регистрация / вход

Обеспечение прав потерпевшего в уголовном процессе

Понятие потерпевшего в уголовном процессе. Права потерпевшего на стадии досудебного производства. Права потерпевшего на стадии судебного разбирательства. Все права потерпевшего неразрывно связаны с его обязанностями.

Министерство общего и специального

образования Российской Федерации

Саратовская государственная академия права

Кафедра уголовного процесса

Курсовая работа

Тема:« Обеспечение прав потерпевшего в уголовном процессе»


СОДЕРЖАНИЕ

§1. Понятие потерпевшего в уголовном процессе.........................……3

§2. Права потерпевшего на стадии досудебного производства...……7

§3. Права потерпевшего на стадии судебного разбирательства..……13

Список литературы..............................................................................…24


1. ПОНЯТИЕ ПОТЕРПЕВШЕГО В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Понятие потерпевшего впервые введено в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР в 1983 г. и настоящее время дается в ст. 53 УПК. Потерпевшим, согласно ст. 53 УПК, как субъектом уголовного процесса является лицо, в отношении которого вынесено постановление прокурора, следователя, органа дознания или определение (постановление) суда о признании его потерпевшим. Основанием для вынесения решения о признании лица потерпевшим является предположение о том, что ему преступлением непосредственно причинен моральный, физических или имущественный вред. В этом состоит различие между понятиями «потерпевший», когда имеется в виду субъект процессуальной деятельности, которому предположительно нанесен преступлением вред, и «жертва преступления», когда речь идет о достоверно установленном вреде, нанесенном лицу преступлением. Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении от 24 декабря 1985 г. № 5 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел с протокольной формой досудебной подготовки материалов» особо подчеркнул, что по данной категории дел вслед за вынесен6ием постановления о возбуждении уголовного дела (до начала судебного разбирательства) в необходимых случаях судья решает вопрос о признании гражданина потерпевшим.

Понятие потерпевшего согласно ст. 53 УПК не всегда совпадает с приводимыми в юридической литературе. Так, П. Яни указывает, что «следует расширить перечень оснований для признания потерпевшим, указав в нем вред психического характера»[1] . Другие ученые выделяют два вида потерпевших: а) потерпевший как действительный участник процесса, признанный таковым специальным процессуальным актом (совпадает со ст. 53 УПК); б) потерпевший как потенциальный участник процесса, признанный таковым на основе заявления с просьбой о возбуждении уголовного дела[2] .

Одним из оснований признания гражданина потерпевшим является причинение ему морального вреда. Понятие морального вреда дается в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.94 г. «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда». Согласно п. 5 этого постановления под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Физический вред состоит в причинении гражданину телесных повреждений, расстройства здоровья, физических страданий.

Имущественный ущерб означает лишений гражданина принадлежащих ему материальных благ, имущества, ценностей.

Одним преступлением может быть причинено несколько видов вреда.

Основанием для признания лица потерпевшим является наличие данных для предположения о наличие события преступления; причинении лицу вреда непосредственно этим преступлением; наличии причинной связи между преступным деянием и наступившими последствиями[3] .

Преступление и результат – ущерб должны быть связаны прямой, непосредственной связью, когда причиненный ущерб явился непосредственным следствием данного преступления. Вопрос заключается в том, действительно ли вред причинен данным преступлением, его размеры могут быть установлены только в ходе расследования и судебного разбирательства дела, но при этом не должно служить препятствием для признания лица потерпевшим уже тогда, когда он заявляет о причиненном ему вреде. В противном случае пострадавший от преступления не мог бы использовать предоставленные ему законом права на стадии дознания и предварительного следствия с целью защиты своих законных интересов.

Лицо признается потерпевшим и в случае, если причиненный ему ущерб был вызван его противоправными действиями. Данный факт должен быть учтен при определении меры уголовной ответственности, но в любом случае его права как потерпевшего не могут быть ограничены[4] .

Современная правовая наука исходит из того, что признание лица потерпевшим может иметь место не только при оконченном преступлении, и при неоконченном преступлении, покушении и даже приготовлении (вполне логично, что если гражданин приходит домой и обнаруживает, например, что дверь его квартиры взломана, даже если ничего не украдено, ему будет причинен моральный вред). В проекте УПК, представленном Главным правовым управлением Президента РФ, потерпевшим согласно ст. 73 признается в том числе и гражданин, которому причинен вред покушением на преступление.

Дискуссионным является вопрос и о признании потерпевшим по делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть гражданина. Действующее законодательство предусматривает, что в таком случае потерпевшими могут быть признаны близкие родственники убитого, с предоставлением всех прав, предусмотренных ст. 53 УПК, в том числе правом требовать возмещения материального и морального вреда. Это подтверждается в Обзоре судебной практики Верховного Суда РСФСР за I квартал 1993 г.

Близкими родственниками согласно п. 9 ст. 34 УПК признаются родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дед, бабка, внуки, супруг. Вместе с тем отдельные ученые считаю, что действующее законодательство необоснованно сужает круг, лиц, которые могут признаны потерпевшими по делам, связанными со смертью гражданина. Так, Е. Прянишников утверждает, что если у убитого нет родственников, которые согласно п. 9 . ст. 34 УПК могут быть признаны потерпевшими, таковыми могут быть признаны другие близкие лица погибшего (невеста, жених, друг и др.)[5] .

2 . ПРАВА ПОТЕРПЕВШЕГО НА СТАДИИ

ДОСУДЕБНОГО ПРОИЗВОДСТВА

С момента признания гражданина потерпевшим, он приобретает широкие права, реализуя которые, он участвует в процессе и защищает свои права и законные интересы. Основные права потерпевшего сформулированы в ст. 53 УПК, кроме того отдельные права содержаться также в ст. ст. 22, 136, 161, 179, 181, 183, 200, 245, 325, 429, 430, 432, 438, 439, 447, 458 УПК. Все права потерпевшего можно разделить на права, реализуемые на стадии досудебного расследования; права, реализуемые в судебном разбирательстве, в кассационной инстанции; права, характерные для всех стадий производства. На стадии досудебного производства выделяют следующие основные права потерпевшего вправе: давать показания, иметь представителя, представлять доказательства, заявлять ходатайства по делу ( в том числе о гражданском иске и мерах его обеспечения), а также отводы, пользоваться в ходе производства по делу родным языком и услугами переводчика, участвовать по предложению следователя в производстве отдельных следственных действий, знакомиться с материалами дела по окончании предварительного следствия, приносить жалобы на решения и действия лиц и органов, ведущих производство по делу.

Важным является момент признания гражданина потерпевшим. Как показывает практика зачастую лица признаются потерпевшими к концу расследования, когда они уже практически не могут воспользоваться предоставленными им правами. В связи с этим важно, чтобы постановление о признании потерпевшим выносилось следователем в начале расследования, с тем, чтобы тот мог принять активное участие в следствии.

Все эти процессуальные права потерпевшего являются средствами защиты его законных интересов. Следует подчеркнуть, что защите подлежат только законные интересы потерпевшего. Лица, участвующие в деле имеют различные интересы, возможна ситуация, когда потерпевший желает освобождения преступника от ответственности в своих целях. Как подчеркивает В.М. Корнуков законны всегда лишь общественные, государственные интересы, интересы личности могут быть и незаконны[6] .

Интересы участвующих в уголовном судопроизводстве лиц обуславливаются объективной необходимостью укрепления законности и правопорядка, борьбы с преступностью, потребностью в раскрытии преступления и наказания виновных.

Интерес и субъективное право понятия неоднородные. Будучи объективно обусловленным, интерес составляет основу всякого субъективного права и субъективной обязанности. Субъективное право, как представляемая законом мера допустимого свободного поведения, ценно тем, что обеспечивает возможности пользоваться социальным благом. В таком сочетании субъективное право всегда выступает правовой формой проявления защиты интереса, а интерес – его внутренней сущностью, объектом охраны.

Не все интересы личности в рамках уголовного процесса опосредуются субъективными правами, а лишь важнейшие.

Обязанности по защите прав потерпевшего ложатся на следователя, прокурора и других участников расследования. Как отмечает И.И. Газетдинов, уже само существование правовых норм, предусматривающих защиту прав потерпевшего, оказывает гарантирующее воздействие[7] .

Можно рассмотреть более подробно отдельные права потерпевшего.

Одним из важнейших прав потерпевшего является право предоставлять доказательства. Однако, как показывает практика, реализуется оно довольно редко. Причина заключается в том, что следователи не объясняют сущность этого права потерпевшим, или объясняют перед завершением следствия, когда воспользоваться этим правом не представляется возможным. Право на предоставление доказательств близко к праву на поддержание обвинения, которое осуществляется потерпевшим на протяжении всего процесса.

Важным правом потерпевшего является право на обжалование любых действий и решений следователя или дознавателя. Жалоба в таком случае подается прокурору, который решает вопрос об ее обоснованности. Ст. 53 УПК напрямую не содержит положений о праве потерпевшего на обжалование действий органов дознания, однако это право вытекает из смысла ст. ст. 6, 7, 9, 113, 218, 2201 и др. УПК.

Ст. 53 УПК содержит право потерпевшего на ознакомление с материалами следствия. Это право подтверждается также ст. 200 УПК. При этом потерпевший имеет право делать любые выписки, заявлять ходатайства и др. Действующее уголовно-процессуальное законодательство не содержит положений об ознакомлении потерпевшего с материалами дознания. Такое положение представляется многим ученым неверным. Следователь обязан поставить в известность потерпевшего, так же как и других заинтересованных лиц, где и когда они могут ознакомится с материалами следствия. Следует отметить, что факт неявки потерпевшего для ознакомления с делом можно рассматривать как отказ от ознакомления только в случае если неявка вызвана нежеланием заинтересованного лица воспользоваться этим правом[8] . В случае отказа от ознакомления с делом следователем должен составляться протокол об этом. Многие ученые подчеркивают, что составление протокола целесообразно во всех случаях ознакомления с делом. В таком случае в нем должно быть отражено: кто, где, в каком объеме знакомился с делом, какие при этом были сделаны ходатайства и заявления[9] .

Не до конца решены в действующем законодательстве вопросы, связанные с приостановлением дела, и отказом возбуждении уголовного дела. Так, в последние годы наблюдается рост дел, приостановленных по ч. 3 ст. 195 УПК. Закон не предусматривает право потерпевшего знать о принятом следствием решении, знакомится с материалами приостановленного дела. В таком случае потерпевший по сути лишен возможности отстаивать свои права. Данный законодательный пробел должен быть восполнен. Необходимо также учитывать, что во многих случаях пострадавшее в результате противоправных действий имущество потерпевшего может быть застраховано, и для получения страховки потерпевшему необходимо представить справку о приостановлении уголовного дела.

В случае отказа от возбуждения уголовного дела, заявитель наделен правом обжаловать данное решение. При этом закон устанавливает только необходимость письменного извещения об отказе в возбуждении уголовного дела. Между тем этого явно недостаточно. Для составления мотивированной жалобы необходимо также предоставить процессуальный акт об отказе. В извещении должны указываться сроки и порядок обжалования.

Потерпевший вправе в любой момент следствия заявлять ходатайства как по существу дела, так и в связи с нарушениями закона. Устные ходатайства должны заноситься следователем в протокол, письменные – подшиваться в дело. Можно выделить следующие виды ходатайств:

1) ходатайства о дальнейшем направлении дела например для дополнительного расследования);

2) о допросе дополнительных свидетелей и истребовании дополнительных документов;

3) об изменении меры пресечения во отношении подозреваемого;

4) о гражданском иске и мерах его обеспечения.

Потерпевшему, также как и любому другому лицу, пострадавшему от преступления, принадлежит право на предъявление гражданского иска. Это право в соответствии со ст. ст. 137, 223, 228, 274 УПК должно быть разъяснено ему следователем, прокурором или судьей. Гражданский иск может быть предъявлен с момента возбуждения уголовного дела и до начала судебного следствия, поскольку доказывание иска осуществляется по общим правилам уголовного судопроизводства и должно быть проведено в ходе судебного заседания.

Иск предъявляется к обвиняемому или лицам несущим материальную ответственность за действия обвиняемого.

В случае предъявления гражданского иска на следователя ложатся обязанности по обеспечению гражданского иска. Независимо от вида преступления мерами обеспечения гражданского иска являются: обнаружение имущества, подлежащего аресту, и наложение ареста на имущество. В качестве источников возмещения материального ущерба по гражданскому иску выступает, как правило, имущество подозреваемого, обвиняемого, или лиц, несущих материальную ответственность за их действия, или иных лиц, у которых находится имущество, приобретенное преступным путем.

Розыск похищенного имущества или имущества, являющегося средством возмещения материального ущерба, производится путем проведения процессуальных действий и оперативно-розыскных мероприятий, направленных на установление места нахождения, обнаружение и изъятие этого имущества. В этих целях в зависимости от конкретных обстоятельств дела может быть использовано любое следственное действие, особенно допросы, обыски, осмотры, наложение ареста на имущество и др[10] .

В ходе судебного заседания в обязательном порядке должен быть установлен размер причиненного потерпевшему ущерба. Неустановление размера такого ущерба является существенным нарушением процессуального законодательства и основанием к отмене решения суда[11] .

Право потерпевшего на возмещение ущерба со стороны государства установлено Конституцией РФ (ст. 52). Между тем действующее уголовно-процессуальное законодательство не содержит никаких положений на этот счет. Представляется , что это направление является перспективным в развитии уголовного процесса в России. Многие ученые уже и сейчас исходят из того, что убытки потерпевшему должно возмещать государство, а виновному оно может предъявить регрессный иск. Исходя из того, что государство взяло на себя функцию осуществления правосудия, тем более это должно происходить в тех случаях, если преступление осталось нераскрытым,[12] .

В настоящее время в законодательстве отсутствует право потерпевшего на обеспечение его безопасности. Между тем в современных условиях, потерпевшие и свидетели должны быть наделены правом требовать анонимности при даче показаний, а в необходимых случаях, и физической охраны[13] .

3 . ПРАВА ПОТЕРПЕВШЕГО НА СТАДИИ

СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА

Условия реализации процессуальных прав на стадии судебного разбирательства отличаются от условий в предыдущих стадиях. Отличие это обусловлено характерными чертами правосудия, в том числе гласностью, устностью и непосредственностью судебного разбирательства, т.е. все заявления, ходатайства (даже письменные) излагаются устно, адресуются непосредственно суду и фиксируются в протоколе судебного заседания. Важно также отметить, что решение по любому ходатайству, заявленному потерпевшим, принимается судом только после того, как будут выслушаны по нему мнения всех остальных участников судебного разбирательства, причем эти мнения, как и само решение, заносятся в протокол судебного заседания.

Наиболее важными правами потерпевшего на этой стадии являются: право заявлять отводы судьям, обвинителю (прокурору), секретарю судебного заседания, экспертам, адвокату, представителю общественной организации и переводчику; право высказывать суду свое мнение о возможности или невозможности слушания дела в данном судебном заседании в случае неявки в судебное заседание кого-либо из свидетелей, эксперта или специалиста; право возбуждать перед судом ходатайства о вызове дополнительных свидетелей, экспертов и об истребовании иных доказательств; право высказывать свое мнение по поводу заявленных ходатайств другими участниками процесса; право высказывать свое мнение по поводу порядка исследования доказательств в судебном следствии; право принимать участие в исследовании доказательств; право приносить жалобы на действия суда; право предоставлять суду в письменном виде предлагаемую участникам процесса формулировку решения по отдельным вопросам; право делать заявления, давать показания, выступать в суде и заявлять ходатайства на своем родном языке, а также пользоваться услугами переводчика; право знать порядок и сроки кассационного обжалования приговора. Несоблюдение процессуальных прав потерпевшего в судебном разбирательстве является нарушением права на защиту его интересов. Верховный Суд РФ считает это существенным нарушением процессуального законодательства и одним их оснований к отмене приговора. Рассмотрим их более подробно.

1. Право заявлять отводы судьям, обвинителю (прокурору), секретарю судебного заседания, экспертам, адвокату, представителю общественной организации и переводчику.

В этой связи председательствующий обязан объявить состав суда, сообщить, кто является обвинителем и защитником, а также секретарем судебного заседания, экспертом, специалистом и переводчиком. Однако, закон не обязывает председательствующего объяснять потерпевшему, какие мотивы должны быть положены для обоснования отвода. Следовательно, заявивший отвод в принципе может руководствоваться любыми мотивами. Вместе с тем в Уголовно-процессуальном законе имеются специальные статьи, в которых перечислены обстоятельства, исключающие возможность судьи, прокурора, секретаря судебного заседания, переводчика, специалиста, эксперта и адвоката в судебном разбирательстве.

Можно привести содержание этих статей.

Судья не может участвовать в рассмотрении дела и подлежит безусловному отводу в следующих случаях:

– если он является потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком, свидетелем, а также если он участвовал в данном деле в качестве эксперта, специалиста, переводчика, лица, производящего дознание, следователя, обвинителя, защитника, законного представителя обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика;

– если он является родственником потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей, родственником обвиняемого или его законного представителя, родственником обвинителя, защитника, следователя или лица, производящего дознание;

– если имеются иные обстоятельства, дающие основание считать, что судья лично, прямо или косвенно, заинтересован в этом деле.

Кроме того, если состав суда коллегиальный, то в него не могут входить лица, состоящие в родстве между собой.

В специальной статье Уголовно-процессуального закона содержится категорический запрет повторного участия судьи в рассмотрении дела.

В связи с такими же обстоятельства не могут участвовать в судебном разбирательстве прокурор и секретарь судебного заседания, за исключением того, что предыдущее участие их в этом деле в данном качестве не является основанием для отвода.

По указанным основаниям устраняются от рассмотрения дела переводчик, специалист и эксперт. Вместе с тем для каждого из них существуют еще и дополнительные основания к устранению от участия в судебном разбирательстве. Так, например, переводчик и эксперт подлежат отводу еще и в тех случаях, когда обнаружится их некомпетентность, а для отвода эксперта кроме того имеются следующие основания:

– если он находился или находится в служебной или иной зависимости от обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика;

– если он производил по этому делу ревизию, материалы которой послужили к возбуждению дела, за исключением участия врача-специалиста в области судебной медицины в наружном осмотре трупа.

Уголовно-процессуальный закон запрещает адвокату, представителю профессионального союза и другой общественной организации участвовать в деле в качестве защитника или представителя потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика, если:

– они по данному делу оказывают или ранее оказывали юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам лица, обратившегося с просьбой о ведении дела;

– они ранее участвовали в качестве судьи, прокурора, следователя, лица, производившего дознание, эксперта, специалиста, переводчика, свидетеля или понятого по данному делу;

– в рассмотрении дела принимает участие должностное лицо (судья, прокурор, эксперт и т.п.), с которым они состоят в родственных отношениях.

Все эти перечисленные обстоятельства играют роль безусловного основания для отвода указанных лиц. В то же время участник процесса вполне может руководствоваться иными мотивами, которые даже вправе не приводить вообще. Любое ходатайство об отводе, т.е. как мотивированное, так и не мотивированное, подлежит обязательному разрешению.

2. Право высказывать суду свое мнение о возможности или невозможности слушания дела в данном судебном заседании в случае неявки в судебное заседание кого-либо из свидетелей, эксперта или специалиста.

Для потерпевшего бывает далеко не маловажным правильное решение вопроса о возможности слушания дела ввиду неявки лиц, вызванных в суд в качестве свидетелей. При разбирательстве по уголовному делу в отсутствие неявившегося свидетеля имеется серьезная угроза не получить ответа на вопросы, имеющие значение для того или иного участника процесса.

В этой связи, чтобы высказанное суду мнение о возможности слушания дела в отсутствие неявившегося свидетеля опиралось на законные интересы участника процесса, отдельные ученые дают следующие рекомендации.

Прежде всего участник процесса должен знать, допрашивался ли неявившийся свидетель в ходе предварительного расследования или он был вызван судом в результате заявленного ходатайства в стадии назначения судебного заседания. Если он допрашивался следователем (или лицом, проводящим дознание), то надо вспомнить суть этих показаний (здесь можно воспользоваться выписками из соответствующих листов дела) и оценить их, насколько они существенны в плане защиты законных интересов.

При высказывании своего мнения о возможности слушания дела в случае неявки свидетеля следует также ориентироваться на причину этой неявки. Дело в том, что если неявка свидетеля в судебное заседание вызвана причиной, исключающей возможность пребывания его в суд (например, длительная тяжелая болезнь, продолжительная заграничная командировка, смерть), то показания такого свидетеля, данные на стадии предварительного расследования, подлежат оглашению в судебном следствии. Такое оглашение позволяет рассматривать фактические данные, содержащиеся в показаниях этого свидетеля, в качестве допустимых доказательств, поскольку приговор основывается только на тех доказательствах, которые были рассмотрены в судебном заседании[14] .

Если же свидетель не явился в судебное заседание по неуважительным причинам (или причины неизвестны), то его показания, какими бы значимыми они ни были, в судебном следствии не оглашаются, и в этой связи не могут быть положены в основу приговора.

3. Право возбуждать перед судом ходатайства о вызове дополнительных свидетелей, экспертов и об истребовании иных доказательств

Эти ходатайства по своей просьбе могут быть весьма разнообразны, но суть их в одна – получить дополнительные доказательства в ходе судебного следствия. Подобного рода ходатайства могут быть мотивированы необходимостью:

– восполнить неполноту предварительного расследования путем допроса вновь вызванных свидетелей или приобщением к делу вещественных доказательств и документов;

– проверить истинность заключения эксперта и дополнить его посредством проведения повторной или дополнительной экспертизы;

– проверить правильность выводов следователя (или лица, производящего дознание) и в этой связи ходатайствовать о судебном осмотре места происшествия, проведении следственного эксперимента и т.п.

4. Право высказывать свое мнение по поводу заявленных ходатайств другими участниками процесса.

Суть этого права сводится к тому, что участник процесса может возражать против удовлетворения ходатайств, заявленных другими участниками процесса, либо соглашаться с ними как в целом, так и в части. Любое мнение должно учитываться судом при разрешении ходатайств.

5. Право высказывать свое мнение по поводу порядка исследования доказательств в судебном следствии.

В данном случае речь идет о последовательности допросов подсудимых, потерпевших, свидетелей и экспертов.

Здесь можно подчеркнуть два следующих момента:

1) установление порядка последовательности допросов перечисленных выше лиц в судебном следствии имеет важное значение для правильного рассмотрения уголовного дела по существу. Им исключается бессистемность и беспорядочность судебного следствия, которые таят в себе серьезную опасность осложнить процесс, запутать участников судебного разбирательства;

2) думается, что оптимальный вариант последовательности допросов для всех участников процесса является тот, когда исследование доказательств начинается с допроса подсудимых, затем допрашиваются потерпевшие, а после – свидетели и эксперт. Каждый участник процесса, конечно, вправе предложить свой вариант порядка исследования доказательств, исходя из особенностей уголовного дела.

6. Право принимать участие в исследовании доказательств.

Это право распространяется на такую часть судебного разбирательства, как судебное следствие. Оно сводится к тому, что потерпевший может задавать вопросы всем допрашиваемым лицам, участвовать в осмотре вещественных доказательств, осмотре судом места происшествия, следственном эксперименте и других судебных действиях, производимых в судебном следствии.

7. Право приносить жалобы на действия суда.

В ходе судебного разбирательства реализация данного права выражается, как правило, в возражениях против действий председательствующего, которые, по мнению участника процесса, нарушают его права или стесняют права. Такого рода возражения заносятся в протокол судебного заседания.

8. Право предоставлять суду в письменном виде предлагаемую участникам процесса формулировку решения по следующим вопросам:

– имело ли место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый;

– содержит ли это деяние состав преступления и каким именно уголовным законом оно предусмотрено;

– совершил ли это деяние подсудимый;

– виновен ли подсудимый в совершении этого преступления;

– подлежит ли подсудимый наказанию за совершенное им преступление.

Этим правом потерпевший может воспользоваться не ранее, как после окончания судебных прений и перед удалением суда в совещательную комнату для постановления приговора, поскольку в основание формулировок должны быть положены и данные судебного следствия, и выводы, изложенные в судебных прениях.

9. Право делать заявления, давать показания, выступать в суде и заявлять ходатайства на своем родном языке, а также пользоваться услугами переводчика.

В принципе, этим правом обладают все участники процесса, однако потерпевший выступает в судебных прениях только по делам частного обвинения, либо тогда, когда он является еще гражданским лицом.

Судебные прения – это речи сторон, в которых подводится итог судебному следствию, излагаются суду свои соображения по поводу доказанности или недоказанности обвинения как в целом, так и в части, а в этой связи об осуждении подсудимого к конкретной мере наказания или оправдания его.

Бесспорно, что основное место в судебных прениях занимают речи прокурора и защитника. В силу принципа состязательности для них участие в судебных прениях является профессиональной обязанностью (правда, для прокурора такая обязанность носит условный характер, поскольку он вправе отказаться от обвинения, если придет к выводу, что обвинение в судебном следствии не нашло своего подтверждения в целом).

Для участников процесса участие судебных прениях является их правом, и они могут воспользоваться им по своему усмотрению.

Принимая решение об участии в судебных прениях, участники процесса должны знать, что судебные речи это не только кульминационный момент состязательности сторон, это еще и действенное средство влияния на формирование внутреннего убеждения судей.

В этой связи целесообразно обратить внимание на следующие положения, касающиеся правил произнесения речей:

1) участники судебный прений в своих речах вправе ссылаться только на те доказательства, которые были предметом рассмотрения на судебном следствии.

Поэтому после исследования всех доказательств в судебном следствии председательствующий спрашивает всех участников судебного разбирательства, желают ли они дополнить судебное следствие и чем именно. И если кто-либо из участников судебных прений считает необходимым использовать доказательство, которое не исследовалось в судебном следствии, то он должен заявить соответствующее ходатайство о дополнении судебного следствия; если такая необходимость возникла уже в ходе судебных прений, то данный участник процесса вправе просить суд о возобновлении судебного следствия;

2) суд не может ограничивать продолжительность судебных прений определенным временем, однако председательствующий вправе останавливать участвующих в прениях лиц, если они касаются обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому делу.

После того как будут произнесены судебные речи участниками судебных прений, они имеют право еще на так называемую реплику по поводу сказанного в речах. Реплики – это не обязательная часть судебных прений, независимо от того, выступали они с речью или не выступали.

11. Право знать порядок и сроки кассационного обжалования приговора.

Провозглашением приговора завершается стадия судебного разбирательства, однако этим не заканчивается уголовно-процессуальная деятельность по данному делу, поскольку законность и обоснованность обвинительного или оправдательного приговора может быть проверена в кассационном порядке.

Кассация – одна из форм судебного контроля за законностью и обоснованностью приговоров, не вступивших в законную силу, осуществляемого вышестоящим судом по отношению к суду, постановившему приговор. Одной их характерных черт кассационного производства является то, что проверка не вступившего в законную силу приговора может иметь место только при условии, если на этот приговор принесен кассационный протест прокурора или подана кассационная жалоба участника процесса. Если не принесен протест и не подана жалоба, то по истечение срока, отведенного для опротестования и обжалования приговора, такой приговор вступает в законную силу, хотя он может быть и незаконным и необоснованным. Поэтому закон обязывает прокурора приносить кассационный протест на всякий незаконный и необоснованный приговор, а участники процесса вправе подавать кассационную жалобу, правда, такие участники процесса как гражданский истец, гражданский ответчик и их представители, подают жалобу только в части гражданского иска.

Чтобы воспользоваться этим правом, участники процесса должны знать порядок и сроки подачи кассационной жалобы, а поэтому закон обязывает суд прямо в тексте приговора указывать порядок и сроки опротестования и обжалования приговоров в кассационном порядке. Верховный Суд РФ особо отметил, что нерассмотрение кассационной инстанцией поданной в соответствии с законом в установленные сроки кассационной жалобы является существенным нарушением судопроизводства[15] .

Введение в России суда присяжных значительно расширило права потерпевшего. Большая часть из них нашла отражение в статьях 429, 430, 432, 438, 439 УПК. К таковым можно отнести, в частности, необходимость согласия потерпевшего на прекращение уголовного дела в суде присяжных, в случае, если прокурор отказывается поддерживать обвинение (ч. 2 ст. 430); право инициировать направление уголовного дела для производства дополнительного расследования (ч. 2 ст. 429) и др.

В заключение необходимо отметить, что все права потерпевшего неразрывно связаны с его обязанностями. Так, право потерпевшего предъявлять доказательства связано с его обязанностью представлять, по требованию лиц, ведущих расследование, имеющиеся у него документы и предметы, значимые для дела (ст. 70 УПК); право потерпевшего на дачу показаний одновременно является и его обязанностью (при этом, естественно, обязанность дачи показаний ограничивается правом отказаться от дачи показаний, свидетельствующих против него самого, супруга и близких родственников, согласно ст. 51 Конституции РФ).

Уголовно-процессуальный кодекс не предусматривает правил о том, что потерпевший обязан не допускать каких-либо действий, препятствующих установлению истины по делу, не мешать ходу расследования и судебного разбирательства. Однако по смыслу закона такая обязанность лежит не только на участниках процесса, но и на всех субъектах, вовлеченных в сферу судопроизводства.

Уголовный кодекс РФ подобные действия относит к преступлениям против правосудия: дача заведомо ложных показаний (ст. 181), понуждение свидетеля, потерпевшего к даче ложных показаний, эксперта – к даче ложного заключения (ст. 183).


Список литературы:

1. Божьев В.П. Процессуальный статус потерпевшего // Российская юстиция, 1994, № 1.

2. Бозров В.М. Кобяков В.М. От преступления до приговора. М., 1996.

3. Будников В.Л. Обжалование действий и решений следователя. Волгоград, 1990.

4. Газетдинов И.И. Деятельность следователя по возмещению ущерба потерпевшему. М., 1990.

5. Жогин Н.В. Рапкуллин Р.Н. Предварительное следствие. М., 1965.

6. Кокорев Л.Д. Потерпевший от преступления в советскм уголовном законе.

7. Корнуков В.М. Конституционные основы положения личности в уголовном судопроизводстве. Саратов, 1987.

8. Михайленко А.О. Возбуждение уголовного дела в советском уголвном процессе. Саратов, 1975.

9. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. М., 1995.

10.Обзор судебной практики Верховного Суда РСФСР за I квартал 1993 г.

11.Понарин В.Я. Защита имущественных прав личности в уголовном процессе. – М., 1994.

12.Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 декабря 1985 г. № 5 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел с протокольной формой досудебной подготовки материалов».

13.Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.94 г. «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда».

14.Прянишников Е. Потерпевший на предварительном следствии // Законность, 1994, № 12.

15.Савицкий В.И. Возмещение ущерба государством // Советская юстиция, 1992, № 6.

16.Тихонов А. О процессуальной безопасности свидетеля и потерпевшего // Российская юстиция, 1993, № 20.

17.Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР

18.Уголовный процесс / Под. общ. ред. проф. Лупинской П.А. М., 1995.

19.Яни П. Моральный вред как основание для признания потерпевшим // Российская юстиция, 1994, № 8.


[1] Яни П. Моральный вред как основание для признания потерпевшим // Российская юстиция, 1994, № 8, с. 6.

[2] Бозров В.М. Кобяков В.М. От преступления до приговора. М., 1996, с. 17.

[3] См. например: Божьев В.П. Процессуальный статус потерпевшего // Российская юстиция, 1994, № 1, с. 23; Понарин В.Я. Защита имущественных прав личности в уголовном процессе. – М., 1994 и др.

[4] Уголовный процесс / Под. общ. ред. проф. Лупинской П.А. М., 1995, с. 75.

[5] Прянишников Е. Потерпевший на предварительном следствии // Законность, 1994, № 12, с. 36-37.

[6] Корнуков В.М. Конституционные основы положения личности в уголовном судопроизводстве. Саратов, 1987, с. 77.

[7] Газетдинов И.И. Деятельность следователя по возмещению ущерба потерпевшему. М., 1990, с. 37.

[8] Жогин Н.В. Рапкуллин Р.Н. Предварительное следствие. М., 1965, с. 285.

[9] Будников В.Л. Обжалование действий и решений следователя. Волгоград, 1990, с. 52.

[10] Газетдинов И.И. Деятельность следователя по возмещению ущерба потерпевшему. М., 1990, с. 48.

[11] Бюллетень Верховного Суда, 1995, № 1, с. 15)

[12] Савицкий В.И. Возмещение ущерба государством // Советская юстиция, 1992, № 6, с. 12-14.

[13] Тихонов А. О процессуальной безопасности свидетеля и потерпевшего // Российская юстиция, 1993, № 20, с. 17.

[14] Бозров В.М. Кобяков В.М. От преступления до приговора. М., 1996, с. 17.

[15] Бюллетень Верховного Суда РФ, 1994, № 4, с. 7.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий