регистрация / вход

Неоконченное преступление и добровольный отказ

Понятие оконченного преступления. Виды неоконченного преступления. Приготовление к совершению преступления. Покушение на преступление. Добровольный отказ от совершения преступления. Общественно-опасные последствия преступления.

Содержание

Введение. 3

1. Понятие оконченного преступления. 5

2. Виды неоконченного преступления. 12

2.1. Приготовление к совершению преступления. 12

2.2. Покушение на преступление. 17

3. Добровольный отказ от совершения преступления. 25

Заключение. 36

Задачи. 38

Список используемой литературы.. 39


Введение

Под стадией понимается период, этап в развитии чего-либо, имеющий свои качественные особенности.

Если мы обратимся к реально совершаемым преступлениям, то увидим, что в одних случаях преступление, совершенное виновным, является доведенным до конца. В других же случаях преступнику по тем или иным причинам, не зависящим от его воли, не удается довести преступление до конца, и в совершенном им деянии либо отсутствует предусмотренный уголовным законом преступный результат, либо выполнены не все действия, образующие объективную сторону данного состава преступления. В этих случаях для правильного решения вопроса об уголовной ответственности за конкретно совершенные действия и возникает необходимость выделения в уголовном праве отдельных этапов, или стадий, совершения преступления. При этом, естественно, возникает вопрос о том, какой критерий должен быть положен в основу выделения стадий. При ответе на него надо исходить из того, что стадии совершения преступления отражают реально существующие в объективной действительности этапы в развитии общественно опасного деяния. Разграничение проходит на основании объективно существующих между ними границ.

Иными словами, стадии совершения преступления различаются между собой по объективным признакам - по моменту прекращения преступной деятельности и по характеру совершенных действий. Только такой подход к решению вопроса позволяет четко отграничить одну стадию от другой и определить границы каждой из них.

Во введении хотелось бы сказать, что так как приготовление, покушение на преступление и добровольный отказ входят в систему стадий совершения уголовных правонарушений, то помимо рассмотрения признаков и характеристики приготовления, покушения на преступление и добровольного отказа, действительно необходимым является анализ тех обстоятельств, которые позволяют разграничить указанные стадии от других (оконченное преступление), что и будет сделано в данном курсовом исследовании.

По ходу курсовой работы будут приводиться, известные мне из практики и учебной литературы, примеры.

Особое внимание мы уделим наиболее актуальным и многоаспектным обстоятельствам, которые необходимо проанализировать в данной курсовой работе.


1. Понятие оконченного преступления

Для выполнения задач, стоящих перед уголовным законом, необходимо вести борьбу не только с уже совершенными преступлениями, но и с общественно опасными посягательствами, которые только готовятся либо находятся в процессе непосредственного исполнения.

УК РФ[1] выделяет этапы развития умышленного преступления – от приготовления к покушению на его совершение до выполнения оконченного преступного посягательства. Этапы подготовки и реализации умышленного преступления согласно УК РФ четко различаются между собой по характеру выполнения действий и времени прекращения самого посягательства – это формирование и обнаружение умысла, неоконченное преступление (приготовление, покушение) и оконченное преступное посягательство.

Традиционно в монографической и учебной литературе проявления неоконченного преступления относят к стадиям совершения преступления.[2] Такой подход между тем не имеет почвы в действующем уголовном законодательстве. Стадии можно было бы признать как основание, цементирующее анализируемое явление, если бы любые преступления всегда развивались по схеме: приготовление, покушение, оконченное преступление. На деле же это не так. Многие преступления совершаются сразу, без предварительной подготовки, иные фактически завершаются реализацией всех признаков конкретных составов, предусмотренных Особенной частью УК РФ. Стадии, в которых реализуется преступление, не вызывают и юридических последствий. Единственный случай, когда они могут приниматься во внимание, – разграничение умышленного оконченного преступления от преступления, прекращенного в силу добровольного отказа либо в силу вмешательства не зависящих от лица обстоятельств. К сожалению, такая ошибка повторяется в последних изданиях учебной литературы.[3]

Обнаружение умысла нельзя признать этапом совершения преступления. Процесс формирования преступного умысла, продумывание методов, способов наиболее результативных вариантов его реализации – все это характеризует лишь намерения лица. Даже заявленный (устно или письменно) замысел еще не является началом реализации преступного намерения. В этом случае отсутствует главный элемент, с которым связывается уголовная ответственность, – наличие каких-либо общественно опасных действий, направленных на совершение преступления. Обнаружение умысла не влечет уголовной ответственности.[4] Закон связывает уголовную ответственность с последующим после обнаружения умысла этапом – с приготовительными действиями к тяжкому или особо тяжкому преступлению. Пленум Верховного Суда неоднократно обращал на это внимание.

Так, рассмотрев конкретное уголовное дело, Пленум подчеркнул, что «преступные мысли, настроения, даже замысел совершить преступление, хотя бы и высказанные в той или иной форме и ставшие известными посторонним (так называемое обнаружение умысла), сами по себе не влекут уголовной ответственности».[5]

В отличие от приготовления обнаружение умысла не ставит охраняемые объекты в опасность причинения вреда. В нем отсутствует основной материальный признак преступления – общественная опасность. В исключительных случаях, когда обнаружение умысла опасно само по себе вне связи с развитием этапов в совершении преступления, оно может рассматриваться уголовным законом как вид конкретного преступления. Например, УК РФ рассматривает проявление обнаружения умысла – угрозу как разновидность оконченного преступления: угроза применения насилия в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей (ч. 1 ст. 318); угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК РФ) и др.

Неоконченное преступление – приготовление и покушение – характеризуется неполным выполнением действий, предусмотренных признаками конкретного состава преступления, либо отсутствием преступного последствия.

Оконченное преступление характеризуется наличием в содеянном лицом всех предусмотренных законом признаков состава преступления (ч. 1 ст. 29 УК РФ).

Момент окончания каждого вида преступлений, предусмотренных Особенной частью УК РФ, зависит от описания его признаков в конкретной статье. Закон предусматривает несколько типов конструкций составов, в которых по-разному зафиксирован момент окончания преступления. Причем юридическое окончание посягательства может не совпадать с субъективным представлением лица о моменте его завершенности. Среди таких типов выделены усеченные, формальные и материальные составы.[6]

В усеченных составах, с учетом повышенной общественной опасности содеянного, сам законодатель передвигает момент юридического окончания преступления на более ранний период. Так, установлена уголовная ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации) – ст. 210 УК РФ.

Формальный состав не включает в число объективных признаков преступное последствие. Уголовно наказуемым в нем является само преступное деяние. С его совершением связано и окончание посягательства. Типичным видом формального состава является уклонение от прохождения военной и альтернативной гражданской службы – ст. 328 УК РФ.

Материальный состав помимо действия (бездействия) включает в число обязательной составной части объективной стороны наступление преступного последствия. С ним связан и момент окончания преступления. Примерами материального состава могут быть все виды убийств, причинение вреда здоровью, посягательства на собственность (ст. 105 – 108, 111 – 115, 158 УК РФ и др.).

Основание для привлечения к ответственности за неоконченное преступление (приготовление, покушение) возникает при условии, что преступная деятельность субъекта была прервана до окончания посягательства и преступление не было доведено до конца по независящим от лица обстоятельствам. Общественно опасное приготовление и покушение на преступление образуют состав преступления. Особенность его в том, что, в отличие от состава оконченного преступления, в приготовлении и покушении не полностью проявляются действия, содержащие признаки объективной стороны. При приготовлении они выражаются в создании условий для успешного в последующем совершения преступного действия. При покушении объективная сторона также не завершена. Совершаемые лицом действия (бездействие) не совпадают с преступным замыслом.[7] Субъект не смог выполнить всего задуманного, либо совершенные им действия (бездействие) по независящим от него обстоятельствам не привели к преступному результату (помешали другие лица и т.п.).

В юридической литературе обосновывалось и иное решение вопроса. Например, доказывалось, что при неоконченной преступной деятельности состав выполняется лишь частично.[8] Такое решение не нашло поддержки в уголовном законодательстве. Статья 8 УК РФ признает основанием уголовной ответственности совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления.

На практике при совершении конкретных преступлений в них последовательно могут реализовываться все три этапа. В этом случае приготовление и покушение поглощаются оконченным преступлением, и ответственность наступает только за него. Иногда оконченное преступление реализуется сразу без приготовления или покушения. Могут встречаться и такие ситуации, когда лицо после подготовки покушается на преступление, но не может довести его до конца. В таком варианте приготовление поглощается последующей деятельностью субъекта, а все содеянное квалифицируется как покушение. Могут встречаться самостоятельно только приготовление либо только покушение на преступление. Для того чтобы в процессе квалификации содеянного учесть эту особенность, ч. 3 ст. 29 УК РФ предусматривает правило, в соответствии с которым уголовная ответственность за неоконченное преступление наступает по статье УК РФ, предусматривающей ответственность за оконченное преступление, с обязательной ссылкой на ст. 30 УК РФ.

Приготовление и покушение возможны не во всех преступлениях. Они исключаются в посягательствах с неосторожной виной. Статья 30 УК РФ подчеркивает умышленный характер неоконченного преступления, когда у субъекта поэтапно реализуется преступное намерение. При неосторожности лицо не направляет свои действия на совершение преступления, не предвидит преступного результата.

При совершении умышленного преступления для проявления приготовления и покушения также имеется определенный ограничитель: они возможны лишь в преступлениях, совершаемых с прямым умыслом. Только при прямом умысле может быть реализовано целенаправленное преступное намерение. Виновный сознает, что готовит преступление, совершает действия, направленные на достижение преступного результата, и желает этого. При косвенном умысле у виновного отсутствует намерение достичь преступного последствия, поскольку он не желает, а лишь сознательно допускает наступление последствия либо относится к нему безразлично. В подобных случаях нельзя ни готовиться, ни покушаться на дальнейшие последствия.

В юридической литературе обосновывалось и иное решение данного вопроса. Например, утверждалось, что покушение возможно и с косвенным умыслом.[9] Пленум Верховного Суда в постановлении по конкретному уголовному делу подчеркнул, что приготовление и покушение возможны только в преступлениях, совершаемых с прямым умыслом.[10]

Возможность неоконченного преступления ограничена также объективными признаками, закрепленными в конструкции конкретных составов, предусмотренных Особенной частью УК РФ. Приготовление к преступлению и покушение на преступление характерны для всех материальных составов преступлений, когда закон связывает момент окончания преступления с наступлением конкретного преступного результата. В формальных и усеченных составах, когда момент окончания преступления связан с фактом совершения общественно опасного действия или бездействия, покушение по общему правилу вообще невозможно. Оно может встретиться лишь в случаях, когда само совершение преступного действия осуществляется продолжительное время и может быть пресечено по причинам, не зависящим от воли виновного (субъект, например, направил заведомо ложный донос по почте – ст. 306 УК РФ).

Приготовление возможно как в материальных, так и в формальных составах. Однако оно исключается в усеченных составах, в которых фактически приготовительные действия оцениваются законом как оконченное преступление (ст. 208, 209 УК РФ). Приготовление и покушение невозможны и в преступлениях, предусматривающих самостоятельную ответственность за угрозу (ст. 119, 296, 318 УК РФ).

Правильное определение признаков неоконченного преступления имеет важное значение для установления основания уголовной ответственности за него. Оно необходимо для правильной квалификации содеянного, а также индивидуализации уголовной ответственности и наказания.

Понятие неоконченного преступления важно для профилактической деятельности правоохранительных органов. Выявление приготовления и покушения позволяет принять адекватные меры для предотвращения совершения оконченного преступления, своевременного вмешательства и привлечения виновных к уголовной ответственности за ранние проявления активности, направленной на совершение преступления.

Итак, неоконченное преступление – это конкретные этапы умышленного преступления. Этап обнаружения умысла не является совершением преступления. Неоконченное преступление составляют приготовление и покушение. Оконченное преступление налицо, когда в содеянном субъектом содержатся все признаки состава преступления. Приготовление и покушение исключаются в составах с неосторожной виной. Они возможны лишь в преступлениях, совершаемых с прямым умыслом. Возможность приготовления и покушения ограничена объективными признаками, закрепленными в конструкции конкретных составов, предусмотренных УК РФ.


2. Виды неоконченного преступления

2.1. Приготовление к совершению преступления

В соответствии с ч. 1 ст. 30 УК РФ приготовлением к преступлению признается приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Приготовительные действия могут быть самыми разнообразными. Общим для них является то, что все они представляют собой создание условий для совершения преступления. Но, в отличие от покушения, здесь нет еще непосредственного посягательства на объект. Объединяет их также и то, что эти действия являются умышленными; лицо сознательно создает условия для совершения преступления; субъект не думает ограничиться только приготовительными действиями, он намерен достичь завершения преступления, до конца реализовать преступный умысел.

О приготовлении как о стадии совершения преступления можно говорить лишь тогда, когда лицо подготавливается к совершению конкретного преступления, имея намерение в дальнейшем довести свой преступный умысел до конца, т.е. совершить конкретное преступление. В силу этого нельзя рассматривать в качестве приготовления случаи, когда лицо предполагает вообще совершить какое-либо преступление и совершает приготовительные действия (например, изготавливает нож или наваривает болванку на металлический прут) «на всякий случай», исходя из того, что эти предметы «могут пригодиться», и т.д.[11] В подобных случаях действия лица не представляют собой одного из составных этапов единого преступления. Однако некоторые из упомянутых действий могут быть общественно опасными и образовывать самостоятельное преступление (ст. ст. 223, 324 УК РФ и др.).

С объективной стороны закон характеризует приготовление как приискание, изготовление или приспособление средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам. Каждый из объективных признаков приготовления имеет самостоятельное значение. Наличие одного объективного признака (разумеется, при наличии других необходимых элементов состава преступления) уже достаточно для выполнения объективной стороны состава преступления.

Под приисканием понимается любая форма приобретения средств или орудий совершения преступления. Это и любые законные способы – покупка, временное заимствование и т.д. В практике встречаются и незаконные способы приобретения средств или орудий – обычно путем кражи. Поскольку закон не ограничивает приобретение средств и орудий только законными способами, приискание их может выражаться в любой форме.

Изготовление – это создание орудий и средств совершения преступления.

Приспособлением средств или орудий считается любое действие, направленное на их изменение с целью лучшего использования при совершении преступления. После приспособления средства или орудия становятся пригодными для совершения преступления. Понятием приспособления охватываются все способы, при помощи которых лицо изменяет имеющиеся средства или орудия для придания им необходимых свойств и качеств. При приспособлении лицо придает предметам такие свойства, которые делают возможным использование их при совершении преступления. В частности, при посягательствах на личность изготавливаются такие орудия, которые способны причинить смерть человеку, при подготовке к хищению могут изготавливаться, например, подложные документы, которые, по мнению субъекта, помогут ему в завладении чужим имуществом.

Под специальными приспособлениями следует понимать предварительную обработку или приспособление орудий и средств для более удобного пользования (например, затачивание отвертки для нанесения телесных повреждений, укрепление металлического крючка на палке для кражи вещей из помещения).

Средствами совершения преступления являются предметы материального мира, вещества или энергия, физические или химические свойства которых используются для совершения преступления.[12]

К средствам совершения преступления можно отнести ядовитые и наркотические вещества, листки с клеветническими измышлениями, поддельные бланки и т.д.

К орудиям совершения преступления относятся предметы, используемые для увеличения эффективности действий, которыми непосредственно причиняются общественно опасные последствия.

Орудиями совершения преступления могут являться как предметы, специально приспособленные для совершения преступления (кастеты, фомки, отмычки и т.д.), так и предметы, специально не приспособленные и не предназначенные для совершения преступления, однако могущие быть использованными при осуществлении общественно опасного деяния (предметы хозяйственного и бытового назначения, транспорт и т.д.).

Приискание соучастников – это различные способы нахождения соучастников и их вербовка, а сговор на совершение преступления предполагает достижение соглашения о совершении преступления.

Под иным умышленным созданием условий для совершения преступления следует понимать самые различные действия, создающие возможность для совершения преступления. К ним, помимо приискания и приспособления средств или орудий совершения преступления, можно отнести:

1) неудавшееся подстрекательство или пособничество; оно может иметь место, когда одно лицо склоняет другое к совершению кражи, но последнее кражу не совершает (ч. 5 ст. 34 УК РФ);

2) изучение места и времени предполагаемого совершения преступления (например, субъект изучает распорядок дня и привычки проживающих в том или ином доме или квартире для того, чтобы выбрать наиболее удобную для последующего совершения кражи квартиру; лицо, решившее ограбить инкассатора, узнает, когда тот приходит в магазин за выручкой);

3) действия, с помощью которых виновный выясняет возможность выполнения намеченного им преступления (например, лицо, решившее заняться сбытом наркотиков, выясняет, где можно похитить наркотики);

4) изучение всевозможных препятствий, которые могут встретиться при совершении преступления, и разработка способов их устранения (субъект, решивший совершить кражу из магазина, выясняет, охраняется ли магазин; если охраняется, то каким способом; если магазин охраняется сторожем, то субъект решает тем или иным образом отвлечь внимание сторожа; если магазин оборудован автоматической сигнализацией, то субъект разрабатывает способ приведения ее в непригодность);

5) действия, предпринимаемые для сокрытия намеченного преступления или для обеспечения беспрепятственного пользования результатами этого преступления (подготавливается хранилище для последующего сокрытия вещей, которые лицо намеревается похитить).

Круг действий, посредством которых создаются условия для совершения преступлений, обширен и может быть представлен в самых различных формах. Исчерпывающий их перечень дать невозможно.[13]

С субъективной стороны приготовление может быть совершено только умышленно. На это обстоятельство прямо указано в законе, причем умысел возможен только прямой. Совершая подготовительные к преступлению действия, субъект осознает, что своими действиями он создает условия для дальнейшего совершения преступления, желает создания этих условий, предвидит возможные общественно опасные последствия того преступления, которое он желает совершить, и стремится, в конечном счете, к наступлению преступного результата или к завершению преступления.

Малая степень общественной опасности приготовительных действий к преступлению определяется, прежде всего, значительной отдаленностью их во времени и пространстве от конкретного объекта предполагаемого посягательства. Возможность наступления общественно опасных последствий при приготовлении также представляется довольно неопределенной. Поэтому закон признает уголовно наказуемым приготовление только к тяжкому и особо тяжкому преступлению (ч. 2 ст. 30 УК РФ).

Для определения степени общественной опасности приготовительных к преступлению действий имеет значение и характер средств и орудий, которые предполагалось использовать при совершении намеченного преступления.[14] Предполагаемое использование предметов, специально предназначенных для совершения преступления, повышает степень общественной опасности приготовительных к преступлению действий. Такими предметами при приготовлении, в частности, к совершению кражи, являются фомки, отмычки и др.

И, наконец, в значительной степени на определение общественной опасности при приготовлении влияет близость перехода от приготовительных действий непосредственно к исполнению преступления. Чем ближе стоит субъект к непосредственному исполнению преступления, тем выше степень общественной опасности его приготовительных действий.

2.2. Покушение на преступление

В соответствии с ч. 3 ст. 30 УК РФ «покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам». Данное определение покушения отражает суть и специфику института покушения.

К объективным признакам покушения следует относить:

а) непосредственную направленность действия на совершение преступления;

б) его незавершенность;

в) незавершенность посягательства по независящим от воли виновного обстоятельствам.

Субъективным признаком покушения является умышленный характер действий.

Под покушением как умышленным действием, непосредственно направленным на совершение преступления, следует понимать совершение действий, входящих в объективную сторону состава преступления. При покушении всегда имеют место действия, которыми непосредственно выполняется состав данного преступления. Это первый объективный признак покушения.

Так, покушением на убийство являются действия К. и С. 12 декабря 1995 г. они напали на продавцов магазина «Кооператор», с целью убийства нанесли им удары молотками по голове, причинив своими действиями опасные для жизни тяжкие телесные повреждения. Похитив товары на сумму 5026675 неденоминированных руб., виновные скрылись. Смерть потерпевших не наступила по не зависящим от воли виновных обстоятельствам, так как им своевременно была оказана медицинская помощь.[15]

В действиях К. и С. содержится состав преступления, предусмотренный ч. 3 ст. 30 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а также оконченное преступление – разбой, предусмотренный ч. 3 ст. 146 УК РФ.

Характерной особенностью покушения, отличающей его от приготовления, является то, что при покушении объект преступления ставится под непосредственную угрозу причинения ему вреда. При покушении уже совершены действия, входящие в объективную сторону преступления. Но при покушении в отличие от оконченного преступления недостает некоторых признаков объективной стороны преступления: преступного результата, указанного в соответствующей статье Особенной части УК РФ, или полного завершения всех действий, образующих объективную сторону преступления.

Недоведение преступления до конца составляет второй объективный признак покушения. Именно незавершенность преступления отличает покушение от оконченного преступления и является одним из оснований для выделения покушения в самостоятельную стадию.

Однако незавершенность при покушении не следует понимать всегда как незавершенность фактических действий виновного, хотя этот признак и имеет место.

Обычно при покушении лицо не успевает совершить всех тех действий, которые оно намеревалось совершить. Например, при покушении на убийство действия виновного часто пресекаются вмешательством других граждан.

Незавершенность преступления при покушении означает, что преступление не является оконченным, хотя фактически действия виновного могут быть и завершенными. Так, при оконченном покушении виновный убежден, что он сделал все необходимое для совершения преступления, считает, что преступление является завершенным, и поэтому прекращает свои общественно опасные действия.[16]

Поэтому незавершенность при покушении следует понимать прежде всего как отсутствие всех объективных признаков состава преступления, предусмотренного данной нормой Особенной части УК РФ.

Следует иметь в виду, что при покушении нередко наступают определенные общественно опасные последствия, но иные, чем те, которые стремился причинить виновный. Например, при покушении на убийство, на изнасилование часто причиняется вред здоровью. Однако это обстоятельство не превращает содеянное в оконченное преступление, так как для признания преступления оконченным необходимо наступление не любых вредных последствий, а лишь тех, которые прямо указаны в законе.

Незавершенность действий при покушении на преступление характеризуется, как уже было отмечено, ненаступлением указанного в законе преступного результата. Это обстоятельство является характерным для преступлений с материальным составом, незавершенность при покушении означает и неполное выполнение виновным действий, запрещенных законом.

В то же время в случаях, если преступный результат, предусмотренный законом, наступает не сразу, а через некоторое время, например, наступление смерти происходит спустя какой-то период после нанесения ножевых ранений с целью убийства, преступление следует считать оконченным. Уголовное законодательство не знает так называемых критических сроков развития причинной связи между действием и последствием. Уголовный закон признает преступление оконченным, если преступный результат (умышленных действий виновного) наступил независимо от того, сколько прошло времени после совершения виновным общественно опасных действий.

Действующее законодательное определение покушения устанавливает, что покушение характеризуется не только ненаступлением преступного результата, что является характерным только для материальных преступлений, но и тем, что преступление не было доведено до конца. Таким образом, понятие покушения применимо не только к материальным, но и к формальным преступлениям.

Третьим объективным признаком покушения является недоведение преступления до конца по причинам, не зависящим от воли виновного.

В законодательном определении покушения содержится важное указание на то, что покушением на преступление признается умышленное действие. Тем самым подчеркивается основной субъективный признак покушения. Покушение на преступление характерно только для умышленной преступной деятельности. Не может быть покушения, так же как и приготовления, при совершении преступления по неосторожности. Лицо, делающее попытку совершения преступления, стремящееся достигнуть его завершения, не может действовать неосторожно. В этих случаях можно говорить только об умысле лица. Если субъект не желает совершения преступления, следовательно, он и не может пытаться его совершить. Покушение, так же как и приготовление, возможно только при наличии прямого умысла.

Пленум Верховного Суда РФ, давая разъяснения судам по разрешению ряда категорий уголовных дел, в своих постановлениях неоднократно подчеркивал, что покушение на совершение преступления может быть совершено только с прямым умыслом.

Так, Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»[17] указал, что покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, т.е. когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и др.).

В уголовном праве покушение принято делить на два основных вида – оконченное и неоконченное.

Для деления покушения на виды следует, на наш взгляд, пользоваться субъективным критерием, т.е. руководствоваться представлением самого субъекта о степени завершенности преступления.

Оконченным покушением является такое покушение, при котором субъект сделал все, что он считал необходимым для совершения преступления, однако это преступление не было завершено по не зависящим от него обстоятельствам.

Неоконченным покушением является такое покушение, при котором субъект не совершил еще всего того, что он считал необходимым для совершения преступления.

Однако ряд авторов считает, что при делении покушения на виды следует пользоваться объективным критерием.[18]

Выступая против сторонников второй точки зрения, Н.Д. Дурманов совершенно правильно подчеркнул, что «...принятие объективного критерия для разграничения оконченного и неоконченного покушения повело бы к бесконечным схоластическим спорам о том, были или не были необходимы для совершения преступления действия, фактически совершенные виновным».[19]

Имеются и сторонники смешанного критерия: при делении покушения на виды рекомендуется пользоваться субъективным и объективным критерием одновременно.

Если преступный результат не наступил, значит, было сделано не все, что являлось необходимым для наступления преступного результата. Неприемлемость объективного критерия для деления покушения на виды можно показать, в частности, на следующем примере.

И. нанесла потерпевшему кухонным ножом колото-резаные раны брюшной полости, головы, шеи, грудной клетки, живота, верхних конечностей с развитием геморрагического шока третьей степени. Мужу, просившему бросить нож и перевязать раны, И. со словами «подыхай» нанесла еще два удара ножом в живот и ушла из квартиры. Она считала, что муж, несомненно, от полученных ран умрет. Но благодаря своевременно оказанной медицинской помощи жизнь потерпевшего была спасена.[20]

Если пользоваться объективным критерием, то в данном случае налицо неоконченное покушение: субъект не сделал всего, что было необходимо для приведения его намерения в исполнение, поскольку для наступления смерти С. объективно было недостаточно тех ударов, которые нанесла И.

Но если следовать такой точке зрения, то вообще нужно будет признать невозможным существование оконченного покушения, ибо всегда каких-то действий виновного будет недостаточно для завершения преступления. Отрицать же в данном случае наличие оконченного покушения – значит не учитывать важного значения отношения самого виновного к совершенным им действиям. А это необходимо как для установления вины субъекта, так и для установления степени общественной опасности совершения преступления, что находит свое отражение, в частности, при назначении наказания.

Оконченное покушение при прочих равных условиях обычно более опасно, чем неоконченное. Нередко оно сопровождается причинением известного вреда, особенно при покушении на убийство, хотя этот вред не является тем преступным результатом, к которому стремился виновный.

Оконченное покушение по своим признакам ближе к оконченному преступлению. Однако между ними всегда следует проводить четкую границу по объективной стороне состава преступления. При оконченном покушении в отличие от оконченного преступления всегда отсутствует тот преступный результат, к которому стремился виновный, либо не выполнены все те действия, которые он был намерен совершить для исполнения своего преступного намерения.

Деление покушения на оконченное и неоконченное имеет определенное теоретическое и практическое значение.

Хотя в действующем уголовном законодательстве и не употребляются термины «оконченное» и «неоконченное» покушение, однако следует учитывать наряду с другими обстоятельствами степень осуществления преступного намерения. Это требование учитывается при делении покушения на оконченное и неоконченное.

Кроме того, подразделение покушения на виды имеет большое значение в тех случаях, когда встает вопрос о наличии или отсутствии добровольного отказа.

В юридической литературе принято также выделять негодное покушение. Негодное покушение, в свою очередь, подразделяется на покушение на негодный объект и покушение с негодными средствами.

Под покушением на негодный объект принято понимать те случаи, когда виновный посягает на определенный объект, однако его действия вследствие допускаемой им ошибки не создают реальной опасности причинения объекту вреда. Следует отметить, что выражение «покушение на негодный объект» явно неудачно.[21] Объект, т.е. общественные отношения, на которые посягает виновный, не могут быть негодными. Негодными могут быть предметы посягательства вследствие отсутствия свойств, на которые рассчитывал виновный. Если виновный, например, похитил непригодное к функциональному использованию оружие (боевые припасы, взрывчатые вещества), заблуждаясь относительно его качества и полагая, что оно исправно, содеянное следует квалифицировать как покушение на хищение оружия (боевых припасов, взрывчатых веществ).[22]

Под покушением с негодными средствами обычно понимают также случаи, когда виновный для достижения своих целей применяет средства, которые объективно, вследствие своих свойств, не могут привести к окончанию преступления или к наступлению преступного результата.

Обычно покушение на негодный объект, как и покушение с негодными средствами, обладает признаками общественной опасности, и лицо, совершившее такое покушение, подвергается уголовной ответственности на общих основаниях. Виновный в этих случаях имеет намерение совершить определенное, предусмотренное уголовным законом, общественно опасное деяние, а преступление не завершено по не зависящим от лица обстоятельствам.

3. Добровольный отказ от совершения преступления

Свое практическое применение норма закона о добровольном отказе находит только при неоконченном преступлении. Именно этим и руководствовался законодатель, помещая данную норму рядом с нормой о покушении на преступление и приготовлении к нему. Поэтому правильное решение вопроса об ответственности за неоконченное преступление либо об исключении таковой невозможно без выяснения сущности, природы и условий применения института добровольного отказа от преступления.

Правовое значение добровольного отказа состоит прежде всего в том, что он является особым обстоятельством, исключающим уголовную ответственность за предварительную преступную деятельность.

Добровольным отказом от преступления признается прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца.[23]

Согласно ст. 31 УК РФ лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца, подлежит уголовной ответственности лишь в том случае, если фактически совершенное им деяние содержит состав иного преступления.

Добровольный отказ полностью исключает уголовную ответственность за преступление, которое лицо пыталось совершить или к которому оно готовилось. В такой ситуации уголовная ответственность возможна лишь в том случае, если уже совершенные им до момента добровольного отказа действия содержат оконченный состав иного преступления.

Для наличия добровольного отказа необходимо, чтобы он был действительно добровольным и окончательным.

Признак добровольности означает, что лицо, сознавая возможность успешного завершения начатого преступления, сознательно (не вынужденно) прекращает свои преступные действия. При этом не имеет значения, существовала ли в действительности возможность доведения преступления до конца. Необходимо, чтобы именно лицо считало, что оно в состоянии закончить преступление, но тем не менее отказалось от его завершения.

Вместе с тем, если лицо отказывается от продолжения совершения преступления из-за различного рода препятствий, которые затрудняют совершение преступления или делают его совершение невозможным, то добровольный отказ отсутствует.[24]

Так, отсутствует добровольный отказ от совершения кражи в действиях И. Он признан виновным в покушении на кражу и убийстве Н. в связи с осуществлением ею служебной деятельности и с целью скрыть другое преступление.

30 сентября 2000 г. И. в состоянии алкогольного опьянения с целью совершения кражи спиртного из магазина «Волна» направился на территорию Жиганского района, где находился магазин. По дороге он подобрал металлический шестигранный прут. На электрощите у входной двери И. выдернул электрические провода и отключил электричество не только в магазине, но и в административном здании Жиганского района, металлическим прутом попытался сломать замок на двери магазина.

В это время из административного здания вышла сторож Н., чтобы выяснить причину отключения света. Она подошла к двери магазина и осветила ее фонариком. Увидев И., спросила, что он тут делает. В ответ он ударил ее металлическим прутом по голове и плечу. Н. бросилась бежать к конторе. И. догнал ее и нанес удары прутом по голове, от чего потерпевшая скончалась на месте происшествия.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 23 мая 2001 г. приговор оставила без изменения.

В надзорной жалобе осужденный просил проверить правильность квалификации его действий в связи с осуждением по ч. 3 ст. 30 и п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, так как материального ущерба он не причинил.

Президиум Верховного Суда РФ от 4 июня 2003 г. надзорную жалобу осужденного оставил без удовлетворения, а приговор и кассационное определение – без изменения, указав следующее.

Органами предварительного следствия и судом с достаточной полнотой установлено, что И. покушался на тайное хищение чужого имущества.

Тот факт, что данное преступление он не довел до конца по не зависящим от него причинам (был замечен сторожем, а потому материального ущерба не причинил), не свидетельствует об отсутствии в действиях И. состава преступления, так как в магазине находились значительные по своей стоимости материальные ценности и осужденный покушался на их похищение.[25]

Для того чтобы считать отказ от продолжения совершения преступления не добровольным, а вынужденным, не требуется, чтобы встретившееся препятствие сделало совершенно невозможным совершение преступления. Достаточно, чтобы оно существенно затруднило его осуществление.

Если лицо во время совершения преступления узнало о том, что ему грозит реальная опасность быть застигнутым на месте совершения преступления и поэтому отказывается от доведения своего преступного намерения до конца, то добровольный отказ отсутствует.

Однако, если лицо отказывается от дальнейшего совершения преступления лишь из-за страха перед наказанием, то отказ в этом случае признается добровольным, а не вынужденным, поскольку мотивы не имеют значения для признания добровольного отказа.

По общему правилу добровольность как один из основных признаков отказа частично проявляется в том, что лицо само приходит к мысли о добровольном отказе. Однако это не обязательно. Признак добровольности налицо и в тех случаях, когда инициатива отказа от дальнейшего совершения преступления исходит и от других лиц. Советы, просьбы, убеждения иных лиц могут побудить лицо отказаться от продолжения преступления. Вместе с тем для наличия признака добровольности необходимо, чтобы лицо осознавало реальную возможность успешного завершения преступления и в тех случаях, когда оно вняло советам и просьбам о добровольном отказе. Если же советы и убеждения иных лиц носят такой характер, что лицо не видит фактической возможности окончания преступления, и, по существу, эти советы и убеждения носят форму принуждения, недоведение преступления до конца не будет добровольным, и лицо подлежит уголовной ответственности за неоконченное преступление.

Мотивы при добровольном отказе могут носить самый различный характер. Как правило, мотивы добровольного отказа не имеют самостоятельного юридического значения. Однако исследование их в процессе расследования и рассмотрения дела в суде является обязательным, поскольку, исследуя мотивы отказа от дальнейшего совершения преступления, можно определить, действительно ли отказ от совершения преступления был добровольным и окончательным.[26]

Вторым необходимым признаком добровольного отказа является его окончательность. Отказ будет окончательным лишь в том случае, если лицо полностью прекращает преступную деятельность и не имеет намерения продолжать ее в будущем.

Поэтому в случаях временного перерыва преступной деятельности, вызванного теми или иными обстоятельствами, добровольного отказа не будет. Если субъект приостанавливает свои преступные действия для того, чтобы продолжить их при более благоприятных обстоятельствах, то в этих случаях не отпадает общественная опасность ни деяния, ни самого лица. Лишь окончательный отказ лица от совершения преступления может свидетельствовать о том, что само деяние и лицо перестали быть общественно опасными.

Также не исчезает общественная опасность деяния и лица в случаях отказа от повторения преступного посягательства, поскольку при первом посягательстве лицом сделано все, что оно считало необходимым для совершения преступления, но преступный результат не наступил по не зависящим от лица обстоятельствам. Отказ от повторения покушения не является основанием устранения уголовной ответственности. Он может быть лишь учтен судом при назначении наказания.

Известные трудности представляет вопрос об основаниях исключения уголовной ответственности при добровольном отказе. Среди авторов нет единого мнения по этому вопросу.

В последнее время преобладает точка зрения о том, что основанием исключения условной ответственности при добровольном отказе является отсутствие в деянии лица состава преступления.[27] Эта точка зрения представляется правильной.

Институт добровольного отказа тесно связан с понятием и разграничением стадий совершения преступления. Поэтому важное теоретическое и практическое значение имеет правильное решение вопроса о том, на каких стадиях развития преступной деятельности может иметь место добровольный отказ.

Поскольку большинством авторов обнаружение умысла не признается стадией совершения преступления, а авторы, признающие наличие такой стадии, соглашаются с тем, что она ненаказуема в уголовном порядке, говорить об обнаружении умысла, естественно, не приходится. Совершенно правильно указывает Н.Д. Дурманов, что «добровольный отказ как понятие уголовного права предполагает, что действия виновного уже содержали бы признаки состава преступления и подлежали бы наказанию, если бы виновный не отказался от совершения преступления. Только в этом случае добровольный отказ приобретает уголовно-правовое значение обстоятельства, исключающего ответственность».[28]

Очевидно, что не может иметь места добровольный отказ и в стадии оконченного преступления, поскольку в таком случае налицо все элементы состава преступления и отказ от уже завершенного преступления невозможен. Таким образом, практически о добровольном отказе речь может идти лишь на стадиях приготовления к преступлению и покушения на преступление.

Добровольный отказ от совершения преступления возможен лишь до момента окончания преступления.

В стадии приготовления к преступлению добровольный отказ выражается, как правило, в форме бездействия. В этот период достаточно простого воздержания от дальнейших преступных действий. О наличии добровольного отказа во время приготовления к преступлению могут свидетельствовать различные факторы. В частности, уничтожение средств и орудий преступления является одним из обстоятельств, доказывающих наличие добровольного отказа. Однако это не является обязательным условием наличия добровольного отказа. Главным фактором, определяющим наличие добровольного отказа, является решение лица добровольно и окончательно отказаться от дальнейшего совершения преступления.

Изучение судебной и следственной практики показывает, что, как правило, факты добровольного отказа в стадии приготовления к совершению преступления редко становятся известными органам следствия и суда, поскольку их установление связано со значительными трудностями. Однако эти обстоятельства отнюдь не означают, что в действительности он не имеет места. Кроме того, уже само наличие в уголовном праве нормы о добровольном отказе имеет большое предупредительное значение.

Добровольный отказ может иметь место и в стадии покушения на преступление. При этом так же, как и в стадии приготовления к преступлению, в одних случаях для наличия добровольного отказа достаточно прекращения начатых преступных действий, т.е. возможна пассивная форма отказа, в других же случаях сам характер уже выполненного посягательства требует от лица для успешности отказа совершения лишь активных действий по предотвращению завершения преступления. Решающую роль для определения формы отказа от покушения при этом играет вид покушения.

Возможность добровольного отказа при неоконченном покушении не вызывает сомнения. Когда лицо не выполнило еще всех действий, которые оно считало необходимыми для совершения преступления, добровольный отказ обычно выражается в воздержании от дальнейших действий по совершению преступления. Эти случаи имеют много общего с добровольным отказом в стадии приготовления к совершению преступления. Так же, как и при приготовлении, добровольный отказ при неоконченном покушении обычно имеет форму пассивного поведения.

Что же касается возможности добровольного отказа при оконченном покушении, т.е. после того, как выполнены все действия, которые лицо считало необходимыми для совершения преступления, то он здесь возможен не всегда.

При оконченном покушении добровольный отказ возможен лишь в тех случаях, когда лицо еще господствует над дальнейшим ходом событий, когда оно еще способно не допустить окончания преступления.

В этих случаях развитие причинной связи, вызванной действиями виновного, еще не закончилось, преступный результат еще не наступил, в связи с чем виновный своими действиями еще может воспрепятствовать окончанию преступления.

В качестве примера добровольного отказа при оконченном покушении можно привести следующий. Ю. с целью убийства нанес удары металлической сковородкой по голове и другим частям тела Г. и ее одиннадцатилетнему сыну. После этого Ю., закрыв снаружи входную дверь вагончика, в котором остались потерявшие сознание люди, поджег вагончик. Потерпевшая под воздействием огня и угарного газа скончалась, а ее сыну причинены менее тяжкие телесные повреждения. Переквалифицировав действия Ю. в соответствии со ст. 15, п. «г» ст. 102 УК РСФСР на ч. 1 ст. 109 УК РФ, Президиум Верховного Суда РФ указал, что, хотя суд первой инстанции и установил, что Ю. вернулся на место совершенного преступления и спас мальчика от огня, тем не менее сделал ошибочный вывод, что смерть потерпевшей не наступила по обстоятельствам, не зависящим от воли виновного.[29]

В отличие от неоконченного вида покушения при оконченном покушении действия лица, решившего добровольно отказаться от дальнейшего совершения преступления, всегда должны носить активный характер. Как справедливо отмечалось в юридической литературе, действия лица в этих случаях выражаются не только в предотвращении преступного результата, но прежде всего в уничтожении уже произведенных изменений в объективном мире, в восстановлении того положения, которое существовало до совершения действий по осуществлению преступления.[30] Если лицо не в состоянии уничтожить уже произведенные изменения в объективном мире и восстановить первоначальное положение, то возможность добровольного отказа в этих случаях исключается.

Необходимым признаком добровольного отказа является осознание фактической возможности успешного продолжения преступной деятельности. Однако это не означает, что если субъектом выполнены все действия, которые он считал необходимыми для наступления преступного результата, то о каком-либо продолжении совершения преступления не может быть и речи, ибо сам процесс наступления преступного результата является не чем иным, как продолжением, логическим завершением преступных действий. И если наступление преступного результата зависит от виновного, то в полной мере можно сказать, что от лица зависит дальнейшее продолжение совершения преступления. Нельзя, как уже было сказано выше, действия лица рассматривать изолированно. И предварительная преступная деятельность, и добровольный отказ затем от дальнейшего совершения преступления являются единым поступком человека. Субъект привел в действие причинный ряд, но он еще господствует над его развитием и от него зависит наступление или ненаступление преступного результата. Значительной спецификой характеризуется отказ соучастников. При добровольном отказе соучастников от преступления применяются общие правила, установленные ст. 31 УК РФ.

Однако добровольный отказ при соучастии имеет свои особенности. Очевидно, что добровольный отказ может иметь место со стороны любого соучастника, но для каждого из видов соучастников он обладает известной спецификой. Добровольный отказ исполнителя выражается в несовершении им обусловленных сговором действий или в недоведении задуманного участниками преступления до конца. Добровольный отказ исполнителя не освобождает остальных соучастников от уголовной ответственности. При этом очевидно, что поскольку нормы о стадиях совершения преступления так же, как и абсолютное большинство всех норм УК РФ, обращены к исполнителю преступления как к лицу, непосредственно совершающему действия, содержащие признаки конкретного состава преступления, на него полностью распространяются все рассмотренные выше положения о добровольном отказе.[31]

Таким образом, об отказе исполнителя речь может идти в тех случаях, когда в его действиях имели место признаки покушения на преступление или приготовления к нему. При рассмотрении особенностей добровольного отказа других видов соучастников эти положения являются весьма существенными, поскольку очевидно, что добровольный отказ со стороны других соучастников, и в частности пособника и подстрекателя, может иметь место лишь тогда, когда исполнитель совершил действия, образующие либо стадию приготовления к преступлению, либо покушение на преступление.

Особенности добровольного отказа организаторов, подстрекателей и пособников состоят прежде всего в том, что они должны привести к ликвидации созданной ими возможности совершения преступления при условии, если эта возможность еще не реализована исполнителем (ч. 4 ст. 31 УК РФ).

Для этого организатор и подстрекатель должны предпринять активные действия и предотвратить готовящееся преступление. Их действия в этом направлении могут быть выражены в самой различной форме. Поскольку соучастникам удалось предотвратить готовящееся преступление, то их действия уже не представляют общественной опасности, в них отсутствует состав преступления точно так же, как отсутствует состав преступления при добровольном отказе лица, действовавшего в одиночку. Если же преступление исполнителем все же совершено, то соучастники подлежат уголовной ответственности. Их действия по предотвращению преступления учитываются судом при назначении наказания как смягчающие обстоятельства (ч. 5 ст. 31 УК РФ).

Не может быть освобождено от уголовной ответственности лицо, заранее обещавшее скрыть преступление, орудия и средства совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, даже если оно и откажется выполнить свое обещание после того, как преступный результат уже наступил. Действия указанного лица находятся в причинной связи с наступившим преступным результатом. Преступление потому, отчасти, и было совершено исполнителем, что он в своих действиях мысленно опирался на обещанную ему поддержку укрывателя. Ликвидировать созданные предпосылки для совершения преступления соучастник уже не в силах, поэтому он подлежит ответственности. Отказ от дальнейшего содействия исполнителю преступления учитывается судом как смягчающее обстоятельство при назначении наказания.[32]

Пособник преступления не подлежит уголовной ответственности, если он предпринял все зависящие от него меры, чтобы предотвратить совершение преступления (ч. 4 ст. 31 УК РФ). Это может выражаться, в частности, в изъятии оружия или орудия совершения преступления, предоставленного ранее исполнителю. Если же он предоставил исполнителю информацию или устранил препятствия к совершению преступления и уже не может изъять этот вклад в совершение преступления, то его действия при добровольном отказе могут состоять в своевременном, т.е. достаточном по времени недопущения, сообщении органам власти о готовящемся преступлении. В этих случаях пособник освобождается от уголовной ответственности, даже если исполнителю, несмотря на это, удалось совершить преступление.

Под деятельным раскаянием понимаются действия виновного, совершенные для предотвращения наступления вредных последствий совершенного преступления, добровольное возмещение нанесенного ущерба или устранение причиненного вреда, явка с повинной и активное содействие раскрытию преступления (п. п. «и», «к» ст. 61 УК РФ).

Основное отличие между ними состоит в том, что добровольный отказ может иметь место лишь при неоконченном преступлении, тогда как деятельное раскаяние возможно после окончания преступления. Однако деятельное раскаяние может иметь место не только после окончания преступления, но и после оконченного покушения (в тех случаях, когда добровольный отказ невозможен). Деятельное раскаяние не устраняет уголовной ответственности за совершенное преступление, оно учитывается судом при назначении наказания как смягчающее обстоятельство.


Заключение

В заключении по поводу неоконченного преступления хотелось бы сказать, что ошибочно было бы полагать, что совершение любого умышленного преступления непременно проходит все указанные этапы.

Нередко умысел лица реализуется непосредственно в совершении конкретного оконченного преступления, минуя приготовление к преступлению и покушение на него.

В тех случаях, когда преступление проходит в своем развитии указанные три (или две) стадии, самостоятельное уголовно-правовое значение приобретает лишь последняя стадия.

Каждая предыдущая стадия поглощается последующей.

О приготовлении к преступлению и покушении на преступление можно вести речь лишь применительно к целенаправленной преступной деятельности. Эти стадии возможны только в преступлениях, совершаемых с прямым умыслом.

Что же касается криминальных деяний, совершаемых с косвенным умыслом, то в них стадии приготовления и покушения невозможны.

Не желая наступления общественно опасных последствий, виновный, естественно, не может и готовиться к преступлению или покушаться на него.

И данном случае общественно-опасные последствия преступления не составляют цели его криминальной деятельности.

По поводу добровольного отказа, подчеркну, чтодобровольность отказа означает, что лицо, начавшее преступление, сознательно, по собственной воле прекращает дальнейшее его совершение.

Разумеется, иногда инициатива такого отказа может возникнуть у субъекта под влиянием других лиц (например, его близких).

Однако и при этом сам отказ должен быть результатом свободного волеизъявления субъекта, а не вынужденным следствием возникших непреодолимых или трудно преодолимых для продолжения начатой криминальной деятельности препятствий.

По моему мнению, существование институтов покушения на преступление и добровольный отказ свидетельствует о демократизме и прогрессивности российского уголовно права.

Задачи

1. Это неоконченное преступление, негодное покушение (покушение с негодными средствами). Под покушением с негодными средствами обычно понимают также случаи, когда виновный для достижения своих целей применяет средства, которые объективно, вследствие своих свойств, не могут привести к окончанию преступления или к наступлению преступного результата. В данном случае именно негодные свойства отмычки воспрепятствовали осуществлению преступного замысла Антипова.

Если бы он смог открыть дверь, то это являлось бы уже неоконченным покушением, поскольку в этом случае он начал бы реализацию преступления, но по объективным причинам не смог бы довести его до конца, и при этом осознавал бы, что он сделал не все для осуществления задуманного.

2. Разбой является оконченным преступлением с момента нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (п. 6 Постановления Пленума от 27.12.2002). Объясняется это тем, что данный состав преступления – формальный, поэтому действия Зверева и Иванова являются оконченным преступлением.

3. Если лицо отказывается от дальнейшего совершения преступления лишь из-за страха перед наказанием, то отказ в этом случае признается добровольным, а не вынужденным, поскольку мотивы не имеют значения для признания добровольного отказа. Велихов осознавал возможность беспрепятственного доведения преступления до конца, тем не менее, прекратил посягательство на убийство.

Согласно ст. 31 УК РФ Велихов будет нести ответственность по фактически наступившим последствиям (причинение вреда здоровью).


Список используемой литературы

Нормативные акты

1. Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 27.07.2006) // СЗ РФ от 17.06.1996, № 25, ст. 2954, СЗ РФ от 31.07.2006, № 31 (1 ч.), ст. 3452.

2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27.01.1999 № 1 // БВС РФ. – 1999. – № 3.

3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» от 27.12.2002 № 29 // БВС РФ. – 2003. – № 2.

Специальная литература

4. Горелик И.И. Ответственность за поставление в опасность по советскому уголовному праву. – Минск, 1964.

5. Дурманов Н.Д. Стадии совершения преступления по советскому уголовному праву. – М., 1955.

6. Иванов В.Д. Ответственность за покушение на преступление. – Караганда, 1974.

7. Козлов А.П. Учение о стадиях преступления. – СПб., 2002.

8. Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации (постатейный) // Под ред. В. М. Лебедева. – М.: Издательство «Юрайт», 2004.

9. Кузнецова Н.Ф. Ответственность за приготовление к преступлению и покушение на преступление по советскому уголовному праву. – М., 1958.

10. Курс уголовного права. Общая часть. – Т. 1. – М., 1999.

11. Назаренко Г.В., Ситникова А.И. Неоконченное преступление и его виды. – М., 2003.

12. Панько К.А. Добровольный отказ от преступления по советскому уголовному праву. – Воронеж, 1972.

13. Тер-Акопов А.А. Добровольный отказ от совершения преступления. – М., 1982.

14. Тишкевич И.С. Приготовление и покушение по уголовному праву. – М., 1958.

15. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть / Под ред. Б.В. Здравомыслова. – М., 1996.

16. Уголовное право России. Часть Общая. Учебник для вузов / Отв. ред. Л. Л. Кругликов. – М., 2004.

17. Уголовное право: Учебник / Под ред. Н. И. Ветрова, Ю. И. Ляпунова. – 2-е изд. – М., 2001.

18. Уголовное право Российской Федерации. – Общая часть. – М., 1999. – С. 236.

Судебная практика

19. Постановление Президиума Верховного Суда РФ № 197п04пр от 22.01.2003 // БВС РФ. – 2003. – № 12. – С. 15.

20. Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 1998 год // БВС РФ. – 1999. – № 11. – С. 4.

21. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г. «О судебной практике по делам о хищении и вымогательстве, незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ» и взрывных устройств // БВС РФ. – 2002. – № 5. – С. 3.

22. Постановление Президиума Верховного Суда РФ № 259п03 от 04.06.2003 // БВС РФ. – 2003. – № 10. – С. 15.

23. Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 1998 года // БВС РФ. – 1999. – № 3. – С. 18.


[1] Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 27.07.2006) // СЗ РФ от 17.06.1996, № 25, ст. 2954, СЗ РФ от 31.07.2006, № 31 (1 ч.), ст. 3452.

[2] Иванов В.Д. Ответственность за покушение на преступление. – Караганда, 1974. – С. 5.

[3] См.: Уголовное право Российской Федерации. Общая часть / Под ред. Б.В. Здравомыслова. – М., 1996. – С. 224 – 228.

[4] Дурманов Н.Д. Стадии совершения преступления по советскому уголовному праву. – М., 1955. – С. 12.

[5] БВС РСФСР. – 1972. – № 3. – С. 23.

[6] Козлов А.П. Учение о стадиях преступления. – СПб., 2002. – С. 35.

[7] Тишкевич И.С. Приготовление и покушение по уголовному праву. – М., 1958. – С. 23.

[8] Кузнецова Н.Ф. Ответственность за приготовление к преступлению и покушение на преступление по советскому уголовному праву. – М., 1958. – С. 116.

[9] См.: Горелик И.И. Ответственность за поставление в опасность по советскому уголовному праву. – Минск, 1964. – С. 28.

[10] БВС СССР. – 1975. – № 2. – С. 9.

[11] Назаренко Г.В., Ситникова А.И. Неоконченное преступление и его виды. – М., 2003. – С. 19.

[12] Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации (постатейный) // Под ред. В. М. Лебедева. – М.: Издательство «Юрайт», 2004. – С. 54.

[13] Уголовное право России. Часть Общая. Учебник для вузов / Отв. Ред. Л. Л. Кругликов. – М., 2004. – С. 166.

[14] Уголовное право: Учебник / Под ред. Н. И. Ветрова, Ю. И. Ляпунова. – 2-е изд. – М., 2001. – С. 162.

[15] Постановление Президиума Верховного Суда РФ № 197п04пр от 22.01.2003 // БВС РФ. – 2003. – № 12. – С. 15.

[16] Иванов В.Д. Указ. соч. С. 26.

[17] Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27.01.1999 № 1 // БВС РФ. – 1999. – № 3.

[18] См.: Курс уголовного права. Общая часть. – Т. 1. – М., 1999. – С. 372.

[19] Дурманов Н.Д. Указ. соч. С. 146.

[20] Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 1998 год // БВС РФ. – 1999. – № 11. – С. 4.

[21] Это отмечают и другие авторы. См., напр.: Курс уголовного права. Общая часть. – Т. 1. – М., 1999. – С. 373.

[22] См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г. «О судебной практике по делам о хищении и вымогательстве, незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ» и взрывных устройств // БВС РФ. – 2002. – № 5. – С. 3.

[23] Панько К.А. Добровольный отказ от преступления по советскому уголовному праву. – Воронеж, 1972. – С. 4.

[24] Тер-Акопов А.А. Добровольный отказ от совершения преступления. – М., 1982. – С. 6.

[25] Постановление Президиума Верховного Суда РФ № 259п03 от 04.06.2003 // БВС РФ. – 2003. – № 10. – С. 15.

[26] Тишкевич И.С. Указ. соч. С. 49.

[27] См.: Курс уголовного права. Общая часть. – Т. 1. – М., 1999. – С. 377; Уголовное право Российской Федерации. – Общая часть. – М., 1999. – С. 236.

[28] Дурманов Н.Д. Указ. соч. С. 190.

[29] Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 1998 года // БВС РФ. – 1999. – № 3. – С. 18.

[30] См.: Дурманов Н.Д. Указ. соч. С. 200.

[31] Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации (постатейный) // Под ред. В. М. Лебедева. – М.: Издательство «Юрайт», 2004. – С. 59.

[32] Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации (постатейный) // Под ред. В. М. Лебедева. – М.: Издательство «Юрайт», 2004. – С. 60.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему