоятельствах.

Поскольку в законе речь идет лишь о явном несоответствии защиты и нападения, то преступным считается только умышленное причинение смерти, тяжкого и средней тяжести вреда здоровью. Причинение нападающему вреда по неосторожности (любой степени тяжести, в том числе и смерти) не может влечь уголовной ответственности.

До сих пор в юридической литературе остается спорным вопрос о виде умысла, с которым причиняется вред при превышении пределов необходимой обороны.

Есть мнение, что здесь возможен только косвенный умысел, так как субъект стремиться лишь отразить нападение и не желает тяжких последствий. Вряд ли можно с эти согласиться. Ведь и вор, взламывающий дорогостоящий сейф стремиться к завладению деньгами, а не повреждению чужого имущества. Необходимая оборона никто не будет отрицать наличие у него прямого умысла на повреждение имущества. Так и в рассматриваемых нами преступлениях у субъекта может быть две цели:

1. Конечная – прекратить или предотвратить нападение и защитить законные интересы.

2. Промежуточная, которая является средством достижения первой цели. Такой промежуточной целью и выступает причинение вреда нападающему. Например, если человек осознает, что при нападении нескольких грабителей он может защитить свои интересы (собственность и личность), только лишив жизни одного из них или всех, то он и будет стремиться к причинению этого вреда, то есть действовать с прямым умыслом.

1.3 Превышение пределов необходимой обороны

Уголовный кодекс Российской Федерации в ч. 2 ст. 37 определяет понятие превышения пределов необходимой обороны как "..умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства".

Состояние необходимой обороны оправдывает причинение вреда нападающему и его интересам в том случае, если защитительные действия не выходят за пределы необходимости. [6; С.58]

Вопрос о понятии превышения пределов необходимой обороны имеет для исследования важнейшее значение. Изучение теоретических и практических материалов показало, что именно этот вопрос вызывает наибольшие трудности при оценке факта причинения смерти посягавшему в ходе реализации права на необходимую оборону. От того, имело ли при этом место превышение пределов необходимой обороны, зависит квалификация действий причинившего смерть. Неясность содержания эксцесса обороны, оценочность его признаков приводит к ошибкам, допускаемым в судебной и следственной практике.

Для того чтобы понять, что такое превышение пределов необходимой обороны нужно установить сначала, что скрывается за этими самыми пределами, что это такое.

Во- первых в рамках понятия необходимой обороны следует различать два вида пределов необходимой обороны – предел допустимого и предел достаточного вреда. Выделение этих видов зависит как от посягательства (представляющего и не представляющего большую общественную опасность), так и от обстановки защиты (относительно благоприятная либо не благоприятная), а также от психического состояния обороняющегося.

Предел допустимого вреда (причинение посягающему смерти или тяжких телесных повреждений) возможен лишь при обороне от посягательства большой общественной опасности в неблагоприятной обстановке защиты. И напротив, в относительно благоприятной обстановке правомерно причинение посягающему вреда, не превышающего телесных повреждений средней тяжести, при обороне от посягательства любой степени общественной опасности (предел достаточного вреда).

Необходимо отметить, что установление пределов такой обороны – это вопрос факта, всецело зависящий от обстоятельств дела, причем всякий раз должны быть тщательно, всесторонне, объективно выяснены и оценены все конкретные обстоятельства, характеризующие посягательство и защиту от него.

Во-вторых, необходимо исходить из той оценки характера и опасности посягательства, а также обстановки защиты, которую дает сам гражданин, предпринявший оборонительные действия.

В большинстве случаев обороняющийся в опасную для себя ситуацию попадает впервые, неожиданно. Кроме того, многие не обладают специальными навыками по отражению нападений. Все это побуждает обороняющегося действовать мгновенно, прибегать к энергичным оборонительным действиям, способным надежно защищать от нарушения общественного отношения, и задача правоохранительных органов заключается лишь в том, чтобы убедиться в правильности оценки указанных обстоятельств. Если же гражданин допустил ошибку, необходимо выяснить причину, а затем определить влияние ошибки на его ответственность.

В-третьих, рассуждая о превышении пределов необходимой обороны, следует иметь в виду, что причинение любого вреда посягающему признается неправомерным при нарушении хотя бы одного из требований:

а) соразмерности (отсутствие явного несоответствия) указанного вреда характеру и опасности посягательства;

б) соответствия такого вреда обстановке защиты, свидетельствовавшей о необходимости его причинения.

Установив, что такое предел необходимой обороны, рассмотрится вопрос о том, каким образом они могут быть превышены.

Судебная практика довольно часто прибегает к признанию явного несоответствия между средствами защиты и нападения самостоятельным признаком превышения пределов необходимой обороны (по данным В.И. Ткаченко – в 28 % случаев незаконной обороны).

Люди различаются по силе, ловкости, умению владеть оружием и обороняться без оружия. Требования пользоваться при защите тем же оружием, что и нападающий, ставит обороняющегося в худшее положение, чем преступника. Помимо того, что не всегда возможно защищаться соразмерными средствами, следует иметь в виду, что у защищающегося нет времени для размышлений, соразмерны ли применяемые им средства защиты средствам посягательства. Немаловажно здесь и психическое состояние защищающегося в момент нападения.

Учет средств защиты и нападения имеет значение для определения правомерности действий обороняющегося, но во внимание должны приниматься и другие обстоятельства, которые определяют границы дозволенной защиты. При решении вопроса о признании защиты правомерной определяющим являются не средства и орудия посягательства и защиты, а то, в какой обстановке и для причинения какого вреда они используются. Поэтому, если обстановка была благоприятной и при этом обороняющимся причинен вред, явно несоответствующий вреду посягающего, тогда следует учитывать средства и орудия посягательства и защиты для решения вопроса о превышении пределов необходимой обороны.

Некоторые авторы под явным несоответствием защиты характеру и опасности посягательства понимают явное несоответствие интенсивности посягательства и защиты.

Признание эксцессом обороны только явного несоответствия интенсивности защиты и интенсивности посягательства вызывает определенные возражения.

В юридической литературе по-разному трактуется смысловое содержание слова "интенсивность". В частности, под интенсивностью понимаются средства посягательства и защиты, способ их применения.

Другие ученые интенсивность нападения характеризуют "степенью опасности нападения, его силой, стремительностью", а также учитывают "объект посягательства, способ действий нападающего".

Интенсивность посягательства дополняют еще такими признаками, как численность посягающих, реальная опасность наступления вредного результата, соотношение сил между обороняющимся и нападающим.

Применительно к уголовному праву, интенсивность обозначает определенный уровень усилий в действиях субъектов при достижении поставленной цели, степень динамичности конкретного деяния.

Однако, общественная опасность того или иного деяния не может существенно различаться в зависимости от того, совершено ли оно весьма энергичными действиями с внешне бурным приложением усилий или малозаметным способом. Если превышение пределов необходимой обороны сводить к несоответствию интенсивности защиты и посягательства, то любая энергичная защита против краж и других подобных преступлений окажется неправомерной, так как всегда будет налицо несоответствие в интенсивности защиты от посягательства.

В некоторых случаях под эксцессомобороны понимается причинение такого вреда посягающему, который явно не вызывался необходимостью, т.е. был целесообразным для предотвращения нападения.

В юридической литературе можно встретить точку зрения, согласно которой превышение пределов необходимой обороны может выразиться в несвоевременности оборонительных действий. Выход за временные рамки посягательства именуется в науке несвоевременной обороной; выделяются два ее подвида - преждевременная и запоздалая. Этот вид эксцесса обороны полного признания не получает.

Например, некоторые ученые высказывают мнение, что "несвоевременной признается такая оборона, которая предпринята до возникновения у лица права на необходимую оборону или после того, как это право прекратилось". [7; С. 120]

В тех случаях, когда еще не было совершено какого-либо посягательства на интересы государства, на общественные интересы, собственность, личность и права отдельных граждан, т.е. когда опасность посягательства не была еще наличной, нельзя говорить и о возникновении права на необходимую оборону. Поэтому причинение вреда лицу, которое может лишь в будущем совершить нападение, нельзя рассматривать как превышение пределов необходимой обороны. Превышение обороны при ее несвоевременности будет лишь тогда, когда преступное посягательство имело место в действительности, а поэтому и существовало право на необходимую оборону у потерпевшего или других лиц, но преступник уже прекратил нападение: опасность нападения миновала или преступный результат уже полностью осуществлен. В этих случаях при определенных условиях можно говорить и о превышении пределов необходимой обороны.

Так же допускается такая возможность - запоздалой обороны и в случае, когда оборонявшийся осознает момент окончания посягательства. Ответственность в таких ситуациях наступает при наличии следующих условий:

1. Обороняющийся осознает факт окончания посягательства и отсутствие опасности его возобновления в настоящий момент;

2. Между окончанием нападения и защитой, предпринятой с опозданием, нет значительного разрыва во времени. Защита следует непосредственно за окончанием посягательства;

3. Обороняющийся еще всецело находится под впечатлением только что оконченного нападения;

4. В связи с этим он причиняет вред нападавшему не с целью мести - самочинной расправы, а по мотивам защиты охраняемых правом интересов.

Посягательство отсутствует и в том случае, когда оно прекращено. Прекращение посягательства ведет к утрате основания для необходимой обороны, ибо общественным отношениям уже больше ничего не угрожает. С этого момента интересы лица, совершившего посягательство, возвращаются под охрану закона и поэтому причинение ему ущерба объективно становится общественно опасным. Конечно, обороняющийся, находясь под влиянием совершенного нападения и испытывая от этого значительное волнение, не всегда своевременно замечает фактическое прекращение посягательства и в пылу борьбы продолжает защиту против посягательства, которое существует лишь в его сознании. В этих случаях несвоевременная оборона является результатом ошибки "обороняющегося" относительно наличности посягательства и образует одну из форм мнимой обороны".

Здесь будет уместным разграничить понятия "мнимая оборона" и "превышение пределов необходимой обороны". Вот как этот вопрос освещает Ю.М. Ткачевский "Мнимая оборона – это случаи, когда на самом деле состояния необходимой обороны нет, а осуществляющий оборону по ошибке полагает, что такое существует, и совершает оборонительные действия. Мнимая оборона это оборона против воображаемого, кажущегося, но в действительности (объективно) не существующего посягательства, т. е. результат ошибки.

Действия, совершенные в состоянии такой обороны, должны рассматриваться с точки зрения общих положений о значении ошибки для установлении вины лица, осуществляющего оборону, и формы этой вины. При этом уголовная ответственность за такие действия устраняется лишь при наличии такой ошибки, которая исключает неосторожную вину в действиях лица.

Там, где есть мнимая оборона, естественно нет и не может быть превышения пределов необходимой обороны. Понятие "мнимая оборона" и "превышение пределов необходимой обороны" взаимно друг друга исключают. [10; С. 55-58]

Поскольку в нашей судебной практике еще бытуют такие понятия, как "преждевременная" и "запоздалая" оборона, важно установить отличие их от мнимой обороны. Представляется, что "преждевременная" и "запоздалая" оборона имеются лишь в том случае, когда осуществляющий оборону знает (сознает), что посягательства еще нет или что оно уже фактически кончилось, и тем не менее осуществляет свои оборонительные действия. Мнимая же оборона имеет место тогда, когда лицо, осуществляющее "оборону", вообще ошибочно полагает, что производится общественно опасное посягательство на общество или индивидуальный интерес.

Практически такое разграничение "несвоевременной" ("преждевременной" и "запоздалой") обороны и мнимой обороны имеет очень большое значение, ибо, если при мнимой обороне ответственность наступает как за неосторожное преступление или вовсе отпадает, то приданном выше понимании "преждевременной" и "запоздалой" обороны ответственность должна наступать как за умышленное преступное деяние".

Существенное значение имеют орудия и средства, применяемые посягающим или обороняющимся. Естественно, что применение огнестрельного или холодного оружия определяет и характер защиты.

Однако нельзя считать, что средства обороны обязательно должны соответствовать средствам посягательства, то есть нельзя запрещать обороняющемуся прибегать к использованию каких-либо средств - палки, камня или даже оружия, если посягающий к таковым не прибегал. Ведь при определенных обстоятельствах посягательство без применения оружия (например, когда посягающий душит обороняющегося) по степени общественной опасности может не уступать вооруженному нападению.

Здесь же следует оговориться, что "Установление защитных механизмов и приспособлений, использование животных для предотвращения общественно опасных посягательств допустимы только в случаях, когда исключается возможность причинения вреда невиновным лицам. Целью установления защитных механизмов и приспособлений является не причинение вреда нападающему лицу, а предотвращение посягательства, поэтому в основном качестве таковых применяются разного роза запоры, замки, металлические двери, решетки, сигнальные устройства и ограждения. Защитные механизмы и устройства, животные могут использоваться для предотвращения посягательства с тем расчетом, чтобы исключалось превышение пределов необходимой обороны.

Для того, что бы использование защитных механизмов было признано правомерным, необходимо соблюдение нескольких условий:

а) вред должен причиняться именно посягающему во время осуществления им общественно-опасного посягательства;

б) причиненный вред не должен быть в явном несоответствии с характером и степенью общественной опасности посягательства"

Практике известны курьезные случаи, когда "гражданин, с целью проучить воров, опрыскивал выращиваемые на своей даче овощи раствором, в который подмешивал слабительные лекарственные средства В другом случае владелец оставил в дачном домике алкогольный напиток с содержащимися в нем ядовитыми веществами, от употребления которых умер злоумышленник. Можно привести еще один пример, когда гражданин, с дачного участка которого постоянно совершались кражи, установил на своем участке капкан, в этот капкан и угодил вор.

И в теории уголовного права, и в судебной практике единообразный подход к оценке подобных ситуаций не выработан. Среди некоторых криминалистов бытует мнение, что такие случаи не вписываются в рамки необходимой обороны, поскольку отсутствуют признаки наличности посягательства. Однако, эти доводы несостоятельны. Хотя рассматриваемые средства и приспособления и используются в момент, когда посягательство отсутствует, однако они приводятся в действие именно в момент нападения.

Даже в тех случаях, когда от применения подобных средств и приспособлений страдают посторонние граждане, привлечение к уголовной ответственности нельзя признать обоснованным, поскольку превышение пределов необходимой обороны невозможно при наличии неосторожной формы вины. В подобных ситуациях кажется, что не имеет никакого значения факт, что посягательство было направлено против собственности, а не жизни обороняющегося.

Конечно же, при этом необходимо учитывать, что во всех приведенных мною примерах пострадать от используемых приспособлений могли только лица, проникшие на территорию, входить на которую они не имели права. Поэтому, если обратиться к ситуации, на примере, часто приводимой в учебной литературе, когда с целью охраны дома хозяин протягивает оголенный электрический провод вдоль забора, а шедший мимо гражданин случайно прикасается к нему и умирает от поражения электрическим током, то в этом случае привлечение к уголовной ответственности будет правомерным, поскольку подобные действия способны причинить вред любому лицу.

Из изложенного можно сделать вывод о том, что превышение необходимой обороны в судебной практике и теории уголовного права является многоплановой по содержанию юридической категорией.

Какого-то одного "ключика" здесь нет, ориентирование на один-два критерия в ситуациях установления превышения пределов необходимой обороны приводит к многочисленным ошибкам в практике.

В каждом конкретном случае необходимо устанавливать все приведенные критерии, учитывая их в совокупности (несоответствие средств посягательства и защиты, интенсивности, несоответствие вредов и т.д.), так как любой из них может стать определяющим.


2. Уголовно-правовая характеристика понятия, объективных и субъективных признаков состава убийства при превышении пределов необходимой обороны

2.1 Понятие и состав убийства по действующему законодательству

Преступление, являющееся объектом нашего исследования, в тексте Уголовного Кодекса РФ 1996г. определяется как "убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны".

УК РФ впервые в истории нашего законодательства дает определение убийства.

Убийство - это умышленное причинение смерти другому человеку (ч. 1 ст. 105). Ранее подобного определения не было, и учеными было написано много работ, посвященных этому вопросу. Через обращение к другим наукам, анализ законодательства и практики правоприменяющих органов выводились различные определения убийства, авторы полемизировали между собой по поводу корректности той или иной дефиниции и тому подобное. Существование легального определения, нисколько не должно умалять большую теоретическую и практическую важность указанных работ, так как для получения четкого представления об убийстве того, что написано в законе недостаточно, необходимо проследить развитие представления о данном виде преступления.

Убийство - преступление против жизни. Особенная часть УК РФ содержит 6 статей, предусматривающих ответственность за преступления, объектом которых являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни граждан, это статьи 105-110 УК РФ. В двух из них нет слова "убийство".

Убийство, совершенное при определенных, различных по содержанию и значению, обстоятельствах, как основание уголовной ответственности указывается в диспозициях ст.105 (ч.1 и 2), ст. 106, 107 (ч.1 и 2)и ст. 108 (ч.1 и 2).

Что касается объективной стороны убийства, то она представляет собой единство трех элементов: 1) действие (бездействие), направленное на лишение жизни другого лица; 2) смерть потерпевшего как обязательный преступный результат; 3) причинная связь между действием (бездействием) виновного и наступившей смертью потерпевшего.

Объективная сторона убийства состоит в противоправном лишении жизни другого человека. Убийство может быть совершено как путем действия, так и путем бездействия. Чаще всего убийство совершается путем действия, нарушающего функции или анатомическую целостность жизненно важных органов человека. Действия, которыми причиняется смерть, в большинстве своем физические. Однако убийство может осуществляться и путем психического воздействия. Например, человеку, страдающему тяжелой формой кардиологического заболевания, посылают ложную телеграмму о смерти его близких в расчете на то, что он скончается от сердечного приступа. [12; С. 77-81]

Убийство путем бездействия может иметь место лишь в тех случаях, когда виновное лицо обязано было заботиться о потерпевшем, и когда оно должно было и могло совершить определенные действия, могущие предотвратить смерть.

Состав преступления, предусмотренный ст.105 УК РФ по конструкции является материальным, поэтому обязательным признаком объективной стороны преступления является наступление общественно опасного последствия. Преступное последствие – это тот или иной вред, причиняемый преступным действием или бездействием объекту посягательства. В данном случае таким последствием будет наступление смерти потерпевшего. Поэтому оконченным убийство будет при условии наступления смерти в результате действий виновного.

Между деянием и смертью потерпевшего должна быть установлена причинная связь. Признать наличие причинной связи можно только в том случае, когда деяние виновного неизбежно влечет за собой смерть человека, является главной её причиной. При этом для состава преступления абсолютно не имеет значения, как скоро после совершения виновным соответствующего деяния наступила смерть потерпевшего. Убийство будет и тогда, когда смерть последовала немедленно за совершением виновным преступного деяния (например, после выстрела в голову), и тогда, когда она наступила спустя значительный промежуток времени (например, отравление ядом замедленного действия).

Необходимой предпосылкой правильного решения вопроса о причинной связи является известная последовательность действий человека и наступления преступного результата. С наступившим вредным последствием в причинной связи может находиться только то деяние, которое предшествовало во времени наступлению вредного результата. Естественно, что деяние, совершенное после наступления того или иного факта, не может обусловить или быть причиной этих последствий.

К характеристике объективной стороны преступления теория уголовного права относит и такие признаки, как время, место, обстановка и способ совершения преступления. Из всех вышеперечисленных признаков основное значение для квалификации содеянного по ст.105 УК РФ имеет установление способа действия, как признака объективной стороны. Установление особой жестокости при убийстве или совершении его способом, опасным для жизни многих людей, влечет квалификацию соответственно по п. "д" и "е" ст.105 УК РФ и исключает применение другой статьи Кодекса. Остальные признаки не являются обязательными для квалификации, но могут учитываться судом при назначении наказания.

Субъективные (внутренние) признаки состава преступления характеризуют субъективную сторону и субъект. [9; С. 43]

Субъективная сторона убийства характеризуется психическим отношением субъекта к своему деянию и наступившей смерти потерпевшего.

Субъективная сторона убийства характеризуется виной в виде умысла. Умысел при этом может быть как прямым, так и косвенным. Лицо осознает, что совершает деяние (действие или бездействие) опасное для жизни другого человека, предвидит возможность или неизбежность наступления смерти потерпевшего и желает (при прямом умысле) либо сознательно допускает наступление смерти или безразлично относится к ней (при косвенном умысле). Мотивы и цель действий виновного могут быть самыми разными. Конкретные мотивы, цели и эмоциональное состояние виновного учитываются при квалификации либо как смягчающие (ст.106,107,108 УК), либо как отягчающие (ч.2 ст.105 УК), либо не признаются ни теми, ни другими (ч.1 ст.105 УК).

При косвенном умысле виновный не направляет свою волю на причинение смерти, но своими действиями сознательно допускает ее наступление. Косвенный умысел на убийство встречается, например, при поджоге помещения, в котором находятся люди; при использовании кляпа или пластыря, чтобы не дать потерпевшему возможности позвать на помощь, если в результате этого наступила смерть; при убийстве посторонних людей в случае применения взрывного устройства или иного общеопасного и слабо управляемого способа преступления.

Если мотив или цель убийства реализуются только в случае смерти потерпевшего (получение наследства, избавление от нежелательного свидетеля), умысел всегда будет прямым. [15; С. 34-37]

Мотив и цель преступления, которые принято относить к факультативным признакам субъективной стороны, в составе убийства приобретают обязательную роль, поскольку от их содержания зависит квалификация убийства.

Для простого убийства характерны такие мотивы, как месть за какое-либо действие потерпевшего, независимо от его правомерности, в том числе за совершенное преступление, ревность, зависть, неприязнь или ненависть, возникшие на почве личных отношений. Возможно также убийство из сострадания к безнадежно больному или раненому; из ложного представления о своем общественном или служебном долге; из страха перед ожидаемым или предполагаемым нападением при отсутствии состояния необходимой обороны и т.д. К простому убийству относится также умышленное причинение смерти в обоюдной драке или ссоре под влиянием эмоциональных мотивов гнева, ярости, страха за свою жизнь при отсутствии признаков сильного душевного волнения.

Субъектом умышленного убийства может лишь лицо физическое, вменяемое, достигшее определенного возраста.

Вменяемость – это способность лица осознавать общественно опасный характер своих действий. Она определяется способностью лица отдавать отчет в своих действиях и руководить ими. Вменяемость является предпосылкой вины и условием уголовной ответственности.

В соответствии со ст.21 УКРФ "не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики".

Субъектом убийства может быть признано лицо, которое к моменту совершения преступления достигло 16 лет.

Убийство обладает очевидной и легко осознаваемой опасностью. При его совершении виновный посягает на такое благо, которым он обладает сам, и поэтому имеет возможность на своем личном опыте осознавать какова его опасность, в чем состоит вред и какие могут наступить последствия в результате его совершения.

Законодатель учитывает и тот факт, что к 16 годам у подростка уже происходит начальное формирование взглядов, моральных и нравственных устоев личности, что позволяет ему осознавать вышеперечисленные обстоятельства.

2.2 Объективные признаки убийства при превышении пределов необходимой обороны

Под убийством, понимается - совершенное с целью защиты охраняемых правом интересов защищающегося, третьих лиц, общества или государства такое умышленное лишение жизни нападающего, которое явно не соответствовало характеру и степени общественной опасности посягательства.

Именно объект посягательства этого вида убийства определяет общественную опасность преступления. Она прежде всего состоит в том, что человек лишает самого ценного блага, которое у него есть – жизни.

Из приведенного определения ясно, то, что жизни противоправно лишается не всякий человек, а лишь посягающий на охраняемые законом общественные отношения в целях их защиты, хотя и чрезмерными средствами.

Жизнь любого человека – всегда бесценное благо, не зависящее от той или иной характеристики потерпевшего (например, лицо ранее судимое; женщина, заведомо для обороняющегося находящаяся в состоянии беременности; душевнобольной, несовершеннолетний, военнослужащий и т.п.).

Ценность, значимость объекта убийства как такового не претерпевает каких либо изменений в зависимости от вида убийства. Вместе с тем уголовный закон за рассматриваемый вид преступления устанавливает существенно более низкие карательные санкции. На пониженную степень общественной опасности преступления, влияние оказывает не объект, а ситуация, в которой совершаются противоправные действия. В этом случае законодатель, конструируя привилегированный состав убийства, учитывал тот факт, что вред в виде смерти, хотя явный и чрезмерный, причиняется в целях защиты от посягательства на правоохраняемые интересы, причем лицом, зачастую находящимся в возбужденном состоянии, а также и то, что провоцирующим фактором преступления послужило, как правило, противоправное, поведение самого потерпевшего. Именно поэтому в законе предусматривается привилегированная ответственность по сравнению с аналогичными преступлениями, не связанными с превышением пределов необходимой обороны (например причинением смерти по неосторожности – ст.109 УК РФ).

Объективная сторона убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны, заключается в действиях, явно не соответствующих характеру и степени общественной безопасности посягательства, обстановке совершения деяния. [7; С. 111]

Право на необходимую оборону, как это явствует из анализа статьи 37 УК РФ возникает не только в момент непосредственного нападения но и в момент его реальной угрозы. При этом вред причиненный при отражении посягательства может быть больше вреда предотвращенного. То есть закон резюмирует возможность причинения смерти нападающему уже даже в случае всего лишь угрозы, но при улови, что эта угроза реальна и иными средствами спасти собственную жизнь или жизнь других лиц не представляется возможным.

В случае убийства при мнимой обороне, при добросовестном заблуждении относительно нападения, вопрос решается так же, как и относительно необходимой обороны.

Общепризнано, что объективная сторона убийства, предусмотренного ч.1 ст.108 УК РФ, характеризуется наличием следующих признаков:

- общественно опасное действие обороняющегося;

- общественно опасное последствие в виде смерти нападающего;

- причинная связь между действиями и смертью нападающего.

Необходимая оборона – действие активное. Она состоит в отражении посягательства. Посягательство как основание для применения необходимой обороны совершается путем общественно опасного действия, по своему характеру открытого, агрессивного, поэтому отразить подобное посягательство путем бездействия нельзя. Можно не допустить наступления вредных последствий путем различного рода уклонений от отрицательного воздействия посягающего, например, убежать, обратиться за помощью к третьим лицам, однако право на самозащиту принадлежит лицу независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам, кроме того в этом случае признаки необходимой обороны отсутствуют, поскольку согласно букве закона, под защитой понимается такая оборона, которая сопровождается причинением посягающему вреда.

Отсюда следует, что и эксцесс обороны как противоправная форма необходимой обороны возможен только в результате действия, однако явно выходящего за рамки дозволенного.

Обстановка необходимой обороны включает в себя не только преступное посягательство, но и силы, средства и возможности обороняющегося по отражению данного посягательства, а так же иные объективные факторы, определяющие соотношение сил посягающего и обороняющегося. При этом различаются относительно благоприятная и неблагоприятная обстановка защиты, которые существенно влияют на пределы причинения вреда, а так же на их превышение.

Говоря об обстановке эксцесса обороны, следует иметь в виду совершение всех деяний, против которых допустимая необходимая оборона, в том числе и тех, в составы которых входит время, место, орудия и другие так называемые факультативные признаки объективной стороны. Такие признаки не относятся к обязательным признакам рассматриваемого преступления, однако они не отделимы от обстановки исследуемого уголовно наказуемого деяния. Это скорее всего связано с тем, что они сами по себе не изменяют внутреннего содержания посягательства и поэтому не входят в обстановку преступления, предусмотренного ч.1 ст.108 УК РФ. Они находятся за пределами этого состава. В то же время, когда место, время, обстановка совершения преступного посягательства способствовали возникновению у обороняющегося ошибки в оценке характера и опасности посягательства, они служат одним из оснований признания эксцесса обороны деянием не преступным.

Закон не вводит в качестве обязательных признаков исследуемого состава, относящихся к объективной стороне, ни способа действий, ни орудий. Из этого вытекает, что действие может быть осуществлено любым способом с применением всевозможных орудий. Для практического решения вопроса о том, являлись ли такие действия объективно превышающими пределы необходимой обороны, учитываются конкретный способ их совершения и использование при этом тех или иных орудий и средств обороняющимся, но сами по себе они не являются конструктивными признаками анализируемого состава преступления и на квалификацию преступления непосредственного влияния не оказывают. Они являются фактическими обстоятельствами дела, позволяющими установить или исключить наличие юридически значимого конструктивного признака данного состава преступления. Вторым признаком объективной стороны убийства при превышении пределов необходимой обороны является общественно опасное последствие – смерть посягающего. Поэтому оконченным преступление является в случае наступления смерти нападающего, поскольку данный состав по своей конструкции является материальным. Третьим обязательным признаком объективной стороны убийства при превышении пределов необходимой обороны является наличие причинной связи между общественно опасным деянием обороняющегося и нанесенным им вредом (смертью нападавшего).


2.3 Субъективные признаки убийства при превышении пределов необходимой обороны

Для правильного решения вопроса об установлении наличия явного несоответствия защиты характеру и опасности посягательства следует исследовать весь комплекс субъективных критериев, представляющих важность для юридической оценки совершенного преступления. В частности, должны быть подвергнуты всестороннему анализу такие важные в данном аспекте и взаимообусловленные критерии, как форма вины, мотив, цель, эмоциональное состояние, а также индивидуальные психологические особенности личности обороняющегося.

Субъективная сторона преступления (убийства), предусмотренного ч.1 ст. 108 УК РФ, характеризуется прямым или косвенным умыслом: виновный сознает, что в данных конкретных обстоятельствах лишение жизни нападающего не вызвано необходимостью, предвидит конечный результат своих действий и желает его наступления или сознательно допускает причинение смерти.

При этом в качестве обязательного признака субъективной стороны данного убийства выступает цель защиты личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства.

Осуществляя защиту от преступного посягательства, обороняющийся осознает, что превышает ее пределы, предвидит реальную возможность наступления последствий в виде смерти или тяжкого вреда здоровью, этого результата он не желает, так как стремиться к достижению общественно полезной цели, но, избрав любые из находящихся в его распоряжении средства для ее достижения, сознательно допускает возможность одного из названных последствий.

Преступление, явившееся результатом превышения пределов необходимой обороны, в большинстве случаев совершается с внезапно возникшим, неопределенным (не конкретизированным) умыслом. Виновный при этом сознает, что своими действиями превышает границы допустимой защиты, предвидит их общественно опасные последствия в виде причинения тяжкого вреда личности нападающего. Но в отличие от определенного умысла, когда виновный желает причинить потерпевшему конкретный вред, при неопределенном умысле виновный желает (или сознательно допускает) причинение потерпевшему любого вреда, не представляя себе точно его размер и тяжесть. Поэтому при квалификации превышения пределов необходимой обороны, совершенного при неопределенном умысле, наряду с направленностью умысла должны также учитываться фактически наступившие общественно опасные последствия.

В качестве примера можно сослаться на материалы уголовного дела по обвинению г-на Т. в убийстве.

Потерпевший гр-н Ч. и осужденный гр-н Т. после распития спиртных напитков по настоянию первого стали бороться. Во время борьбы гр-н Ч. не смог одержать победу над гр-м Т., это его разозлило, и он стал наносить удары кулаком в разные области тела Т., свалил его с ног и, находясь с верху, начал душить. Гр-н Т., теряя сознание, подобрал нож, лежавший на полу (упавший со стола во время борьбы), и нанес ему два удара гр-ну Ч. В область грудной клетки со стороны спины. От полученного телесного повреждения гр-н Ч. скончался.

В данной ситуации гр-н Т. в силу алкогольного опьянения и стрессового состояния, в какой-то мерее даже безысходного положения (лежит на полу, сверху Ч. держит и производит удушение за шею) не мог точно взвесить характер опасности и избрать иные средства для предотвращения посягательства. Чтобы освободится от удушающего захвата, гр-н Т. подбирает нож и наносит им удар, желая потерпевшему причинить любой вред, то и охватывалось сознанием виновного. После первого удара ножом захват ослабился. Гр-н Ч. уже не представлял опасности для гр-на Т., но в пылу борьбы, страхе за свою жизнь гр-н Т. наносит еще удар ножом в спину сидящему на нем гр-на Ч.

Судебная коллегия Верховного Суда РФ, рассмотрев материалы дела, переквалифицировала содеянное на ст.105 УК РФ. Согласно новой редакции ст.37 УК РФ подобные действия не должны считаться и превышением пределов необходимой обороны, здесь наличествуют признаки правомерной обороны. Эта разновидность умышленной вины, как показывает изучение материалов судебной практики, является типичной при совершении рассматриваемого преступления.

Вместе с тем может иметь место совершение данного преступления и с прямым, конкретизированным умыслом, где наступивший результат строго соответствует заранее поставленной цели. Виновный в такой ситуации сознает, что при отражении нападения он может использовать меры, позволяющие защитить подвергшееся посягательству благо путем причинения меньшего вреда нападающему, понимает, что избранные средства заведомо могут повлечь причинение смерти, при этом предвидит реальную возможность или неизбежность причинения такого вреда и желает его наступления. Осознавая явность несоответствия защиты характеру и опасности посягательства, обороняющийся, тем не менее, преднамеренно лишает жизни посягающего. [11; С. 23-28]

Прямой умысел характерен, например, для ситуаций, когда потерпевший в течение продолжительного периода времени нагнетает психотравмирующую обстановку.

В связи с тем, что анализируемое преступление может быть совершено с прямым умыслом, заслуживает рассмотрения вопрос о стадиях совершения данного деяния как этапах реализации умышленного преступления. Поскольку преступление, ответственность за которое предусмотрена ч.1 ст.108 УК РФ, совершается под воздействием посягательства или его непосредственной угрозы со стороны потерпевшего, умысел при его совершении чаще всего является внезапно возникшим. Внезапно возникший умысел также может иметь место, когда обороняющийся совершает определенные действия по подготовке к акту необходимой обороны. Следует подчеркнуть, что в данном случае имеется в виду приготовление к правомерной защите, а не к превышению ее пределов. Обороняющийся до начала отражения посягательства не намерен причинять нападающему чрезмерный вред, он готовится лишь к отражению нападения. Если же виновный решает использовать нападение как повод для причинения вреда человеку, с которым находится в неприязненных отношениях, и заранее готовится к осуществлению преступного намерения, то в основе его действий лежат низменные мотивы и цели, не свойственные для необходимой обороны. [14; С. 56]

В теории уголовного права и судебной практике считается общепризнанным, что стадия приготовления как этап неоконченного преступления применительно к убийству при превышении пределов необходимой обороны исключена. В соответствии с ч.2 ст.30 УК РФ, уголовная ответственность наступает лишь за приготовление к тяжким и особо тяжким преступлениям. Преступления, совершенные при эксцессе обороны, исходя из санкции статей к таковым не относятся, а, следовательно, ни в теоретическом, ни в практическом аспекте уголовная ответственность за приготовление к преступлениям, совершенным при эксцессе обороны, невозможна.

Установление уголовной ответственности за покушение на превышение пределов необходимой обороны, как кажется, невозможно, так как лишь при наступлении общественно опасных последствий, предусмотренных законом, содеянное при эксцессе обороны может быть признано преступлением.

Можно сделать небольшой вывод, что вина в превышении пределов необходимой обороны – это психическое отношение обороняющегося к процессу осуществления избранного им такого способа обороны, посредством которого последнему причиняется явно чрезмерный вред, наступления которого он желает или сознательно допускает.

В диспозиции ч.1 ст.108 УК РФ мотив и цель не указаны в качестве обязательных признаков субъективной стороны. Тем не менее материалы судебной практики позволяют сделать вывод, что и в рамках данного состава преступления мотив и цель являются одними из определяющих признаков для квалификации преступления, для ограничения от смежных составов.

Целью действий, составляющих превышение пределов необходимой обороны, является защита правоохраняемых интересов от посягательства и пресечение его при наличии сознания того, что способ ее достижения общественно опасен. Мотив непосредственно связан с целью, данные понятия являются соотносительными.

Мотив, как побуждение к действию, не возникает сам по себе. Он всегда детерминирован какими-то обстоятельствами. В преступлении, предусмотренном ч.1 ст.108 УК РФ, мотив связан с посягательством и вытекает из него. Таким образом, мотивом действий, совершенных при совершении при превышении пределов необходимой обороны, является трансформированная в побуждение потребность в устранении возникшей в результате посягательства угрозы правоохраняемых интересам, общественным отношениям, благам при наличии сознания о вредоносном способе ее удовлетворения.

При превышении пределов необходимой обороны возможно сочетание различных мотивов, в числе которых могут быть и низменные побуждения (месть, ревность, озлобленность, ненависть и т.д.). Если же обороняющийся руководствовался мотивами, явно не соответствующими общественно полезной цели, его действия, связанные с причинением вреда нападающему, должны рассматриваться как совершенные в состоянии физиологического аффекта либо на общих основаниях.

Наиболее типичными мотивами обороняющегося при превышении пределов необходимой обороны, находящегося в неблагоприятной обстановке, являются побуждения, связанные с устранением или избежанием нависшей опасности со стороны лица или группы лиц, имеющим над ним явное превосходство. Иными представляются мотивы превышения пределов достаточного вреда, когда обороняющийся, имея явное преимущество над посягающим, сознавая свое превосходство и понимая, что для успешного предотвращения или пресечения посягательства достаточно применить менее значительный вред, тем не менее умышленно убивает посягающего. Именно в основе таких действий лежат смешанные мотивы, где преобладающими побуждениями являются озлобленность, ненависть, гнев, месть и т.д. наряду, конечно, с основным мотивом – стремление устранить опасность, нависшую над правоохраняемыми интересами.

Подобная мотивация согласно данным судебной практики применения нормы о превышении пределов необходимой обороны, в большей степени характерна для ситуаций, когда принимаются оборонительные меры при защите интересов личности и реже – при защите интересов общества и государства. Так же следует заметить, что в действительностиобороняющийся не всегда способен действовать по схеме "удар–ответный удар". Подвергшись нападению преступника, защищающийся в праве применить и несколько чрезмерные средства, меры для защиты своих интересов, интересов третьих лиц, подчас вкладывая в ответные действия и свое справедливое возмущение и реализуя стремление проучить нападавшего, "преподав урок правильного поведения". Однако месть в таком случае, разумеется, лишена низменного характера и сама по себе не сможет обосновать квалификацию действий обороняющегося по ч.1 ст.105 УК РФ. Правильно квалифицировать подобное деяние можно только установив конкретное содержание основного мотива убийства. И в случае, если преобладающим генеральным мотивом явилось стремление отразить посягательство во имя защиты определенных интересов, убийство посягающего должно квалифицироваться по ч.1 ст.108 УК РФ.

Еще одним обстоятельством, относящимся к субъективной стороне, является наличие или отсутствие сильного душевного волнения, характеризующее эмоциональное состояние субъекта. Бесспорен факт, что ситуации необходимой обороны, превышения пределов необходимой обороны почти всегда сопровождаются состоянием сильного душевного волнения, которое возникает как ответная реакция на неожиданное и скоротечное общественно опасное посягательство. Хотя защищающийся и остается вменяемым, волнение, страх, растерянность в значительной степени затрудняют самоконтроль, осмысливание обстановки, правильность выбора начального момента, средств, способов интенсивности защиты. [13; С.101]

Таким образом, что повторность совершения преступления касаемо субъекта убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны значения не имеет. Представляется, что, если совершение этого преступления будет отягчено какой-либо из форм множественности преступлений, то будет применяться соответствующие правила статей УК РФ.

Помимо рассмотренных вопросов субъекта убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны хотелось бы остановиться на некоторых отмечаемых всеми авторами особенностях. Речь идет о социальных качествах личности виновного. Как правило, лицо, совершившее преступление при превышении пределов необходимой обороны, характеризуется положительно, не представляет общественной опасности. Это объясняется тем, что деликт провоцируется противоправным посягательством со стороны потерпевшего, виновный - это, как правило, лицо, которое в отсутствие такой провокации никогда бы не нарушило закон.

Все рассмотренные обстоятельства, относящиеся к субъекту убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны, свидетельствуют о том, что указанный субъект имеет ряд особенностей, требующих очень внимательного подхода при оценке конкретных ситуаций, связанных с эксцессом обороны. [2; С. 77]


Заключение

Необходимая оборона - в уголовном праве насильственные действия в отношении лица, совершившего общественно опасные посягательства на право охраняемые интересы, предпринятые для пресечения этого посягательства.

В соответствии с уголовным законодательством действия, хотя и попадающие под признаки преступного деяния, но совершенные в состоянии необходимой обороны (то есть при защите от общественно опасных посягательств интересов государства, общественных интересов, личности или прав обороняющегося или другого лица), не считаются преступлением и не влекут уголовной ответственности, если пределы необходимой обороны не были превышены.

Действия считаются совершенными при наличии определенных условий. Необходимая оборона допустима от любых общественно опасных деяний, угрожающих государственным или общественным интересам, либо правам и законным интересам как самого обороняющегося, так и любого другого лица. Чаще всего она имеет место в отношении преступного нападения, но может служить и для предотвращения общественно опасных действий, не образующих состав преступления.

Оборона от правомерных действий, хотя и затрагивающих интересы обороняющегося, не является необходимой обороной. Допустима она только от действительного и наличного нападения. Если человек оборонялся от кажущегося ему нападения (т.н. мнимая оборона), вопрос об уголовной ответственности решается по правилам о значении фактической ошибки. Не признается состояние необходимой обороны и в тех случаях, когда лицо умышленно спровоцировало нападение, чтобы иметь возможность под предлогом необходимой обороны причинить вред нападающему.

По смыслу закона необходимая оборона предполагает активное противодействие совершаемому посягательству. Поэтому гражданин имеет право на необходимую оборону не зависимо от того, мог ли он избежать: грозящей опасности, уклониться от нападения, спастись бегством, обратиться за помощью к представителям власти и т.п.

При необходимой обороне вред должен быть причинен лицу, совершающему общественно опасное нападение; если для предотвращения опасности вред причинен не нападающему, а другому лицу, содеянное должно рассматриваться по правилам крайней необходимости.

Исследовав большое количество материалов по данной теме, можно сделать вывод, что превышение пределов необходимой обороны – преступление особое, которое нельзя ставить в один ряд с умышленным убийством и тому подобными деяниями. Нельзя не согласиться с автором В. Г. Гаршиным, что "…причинение вреда при осуществлении права на необходимую оборону от преступного посягательства носит особый, если можно так выразиться, привилегированный характер".

Требуется постоянное внимание средств массовой информации к освещению данной проблемы, информирование населения о законодательстве и практике применения необходимой обороны от преступных посягательств. А между тем, правильное применение судами Уголовного Закона в части превышения пределов необходимой обороны, увеличивает и легитимность государственной власти в целом, и исполнительных и судебных органов в частности, что ведет к росту инициативы граждан в борьбе с преступностью.

Можно сказать, что институт необходимой обороны является одним из важнейших каналов, связывающий народ и государство единой целью – борьбой с преступностью. Так как необходимая оборона является общественно полезным обстоятельством, то причинение нападающему последствий необходимо рассматривать не как вред, а как вынужденный результат отражения его общественно опасного посягательства, поэтому нападавший не должен признаваться потерпевшим и всегда должен обсуждаться вопрос о возможности привлечения его к уголовной ответственности за совершенное преступление.


Глоссарий

Аффект (от лат. affectus-душевное волнение, страсть)-сильное, быстро возникающее и бурно протекающее психическое состояние, характеризующееся глубоким переживанием, ярким внешним проявлением, сужением сознания и снижением самоконтроля.

Вина психическое отношение лица к совершенному им преступлению, выражающееся в форме умысла или неосторожности.

Вменяемость в уголовном праве нормальное состояние психически здорового человека; выражается в способности отдавать отчет в своих действиях и руководить ими. Необходимое условие вины и уголовной ответственности.

Дееспособность гражданина способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их. В РФ возникает (по общему правилу) в полном объеме с наступлением совершеннолетия.

Действия один из видов фактов юридических, представляют собой такие факты, которые зависят от воли людей, поскольку совершаются ими.

Квалификация преступления (от лат. qualis-какой по качеству и - фикация)-уголовно-правовая оценка преступного деяния, заключающаяся в установлении соответствия его признаков признакам состава преступления, предусмотренного уголовным законом.

Личность человек как активный субъект общественных отношений. Объединяет категории гражданина, иностранного гражданина, лица без гражданства.

Необходимая оборона в уголовном праве насильственные действия в отношении лица, совершившего опасное посягательство на правоохраняемые интересы, предпринятые для пресечения этого посягательства; одно из обстоятельств, исключающих преступность деяния.

Общественная опасность в уголовном праве объективный (материальный) признак преступления: нанесение (реальная угроза нанесения) существенного ущерба господствующим в данном государстве общественным отношениям, образу жизни.

Преступление по ст. 14 УК РФ "виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное УК РФ под угрозой наказания. Не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности, то есть не причинившее вреда и не создавшее угрозы причинения вреда личности, обществу или государству".

Субъект преступления один из четырех элементов состава преступления; представляет собой вменяемое физическое лицо, достигшее предусмотренного уголовным законом возраста.

Тяжкие преступления по ст. 14 У К РФ умышленные и неосторожные деяния, за которые УК РФ предусматривает наказания, от пяти до десяти лет лишения свободы.

Убийство умышленное причинение смерти другому человеку; самое тяжкое преступление против личности.

Уголовное право отрасль права, объединяющая правовые нормы, которые устанавливают, какие деяния являются преступлениями и какие наказания, а также иные меры уголовно-правового воздействия применяются к лицам, их совершившим, определяют основания уголовной ответственности и освобождения от уголовной ответственности и наказания.

Умысел в теории уголовного права форма вины, означает осознание лицом общественной опасности совершаемых им деяний (прямой и косвенный).


Список использованных источников

1. Российская Федерация. Конституция (1993). Конституция Российской Федерации [Текст] : офиц. текст. – Новосибирск: Сиб. унив. изд-во, 2009. - 64 с. - ISBN 5-94087-596-3.

2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г. № 64-ФЗ последняя редакция 19.05.2010 г. с изменениями и дополнениями вступающими в силу с 18.11.2010 г. // Справочно - правовая система "Консультант Плюс" : [Электронный ресурс] / Компания "Консультант Плюс". – Последние обновления 19.05.2010.

3. Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации от 08.01.1997 г. № 1-ФЗ последняя редакция 05.04.2010 г. с изменениями от 11.05.2010 г. // Справочно - правовая система "Консультант Плюс" : [Электронный ресурс] / Компания "Консультант Плюс". – Последние обновления 11.05.2010.

4. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 г. № 195-ФЗ последняя редакция 08.05.2010 г. с изменениями и дополнениями от 19.05.2010 г. // Справочно - правовая система "Консультант Плюс" : [Электронный ресурс] / Компания "Консультант Плюс". – Последние обновления 19.05.2010.

Научная литература

5. Атабаева, Т. Ш. Необходимая оборона [Текст] : теория, законодательство, практика применения: учебное пособие / Т. Ш. Атабаева. - Барнаул: АГУ, 2006.- С. 230. – ISBN 5- 09078-567-3.

6. Гаршин, В. Г. Необходимая оборона [Текст]: учебное пособие / В. Г. Гаршин.- М.: Российская юстиция, 2006. - №3 – С. 149. – ISBN 5-0093-440-5.

7. Завидов, Б. Д. Правовые новации необходимой обороны [Текст] : учебное пособие / Б. Д. Завидов. - СПб.: Питер, 2008. – С. 213. – ISBN 5-03200-231-3.

8. Истомин, А. Ф. Самооборона: право и необходимые пределы [Текст] : учебное пособие для вузов / А. Ф, Истомин. – СПб.: Питер, 2007. – С. 320. – ISBN 5-1231-003-3.

9. Лебедев, В. М. Комментарий к Уголовному кодексу РФ (постатейный) [Текст] : учебное пособие для вузов / В. М. Лебедев. – М.:Юрайт-Издат, 2008. – С. 370. – ISBN 5-021-21340-5.

10. Нищенков, В. С. Коммунальная самооборона [Текст] : учебное пособие / В. С. Нищенков. – М. : Издательство Оптим, 2008. – С. 187. – ISBN 5-3320-440-5.

11. Орехов, В. В. Необходимая оборона и иные обстоятельства, исключающие преступность деяния [Текст] : учебное пособие / В. В. Орехов. - СПб.: Издательство "Юридический центр Пресс", 2009. – С. 233. – ISBN 5-004-1442-3.

12. Побегайло, Э. Ф. Уголовное право. Превышены ли пределы необходимой обороны [Текст] : учебное пособие / Э. Ф. Побегайло. – М.: Норма, 2007. - № 4. – С. 231. – ISBN 5-0901-650-3.

13. Попов, К. И. Актуальные вопросы ответственности за превышение пределов необходимой обороны [Текст] : учебное пособие для вузов / К. И. Попов.- М.: Издательство ОПТИМ, 2008. – С. 127. – ISBN 5-2210-445-3.

14. Сверчков, В. В. Уголовное право. Общая часть: Краткий курс лекций [Текст] : учебное пособие для вузов / В. В. Сверчков. – М.: Юрайт-М, 2009. – С. 344. – ISBN 5-230-4300-5.

15. Ткачевский, Ю. М. Институт необходимой обороны [Текст] : учебное пособие / Ю. М. Ткачевский. – М: Норма, 2006. - №1 –С. 305.- ISBN 5-009-567-3.

16. Тасаков, С. М. Нравственные начала уголовного закона о необходимой обороне [Текст] : учебное пособие / С. М. Тасаков. – М.: Норма, 2006. - № 5. – С. 136. – ISBN 5-341-054-5.

17. Фомин, М. А. Проблемы совершенствования института необходимой обороны в уголовном праве России [Текст] : учебное пособие / М. А. Фомин. - М.: Норма,2006. – С. 255. – ISBN 5-334-0334-3.

Приложение А

Схема "Признакинеобходимой обороны"

Приложение Б

Схема "Условия правомерности необходимой обороны"

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий