регистрация / вход

Общая характеристика и история мировой криминальной статистики

Основные попытки сравнения данных уголовной статистики различных стран. Нововведения по упорядочению потока иностранной рабочей силы в соответствии с нуждами национальной экономики Италии. Организованная преступность как одна из серьезных проблем страны.

В течение последнего столетия в мире неоднократно предпринимались попытки сравнить данные уголовной статистики различных стран. В этих целях проводились многочисленные исследования, охватывающие, как правило, некоторые развитые страны по более или менее сопоставимым и выборочным формам преступного поведения. На этой основе вырабатывались некоторые обобщающие определения, позволяющие хоть в какой-то мере сопоставлять преступность разных стран с далеко несхожими уголовным и процессуальным законодательством, судебной практикой и другими статистически значимыми условиями.

В СССР сравнительные уголовно-статистические исследования практически не проводились. Все криминологические проблемы в стране в дореформенное время рассматривались как бы в самоизоляции от мировых тенденций. Для этого было много причин — политических, идеологических, организационных и псевдонаучных.

В открытом мире вопрос о сопоставимости уголовно-статистических данных различных стран разрабатывался не только теоретически. В практическом плане впервые этот вопрос был поставлен А. Кетле на 1 Международном статистическом конгрессе в 1853 г. С тех пор данная проблема неоднократно обсуждалась на конгрессах по международной статистике и на сессиях Международного статистического института. В 1901 г. было сделано первое сравнительное исследование преступности в Италии, Франции, Испании, Австрии, Германии, Англии, Шотландии, Ирландии, а в 1911 г. предложена единая система показателей для международных сравнительных исследований, которая совершенствовалась в плане повышения сопоставимости данных, главным образом, путем выделения ограниченных, но представительных и сравнимых признаков.

На основе выработанных методик проведено несколько сравнительных анализов, накоплен опыт, налажено сотрудничество Международного статистического института с Международной уголовно-правовой и пенитенциарной комиссией, которые в 30-е гг. создали «Смешанную комиссию для сравнительного изучения уголовной статистики в различных странах». В 1937 г. эта комиссия от имени Международного статистического института разослала правительствам различных стран основанную на германской схеме сравнительной уголовной статистики программу международных уголовно-статистических исследований.

Вторая мировая война прервала осуществление этой деятельности. Но после окончания войны увеличивающаяся актуальность данной проблемы привлекла внимание только что созданной ООН. В ее резолюции от 13 августа 1948 г. впервые упоминается о необходимости сопоставительного анализа преступности в мире. В сборнике ООН «Статистический ежегодник» (1949 г.) были опубликованы по более, чем двадцати странам некоторые статистические сведения о динамике преступности в предвоенные и военные годы. Вместе с тем возобновились попытки разработать методические и организационные предпосылки для создания международной уголовной статистики.

В 1950 г. Генеральной Ассамблеей была принята резолюция о необходимости созыва каждые 5 лет международных конгрессов ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. На Первом же конгрессе (1955 г., Женева) вопрос о сравнительном исследовании преступности в мире серь­езно обсуждался, хотя по нему не было принято никаких резолюций.

Неблагоприятная ситуация борьбы с преступностью в мире вновь и вновь ставила этот вопрос на повестку дня. Во многих регионах преступность приобретала особо опасный характер, число преступлений росло, представляя собой угрозу экономическому, социальному и культурному развитию стран, нормальным условиям жизни людей.

Генеральная Ассамблея 18 декабря 1972 г. приняла резолюцию 3021 (XXVII), в которой государствам—членам ООН было предложено информировать Генерального секретаря ООН о существующем в их странах положении в области предупреждения преступности и борьбы с ней, о мерах, принимаемых в этом направлении, с тем, чтобы на основании такой информации представлять Генеральной Ассамблее соответствующий доклад.

Исполнение этой резолюции оказалось делом сложным. Письмо Генерального секретаря ООН от 10 июля 1974 г. с предложением странам представить необходимую информацию о преступности практически осталось невыполненным. 3 июня 1976 г. ООН повторила свою просьбу, направив государствам подробную анкету, в которой должны были найти отражение общее число официально зарегистрированных правонарушителей за период 1970—1975 гг. и распределение их по полу и возрасту. Кроме этого, государства должны были сообщить общее число официально зарегистрированных преступлений и их распределение по десяти серьезным видам деяний (умышленное убийство, опасное посягательство на здоровье или достоинство личности, половые преступления, похищение людей, грабеж, кража, мошенничество, незаконная торговля наркотика­ми, злоупотребление наркотиками, злоупотребление спиртными напитками).

Ответы поступили от правительств 64 государств. Результаты анализа полученных ответов под названием Первого обзора преступности были изложены в докладе Генерального секретаря на тридцать второй сессии Генеральной Ассамблеи ООН.

Шестой конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (1980, Каракас) в своей резолюции по вопросу развития статистики в области преступности и правосудия обратился с просьбой к Генеральному секретарю активизировать координацию деятельности по сбору сопоставимой в международном масштабе статистической информации о преступности и правосудии в каждом государстве. Конгресс рекомендовал приложить необходимые усилия по совершенствованию информации о тех преступлениях, которые вызывают наименьшее число проблем в плане сопоставимости.

Во исполнение этих решений ООН были проведены большие подготовительные работы, направленные на получение более достоверной и надежной статистический информации ко Второму обзору ООН о тенденциях преступности, функционировании систем уголовного правосудия и стратегии по ее предупреждению. Подготовленный в ходе этой работы вопросник включал три группы показателей: 1) статистические данные о зарегистрированной преступности; 2) статистические данные и качественная информация о функционировании систем правосудия; 3) сведения о стратегиях предупреждения преступности. Он был разослан в начале 1983 г. и предполагал получение необходимой информации за 1975—1980 гг. Ответы были получены из 70 стран. Результаты анализа изложены во Втором обзоре ООН о тенденциях преступ­ности к Седьмому конгрессу (1985, Милан).

Проанализировав состояние преступности, Конгресс в своей резолюции № 9 «Развитие информационных и статистических систем в области преступности и уголовного правосудия» рекомендует провести обстоятельное изучение результатов обзоров преступности и выявить проблемы, возникающие у государств при представлении ответов на обзоры, предложить методы их решения.

Для подготовки следующего, Третьего обзора, согласно усовершенствованной анкете, ответы поступили из 95 стран и территорий. Впервые скудные данные получены от СССР, а также от Белорусской и Украинской республик, как членов ООН. Анализ охватывал период 1980-1986 гг. Его результаты изложены в предварительном Третьем обзоре, в региональных исследованиях, осуществленных ассоциированным с ООН Хельсинкским (ныне Европейским) институтом по предупреждению преступности и борьбе с ней (HEUNI), Азиатским и Дальневосточным институ­том ООН по предупреждению преступности и обращению с пра­вонарушителями (UNAFEI) и др. Большинство публикаций было представлено Восьмому конгрессу ООН по предупреждению пре­ступности и обращению с правонарушителями (1990, Гавана), который в своей резолюции № 10 «Развитие статистических обзоров ООН в области уголовного правосудия» отметил существенный прогресс, достигнутый в области международных статистических сопоставлений. Конгресс предложил активизировать раз­работку и развитие будущих статистических обзоров и усовершенствовать их методическую и техническую базу. ЭКОСОС (Экономический и социальный совет ООН) рекомендовал охватить Четвертым обзором период 1986—1990 гг., а последующие обзоры готовить с интервалом в два года и в итоге — ежегодно.

В первой половине 1992 г. вопросник к Четвертому обзору был разослан во все страны с просьбой заполнить его необходи­мыми данными за 1986—1990 гг. и выслать в статистическое уп­равление ООН к 15 октября 1992 г. Вопросник состоял из четырех разделов: полиция, прокуратура, суд и тюрьмы. Сведения касались зарегистрированной преступности, лиц, привлеченных к уголовной ответственности, осужденных, заключенных, численности персонала органов системы уголовной юстиции и их бюджета. Преступность отслеживалась по умышленным и неосторожным убийствам, нападениям, изнасилованиям, грабежам, кражам, незаконным проникновениям в жилище, мошенничеству, взяточничеству и иным видам.

Ответы стран поступали с большим опозданием в течение 1993—1994 гг. С территории бывшего СССР ответили Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Латвия, Литва, Молдова, Ук­раина, Таджикистан, Эстония. Остальные страны просьбу ООН игнорировали. В России предпринимались попытки заполнить вопросник ООН, но он официально так и не был представлен. Буду­чи членом группы экспертов по Четвертому обзору ООН в Хель­синкском (ныне Европейском) институте, на который возложен анализ преступности в регионе государств Северной Америки и Европы со странами, образованными на территории бывшего СССР, автор был вынужден заполнять этот вопросник в частном порядке на основе имеющихся неполных данных. Не было сведений о численности милиции и ее бюджете.

Результаты Четвертого обзора ООН основывались на ответах 100 стран. Обзор представлен Девятому конгрессу ООН (1995, Каир).

При всех имеющихся трудностях усилия мирового сообщества не были напрасными. Растет число ответов, расширяется и совершенствуется эмпирическая база обзоров; глубже осознается необходимость этой статистической работы и мировым сообществом в целом, и отдельными государствами. Один из серьезных недостатков собираемых данных — их пятилетнее отставание. Решение Восьмого конгресса о переходе на дву-, а затем и одногодичные обзоры остается невыполненным из-за недостаточного финансирования. Тем не менее в ООН создана относительно надежная база данных о мировой преступности, которой вправе бесплатно воспользоваться любые государства и частные исследователи. При использовании имеющихся сведений необходимо помнить, что некоторые страны игнорируют просьбы ООН о предоставлении данных, а также дают неполные или неточные сведения.

Причин для такого отношения много — политические, правовые, методические, технические. СССР и другие социалистические страны не представляли требуемых данных в силу секретности. США представляют данные только о восьми видах серьезных деяний, замалчивая обо всех остальных преступлениях. В некоторых государствах нет должного учета преступлений. Правовые системы многих стран плохо стыкуются с вопросником ООН. Отдельные страны болезненно реагируют на международную цифровую классификацию государств по уровню и другим показателям преступности. Однако, несмотря на определенную неполноту получаемых сведений, они достаточно репрезентативны не только в количественном, но и качественном отношении. Международная статистика органов системы уголовной юстиции включает в себя большую часть населения земли, охватывает все криминологически значимые регионы, различные социально-экономические и политические системы, разные уровни социально-экономического и культурного развития государств.

Преодоление имеющихся трудностей взаимополезно и для ООН, и для ее членов. Транснационализация и интернационализация преступности заставляют универсализировать контроль над ней. Эти тенденции уже проявились и будут укрепляться. В противном случае преступники не перестанут делить мир на зоны по степени риска. Страны с неадекватным контролем превращаются в их «отстойники» и «санатории». ООН имеет возможность отслеживать глобальные тенденции преступности в мире, его отдельных регионах и группах стран, прогнозировать преступность на ближайшее и отдаленное будущее, своевременно разрабатывать рекомендации по унификации уголовного законодательства, стратегию предупреждения преступности и борьбы с ней. Государства-члены получают базу для сопоставления своей преступности с преступностью других стран и мира в целом, для стимулирования унификации системы уголовных деяний, использования мирового опыта по контролю над преступностью. Единый фронт против преступности — неотложная задача ближайшего будущего. Юридическая международная статистика может дать необходимую информацию для ее решения.

Миграция

На фоне полемики об иммиграции в странах ЕС длительное обсуждение этого вопроса в Италии привело к принятию в 1998 г. закона «О регламентации иммиграции и о статусе иностранных граждан в Италии», который отменяет действовавший в течение 9 лет законодательный акт об иностранцах в Италии (т. н. закон Мартелли). По данным МВД Италии, новый закон затрагивает интересы от 800 до 1 млн. 200 тыс. иммигрантов, имеющих пока неопределенный статус.

Предусмотрены нововведения по упорядочению потока иностранной рабочей силы в соответствии с нуждами национальной экономики. Вводится ежегодная квота иммигрантов (до 300 тыс. чел.). Это позволит, по мнению Дж. Наполитано, министра внутренних дел Италии (одного из авторов закона), снять проблему нехватки рабочей силы, вызванной, как объективным фактором снижения рождаемости, так и субъективным нежеланием молодых итальянцев работать в малопрестижных областях экономики. Закон предусматривает выход на прямые двустронние договоренности с правительствами тех стран, откуда в Италию идут основные иммиграционные потоки (Албания, Азия, страны Магриба и ЦВЕ).

Выступая в Лондонской школе экономики, Л. Турко, министр по социальным вопросам Италии (одна из авторов закона), так прокомментировала принятие нового закона: «Это неправда, что Италия самой последней в ЕС взялась за решение столь важной проблемы. Еще недавно мы были страной эмиграции» .

Новый закон основывается на трех принципах, заявила Л. Турко, первый – борьба с нелегальной иммиграцией; второй – ежегодные квоты и третий – социальная интеграция легальных иммигрантов и предоставление им одинаковых прав и обязанностей с итальянскими гражданами. Особый акцент Л. Турко сделала на введении института спонсоров, т. е. физических либо юридических лиц, отвечающих перед властями за конкретных иммигрантов, что будет способствовать скорейшей социальной интеграции иностранных граждан и их последующей натурализации. Наряду с уже действующим «видом на жительство», вводится новый документ – т. н. «удостоверение иностранца» . Причем, если «вид на жительство» ограничен по срокам пребывания и будет выдаваться, как и прежде, при соблюдении обычной визовой процедуры, то бессрочное «удостоверение иностранца» будет выдаваться иностранцам проживающим в Италии на постоянной основе не менее 5 лет и не имевшим проблем с органами охраны правопорядка. В законе предусмотрены и новые нормы медицинского обслуживания иммигрантов, образования их детей и предоставления дешевого жилья из местных коммунальных фондов.

Закон вводит более жесткие, чем сейчас, меры борьбы с нелегальной иммиграцией: сокращаются сроки процедуры выдворения иностранцев, незаконно въехавших в страну, планируется усилить режим в т. н. накопителях нелегальных иммигрантов, дабы полностью исключить возможность побега из них нелегалов до определения их судьбы. С учетом большой протяженности морских границ страны создаются провинциальные и коммунальные советы по иммиграции, которые будут осуществлять координационные функции властных структур на местах, задействованных в борьбе с нелегальной иммиграцией. Закон прошел в парламенте непростой путь, претерпел значительные изменения. Так, под нажимом правых было снято предложение правительства о предоставлении иммигрантам права участвовать в выборах в местные органы власти.

После принятия закона консерваторы и У. Босси, лидер северян-сепаратистов, продолжают обвинять кабинет Р. Проди в том, что вполне оправданное (в особенности после присоединения Италии к Шенгенским соглашениям) желание правительства найти приемлемое решение острой проблемы нелегальной иммиграции путем ее регламентации, может привести к обратному эффекту, когда через итальянскую территорию потоки нелегалов хлынут в и так переполненную ими Европу.

В целом, Италия сделала «шаг вперед» в вопросе решения проблемы иммиграции. Авторы закона полагают, что в общественном мнении страны должно сформироваться четкое различие между «иммигрантами» и «беженцами». Закон «О беженцах» также завершает свой трудный путь в парламенте.

Преступность

Одной из серьезных проблем Италии продолжает оставаться организованная преступность. Под преступностью в итальянском законодательстве понимается совокупность структур, имеющих значительные финансовые средства, которые контролируют незаконные операции в целях получения доходов, применяя насильственные и другие принудительные методы.

Благодаря активной работе итальянских следственных и правоохранительных органов в 80-90 гг., в основном под руководством судьи Дж. Фальконе, стало возможным выделить внутри более широкого феномена организованной преступности особые преступные организации т. н. мафиозного типа, которые представляют собой формально засекреченные ассоциации с установленными нормами поведения, постоянными руководящими органами и функциональными ролями членов. Были выявлены четыре преступные группировки мафиозного типа: «Коза ностра» на о. Сицилия, «Ндрангета» в области Калабрия, «Каморра» в Кампании, «Сакра Корона Унита» в Апулии.

«Коза ностра». Бесспорно, лидирующее положение в итальянском преступном мире занимает сицилийская «Коза ностра» . В начале 90-х гг. она пошла на прямую конфронтацию с государством, организовав в основных городах страны ряд вызывающих акций. В этот период были совершены убийства ряда прокуроров, судей, сотрудников спецслужб, организованы взрывы памятников культуры во Флоренции, Милане и Риме, повлекшие за собой гибель многих людей. Это явилось свидетельством изменения традиционного мафиозного менталитета и усиления террористического компонента внутри самой организации.

В результате последних жестких мер государства по противодействию этой группировке были арестованы ее лидеры – С. Риина, Л. Багарелла, Дж. Бруска, П. Алтьери. Как следствие, «Коза ностра» была вынуждена модифицировать свою линию: она практически отказалась от внедрения своих людей, либо установления связей в госструктурах.

Одновременно ею стали прилагаться усилия по восстановлению баланса интересов в отношениях с судебными и правоохранительными органами, крен стал делаться в сторону повышения внутренней безопасности и конспирации.

На фоне этих процессов обострилась борьба за влияние «старого» и «нового» (т. н. «Стидда» – «Звезда» ) компонентов «Коза ностра» . «Стидде», состоящей в основном из гангстереко-мафиозных группировок, специализирующихся на вымогательстве, ограблениях и других тяжких преступлених, удалось в последнее время распространить свое влияние в ряде регионов восточной Сицилии, а также обозначиться в Палермо. Вместе с тем, «Стидда» вряд ли сможет представить в ближайшем будущем серьезную угрозу криминальной монополии «старого» крыла «Коза ностра» .

"Ндрангета» . Длительное время калабрийская «Ндрангета» рассматривалась правоохранительными органами как региональный феномен.

В настоящее время «Ндрангета», используя миграционные потоки, распространяет свое влияние на северные районы Италии, начинает действовать за рубежом: ее структуры существуют во Франции, Германии, Канаде, Австралии, США, Голландии, Швейцарии, ряде стран Южной Америки.

Организованная кланами, которые базируются, как правило, на родственных связях, и регламентированная секретными письменными «кодексами», «Ндрангета» достигла состояния, при котором работа против нее правоохранительных органов крайне затруднительна.

В группировке создана так называемая «провинциальная комиссия» с функциями арбитража в случае противоречий между разными кланами. Соучастие в организации ряда преступлений боссов сицилийской мафии наглядно демонстрирует тесную связь между этими двумя криминальными структурами.

"Каморра» . Потерпев поражение в конфликтах в 80-е гг. с другими организованными преступными группировками, «Каморра» в настоящее время не является стройной структурой с вертикальной системой иерархии, а представаляет собой конгломерат из более чем 100 групп, распространивших свое влияние по всей территории области Кампания.

Характерной особенностью «Каморры» является ее предпринимательская гибкость, которая выражается в способности внедряться в механизмы государственных заказов, строительных подрядов, коммерцию и другие виды деятельности, приносящей доход, используя при этом государственный капитал.

Необходимой предпосылкой для этого является поддержание тесных связей с политическими структурами на местах и в центре. Считается, что в ближайшем будущем «Каморра» сможет возродить свой криминальный потенциал в наркобизнесе, сделав его основным в своих инвестициях, что, несомненно, будет способствовать изменению баланса сил в отношениях с другими преступными организациями.

"Сакра корона унита» . В течение 15 последних лет в области Апулия отмечался рост преступности вследствие «колонизации» территории группировками мафиозного типа, проникающими из соседних регионов Италии, а также из Албании.

В 1990 г. в Апулии действовало около 30 преступных групп, насчитывающих свыше 1500 членов. Лидеры шести групп (пять – из привинции Лечче и 1 – из Бари) общей численностью около 500 человек сформировали «Сакра Корона Унита», которая в силу ритуалов приема в свои ряды и кодексов поведения, иерархической структуры и способности манипулировать государственными институтами, считается формированием мафиозного типа. При этом она сохраняет некоторые типичные черты бандитской группы (разнородность состава, низкий средний возраст и т. д.).

Все преступные акции группировки осуществляются под руководством отдельных фамильных кланов. Верхушка ее структуры (т. н. «купола») занимается разрешением споров, принятием решений по наиболее сложным вопросам.

Виды преступной деятельности группировки многообразны. Ведущее место среди них занимает контрабанда наркотиков, в особенности героина. Побережье Апулии стало частью основного канала так называемого «балканского пути» международного наркотрафика. Торговля оружием, вымогательство, грабежи и кражи – характерные преступления данной группировки.

По данным комиссии «Антимафия» итальянского парламента, оперирующей данными спецслужб, в настоящее время в «Коза Ностра» и «Стидду» входят 161 клан и 5 700 участников, в «Ндрангету» – 150 кланов и 5 500 участников, в «Каморру» - 111 кланов и 6 700 активных членов, «Сакра Корона» состоит из 45 кланов и 1 600 участников.

Общая численность активных членов итальянской оргпреступности оценивается в 25 тыс. человек. На их базе формируется так называемая «периферия», т. е. лица оказывающие содействие криминальным группировкам (врачи, информаторы в государственных и правоохранительных органах, финансовые консультанты, юристы, адвокаты и т. п.) в количестве около 250 тыс. человек.

Среднегодовой оборот итальянских криминальных организаций в последнее время оценивается в 25-30 трлн. лир. Сегодня в силу ряда причин криминальные структуры испытывают серьезные трудности. Это связано в первую очередь с утратой значительной части доходов от наркобизнеса вследствие удачных операций местных правоохранительных органов. Другими основными причинами этих сложностей являются: стагнация в строительстве, традиционно контролируемым преступным миром, арест или перевербовка спецслужбами многих активных членов группировок, рост расходов на «боевое» обеспечение действий (квартиры, автомашины, оружие) и на «работу» с правосудием.

Главные мафиозные организации преследуют цели получения доступа к управлению экономической деятельностью, подрядам, концессиям, дающим возможность получать незаконные доходы. Используются методы запугивания, основанные на связях внутри организации, формируются условия подчиненности и круговой поруки при совершении преступлений.

Оргпреступности в Италии противостоят многочисленные и мощные правоохранительные и судебные органы, имеющие в соответствии с законодательством большие оперативные и следственные полномочия.

Координирует борьбу с оргпреступностью в Италии Генеральный совет по борьбе с оргпреступностью, учрежденный при МВД во главе с министром внутренних дел. Членами Генерального совета являются начальник государственной полиции, главнокомандующие корпуса карабинеров и финансовой гвардии, директор Следственного управления по борьбе с мафией (ДИА) и директора Служб информации и демократической безопасности и военной безопасности (СИСДЕ-СИСМИ).

Главными задачами этого коллегиального органа является разработка стратегии по борьбе с оргпреступностью, определение конкретных целей для каждой компетентной службы, комплексное использование имеющихся у служб общественной безопасности ресурсов и средств, периодическая проверка достигнутых результатов, корректировка деятельности.

В Италии имеется сеть окружных управлений по борьбе с мафией, которые представляют собой судебные органы при прокуратурах областей. Эти территориальные подразделения ведут на месте расследования, касающиеся преступных объединений мафиозного типа. В соответствии с законом № 8 от 20 января 1992 г. в рамках Генеральной прокуратуры учреждено Национальное управление по борьбе с мафией, которое осуществляет координацию деятельности Окружных управлений, обеспечивает смычку правоохранительных и судебных органов.

Основным подразделением, ведущим борьбу с оргпреступностью в Италии является ДИА, созданное в соответствии с Законом N 410 от 30 декабря 1991 г. ДИА является структурной частью МВД и входит в состав Департамента общественной безопасности. В своей практической деятельности ДИА, прежде всего, делает акцент не на отдельных преступлениях, а на преступных субъектах. При этом основное внимание концентрируется на выяснении ответственности, преступных ролей, связей, положения компонентов мафиозных структур.

ДИА осуществляет свои операции в тесном взаимодействии со специализированными подразделениями и структурами госполиции, карабинеров, финансовой гвардии. Согласно закону, представители сил общественной безопасности обязаны сотрудничать со следственным персоналом ДИА, информировать его обо всех получаемых информационных и оперативных материалах, касающихся деятельности мафии. В свою очередь, офицеры ДИА обладают всеми полномочиями по следствию (проводят обыски, изъятия, получают свидетельские показания, производят аресты).

Основными мерами, которые принесли положительные результаты в борьбе с организованной преступностью, явились законодательные инициативы итальянского парламента в сочетании с хорошо скоординированными действиями правоохранительных органов, а также создание новых оперативных подразделений, использование в борьбе с преступностью подразделений регулярной армии.

Введение законодательных мер, позволяющих дифференцировать уголовную ответственность и меры наказания для лиц, сотрудничающих с правосудием (т. н. «пентити» ), дало позитивные результаты.

Отмечают в настоящее время существенный отток членов из преступных сообществ. Согласно материалам доклада МВД парламенту, на начало 1996 г. с правосудием сотрудничали 1119 человек (6017, включая членов семей), из которых только 67 являлись простыми свидетелями. Для охраны вышеуказанных лиц в структуре МВД создано специальное подразделение из 600 человек. В зависимости от ценности сведений и реальной угрозы жизни, лицо, сотрудничающее с правосудием, и члены его семьи могут получить новые документы (вплоть до полной смены установочных данных), новую работу, сменить место жительства и т. п.

Внимательно отслеживая тенденции к изменению приоритетов в деятельности криминальных сообществ, итальянские законодатели принимают превентивные меры против конкретных видов преступлений.

Так, с учетом заметной активизации итальянской оргпреступности в области «криминального ростовщичества», в марте 1996 г. парламентом был принят соответствующий закон, ужесточающий уголовную ответственность в этой сфере. Параллельно была введена должность наблюдателя при национальном Комиссаре по борьбе с рэкетом для контроля за ситуацией совместно с полицией, ЦБ Италии, Национальным институтом статистики.

Итальянским Сенатом одобрен также проект закона об использовании конфискованных у мафии средств в общественно полезных целях.

Среди новых направлений деятельности итальянской оргпреступности особую озабоченность у правоохранительных органов вызывает т. н. «экобизнес» – незаконная активность криминальных структур в экологической сфере.

Основные криминальные структуры обозначили присутствие своих интересов в захоронении радиоактивных и токсичных отходов, являющемся менее опасным бизнесом по сравнению с торговлей наркотиками, вымогательством или контрабандой оружия и культурных ценностей.

Так, если в 1956 г. годовой оборот итальянской «экомафии» составлял около 10 трлн. лир, то, по данным 1997 г., оборот преступного капитала в экологической сфере достиг 21 трлн. лир, из которых: 6,5 трлн. лир приходится на т. н. «цементный цикл» (незаконная разработка горных пород, нелегальная добыча и производство строительных материалов, нарушения в технологии строительства); 6 трлн. лир – на незаконный трафик радиоактивных и токсичных отходов, нелегальные захоронения и свалки; 4,6 трлн. лир – на мафиозную инфильтрацию в государственные заказы на инженерно-строительные работы; 4 трлн. лир – на частное незаконное строительство и последующую продажу готовых объектов.

По данным правоохранительных органов, в настоящее время в Италии в сфере «экобизнеса» заняты 53 мафиозных клана, предствляющие все основные криминальные структуры страны.

Наиболее тревожной является ситуация на юге Италии, где на 5 регионов (Кампанию, Апулию, Базиликату, Калабрию и Сицилию) приходится 39,8% преступной деятельности «экомафии» .

Другим новым направлением деятельности итальянской оргпреступности в последние два-три года стали т. н. компьютерные преступления, т. е. попытки незаконного проникновения в защищенные информационные сети, прежде всего банков и финансовых учреждений, в том числе и из-за рубежа. Хакеры вскоре будут представлять главную опасность для банковской системы страны и по преступным доходам превзойдут даже наркомафию.

Не имея возможности самостоятельно справиться с этим видом преступлений, итальянцы выступают за координацию действий силовых структур промышленно развитых стран, в т. ч. в рамках «восьмерки» . В декабре 1997 г. в столице США министры внутренних дел и юстиции «восьмерки» впервые обсудили конкретные меры по борьбе с компьютерными преступлениями. Были рассмотрены конкретные предложения по интеграции телекоммуникационных систем силовых структур этих стран для обеспечения методов судебной экспертизы компьютерных преступлений; создания единой программы подготовки кадров по борьбе с этим видом преступлений; организации координационно-информационного центра по борьбе с хакерами.

С введением в Италии жестких законодательных норм по борьбе с «отмыванием» денег, итальянские эксперты отмечают стабильный экспорт криминального капитала. Подавляющая часть нелегального вывоза капитала идет через банки, камуфлируясь под оплату поставок различного сырья, мебели, продовольствия и т. п. Ведущее место в незаконных финансовых операциях итальянской мафии в последнее время стали занимать банковские структуры офшорных зон.

Со стороны правоохранительных органов Италии, прежде всего финансовой гвардии, были выдвинуты требования о пересмотре правовой регламентации в области экономики и финансов, главным образом в части, касающейся проведения расследований при обнаружении фактов получения сомнительных доходов и вскрытия каналов их поступления. По инициативе этих же служб ведется работа над созданием системы «чувствительных органов и фильтров, способных реагировать на динамику денежных поступлений, выявлять участников незаконных финансовых операций» . В частности, создана сеть коммуникаций между информационными компьютерными системами Центрального банка и всех кредитных институтов, с одной стороны, и ЦБ и финансовой гвардии – с другой. В результате этого ЦБ получил возможность действовать как посредник между кредитными структурами и финансовой полицией.

Кроме того, ведется работа над более четкой нормативной регламентацией отношений между банками, страховыми компаниями, над изменением существующего законодательства о банковской тайне.

Правоохранительными органами отмечается повышение роли женщин в деятельности оргпреступности. Традиционно феномен женской преступности сводился к количественной оценке уголовных преступлений, совершенных в таких «традиционных» сферах, как проституция, мошенничество, кражи. Роль женщин в современной мафии колеблется от полной неосведомленности до прямого соучастия в организации и осуществлении преступлений.

По мнению итальянских экспертов, местные преступные формирования в силу их экономической мощи и тенденции к трансграничности представляют потенциальную опасность для многих стран. В этой связи в течение последних лет Италия подписала двусторонние соглашения о сотрудничестве со многими странами Европы, Америки и бассейна Средиземного моря. В сентябре 1993 г. подписано соглашение между МВД Италии и России. Кроме того, в 40 странах мира, в т. ч. в России, открыты представительства, занимающиеся вопросами борьбы с контрабандой наркотиков.

Сепаратизм

В июле 1998 г. на заседании «Паданского парламента» были одобрены два проекта «конституции Падании» .

Первый проект предусматривает создание на севере Италии «Паданской конфедерации», которая будет «добровольным союзом паданских земель» . Как считают разработчики данного проекта решение о вхождении в «Паданскую конфедерацию» должно приниматься на референдуме населением каждой в отдельности области Северной Италии. Органами власти конфедерации должен стать Совет Министров, Ассамблея делегатов и Конституционный суд. Совет Министров избирает президента конфедерации, который должен иметь чисто представительские функции. Президент сможет занимать свою должность в течение двух лет, после чего его переизбирают. Законодательную власть будет осуществлять Ассамблея Делегатов, куда законодательные собрания каждой области делегируют по пять депутатов. Функции конституционного надзора, согласно проекту, осуществляет Конституционный суд.

Второй проект предусматривает образование Паданского федеративного союза (ПФС), в который должны войти 14 регионов: Эмилия, Фриули, Лигурия, Ломбардия, Марке, Пьемонт, Романья, Южный Тироль, Тоскана, Трентино, Триест, Умбрия, Валь д'Аоста, Венето. Согласно проекту население каждого региона на референдуме будет принимать решение о его присоединении к «Паданскому Союзу» . Решение будет считаться принятым, если за него проголосуют 3/5 от числа принявших участие в голосовании. ПФС должен представлять из себя парламентскую республику, где основными властными функциями будет наделен парламент, состоящий из двух палат – Федеральной ассамблеи Падании и Палаты национальностей. Правительство подотчетно парламенту и избирается на его пленарном заседании. Должность президента не предусмотрена. Правительство должен возглавлять председатель, которого избирают на заседании кабинета министров сроком на год без возможности переизбрания на второй срок. Конституционный надзор будет находится в компетенции Конституционного суда.

По замыслу «Лиги Севера» данные проекты будут вынесены на «всепаданский референдум», который она намерена провести в конце 1998 года. После принятия одного из проектов «Лига» собирается в очередной раз приступить к формированию «паданских органов государственной власти», поскольку «Паданский парламент» после одобрения проектов объявил о своем роспуске.

Практически ни один итальянский политический деятель не отреагировал на действия лигистов, поскольку данная акция воспринимается лишь как начало очередной пропагандистской кампании, которая не сможет нанести ощутимого ущерба итальянской государственности. Наиболее серьезные и влиятельные издания также не уделили особого внимания факту принятия проектов «Конституции Падании» .

Съезд «Лиги Севера» . 27-29 марта 1998 г. в Милане прошел чрезвычайный съезд «Лиги Севера» . Выступивший на нем секретарь «Лиги» У. Босси осудил тех, кто выступает за насильственные методы ведения борьбы за независимость «Падании» . У. Босси считает, что становление «Падании» как государства должно стать результатом долгого процесса мирного сопротивления итальянским властям. Лидер «Лиги» заявил о том, что необходимо постепенно создавать параллельные паданские структуры (парламент, правительство, партии, суды, школы, профсоюзы, молодежные и женские организации и т. д.), которые смогли бы в будущем осуществлять функции экономического и политического управления новым «государством».

По мнению секретаря «Лиги», паданские власти должны подменять собой итальянские государственные институты. Эта замена должна происходить на местах, в городах, управление которыми осуществляют лигистские мэры.

Он не исключил возможности временного союза с движением «Вперед, Италия» на период парламентских выборов 2000 г. Одновременно У. Босси подчеркнул, что если подобный союз и будет заключен, то лишь на короткое время с тем, чтобы «окончательно победить левых» . Для заключения такого союза необходимо, прежде всего, чтобы лидер «Вперед, Италия» С. Берлускони признал законной борьбу «Лиги» за создание Падании. Сам С. Берлускони заявил, что он готов пойти навстречу «Лиге» в плане реформирования итальянского государства и внести предложения о проведении реформ, направленных на преобразование Италии в федеративное государство.

На настоящее время «Лига» имеет 58 депутатов в палате депутатов итальянского парламента, 27 сенаторов, 5 депутатов европейского парламента, 206 мэров городов. Кроме того в 1998 г. по сравнению с прошлым годом на 10% увеличилось количество членов партии. Теперь оно составляет 50 тыс. человек.

Предприниматели севера Италии и вопросы федерализма. Административные выборы 24 мая и областные выборы во Фриули летом 1998 г. подтвердили тот факт, что в целом на Севере Италии «Лига Севера» продолжает терять голоса избирателей. Однако наиболее важным стало то, что местные североитальянские деловые круги и политическое руководство данной партии разошлись во взглядах на программу действий, которая в предыдущие годы поддерживалась предпринимателями. Связано это прежде всего с новыми тенденциями в отношениях «Лиги Севера» к европейской интеграции. Так, по заявлениям У. Босси, Германия позволила Италии вступить в Европейский валютный союз, чтобы контролировать и не допустить экспансии в другие регионы Европы высокоразвитой «паданской» промышленности. А другой лидер партии, Дж. Сперони считает, что теперь паданцам, баскам и шотландцам придется бороться не только с Римом, Мадридом и Лондоном, но также и с Брюсселем, «столицей европейского централизма» . Резкой критике со стороны лигистов подвергается политика, направленная на введение евро как единого платежного средства объединенной Европы, которая является, по их мнению, инструментом контроля и управления национальными экономиками со стороны нескольких крупнейших европейских финансово-промышленно-банковских групп.

Такая ярко выраженная антиевропейская политика «Лиги Севера» не может восприниматься и одобряться промышленниками Севера Италии. В первую очередь из-за того, что в их основе, – мелкие и средние предприниматели, на 60-63% экспортоориентированные на страны Евросоюза и на 33% – на Германию. Они симпатизируют немецкой федералистской модели (баварской), но не экономической и социальной разобщенности. Больше того, североитальянские предприниматели считают, что центральное правительство в Риме должно создать все необходимые предпосьыки для возможности переноса экономической модели, успешно действующей на севере страны, в ее южные регионы, для их социально-экономического выравнивания. Они хорошо понимают, что евро будет способствовать экономической интеграции итальянских областей (а это более важно, чем просто принцип свободной торговли) с наиболее развитыми регионами Европы и надеются на дальнейшее углубление межрегионального сотрудничества между странами Евросоюза.

Четкая проевропейская настроенность деловых кругов Севера Италии переплетается с их желанием большего экономического федерализма в рамках единого государства в противовес программным установкам У. Босси на полное отделение так называемого «Паданского государства» от остальной Италии. Но в этих различиях усматриваются более глубинные причины. Деловые круги Севера Италии верят, что только свободный рынок и открытая конкуренция, где роль государства должна быть только вспомогательной, могут дать положительные результаты. А руководители «Лиги» уже вовсю пропагандируют необходимость введения государственного регулирования паданской экономики, базой для которого служила бы этнонациональная лигистская идеология.

Все это и предопределило определенный отход североитальянских предпринимателей от «Лиги Севера» как политической организации, не отражающей больше их интересов, как это было в предыдущие годы деятельности партии, когда ее основной задачей была борьба с бюрократической машиной центральных властей.

Сейчас предприниматели ждут незамедлительных и действенных шагов центральных властей по отношению к Северу, начиная от инфраструктуры и дальнейшей либерализации во всех отраслях промышленности и заканчивая уменьшением налогового пресса. На повестке дня стоит вопрос о готовности центрального правительства наладить взаимные контакты с предпринимателями Севера, которые надеются быть услышанными в Риме без всяких посредников.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий