регистрация / вход

Необходимая оборона и ее уголовно-правовое значение

История института необходимой обороны. Понятие и условия правомерности необходимой обороны. Понятие необходимой обороны. Условия правомерности необходимой обороны. Условия, относящиеся к посягательству. Условия, относящиеся к защите.

Министерство образования РФ

Волгоградский Государственный Университет

Кафедра Уголовного права

Курсовая работа по теме:

«Необходимая оборона и ее уголовно-правовое значение»

Выполнил:

студент 2 курса

юридического факультета группы Ю -031

Ерохин Кирилл

Проверила:

Лобанова Л. В.

Волгоград,

2005

Содержание.

Введение………………………………………………………………2

Глава 1.История института необходимой обороны…………………………… 3

Глава 2. Понятие и условия правомерн ости необходимой обороны……... 10

§1 Понятие необходимой обороны……………………………………….. 10

§2 Условия правомерности необходимой обороны………………………..13

1) Условия, относящиеся к посягательству……………………………..14

2) Условия, относящиеся к защите………………………………………18

Заключение……………………………………………………………………….23

Список используемой литературы ……………………………………………..25

Введение.

Актуальность данной темы обусловлена, прежде всего, важнейшими функциями необходимой обороны в условиях становления в России гражданского общества и правового демократического государства. Являясь элементом правовой системы, необходимая оборона способствует блокированию правонарушений и преступлений, служит гарантией законности, стабильности и правопорядка.

Государство в лице органов власти, обеспечивающих правопорядок, не всегда может выполнить это, в этом случае оно корреспондирует право на защиту личности, общества, государства личности, которое вправе совершать любые действия с целью пресечения преступного посягательства.

Правильное применение законодательства о необходимой обороне является важным условием широкого вовлечения населения в борьбу с преступностью. Большой ущерб борьбе с правонарушениями причиняет каждый случай необоснованного привлечения к уголовной ответственности лиц, правомерно оборонявшихся от общественно опасного посягательства. Исследование необходимой обороны в теоретико-практическом плане продиктовано недостаточной разработанностью и дискуссионностью целого ряда соответствующих теоретических проблем. Все это отрицательно отражается на судебно-прокурорской практике. Многие вопросы правовой оценки действий, совершаемых при защите или в связи с защитой от преступного нападения, решаются следственными, прокурорскими и судебными органами по-разному, а иногда по одному и тому же делу различные судебные инстанции принимают противоположные решения.

Глава 1. История института необходимой обороны.

Необходимая оборона – это чисто правовой институт уголовного права, как и все другие институты уголовного права, появился вместе с возникновением государства и права и развивался в зависимости от целого ряда условий государственного и социального характера.

Институт необходимой обороны всегда использовался в интересах господствующих классов. Поэтому как само понятие необходимой обороны, так и условия правомерности необходимой обороны и пределы ее допустимости изменялись в процессе исторического развития, отражая в себе особенности социально-политического строя.

Институт необходимой обороны проходит несколько этапов в своем развитии:

1) X XVII вв.

Зарождение правового института необходимой обороны. Впервые об этом правовом явлении упоминается в договоре Олега с Византией 911 года. Статья 6 договора Олега с Византией предусматривала право необходимой обороны личности и имущества. Но при этом сущность положений, содержащихся в договоре, затрагивающих необходимую оборону, была тесно переплетена с нормами, составляющими обычай кровной мести, что не позволяет в полной мере выделить в данном памятнике необходимую оборону в качестве отдельного самостоятельного института.[1] Поэтому данный период характеризуется самоуправством, возникавшие конфликты решались зачастую при помощи физических способов. Не допускалось причинение преступнику излишнего вреда, не вызываемого необходимостью предотвратить посягательство.

Г. С. Фельдштейн отмечает, что в договоре Олега с Византией осталось понятие мести и, следовательно, при таких условиях вообще не могло существовать необходимой обороны как особого юридического института.[2]

Русская Правда в ст. 13, 14, 38, 40 содержала отдельные положения о необходимой обороне, но не выделяла ее в качестве самостоятельного института.[3] В других древнейших памятниках законодательства постановления о необходимой обороне не встречаются вплоть до середины XVIIвека. По мнению Г. С. Фельдштейна, процесс обособления необходимой обороны как уголовно – правового института закончился в основном только ко времени Соборного уложения 1649 года.[4]

2) Середина XVII - начало XVIII вв.

Происходит развитие института необходимой обороны в рамках понимания его как естественного права человека. В Соборном уложении 1649 года необходимая оборона получила дальнейшее развитие как правовой институт (расширился круг ее объектов по сравнению с Русской Правдой). Однако, как и во всех остальных законодательных актах того времени, Соборное Уложение не употребляло само понятие «необходимая оборона» и не выделяло для данного института отдельного раздела – положения о нем содержались в отдельных статьях, предусматривающих ответственность за конкретные преступления. Так, убийство при защите жилища не признавалось преступлением, так как обороняющийся «то убийство учинил поневоле», т.е. по необходимости.

Правомерной стала считаться защита интересов других лиц, причем эта защита вменялась в обязанность (ст. 59 гл. 21 Уложения). За невыполнение этой обязанности предлагалось «нещадно бить кнутом».

Уложение оставалось на позициях рассмотрения необходимой обороны как естественного права, предоставляя обороняющемуся довольно широкие права, вместе с тем уже достаточно четко отграничивало оборону от мести, не допуская самосуда и излишней жестокости. Условия правомерности необходимой обороны еще не получили в законодательстве этого периода достаточного развития.

3) Начало XVIII - XX вв.

На данномэтапе происходит более четкая законодательная регламентация с одновременным ограничением объема реализации права на необходимую оборону. Государство видит уже в необходимой обороне посягательство на свои права, попытку ограничения государственной власти, поэтому допускает ее в весьма узких рамках.

В 1715 году появился Воинский Устав, а в 1720 году – Устав Морской, которые впоследствии стали именовать Воинскими Артикулами Петра I. В этих Артикулах впервые появляется термин «нужное оборонение», обособивший необходимую оборону как самостоятельное понятие в уголовном праве.

Пункт 3 ст. 157 Воинского Устава гласит: «И когда уже в страхе есть, и невозможно более уступать, тогда не должен есть от соперника себе первого удара ожидать, ибо через такой первый удар может тако учиниться, что и противиться весьма забудет». Морской Устав 1720 года содержал указание на превышение пределов «нужного оборонения»: «Ежели кто регулы нужного оборонения преступит, тот еже не яко оборонитель, но яко преступник судим да будет, по рассмотрению воинского суда, смертью, или каторжной работой, или иным чем наказан будет»[5] .

По сути, Воинские Артикулы значительно ограничивали право обороны, понимая ее не как оправдывающее обстоятельство, а как невменяемое, ненаказуемое убийство нападающего. Был резко сужен круг объектов обороны (жизнь и здоровье), причем оборона в Артикулах предстает исключительно в виде самозащиты. Устанавливались условия правомерности необходимой обороны, такие как: своевременности обороны и соразмерности защиты и нападения.

В Своде законов 1832 г. достаточно много внимания уделялось необходимой обороне. В основном положения о необходимой обороне были сконцентрированы в т. 15, хотя и т. 6, 8, 9, 11 и 14 содержали отдельные нормы, затрагивающие необходимую оборону. Была предпринята попытка воссоединить систему Уложения 1649 г. и Воинских Артикулов.

Право необходимой обороны продолжает оставаться субсидиарным и довольно ограниченным.

4) Начало XX века, дореволюционный период.

Происходит возврат к пониманию обороны как естественного права. Уголовное уложение 1903 г., подробно регламентирует институт необходимой обороны. Данный институт выступает не только как обстоятельство, исключающее наказуемость, но и саму преступность деяния.

В ст. 45 Уложения норма о необходимой обороне сформулирована следующим образом: «Не почитается преступным деяние, учиненное при необходимой обороне против незаконного посягательства на личные или имущественные блага самого защищавшегося или иного лица». Превышение пределов необходимой обороны, под которым подразумевалось чрезмерность или несвоевременность защиты, влекло за собой наказание только в случаях, особо предусмотренных законом.[6]

5) советский период.

Советское законодательство отказывается от подробной формулировки нормы дореволюционного закона. Но более широко понимается институт необходимой обороны, расширяется круг объектов защиты. Впервые в истории уголовного права в них оказались включены интересы государства и общества. Шагом назад стало понимание в первых законодательных актах этого периода необходимой обороны как обстоятельства, исключающего лишь наказуемость деяния.

Впервые упоминается о необходимой обороне в Руководящих началах по уголовному праву РСФСР 1919 года. В ст. 15, необходимая оборона признавалась допустимой лишь при защите личности обороняющегося или других лиц, при этом действия, совершенные при осуществлении права на необходимую оборону, признавались преступлением, которое при пр наличии упомянутых условий не влекло наказание.

Первый УК РСФСР 1922 года в ст. 19 расширил понятие необходимой обороны, охватив им правомерную защиту против посягательств, направленных не только на личность, но и на права обороняющегося или иных лиц.[7]

Дальнейшее развитие институт необходимой обороны получил в Основах уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. К основным достижениям Основ 1958 года можно отнести то, что ст. 13 устанавливала, что действия, совершенные при необходимой обороне, не являются преступлением. Это положение отличалось от положения Основ 1924 года и УК РСФСР 1926 года, где указывалось, что эти действия приравнивались к преступлению, однако не подлежали наказанию.

Весомым достижением Основ 1958 года явилось введение в законодательство понятия превышения пределов необходимой обороны, а также указание на общественные интересы, защита которых допустима при осуществлении гражданами права на необходимую оборону.

Определение необходимой обороны, данное в Основах 1958 года, в неизменном виде было воспринято В УК РСФСР 1960 года.

6) постсоветский период, с 1991 года и по настоящее время.

На данном этапе необходимая оборона находит закрепление в Конституции РФ и уголовном законодательстве как одно из основных субъективных прав человека, из чего вытекает признание его самостоятельного характера.

Федеральным законом от 1 июля 1994 года в ст.13 УК РСФСР 1960 года были внесены существенные изменения.[8] Так в ч. 2 ст .13 УК РСФСР допускалось причинение любого вреда посягающему, если нападение было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия. Превышением пределов необходимой обороны считались умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени опасности посягательства.

При принятии уголовного кодекса 1996 года законодатель вернулся к первоначальной редакции статьи, данной в Основах 1958 года и соответственно, в УК РСФСР 1960 года.

14 марта 2002 года федеральным законом в ст. 37 УК РФ были внесены новые изменения, по своему содержанию близкие к редакции ст. 13 УК РСФСР, сформулированной Федеральным законом от 1 июля 1994 года. Отличие Закона 2002 года от Закона 1994 года состоит в том, что в нем отсутствует указание на возможность причинения нападающему при защите «любого вреда», а также термин «нападение» заменен термином «посягательство».

Федеральным законом от 8 декабря 2003 года были внесены изменения в в ч. 2 ст.37 УК РФ. В частности была добавлена ч. 2.1., в которой законодатель закрепил, что “не является превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения”[9] .

Глава 2. Понятие и условия правомерности необходимой обороны.

§ 1. Понятие необходимой обороны.

Конституция Российской Федерации (ч. 2 ст. 45) устанавливает, что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Это положение полностью относится к защите законных прав от преступных посягательств. Исходя из этого в УК (ст. 37) формулируется понятие необходимой обороны и регламентируются пределы, в которых она может осуществляться.

Необходимая оборона есть правомерная защита личности и прав обороняющегося, других лиц, а также охраняемых законом интересов общества и государства от общественно опасного посягательства путем отражения нападения любыми способами, даже путем причинения вреда посягающему лицу при соблюдении определенных условий.

Среди ученых - теоретиков нет согласия в том, является ли необходимая оборона уголовно – противоправными действиями или нет. Ряд авторов считает, что не является, так как обороняющийся реализует свое конституционное право на защиту своей жизни, имущества и т. д. Таким образом, цель необходимой обороны состоит в защите охраняемых законом прав и интересов, и действия обороняющегося лица носят вынужденный характер, так как они были спровоцированы неправомерным поведением другого человека.

По – мнению других авторов, необходимая оборона является уголовно – противоправным деянием, так как они попадают под признаки деяния, предусмотренного УК, причем дважды. Во – первых, реализованное право обороны формально попадает под признаки какого – либо преступления против жизни, здоровья, а, во – вторых, реализованное с превышением пределов такой обороны ( ч. 1 ст. 108 или ч. 1 ст. 114 УК РФ)[10]

В соответствии с законом допускается защита как жизни и здоровья человека, его физической свободы, половой свободы и неприкосновенности личности, а также неприкосновенности жилища, собственности, общественной безопасности и общественного порядка, безопасности государства.

Право на защиту себя самого от общественно опасного посягательства является естественным, от рождения присущим любому человеку правом. Вместе с тем государство не только юридически оформляет право на так называемую самооборону, но и допускает необходимую оборону интересов (благ) других лиц, подвергшихся нападению, а также интересов общества и государства.

Больше того, подчеркивая социальную значимость необходимой обороны как средства противодействия преступным проявлениям, ч. 3 ст.37 УК устанавливает, что право на нее имеют в равной мере все лица независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки или служебного положения. Это означает, что защита интересов личности, прав других граждан, интересов общества и государства от преступных посягательств является как юридическим правом, так и моральным долгом. Однако на определенной категории лиц в ряде случаев лежит не только моральная, но и правовая обязанность по охране общественного порядка, пресечению преступлений, спасению людей и их. К числу таких лиц относятся сотрудники милиции, других подразделений органов внутренних дел, военнослужащие, сотрудники Федеральной службы безопасности, федеральных органов государственной охраны, инкассаторы и прочие. Осуществление акта необходимой обороны со стороны этих лиц является их служебным долгом.

Так, Закон РФ от 18 апреля 1991 года “О Милиции ” требует от них решительных действий по обеспечению личной безопасности граждан, пресечению преступлений, охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности.

Невыполнение этих обязанностей для указанной категории лиц в зависимости от обстоятельств дела влечет дисциплинарную или уголовную ответственность (ст. 285, 293, 341, 342, 343УК). Эту позицию разделяет большинство авторов, исследовавших эту проблему.[11] Отрицание обязанности указанных лиц осуществлять необходимую оборону являлось бы оправданным бездействием в конкретных криминальных и иных подобных ситуациях.[12]

Осуществлять право на необходимую оборону путем причинения вреда посягающему согласно ч. 2 ст. 37 УК РФ могут лица независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти. Тем самым подчеркивается активный наступательный характер защитительной деятельности, что дает возможность избежать ошибок, ранее допускавшихся в судебной практике, когда считалось, что лицо, подвергшееся нападению, не вправе активно защищаться, если имеет возможность спастись бегством, обратиться за помощью к гражданам и т. д.[13]

Так, по делу Клычева военный трибунал флота, осуждая его за причинение тяжкого вреда при превышении пределов необходимой обороны Амралиеву указал, что «противоправные действия Амралиев совершал в казарме, где находились другие военнослужащие, к которым Клычев мог обратиться»[14] .

Согласно действующей редакции возможность таких ошибок в судебной практике исключается.

Подчеркивая активный характер защитительных действий, нельзя не обратить внимание на то, что в ряде случаев необходимая оборона от общественно опасного посягательства возможна и при пассивном поведении лица (путем бездействия).[15] Эти случаи в судебной практике вполне могут иметь место. К примеру, лицо не сообщает преступнику, проникшему в дом и решившему опохмелиться, о яде, ранее налитым в бытовых целях в бутылку из-под водки.

Сущность необходимой обороны, в конечном счете, заключается в причинении вреда посягающему для защиты правоохранительных благ. Но поскольку закон в равной мере охраняет всех граждан, то правовой охране подлежит и тот, кто нарушает закон, совершая противоправные деяния. Поэтому причинение вреда лицу, нарушающему закон при ситуации необходимой обороны, жестко и строго регламентируется. При несоблюдении требований закона защищающийся от общественно опасного посягательства сам может стать преступником. Поэтому важно учитывать условия, которые предъявляются к лицу, осуществляющему право на необходимую оборону.

§ 2 Условия правомерности необходимой обороны.

Несмотря на имеющиеся в теории уголовного права различные подходы к перечню и содержанию условий правомерности необходимой обороны, наиболее логичным и удачным представляется деление всех условий на две группы, на так называемые "условия правомерности необходимой обороны":

1) условия правомерности необходимой обороны, относящиеся к посягательству;

2) условия правомерности необходимой обороны, относящиеся к защите.

Условия правомерности необходимой обороны, относящиеся к посягательству:

1) общественная опасность;

2) действительность посягательства;

3) наличность.

1) Общественная опасность.

В ч. 1 ст. 37 УК указывается на то, что посягательство должно быть общественно опасным. Общественно опасным признается такое посягательство, которое предусмотрено в качестве преступления в Особенной части УК.

По поводу данного признака много дискуссий среди ученых по нескольким аспектам:

1) Отождествление терминов «нападение» и «посягательство». Термин «посягательство» намного шире по содержанию термина «нападение». Посягательство может выражаться не только в нападении, но и в действиях, не связанных с нападением (побег из-под стражи, незаконное пересечение границы и др.).

2) Допустима ли необходимая оборона против административных правонарушений? Попов А. Н. отрицает возможность необходимой обороны от административных проступков.[16] По его мнению, исчезает грань между необходимой обороной в уголовно-правовом смысле и необходимой обороной в смысле административного законодательства. Другие авторы полагают, что эта грань весьма условна, деяния переходят под разные сферы регулирования вследствие декриминализации и криминализации деяний. Также они утверждают, что нельзя считать право на защиту определяющимся лишь степенью общественной опасности.

3) Допустима ли необходимая оборона от общественно опасного бездействия? Ряд авторов полагают, что правомерная защита как раз способствует пресечению общественно опасного бездействия, а также предотвращению наступления его общественно вредных последствий.[17] Однако в законе прямо прописано, что необходимая оборона имеет место, когда посягательство сопряжено с насилием, опасным или не опасным для жизни, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

Нет места необходимой обороне при так называемой провокации преступления, обороняющееся лицом развязывает драку для того, чтобы под видом обороны расправиться с нападающим, то подобную "оборону" нужно рассматривать не по правилам необходимой обороны, а на общих основаниях как единый преступный план совершения определенного умышленного преступления.[18]

2) Действительность посягательства.

Данное условие означает, что преступное посягательство происходит на самом деле, а не в воображении обороняющегося. В противном случае имеет место мнимая оборона, т.е. причинение вреда лицу при отсутствии с его стороны реального общественно опасного посягательства вследствие заблуждения обороняющегося. Чтобы признать деяние мнимой обороной необходимо существование каких – либо действий, которые можно принять за посягательство.

Типичными случаями мнимой обороны являются:

1) Неправильное понимание обстановки происходящего;

2) Заблуждение относительно момента начала или окончания посягательства;

3) Принятие за нападающего лица, которое не имеет отношения к посягательству.

3) Наличность посягательства.

Данное условие характеризует своевременность акта обороны. Наличным является такое посягательство, которое уже началось, но еще не закончилось. Начавшимся считается такое посягательство, при котором охраняемые законом права и интересы нарушаются фактически, т. е. им уже причиняется вред действиями, образующими объективную сторону конкретного состава преступления.

Ряд авторов полагают, что необходимая оборона возможна не только против самого преступного деяния, но и против покушения на него, а равно и против приготовления, поскольку таковое, очевидно, угрожает перейти в покушение и далее в оконченное преступление.[19]

Однако состояние необходимой обороны, как указал Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 16 августа 1984 года "О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств", возникает не только при наличии в самый момент общественно опасного посягательства реальной угрозы нападения. Следовательно, начавшимся посягательством следует считать такие действия лица, которые еще не составляют покушения или приготовления на преступление, но в то же время свидетельствует о его реальной и неотвратимой угрозе в ближайшем будущем. Таково, например, устрашение путем демонстрации оружия и иных предметов, с помощью которых жизни или здоровью лица может быть причинен тяжкий вред.

Реальность угрозы посягательства оценивает сам обороняющийся с учетом объективно сложившейся обстановки, характера взаимоотношений с посягающим и особенностей его личности.

Необходимая оборона невозможна после окончания посягательства, т. е. после того, как виновный, реализовав свой умысел, причинил вред правоохраняемым интересам и им больше не угрожает опасность. Важно подчеркнуть, что переход оружия или других предметов, использованных при нападении, от посягающего к обороняющемуся сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства.

Если лицо причинило вред нападающему после окончания посягательства, когда в применении средств защиты явно отпала необходимость, оно подлежит ответственности на общих основаниях, поскольку его действия не могут считаться совершенными в состоянии необходимой обороны, но с учетом смягчающих обстоятельств (п. «ж» ч. 1 ст. 61 УК).

Но, как правило, посягательство вызывает у обороняющегося волнение, поэтому он не может точно взвесить характер опасности и способен допустить ошибку в своевременности оборонительных действий. В связи с этим судебная практика руководствуется следующим правилом: ”Состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом хотя бы и оконченного посягательства, но по обстоятельствам дела для обороняющегося не был ясен момент его окончания”. Следовательно, это особый случай правомерной, хотя и запоздалой защите – защиты при фактическом отсутствии наличного посягательства.

Условия правомерности необходимой обороны , относящиеся к защите.

Рарог А. И. выделяет два аспекта данного условия:

1) Вред должен быть причинен только посягающему;

2) Защита не должна превышать пределов необходимости.

1) Вред должен быть причинен только посягающему;

Непосредственно в УК (ст. 37) указывается, что вред при необходимой обороне должен причиняться посягающему, т.е. лицу, которое непосредственно совершает действия, нарушающие законные интересы личности, общества или государства. Этот вред может состоять в ограничении свободы, нанесении материального ущерба, причинении вреда здоровью посягающего и даже лишении его жизни. При этом не имеет значения личность посягающего и характер взаимоотношений с обороняющимся. Закон не допускает иного способа защиты, сопряженного с причинением вреда не посягающему, а посторонним лицам.

В случае, если посягательство совершается группой лиц, обороняющийся вправе применить к любому из нападающих такие меры защиты, которые определяются опасностью и характером действий всей группы. Например, даже тем из участников бандитского нападения, которые ведут себя относительно пассивно, обороняющийся вправе причинить самый серьезный вред.

2) Защита не должна превышать пределов необходимости.

Это условие называют также соразмерностью посягательства и защиты. Установление названного условия представляет самую большую сложность и дает наибольший процент ошибок в следственной и судебной практике. Предпринятый В. В. Меркурьевым анализ уголовных дел о необходимой обороне и превышении ее пределов, рассмотренных судами Владимирской области в 1991 – 1997 гг., свидетельствует, что на предварительном следствии действия оборонявшихся первоначально оценивались как умышленные тяжкие преступления в 92,4 % случаев.[20]

Поскольку превышение пределов необходимой обороны - понятие оценочное, на практике оно трактуется по-разному. В теории уголовного права также отсутствует единый подход к оценке соразмерности посягательства и защиты. Поэтому законодателем предпринимались неоднократные попытки урегулировать этот вопрос.

Советское уголовное законодательство до принятия Основ уголовного законодательства 1958 г. непосредственно не давало критерия для установления пределов необходимой обороны. Поэтому установление этого критерия являлась задачей судебной - следственной практики и теории уголовного права.

Для правомерности необходимой обороны советское уголовное законодательство (ст.9 Основных начал 1924 г., ст.13 УК РСФСР 1926 г., ст.14 Основ уголовного законодательства 1958 г., ст.14 УК 1960 г., ст.39 УК 1996 г.) выдвигает положение, чтобы "причиненный при этом вред являлся менее значительным по сравнению с предупрежденным вредом". Для правомерности акта необходимой обороны закон считал это излишним. Вред преступнику может быть и более значительным по сравнению с тем вредом наступление, которого было предотвращено актом необходимой обороны. Требование, чтобы при необходимой обороне не было причинено преступнику более тяжкого вреда, чем тот вред, которого при этом избежал потерпевший, крайне облегчило бы совершение преступлений и по существу означало бы полную ликвидацию права на необходимую оборону. Судебная практика и теория уголовного права исходили из того, что интересы правомерной защиты при обороне должны определяться интенсивностью нападения и характером защищаемого интереса.

В ст.13 УК 1960 г. признали превышением пределов необходимой обороны явное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства. Пределы необходимости также должны определяться и характером защищаемого блага.

Вследствие тяжелой ситуации внутри страны Федеральным законом от 1 июля 1994 г. N 10-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Правомерной становится защита личности, прав и законных интересов обороняющегося, другого лица, общества и государства путем причинения любого вреда посягающему, если нападение было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия. Превысить пределы необходимой обороны, согласно новой редакции закона, можно было только при защите от нападения, не сопряженного с насилием, опасным для жизни, или угрозой такого насилия. Однако принятый в 1996 г. УК РФ вернулся к прежней формулировке, признав превышением пределов необходимой обороны "умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства"( в редакции от 13 июня 1996 ).

Но уже 14 марта 2002 г. в статью 37 УК были внесены изменения. Закон вновь разрешает причинить любой вред посягающему (вплоть до лишения его жизни), если посягательство было сопряжено с насилием, опасным для его жизни или жизни другого лица, или с непосредственной угрозой применения такого насилия.

Нельзя малоценные имущественные интересы защищать путем причинения серьезного вреда нападающему.

Кириченко В. Ф. писал, что «вопрос о пределах необходимой обороны есть вопрос факта. Только на основании анализа конкретных обстоятельств дел можно определить пределы защиты, в теории же могут быть даны лишь общие принципы».[21]

Необходимость учитывать, что посягающий заранее готовится к нападению – приготавливает орудия, выбирает место, время, обдумывает способ совершения, заставила законодателя внести изменения в ч. 2 ст. 37 УК. В частности, была добавлена ч. 2.1. ст. 37, которая закрепляет, что «не является превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения».[22] В результате большей подготовленности, захвате инициативы нападающий получает огромное преимущество перед обороняющимся, а в большинстве случаев им является лицо, которое впервые подвергается такому нападению и не обладающее навыками по отражению посягательства. Поэтому обороняющийся вынужден в данной ситуации прибегать ко всем возможным способам и мерам для предотвращения нападения и при этом может причинить несколько больший вред, чем это диктуется действительностью.

Следует подчеркнуть, что ни одно обстоятельство, отдельно взятое, не является главным, но любое из них может оказать влияние на решение вопроса в совокупности со всеми другими обстоя­тельствами конкретного дела.

Именно на это обратил внимание Пленум Верховного Суда СССР в своем постановлении от 16 августа 1984 г., указав, что решая вопрос о наличии или отсутствии признаков превыше­ния пределов необходимой обороны, суды должны учитывать не только соответствие или несоответствие средств защиты и нападения, но и характер опасности, угрожавшей обороняю­щемуся, его силы и возможности по отражению посягательст­ва, а также все иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягавшего и защищавшегося (количество посягавших и оборонявшихся, их возраст, физиче­ское развитие, наличие оружия, место и время посягательства и т. д.).

Всякое насильственное посягательство сильно возбуждает психику и при этом повышается энергичность обороны, человек плохо контролирует свои ответные действия, что приводит к некоторым последствиям, которых можно избежать при хладнокровных действиях.

Поэтому при необходимой обороне нельзя говорить о пропорциональности усилий, которые прилагаются при нападении усилиям, прилагаемым при защите.

Следует заметить, что данная поправка, на мой взгляд, очень прогрессивна, так как она является дополнительной гарантией, которая придает действиям обороняющегося правомерный характер. Однако, по-моему мнению, сложен будет сам факт установления объективности действий обороняющегося.

Все еще редко на практике при решении вопроса, находил­ся ли гражданин в состоянии необходимой обороны или пре­высил ее пределы, учитывается его психическое состояние, вы­званное общественно опасным посягательством. По – мнению, Орехова В. В., судебные ошибки допускаются, как правило, вследствие поверхностного исследования фактических обстоятельств дела под впечатлением лишь тяжких последствий, наступивших от действий обороняющихся или посягающих, из – за недостаточных знаний условий правомерности необходимой обороны и условий превышения ее пределов».[23]

К сожалению, имеет место практика, когда при расследо­вании и рассмотрении уголовных дел, в которых фигурируют обстоятельства, указывающие на наличие необходимой оборо­ны, правоприменительные органы все же квалифицируют та­кие деяния «с запасом прочности», т. е. как обычное преступ­ление, либо как деяние, совершенное с превышением пределов необходимой обороны, что влечет за собой весьма негативные последствия для фактически оборонявшихся и общества в це­лом.

Ответственность за превышение пределов необходимой обороны в действующем УК РФ 1996 г. предусмотрена лишь двумя статьями: ч. 1 ст. 108 УК — убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны и ч. 1 ст. 114 УК — умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, со­вершенное при превышении пределов необходимой обороны.

Вместе с тем в действительности обороняющийся, превы­сив пределы необходимой обороны, может причинить пося­гающему вред здоровью средней или легкой тяжести, повре­дить или уничтожить его имущество.

Этот вопрос также является одним из дискуссионных в теории уголовного права, существуют различные подходы к его решению. Так, А. Н. Попов считает, что причинение любого иного умышленного, помимо смерти или тяжких телесных поврежде­ний, вреда при защите от общественно опасного посягательст­ва не влечет за собой уголовной ответственности, поскольку это прямо не предусматривается в законе.[24]

Другое мнение имеет Ю. М. Ткачевский, который считает, что причинение иного вреда, помимо смерти или тяжкого вреда здоровью, при превышении пределов необ­ходимой обороны не предусмотрено в качестве самостоятель­ных преступлений. Поэтому в подобных слу­чаях действия виновного лица квалифицируются по соответст­вующим статьям УК РФ, а факт превышения пределов необходимой обороны должен учитываться как обстоятельст­во, смягчающее наказание при постановлении обвинительного приговора.[25]

Проведенное Зуевым исследование практической реализации института необходимой обороны показало, что причиной крайне редкого использования гражданами права необходимой обороны из 100 % опрошенных 17 % считают незнание данного права; 19 % - незнание конкретных правил поведения в такой ситуации; 48 % боязнь наступления нежелательных правовых последствий; 11 % не хотят использовать такое право вследствие известного этим лицам негативного опыта наступления подобных последствий; 5 % опрошенных недооценивают собственные возможности.[26]

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Широкое участие общественности в борьбе с нарушениями общественного порядка и преступными посягательствами должно сделать необходимую оборону еще более эффективным средством по предупреждению и пресечению преступлений. С полным основанием можно говорить о том, что необходимая оборона является юридическим выражением активной роли граждан в борьбе с преступными посягательствами на государственные, общественные и личные интересы.

Необходимая оборона является одним из важных средств укрепления правопорядка, охраны прав граждан и укрепление законности. Институт необходимой обороны в российском уголовном праве является одним из средств охраны интересов государства, собственности, прав и интересов отдельных граждан. Он помогает удерживать неустойчивых лиц, намеревающихся совершить преступление, от осуществления своего преступного намерения.

Право необходимой обороны против посягательств на государственные и общественные интересы, на обороняющегося и других лиц, а также на их права, интересы, способствует воспитанию граждан нашего общества в борьбе за охрану правопорядка.

Вопрос о правильном понимании необходимой обороны и о пределах ее допустимости приобретает в настоящих условиях исключительно важное значение. Правильное понимание института необходимой обороны и правильное его применение на практике имеет большое значение в деле борьбы с уголовной преступностью,

Защищая путем необходимой обороны интересы государства, общества и личности от общественно опасных посягательств, каждый гражданин имеет широкие права и надежные гарантии. Надо только уметь правильно их использовать.

Учитывая выше сказанное, мне представляется крайне необходимым:

1) «широкая и целенаправленная пропаганда» среди населения положений уголовного законодательства о необходимой обороне;

2) Повышение уровня профессионализма сотрудников правоохранительных органов.

Так как только граждане и общество в целом смогут реально привести положения Уголовного Кодекса о необходимой обороне в действие, которое будет, по моему мнению, очень хорошим средством в борьбе с преступностью.

Список используемой литературы:

Нормативный материал:

1. Конституция Российской Федерации. М.: Юридическая литература, 1993.

2. Уголовный кодекс Российской Федерации. – М.: Изд-во Омега-Л. - 2004.

3. Уголовный кодекс РСФСР. Общая часть. М., 1922.

4. Закон Российской Федерации от 1 июля 1994 г. Собрание законодательства Российской Федерации, 1994, № 10, ст. 1109.

5. О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. // Бюллетень Верховного Суда СССР. - 1984. - № 5.

Специальная литература:

6. В.В. Орехов Необходимая оборона и иные обстоятельства, исключающие преступность деяния. СПб., 2003. С 33.

7. Кириченко В.Ф. Основные вопросы учения о необходимой обороне в советском уголовном праве. - М.-Л., 1948.

8. Пархоменко С. В. Деяния, преступность которых исключается в силу социальной полезности и необходимости. Владивосток, 2004.

9. Галиакбаров Р.Р. Уголовное право. Общая часть: Учебник. Краснодар, 1999. С259; Милюков С. Ф. Обстоятельства, исключающие преступность деяния. СПб., 1998.

10. Попов А. Н. Преступления против личности при смягчающих обстоятельствах. СПб., 2001.

11. Попов А. Н. Обстоятельства, исключающие преступность деяния. СПб., 1998.

12. Паше – Озерский Н. Н. Необходимая оборона и крайняя необходимость по советскому уголовному праву. М., 1962.

13. Меркурьев В. В. Необходимая оборона: уголовно-правовые и криминологические аспекты: Рязань, 1998

14. Наумов А. В. Российское уголовное право. Общая часть. М., 1999.

15. Рарог А. И. Уголовное право России., М., 2004.

16. Зуев В. Л. Необходимая оборона и крайняя необходимость. М., 1996.

17. Кириченко В.Ф. Превышение пределов необходимой обороны // Советское государство и право. - 1947. - № 6.

18. Фельдштейн Г. С. О необходимой обороне и ее отношения к так называемому «правомерному самоуправству» // Журнал Министерства юстиции. СПб., 1899 № 5.

19.Атабьева Т. Ш. необходимая оборона: теория, законодательство, практика применения. Томск, 2004.

20. Вольдимарова Н. Г. Уголовная ответственность за убийство при превышении необходимой обороны. М., 2003.

21. Фомин М. А. Проблемы совершенствования института необходимой обороны в уголовном праве России. М., 2000.


[1] В.В. Орехов Необходимая оборона и иные обстоятельства, исключающие преступность деяния. СПб., 2003. С 33.

[2] Фельдштейн Г. С. О необходимой обороне и ее отношения к так называемому «правомерному самоуправству» // Журнал Министерства юстиции. СПб., 1899 № 5. С. 65

[3] Хрестоматия по истории государства и права СССР. Дооктябрьский период. М., 1990. С. 9.

[4] Там же. С. 67.

[5] Цит. по: Кони А. Ф. О праве необходимой обороны. М., 1996. С. 101.

[6] Уголовное Уложение. Проект Редакционной Комиссии и объяснение к нему. СПб., 1895. Т. 6. С. 9293.

[7] Уголовный кодекс РСФСР. Общая часть. М., 1922. С. 38

[8] О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР: Федеральный закон от 1 июля 1994года // СЗ РФ 1994. № 10. Ст.1109.

[9] Федеральный закон от 08. 12. 2003 № 162

[10] Пархоменко С. В. Деяния, преступность которых исключается в силу социальной полезности и необходимости. Владивосток, 2004. С. 20.

[11] Галиакбаров Р.Р. Уголовное право. Общая часть: Учебник. Краснодар, 1999. С259; Милюков С. Ф. Обстоятельства, исключающие преступность деяния. СПб., 1998. С 10 и др.

[12] В.В. Орехов Необходимая оборона и иные обстоятельства, исключающие преступность деяния. СПб., 2003. С. 46

[13] [13] В.В. Орехов Необходимая оборона и иные обстоятельства, исключающие преступность деяния. СПб., 2003. С 46.

[14] ВВС СССР. 1991. № 1 С. 14

[15] В.В. Орехов Необходимая оборона и иные обстоятельства, исключающие преступность деяния. СПб., 2003. С47.

[16] Попов А. Н. Обстоятельства, исключающие преступность деяния. СПб., 1998. С. 20.

[17] Попов А. Н. Преступления против личности при смягчающих обстоятельствах. СПб., 2001. С. 231.

[18] ББС РФ. 2002 № 6. С. 10.

[19] Паше – Озерский Н. Н. Необходимая оборона и крайняя необходимость по советскому уголовному праву. М., 1962. С. 52.

[20] Меркурьев В. В. Необходимая оборона: уголовно-правовые и криминологические аспекты: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Рязань, 1998. С. 17.

[21] Кириченко В. Ф. Основные вопросы учения о необходимой обороне по советскому уголовному праву. М., 1948. С. 47.

[22] Федеральный закон от 08. 12.2003. № 162

[23] В.В. Орехов Необходимая оборона и иные обстоятельства, исключающие преступность деяния. СПб., 2003. С. 88.

[24] Попов А. Н. Преступления против личности при смягчающих обстоятельствах. СПб., 2001. С. 368.

[25] Курс уголовного права. Часть Общая. Т. 1. Учение о преступлении. М., 1999. С. 460.

[26] Зуев В. Л. Необходимая оборона и крайняя необходимость. М., 1996. С. 4 – 5.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему